Александр Ляховский


Борьба Ахмад Шаха в 1984 году



страница5/20
Дата17.11.2018
Размер4.25 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

Борьба Ахмад Шаха в 1984 году

Пользуясь перемирием, Масуд усилил свою группировку, распространяя сферу влияния за пределы Панджшера. Он начал укрепляться в уездах Хосто-о-Фиринг, Нахрин и южных районах провинции Тахар. К апрелю 1984 года численность его отрядов достигла 3500 человек. В то же время со стороны правительства продолжались попытки уничтожить Ахмад Шаха Масуда, агенты ХАД стремились выманить его из долины под предлогом переговоров или организовать на него покушение. Возглавлял эту работу лично председатель ХАД Мухаммад Наджиб. Суд в Кабуле заочно вынес Масуду смертный приговор.

В то время обострились отношения Масуда и Г.Хекматиара. Отмечались ожесточенные стычки между их вооруженными формированиями. Рассказывает генерал-лейтенант Мухаммад Шариф Акрам, ныне военный атташе Афганистана в России: «Ахмад Шаха я знал очень близко, поскольку наши дома в Панджшере были по соседству. Хот я был младше Масуда на пять лет, но мы часто с ним встречались и разговаривали, когда он приезжал домой в Панджшер во время учебы в Политехническом институте. К тому же мы были с Ахмад Шахом родственниками, даже двойными. Моя родная тетя Хамшира была первой женой отца Ахмад Шаха, а тетя Масуда вышла замуж за моего родного дядю.

Тетя Хамшира родила отцу Ахмад Шаха сына и дочь. Сын Динмухаммад был военным, но в годы “джихада”, в начале восьмидесятых годов, жил с семьей Пешаваре, где работал в штаб-квартире Исламского общества Афганистана. Динмухаммад в боевых действиях не участвовал, он в основном занимался организационной работой.

Однажды в 1984 году с ним случилась беда. После окончания рабочего дня, когда все садились в автобус, Динмухаммада отозвали в сторону незнакомые люди, пригласили сесть в легковую машину и увезли в неизвестном направлении. С тех пор его больше никто никогда не видел. Проведенное расследование показало, что, скорее всего, его выкрали люди Гульбеддина Хекматиара, лидера Исламской партии Афганистана, за спиной которого стояла пакистанская межведомственная разведка.

К тому времени Динммухаммаду исполнилось всего 35 лет. Позднее, через 2 – 3 месяца, его исчезновение стало причиной серьезных кровопролитных столкновений между формированиями Масуда и Хекматиара.

Судя по всему, Хекматиар и пакистанцы хотели повлиять на позицию Ахмад Шаха, может быть, хотели заставить его отказаться от намерений вступить в переговоры с советским военным командованием или более тесно сотрудничать с пакистанскими спецслужбами. Об этом сейчас можно только догадываться. Ахмад Шах всегда был тверд и независим в соих суждения и поступках, он остался неколебим и в этот раз. Тайну исчезновения Динмухаммада узнать не удалось. Прояснить ее мог бы, наверное, сам Масуд, он был посвящен в очень многие тайны, но все их унес с собой».

Надо сказать, что помимо соперничающих с Ахмад Шахом за зоны влияния в северных провинциях крупных полевых командиров различных партий, в первую очередь ИПА, таких как Фарид, Фатех, Суфи Паянда и другие, даже в Панджшере у него были не только друзья и соратники, но и соперники, и враги.
Информация к размышлению

Окружение Ахмад Шаха

Абдул Хай, сын муллы Мухаммада Касыма, — заместитель Масуда. 29 лет, таджик, уроженец кишлака Бахшихейль (9 км северо-восточнее Анавы). С 1969 года тесно связан с организацией «Братья-мусульмане». С 1972 года после окончания 12 классов учился в Кабульском университете на медицинском факультете.

В 1975 году в связи усилением репрессий против организации со стороны режима Дауда был вынужден бежать в Пакистан. Там Абдул Хай и Ахмад Шах, как члены одной организации и земляки, создали группу «панджшерцев» и в 1979 году вернулись в Панджшер для ведения вооруженной борьбы.

Исходя из дружеских отношений и вклада Абдул Хая в совместную вооруженную борьбу, а также его образовательного уровня, Ахмад Шах назначил его своим заместителем перед заключением соглашения о прекращении огня в конце 1982 года.

Абдул Хай, за исключением района Рухи, среди населения Панджшера большим авторитетом не пользуется и лично не знаком со многими влиятельными людьми ущелья Панджшер.

Азмутдин, сын муллы Нукуддина, — начальник разведки и контрразведки Ахмад Шаха, 27–28 лет, таджик, уроженец кишлака Гудран, район ущелья Парандех (16 км северо-восточнее Анавы). Выходец из бедной семьи, ранее работал водителем грузовика. Окончил 6 классов. Подвергался тюремному заключению в Иране за контрабанду оружия. Непримиримый противник народной власти. Лично предан Ахмад Шаху и пользуется у него большим доверием. Смел, решителен, жесток.

Таджутдин — начальник архива, ответственный за учет личного состава отрядов и групп Ахмад Шаха. Около 45 лет, таджик, уроженец кишлака Гудран (16 км северо-восточнее Анавы). Выходец из бедной семьи, является двоюродным братом Азмутдина. Политических убеждений не имеет. Лично предан Ахмад Шаху и пользуется у него особым доверием.

Хаджи Абдул Хамид, сын Хаджи Султана, — начальник снабжения и продовольственной службы Ахмад Шаха. Около 30 лет, таджик, уроженец кишлака Мала (район Базарака, 15 км северо-восточнее Анавы). Окончил 12 классов. Лично предан Ахмад Шаху и пользуется у него доверием. Отец и брат Х.А.Хамида живут в Кабуле. Среди населения Панджшера популярностью не пользуется.

Асадулла, сын Гульхана, — начальник службы вооружения отрядов Ахмад Шаха. Возраст — 27 лет, таджик, уроженец кишлака Дадахейль (район Базарака, 15 км северо-восточнее Анавы). Является ответственным за доставку, распределение и учет оружия и боеприпасов в отрядах Ахмад Шаха. Регулярно посещает Пакистан. Непримиримый противник народной власти. Лично предан Ахмад Шаху и пользуется у него доверием.

Музафар — начальник охраны складов оружия отрядов Ахмад Шаха, расположенных в районе Шева (30 км северо-восточнее Анавы). Родился в Кабуле, возраст — около 50 лет. Работал кассиром в одном из государственных учреждений в Кабуле. Растратив 200 тысяч афгани казенных денег, сбежал в Панджшер. Выходец из бедной семьи, аполитичен.

Сардар, сын Сулеймана, — личный телохранитель Ахмад Шаха. Возраст — около 25–28 лет, таджик, уроженец кишлака Тилакан (район Базарака, 15 км северо-восточнее Анавы). Дезертировал из ВС ДРА. Выходец из бедной семьи, малограмотный. Лично предан Ахмад Шаху и пользуется полным его доверием. Постоянно находится при Ахмад Шахе и сопровождает его во всех поездках.

Хабиб, сын Зардада, — личный телохранитель Ахмад Шаха. Возраст — около 23–24 лет, таджик, уроженец кишлака Базарак (15 км северо-восточнее Анавы). Выходец из бедной семьи, имеет родню в Кабуле. Непримиримый противник народной власти, очень смелый. Лично предан Ахмад Шаху и пользуется его полным доверием. Постоянно находится при Ахмад Шахе и вместе с Сардаром сопровождает его во всех поездках.
Противники Ахмад Шаха в Панджшере

Хаджи Захир, уроженец кишлака Хиндж (39 км северо-восточнее Анавы). Возраст — 40 лет. Неграмотный. Бывший командир отряда на Саланге. Обвинен в присвоении денег мятежников, уличен в продаже оружия. Ахмад Шах снял его с должности командира отряда и посадил в тюрьму, где он просидел 2 года. В 1983 году был освобожден. Проживает в Хиндже. Пользуется авторитетом у населения Хинджа, Бурджамана, Хару (35 км северо-восточнее Анавы), Пишгора (33 км северо-восточнее Анавы). Женат. Обижен на Ахмад Шаха за арест и за то, что он ложно был обвинен в воровстве денег.

Боши Эмир, уроженец кишлака Манджаур. Возраст — 50 лет. Неграмотный. До ноября 1982 года был командиром отряда мятежников в Базараке. После этого ушел в Пакистан, ездил в Мекку как паломник. В декабре 1983 года вернулся в Панджшер. Ахмад Шаха не поддерживает, так как является сторонником короля Захир-шаха. Имеет соратников в Кундузе, Баглане, Парване, Кандагаре. В свое время Боши Эмир был телохранителем у президента Афганистана Мухаммада Дауда, затем работал в транспортном предприятии. Его брат Мирдот был личным водителем Дауда, а отец — управляющим в доме Дауда. Женат. Имеет четырех сыновей. Все сыновья — мятежники. Он сам и сыновья имеют высокий авторитет у населения.

Абубакр, уроженец кишлака Сафитчир. Возраст — 42 года. В 1981 году был командиром крупного отряда мятежников в Ишкамыше (75 км северо-восточнее Пули-Хумри). Ложно обвинен в том, что взимал с мятежников деньги. Ахмад Шах снял его с должности командира отряда. Абубакр ушел в Пакистан. Там он встречался с Боши Эмиром и договорился с ним о разделении зон влияния в Панджшере. Абубакр должен взять под свой контроль Сафитчир, а Боши Эмир — район Базарака, отделившись от Ахмад Шаха. Абубакр возвратился в Панджшер, в Сафитчир, в начале января 1984 года. Никого из приближенных Ахмад Шаха к себе не пускает, сам к нему не обращается. Имеет большой авторитет у населения. Женат. Не богат.

Гулистан, сын Камоледдина, уроженец кишлака Сафитчир. Возраст — 50 лет. В настоящее время проживает в родном кишлаке. Сторонник короля Захир-шаха. Старейшина племени. Обижен на Ахмад Шаха за то, что он убил бывшего председателя Олимпийского комитета Афганистана Хаджи Ахмад Жана, двоюродного брата Гулистана. Пользуется авторитетом у населения и мятежников.

Абдул Каюм, сын Навабхана, уроженец кишлака Сафитчир. Возраст — 55 лет. В настоящее время проживает в родном кишлаке. При Захир-шахе был депутатом парламента. Образование духовное. Женат. Имеет две жены. Настроен против Ахмад Шаха, поскольку является сторонником Захир-шаха, а также из-за убийства Хаджи Ахмад Жана. Пользуется авторитетом в Андарабе, Сафитчире, Хосто-о-Фаранге, Ишкамыше, Кундузе. Относится положительно к Кармалю, народной власти. Он и Кармаль в одно время были депутатами парламента.

Ширага, сын Гулом Хусейнхана, родился в кишлаке Ареф (выше Парьяна, 73 км северо-восточнее Анавы). Командир группы численностью 25 человек. Женат. Родственник Абдул Каюма (женат на сестре Абдул Каюма) и убитого Масудом Хаджи Ахмад Жана. Противник Ахмад Шаха. Сторонник Захир-шаха. Образование духовное. К народной власти лоялен. Богат. В своем районе пользуется авторитетом.

Источник информации: Оперативная группа МО СССР в ДРА,

апрель 1984 года
В начале 1984 года по настоятельным просьбам афганского руководства в Москве приняли решение в очередной раз начать крупномасштабные боевые действия в Панджшере. Цель — нанесение Ахмад Шаху решительного поражения. Эта операция готовилась тщательно и масштабно. Привлекались значительные по составу войска. Корректировку действий и обеспечение взаимодействия всех привлекаемых к операции сил и средств осуществляла Оперативная группа МО СССР в ДРА во главе с Маршалом Советского Союза С.Л.Соколовым.

Из воспоминаний заместителя руководителя Оперативной группы МО СССР в ДРА генерал-полковника В.А.Меримского: «В один из мартовских дней 1984 года С.Л.Соколов после разговора по телефону с Москвой сказал:

Виктор Аркадьевич, наше предложение о разгроме группировки мятежников в долине Панджшер утверждено. Теперь можно приступать к планированию и подготовке операции. Я думаю, что, кроме офицеров и генералов нашей группы, следует привлечь армейских товарищей. Но в целом количество офицеров и генералов в группе планирования должно быть ограничено. Я хочу, чтобы эту работу возглавил ты. Для проведения этой операции, кроме имеющейся у нас авиации, дополнительно выделяются четыре полка бомбардировщиков, которые будут наносить удары по нашим заявкам, но базироваться на аэродромах в Союзе.

И еще одно известие. Мне приказано с планом проведения операции ознакомить Б.Кармаля и министра обороны республики.

Сергей Леонидович, если мы заблаговременно ознакомим руководство республики с замыслом операции, то все наши усилия по ее сокрытию будут напрасны. Ведь вы знаете, что все то, что сообщается руководству республики и министерству обороны, вскоре становится достоянием мятежников. Там совершенно не предпринимается никаких усилий для того, чтобы выявить и перекрыть возможные каналы утечки информации. Их ознакомление нужно максимально приблизить к срокам начала операции, — сказал я.

Видишь ли, Виктор Аркадьевич, удержать в тайне подготовку боевых действий от руководства мы не сможем потому, что для участия в них придется, очевидно, привлечь значительные силы афганской армии и воспользоваться разведывательными данными, которыми располагают органы госбезопасности страны. Следовательно, руководство об этом узнает, и узнает не от нас. Наверное, это будет совершенно неправильно.

Кроме того, товарищ Б.Кармаль уже несколько раз жаловался и товарищу Л.И.Брежневу и товарищу Ю.В.Андропову о том, что он несвоевременно информируется о боевых действиях, которые планируются и проводятся в его стране советским командованием.

Но ведь еще не было случая, чтобы мы не знакомили его с месячными планами действий наших войск, — возразил я.

Все это правильно, дорогой. Решение Москвы об ознакомлении Б.Кармаля должно рассеять его сомнения в том, что мы стремимся от него что-то скрыть. Видимо, в том, как мы его информируем о наших месячных планах, его что-то не устраивает. Но в наших беседах он мне никогда не высказывал претензий, а вот в Москву жалуется, — сказал С.Л.Соколов.

Вы назовете ему и сроки проведения операции? — спросил я.

Нет, конкретных сроков я не назову, потому что мы их еще сами не определили. Я ознакомлю его с нашими намерениями провести совместную операцию советских и афганских войск по разгрому группировки Ахмад Шаха Масуда в долине Панджшер. Нам необходимо получить его принципиальное согласие на ее проведение. А тебе следует подумать, как скрыть истинные сроки начала операции и создать группировки наших войск для ее проведения, — сказал С.Л.Соколов и улыбнулся.

Конечно, будем думать. Но сделать это будет весьма и весьма нелегко. Я имею в виду создание группировки. Ведь Ахмад Шах Масуд постоянно, круглосуточно ведет наблюдение за передвижением наших войск. А когда он что-нибудь пронюхает, то наверняка это наблюдение усилит. Может быть, нам следует через афганских товарищей выдать информацию о подготовке операции в каком-либо другом районе. В общем, подумаем, Сергей Леонидович, — ответил я».



Согласно данным разведорганов, была проведена оценка противника и определен характер его действий. При планировании операции исходили из того, что группировка мятежников в Панджшерской долине насчитывала около четырех тысяч человек, которой управлял через командиров отрядов военный комитет во главе с Ахмад Шахом Масудом. Каждый отряд состоял из групп, численность которых колебалась от двух до десяти. Группы комплектовались местными жителями в количестве 10–30 человек. На вооружении мятежников, кроме стрелкового оружия, имелись зенитные горные установки, крупнокалиберные пулеметы, минометы и безоткатные орудия, ручные противотанковые гранатометы. Связь внутри отрядов и с военным комитетом осуществлялась по радио. Противник полностью контролировал долины Панджшер и Андараб. В назначенных зонах ответственности отряды провели достаточно полное инженерное оборудование позиций, минирование дорог и местности. Подготовка мятежников проводилась в двух местных учебных центрах в течение трех месяцев. Здесь же обучались и мятежники из северных районов страны.

По оценке разведчиков, вся панджшерская группировка моджахедов условно делилась на три части:

первая, численностью 500–600 человек, обороняла вход в долину, чтобы не допустить советские войска в Панджшер;

вторая — главные силы, численностью 2100–2200 человек, располагалась в юго-западной и центральной частях долины с задачей уничтожить советско-афганский гарнизон в населенном пункте Анава и упорным сопротивлением на занимаемых рубежах не допустить прорыва советских и афганских войск в глубину долины. С этой целью предусматривалось нанесение удара по наступающим войскам с тыла. В случае прорыва обороны предполагалось отойти в северно-восточном направлении и путем организации засад и упорным сопротивлением на подготовленных рубежах задержать наступление советско-правительственных войск. Наиболее подготовленным для оказания ожесточенного сопротивления был район населенных пунктов Руха, Базарак и прилегающих к ним ущелий;

третья, численностью 1000–1100 человек, в северо-восточной части долины, предназначалась для противодействия высадке десантов и их действиям в юго-западном направлении. При неблагоприятном исходе боя в долине предполагалось обеспечить отход главной группировки мятежников в северную часть и долину Андараб через перевалы Ховак и Зурна.



Таким образом, разработанный Ахмад Шахом замысел обороны панджшерской долины заключался в том, чтобы, сосредоточив основные усилия на удержании ущелий, прилегающих к речной долине, опираясь на созданные узлы сопротивления с многоярусной системой огня, в сочетании с внезапными нападениями на советско-афганские войска с тыла и флангов, установкой минно-взрывных заграждений и устройством завалов на дорогах, нанести наступающим советским и афганским войскам большие потери и заставить их отказаться от дальнейших активных действий.

С целью ослабления удара коалиционных войск в долине намечалось активизировать действия моджахедов вдоль автомагистрали Термез – Кабул и особенно у перевала Саланг. Также рассчитывалось, что на усиление панджшерской группировки прибудут отряды мятежников из соседних провинций в количестве 800–1000 человек. При неблагоприятном исходе боя предусматривался отход моджахедов в долину Андараб, ущелье Ниджраб и зеленую зону Чарикар.

Основное внимание в ходе подготовки к боевым действиям Ахмад Шах уделил решению следующих вопросов:

распределению районов боевых действий между вооруженными отрядами;

подготовке районов ответственности в инженерном отношении в соответствии с конкретными условиями;

ведению агитационно-пропагандистской работы;



доукомплектованию отрядов и групп мятжников.

Основная ответственность за выполнение намеченных мероприятий возлагалась на командиров отрядов. В ходе подготовки к операции Ахмад Шах определил наиболее вероятные участки прохождения бронетанковой техники, маршруты пролета авиации и господствующие высоты, обычно занимаемые советскими войсками по опыту предыдущих операций. Минирование путей возможного выдвижение и господствующих высот предусматривалось производить после окончания движения автотранспорта по ущелью Панджшер, что и было осуществлено за 2-3 суток до начала операции. Доукомплектование вооруженных отрядов моджахедов производилось за счет уклоняющихся от призыва в армию и дезертиров. Комплектование отрядов производилось в основном по территориальному признаку, что объяснялось следующими факторами: насильственным привлечением пополнения в отряды; угрозой жизни семьям и близким в случае отказа от вступления в отряды и группы; тесными родственными связями с моджахедами; личными и материальными интересами, идейно-политическими и религиозными мотивами. Следует отметить, что количество мятежников, воевавших на чисто идейной основе, было незначительным. Например, из наиболее приближенных а Ахмаш Шаху лиц и командиров по идейным соображениям вели борьбу только сам Масуд, Абдул Хай, моулави Каразбеги и Махмудхан, а остальные стремились занять руководящие должности, расширить сферу своего влияния, чтобы за счет этого получать побольше денежных средств и оружия.

Важное место при подготовке к боевым действиям было уделено агитации и пропаганде среди мятежников и населения на религиозной основе. Идеологической работой занимались такие лица, как Моулави Кразбеги, Майнуддин Сангари, которые широко использовали лозунги: «Смерть русским!», «Дадим отпор неверным!», «Русские пришли, чтобы лишить нас мусульманства!» и т. д. Значительное место в пропагандистской работе уделялось существенному увеличению потерь советских и афганских войск при полном исключении сообщений о собственных поражениях и связанных с ними данных о количестве убитых. Одновременно в целях тотального выселения из Панджшера местных жителей Ахмад Шах развернул широкую пропагандистскую кампанию об обязательном применении советскими войсками в ходе операции отравляющих веществ и нанесении бомбо-штурмовых ударов крупнотоннажными бомбами. Командирам всех отрядов была поставлена задача любыми средствами вплоть до применения силы эвакуировать население из подчиненных зон Панджшера. Большая часть населения отнеслась к эвакуации негативно и была выселена с применение силы. Семьи наиболее активных моджахедов были вывезены в район Хосто-о-Фаранг, остальных — в провинции Каписа, Парван, Тахар и Кабул.

Для участия в операции против вооруженных отрядов Ахмад Шаха Масуда привлекались три советские дивизии (одно и двухполкового состава) и четыре отдельные воинские части, а также соединения и воинские части правительственных войск. В их составе насчитывалось 33 батальона, из которых советских было 20, а афганских — 13. Всего в операции участвовало более 11 тыс. советских и 2,6 тыс. афганских военнослужащих, около 200 самолетов и 190 вертолетов.

Чтобы значительно уменьшить возможные потери личного состава коалиционных сил в замысел была заложена идея максимального огневого поражения обороняющегося противника до начала наступления и в ходе его.

С этой целью были созданы мощные авиационная и артиллерийская группировки в составе 194 самолетов (96 бомбардировщиков), 154 вертолетов и 39 батарей (13 батарей залпового огня). Еще ни разу после ввода советских войск такое количество средств огневого поражения к операции не привлекалось.

Огневое поражение противника предусматривалось осуществить в ходе двух авиаударов (338 самолетов), артиллерийской подготовки, авиационной и артиллерийской поддержки (вся артиллерия, 84 самолето- и 96 вертолето-вылетов).

Используя результаты ударов авиации и артиллерии, переходили в наступление навстречу друг другу главные силы с юго-запада, а высадившийся десант - с северо-востока в общем направлении на Базарак с задачей разгромить основную группировку мятежников и вынудить ее прекратить сопротивление. В случае отказа сложить оружие решительными действиями мотострелковых и пехотных частей вслед за ударами авиации и артиллерии расчленить группировку противника и завершить ее разгром.

Выполнение этой задачи планировалось осуществить в следующей последовательности:

в течение первого этапа нужно было перекрыть движение караванов, которые доставляли вооружение, боеприпасы и другое имущество Ахмад Шаху Масуду. Эта задача возлагалась на подразделения спецназа и десантно-штурмовой батальон 66-й мотострелковой бригады. В то же время, проводя демонстрационные действия войск по разгрому мятежников в ряде районов, скрытно вывести дивизии и полки в исходное положение для наступления;

в ходе второго этапа действиями войск разгромить основные силы мятежников в юго-западной и центральной части долины Панджшер;

третий этап включал завершение разгрома мятежников в долине Панджшер и отошедших в долину Андараб.



Первый этап был своего рода подготовительным к операции. Принятие решения на его проведение было вызвано тем, что не удалось перекрыть государственную границу, а через горы, расположенные вдоль границы с Пакистаном, проходило несколько дорог, пригодных для прохода караванов с оружием и боеприпасами. Поэтому за 4–5 суток до начала операции специально выделенные подразделения должны были приступить к засадам и поисково-засадным действиям.

Для того чтобы скрыть выдвижение группировки войск в исходное положение для наступления, 108-я мотострелковая дивизия под командованием генерал-майора В.Д.Логинова и 395-й мотострелковый полк во главе с подполковником Л.П.Мазуром, взаимодействуя с 8-й и 20-й пехотными дивизиями афганской армии, должны были начать демонстрационные боевые действия вдоль автомагистрали Термез – Кабул и прочесывание ущелья Горбанд. За сутки до начала операции указанные части сосредоточивались у входа в ущелье Горбанд — 15 км северо-западнее долины Панджшер.

191-й отдельный мотострелковый полк из Газни и 66-я отдельная мотострелковая бригада из Джелалабада под видом сопровождения колонн выходили соответственно на северную окраину Кабула и в район столичного аэродрома.

Общая продолжительность операции предусматривалась в течение 15–20 суток, а среднесуточный темп наступления — 7–8 км.

При определении такого низкого суточного темпа наступления руководители операции исходили из трехлетнего опыта боевых действий в Афганистане. Обычный темп продвижения мотострелков в пешем порядке составлял при наступлении в гору 0,7–0,8 км/час, а с горы — 1,0–1,2 км/час. Но с учетом того, что предстояло действовать и на высотах 4000–5000 метров с вечными ледниками, то и планируемый темп мог оказаться несколько ниже. Это позволяло мятежникам в случае необходимости отойти из долины Панджшер по многим ущельям, так как они превосходили советских солдат в знании местности и скорости передвижения по горам. Чтобы лишить их этой возможности, предусматривалось, кроме дистанционного минирования вероятных путей отхода, перекрыть их действиями войск, а для разгрома противника, отошедшего в долину Андараб, выделили 201-ю мотострелковую дивизию (двухполкового состава по два батальона в каждом) и 350-й полк 103-й воздушно-десантной дивизии.

Операцию в Панджшере предполагали начать в конце марта. Однако министр госбезопасности (ХАД) Мухаммад Наджиб обратился к руководителю Оперативной группы МО СССР в ДРА Маршалу Советского Союза С.Л.Соколову с просьбой отложить на несколько дней начало ее проведения. Он сказал, что против Ахмад Шаха подготовлен террористический акт, а для его реализации необходимо время. В случае удачной реализации этого теракта нарушится управление группировкой мятежников, а также будет нанесен сильный моральный ущерб моджахедам, что скажется на их способности к сопротивлению. Этот довод показался С.Л.Соколову достаточно убедительным, и он перенес начало операции на 8 апреля.

Кроме того, в это время сотрудники ХАД проводили мероприятия по замене и аресту личного состава дислоцированных в Анаве батальонов «Командос» и царандоя.

Офицер особого отдела при 345-м опдп майор Ю.В.Зубов (1983–1985 гг.): «В Анаве от полка у нас располагался один батальон. По агентурным данным, в начале апреля мне стало известно, что дислоцирующиеся рядом афганский батальон «Командос» и батальон царандоя правительственных войск под воздействием пропаганды Ахмад Шаха готовы перейти на его сторону, а предварительно они намерены внезапно напасть на наш батальон и уничтожить его.

Об этом даже проговорился в одном из интервью сам Ахмад Шах, когда сказал, что у него есть возможность уничтожить советский гарнизон в Анаве всего за сорок минут. Я организовал проверку этих сведений и обнаружил около двадцати признаков, подтверждающих эти намерения. Например, в расположении афганских батальонов были вырыты окопы полного профиля, развернутые фронтом в нашу сторону, а артиллерия располагалась на огневых позициях таким образом, что она прямой наводкой могла поражать цели в расположении нашего батальона. Я поехал в Кабул и подробно доложил о сложившейся ситуации своему начальнику А.Г.Ткаченко (сейчас он живет в Белоруссии). Потом по линии следственного отдела ХАД были приняты срочные меры по замене этих батальонов и аресту солдат и офицеров. Как мне потом стало известно, многие офицеры и сержанты были расстреляны, а полковник Абдулл Хамид, старший начальник в Анаве, был разжалован до лейтенанта и направлен для продолжения службы в северные провинции, по-моему, в Кундуз. Однако, как оказалось, он был главным вдохновителем и организатором этой акции. Позже он перешел на сторону моджахедов и сколотил свою банду, которая отличалась особой жестокостью».

19 марта в Базараке состоялось совещание командиров вооруженных отрядов, на котором было принято решение о начале боевых действий. 5 апреля 1984 года Оперативная группа МО СССР В ДРА (генералы В.П.Шутов, Ф.И.Гридасов) доложила Маршалу Советского Союза С.Л.Соколову новые данные о деятельности Ахмад Шаха Масуда в северных провинциях страны по объединению вооруженных отрядов различной партийной принадлежности.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница