Бюллетень верховного суда кабардино-балкарской республики и управления судебного департамента в кабардино-балкарской республике №4 2015г



страница1/10
Дата27.01.2019
Размер0.8 Mb.
#68452
ТипБюллетень
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10





БЮЛЛЕТЕНЬ ВЕРХОВНОГО СУДА КАБАРДИНО-БАЛКАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ И УПРАВЛЕНИЯ СУДЕБНОГО ДЕПАРТАМЕНТА В КАБАРДИНО-БАЛКАРСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ №4 2015г.
СОДЕРЖАНИЕ
А. 3. Бецуков, Д. X. Тхакахова, К. Н. Шарданов. Анализ причин отмен апелляционной
инстанцией приговоров Нальчикского городского суда КБР за 9 месяцев 2015 года.

X. М. Сабанчиева, О. 3. Богатырев, К. К. Мамишев. Справка о результатах изучения практики возвращения судами уголовных дел прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ 14.



X. М. Сабанчиева, Р. Д. Бажева. Справка по уголовным делам, находящимся в производстве судов КБР свыше 6 месяцев и приостановленным производством дел по состоянию на 1 июля 2015 года .

М. 3. Ташуев. Справка о результатах обобщения практики исполнения судебных решений по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения

Европейский суд по правам человека

В Судебной коллегии по уголовным делам

В Судебной коллегии по гражданским делам

Производство по делам административных правонарушений

В Президиуме Верховного Суда КБР

Сведения о работе Квалификационной коллегии судей Кабардино-Балкарской Республики за 4-й квартал 2015 года

Постановление Совета судей Кабардино-Балкарской Республики

Назначения

Награждения



Выпускается ежеквартально и рассылается по списку


При перепечатке ссылка на Бюллетень обязательна


А.З. БЕЦУКОВ,

судья Верховного Суда КБР


Д.Х. ТХАКАХОВА,

судья Верховного Суда КБР


К.Н. ШАРДАНОВ,

помощник судьи Верховного Суда КБР


АНАЛИЗ

причин отмен апелляционной инстанцией

приговоров Нальчикского городского суда КБР

за 9 месяцев 2015 года
Апелляционной инстанцией Верховного Суда КБР отменено 8 приговоров Нальчикского городского суда КБР, вынесенных за 9 месяцев 2015 года. Из них по 2 делам вынесены оправдательные апелляционные приговоры, остальные уголовные дела направлены в тот же суд на новое рассмотрение в ином составе.

Основными причинами отмен приговоров в семи случаях явились существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые по одному делу повлекли несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, по другому делу допущены вместе с нарушениями уголовного закона, а по третьему делу вместе с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Причиной отмены одного приговора стало несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, которое повлекло неправильное применение уголовного закона.
1. По приговору Нальчикского городского суда КБР от 23 марта 2015 года Б. был осужден по ч. 2 ст. 293 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год с лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком на 1 год.

Б. подал апелляционную жалобу на приговор суда.

Апелляционным приговором Верховного Суда КБР от 14 июля 2015 года приговор в отношении Б. отменен, и он оправдан на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием в его деянии состава преступления. За оправданным Б. признано право на реабилитацию в порядке гл. 18 УПК РФ.

Оправдательный апелляционный приговор постановлен ввиду следующего.

Вывод суда первой инстанции о том, что нарушение Б. требований по содержанию под стражей несовершеннолетних, несоставление им рапорта о возможном совершении преступления О., о чем последний сообщил Б., помещение им несовершеннолетнего С. в камеру № 48 и оставление несовершеннолетнего О. одного в камере № 61 повлекло через 2 недели совершение О. суицида, не соответствует фактическим обстоятельствам дела, не подтверждается содержанием приведенных доказательств.

Б., как и 20 других сотрудников следственного изолятора и УФСИН РФ по КБР, допустил в указанный период нарушение своих должностных обязанностей, за что наряду с ними подвергнут дисциплинарному взысканию, причем не самому строгому. Разные меры дисциплинарных взысканий, которым подвергнуты сотрудники следственного изолятора, обусловлены разной степенью допущенных ими нарушений должностных обязанностей.

В деяниях Б., изложенных в обвинительном заключении, и установленных судом первой инстанции, нет вины и необходимой для состава преступления причинно-следственной связи со смертью несовершеннолетнего осужденного О.

Б. не знал, не должен был и не мог знать, что О. совершит суицид. Он не имел полномочий по содержанию несовершеннолетнего О. одного в камере, фактической возможности обеспечить содержание его в одиночной камере в течение двух недель и не был причастен к его содержанию одного в камере до 23 июля 2011 года.

Между действиями Б., выразившимися в указании 08 июля 2011 года о помещении несовершеннолетнего С. по возвращении из Прохладненского районного суда КБР не обратно в камеру без номера, в котором он содержался вместе с О., а в камеру № 48 к другим несовершеннолетним, и суицидом О. 23 июля 2011 года, имевшим место через 15 дней, нет причинно-следственной связи.

Нет оснований утверждать, что при добросовестном исполнении Б. своих должностных обязанностей, можно было избежать смерти О., действительные причины самоубийства которого не установлены, а лишь предполагаются стороной обвинения без соответствующих доказательств.

Б., хотя и не составил рапорт о просьбе О. в связи со своим нервозным состоянии перевести С. в другую камеру во избежание причинения ему вреда, удовлетворив эту просьбу, возможно, предотвратил те негативные последствия их дальнейшего совместного содержания, о которых ему заявил О.

К тому же, мысли о самоубийстве, которыми О. делился со своим сокамерником С., могли быть реализованы и в случае их совместного содержания (он мог повеситься во время сна С. или временного его отсутствия в камере, С. мог не воспрепятствовать его суициду, не сообщить об этом вовремя, не иметь возможности предотвратить его смерть).

Несоответствие выводов суда о совершении Б. преступления фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, повлекло неправильное применение уголовного закона, признание его виновным и осуждение по ч. 2 ст. 293 УК РФ при отсутствии в его деяниях состава преступления.

Согласно п. 1 и п. 3 ст. 389.15 УПК РФ несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, и неправильное применение уголовного закона являются основаниями отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке.


2. По приговору Нальчикского городского суда КБР от 28 апреля 2015 года Б. был оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 208 УК РФ, со ссылкой на п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ - за отсутствием в его деянии состава преступления; осужден по ч. 1 ст. 222 УК РФ 1 году лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

Государственный обвинитель подал апелляционное представление на приговор суда.

Апелляционным определением Верховного Суда КБР от 21 июля 2015 года приговор суда отменен, уголовное дело в отношении Б. передано в тот же суд на новое рассмотрение иным составом суда ввиду следующего.

В соответствии с п. 1 и п. 2 ч. 1 ст. 299 УПК РФ при постановлении приговора суд в совещательной комнате разрешает следующие вопросы:

1) доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый;

2) доказано ли, что деяние совершил подсудимый.

Согласно ч. 1 ст. 305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются:

1) существо предъявленного обвинения;

2) обстоятельства уголовного дела, установленные судом;

3) основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие;

4) мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения;

5) мотивы решения в отношении гражданского иска.

Из приведенных норм уголовно-процессуального закона следует, что при постановлении приговора суду сначала следует разрешить вопрос о том, было ли событие преступления, если да, то при каких обстоятельствах, и только после этого разрешить вопрос о наличии в деянии подсудимого состава преступления.

Суд первой инстанции в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 305 УПК РФ изложил в приговоре существо предъявленного Б. обвинения, но в нарушение п. 1 ч. 1 ст. 299 и п. 2 ч. 1 ст. 305 УПК РФ, не установив обстоятельства уголовного дела, конкретные совершенные Б. действия и обстоятельства их совершения, оправдал Б. за отсутствием в его деянии состава преступления.

Тем самым суд существенного нарушил уголовно-процессуальный закон, что согласно п. 2 ст. 389.15 УПК РФ является основанием отмены приговора в апелляционном порядке.

Суд апелляционной инстанции не стал входить в обсуждение доводов о доказанности виновности Б. по ч. 2 ст. 208 УК РФ имеющимися в уголовном деле доказательствами, поскольку дело в этой части подлежит новому рассмотрению судом первой инстанции.

В связи с тем, что при доказывании виновности Б. по ч. 2 ст. 208 УК РФ и ч. 1 ст. 222 УК РФ использовались частично одни и те же доказательства, суд апелляционной инстанции в соответствии с ч. 4 ст. 389.19 УПК РФ, чтобы не предрешать вопросы достоверности или недостоверности указанных доказательств, преимуществ одних доказательств перед другими, посчитал необходимым отменить приговор в полном объеме, не входя в обсуждение виновности Б. по ч. 1 ст. 222 УК РФ.
3. По приговору Нальчикского городского суда КБР от 22 января 2015 года Г. был осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы, по п. «в», п. «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ, - к 1 году лишения свободы. Со ссылкой на ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно было назначено Г. наказание в виде лишения свободы на срок 9 лет 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Потерпевший, осужденный и его защитники подали апелляционные жалобы на приговор.

Апелляционным определением Верховного Суда КБР от 07 апреля 2015 года приговор отменен, уголовное дело в отношении Г. передано в тот же суд на новое судебное разбирательство в ином составе ввиду следующего.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, и признается он таковым, если постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

Обжалуемый приговор суда не отвечает указанным требованиям закона.

Согласно требованиям ст. 87 УПК РФ проверка доказательств производится судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

В соответствии со ст. 88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности-достаточности для разрешения уголовного дела.

При этом все собранные и представленные доказательства исследуются судом с соблюдением норм уголовно-процессуального закона и должны быть тщательно проанализированы как в отдельности, так и в совокупности, им дана надлежащая оценка, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены.

Вышеприведенные требования закона при вынесении приговора в отношении Г. судом первой инстанции не соблюдены.

Так, показания допрошенных в суде свидетелей обвинения М., В., М., чьи показания приведены и в обвинительном заключении в качестве доказательств обвинения Г. в совершении преступлений, не приведены в приговоре, оценка им не дана.

Не приведены в приговоре и не получили оценки оглашенные и исследованные судом следующие доказательства: протокол допроса свидетеля Ш., протокол допроса свидетеля Ш.А., протокол личного досмотра Г. от 15 февраля 2010 года, заключение экспертизы вещественных доказательств № 80 от 26 апреля 2010 года, 2 протокола осмотра места происшествия от 29 октября 2014 года, протокол осмотра и прослушивания диска с записью допроса обвиняемого Г.

Не дана оценка заключению судебной биологической экспертизы ЭКЦ ГУ МВД России по Ставропольскому краю №2266–э от 16 октября 2014 года, из выводов которого следует, что на представленных на исследование срезах ногтевых пластин левой руки Г. обнаружена кровь человека, произошедшая от одного неизвестного лица мужского пола, и не произошла от Г.; на сотовом телефоне «Нокиа» и срезах ногтевых пластин Г. обнаружена кровь человека в количестве, недостаточном для дальнейшего исследования.

Вопреки требованиям постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 года № 1 «О судебном приговоре», п. 2 ч. 1 ст. 307 УПК РФ суд не привел в приговоре оснований, по которым отверг эти доказательства.

В нарушение положений ст. 240 УПК РФ и постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 года № 1 «О судебном приговоре», суд сослался в приговоре на доказательства, которые не исследовались в ходе судебного следствия, приведя их в качестве доказательств вины подсудимого, а именно: протокол допроса свидетеля Ш., протокол осмотра от 05 сентября 2014 года; заключение эксперта № 80 от 26 апреля 2010 года; акт амбулаторной наркологической экспертизы от 30 апреля 2014 года; заявление обвиняемого Г. от 29 апреля 2014 года.

Кроме того, имеющиеся по делу противоречия, установленные судом первой инстанции в ходе судебного следствия, не устранены, хотя выяснение их причин может повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного.

Так, согласно показаниям Г. в качестве подозреваемого от 26 апреля 2014 года, которые суд посчитал правдивыми и положил в основу приговора, все множественные удары металлическим ножом сидящему за рулем Г.С. он нанес в кабине автомашины «Газель», после чего, когда автомашина остановилась, он увидел пропущенный входящий вызов от сожительницы отца Ж., обратил внимание на время 07 часов 30 минут, сразу же перезвонил ей, нагрубил, бросил телефон, после чего забрал лежащую в кармане верхней одежды Г.С. пачку денег, вышел из машины, снял с себя испачканную кровью отца рабочую одежду, которая была одета поверх чистой, положил ее в полиэтиленовый пакет, который взял в салоне автомобиля, быстрым шагом пошел по ул. Профсоюзной, пакет с курткой выбросил в мусорный бак по ул. Профсоюзной, дойдя до которой, выбросил нож. Когда уходил с места преступления, отец хрипел.

Как следует из протокола осмотра места происшествия от 15 февраля 2010 года тело Г. обнаружено на земле возле автомашины «Газель» с правой пассажирской стороны с множественными ножевыми ранениями рядом с домом № 77 по ул. Мазлоева в г.Нальчике. Осмотр начат в 07 часов 50 минут и окончен в 09 часов 30 минут.

Между тем, согласно заключению судебно-медицинской экспертизы трупа Г. № 76 от 15 февраля 2010 года после получения обнаруженных на теле телесных повреждений совершение активных самостоятельных действий Г. маловероятно.

Из показаний следователя Ж., допрошенного судом в качестве свидетеля, следует, что по сообщению оперативного дежурного им в составе следственно-оперативной группы был осуществлен выезд на место происшествия, проведен осмотр места происшествия, в ходе которого обнаружен труп Г.С., была допущена техническая ошибка, в результате получилось так, что сообщение поступило в одно время, а осмотр им начат раньше, возможно, он ошибся, потому что осмотр не мог быть проведен раньше, о чем им было разъяснено следователю, который завершал расследование по делу. Показания свидетеля Ж., касающиеся времени начала производства осмотра места происшествия и допущенной технической ошибки при указании его в протоколе, в приговоре не отражены, эти противоречия не устранены.

Кроме того, судом не дана оценка тому обстоятельству, что после получения обнаруженных на теле телесных повреждений совершение активных самостоятельных действий Г.С. было маловероятно. Не выясненным остался вопрос, каким образом тело Г.С. оказалось на земле возле автомашины «Газель» с правой пассажирской стороны.

Не установлено и не выяснено происхождение обнаруженной на представленных на исследование срезах ногтевых пластин левой руки Г.С. и его сотовом телефоне крови человека, произошедшей не от Г.

Согласно представленной стороной защиты справке Главы Администрации микрорайона «Вольный Аул» № 14 от 02 марта 2015 года с февраля 2010 года по настоящее время по ул. Профсоюзной у дома № 180 мусорные баки отсутствуют, и контейнерная площадка не предусмотрена, осуществляется поведерный вывоз мусора.

Из вышеприведенных показаний Г, следует, что сумма похищенных им у Г.С. денежных средств составляла 140-150 тысяч рублей, в то время как по предъявленному обвинению Г. осужден за кражу 100.000 рублей.

Таким образом, при наличии противоречивых доказательств, в приговоре не указано, по каким основаниям суд положил в основу приговора показания осужденного и оставил без внимания вышеприведенные противоречия, не устранил их и не дал соответствующую оценку.

Судебно-медицинская экспертиза трупа Г.С. была назначена постановлением следователя по ОВД СО по г. Нальчику СУ СК при прокуратуре РФ по КБР Ж. от 15 февраля 2010 года, в чьем производстве находилось уголовное дело. Как видно из заключения судебно-медицинской экспертизы трупа № 76 от 15 февраля 2010 года судебно-медицинская экспертиза проведена на основании постановления старшего следователя по ОВД СО по г. Нальчику СУ СК при прокуратуре РФ по КБР Гучапшева А.Х., который уголовное дело к производству не принимал и отношения к производству предварительного расследования не имел.

Поскольку приведенные нарушения уголовно-процессуального закона неустранимы в суде апелляционной инстанции, то судебная коллегия отменила приговор и передала уголовное дело в суд первой инстанции на новое судебное разбирательство.


4. По приговору Нальчикского городского суда КБР от 24 октября 2014 года К. был осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, а по ч. 1 ст. 228 УК РФ оправдан на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за непричастностью к совершенному преступлению.

Государственный обвинитель подал апелляционное представление на приговор суда.

Апелляционным определением Верховного Суда КБР от 24 февраля 2015 года приговор отменен, уголовное дело в отношении К. передано в тот же суд на новое рассмотрение в ином составе ввиду следующего.

Согласно пунктам 1, 2, 4 ч. 1 ст. 305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются существо предъявленного обвинения, обстоятельства уголовного дела, установленные судом, мотивы, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения. Указанные требования закона судом не выполнены.

Так, в описательно-мотивировочной части приговора суд указал только часть обвинения, предъявленного К., не привел мотивы и деяние, по которому К. оправдан.

В соответствии с ч. 1 ст. 88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела. В нарушение указанных требований закона суд, принимая решение об оправдании К. по ч. 1 ст. 228 УК РФ, не дал оценку протоколу осмотра места происшествия, в котором имеется пояснение К. о принадлежности ему гашишного масла, оглашенным показаниям свидетеля Е., подтвердившего эти обстоятельства, показаниям К. в судебном заседании от 23 апреля 2014 года, в которых он полностью признал свою вину в предъявленном обвинении, в том числе и по ч. 1 ст. 228 УК РФ, заключению химической экспертизы № 578 от 01 ноября 2013 года, выявившему в смывах с ладоней рук К. следов наркотического вещества.

К. признан виновным то в двух, то в трех преступлениях, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, не указана общая масса наркотических средств.

При квалификации действий осужденного не указана редакция УК РФ, а в резолютивной части приговора нет ссылки на ст. 64 УК РФ, хотя назначено наказание ниже низшего предела. Эти нарушения закона влекут отмену приговора не только в части оправдания К. по ч. 1 ст. 228 УК РФ, но и в остальной его части.


5. По приговору Нальчикского городского суда КБР от 12 марта 2015 года С. был осужден: по ч. 2 ст. 208 УК РФ к 2 годам лишения свободы с ограничением свободы на 6 месяцев; по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 5 годам лишения свободы; по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы. Со ссылкой на ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения по совокупности преступлений С. назначено окончательное наказание в виде 6 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима с ограничением свободы на 6 месяцев.

Осужденный и его защитник подали апелляционные жалобы на приговор.

Апелляционным определением Верховного Суда КБР от 02 июня 2015 года приговор отменен, уголовное дело в отношении С. передано в тот же суд на новое рассмотрение в ином составе суда ввиду нарушения условий разрешения уголовного дела в порядке гл. 40 УПК РФ.

В соответствии с ч. 1 и ч. 2 ст. 316 УПК РФ судебное заседание по ходатайству подсудимого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства проводится с обязательным участием подсудимого и его защитника.

Из этого следует, что рассмотрение и разрешение уголовного дела в особом порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ, недопустимо без участия защитника даже в случае отказа подсудимого от защитника.

Как видно из протокола судебного заседания и постановления председательствующего судьи от 25 марта 2015 года, вынесенного по результатам рассмотрения замечаний на протокол, подсудимый С. 12 марта 2015 года выступил с последним словом в отсутствие защитника, после чего председательствующий удалился в совещательную комнату, постановил приговор и провозгласил его в тот же день.

Тем самым было нарушено обязательное условие постановления приговора в порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ, с участием защитника, право подсудимого на защиту, которые являются существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Существенное нарушение уголовно-процессуального закона является согласно п. 2 ст. 389.15 УПК РФ основанием отмены судебного решения в апелляционном порядке.

Доводы государственного обвинителя о том, что по уголовному делу, рассматриваемому в особом порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ, выступление подсудимого с последним словом в отсутствие защитника не является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, не основаны на законе.

Как видно из ст. 293 УПК РФ последнее слово подсудимого является обязательной частью судебного разбирательства.

На особое значение последнего слова подсудимого для обеспечения его неотъемлемого права на защиту, полноты и объективности судебного разбирательства, законного, обоснованного и справедливого разрешения уголовного дела указывает ст. 294 УПК РФ, согласно которой, в случае сообщения подсудимым в последнем слове о новых обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, или заявления о необходимости предъявить суду для исследования новых доказательств, то суд вправе возобновить судебное следствие.

В апелляционной жалобе и в суде апелляционной инстанции подсудимый С. выразил несогласие с предъявленным ему по ч. 3 ст. 222 УК РФ обвинением, ссылаясь на лишение его возможности до начала последнего слова проконсультироваться с адвокатом и оспорить данную квалификацию до ухода суда в совещательную комнату.

При условии участия защитника в судебном заседании 12 марта 2015 года С. мог в последнем слове заявить о несогласии с предъявленным ему обвинением, что исключило бы право суда на постановление приговора в особом порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ.

Постановленный при таких обстоятельствах приговор в отношении С. не отвечает требованиям ч. 1 ст. 297 УПК РФ, а допущенное судом первой инстанции нарушение уголовно-процессуального закона неустранимо в суде апелляционной инстанции.

Согласно ч. 1 ст. 389.22 УПК РФ обвинительный приговор или иные решения суда первой инстанции подлежат отмене с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство, если в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции были допущены нарушения уголовно-процессуального и (или) уголовного законов, неустранимые в суде апелляционной инстанции.

Поскольку уголовное дело в отношении С. подлежит новому рассмотрению судом первой инстанции, который и разрешит вопрос о его виновности, судебная коллегия не стала входить в обсуждение доводов сторон о справедливости наказания.

При новом рассмотрении уголовного дела суду первой инстанции указано на необходимость точно выяснить отношение С. и его защитника к предъявленному обвинению, надлежащим образом обеспечить право подсудимого на защиту, тщательно проверить наличие предусмотренных гл. 40 УПК РФ условий и выбрать соответствующий особый или общий порядок судебного разбирательства, рассмотреть уголовное дело в строгом соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, вынести законное, обоснованное и справедливое решение.

Кроме того, при решении вопроса о вещественных доказательствах, в частности Корана, положения ст.ст. 81 и 82 УПК РФ следует применять с учетом гарантии свободы совести и вероисповедания, установленной ст. 28 Конституции РФ, а также мнения подсудимого.


6. По приговору Нальчикского городского суда КБР от 23 марта 2015 года Т. был оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, за отсутствием в его действиях состава преступления. За Т. признано право на реабилитацию в соответствии со ст. 134 УПК РФ.

Государственный обвинитель подала апелляционное представление на приговор.

Апелляционным определением Верховного Суда КБР от 16 июня 2015 года приговор отменен, уголовное дело в отношении Т. передано в тот же суд на новое рассмотрение в ином составе ввиду следующего.

В соответствии со ст. 87 УПК РФ проверка доказательств производится судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также путем установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела, что предписано ч. 1 ст. 88 УПК РФ.

Эти требования уголовно-процессуального закона судом не выполнены.

Потерпевший Ш. на предварительном следствии и в суде давал подробные показания по обстоятельствам передачи им денег дознавателю Т. в три этапа с указанием лиц, с кем он искал и у кого он брал деньги, когда, где и в присутствии кого он передавал ему деньги.

Свидетели Ш. З., Ш.А., Ш.Х., П., О., О.М. и А. также дали показания по тем или иным обстоятельствам, о которых сообщил потерпевший Ш.

Т., отрицая лишь факты требования и передачи ему денег, в основном подтвердил причины и обстоятельства его встреч и переговоров с Ш., Ш. З. и П.

Суд признал «более достоверными и не опровергнутыми показания подсудимого Т. о том, что никаких денег от Ш. он не получал, что последний оговаривает его в связи с уголовным делом …».

Оценка доказательств как «более» или «менее» достоверных не отвечает требованиям закона, оставляет открытым вопрос о достоверности как тех, так и других.

Доказательства стороны обвинения отвернуты судом со ссылкой на то, что они являются производными от показаний потерпевшего Ш., хотя суд не дал надлежащую оценку его показаниям, чтобы считать недостоверными другие доказательства стороны обвинения лишь потому, что они производны от показаний потерпевшего.

Вывод суда о том, что все остальные доказательства, представленные стороной обвинения, являются производными от показаний потерпевшего, является ошибочным.

К тому же, закрепленный в ст. 17 УПК РФ принцип свободы оценки доказательств не исключает возможность доказывания посредством производных и косвенных доказательств, поскольку никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Кроме того, показания многих свидетелей содержат сведения, полученные ими непосредственно, и прямо указывают на обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу, в том числе, и на главный факт, то есть получение дознавателем Т. денег у Ш.

Вывод суда о том, что протоколы следственных действий и иные документы, на которые ссылается сторона обвинения, не подтверждают факта совершения Т. «вмененного ему преступления», сделан без отражения содержащихся в них сведений и сопоставления их с другими доказательствами, без приведения соответствующих критериев оценки доказательств: относимости, допустимости, достоверности и достаточности.

При таком небрежном подходе к оценке доказательств стороны обвинения, вывод суда об отсутствии логического объяснения значимым по делу обстоятельствам, на которые указывает потерпевший, может свидетельствовать только о поспешном постановлении приговора без надлежащего разрешения вопросов, перечисленных в ст. 299 УПК РФ.

Подтверждением такого вывода является и то, что, посчитав недоказанным факт получения денег от Ш., суд оправдал Т. не за отсутствием события преступления или не за непричастностью к его совершению, а за отсутствием в его действиях состава преступления.

Допущенные судом первой инстанции существенные нарушения уголовно-процессуального закона при проверке и оценке доказательств повлекли несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Согласно п. 1 и п. 2 ст. 389.15 УПК РФ несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, а также существенное нарушение уголовно-процессуального закона являются основаниями отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке.

Допущенные судом первой инстанции нарушения закона в данном случае не могли быть устранены без отмены приговора и передачи уголовного дела в отношении Тазова З.Б. в тот же суд на новое рассмотрение в ином составе.
7. По приговору Нальчикского городского суда КБР от 07 мая 2015 года Т. был осужден по ч. 1 ст. 328 УК РФ к штрафу в размере 10.000 рублей. На основании п. 9 Постановления Государственной Думы № 6576-6 ГД от 24 апреля 2015 года «Об объявлении амнистии в связи с 70 - летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» постановлено освободить Т. от назначенного наказания.

Осужденный Т. подал апелляционную жалобу на приговор.

Апелляционным приговором Верховного Суда КБР от 18 августа 2015 года приговор в отношении Т. отменен, и по делу вынесен новый приговор. На основании п. 2 ч. 1 ст. 24, п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ Т. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления, за ним признано право на реабилитацию в соответствии со ст. 134 УПК РФ.

В нарушение требований уголовно-процессуального закона судом первой инстанции не проверен довод Т. о том, что 28 октября 2014 года он не явился в военкомат г.Нальчика, так как он ухаживал за тяжело больной бабушкой после смерти дедушки.

Согласно требованиям ст. 15 УПК РФ уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

Статья 87 УПК РФ предписывает проверку доказательств судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

Согласно разъяснениям, данным в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 года № 1 «О судебном приговоре» обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены. Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора.

Оставление без проверки указанного довода Т. о его неявке 28 октября 2014 года в военкомат по уважительной причине повлияло на выводы суда первой инстанции о виновности подсудимого.

Представленные в суд апелляционной инстанции стороной защиты и исследованные судом апелляционной инстанции документы подтверждают довод Т. о том, что 28 октября 2014 года он не явился в военкомат по уважительной причине.

Кроме того, по смыслу закона при решении вопроса о том, является ли уклонение от призыва на военную службу преступлением, предусмотренным ч. 1 ст. 328 УК РФ, или административным правонарушением (ст. 21.5 КоАП РФ), судам следует устанавливать направленность умысла лица, уклоняющегося от мероприятий, связанных с призывом на военную службу. Уголовная ответственность по ст. 328 УК РФ наступает в случае, если призывник, уклоняясь от явки в военкомат, намерен избежать возложенную на него обязанность нести военную службу по призыву.

Уклонением от прохождения военной службы признается противодействие лица мерам, принимаемым военным комиссариатом по его призыву на военную службу либо игнорирование вызовов о явке в военный комиссариат. Об этом может свидетельствовать, в частности, неоднократные неявки без уважительных причин по повесткам военкомата на мероприятия, связанные с призывом на военную службу, в период очередного призыва либо в течение нескольких призывов подряд, а также неявка в военный комиссариат после того, как уважительные причины отпали.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций, Т. однократно не явился по повестке в военкомат, а в формулировке предъявленного ему обвинения, несмотря на то, что преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 328 УК РФ, является длящимся, не содержится указания о том, что после 28 октября 2014 года военным комиссариатом принимались какие-либо меры по призыву его на военную службу, либо вызову Т. в военный комиссариат.

Каких-либо данных о том, что Т. противодействовал мерам, принимаемым военным комиссариатом по его призыву, либо продолжал игнорировать вызовы о явке в военкомат для прохождения мероприятий, связанных с призывом на военную службу, судами не установлено.

Сторона обвинения не представила суду первой инстанции достаточных доказательств того, что Т., имея умысел на уклонение от призыва на военную службу, неоднократно не являлся без уважительных причин по повесткам военного комиссариата на мероприятия, связанные с призывом на военную службу.

Не представлено таких доказательств и в суд апелляционной инстанции.

В соответствии с ч. 1 ст. 25 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» призыв на военную службу граждан, не пребывающих в запасе, по общему правилу осуществляется два раза в год с 01 апреля по 30 июня и с 1 октября по 31 декабря.

Как следует из материалов дела, Т. 02 июля 2014 года вручена повестка о явке в военный комиссариат КБР по г. Нальчику на 28 октября 2014 года и больше ему повестка не вручалась.

В силу п. 13 Положения о призыве на военную службу граждан Российской Федерации по завершении призыва призывная комиссия подводит итоги и отменяет нереализованные решения о призыве на военную службу, о чем делаются мотивированные записи в книге протоколов заседаний призывной комиссии. Таким образом, решение призывной комиссии в каждый призывной период является самостоятельным.

Суду первой инстанции также не представлено доказательств того, что и в очередной призыв, следующий за 28 октября 2014 года, выносилось призывной комиссией решение о призыве Т. на военную службу, решался вопрос о наличии либо отсутствии у него законных оснований для освобождения от этой службы, вручении повесток с требованиями явиться в военкомат.

Согласно ст. 49 Конституции РФ каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его вина не будет доказана в предусмотренном федеральным законном порядке и не установлена вступившим в законную силу приговором. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, а неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

В соответствии с ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

В соответствии с ч. 2 ст. 14 УПК РФ подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы, эти обстоятельства по делу не установлены и не доказаны.

При изложенных обстоятельствах учитывая, что судом первой инстанции допущено неправильное применение положений уголовного и уголовно-процессуального закона при постановлении обвинительного приговора в отношении Т., суд апелляционной инстанции посчитал необходимым отменить обвинительный приговор и вынести новый оправдательный приговор за отсутствием в действиях Т. состава преступления.

В силу требований ст. 134 УПК РФ суд апелляционной инстанции признал за Т. право на реабилитацию.


8. По приговору Нальчикского городского суда КБР от 19 июня 2014 года Х. был осужден по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года.

Согласно материалам уголовного дела, Х., Ч. и несовершеннолетний Ч.А. обвинялись в умышленном причинении вреда здоровью Т. группой лиц, то есть в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ.

Уголовное дело в отношении несовершеннолетнего Ч.А. по п. «г» ч. 2 ст.112 УК РФ прекращено по нереабилитирущему основанию в связи с актом об амнистии.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда КБР от 26 декабря 2014 года отменен приговор Нальчикского городского суда КБР от 19 июня 2014 года в отношении Ч., которым он оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159, п. «в», п. «г» ч. 2 ст. 112, ч. 2 ст. 150 УК РФ, ввиду необоснованности оправдания последнего, несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, а также существенного нарушения уголовно-процессуального закона, дело направлено в Нальчикский городской суд КБР для рассмотрения по существу со стадии судебного разбирательства.

Отдельным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда КБР от 26 декабря 2014 года апелляционное производство по апелляционной жалобе осужденного Х. на приговор Нальчикского городского суда КБР от 19 июня 2014 года приостановлено до его выздоровления, жалоба осужденного Х.М. снята с апелляционного рассмотрения.

Потерпевший и осужденный подали апелляционные жалобы на приговор.

Апелляционным постановлением Верховного Суда КБР от 12 мая 2015 года приговор отменен, уголовное дело передано в тот же суд на новое судебное разбирательство в ином составе ввиду следующего.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, и признается он таковым, если постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

Раздельное рассмотрение уголовных дел в отношении Ч. и Х. могло бы отразиться на всесторонности судебного следствия по каждому уголовному делу, а также привести к установлению взаимоисключающих обстоятельств дела, а также повлечь затягивание судебных процессов и повлиять на разумность сроков судопроизводства.

При таких обстоятельствах, изложенные в приговоре суда в отношении Х. выводы об обстоятельствах умышленного причинения средней тяжести вреда здоровью несовершеннолетнего Т. не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании, а также противоречат определению Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда КБР от 26 декабря 2014 года, которым отменен оправдательный приговор Нальчикского городского суда КБР от 19 июня 2014 года в отношении Ч. по ч. 4 ст. 159, п. «в», п. «г» ч. 2 ст. 112, ч. 2 ст. 150 УК РФ.

В соответствии с положениями п. 1 ст. 389.15, п. 1 ст. 389.16, 389.17 УПК РФ основанием отмены судебного решения в апелляционном порядке является несоответствие выводов суда, изложенных в судебном решении, фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании, а также существенное нарушение уголовно-процессуального закона.




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2023
обратиться к администрации

    Главная страница