Бог всякого утешения в понимании апостола павла



Скачать 108.53 Kb.
Дата09.05.2018
Размер108.53 Kb.

БОГ ВСЯКОГО УТЕШЕНИЯ В ПОНИМАНИИ АПОСТОЛА ПАВЛА
Равви Александри сказал: «Если обычный человек пользуется разбитыми сосудами, это ему в позор, но сосуды, используемые Святым, да будет Он благословен, есть именно сосуды разбитые» (Левит Рабах 7.2)
Слова этого раввина третьего века можно назвать резюме взглядов Павла на Божественное утешение. Павел верил, что Бог вновь слепляет сосуды из разбитых черепков. Однако, разбитое состояние и восстановление - не просто две темы, существующие бок о бок. Связь между ними сильнее. Ибо в самом сопряжении разлома и обновления Павел обнаружил «Бога всякого утешения». Такое понимание Бога было проверено собственным опытом Павла, но данный опыт не является его источником. Павел узнал о Божьем утешении в Писании задолго до того, как оно подтвердилось в его жизни. Как осознал равви Александри, Бог проявлял Свой интерес к разбитым сосудам на протяжении всей истории Израиля.
Истоки Павловой мысли

Термины, которыми Павел описывает «утешение» (паракалео и паракласис), редко используются в таком значении в греческой литературе помимо Библии, и, несомненно, не применялись по отношению к Божественному утешению. Фактически в греко-римских религиях не было параллелей его вере в Бога, утешающего в страданиях. Но это не значит, что взгляд Павла на Бога есть «нечто совершенно новое». Новый вклад Павла состоит в его заявлении о том, что Божье утешение с наибольшей определенностью познается через Христа, но его общее представление об этом вопросе не было уникальным. Задолго до Павла в иудаизме пришли к описанию спасения от грядущего Мессии как «утешения Израиля» (ср. Лк. 2:25). Это также напоминает нам о том, что для Павла утешение не сводится к чувству эмоционального или психологического облегчения. Это Божье вмешательство ради Его народа с целью принести «спасение» (2 Кор. 1:6) или «жизнь» (1 Фес. 3:7, 8).

Нетрудно найти библейские основания представлений Павла. От Исхода до Плена Бог проявляет не только желание утешить Свой народ, но и способность к этому. Псалмы вновь и вновь восхваляют Бога за Его утешение: «Близок Господь к сокрушенным сердцем и смиренных духом спасет» (33:19). Пожалуй, еще более влияла на Павла тема Божественного утешения в Исаии 40-66. Пророк знал, что Бог утешит Израиль, «как утешает кого-либо мать его» (66:13), и чаял полноты этого утешение в помазанном Богом Слуге (61:2). Подобные идеи были актуальными для Павла, поскольку он разделял надежду Израиля на Божье избавление и свидетельствовал о его осуществлении в своем провозглашении Иисуса как Мессии. Когда Павел вторит Псалмам и Пророкам, говоря о «Боге терпения и утешения» (Рим. 15:5) или «Боге, утешающем смиренных» (2 Кор. 7:6), это нечто большее, чем словесная параллель; эти писания сформировали само понятие Павла о Боге. Пожалуй, наиболее известный пример такого влияния можно найти во вступительной молитве его второго письма в Коринф: «Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, Отец милосердия и Бог всякого утешения» (2 Кор. 1:3). Из-за акцента на утешение в данном отрывке он заслуживает более пристального изучения, помогая понять, что значил для Павла «Бог всякого утешения».
2 Кор. 1:3-11: «Бог всякого утешения»

Акцент Павла на Божье утешение во 2-м послании к Коринфянам 1:3-11 есть часть его стремления прояснить природу (и даже законность) своего апостольства. Эта тема доминирует не только в начале письма, но прослеживается на всем его протяжении, особенно в главах 10-13. Мы сосредоточимся на содержании высказанных здесь идей, а не на их функции в риторической схеме письма, но необходимо не забывать их текущий контекст и более глобальные вопросы, поднимаемые Павлом. Ведь перед нами не абстрактное обсуждение феномена страдания, а попытка Павла истолковать его в христианском контексте.

Этот абзац можно разделить на три части: благословение (ст. 3-7) и начало основной части (ст.8-11). Благословение раскрывает, по крайней мере, три основополагающих убеждения, связанных с Божественным утешением. Во-первых, Павел подчеркивает роль Бога как утешителя. В традиционных иудейских терминах он восхваляет Бога как «Отца милосердия» и «Бога всякого утешения» (ст. 3). Павел развивает это представление, говоря, что Бог утешает «во всякой скорби» (см. ст.4). Во-вторых, Павел утверждает, что Бог не только утешает апостолов, но и других людей через них. Когда он говорит, что они утешены для того, чтобы утешить коринфян (ст.4), ясно, что апостолы играют незаменимую роль. Столь же ясно, что апостолы не источники, а проводники утешения (ст.4б, 5б). Конструкция в стихе 5 («ибо по мере, как…») побуждает нас ждать параллелизма вроде «ибо по мере, как умножаются в нас страдания Христовы, умножается в нас и утешение Христово» (или,, возможно, «в вас»; ср. 2 Кор. 4:12,15). Но несколько неловкий хиазм, примененный здесь, выделяет роль апостолов: «как умножаются в нас страдания Христовы, умножается Христом и утешение наше». Павел делает свою мысль еще выразительнее, дважды говоря: что бы ни испытали апостолы, огорчение или утешение, «это для вашего утешения» (ст.6). Третий тезис о Божественном утешении состоит в том, что коринфяне сопричастны ему точно так же, как и Павел – через страдание, и на самом деле, через такое же страдание (ст.6). Под этим он не имеет в виду, что коринфяне сталкиваются с похожими обстоятельствами. В обоих письмах в Коринф ничто не указывает на это. Скорее они также участвуют в страданиях, которые Павел определяет как страдания Христа.

Изложив эти идеи перед читателями в общем виде, Павел начинает рассматривать проблемы, с которыми сталкивается в Коринфе (8-11). Начиная основную часть письма, Павел не избегает проблемы страждущего апостола. Вместо этого он предваряет то, что скажет позднее (напр., 12:9 и далее; 13:3 и далее), предположив, что не вопреки, но именно благодаря своим скорбям Павел подходит для стоящей перед ним задачи. Какой бы ни отчаянной ни была ситуация в Асии, она имела эффект смертного приговора (ст.9). Судя по всему, Павел рассматривал ситуацию как безнадежную; вновь он был разбитым сосудом. Однако это напомнило ему о доверии Богу, Который воскрешает мертвых (настоящее время, 9б). Божье избавление в прошлом и настоящем - основа для надежды на грядущее избавление (ст.10); однако лишь в том случае, если коринфяне останутся партнерами апостолов, молясь за них (ст.11). Прося их молитв в начале, а не в конце письма, Павел подчеркивает значение солидарности коринфян с ним в страдании и в утешении. Конечно, если они поступят так, как попросил Павел, это подорвет и усилия говорящих, что страдание развенчивает его апостольство.

Ясно, почему Павел хотел убедить коринфян в своих взглядах на Божественное утешение; не столь ясно, что они на самом деле означают, или как могут сработать в жизни его читателей. Можно заострить вопрос: что значит говорить, что Бог утешает страждущих? Как это утешение передается через апостолов? И почему страдания и утешение верующих отождествляются со страданиями и утешением Христа? Ответы на эти вопросы во 2-м послании к Коринфянам 1:3-11 не озвучены, хотя становятся яснее по мере чтения остального письма. Если опереться на близкие темы из других писем, можно прийти к пониманию того, что высказывает здесь Павел: посреди страданий утешение приходит от Бога, через апостолов, со Христом.
Значение Христа для взгляда Павла на Божественное утешение
Мы уже видели, что мысли Павла выходят за рамки прочитанного им в Писании, когда он отождествляет «Отца милосердия» Израиля с «Отцом нашего Господа Иисуса Христа» (2 Кор. 1:3). Только от Христа Павел узнает полный смысл Божественного утешения. Это не значит, что он опирается на учение Иисуса о Божьей помощи страждущим (ср. Мф. 5:4). Возможно, это произошло потому, что эти идеи уже были донесены Писанием, возможно, потому, что Павла интересует не столько то, что Иисус сказал, сколько то, что Он показал. Ибо вместо того, чтобы цитировать поучения Иисуса о Боге, Павел считает отношение к Иисусу Бога основным свидетельством Божественного утешения.

Даже в споре о том, чтобы было центром теологии Павла, не должно быть сомнений о центральной теме его проповеди. Обратимся ли мы к основным утверждениям самого Павла (напр., 1 Кор. 1:23; 2:2; 15:1-4) или к повествованиям Луки (напр., Деян. 13:26-39; 17:16-31; 26:22, 23), очевидно, что главной темой проповеди Павла были смерть и воскресение Христа. Во всех письмах Павла мы находим разнообразные толкования и приложения этого события. Неважно, состоит ли проблема в тревоге за мертвых (1 Фес.4:13-18), или в высокомерии среди живых (Фил.2:1-11), Павел находит решение в вести о Кресте. Эта же весть объясняет и убеждения Павла относительно Божьего утешения.

1.Бог утешает страдающих. Размышление Павла о Кресте воздействовало на все аспекты его мысли. Он понуждало его заново определить свои прежние представления о мудрости и силе (1 Кор. 1:18-25); оно привело его к отказу от прежних категорий достижений и стремлений (Фил.3:4-11); оно уверило его в Божьей власти над властями мира (Кол. 2:15) и даже над самой властью смерти (1 Кор. 15:54-57). Его существование настолько изменилось благодаря значению смерти и воскресения Христа, что он объявил: «И уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал.2:20; ср.Рим. 6:1-11). Размышление Павла о Кресте также дало ему новое основание для веры в то, что Бог утешает страждущих. Все Божьи деяния в прошлом меркнут перед тем, что Бог сделал во Христе. Теперь Павел уверен, что ничто не может помешать Божьему избавлению верующего (Рим. 8:31-39). Уверенность Павла в том, что Бог продолжит выручать его, вырастает из его знания, что это Бог, «воскрешающий мертвых» (2 Кор. 1:9, 10).

Но Крест не только провозглашает, что Бог дает утешение; он говорит, где можно обрести Божественное утешение. Бог действует именно в безнадежной ситуации. Вот почему Павел хвалится своими немощами; они –фон для проявления Божьей силы. Точно так же страдание подчеркивает Божье утешение. Как Божья сила лучше всего видна при отсутствии всякой иной силы (2 Кор. 12:9,10), так и Божье утешение лучше всего осознается при отсутствии на горизонте всякого иного утешения. В этом смысл 2 Кор. 1:8. Когда Павел был «отягчен безмерно и сверх силы», у него не было никаких вариантов и перспектив. Однако такое страдание «заставило его отказаться от любых притязаний на способность его преодолеть, и побудило полностью положиться на Бога». Смотря на собственное служение, Павел видит наиболее впечатляющее проявление Божьего утешения страданий не в силе избегнуть чего-либо, а в силе выстоять (2 Кор. 4:7-11). Вот почему Павел подчеркивает свои тяготы во 2-м послании к Коринфянам. Если читатели упустили значение утверждения Павла о том, что Божье утешение «производит терпение» в их страданиях (1:6), то, конечно, они увидели его в описании служения Павла. В чрезвычайных тяготах, с которыми Павел столкнулся (см. 11:23-33), он выстоял лишь потому, что рядом присутствовал Бог. Причем это присутствие никогда не было столь видимым, как в Божественном утешении страждущего.

Однако мы могли бы установить более радикальную связь между страданием и утешением. Для Павла страдание - не просто фон для признания Божественного утешения; это условие его получения. Слова 2-го Коринфянам 1:7 не говорят об этом явно, но подразумевают, что поскольку коринфяне пострадали, Павел знает, что они будут утешены. Заметьте связь между переживанием апостолами того, что называется «смертью» и «жизнью» в 2 Кор. 4:10, 11: они встречают смерть, «чтобы» пришла жизнь. Та же связь существует в послании к Римлянам 8:17, где Павел говорит: «с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться». Не может быть соучастия в Христовом Воскресении без соучастия прежде того в Его страданиях. Итак, Крест учит Павла, что утешение не просто приходит страждущему – утешение приходит через страдание. Утвердить таким образом мысль Павла – значит рисковать быть неверно понятым. Павел не имеет в виду, что страдание доставляет утешение. Но он обнаруживает, что страдание ведет туда, где можно обрести утешение, ведет к расчету исключительно на Бога (2 Кор. 1:9). Другими словами, утешение приходит через страдание лишь потому, что утешение приходит через веру в Бога.

Слово о Кресте говорит, что страдание - не бессмысленный опыт, достойный презрения; это не признак отверженности Богом или неудачи. Божий труд явен в разбитых сосудах. Поскольку в страдании мы осознаем нашу зависимость от Бога, в страдании Бог раскрывает Свою силу и славу. Страдание побуждает непрестанно надеяться на Бога, Который один может дать жизнь, и постоянно напоминает, что всякая жизнь, которой мы обладаем сами – не настоящая.



2.Бог утешает через Апостолов.

Частый ответ на вопрос о том, как Бог утешает через апостолов, подчеркивает их способность сопереживать тем, кто страдает. Например, один комментатор сравнивает Павла с философами Сенекой и Эпиктетом, которые учили, что «страдальцы могут помогать находящимся в схожих с ними обстоятельствах». Сопереживание страждущему, несомненно, важно (ср. 1 Кор. 12:26); есть некое утешение в знании о том, что другие испытали похожую боль. Но это не объясняет отличительной роли апостолов и не уделяет адекватного внимания страданию в богословии Павла: Бог использует разбитые сосуды, и Павел – один из них.

Вера Павла в то, что Бог утешает страждущих, основывалась на вести о Кресте. Эта весть, с ее утверждением, что Божественная сила совершается в людских немощах, была основой для того, чтобы делиться верой и познавать Божье утешение. Поэтому апостолы передают Божественное утешение, когда провозглашают спасение Креста. Они несут Божье утешение своим свидетельством о Божьем деянии избавления в прошлом и своей уверенностью в Его обетованиях о будущем. Вот почему Павел также находит в Писании источник утешения и терпения (Рим. 15:4; ср. Пс. 118:49-52, 76 и далее). Они несут свидетельство несомненности Божественного утешения. В этом смысле роль апостолов параллельна роли пророков. Провозглашение Божественного утешения служит средством его доставления. Тот факт, что обещанное Израилю утешение (ср. Ис. 61:2) пришло, лишь повышает значение роли апостолов.

Конечно, эта благая весть провозглашается не только проповедью. В жизни апостолов мы видим «воспроизведение керигмы». Страдания самого Павла были частью его апостольского свидетельства о Божьем спасении. Поэтому его страдания были источником не уныния, а ликования (ср. Кол. 1:24; Еф. 3:7, 14). Не стоит и говорить о том, что не склонность к нарциссизму, и тем более к мазохизму, привела Павла к прославлению в страданиях. Интуиция благовестника помогла Павлу обнаружить в собственном опыте страдания провозглашение обещанного Богом избавления. Неспособность коринфян услышать благовестие в страдании Павла было сутью проблем, возникших в их отношениях. Им было трудно принять, что страдающие апостолы – свидетели утешающего Бога. Возможно, они забыли, что Бог использует разбитые сосуды. Вот почему Павел старается помочь увидеть страдания верующих как страдание со Христом.



3.Страдание со Христом. Порой Павел говорит о страдании ради Христа (Фил.1:29; ср. Деяния 9:16), а порой называет страдания уподоблением Христу (1 Фес.1:6; ср. 2:14 и далее). Но страдание приобретает новое значение, когда рассматривается как соучастие в страдании Христа (2 Кор. 1:5, 7; Рим. 8:17). Павел убежден, что верующие соединяются со Христом в Его смерти. Не может быть воскресения со Христом без смерти с Ним; нельзя быть причастным Его силе, не будучи причастным Его страданию (Фил. 3:10 и далее; ср. 2 Тим. 2:11 и далее). Путь Креста возвещает, что распятие предшествует воскресению. Павлу нужно было, чтобы коринфяне это осознали, не истолковывали его страдания неправильно, и (что еще более важно) – не давали неверного толкования своим страданиям. Рассматривать страдание в категориях Христовой смерти на Кресте - значит видеть страдание как состояние, в котором Бог спасает от смерти для жизни. Рассматриваемое так, страдание приводит нас непосредственно к Божьему избавлению и создает единственные приемлемые для него условия – когда мы не в силах спасти самих себя. Подводя коринфян к рассмотрению своих страданий как соучастию в Христовом страдании, Павел не только помогает им утвердить основание и ориентир своей жизни во Христе, но и направляет их к надежде их будущего прославления со Христом (2 Кор. 4:16-18; см. также Рим. 8:14-17).

Если мы воспринимаем страдание как солидарность со Христом, то начинаем понимать, как Бог может достичь Своих целей вопреки страданию – или, лучше сказать, благодаря страданию. Страдание помогает жизни верующего «воспринять структуру, соответствующую основополагающим событиям нового Царства». Его жизнь приводится в соответствие с опытом Христа на Кресте. Или, используя фразу Леонарда Алена, стать «церковью в форме распятия» в страдании – значит развить зависимость от Бога в форме распятия и такую же уверенность в обещанном Им утешении.


Заключение

Понимание Павлом Бога утешения имело важные последствия для его послания в Коринф и для его служения в Коринфской церкви. Если мы разделяем его убеждения, важные последствия существуют и для нас. Прежде всего, вера в то, что Бог утешает в страдании, означает, что мы можем воспринимать страдание как орудие Божьей благодати. Само по себе страдание, конечно, не является положительным опытом. Оно ужасает нас своей экзистенциальной и физической болью. Страдание заставляет нас признать нашу уязвимость; оно заставляет нас заключить, что наша жизнь непредсказуема; страдание доказывает, что мы не способны справиться со всем, что встает на нашем пути. Помимо всего этого страдание может убедить нас в том, что мы совершенно одиноки: отрезаны от других и оставлены Богом. Но взгляд Павла дает нам новое видение страдания, освобождающее от страха и ужаса, которые оно вызывает. Павел ничуть не преуменьшает сам факт страдания, но предлагает нам новый способ понимания его смысла. Даже когда страдание налагает на нас ограничения нашей человеческой природы, Бог «распоряжается им по Своему замыслу». Бог использует страдание, чтобы привести нас к Божественной силе, полноте и спасению. В перенесении страданий мы не оставлены одни. Бог утешения с нами, как Он был на Кресте, через позор распятия являя славу воскресения.



Павел знал о Боге утешения гораздо больше многих из нас, потому что Бог, о котором он читал в Писании, и Бог, которого он встретил на Кресте, был Богом, на которого он полагался в своей жизни. Он знал Бога как Утешителя, потому что знал Бога в страдании. Павел знал, что значит быть разбитым сосудом, сосудом, который использует Бог.


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница