Александр Гром


ЧАСТЬ 2 И ОТЛИЛИСЬ КОШКЕ…



страница2/4
Дата12.05.2018
Размер1.37 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4
ЧАСТЬ 2
И ОТЛИЛИСЬ КОШКЕ…

Прощай подруга… Разошлись пути,

По жизни вместе, нам уж не идти,

Но верю, встретимся за той чертой,

И вновь услышу я, голос твой…

Не могу утверждать точно, случайно ли я наткнулась на гезов, или же они специально поджидали меня. Хотя, скорей всего, второе предположение более всего соответствовало истине. А произошла встреча уже под вечер, в довольно большой для этих мест, дубовой роще. Но нельзя сказать, что она оказалась для меня неожиданной. Присутствие на своём пути неизвестных личностей, от которых исходила явная угроза, я обнаружила свойственным мне чутьём на опасность, ещё за добрую полумилю до рощи. И что-то совсем уж более тонкое, чем просто предчувствие, безошибочно подсказало мне, это – гезы. И именно та группа, что вырезала на берегу Медведицы, две сотни спящих гномов… Ничем не выказывая своей осведомлённости о поджидающей впереди западне, я направилась прямиком в неё. Но, несмотря на внешнюю беззаботность, я была готова вступить в бой, в любую секунду. И я была уверена в себе и в своих силах. А ещё я жаждала мести. Да только проклятые гезы легко перехитрили меня и, по сути, без схватки, захватили в плен…

Возникли они внезапно, словно настоящие духи, на самом краю поляны, которую я собиралась пересечь. Однако одеты на них были отнюдь не грязно-белые саваны, а летние маскировочные куртки с капюшонами и такой же раскраски штаны, заправленные в шнурованные кожаные полусапожки. Волосы каждого из них, надёжно скрывал платок, идентичный по цветам одежде. Он плотно охватывал лоб, верхнюю часть головы и завязанный на затылке в узел, свисал на шею двумя своими концами. Как я и предполагала прежде, гезов было десятеро. Будто намекая на возможность постыдного бегства, они не стали брать меня сразу в кольцо, а просто живой стеной преградили путь. В ответ я злобно, по-волчьи оскалилась, одним неуловимым движением выхватывая из ножен меч и кинжал. Потом я дерзко пошла на пролом, небрежно поигрывая тем и другим. Когда разделяющее нас расстояние составило всего несколько шагов, навстречу мне выступил высокий гез, с непривычно резкими как для эльфа, чертами лица. Но, по крайней мере, пока, движения его не были угрожающими. Остановившись, я ожидала чего угодно: ультиматума, насмешек, даже начала каких то переговоров, однако не совета, высказанного самым благожелательным тоном. Слово в слово это звучало так:

- Госпожа Фианэль! Будет лучше, если ты, не мешкая, вернёшь своё Войско назад, в Край Медвежьих Полян. А гномов-изгоев из Подгорья Наковален, предоставишь той незавидной судьбе, которую они заслужили. И тогда вверенный твоей заботе народ, нисколько не пострадает.

- Послушай светлый, - процедила я, ничем не выказав удивления по поводу его осведомлённости насчёт моего имени и прочего. – Я сама решаю, что мне лучше, а что нет. Понятно тебе?

- Честно говоря, это не тот ответ, который я ожидал услышать, - с весьма сожалеющим видом произнёс гез. – А раз так, то не обессудь.

Едва отзвучавшие слова могли означать лишь одно – короткий разговор окончен и пришла пора перейти к делу. Зная, что лучшая защита это нападение, я сама, первая, атаковала своих врагов, молниеносно перекувыркнувшись через их головы и уже с тылу вонзив ближайшему эльфу слева, кинжал в спину, а беседовавшего со мной, угостила колющим ударом меча в шею. Но тот, к сожалению, в самое последнее мгновение успел инстинктивно пригнуться и тут же отпрянуть прочь. Остальные тоже не будь дураки, шарахнулись от меня будто от чумной.

- И это хвалёные гезы! Едва ли не самые лучшие бойцы Скандинавии! – с презрением рассмеявшись, выкрикнула я, взглядом намечая себе следующую жертву. – Где же интересно ваша храбрость? Неужели спит в ожидании ночной темноты? Ну, так разбудите её пораньше, ведь я одна! Э-эй, вы слышите меня? Ау!

Но тут в шею мою, внезапно вонзилась странная игла, от которой пошли волны такого дикого холода, что я буквально вся оледенела, полностью потеряв контроль над своим телом. Потом последовало нелепое падение ничком на землю. И на этом мои подвиги завершились.

- Ну, всё, разобьюсь на тысячи осколков, словно хрупкая фарфоровая ваза, - ещё успела мелькнуть в моём замерзающем сознании паническая мысль, после чего я вообще перестала воспринимать окружающий мир.

Очнулась я уже в лёгких сумерках, лёжа на боку у ствола довольно молодого дубка, и не испытывая более страшного холода. Ничем не выдавая себя, я украдкой осмотрела в первую очередь своё тело. К счастью оно оказалось цело, но, тем не менее, не свободно: ноги, туго стягивала тонкая, серая верёвка, а руки, грубо выкручены за спину и тоже надёжно связаны. Дальнейший обзор обстановки, занял считанные секунды, однако никакой утешительной радости не принёс. Взамен неё, я получила сомнительное удовольствие лицезреть компанию пленивших меня гезов, расположившихся неподалёку возле холмика свеженасыпанной земли. Не произнося ни единого слова, они неспешно, по очереди прикладывались к большой фляге, пущенной вкруговую. Я немного понаблюдала за ними сквозь полуприкрытые ресницы, а затем опять сместила акцент на свою «драгоценную» особу. Следовало убедиться, что действие парализующего вещества, попавшего в мой организм – прекратилось. Для этого я попыталась пошевелить пальцами рук. Они оказались мне вполне послушны, хотя уже и успели распухнуть от врезавшейся в плоть верёвки. Впрочем, легче мне от сего факта не стало, ибо связана я было со знанием дела. Да и попробуй освободись, находясь в непосредственной близости от бдительного, многоопытного врага. В темноте конечно можно попытаться что-то сделать… Но только останемся ли мы тут на ночь, или вскоре отправимся в путь? Хм-м, хороший вопрос. Хотя… Вероятней всего, лично мой путь здесь и оборвётся. - А что бы так не произошло, - пришла я к единственно верному выводу, - надо и дальше притворяться неподвижной, безвольной куклой и терпеливо ожидать дальнейшего развития событий. В надежде использовать малейший шанс для обретения свободы и мести проклятым гезам. Ещё я с немалой горечью призналась себе, что очень сильно недооценила противника. И что именно из-за этого и произошло моё поражение. Сей урок, я крепко запомнила на всю оставшуюся жизнь, не знаю уж, длинную или короткую.

Прошло примерно двадцать тягостных минут, прежде чем покончившие с флягой гезы, вспомнили о моём существовании. Они подошли и окружили меня, как до этого холмик земли. Потом один из них чувствительно пнул мою спину ногой и грубо рявкнул:

- Эй, дрянь! Очнись!

Я открыла глаза и уставилась на обидчика откровенно-пренебрежительным взглядом. Ему это явно не понравилось. Поэтому, грязно выругавшись, он попытался ударить меня ещё раз, но эльф с резкими чертами лица, остановил его повелительным жестом, а затем промолвил, не скрывая недовольства:

- Полегче Тимирэ, ведь она всё-таки моя племянница.

- Неужели теперь, после убийства Иль-Улиона, это имеет значение, командир? – потупив взор, однако с откровенным вызовом бросил Тимирэ.

- Несомненно, имеет, ибо в её жилах, как впрочем, и в моих, течёт кровь наших великих, прославленных королей древности, - поморщившись, ответил старший гез. – Так что хочешь, не хочешь, а к нашей пленнице относись с уважением. Касательно же убийства нашего товарища, скажу одно – она за него ответит самой полной мерой.

- Не сомневаюсь, - буркнул насупленный Тимирэ, - только когда и где?

- Завтра, перед строем всего экспедиционного корпуса, твой друг будет отмщён, - твёрдо пообещал старший гез, однако в голосе его чувствовалась некая, едва уловимая печаль.

- Ну что ж, это и впрямь недолго. Я… Подожду, - глухо промолвил Тимирэ, судорожно стискивая побелевшей рукой, рукоять меча.

Пока происходил сей, напрямую касающийся меня диалог, я лежала с совершенно бесстрастным, отрешённым видом. Однако в душе моей, после болезненного осознания того страшного факта, что командир кровавых гезов вырезавших двести гномов, мой близкий родственник, царило настоящее смятение. Естественно знала я и его имя – Эрвиль. Он приходился моей маме родным, старшим братом. И она много мне рассказывала про него… Например то, что в детстве он постоянно защищал её от других мальчишек. А порой, даже осмеливался оспаривать справедливость наложенных на неё строгим отцом, всяческих наказаний. За что бывало, и сам весьма здорово страдал. Хм, и вот теперь я, валяюсь связанная у его ног, будто бревно. Позор!

- Госпожа! – внезапно окликнул он меня, и наши взгляды встретились на долгую минуту, после которой он вдруг приказал: - Развяжите ей руки!

За исполнение этого дела немедленно взялся гез, чьё лицо было перечёркнуто страшным, всё ещё багровым шрамом. Он же затем и помог мне подняться с земли. Едва избавившись от пут, я принялась сжимать и разжимать пальцы до тех пор, пока не восстановилось нормальное кровообращение. А потом… Потом я неожиданно схватила гнусно ухмыляющегося Тимирэ за ворот куртки и тремя сокрушительными ударами головы, размозжила ему нос, губы и в придачу лишила передних зубов. Теперь полагаю, наверное, излишне говорить, что слово «красивый» и слово «Тимирэ» будут глубоко чужды друг-другу. Но разве это плохо?

Я ещё сподобилась отшвырнуть от себя безвольно обмякшую куклу с жутким месивом вместо лица, как в воздухе, со всех сторон сверкнула острая сталь.

- Нет! – успел резко крикнуть Эрвиль и множество рук с воздетым оружием неохотно опустились вниз. – Она умрёт позже, но долгой и мучительной смертью! – Затем он обернулся ко мне, мрачный словно грозовая туча и ледяным тоном спросил: - Почему ты так поступила?

- Из кровожадности! – насмешливо и кратко отрезала я.

- Ладно, признаю, что задал заведомо глупый вопрос, - немного помолчав, вроде как даже примиряющее произнёс он. – Ведь Тимирэ грубо оскорбил тебя. Впрочем, того тоже можно понять, ибо ты убила его лучшего друга.

- Имеющий собственное достоинство боец, мстит врагу в поединке один на один, а не тогда, когда у него связаны руки, - с превеликим презрением бросила я в ответ.

- Позволивший связать себя, не может претендовать на честную схватку, - довольно резонно парировал услышанное обвинение, брат моей матери. – Его судьба, в руках у победителя.

Сочтя дальнейшую дискуссию на данную тему унизительной, я смолчала, однако от громкого скрипа зубов удержаться не смогла.

Тем временем стоявшие вокруг меня гезы, стали расходиться. Двое помогли слабо-мычащему Тимирэ добраться до ручья, протекавшего ярдах в тридцати, где принялись смывать кровь с его покалеченного лица. Остальные же улеглись на мягкой траве поодаль и увлеклись игрой в кости.

- А ты совсем не похожа на Лауринэль, - заявил брат моей мамы, немного понаблюдав за процессом омовения своего воина. – Ну, нисколечко не похожа.

- Да ты тоже на неё не сильно смахиваешь, - чрезвычайно язвительно заметила я. – И что с того?

- Хм-м, госпожа, я имею в виду отнюдь не внешнее сходство, а характер, - терпеливо пояснил он, не обращая внимания на насмешку, явственно прозвучавшую в моём голосе. – У тебя он – настоящей воительницы, а у моей сестры - настоящей женщины. И поэтому вы – совершенно разные, несмотря на то, что она твоя мать, а ты её дочь.

- Моя мама была несравненно лучше меня, - с затаённой горечью признала я. – Но… Пожалуй, это и плохо, ибо будь она подобна мне, вы не смогли бы поступить с ней так подло и постыдно, как вы поступили…

- Госпожа, я пытался повлиять на решение изгнать вас обоих за пределы Солнечной Долины, - немного поколебавшись, с трудом выдавил из себя оправдательные слова, брат моей матери. – Только все, предпринятые мной усилия оказались впустую. Да и что по большому счёту я мог сделать, если за сиё наказание проголосовал почти весь Королевский Совет?

- Ты… - задохнувшись от гнева, я с силой ткнула указательным пальцем ему в грудь. – Даже в этом случае мог бы поступить достойно.

- Хочу услышать, как госпожа сиё представляет, - глядя куда-то в сторону, глухо произнёс он.

- Тебе вполне было по силам, тайком от всех, переправить нас с мамой к папе. Разве я не права, господин Эрвиль?

- Я не мог пойти против воли Бадиара и Королевского Совета, - продолжая гнуть своё, отрывисто буркнул он. – И… Хватит об этом!

- Хорошо, - пожав плечами, согласилась я. – Не хочешь тревожить прошлое, не надо. Давай тогда поговорим о настоящем. Ну, во первых - как ты вообще умудрился меня узнать?

- Госпожа, моя осведомлённость объясняется очень просто, - ответил он, натянуто улыбнувшись. – Ибо я воочию видел тебя, пять лет назад в Солнечной Долине, в сопровождении тёмной эльфийки и гоблина.

- А-а-а, понятно, понятно, - удовлетворённо протянула я, а затем, не удержавшись, спросила: - Ты присутствовал на парадной лестнице вашего дворца, когда твой отец Танобарг встречал меня?

- Да, - без особой охоты подтвердил он.

- Хм-м, значит, ты невольно оказался свидетелем его жуткого позора. Представляю, как тебе это было больно и неприятно, бедняга, - с неприкрытой лицемерностью посожалела я. – Но… Что посеешь, то и пожнёшь. Уж такова жизнь.

- Тогда на лестнице, я был свидетелем только твоего недостойного поведения, - с весьма хмурой миной на лице, высказал своё явно предвзятое мнение брат моей матери. – И ничего больше.

- А ты хоть знаешь, почему я так поступила? – спросила я, внезапно осипшим голосом. – Нет? Ну, так спроси об этом Арбэле Солнцеликого. Пусть он не скромничает и откровенно расскажет, как геройствовал над трупом твоей любимой, младшей сестры. Оплёвывая его и пиная ногой…

- Если это правда, то Арбэле сполна ответит за содеянное, - тихо вымолвил Эрвиль, вытирая ладонью внезапно вспотевший лоб. – И давно бы уже ответил, да только не ведал я ничего. Честью своей клянусь.

Я отреагировала на его слова кривой, недоверчивой ухмылкой и продолжила дальше:

- А скажи мне теперь, положа руку на сердце, достойный господин Эрвиль, кого моя мама должна вне всякой очереди благодарить за то, что очутилась мёртвой в воде речушки Медуницы? На глумление всяким подонкам и негодяям?

Прошла минута, другая, третья, но брат моей матери не спешил отвечать.

- Чего ж ты молчишь? – медленно зверея, поинтересовалась я. – Или и это ты не знаешь?

На своё счастье Эрвиль не стал врать и сообщил о тех трагических событиях, предельно честно:

- Несомненно, Танобарга. Ведь он как отец, мог бы серьёзно повоздействовать на Совет и на самого короля Бадиара и таки добиться вашей отправки на Волчье плато. Но… Он был очень зол и… Первый потребовал вечного изгнания своей дочери и внучки именно в Изумрудный Пояс.

- Мне было отлично известно об этом, - недобро прищурившись, заявила я. - И поэтому согласись, тот плевок в холёную физиономию, Танобарг вполне заслужил.

- Госпожа! Мы, кажется, уговорились не касаться прошлого, - с весьма настойчивыми нотками в голосе, напомнил Эрвиль. – Поэтому либо меняй тему, либо наш разговор окончен.

- Ладно, - не стала упрямиться я, прикинув все за и против, - побеседуем кое о чём другом.

- Неужели о том, каким образом и посредством чего, нам удалось захватить тебя в плен? – попытался угадать брат моей матери, снисходительно и холодно усмехнувшись самыми уголками рта.

– Ты высказал верное предположение, - признала я, - впрочем, это было не особенно сложно.

- Ну и зачем тебе сиё знать? – спросил он затем, окинув меня косым взглядом. – Хм-м, стоя одной ногой в могиле?

- А из любопытства, - дерзко тряхнув головой, заявила я. – Оно, понимаешь ли, проклятое, всегда у меня многократно возрастает, э-э, перед лицом неминуемой смерти.

- Что ж, пожалуй, я удовлетворю твою обострившуюся любознательность, - задумавшись лишь на мгновение, проронил он, - тем более то и тайны тут никакой нет. Тебя, госпожа, сразил воин из духовой трубки, заблаговременно засевший на дереве. Всего лишь. Кстати он и сейчас находится там.

- Да-а, подруга, опростоволосилась ты как неопытная сопливая девчонка - мысленно укорила я себя. – А мнила то, мнила! Я воспитанница дядюшки Рифли! Я прославленная воительница! Я мудрая правительница! А сама, ещё в лагере гномов-плотостроителей, не сумела определить точное количество побывавших там гезов и соответственно не смогла заподозрить что здесь, отсутствующий один из них, вполне может находиться в засаде. Тьфу, стыдоба. Сты-до-ба…

- Чем же он в меня из неё плюнул? – решив окончательно себя добить, уже не столь важными подробностями, принялась и дальше допытываться я.

- Колючкой сталь-древа, смоченной в соке корня весьма и весьма редкого растения. Название его довольно странное, однако, отнюдь не противоречащее сокрытой в нём сути. На эльфероне оно звучит так – Файи Эри Кэй, - с кривой, ироничной усмешкой сообщил Эрвиль.

- Страстный Поцелуй Зимы, - перевела я на скэнди, в слух, не известно для кого. – Нда-а, действительно занятное названьице. Век бы его не слышать…

- Но ты ведь сама виновата во всём произошедшем, - не преминул напомнить брат моей матери. – Ты не послушалась меня и поддавшись эмоциям, обострила обстановку до схватки, которая завершилась убийством одного моего воина и увечьем другого. И теперь, увы, уже ничего нельзя изменить.

- Пока ты жив, всегда есть надежда, - с надменностью королевы возразила я. – Правда, об этой истине забывают трусливые ничтожества, однако я не из их числа.

- У тебя нет надежды на спасение, госпожа Фианэль, - поспешил заверить меня Эрвиль, напустив на себя скучающий вид. – Да и откуда ей взяться? Твои друзья далеко, а в одиночку ещё никто не уходил от десятерых гезов.

- Ты считаешь «красавчика» Тимирэ за действующую боевую единицу? – зло рассмеявшись, с удивлением спросила я. – Ну и даром. Впрочем, ты и сам знаешь, что я права. Так что вас не десять, а девять.

- Пусть так, - не стал спорить он, – но согласись, для тебя это совершенно несущественно.

- Да, - отрывисто бросила я в ответ, - пожалуй, верно говоришь.

Мы умолкли на томительные пару минут, а потом, я таки не удержавшись, спросила:

- Скажи, что ожидает меня завтра, в расположении ваших войск?

- Опять любопытство взыграло? – вопросом на вопрос ответил Эрвиль, глядя куда-то в сторону.

- Ну да, оно самое, как же без него, - с бесшабашной весёлостью призналась я. – Не интересно без него, родимого.

- Тебя… - Едва начав говорить, Эрвиль запнулся, видимо испытывая моё терпение довольно длительной паузой. – Скорей всего сожгут на костре. Или, что менее вероятно – обезглавят.

- Перспективы не очень то, - неохотно заключила я, с досадой уставясь на надёжно связанные ноги, – но могло быть и хуже.

- Разве есть что нибудь хуже казни на медленном огне? – удивлённо воззрившись на меня, спросил Эрвиль.

- Неволя, - не вдаваясь в пространные объяснения, коротко ответила я.

- Ты заблуждаешься, но не стану тебе сиё доказывать, - без особой впрочем, категоричности, проворчал он. - Вскоре ты сама убедишься в правоте моих слов.

- Сомневаюсь что вы, светлые, сможете изменить мою точку зрения на данную проблему, - гордо вздёрнув подбородок, твёрдо заявила я.

- Посмотрим, что ты запоёшь, когда языки огня станут лизать твои босые пятки, - с неожиданной злобой вдруг выкрикнул он, - и будешь ли ты и тогда столь спокойна да спесива.

- Завтрашний день наступит скоро и наш маленький спор разрешиться сам собой, - не без издёвки напомнила я, - так что я даже не призываю тебя запастись терпением.

- А и верно, подождём, - пожав плечами, согласился он. – Чего действительно впустую языком молоть?

- Господин Эрвиль! Ты ведь уверен на все сто процентов, что я не смогу вырваться из ваших рук? – спросила я, чуть выждав, с намерением сместить акцент разговора на иные, интересующие темы. Ведь кто знает, а может мне таки удастся ускользнуть от ненавистных гезов? В таком случае эти бесценные сведения ещё ой как пригодятся.

Он промолчал, но утвердительно кивнул головой.

- Тогда почему бы тебе не поведать мне ещё кое-что? – с самым невинным видом поинтересовалась я.

- Что именно? – сразу насторожился, хотя и тут же расслабился Эрвиль.

- Это ведь вы вырезали спящих гномов в лагере на берегу Медведицы? – больше для порядка вопросила я, ибо в принципе, ответ был мне заранее известен.

- Да! – лаконично подтвердил он, зловеще, по звериному оскалившись.

Жаркая, тяжёлая волна ненависти внезапно ударила мне в голову и я едва не вцепилась ему в глотку руками, которые завязывали в узел стальной прут. Но к счастью я сдержала свой вполне понятный порыв, потому как кроме вреда, он сейчас ничего не мог принести.

- Хм-м-м, куда же вы подевались после? – спросила я, недоумевающее посмотрев на него. – В небеса, что ли вознеслись?

- Госпожу Фианэль видимо озадачило исчезновение наших следов? – понимающе усмехнулся он.

- Я бы соврала, если б отрицала это, - спокойно подтвердила я.

- Ну, в общем, ты угадала, мы действительно убрались из тех мест воздушным путём, - с лёгким самодовольством сообщил он. – Но отнюдь не с помощью магии. Нас, на своих спинах унесли прочь, гигантские летучие мыши - крыланы, прирученные не так давно одним из наших молодых магов – звероведов.

- Занятно-занятно-занятно, - не скрывая гневных ноток, протянула я, мгновенно заподозрив гезов и их крылатых пособников в том, весьма памятном для меня покушении на жизнь Крауга. Правда мне пришлось и столь же быстро их оправдать, напомнив себе, что крылатые мыши днём не летают, а крепко спят в своих потайных убежищах. И что даже если б одна из этих тварей и доставила маленького арбалетчика в окрестности плато, то незаметно забрать бы его, ну никак не смогла. В этом порукой служило поразительно зоркое зрение ворона Фруха, способного с высоты в пятьсот футов разыскать на земле даже весьма мелкую монету, однако так и не увидевшего тогда после выстрела, совершенно ничего подозрительного ни на земле, ни в небе.

- Что с тобой, госпожа? – вкрадчиво поинтересовался Эрвиль, внимательно наблюдавший за выражением моего лица. – Ты расстроена тем, что у нас появились такие помощники? Ну не завидуй, не завидуй, всё равно ведь наши крыланы и в подмётки не годятся твоему дракону. Да, а кстати, где он находится сейчас?

- Не беспокойся, - презрительно усмехнувшись, отрезала я, - в данный момент Крауг пребывает на Волчьем плато. А что касается затронутой тобой зависти… Её действительно нет, и вообще не могло быть. Почему? На это ты ответил уже сам.

- Ладно, согласен, - вроде бы благодушно отмахнулся Эрвиль, - однако время идёт, а ты я полагаю, хочешь поспрашивать ещё кое о чём.

- А если я попытаюсь сама угадать некоторые ваши тайны? – хитро прищурившись, спросила я.

- Отчего бы и нет? Говори, – не без сарказма в голосе, разрешил он.

- Ваше войско находится уже неподалёку от этих место, - сходу взяв быка за рога, с твёрдой убеждённостью объявила я.

- Хм-м, сделанное тобой предположение, в принципе… Отвечает, пожалуй истине, - несколько туманно признал он мою правоту, после небольшой паузы.

- Это как понимать? – решила я тут же до конца прояснить дело. – Конкретнее, если можно.

- Да не проблема! – с насмешливой готовностью откликнулся он на мою просьбу и по военному чётко уведомил: - Экспедиционный корпус появиться здесь либо завтра утром, либо послезавтра той же порой. Из чего следует, что даже во втором случае нас разделяет сравнительно небольшое расстояние.

- А какова численность вашего войска? – наглея на глазах, продолжила я допрос командира гезов, ибо гаданье не совсем себя оправдало.

- Двенадцать тысяч опытных бойцов, - с угрозой, явно прорезавшейся в голосе, сообщил он. – И я полагаю, нет, я твёрдо убеждён, что этого количества более чем достаточно для успешного решения задачи, поставленной королём Бадиаром и его Советом.

- Возможно-возможно, - вкрадчиво промурлыкала я, а затем небрежно поинтересовалась: - А в чём скажи-ка, состоит суть сей задачи?

- Полное уничтожение мятежников! – будто секирой обрубил Эрвиль.

- Включая женщин, детей и стариков? – на всякий случай не поленилась уточнить я.

- Разве я неясно выразился? – зловеще ухмыльнувшись, в свою очередь спросил меня он.


Каталог: downloads -> books
downloads -> Методические рекомендации для самостоятельной работы студентов при подготовке к практическому занятию
downloads -> Что дает страхование ответственности перевозчика
downloads -> Письмо Роспотребнадзора от 25 мая 2009г. №01/7170-9-32 "О внедрении методических рекомендаций по организации и проведению лабораторной диагностики заболеваний, вызванных высокопатогенными штаммами вируса гриппа A(H1N1), у людей"
books -> И. Джуха "Спецэшелоны идут на восток." Пролог
books -> Гнутово – вишневое село ( к 150-летию села Гнутово 1856 – 2006 гг.)
books -> Александр Гром


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница