Бюллетен ь научныхрабо т



страница4/17
Дата17.11.2018
Размер3.52 Mb.
ТипБюллетень
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Литература
1. Мильков Ф.Н. Типы местности и ландшафтные районы центральных черноземных областей. - Изв. Всесоюз. геогр. о-во, 1954, т. 86, вып. 4. С. 336-346.

2. Лышов А.И. Разработка способов облесения карбонатных почв (меловых обнажений) на склонах холмов, оврагов и балок в Шебекинском опытно-показательном мехлесхозе // Достижения опытно-показательных предприятий министерства лесного хозяйства РСФСР. М.: Изд-во "Лесная промышленность", 1974. С. 28-35.

3. Ахтырцев Б.П. Почвенный покров Поосколья. - В кн.; Поосколье, Воронеж, 1980. С. 18-26.

4. Хижняк А.А. Природные ресурсы земли белгородской. Воронеж, 1975. С. 31-38 и 81-90.

5. Козо-Полянский Б.М. В стране живых ископаемых. М., 1931. 145 с.

6. Красная книга Российской Федерации (растения). – М.: Росагропромиздат, 1988. – 590 с.

7. Лукин С.В. Агроэкологическое состояние почв Белгородской области: моногр. / С.В. Лукин. – Белгород: КОНСТАНТА, 2008. – 176 с.

Ветеринария

УДК: 619.614.48


СРАВНИТЕЛЬНОЕ ИЗУЧЕНИЕ КОРРОЗИЙНОЙ АКТИВНОСТИ

ХЛОРСОДЕРЖАЩИХ ДЕЗИНФЕКТАНТОВ


А.П. Палий

ННЦ «ИЭКВМ», г. Харьков, Украина


Актуальность проблемы. Дезинфицирующие препараты широко используются в различных технологических схемах производства продуктов животноводства. Дезинфектанты нашли своё применение не только в комплексе ветеринарно-санитарных мероприятий, но и в строительстве животноводческих помещений [1].

Для проведения дезинфекции объектов ветеринарного и медицинского надзора применяют целый ряд дезинфицирующих препаратов, значительная часть которых состоит из хлорсодержащих дезсредств [2]. Доказана возможность формирования устойчивости тест-штаммов микроорганизмов к хлорсодержащим дезинфицирующим средствам после многократного систематического воздействия на них дезинфектанта в суббактерицидной концентрации [3]. Проведенными исследованиями установлено, что применение хлорсодержащих препаратов является перспективным при профилактике и борьбе с туберкулёзом крупного рогатого скота [4].

Однако на ряду с изученностью вопроса относительно бактерицидных свойств данных средств остаются спорными вопросы их целесообразности применения с экологической, токсикологической точки зрения, а также их коррозийности.

Цель работы. Сравнительное изучение коррозийной активности хлорсодержащих дезинфицирующих препаратов.

Материалы и методы исследований. Для проведения исследований были отобраны хлорсодержащие дезинфектанты:

«Биохлор» дезинфицирующее средство производства ООО «Альянс Групп» (Украина). Состав препарата: гипохлорит натрия, моющие, антикоррозийные, стабилизирующие, антимикробные, ароматизирующие добавки. Содержание активного хлора 5,0 – 9,0 %.

«Хлорантоин» дезинфицирующее средство с моющим эффектом производства НВТ «Фармакос» (Украина). Состав препарата: дихлорантин 21 – 23 %, 5,5-диметилгидантоин 12 – 16 %, триполифосфат натрия 4,5 – 6,5 %, анионные ПАВ 3,2 – 5 %, ингибитор коррозии до 10 %, щелочной моющий компонент до 10 %, натрий хлористый до 100 %. Содержание активного хлора не менее 13,5 %.

Коррозийное действие препаратов определяли относительно стали СТ3, стали нержавеющей Х25Т, стали оцинкованной листовой, алюминия АД1М, дюралюминия Д1, латуни Л80, меди М1.

В качестве препарата-эталона использовали 3 % щелочной раствор формальдегида.

Опыты проводили согласно существующих методических подходов [5].

При проведении исследований определяли следующие показатели: потеря веса, уменьшение веса, весовой показатель, относительная коррозийная активность.

Результаты исследований. Результаты проведенных исследований представлены в таблице 1 и 2.

Таблица 1 - Коррозийная активность «Хлорантоина» (М±m)


Металл,

марка


Потеря веса

Уменьшение

веса


г/м2

Весовой

показатель

г/(м2×час.)


Относительная

коррозийная

активность


г

%

СТАЛЬ

СТ 3


0,0001

±0,00006


0,0017

0,0016

±0,0005


0,0066

±0,0001


102,2

СТАЛЬ

нержавеющая

Х25Т


0,0002

±0,00004


0,0098

0,0032

±0,0011


0,0134

±0,0015


43,8

СТАЛЬ

оцинкованная

листовая


0,0028

±0,00009


0,2112

0,0438

±0,0081


0,1823

±0,0104


3,3

АЛЮМИНИЙ

АД1М


0,0005

±0,00005


0,0376

0,0077

±0,0010


0,0321

±0,0042


759,4

ДЮР-АЛЮМИНИЙ

Д1


0,0015

±0,00005


0,3665

0,0231

±0,0077


0,0962

±0,0099


240,1

ЛАТУНЬ

Л80


0,0062

±0,00003


0,1133

0,0925

±0,0104


0,3856

±0,0635


7,5

МЕДЬ

М1


0,0093

±0,00025


0,7288

0,1409

±0,0223


0,5871

±0,0418


8,9

Из материалов таблицы 1 видно, что препарат «Хлорантоин» почти не влияет на образцы стали СТ3, алюминия АД1М и дюралюминия Д1 в сравнении с эталонным препаратом, а потеря веса сравнительно ниже соответственно в 102,2, 759,4 і 240,1 раза. Относительно других образцов металлов, то потеря их веса в сравнении с эталонным средством ниже: сталь нержавеющая Х25Т – в 43,8 раза, сталь оцинкованная листовая – в 3,3 раза, латунь Л80 – в 7,5 раза, медь М1 – в 8,9 раза.

Результаты, приведенные в таблице 2 свидетельствуют, что препарат «Биохлор» обуславливает потерю веса алюминия АД1М и дюралюминия Д1 в 111,8 и 156,7 раза ниже, чем эталонное средство. Другие образцы металлов также имеют потерю веса ниже в сравнении с эталоном: сталь СТ3 – в 2,6 раза, сталь нержавеющая Х25Т – 14,5 раза, сталь оцинкованная листовая – 2,1 раза, латунь Л80 – 18,7 раза, медь М1 – 27,6 раза.

Таблица 2 - Коррозийная активность «Биохлора» (М±m)


Металл,

марка


Потеря веса

Уменьшение

веса


г/м2

Весовой

показатель

г/(м2×час.)


Относительная

коррозийная

активность


г

%

СТАЛЬ

СТ 3


0,0039

±0,00004


0,0747

0,0619

±0,0025


0,2579

±0,0211


2,6

СТАЛЬ

нержавеющая

Х25Т


0,0006

±0,00003


0,0316

0,0097

±0,0009


0,0403

±0,0095


14,5

СТАЛЬ

оцинкованная

листовая


0,0044

±0,00001


0,3259

0,0688

±0,0072


0,2865

±0,0133


2,1

АЛЮМИНИЙ

АД1М


0,0034

±0,00002


0,3828

0,0523

±0,0008


0,2179

±0,0048


111,8

ДЮР-АЛЮМИНИЙ

Д1


0,0023

±0,00003


0,4295

0,0354

±0,0089


0,1474

±0,0199


156,7

ЛАТУНЬ

Л80


0,0025

±0,00001


0,0451

0,0373

±0,0044


0,1555

±0,0672


18,7

МЕДЬ

М1


0,0003

±0,00005


0,0253

0,0455

±0,0025


0,0189

±0,0017


27,6

Вывод. Хлорсодержащие дезинфицирующие препараты «Хлорантоин» и «Биохлор» проявляют значительно меньшую коррозийную активность относительно опытных образцов металлов в сравнении с препаратом-эталоном.


Литература
1. Шкромада, О.І. Використання дезінфектантів у будівництві тваринницьких приміщень [Текст] / О.І. Шкромада // Мат. НПК викладачів, аспірантів та студентів СНАУ (20 - 29 квітня 2010 р.). – Т. ІІ. – Суми, 2010. – С. 101.

2. Ковалишена, О.В. Использование хлорсодержащих дезинфектантов в современном ЛПУ [Текст] / О.В. Ковалишена, Н.В. Саперкин // Ремедиум Приволжье. – 2009. – № 3. – С. 42-43.

3. Саперкин, Н.В. Исследование формирования устойчивости госпитальных штаммов к хлорсодержащим дезинфектантам [Текст] / Н.В. Саперкин // Вестник Российской военно-мед. академии. – 2008. – Прил. (ч. 2). – С. 304.

4. Палий, А.П. Бактерицидные свойства хлорсодержащих дезинфектантов относительно микобактерий [Текст] / А.П. Палий // Материалы IV науч.- практ. конф. Международной ассоциации паразитоценологов 4-5 ноября 2010 г. – Витебск, 2010. – С. 121–128.

5. Палий, А.П. Коррозийное действие дезинфицирующего препарата «Экоцид С» [Текст] / А.П. Палий // Бюл. науч. работ БелГСХА. – Белгород, 2011. – Вып. 28. – С. 27-30.

УДК 619:616.9:636.4


ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ НОРФЛОКСАЦИНА

ПРИ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОМ КОЛИБАКТЕРИОЗЕ ЦЫПЛЯТ


В.Н. Скворцов, В.В. Маханёв, Д.В. Юрин

Белгородский отдел ВИЭВ, г. Белгород, Россия


Несмотря на широкое внедрение в ветеринарную практику антимикробных препаратов, инфекционные болезни остаются одной из важнейших проблем современного птицеводства. Ведущее место в инфекционной патологии занимает колибактериоз, на долю которого приходится до 60 % падежа птицы (С.С. Яковлев, 2000; Н.Л. Андреева и соавт., 2004; А.Н. Борисенкова и соавт., 2004; Т.Н. Рождественская, 2011).

Для лечения и профилактики этих болезней используется широкий спектр антимикробных препаратов. Но в связи с их длительным и бесконтрольным применением эффективность многих препаратов снизилась, а нерациональное употребление способствовало образованию резистентных популяций эшерихий и других микроорганизмов

Повысить эффективность антимикробной терапии и снизить вероятность развития резистентных форм патогенных бактерий, можно благодаря созданию новых химиотерапевтических соединений, а также соблюдением принципов рационального их применения. Причём для лечения необходимо назначать препарат, не обладающий токсическим действием. В то же время, его незначительное содержание в органах и тканях птиц должно быть достаточным для подавления роста этиологически значимого микроорганизма.

Большой интерес в этом плане представляют препараты фторхинолонового ряда и в частности норфлоксацин.

Целью нашей работы явилось изучение терапевтической эффективности норфлоксацина при экспериментальном колибактериозе птиц.

Материалы и методы.

В первом опыте изучали терапевтическую эффективность норфлоксацина при экспериментальном колибактериозе цыплят на суточных бройлерах кросса Хаббард Ф-15 массой 49-51 г, из которых было сформировано 3 группы по 20 голов в каждой. Заражение производили внутрибрюшинным способом суспензией суточной культуры E. coli в концентрации 150 млн. КОЕ/0,5 мл. Цыплятам первой группы препарат вводили индивидуально перорально (при помощи зонда) в дозе 5 мг/кг массы тела в течение 5 суток. Вторую группу цыплят лечили по той же схеме, но норфлоксацин вводили в дозе 10 мг/кг массы тела. Третья группа цыплят служила контролем, лечению не подвергалась.

Во втором опыте исследования провели на 60 цыплятах бройлерах, которые были разделены на 3 группы по 20 голов в каждой. Цыплятам первой группы норфлоксацин вводили индивидуально перорально в дозе 10 мг/кг массы тела в течение 3 суток. Цыплятам второй группы препарат вводили в той же дозе, но в течение 5 суток. Третья группа цыплят была контрольной, лечению не подвергалась.

В третьем опыте находилось 4 группы цыплят суточного возраста по 25 голов, которым норфлоксацин давали перорально в концентрациях: первой группе - 100 мг/л воды, второй - 200 и третьей - 300 мг/л воды, а четвертая группа служила контролем. Норфлоксацин выпаивался с водой в свободном доступе.

В четвёртом опыте изучали сравнительную эффективность норфлоксацина и гентамицина при экспериментальном колибактериозе цыплят. В опыте использовали 3 группы трёхсуточных цыплят по 50 голов в каждой. Первой группе цыплят выпаивали норфлоксацин в концентрации 200 мг/л воды в течение 5 суток, вторую группу птиц лечили гентамицином, по аналогичной схеме, и третья группа была контрольной.

За опытными цыплятами вели наблюдение в течение двух недель после окончания лечения.

Результаты исследований

Результаты исследований, полученные в первом опыте, представлены в табл. 1.

Таблица 1

Лечение экспериментального колибактериоза цыплят норфлоксацином

(опыт 1)


Препарат, введение

Доза, мг/кг

Кол-во цыплят, голов

Выжило,

голов


Пало,

голов


Суммарная продолжительность жизни

Абсолют.

%

с

Норфлоксацин 5 дней

5

20

15

5

159/200

79,6

≥0,01

Норфлоксацин 5 дней

10

20

19

1

198/200

99

≥0,01

Контроль

-

20

0

20

44/200

22

-

Из данных таблицы видно, что лечение норфлоксацином в дозе 10 мг/кг массы тела является более эффективным и суммарная продолжительность жизни составила 99%. В группе цыплят, которым норфлоксацин вводили в дозе 5 мг/кг массы тела за период наблюдений пало 5 цыплят, а показатель суммарной продолжительности жизни равнялся 79%. В контрольной группе к концу опыта пали все цыплята, а суммарная продолжительность жизни была 22%.

Данные второго опыта представлены в табл. 2.

Таблица 2

Лечение экспериментального колибактериоза цыплят норфлоксацином

(опыт 2)


Препарат, введение

Доза, мг/кг

Кол-во цыплят, голов

Выжило,

голов


Пало,

голов


Суммарная продолжительность жизни

Абсолют.

%

с

Норфлоксацин 3-е суток

10

20

14

6

155/200

77,5

≥0,01

Норфлоксацин 5 суток

10

20

17

3

172/200

86

≥0,01

Контроль

-

20

0

20

58/200

29

-

Результаты исследований, представленные в таблице, свидетельствуют о том, что в первой группе цыплят, лечение которых осуществлялось в течение трех суток пало 6 голов, а показатель суммарной продолжительности жизни составил 77,5%. Во второй группе цыплят, которых лечили в течение пяти суток, пало 3 головы, а показатель суммарной продолжительности жизни равнялся 86%. В контрольной группе пали все цыплята, а суммарная продолжительность жизни составила 29%.

В третьем опыте норфлоксацин выпаивался с водой в свободном доступе (табл. 3).

Таблица 3

Лечение экспериментального колибактериоза цыплят норфлоксацином

(опыт 3)


Препарат, введение

Концентрация, мг/л

Количество

цыплят, голов



Выжило,

голов


Пало,

голов


Суммарная продолжительность жизни

Абсолют.

%

с

Норфлоксацин,

выпаивание

5 суток


100

25

20

5

241/250

96,4

≥0,01

200

25

25

0

250/250

100

≥0,01

300

25

25

0

250/250

100

≥0,01

Контроль

-

25

0

25

77/250

28

-

Из полученных данных видно, что препарат проявил высокую активность во всех опытных группах. Показатель суммарной продолжительности жизни в группе цыплят, которым выпаивали норфлоксацин в концентрации 100 мг/л воды, составил 96,5%, а в группах, которым препарат выпаивался в концентрациях 200 и 300 мг/л воды, этот показатель равнялся 100%. В контрольной группе к концу опыта пали все цыплята, а суммарная продолжительность жизни составила 28%.

В четвёртом опыте изучали сравнительную эффективность норфлоксацина и гентамицина при экспериментальном колибактериозе цыплят (табл.4).

Таблица 4

Сравнительная эффективность норфлоксацина и гентамицина

при экспериментальном колибактериозе цыплят



Препарат, выпаивание

5 дней


Концентрация, мг/л

Количество цыплят, голов

Выжило, голов

Пало,

голов


Суммарная продолжительность жизни

Абсолют.

%

p

Норфлоксацин

200

50

49(98%)

1(2%)

736/750

98,1

≥0,05

Гентамицин

200

50

3 (6%)

47(94%)

117/750

15,6

≥0,05

Контроль



50

2 (4%)

48(96%)

99/750

13,2

-

Из результатов проведенных исследований видно, что норфлоксацин, выпаиваемый в концентрации 200 мг/л воды, оказывал высокий терапевтический эффект и сохранность поголовья в этой группе составила 98%. Гентамицин, который выпаивался в аналогичной концентрации, не оказывал терапевтического эффекта. В этой группе пало 47 (94%) цыплят. В контрольной группе все цыплята пали.

Выводы

Пероральное введение норфлоксацина цыплятам в дозе 10 мг/кг массы тела или в концентрации 200 мг/л питьевой воды в течение 5 дней обеспечивает выздоровление 98-100% птиц, экспериментально зараженных E. coli.


Литература
1. Андреева Н.Л. Изучение бактериальных инфекций на птицефабриках (Ленинградская обл.) / Н.Л. Андреева, М.Е. Дмитриева, А.А. Климов, Л.С. Фогель// Ветеринария. - 2004. №5. - С. 14-16.

2. Барисенкова А.Н. Бактериальные болезни птиц, вызываемые зоопатогенными и эпидемиологически опасными микроорганизмами// А.Н. Борисенкова, Т.Н. Рождественская, О.Б. Новикова// Матер. всерос. вет. конгресса. Москва. - 2004. - С. 34-37.

3. Рождественская Т.Н. Создание комплексной системы профилактики бактериальных болезней птиц в хозяйствах промышленного типа// Автореф. дисс. док. вет. наук. – С-Пб. - 2011. - 54 с.

4. Яковлев С.С. Эпизоотическая ситуация в птицеводстве России// Ветеринария. - 2000. -№9. - С. 3-4.

_______________________

УДК: 619 (091) (470.325)


СОСТОЯНИЕ ЗЕМСКОЙ ВЕТЕРИНАРИИ В СТАРООСКОЛЬСКОМ УЕЗДЕ

В 1912 ГОДУ



В.Н. Скворцов, Т.А. Скворцова, В.Д. Буханов, В.В. Невзорова

Белгородский отдел ВИЭВ, г. Белгород, Россия


В 1912 году уезд был разделен на три ветеринарно-врачебных участка: городской, Скороднянский и Ястребовский, на каждом из них находился ветеринарный врач, фельдшер и служитель, а на городском участке еще и фельдшерский ученик. Врачи первого и второго участков, а также фельдшер первого участка содержались за счет губернского земства, весь же остальной персонал - за счет уездного земства. При первом и третьем участках имелись собственные амбулатории с манежем для приема больных, стойлами для стационарных больных и заразными бараками. На третьем участке были еще квартиры для врача и фельдшера и кухня для служителя. Ветеринарный персонал второго участка ютился в арендуемом помещении и был лишен всего этого.

Что касалось ежегодных затрат на ветеринарию, то Старооскольскому уездному земству приходилось содержать за свой счет одного врача, двух фельдшеров, одного фельдшерского ученика и трёх служителей. Кроме того, оплата разъездов ветеринарного персонала, приобретение медикаментов и инструментов и прочие расходы производились тоже из средств уездного земства. Общая сумма ассигновок на ветеринарию в 1911 году достигла 6385 рублей, не считая оплаты на разъезды. Из этой суммы 1500 руб. было израсходовано на медикаменты, 150 руб. на инструменты. Оплата разъездов производилась по маркам, расходы по этой статье достигали более 1500 рублей. Лечение, как в амбулаториях, так и в лечебнице было бесплатным. Ухаживали за больными животными, находившимися в лечебнице, также бесплатно. От их владельцев требовалась только доставка корма и подстилки.

Если сравнить размеры расходов на ветеринарию по уездам Курской губернии, то после Суджанского уезда, занимавшего в этом отношении первое место, Старооскольский и Корочанский уезды делили второе место.

Площадь Старооскольского уезда составляла 2655 кв. верст (276543 десятин). Всего в уезде имелось 185 населенных пунктов, из них 69 относились к первому ветеринарному участку, 56 - ко второму участку и 60 пунктов – к третьему участку. В уезде насчитывалось 164820 голов домашних животных (31660 лошадей, 29375 голов крупного рогатого скота, 95948 овец и коз и 7837 свиней). Эти сведения, представленные в управу волостными правлениями, сильно отличались от действительного количества скота у населения, особенно это касалось численности мелких животных.

Ветеринарный врач городского участка в годовом отчете отмечал, что на участке из заразных болезней в текущем году сибирская язва была зарегистрирована только в одном пункте. Истекший год можно было назвать благополучным для местного скотоводства.

В городской амбулатории оказана помощь 4072 больным животным. Больше половины из них (61%) были с болезнями органов пищеварения, кожи и различными травматическими повреждениями.

В лечебнице для стационарных больных находились на лечении 22 лошади, 4 коровы и 2 свиньи.

Ветеринарным персоналом Скороднянского участка оказана помощь 3590 больным животным, дано 432 совета. Инфекционными заболеваниями в текущем году болело 500 животных, из них чумой свиней – 204 головы, чесоткой – 100, рожей свиней – 98, мытом – 54, сибирской язвой – 16, пятнистым тифом – 10, повальным воспалением легких – 7, туберкулезом – 4, актиномикозом – 4, злокачественным отеком – 2 и чумой собак – 1.

Прививок в том году было сделано меньше из-за затянувшихся весенних работ. Против сибирской язвы вакцинировано 2118 животных, против рожи - 248 свиней, сывороткой против чумы обработано 255 свиней. Падежа после прививок не было.

Больных незаразными болезнями было принято 3089 животных. Большинство амбулаторных больных поступали с травмами (713 голов), болезнями органов пищеварения (654), болезнями кожи и подкожной клетчатки (294), болезнями копыт (213 животных).

Количество больных животных по волостям распределялось обратно пропорционально расстоянию их от ветеринарного пункта. Больше половины всех больных приходилось на Скороднянскую волость, затем шли Вязовская, Кладовская, Богословская и Салтыковская волости.

Земская управа представила собранию две сметы, одна из них на строительство аптеки с квартирой для фельдшера и манежа для Скороднянского ветеринарного участка в размере 5579 рублей и вторая на квартиру для врача того же участка на сумму 3954 рублей (всего 9534 рубля). Управа также доложила о том, что для постройки ветеринарного участка Скороднянским обществом безвозмездно отведено 1,5 десятины земли.

В амбулатории Ястребовского ветеринарного участка было принято 2822 больного животного, их них 1889 лошадей, 701 голова рогатого скота, 70 овец, 149 свиней, 3 собаки и 10 птиц. Заочных советов с выдачей лекарств для животных дано 635, для птиц - 242. Из амбулаторных больных 96% принадлежало крестьянам,3%-землевладельцам,1%-духовенству.85% животных было приведено из Ястребовской волости, 8% - из Знаменской, 4% - из Салтыковской и 3% - из Тимского уезда. Стационарно лечилось 14 лошадей и 1 корова, из них землевладельцам принадлежало 10 животных, а крестьянам- 4.

Заразные заболевания свиней нанесли значительный ущерб крестьянам. Рожей в трех пунктах заболело 44 свиньи, 30 из них пало; септицемией в двух пунктах - 37 свиней, пало 32.

Мытом заболело 5 лошадей, ящуром - 83 головы рогатого скота, сибирской язвой - 7 телят.

За отчетный период в 11 пунктах против сибирской язвы вакцинировано 1522 головы (430 лошадей, 894 коровы, 198 овец).

Против рожи в пяти пунктах привито 245 свиней. Падежа от прививок не было.

Ветеринарный врач сообщил земскому собранию о том, что постройки участка находятся в ужасном состоянии. Так квартира фельдшера и кухня из-за ветхого состояния не могли эксплуатироваться и с 1911 года пустовали. Аптека в зимнее время была совершенно непригодна для работы, так как температуру в ней невозможно поднять выше -2˚С. Серьезного ремонта требовала железная крыша помещения, в котором располагалась квартира ветеринарного врача.

При анализе повальных болезней нужно отметить, что цифры, предоставляемые в управу волостными правлениями, давали лишь приблизительное представление о развитии той или иной болезни. Несмотря на то, что в уезде работали три ветеринарных врача, и уезд был хорошо оснащен телефонной сетью, многие пункты, в которых возникала эпизоотия, из-за их удаленности от амбулаторий оставались или совсем необнаруженными или обнаруживались случайно во время служебных поездок. Чаще всего это происходило, когда в ветеринарной помощи уже не было острой нужды. Многие крестьяне обращались за помощью только тогда, когда болезнь уносила десятки крупных животных, на падеж же мелкого скота они не обращали внимания.

Ветеринарному врачу третьего участка неоднократно приходилось слышать от крестьян в том или ином населенном пункте, что овцеводством они перестали заниматься только потому, что в летние месяцы теряли 30-40% овец, по всей видимости, от сибирской язвы. Между тем эти селения ни в одном отчете не упоминались как неблагополучные, да и сам участковый врач узнавал о них случайно, во время поездок по другим делам.

Точно также крестьяне относились и к заболеваниям свиней. Однако в последние годы, успешное лечение рожи свиней сывороткой сдвинуло дело «с мертвой точки». Прививки стали так популярны, что при возникновении падежа свиней от какой-либо болезни, крестьяне целыми обществами обращались к врачу с просьбой вакцинировать их животных. Особенно много таких заявлений было в текущем году, когда почти в каждом селе регистрировался более или менее значительный падеж свиней. Ветеринарному врачу не хватало времени не только на производство прививок, но и на обследование пораженных пунктов с целью диагностирования появившегося заболевания.

Врачебный совет в текущем году высказался за учреждение одной стипендии для обучения в Воронежской ветеринарно-фельдшерской школе. Земская управа поддержала это предложение, но с тем условием, чтобы выпускник отработал фельдшером в Старооскольском земстве столько лет, сколько получал стипендию. Размер стипендии управа определила в 150 рублей. Совет также заслушал доклад ветеринарного врача С.Г. Калмыкова об искусственном оплодотворении животных, согласившись со всеми предложениями, просил земское собрание ассигновать требуемую сумму (200 рублей) для проведения опытов в Старооскольском уезде.

Представляя докладную записку врача Ястребовского участка Иванова о научных командировках ветеринарных врачей, уездная управа просила собрание установить для них командировки на тех же основаниях, что и для врачей-медиков. Управа представила земскому собранию доклад на эту тему, в котором говорилось о том, что ветеринария в Старооскольском уезде уже настолько развита, что имевшегося в то время ветеринарного персонала недостаточно для удовлетворения всех предъявляемых к ним требований, вследствие чего земством был выдвинут вопрос об устройстве четвертого ветеринарно-врачебного участка. Из-за ежедневных выездов к больным животным на расстояние от 10 до 30 верст ветеринарным врачам катастрофически не хватало времени для амбулаторных приемов, стационарных осмотров, вскрытий, микроскопических исследований, всевозможных прививок. Они не в состоянии были следить за непомерно растущей текущей ветеринарной литературой и использовать в практических целях научные открытия последних лет. Для повышения квалификации ветеринарных специалистов Старооскольское земство ввело в практику трехмесячные научные командировки врачей с сохранением содержания, но при существовавшей в то время дороговизне жизни и получаемом ветеринарными врачами содержании в размере 100 рублей, ни о каких продолжительных командировках за свой счет не могло быть и речи. Земству было очевидно, для того, чтобы иметь у себя на службе квалифицированных ветеринарных врачей, необходимо оказать им помощь.

Командировка каждого врача-медика обходилась земству в 300 рублей. Такую же сумму желательно ассигновать в виде субсидии и каждому командированному ветеринарному врачу для пополнения и совершенствования своих знаний, что позволило бы земству легче привлекать и удерживать у себя квалифицированных специалистов.

В заключении следует отметить, что организация ветеринарного дела в Старооскольском земстве носила смешанный уездно-губернский характер. Губернское земство за свой счёт содержало двух ветеринарных врачей и одного фельдшера, а также снабжало диагностическими, дезинфицирующими и биологическими средствами для проведения санитарных мероприятий и ликвидации заразных болезней. Уездное земство расходовало средства на содержание одного ветеринарного врача, двух фельдшеров, ученика и трёх служителей, а также на медикаменты, инструменты и разъезды ветеринарного персонала по уезду.

______________________


УДК 619(091)(470.325)


СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ЗЕМСКОЙ ВЕТЕРИНАРИИ

В ГРАЙВОРОНСКОМ УЕЗДЕ. ЧАСТЬ 4. 1910-1914 гг.


В.Н. Скворцов, Т.А. Скворцова, Т.В. Степанова

Всероссийский институт экспериментальной ветеринарии,

г. Москва, Россия

В.М. Чуйкова

Белгородский университет кооперации, экономики и права,

г. Белгород, Россия
Борисовская амбулатория в 1910 году представляла собой небольшую низкую комнату (7 аршин длиной и 5 шириной), примыкавшую к квартире фельдшера, у которого она арендовалась и имела с ней общий ход. Маленький шкаф для инструментов, шкаф побольше для медикаментов, аптечная стойка и стол составляли ее обстановку. Узкий двор был неудобен для приема животных, и они были вынуждены ожидать очереди на улице.

Во дворе имелся сарай для хранения дезинфектантов, и не было ни одного приспособленного места для манипуляции с животными.

Из-за отсутствия хирургического станка и удобного места повала не было возможности укрепить больное животное в момент исследования или проведения операций без риска серьезного повреждения. Во дворе даже не было места, где можно было бы укрыться от дождя. В холод и ненастье персоналу амбулатории приходилось отказывать в оказании ветеринарной помощи, дабы не поплатиться собственным здоровьем.

Можно представить, каким тяжелым было положение заведующего участком - ученого работника, желавшего принести посильную пользу в области ветеринарии и не потерять в глазах населения достоинство своей профессии при такой неприглядной обстановке.

По данным того времени о деятельности амбулатории можно сделать вывод, что земская ветеринарная помощь в сл. Борисовке не пользовалась широкой популярностью. В 1910 году за 10 месяцев было принято амбулаторно 3000 животных, тогда как в прежние годы к этому времени прием едва ли доходил до 2000 голов, несмотря на обширную территорию Борисовского участка, обслуживавшего пять волостей, в которых имелось большое количество домашних животных.

Борьба с инфекционными болезнями составляла главную задачу земской ветеринарии, но из-за недоверия населения она ограничивалась лишь полицейскими мероприятиями или велась в незначительном масштабе. Проведение вакцинации животных вызывало лишь недоумение у крестьян, они не осознавали пользы прививок.

Некоторые жители сл. Борисовки и не знали о существовании ветеринарной амбулатории.

На третьем ветеринарном участке очень часто происходила смена заведующих, что также негативно сказывалось на работе. Продолжительное отсутствие на участке ветеринарного врача приводило, с одной стороны, к бесконтрольной работе фельдшера, с другой стороны, каждое новое назначение заведующего неизбежно влекло за собой ломку внутреннего распорядка учреждения.

Таким образом, отсутствие постоянного и приспособленного помещения для ветеринарной амбулатории в слободе Борисовке привело к целому ряду неблагоприятных факторов, создав тем самым безнадежный застой, исключавший всякую возможность применения специальных научных знаний с пользой для населения. Основной задачей дальнейшей деятельности третьего ветеринарного участка являлось устранение этих последствий. Данный вопрос мог разрешиться лишь в случае оборудования лечебницы для животных. Лечебница должна состоять из помещения для аптеки, комнаты для занятий врача (она же бактериологический кабинет), кладовой, приемной для посетителей; кладовой для хранения лекарств, дезинфектантов и др. амбулаторного имущества; вместительного двора для приема и привода животных, крытого манежа для исследования больных и проведения операций. При лечебнице должен быть стационарный покой из шести станков с отделением для заразных больных из двух станков. При скотолечебнице должна быть земская квартира фельдшера и помещение служителя, это необходимо для удобства населения, обращавшегося за ветеринарной помощью, а также для ежедневного дежурства фельдшера.

Ветеринарный врач М.И. Троицкий просил собрание обратить внимание на плохое состояние амбулатории третьего ветеринарного участка и оборудовать хотя бы в наемном помещении постоянную благоустроенную лечебницу.

На заседании очередного собрания был заслушан доклад ветеринарного врача третьего участка М.И. Троицкого о найме для него квартиры в сл. Борисовке за счет земства или назначении квартирного содержания. С каждым годом цены на жилье увеличивались, поэтому значительную часть денежного вознаграждения земские ветеринары расходовали на найм квартиры с удобствами. В связи с этим, многие земства решили обеспечить свой ветеринарный и медицинский персонал квартирами или достаточным квартирным содержанием. В Грайворонском земстве медицинский персонал пользовался квартирным довольствием, а вопрос о квартирах для ветеринаров был в стадии разрешения, хотя служебное и профессиональное положение врачей являлось совершенно одинаковым.

Ветеринарный врач просил земское собрание не отказать ему в назначении квартирного содержания в том же размере, что и для медицинских врачей или предоставить земскую квартиру в сл. Борисовке.

Ветврач третьего участка также просил собрание о выписке для него и фельдшера ветеринарных журналов, так как жизнь шла вперед, порождая много новых явлений в специально-научной мысли и открывая новые пути решения научных и профессиональных вопросов в области ветеринарии. Быть постоянно осведомленным в текущей ветеринарной жизни являлось нравственной обязанностью всех врачей, однако не все они имели возможность следить за периодической ветеринарной прессой, т.к. земство не выделяло средства на выписку специальных научно-общественных журналов. Ветеринарный врач М.И. Троицкий просил земское собрание ассигновать необходимую сумму на приобретение следующих ветеринарных журналов: «Вестник общей ветеринарии», «Архив ветеринарных наук» и «Ветеринарный фельдшер».

От Лисичанского и Краснояружского волостных сходов в 1911 году в земскую управу поступили ходатайства об учреждении в г. Хотмыжске и сл. Красной Яруге по одному фельдшерскому пункту. Основанием для открытия этих пунктов была отдаленность их от существовавших ветеринарных пунктов в Борисовке и Ракитном.

Уездная управа согласилась с необходимостью открытия двух новых ветеринарных пунктов и доложила об этом земскому собранию. На эти цели требовались дополнительные средства в размере 1500 руб., из них 600 руб. на жалование двум ветеринарным фельдшерам, 100 руб. квартирные, 300 руб. на разъезды фельдшеров, 400 руб. на покупку медикаментов и 100 руб. на приобретение необходимых инструментов.

Расход на наем помещения для амбулаторного пункта волостные сходы принимали на счет волостных обществ. Так, Лисичанский волостной сход, решением от 6 февраля 1911 года, обязался выдавать ежегодно по 150 рублей, а Краснояружский волостной сход, решением от 22 июня 1911 года, был готов предоставить за счет общества надлежащее помещение.

4 июня ревизионная комиссия посетила Борисовскую ветеринарную амбулаторию, которая находилась в наемном здании. Помещение было небольшим, сарая для больных животных не было, это объяснялось дороговизной помещений в Борисовке и невозможностью найти лучшее.

Штат служащих состоял из врача и фельдшера. До 1 июня ветеринарным врачом было принято 1795 животных, до 4 июня – 2052, это говорило о том, что ежедневно врачу приходилось принимать большое количество животных. В отчетный период ветврач произвел 61 выезд в уезд, фельдшер – 94. Апрельские и майские выезды почти все были связаны с проведением вакцинации животных.

Грайворонский уезд в 1911 году был разделен на три ветеринарно-врачебных участка: Грайворонский, Ракитянский и Борисовский. Ко второму Ракитянскому участку относился и самостоятельный ветеринарно-фельдшерский пункт в селе Вязовом. Персонал уезда в отчетный период состоял из трех ветеринарных врачей и четырех ветеринарных фельдшеров. На каждом участке имелась небольшая амбулатория и по одному фельдшеру при ней. По данным переписи, полученным из волостных правлений, в Грайворонском уезде в текущем году насчитывалось 40833 лошади, 36722 головы рогатого скота, 43732 овцы и 30587 свиней. По ветеринарным участкам общее количество домашних животных распределялось следующим образом: на первом участке имелось 59288 голов, на втором – 53728 и на третьем – 40146 голов скота. На трех ветеринарных участках было принято 13346 голов домашних животных, из них на первом участке - 4595 больных животных (8% обращаемости), на втором – 4350 (более 8% обращаемости), на третьем - 4401 животное (11% обращаемости).

В 1911 году были зарегистрированы следующие заразные заболевания домашних животных: ящур, сибирская язва, сап, чесотка, мыт, дизентерия телят, актиномикоз, контагиозный стоматит, злокачественная катаральная горячка, инфлюэнца, рожа свиней, чума свиней и холера кур.

Ящур регистрировался в восьми волостях уезда. Всего заболело 1267 голов рогатого скота и 19 свиней, пали две свиньи.

Сибирская язва наблюдалась в форме эпизоотий почти во всех волостях уезда. За отчетное время заболело 83 животного, из них 31 лошадь и 52 головы рогатого скота, все лошади пали.

Сап был отмечен в экономии графа Шереметьева «Орловка» Александровской волости, в Крюково и г. Грайвороне. В двух последних случаях болели лошади, купленные на ярмарках вне Курской губернии. В Крюково сапная лошадь была приведена из Воронежской губернии.

Чесотка была зарегистрирована в Грайворонской, Лисичанской, Крюковской и Александровской волостях. Заболевание преимущественно носило спорадический характер. Всего заболело 81 лошадь и 14 голов рогатого скота, все животные выздоровели.

Мыт регистрировался в семи волостях уезда, в которых переболело 58 лошадей.

Дизентерия телят была отмечена в селениях Борисовской, Крюковской, Стригуновской и Высоковской волостей. Всего заболело и выздоровело 23 теленка.

Актиномикоз наблюдался в форме эпизоотий почти во всех волостях уезда. Всего заболело 22 головы рогатого скота, пало 19.

Контагиозный стоматит регистрировался в хут. Майорском Лисичанской волости; заболела одна лошадь.

Злокачественная катаральная горячка была отмечена в хут. Тарасенкове Высоковской волости; заболела одна корова.

Инфлюэнца имела место в с. Бобрава Ракитянской волости; заболело четыре лошади.

Рожа свиней была зарегистрирована почти во всех волостях уезда. Всего заболело 279 свиней, выздоровело 22.

Чума свиней имела эпизоотический характер и регистрировалась в Грайворонской, Ракитянской, Борисовской и Стригуновской волостях. Всего заболело 143 свиньи, из них пало 6, выздоровело 10, исход остальных животных неизвестен.

Холера кур наблюдалась в сл. Борисовке; заболело 7 кур, пала одна.

В отчетный период значительный вред домашнему скоту был нанесен эпизоотиями ящура, рожи свиней и сибирской язвы. В уезде ящур наблюдался почти ежегодно и в довольно широких размерах. Такое распространение ящура объяснялось индифферентностью населения к этой болезни.

Болезни, от которых гибли животные, заставляли крестьян обращаться за ветеринарной помощью, в этом случае ветеринарному персоналу становилось известно о первых случаях заболевания, что способствовало его приостановке в самом начале. Ящура же крестьяне не боялись и ждал самоизлечения животных, поэтому единичные случаи заболевания скота переходили в массовые. Последствием ящура всегда являлось расстройство процессов обмена веществ и ассимиляции. Животное, перенесшее болезнь, трудно откармливалось, у рогатого скота понижался удой молока. Борьба с ящуром в основном велась в местах эпизоотий, но ветеринарного персонала было недостаточно, поэтому к борьбе с ящуром привлекались и сельские правления, которые раздавали лекарства крестьянам и разъясняли способы применения.

Большой материальный ущерб населению уезда в отчетном году нанесли эпизоотии рожи свиней и сибирской язвы. Ежегодно эти болезни сильно подрывали скудные крестьянские хозяйства. В последние три года ветеринарной деятельности в уезде велась систематическая борьба с этими заболеваниями путем прививок, ежегодное увеличение которых показывало, что население правильно оценивало этот способ борьбы и стремилось к нему. Спрос на прививки возрос настолько, что своевременное их выполнение в отчетном году было сопряжено с затруднениями. Увеличение ветеринарного персонала, расширение ветеринарного дела в уезде позволило бы населению в будущем окончательно забыть об инфекционных заболеваниях.

Против вышеуказанных заболеваний применялись предохранительные и лечебные меры: изоляция больных животных; дезинфекция помещений, могил; уничтожение зараженных туш, кож и предметов, соприкасавшихся с больными животными; карантинные мероприятия; убой животных и предохранительные прививки; терапевтическое лечение и серотерапия.

Изолирование больных животных и дезинфекция помещений применялись при всех заразных заболеваниях, причем особенно строго эти меры проводились при заболевании животных сибирской язвой и сапом. Павших от сибирской язвы и убитых сапных животных зарывали вместе с кожами в землю на значительную глубину, могилы дезинфицировали, а все бывшее с ними в соприкосновении (за исключением того, что могло стерилизоваться) уничтожали.

Карантинные меры применялись только в одном случае эпизоотии сибирской язвы в с. Крюково Крюковской волости, где для прекращения массового заражения было установлено подворное содержание скота в течение почти двух месяцев. Убой животных производился при заболевании сапом.

В отчетный период было вакцинировано 9593 головы скота.

Против сибирской язвы в семи волостях уезда было привито 1835 лошадей, 4099 голов рогатого скота, 320 овец.

Вакцинация свиней против рожи проводилась в восьми волостях, всего было привито 3303 свиньи.

Предохранительные прививки против чумы свиней на втором участке были произведены 30 животным.

Серотерапия применялась при эпизоотии сибирской язвы в Крюковской волости в одном случае с благоприятным результатом.

Врачебная деятельность ветеринарного персонала в 1911 году заключалась в приеме больных животных в амбулатории и в посещении их на местах. Врач выезжал на участок лишь в экстренных случаях, во всех остальных – ветеринарный фельдшер, но иногда они выезжали вместе (в случаях эпизоотий).

В амбулаториях и на местах в отчетный период на всех трех ветеринарных участках было принято 13346 животных.

Ветеринарным персоналом первого и третьего участков за отчетный период было сделано 534 служебных выезда (6495 верст).

Санитарная деятельность ветеринарных врачей была направлена на предупреждение заноса инфекции из других губерний, производился постоянный осмотр животных, приводимых на скотские ярмарки и в места откорма животных с промышленной целью: на пастбища и свеклосахарные заводы. Ветеринарный персонал также следил за тем, чтобы население не употребляло в пищу заразного или недоброкачественного мяса, с этой целью производился надзор за убоем скота на скотобойнях, надзор за мясными лавками и осмотр мясных тушь, доставленных из селений на базарные площади. Под контролем ветеринарных врачей на Борисовской и Грайворонской скотобойнях было убито 3477 голов рогатого скота, 5810 овец, 2289 свиней.

Деятельность ветеринарного персонала в отчетном году, по сравнению с 1910 г., активизировалась, количество прививок увеличилось на 6000, количество амбулаторного приема – почти на 2000. Все это было очевидным показателем того, что доверие населения к ветеринарной помощи увеличивалось.

С 1 января по 1 сентября 1912 года ветеринарным персоналом в амбулаториях и на местах было принято 8121 больное животное, произведено 428 служебных выездов.

Против сибирской язвы было привито 1003 лошади, 2009 голов рогатого скота и 300 овец.

Против рожи вакцинировано 1966 свиней.

На Грайворонской и Борисовской скотобойнях под наблюдением ветеринарных врачей было убито 1909 голов рогатого скота, 2341 овца и 1234 свиньи.

Земский ветеринарный врач просил управу внести на обсуждение очередного собрания вопрос об ассигновании ветврачам уезда квартирных денег в размере 300 рублей в год. Этот вопрос уже обсуждался на собрании 1910 года. Для решения он был передан на губернское собрание, а оттуда вновь возвращен на места, причем губернское собрание указало на то, что во всех уездах Курской губернии квартирные деньги ассигновались уездными земствами.

Оклад жалования в размере 1200 рублей, который получали ветеринарные врачи уезда, оставался неизменным на протяжении более 10 лет. Со временем многое изменилось, продукты питания и жилье подорожали. Все это вынуждало врачей просить земскую управу внести вопрос об увеличении им жалования на обсуждение очередного уездного земского собрания.

Собрание постановило: ассигновать ветеринарным врачам первого и третьего участков по 200 руб. квартирных.

8 февраля 1912 года волостной сход под председательством волостного старшины Степана Федоровича Ржевского рассмотрел заявление ветеринарного врача второго и третьего участков С.И. Доброхотова, в котором говорилось о том, что в случае отказа ему волостным обществом в назначении ежемесячного вознаграждения в размере 20 рублей за выполнение обязанностей на Борисовской волостной скотобойне и в бесплатном отпуске лошадей для разъездов на скотобойню, он не будет наблюдать за качеством отпускаемых с бойни мясных продуктов. Сход, приняв во внимание, что земские ветеринарные врачи в прошедшие годы получали от общества за эту работу по 50 руб. в год (без предоставления лошадей), обратился к земскому собранию с просьбой поручить местному ветеринарному врачу за упомянутое вознаграждение наблюдать за Борисовской волостной общественной скотобойней.

9 апреля 1912 г. волостное правление сообщило уездной управе о решении схода.

Уездная управа представила данное ходатайство земскому собранию и высказала мнение, что наблюдать за работой скотобойни ветеринарный врач мог только на добровольных началах.

13 января 1912 года губернская права уведомила уездную управу о постановлениях губернского земского собрания 47 созыва:

1) Согласно ходатайствам Дмитриевского, Рыльского и Щигровского уездных земских собраний и совещания ветеринарных врачей, губернское земское собрание, согласно заключению сметной комиссии, постановило пригласить за счет губернского земства в каждый уезд губернии еще по одному ветеринарному врачу и ветеринарному фельдшеру.

Сообщая об этом постановлении, губернская управа просила уездную до приглашения ветеринарного персонала разделить уезд на участки, определить пункт ветеринарного участка и место жительства ветеринарного врача, о распределении затем уведомить губернскую управу. Губернская управа просила также сообщить, сможет ли уездная управа ассигновать некоторую сумму на оборудование вновь открывающегося участка.

2) Согласно постановлению совещания ветеринарных врачей и представителей земств от 22-27 сентября 1911 года, губернской управой был представлен на рассмотрение собрания доклад о возможности введения в Курской губернии страхования лошадей. Губернское собрание, заслушав доклады сметной комиссии и управы по этому вопросу, признало введение страхования лошадей в Курском губернском земстве непосильным делом. Однако, признавая такое страхование в деле развития коневодства и коннозаводства весьма существенным, постановило ходатайствовать перед высшим правительством о введении общеимперского страхования лошадей. Что касается страхования земских жеребцов-производителей, то губернское собрание постановило передать на рассмотрение уездных земских собраний, как доклад губернской управы, так и выработанные совещанием ветеринарных врачей правила страхования.

3) Губернское земское собрание постановило: передать на рассмотрение уездных земских собраний проект правил по ветеринарному надзору за лошадьми и рабочими волами, прибывавшими как из Курской, так и из соседних губерний на сахарные плантации для пахоты и перевозки бураков, а также правила о ветеринарном осмотре скота на ярмарках.

4) При этом прилагались два доклада губернской управы: а) по вопросу о целесообразности самостоятельных ветеринарно-фельдшерских пунктов; б) по вопросу о надзоре за случными пунктами.

Первый доклад собрание приняло к сведению, а со вторым докладом управы согласилось.

5) Губернское собрание от 9 декабря 1911 года, согласно заключению губернской управы и сметной комиссии, постановило: удовлетворить ходатайство совещания ветеринарных врачей и представителей земств о сокращении срока для ветеринарного персонала губернского земства выслуги лет на получение периодической прибавки к жалованию вместо установленных в то время пяти лет на три года.

6) Согласно докладу губернской управы, земское собрание постановило: при появлении повального воспаления легких рогатого скота в пределах Курской губернии, больной и подозрительный по заболеванию скот убивать с выдачей вознаграждения из сумм губернского земства в размере, определенном земской управой.

В ветеринарном отношении весь уезд в 1913 году был разделен на три ветеринарных участка: Грайворонский, Ракитянский, Борисовский и на четыре фельдшерских пункта: Вязовский, Краснояружский, Бутовский и Хотмыжский, причем первые три фельдшерских пункта были причислены к Ракитянскому ветеринарному участку, а последний – к Грайворонскому. На каждом участке с ветеринарным врачом работал фельдшер. Таким образом, весь ветеринарный персонал состоял из трех ветеринарных врачей и семи ветеринарных фельдшеров.

В обязанности ветеринарного персонала входило: борьба с повально-заразными болезнями, оказание лечебной помощи больным животным и проведение ветеринарно-санитарных мероприятий.

Главное внимание ветеринарного персонала было обращено на предупреждение, прекращение и лечение повально-заразных болезней животных.

Наблюдавшиеся в отчетный период заразные болезни не имели широкого распространения и не носили характера эпизоотий, а были в форме энзоотий (единичных заболеваний в различных пунктах уезда).

В уезде регистрировались следующие инфекционные болезни: чесотка, мыт, актиномикоз, сибирская язва, чума свиней, рожа свиней, столбняк, глистная пневмония овец, симптоматический карбункул и холера птиц.

Чесотка наблюдалась в 35 населенных пунктах, в которых болело 199 животных. Такой устойчивости болезни в уезде благоприятствовало, главным образом, невежество и нечистоплотность крестьян. Болезнетворное начало – чесоточный клещ - переносился на животных в основном грязными руками людей. Распространению заболевания способствовали также общие водоемы для купания животных, грязные хлева и т.д. Бороться с этим было трудно, поэтому оставалось только ждать, пока народ сам не осознает необходимость борьбы с этим заболеванием. Чесоточные заболевания не являлись грозными и не приносили больших убытков хозяйствам. Крестьяне часто убивали больных чесоткой животных, как и здоровых.

Мыт наблюдался в 30 пунктах и протекал в доброкачественной форме, все заболевшие животные (82 лошади) выздоровели.

Другие перечисленные выше болезни были зарегистрированы в единичных случаях.

В борьбе с заразными болезнями предпринимались радикальные и профилактические меры.

К радикальным мерам относилось: предохранительные прививки (вакцинация и серовакцинация), терапевтическое и сывороточное лечение (терапия и серотерапия); к профилактическим - изоляция больных животных от здоровых; дезинфекция зараженных помещений и предметов, бывших в соприкосновении с больными животными; многие ограничительные мероприятия, указанные в обязательных постановлениях Курского губернского земства по ветеринарии. Вакцинация и серовакцинация производилась против сибирской язвы, рожи и чумы свиней. Против остальных заразных болезней применялось терапевтическое лечение.

В отчетный период в крестьянских обществах было привито 935 лошадей, 2570 голов рогатого скота, 55 овец и 2597 свиней.

Врачебная деятельность ветеринарного персонала выражалась в оказании помощи больным животным, которая производилась в амбулаториях и во время выездов в уезд.

Всего в текущем году было принято первично - 5510 лошадей, 2402 головы рогатого скота, 84 овцы, 786 свиней и 90 других домашних животных; вторично - 357 лошадей, 85 голов рогатого скота и 3 лошади. Кроме того, на Ракитянском участке было принято 2245 лошадей, 1025 голов рогатого скота, 80 овец и 160 свиней.

Чаще всего встречались болезни органов пищеварения (2438) и дыхания (1232); данные были представлены без учета больных животных на Ракитянском участке. Большая часть этих заболеваний являлась результатом плохих условий питания и содержания. Объемистый, грубый корм, нерациональное скармливание картофеля и ветхие, грязные, холодные помещения приводили к большому количеству больных животных. Сами крестьяне, характеризуя содержание своих животных, говорили, что их скотники «светом обгорожены, небом покрыты и воздухом питаются».

Ветеринарно-санитарная деятельность заключалась в надзоре за скотскими ярмарками, базарами, местами выпаса, откорма и убоя скота. За отчетный год было осмотрено 12 ярмарок, 352 базара и девять пунктов выпаса и откорма животных (3738 лошадей, 9116 голов рогатого скота, 891 овца и 929 свиней). На бойнях в г. Грайвороне и в сл. Борисовке из осмотренных животных было убито 5585 голов рогатого скота, 6419 овец и 2094 свиньи. В другие губернии вывезено 4187 голов рогатого скота, 150 овец и 7 свиней. Осмотренные ярмарки в ветеринарно-санитарном отношении оставляли желать лучшего.

Уездная ветеринария в пределах возможного способствовала поддержке крестьянского хозяйства. Это подтверждал тот факт, что бывшие ранее эпизоотии уносили большое количество домашних животных в уезде и, следовательно, приносили большие убытки населению, а в 1913 году заразные болезни регистрировались в единичных случаях.

На очередном губернском собрании был рассмотрен вопрос о введении прогрессивных прибавок всему ветеринарному персоналу губернии, причем этот расход должен был производиться в половинном размере губернским и уездным земствами. Сметной комиссией было предложено, чтобы для старослужащих уездных земств перерасчет отработанного ими времени на прогрессивную прибавку был сделан до 1912 года через каждые 5 лет, а с 1913 года – через каждые 3 года в размере 10% от основного оклада и до размера полуторного оклада. Однако не все земства пришли к единому мнению по этому вопросу, в связи с чем, сметная комиссия решила передать его на рассмотрение уездных собраний.

В 1913 году уездная управа, представляя данный вопрос очередному земскому собранию, согласилась с постановлением губернского земского собрания о введении прогрессивной прибавки ветеринарному персоналу на условиях, предложенных сметной комиссией. Для этого на будущий 1915 год потребуется внести в смету 192 рубля, а об ассигновании другой половины ходатайствовать перед губернским земским собранием.

11 мая 1914 года крестьяне с. Вязового Вязовского сельского общества были собраны на сельский сход по распоряжению сельского старосты Петра Пащенко, где обсуждался вопрос о предоставлении в распоряжение земства усадьбы для постройки там ветеринарной амбулатории и сарая для случного пункта. Единогласно постановили: предоставить 160 кв. саженей общественного выгона под усадьбу для совершения данных построек.

10 августа 1914 года крестьяне с. Вязового Вязовского сельского общества на сельском сходе в присутствии сельского старосты Петра Пащенко заслушали предложение земской управы, которая предложила подыскать усадьбу площадью 300-320 кв. саж. для постройки на ней ветеринарной амбулатории и помещения для случного пункта. После обсуждения данного предложения сход единогласно постановил: предложение земской управы отклонить.

Уездная управа представила собранию доклад о закрытии в с. Вязовом ветеринарного пункта. В селе Вязовом Грайворонского уезда ветеринарная амбулатория находилась в старом помещении, которое не соответствовало своему назначению, в нем не было необходимого помещения для периодической случки лошадей. Управа предложила сельскому обществу выделить около 300 кв. саж. земли, на которых можно было бы построить два помещения с двором для амбулатории и конюшни для случного пункта.

Общество согласилось выделить для этих целей лишь 160 кв. саженей земли рядом со зданием земской школы. Управа считала, что предлагаемая обществом площадь земли для двух построек с двором слишком мала и расположение вблизи школы амбулатории и случного пункта неуместно, поэтому предложила обществу увеличить участок земли до 300-320 кв. саж. в отдаленном от школы месте, кроме того, принять участие совместно с земством в постройке названных помещений.

В ответ на предложение управы Вязовское сельское общество от предложения управы отказалось, а также не пожелало оказать помощь в постройке амбулатории и случного пункта денежными средствами.

На основании этого уездная управа сделала заключение, что общество не испытывало особой нужды в ветеринарной помощи и постановила закрыть Вязовский ветеринарный пункт, а также отказать обществу в выдаче на случной пункт жеребцов-производителей.


(окончание, начало в №25, №26 и №28)

__________________________


УДК 619(091)(470.324)


ТРЕТИЙ СЪЕЗД ВЕТЕРИНАРНЫХ ВРАЧЕЙ И ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ

ЗЕМСТВА ВОРОНЕЖСКОЙ ГУБЕРНИИ


В.Д. Буханов, В.Н. Скворцов

Белгородский отдел ВИЭВ, г. Белгород, Россия


В 80-е годы XIX века для обмена опытом в области ветеринарии широко практиковались губернские съезды ветеринарных врачей. На них обсуждались вопросы рациональных методов борьбы с эпизоотиями, организации лечебного дела и организационной структуры земской ветеринарии. Несколько позднее, подобно губернским съездам земских врачей-медиков, стали созываться и губернские съезды земских ветеринарных врачей для предварительной разработки вопросов по ветеринарии, а главным образом, в первое время, для разрешения срочных вопросов по борьбе с чумой крупного рогатого скота, сибирской язвой и сапом лошадей.

Первый в России губернский съезд земских ветеринарных врачей был созван в 1874 году в Вятской губернии, затем в Пермской (1881 г.), Екатеринославской (1883 г.), Псковской (1884 г.), Владимирской и Самарской (1885 г.), Саратовской и Новгородской (1887 г.) губерниях. В конце 90-х годов XIX века съезды стали называться совещаниями [2].

Первый съезд земских ветеринарных врачей Воронежской губернии состоялся в 1899 году. В 1901 году губернской управой было созвано второе совещание ветеринарных врачей и представителей земства Воронежской губернии.

Согласно постановлению губернского земского собрания о периодическом созыве через каждые два года совещаний представителей земств и ветеринарных врачей Воронежской губернии, в 1908 году губернской управой было созвано очередное совещание, которое продолжалось семь дней (с 16 по 22 августа включительно).

В работе совещания принимали участие 53 человека, из них: 5 представителей земств, 43 ветеринарных врача – 37 из губернского земства и 6 из других ведомств (ветеринарный инспектор, 3 пунктовых, 1 боенский и 1 государственного коннозаводства), заведующий санитарным отделением губернской управы (1), секретарь губернской управы (1), делопроизводитель ветеринарного отделения (1), инструктор по животноводству (1) и гражданский инженер.

Совещание, открытое 16 августа, проходило под председательством члена губернской управы В.И. Раевского, из-за отсутствия председателя губернской управы В.Н. Томановского, опоздавшего ко дню открытия совещания по непредвиденным обстоятельствам.

На первом заседании было постановлено избрать две комиссии – ветеринарно-врачебную и организационную, на их рассмотрение были переданы те доклады, по которым невозможно было принять решение на общем заседании без их предварительного заслушивания в надлежащих комиссиях. Остальные доклады было решено читать на общих собраниях. Согласно принятому постановлению комиссии должны были работать днём, а вечером проводить заседания совещания. В дни свободные от заседаний совещания комиссии должны были работать днём и вечером.

В течение всего срока работы совещания было проведено пять заседаний, а именно 16, 18, 20, 22 утренние и 22 августа вечернее.

Заседаний ветеринарно-врачебной комиссии, в состав которой вошло 18 ветеринарных врачей под председательством ветеринарного врача И.Л. Лесенко было 6, а именно: 17 августа – утреннее и вечернее, 18 – утреннее, 19 – утреннее и вечернее и 20 – утреннее.

Кроме того, из состава ветеринарно-врачебной комиссии была выделена подкомиссия (10 членов под председательством ветеринарного инспектора С.Н. Веневитинова) по вопросу о разграничении сферы деятельности между правительственными и земскими ветеринарными врачами по надзору за гуртами. Подкомиссия имела одно заседание 20 августа.

Организационная комиссия в составе 24 ветеринарных врачей под председательством старшего ветеринарного врача А.И. Верёвкина провела всего четыре заседания (17 августа утреннее и вечернее и 19 – утреннее и вечернее).

Помимо этих двух комиссий для предварительного рассмотрения докладов (об издании обязательных постановлений против ящура, оспы, туберкулёза, чесотки, бешенства, повальных болезней свиней и общих правил по борьбе с заразными болезнями; об организации ветеринарного совета; об увеличении оклада содержания ветеринарных врачей) была учреждена соединённая комиссия, имеющая в составе всех членов комиссий (ветеринарно-врачебной и организационной), под председательством старшего ветеринарного врача А.И. Верёвкина. Эта комиссия имела три заседания (18, 19 и 21 августа).

Таким образом, во время проведения третьего совещания, было 5 общих и 14 заседаний по комиссиям. В то же время был рассмотрен 21 доклад, по которым было вынесено 26 постановлений. 4 доклада были приняты к сведению. Также была осуществлена баллотировка в члены спроектированного ветеринарного совета. Вечером 22 августа совещание было закрыто.

Постановления III совещания 1908 года, представленные на утверждение губернскому земскому собранию.

1. Об издании обязательных постановлений по прекращению эпизоотий в Воронежской губернии и общих оснований организации ветеринарного персонала.

Совещанием был рассмотрен и утверждён проект обязательных постановлений по прекращению эпизоотий в Воронежской губернии: 1) общие правила; 2) частные – о мерах против ящура, оспы, туберкулёза, бешенства, чесотки, повальных болезней свиней (рожи и чумы); 3) общие основания организации ветеринарного персонала в Воронежском губернском земстве.

При разработке данного проекта были приняты во внимание: работа первого совещания 1899 года, действующие постановления большинства губернских земств России, постановления Воронежского губернского земства и существующие законоположения. В то время в Воронежской губернии действовали обязательные правила только против чумы рогатого скота, сибирской язвы, сапа, ящура и повального воспаления лёгких. Второе совещание 1901 года разработкой вышеизложенных правил не занималось. Необходимо отметить, что для Воронежского земства этот вопрос назрел и являлся неотложным, так как отсутствие точно регламентируемых указаний в деле борьбы с заразными болезнями крайне затрудняло, а подчас делало невозможным ведение противоэпизоотических мероприятий.

Проект обязательных правил по прекращению эпизоотий в Воронежской губернии.

Общие правила.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница