Действующие лица: Надежда, 45 лет, работница Дома быта



Скачать 466.26 Kb.
страница1/3
Дата09.08.2018
Размер466.26 Kb.
#43329
  1   2   3


Мила Кайкова

kaykova66@mail.ru

Ремонт надежды

Мелодрама

Действующие лица:

Надежда, 45 лет, работница Дома быта

Михаил, за 50

Савелий, за 20, сын Надежды

Веселина, около 20, дочь Михаила

Елена Аркадьевна, 30 лет, служащая Дома быта, приятельница Надежды

Оганес, работник Дома быта, он же – его хозяин, ухаживает за Надеждой

Ванёк, охранник, 30-35 лет, ухаживает за Еленой Аркадьевной

Действие происходит в наши дни.




Как возможно на свете беду грозящую
Легковесными мерами отвести?
Ведь былое... Ну что оно может спасти,
Если отсутствует настоящее?!»

Эдуард Асадов

.

Первое действие



1 Претензии

Мастерская по ремонту одежды. Позади – жалюзи. Сейчас они закрыты, а когда открыты, это прилавок. В мастерской стоят: манекен на треножнике, раскройный стол, швейное оборудование (машины), а также гладилка и утюжильный стол, несколько табуреток разной высоты. Справа спереди – закуток, отгороженной занавеской, это примерочная. Слева – перегородка, в ней – дверь, за перегородкой – коридор, подсобка. Надежда полусидит на столе, нога на ногу, и «колдует» над рукавом, положив пиджак на колено. Надежда – в рубашке и джинсах, на голове − шапочка для душа, на бровях – ватки, приклеенные лейкопластырем, на ногах − тапки. Ванёк в чёрной форме с надписью «Охрана», с рацией, проходит по коридору, заглядывает в мастерскую.

Ванёк. До полуночи полуночничать?

Надежда. Нет. Сегодня суббота.

Ванёк. Значит, на свадьбу? Я и смотрю – ты в таком виде, и этот (Показывает на манекен.) − голый. А чё тогда сидишь до сих пор?

Надежда (трогает ватки на бровях). А! Девочки из парикмахерской накосячили. Сижу, вот... Чтобы время зря не терять.

Ванёк. Тогда сколько ещё?

Надежда. Ну...

Ванёк. Часа хватит?



Надежда кивает.

Через час закрою тогда.

Надежда. Угу.

Появляется Уборщица в халате, в косынке, со шваброй и ведром. Она проходит мимо Ванька. Он испуганно прижимается к стене.

Ванёк. Я просто Надю предупредил.

Уборщица. Я поняла. Не отвлекай её. Ей на свадьбу. Она торопится.

Ванёк. Чего это с ней?

Уборщица. В смысле?

Ванёк. Ну вот это. (Как бы надевает шапочку на голову, проводит по бровям.) Чё? Брови сбрили?

Уборщица. А ты и рад. Можешь донести Оганесу Юнусовичу.

Ванёк. После девятнадцати ноль-ноль я тут главный. Главнее директора!

Уборщица. Главные не говорят, что они главные.

Ванёк. Сама-то. Тьфу. (Уходит, возвращается, грозит рацией.) После девятнадцати это уже не Дом Быта, это стратегический объект.

Уборщица. Снесут скоро твой стратегический объект.

Ванёк. Не снесут. Это происки конкурентов.

Уборщица. Всё. Вали. Не топчись, где не надо.

Ванёк. Я охраняю! Охранники мы! (Уходит.)

Уборщица (бросает ведро и швабру у двери, заходит в мастерскую, берёт веник, подметает пол). Ну не страдай ты, Надёк. Всё будет нормально. Полчаса надо потерпеть, чтоб краску обесцветить.

Надежда. Нет Ленок, я так больше не могу. Совсем охамели.

Уборщица. Может, они тебе отомстили?

Надежда. За что?

Уборщица. Ну мало ли! С заказом тянула, денег много взяла.

Надежда. У нас прейскурант.

Уборщица. Так и у них прейскурант.

Надежда. Да-а. У них уж прейскурант, такой прейскурант. Может, пора?

Уборщица. Думаю, не пора. Хотя… Дай посмотрю.

Надежда (откладывает шитьё). Я сама. С детства пластыри отклеивать никому не доверяю. (Убегает в примерочную, возвращается, приглаживая пластыри.) Нет. Как были, так и остались. Может, ещё перекиси?

Уборщица (бросает веник, снимает резиновые перчатки, подходит к Надежде, трогает ватки). Нормально. Жди. (Надевает перчатки, подметает.)

Надежда («колдует» над рукавом). Я жду.

Уборщица (подметает). И жди.

Надежда. Я и жду.

Уборщица. Жди-жди.

Надежда. Жду-жду. (Встрепенулась, оторвалась от шитья, замерла: прислушалась.)

Уборщица. И не…

Надежда. Знаешь, Ленок.

Уборщица. Что, Надёк?

Надежда. У меня такое предчувствие. Что-то должно случиться.

Уборщица. Ты расстроена.

Надежда. Денег жалко и бровей. Не молоденькая ведь. Сначала краска, теперь перекись − выпадут.

Уборщица. Выпадут. И новые отрастут.

Надежда. Не отрастут. Мне что-то неспокойно.

Уборщица. А кому щас спокойно? Никому не спокойно. Доллар бешеный, евро – бешеный, с работ сокращают, вот и наш Дом Быта… (Оборачивается, подбегает к двери, приоткрывает, смотрит в коридор). Нотариус новую аренду ищет. Точно не расширяется, точно свалить хочет.

Надежда. Нет-нет. Это все уже знают, что нас снесут.

Уборщица. Снесут. Я слышала: ей по телефону агенты названивать начали.

Надежда. У меня такое состояние было уже… Давно.

Уборщица. Тоже доллар скакнул? (Подходит к Надежде). Дрожишь?

Надежда. Знаешь, давным-давно, я пошла на День Рождения к одному, ну в общем… Когда шла, меня такой же озноб тряс.

Уборщица. И чё?

Надежда. Выпила. Переспала. И залетела.

Уборщица. Забудь. Сын у тебя взрослый. Сам себя обеспечивает.

Надежда. И вот сейчас – то же самое.



Уборщица пожимает плечами, собирает мусор в совок, высыпает в корзину.

Стук. Надежда вздрагивает. Обе оборачиваются на жалюзи.

Голос Михаила. Откройте!



Обе молчат.

Голос Михаила. Откройте! Разнесу к чертям собачьим!



Надежда сжалась.

Уборщица. Закрыто!

Голос Михаила. Я те покажу закрыто!

Уборщица. Это я те покажу! Хулиган! Охрана! Охрана!

Голос Михаила. Я охраннику ситуацию объяснил. Он мне разрешил. В виде исключения.

Уборщица. Вот гад. А ещё кандидат в мастера спорта, кандидат в мастера… Тьфу…



Уборщица резко открывает дверь, выходит из мастерской, берёт швабру и ведро, уходит по коридору.

Голос Михаила. Разнесу лавочку!

Голос Уборщицы. Вам кого?

Голос Михаила. Мне – швею.

Голос Уборщицы. Швей не держим.

Голос Михаила. Хорошо. Дайте поговорить с портнихой.

Голос Уборщицы. Все ушли.

Голос Михаила. А мне сказали − на месте.

Надежда (тихо). Сволочь.

Голос Уборщицы. Все ушли. Суббота, понимаете? Все ушли. Разошлись по домам отдыхать.

Голос Михаила. Мне охранник сказал, что на месте швея.

Голос Уборщицы. Швей не держим. Швабру не отпущу!



Возня.

Голос Михаила. Да пропустите же меня. Очумела?

Голос Уборщицы. Это служебный вход. Сюда нельзя. Швабру отдал быстро! Всё, ты попал. Тут везде камеры. Полиция!

Михаил идёт по коридору, озирается, в руках у Михаила – пакет и швабра.

Михаил. Камер здесь у вас никаких. Нарушение техники безопасности… Та-ак.

Уборщица (бежит за Михаилом). Вот камеры.

Михаил. Ну это датчики задымления. ПиПи –68-БИ.

Уборщица. Би, а не пи.

Михаил. Я так и сказал.

Уборщица. Значит, я глухая. (Встаёт перед дверью, не пускает Михаила.)

Михаил. Где только такое старьё нашли. Здание – новое, а датчики − списанные. (Пытается открыть дверь.)

Уборщица. Швабру отдал!

Надежда затравленно смотрит на дверь.

Уборщица. Пристройку в перестройку хотели сделать к магазину.

Михаил. Тогда ясно, почему БИ. (Вручает швабру). Идите убирайтесь. (Подходит вплотную к уборщице, прижимается к ней.) Полы грязные.

Уборщица. Пи! (Освобождается, отскакивает).



Надежда соскакивает со стола, прячется в примерочной кабине.

Михаил распахивает дверь, осматривает мастерскую. Уборщица тоже заходит.

Михаил. Та-ак. Девяносто седьмой класс, пятьдесят первый, простота в надёжности. Утюг с парогенератором. Грузила скорняжные. А это. О-о! 10-Б класс. Мда.

Уборщица. Спайсов наглотался?

Михаил. Зачем?

Уборщица. А затем, что ты школу с «Ремонтом одежды» перепутал.

Михаил. Я?

Уборщица. Ну не я же. Мне девяносто седьмой класс, что ли, мерещится?

Михаил. Да вот девяносто седьмой класс. (Указывает на машину.) А это пятьдесят первый. А это…

Уборщица. Десятый-Бэ, я уже поняла.

Михаил. «Б» − из братской советской Белоруссии. (Поёт.) Родина моя, Белоруссия. (Резко обрывает пение.) Вот странно. Пришёл ругаться, даже убить эту с позволения сказать белошвейку.

Уборщица. «Убивать». Да вы за такие слова ответите! Надюха! Выходи! Свидетелем будешь!

Михаил. (Кладёт пакет на гладилку, берёт утюг, рассматривает, изучает подошву, поднося к глазам). Поцарапанная. Кто ж наждачкой вражьи утюги трёт. Это ж не советский… Кто?

Уборщица. Что кто?

Михаил. Кто ответит?

Уборщица. Расктокался.

Михаил (резко ставит утюг. Из кабинки появляется Надеждина голова, Надежда испуганно наблюдает). Значит, расктокался, значит я – расктокался? А вот это видели? (Достаёт из пакета джинсы.)

Уборщица. Ну джинсы, женские, двадцать шестой, ну дорогие. Завтра приходите, примут заказ. А сейчас – закрыто. Зак-ры-то!

Михаил (бурчит). Крыто, крыто. Шито-крыто. (Орёт.)Уже приняли заказ.



Уборщица вздрагивает.

Надежда (боязливо, зашуганно выходит из примерочной). Что-то не так с «молнией»?



Михаил резко оборачивается.

Надежда (очень пугается, всплескивает руками). Ой! (Хочет поправить причёску, но натыкается на шапочку).

Михаил. Вы значит и есть белошвейка?

Надежда мнётся, неуверенно кивает.

Уборщица. Она портной шестого разряда. Высшей квалификации!

Михаил (орёт). Значит, высшей квалификации? (Тычет джинсами Надежде в лицо, Надежда вертит головой). Значит, высшей?

Уборщица бросает ведро и швабру, убегает.

Надежда (уверенно и спокойно). Высшей.

Михаил. Высшей. А молнии в джинсах менять не умеешь.

Надежда. Умею.

Михаил (его трясёт, он еле сдерживается, копается во внутреннем кармане). Всучила дорогую молнию. (Достаёт квитанцию, надевает очки). Где это видано? Триста рублей − восемнадцать сантиметров. Содрала за замену семьсот рублей. ( Снимает очки, прячет квитанцию обратно в карман). А я вот в суд защиты прав потребителей.

Появляется Уборщица с Ваньком. Михаил оказывается как бы в центре треугольника. Теперь, чтобы увидеть каждого, ему надо поворачиваться.

Уборщица. Можно и в суд. Это как раз по нашей части.

Михаил (Уборщице, презрительно). Да уж по вашей. (Ваньку.) А! Ты тут, командир? Уже свистнули?

Ванёк. Мы так не договаривались, командир.

Михаил. Спокойно. Я и на тебя в суд подам.

Ванёк. На меня?! (Срывает с пояса дубинку, держит её перед собой наготове как самурайский меч.)

Михаил. На всю эту шарашкину контору, на весь этот вонючий Дом Быта – за обман клиента. А на тебя – за принятие взятки.

Ванёк. Я… Я… Ну ты и…

Михаил. Да, да. А ты как думал. Тебе – пятьсот. Ей тысяча за испорченные джинсы. Да я у метро за эти деньги три пары брюк могу удлинить.

Надежда (обиженно). Да, да. И рукава заодно.

Михаил. Да я бы за эти деньги куртку мужскую драповую укоротить мог.

Надежда. Да, да. И язык заодно.

Михаил. Молчать!

Уборщица (слушая перебранки Михаила с Ваньком и Надеждой, расстёгивает пуговицы халата, сбрасывает халат, срывает косынку, оказывается привлекательной молодой женщиной в идеальном офисном костюме и с идеальной причёской). Молчать!

Михаил. А ты, шавка прислужница, место своё забыла (оборачивается, вздрагивает). Вы кто, девушка?

Елена Аркадьевна. Шавка, прислужница.

Ванёк. Елена Аркадьевна она. Из «Юридической консультации».

Елена Аркадьевна. По имущественным спорам консультирую.

Михаил. Э-эээ. Э-эээээ. Э.

Ванёк. Покиньте, гражданин, помещение.

Михаил. Мне бы с этой бело… с этой портной высшей квалификации переговорить необходимо.

Елена Аркадьевна. Ванёк! Покинь помещение!

Ванёк. Не Ванёк, а – Иван Иванович. (С достоинством пристёгивает дубинку к поясу).

Елена Аркадьевна. За то, что этого пропустил, ответишь перед Оганесом Юнусовичем.

Ванёк. Если я охранник, то можно об меня ноги вытирать? А я между прочим кандидат в мастера спорта.

Елена Аркадьевна. Пшёл отсюда, кандидат!



Ванёк поспешно уходит. Надежда заворожено смотрит на Михаила.

Михаил (учтиво, с достоинством (Михаил вообще всё делает с достоинством), Елене Аркадьевне). Понимаете, девушка. Вот вы третейский суд будете. Жду от специалиста по имущественным спорам Соломонового решения.

Елена Аркадьевна. Переходите к сути. (Садится на табуретку перед машинкой, вертится на ней.)

Михаил. Дочка принесла джинсы заменить молнию.

Елена Аркадьевна. Так.

Михаил. Родная молния порвалась, вот она и принесла.

Елена Аркадьевна. Та-ак.

Михаил. Вот эта работница присоветовала купить новую молнию тут же. (Показывает на стенд с пришпиленными молниями, прислонённый к стене.)

Надежда. Это потому что джинсы дорогие, я посоветовала, Ленок. Просто в магазинах молнии-то.... А тут жалко бы портить фирму. Вот я и посоветовала. Я эти молнии по сто пятьдесят оптом беру. Это год назад, сейчас доллар растёт, я за ними специально езжу, Ленок, то есть – Елена Аркадьевна.

Михал. Ленок, понятно-понятно.

Елена Аркадьевна. Дальше?

Михаил. А что дальше? Молния – триста, замена – семьсот, итого – тысяча. А джинсы расстёгиваются.

Надежда. Я сделала точь-в-точь как было. Специально спросила у клиентки. Она сказала: «Точь-в-точь».

Елена Аркадьевна. Надюша − профессионал. Она не могла испортить.

Михаил. Ну как не могла, когда дочь два дня с расстегнутой ширинкой ходит? Застегнёт, а молния расстегивается. Застегнёт, а молния – обратно едет.

Надежда. Дайте посмотреть. (Берёт джинсы, рассматривает, дёргает руками пояс в разные стороны.) Нет, не может.

Михаил. Может! Мо-жет!

Надежда. Не-мо- жет.

Елена Аркадьевна. Может… Может, ваша дочь пирожков объелась. Знаете… Такое бывает. Джинсы на стройную барышню. Достаточно немного переесть и... По себе знаю.

Михаил. У меня дочь жрёт как слон и не толстеет. Обмен веществ у неё быстрый. Быстрый − вы понимаете? – быстрый!

Елена Аркадьевна. Ну вот, и я о том.

Михаил. Ни на грамм не толстеет. Только худеет. У неё конституция такая. Конституция − вы понимаете? – конституция!

Надежда. У вас дочь – беременная. Вот джинсы и расстёгиваются.

Михаил (оборачивается на Надежду). Типун вам на язык!

Надежда. Уверяю вас, Михаил Сергеевич!

Михаил (настороженно). Откуда? Откуда вы знаете моё имя?

Надежда. Вы меня не узнаёте?

Михаил. Зубы не заговаривайте! Переделывайте сейчас же!

Надежда. Пусть вам у метро переделывают. Идите туда.

Михаил. Деньги верните!

Надежда. Не дождётесь.

Елена Аркадьевна. Ну что ты мелочничаешь? Что привязался?! Ты же мужик при деньгах. И к какой-то тыщонке привязался.

Михаил. Из принципа. Я тоже в шитье кое-что кумекаю.

Елена Аркадьевна. Идите уже к метро кумекайте. Там они до двадцати-ноль-ноль без выходных. А мне убираться надо. (Встаёт, надевает халат, повязывает косынку, застёгивает пуговицы, берёт швабру и ведро).

Михаил. Последний раз спрашиваю: берёте на переделку за счёт заведения?

Надежда. Нет!

Михаил. Деньги на бочку!

Надежда. Нет!

Михаил. Гнида! Чтоб тебе моя тысяча поперёк горла встала! Чтоб ты…

Надежда. Значит тысяча, значит поперёк горла? А это ты видел? (Надежда срывает пластыри с бровей, сдёргивает клеёнчатую шапочку. Вид у неё странный: ярко чёрные «брежневские» брови уродливо контрастируют с бледным лицом, причёска какая-то дикая, торчит в разные стороны, цвет волос несуразный.)

Елена Аркадьевна. Надёк! Ну зачем? Не додержала!

Надежда. Нет! Пусть видит. Как меня в парикмахерской изуродовали. И не тысячу содрали. Тысячу одни брови стоили!

Михаил. Так вам и надо. Бог всё видит.

Надежда. Значит, Бог?

Михаил. Да. Бог.

Надежда. Пусть Бог. Но я не иду, не скандалю.

Елена Аркадьевна. Да. Исправляем своими силами. Девушке на встречу идти, вы нас задерживаете.

Михаил. Это девушка? Это девушка? У меня мама моложе. (Аккуратно сворачивает джинсы, кладёт джинсы в пакет). Гниды. Ну гниды.

Надежда (визжит). Сам гнида!

Михаил. Я людей не обдуриваю. Ну я вам устрою сладкую жизнь, вы у меня попляшете.

Надежда. Это ты у меня попляшешь. Думаешь, не знаю, как ты в девяностых фабрику Клары Цеткин распродал?

Михаил пристально смотрит на Надежду, прижимает пакет к груди, пятится к выходу, Елена Аркадьевна ставит поперёк швабру, Михаил спотыкается, чуть не падает (или падает).

Надежда. Вор! Прихватизатор! Присвоил народную собственность! На счёт в швейцарский банк положил, так ещё и права качает? Молнию ему не так вставили. Я те сейчас вставлю. Я тебе так вставлю!



Михаил продолжает пятиться. Елена Аркадьевна выталкивает его из мастерской, а дальше Михаил бежит по коридору. Убегает.

Елена Аркадьевна. Фу-ууу. Ты чё его знаешь?

Надежда. Да знаю. Главным механиком работал на Кларе Цеткин.

Елена Аркадьевна. И ты там тоже?

Надежда. И я там. Сначала практика, потом по трудовой. Потом сокращения. Ликвидировали предприятие.

Елена Аркадьевна. Надь! Может и правда ты напортачила?

Надежда. Нет, Лен, я с закрытыми глазами эти молнии меняю. Дочь у него беременная. Я её запомнила.У неё и родная молния по этой причине разошлась. Я ещё спросила: может, поставить не как прежнюю? Уточнила. А она говорит: нет, как было чтобы было. Ну я с клиентами давно не спорю. Может, думаю, она после родов их носить собирается. А сейчас не будет. Вот так.

2 Кто старое помянет…



Надежда с нормальными бровями и нормальной причёской. Жалюзи закрыты. На манекен надето шикарное белое свадебное платье. Надежда «колдует» над ним. По коридору с шикарным огромным букетом идёт Михаил. Он дёргает за дверь.

Надежда. Ленок, ты?

Михаил. Это я.

Надежда (вздрагивает, достаёт из-под прилавка купюру, в сердцах подходит, поворачивает замок, суёт Михаилу деньги). Вот вам ваша тысяча. Я была не права. Уходите.

Михаил. Можно войти?

Надежда. Не мешайте. У меня обед. Не мешайте.

Михаил. Тогда после обеда? Подойду?

Надежда. Я вас всё равно обслуживать не стану. Идите к метро, в салон-ателье, куда хотите. Тысячу свою заберите.

Михаил (протягивает цветы, неуверенно). Это вам. Прошу меня простить.

Надежда. Мне-е? Я же гнида!

Михаил. Это я гнида. Вот. Возьмите.

Надежда. Не возьму. Заберите деньги.

Михаил. Надя? Наденька, ты?

Надежда. А я тебя сразу узнала (Забирает цветы, счастливо нюхает букет, «кутается» в него с головой). Заходи, Миша. Или тебя теперь нельзя так называть? Как голова кружится. Такой запах. Настоящий. Не химический.

Михаил. Ну так. Специально к знакомым ездил. Селекция голландская, а выращивают… Ты деньги убрала?

Надежда разжимает кулак − там скомканная купюра, разглаживает купюру, кладёт под прилавок.

Михаил. Я сяду.

Надежда. Садись. (Берёт со стола пластиковую бутылку, отрезает ножницами верх, втискивает букет, прислоняет к стене рядом со стендом, внимательно смотрит на Михаила.) Неприятности?

Михаил (кивает). Девятнадцать лет девчонке. Пигалица совсем. И так неаккуратно.

Надежда. Мне восемнадцать было...

Михаил. Так то − ты. А то она.

Надежда. То есть?

Михаил. Ну у нас же с тобой всё серьёзно было.

Надежда. У меня серьёзно. А у тебя – так.

Михаил. Просто я развестись не мог. Понимаешь, не мог!

Надежда. Понимаю.

Михаил. Ты-то замужем?

Надежда. Это тебя не касается.

Михаил. Так и не вышла замуж?

Надежда отрицательно мотает головой, подходит к манекену, «колдует» над платьем.

Михаил не видит теперь Надежду. Они друг к другу спиной.

Михаил. И детей нет?

Надежда. Есть. Помнишь, начальницу ОТК?

Михаил. Смутно.

Надежда. Ну Тамара Сергеевна, яркая такая, из профбюро. Она теперь тут в Доме Быта парфюмерией торгует.

Михаил. Да-да, припоминаю. Когда распродажи были, она по цехам распределяла.

Надежда. Вот именно. У неё связи в парфюмерии давно.

Михаил. Девчонки в цехах жребий кидали. А в механических мастерских всем доставалось. Эта Тамарка Сергевна ещё говорила: мужчины должны делать женщине приятное всегда.

Надежда. А нам она говорила: женщина должна родить. Вот я и родила.

Михаил. И сколько твоему чаду лет?

Надежда. Двадцать два.

Михаил (считает). В восемьдесят восьмом у тебя первая производственная практика, в восемьдесят девятом вторая… В девяностом у тебя диплом, и ты сразу на работу к нам, и мы с тобой... В девяносто первом… Помнишь как мы за хлебом три часа на морозе стояли? (Встрепенулся.) Значит, чадо твоё девяносто второго? Девочка, мальчик?

Надежда. Мальчик. Савелий девяносто третьего года рождения.

Михаил (разочарованно). А-ааа…

Надежда. А у тебя, значит, дочь девяносто шестого?

Михаил (пожимает плечами). Дочь шестимесячная родилась. Еле выходили.

Надежда. Девочка худенькая. Но это сейчас модно.

Михаил. Как вспомню то время. (Машет рукой). Да что говорить, Надюш. Мужик-то тебе помогал?

Надежда. Тебя это не касается.

Михаил. Ясно. (Вздыхает.)

Надежда. Мне после тебя было всё равно с кем.

Михаил. И давно ты здесь?

Надежда. Какая разница?

Михаил. Ну так, интересно. Мы же с тобой из одной отрасли, с одного предприятия.

Надежда. Да какая отрасль? Отрасль теперь у китайцев. А у нас – кустарщина.

Михаил (встаёт, подходит к манекену, рассматривает платье). Шик!

Надежда. Надо было как-то выживать. Первое платье бесплатно, считай, пошила. Дальше поехало по накатанной. Сначала дёшево брала, но с условием, что невеста всем будет меня рекомендовать, и на свадьбу пригласит.

Михаил. Зачем?



Михаил задумчиво ходит по мастерской, садится за машинки, нажимает на педали, пробует строчить.

Надежда. На свадьбах − подружки невесты. Я просила, чтобы за меня тост поднимали и хвалили. Сейчас стыдно вспоминать, как все напивались, тост за моё платье произносили в самом конце, нетрезвые мужики, тьфу… Но одна из подружек всегда подходила, говорила, что ей тоже надо бы платье. Я же не только свадебные, я и для торжественных случаев шила. Так унижалась на этих свадьбах, подхалимничала. Я ж тогда ещё голодная всегда была. Никогда не забуду, как официанты презрительно на меня смотрели, когда пепельницу меняли, а один официант, самый противный, всем мороженое в вазочках разнёс, а меня обошёл. Представляешь, Миш, как ко мне поначалу относились?

Михаил. Нашла из-за чего переживать. Официанты! Это ж халдеи, а ты сама производишь продукт. За границей тебе цены бы не было.

Надежда. Теперь я дорогая портниха. Всё-таки двадцать лет стажа. Обзавелась клиентурой, рекомендациями… На свадьбу больше не прошусь, сами приглашают. Только вот подружек у современных невест всё меньше и меньше. Зато богатых тётушек поприбавилось и все портниху ищут: недорогую, но чтоб сидело.



Стук.

Голос. Эй, хозяйка! Пятнадцать ноль-ноль!

Надежда (поспешно, но осторожно снимает с манекена платье, прячет его в чехол, чехол складывает под прилавок). Всё. Уходи. У нас директор строгий. Камеры везде понатыкал.


Каталог: wp-content -> uploads -> 2017
2017 -> Свод правил по безопасной работе сотрудников органов исполнительной власти Самарской области, государственных органов Самарской области
2017 -> Руководство по эксплуатации общие сведения. «Жидкий акрил»
2017 -> О восстановлении пропущенного срока на подачу апелляционной жалобы
2017 -> Решение по гражданскому делу по моему иску к Петрову А. Н о выселении. В удовлетворении исковых требований мне было отказано в полном объеме
2017 -> Ротавирусная инфекция Профилактика острой кишечной инфекции

Скачать 466.26 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2023
обратиться к администрации

    Главная страница