Доклад за 2011 год санкт-Петербург 2011



страница6/29
Дата09.05.2018
Размер6.03 Mb.
ТипДоклад
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29

2.4.3.Насилие над ребенком

Под жестоким обращением понимается действие или бездействие по отношению к ребенку, в результате которого ухудшается его здоровье и социальное благополучие, создаются условия, мешающие оптимальному физическому и (или) психическому развитию, ущемляются его права и свободы.

Работа над проблемой насилия ведется в двух основных направлениях:

- общий подход к проблеме (совершенствование законодательства, поиск и внедрение в жизнь современных социальных технологий и др.),

- судьбы отдельных детей, по тем или иным причинам, попавшим в поле зрения Уполномоченного.

Для того, чтобы оценить масштабы насилия в семьях, будет уместно привести данные социологического исследования, проведенного Санкт-Петербургским информационно-аналитическим центром по заказу Комитета по социальной политике Санкт-Петербурга.

Согласно указанным данным, в 44% семей имеют место случаи какого-либо вида насилия (психологического, физического, сексуального или экономического) той или иной степени выраженности.

Из них, в 42,4% семей имеют место случаи психологического насилия. В 39,9% семей случается игнорирование пожеланий членов семьи, критика в их адрес, использование обидных прозвищ при общении, ограничение общения с родственниками, друзьями (более слабая степень выраженности психологического насилия), в 22,8% – крик, унижения в присутствии других людей, угрозы наказать (более сильная степень выраженности психологического насилия). В 20,3% семей имеют место случаи психологического насилия и слабой, и сильной степени выраженности.

В 16,7% семей имеют место случаи физического насилия. В 9,1% семей случается ограничение в питании, обеспечении одеждой, медицинском обслуживании, создание неудовлетворительных жилищных условий (более слабая степень выраженности физического насилия), в 14,2% – причинение боли, нанесение шлепков, пощечин, побоев (более сильная степень выраженности физического насилия). В 6,6% семей имеют место случаи физического насилия и слабой, и сильной степени выраженности.

В 1,8% семей имеют место случаи сексуального насилия. В 1,3% семей случается использование намеков, шуток сексуального характера, предложения вступить в половую связь, несмотря на отказы или имеющиеся запреты (более слабая степень выраженности сексуального насилия), в 0,8% – принуждение к половым актам или их совершение против воли другого человека (более сильная степень выраженности сексуального насилия), в 0,3% семей имеют место случаи сексуального насилия как слабой, так и сильной степени выраженности.

В 16,5% семей имеют место случаи экономического насилия. Как и в случае с физическим насилием, экономическое насилие чаще встречается в более сильной степени выраженности (незаконное присвоение имущества, денежных средств других членов семьи): такие случаи в своих семьях назвали 11,1% респондентов. В 8% семей имеют место более легкие формы экономического насилия: запрещение работать, ограничения в распоряжении семейным бюджетом и т.п. Одновременно проявления экономического насилия и более слабой, и более сильной степени выраженности встречаются в 2,7% семей.

Исследованием отмечаются следующие основные причины насилия в семье:

- плохие взаимоотношения в семье, конфликты;

- злоупотребление алкоголем, употребление наркотиков некоторыми членами семьи;

- грубость, агрессивность некоторых членов семьи;

- отсутствие работы у членов семьи.

Обращает на себя внимание тот факт, что среди основных причин насилия в семье редко или вообще не упоминаются:

- низкие доходы;

- плохие жилищные условия;

- усталость и низкий уровень культуры у некоторых членов семьи;

- отсутствие необходимой помощи семье со стороны государственных органов.

В случаях проявления насилия пострадавшие подростки предпочитают обращаться к родственникам и друзьям. 86,7% - поступили именно так. 26,7 % - обратились в правоохранительные органы. 20% - звонили по имеющимся телефонам доверия.



По данным Главного следственного Управления Следственного Комитета Российской Федерации по Санкт-Петербургу, несмотря на то, что количество преступлений, совершенных в отношении несовершеннолетних, в 2011 году снизилось на 27,6 %, их количество по-прежнему остается весьма значительным и составляет 1429 преступлений.
*****
В общей массе заявлений к Уполномоченному случаи обращения по вопросам, связанным с насилием в отношении детей, составляют 1,8% (47 заявлений). Это не свидетельствует о неактуальности проблемы насилия, а скорее, косвенно подтверждает латентный характер преступлений такого рода.
Сотрудниками 85-го отделения полиции был задержан 28-летний Хакимджон Худоев, гражданин Таджикистана. Из материалов дела следует, что Худоев неоднократно жестоко избивал дочь своей сожительницы руками и ногами.

Последнее избиение произошло 30 сентября 2011 года и закончилось для малышки Алексии трагически - ребенок доставлен в реанимацию в крайне тяжелом состоянии. Помимо множественных ушибов, гематом и ожогов врачи зафиксировали разрыв кишечника. К длинному списку травм, выявленных при госпитализации, добавилось еще одно повреждение – ожоговая рана на голове. Пришлось девочку обрить наголо и сделать пересадку кожи с бедра на поврежденный участок головы. Также, вследствие избиения начался сепсис и некроз (отмирание) тканей правой нижней конечности и ребенку ампутировали часть ножки.

Специалисты Аппарата Уполномоченного связались с мамой девочки Викторией. С Хакимджоном Худоевым вместе они жили полгода. По словам матери ребенка, прежде она никогда не замечала агрессии со стороны гражданского мужа. Напротив, он называл Алексию «доченькой» и относился, как к родной.

По информации, предоставленной Уполномоченному органом опеки МО «Ломоносов», за месяц до произошедшей трагедии заведующая детским садом, который посещала Алексия, сообщила в полицию о странных синяках, замеченных на теле девочки. В тот день Хаким гулял с Алексией на улице – ребенок катался на велосипеде. Когда Виктория переодевала девочку с прогулки, ужаснулась: вся спина была в синяках.

В отношении Хакимджона Худоева возбудили уголовное дело, которое закрыли в связи с недостаточной доказательной базой. Подозреваемый тогда пояснил, что Алексия упала с велосипеда. На допросе эти слова подтвердила и сама девочка, и знакомый, который видел «падение».

По факту инцидента, приведшего ребенка в реанимацию, следственными органами Следственного комитета РФ по Санкт-Петербургу было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 3 статьи 30, пунктом «в» части 2 статьи 105 УК РФ (покушение на убийство малолетнего). Решением суда на время следствия мужчина взят под арест.
*****
Имеют место обращения к Уполномоченному соседей и других посторонних по отношению к детям лиц, которые указывают на факты жестокого обращения.
Петербурженка, пожелавшая остаться неизвестной, связалась со специалистами Аппарата Уполномоченного по правам ребенка через официальный сайт. Воспользовавшись функцией «Консультация онлайн», женщина спросила, чем можно помочь ребенку, который по ее мнению находится в опасности.

Малолетний ребенок растет в семье активных наркоманов. Естественно, малышом никто не занимается, живет впроголодь. Мать, по словам свидетельницы, помимо всего прочего, занимается проституцией. И не факт, что ребенок тоже не вовлечен в эту деятельность. Все соседи в курсе происходящего, но закрывают глаза – наверное, потому что боятся…

Женщина лишь примерно знала, где живет «злополучная» семья – могла на месте указать дом и окна квартиры. Однако, почувствовав заинтересованность специалистов, не поленилась - сходила и уточнила адрес.

Как выяснилось, в местные органы опеки уже поступала жалоба на эту семью. Сотрудники несколько раз выходили с проверкой, но не находили никаких «признаков жизни» в квартире.

На этот раз соцработникам повезло больше. Дверь по-прежнему была закрыта. Однако, выйдя из подъезда, сотрудники опеки увидели женский силуэт в «нужном» окне - девушка смотрела на них через занавески.

Проверяющие, видимо, сумели вызвать доверие у молодой особы. Девушку удалось уговорить спуститься вниз для разговора.

«Словно испуганная лань! - такое впечатление произвела на соцработников молодая мама Ника. - Боится всех, боится всего…».

И не без причины. Ведь Ника – бывшая наркоманка (в этом "аноним" не ошиблась). Она уже год находится в ремиссии. Но страх, что кто-то может отнять любимую дочку – шестилетнюю Ангелину, до сих пор живет у матери в душе.

По мнению социальных работников, «ребенок нормально одет, выглядит веселой, девочка общительная, но к школе не готова». Как выяснилось, малышку отказались брать в детский сад, потому что она зарегистрирована в другом районе. И молодая мама смирилась, побоялась жаловаться…

А проблем в жизни женщины и без того много. Так, сидя в скверике рядом с домом, Ника разоткровенничалась. Рассказала, что выросла в сиротском учреждении. Потом встретила отца Ангелины, который и «подсадил» девушку на наркотики. Потом – продолжительное лечение в клинике. Было очень трудно, поддержки – никакой. Боролась только ради дочки.

Сразу после детского дома Ника переселилась в родительскую трехкомнатную квартиру, половина которой принадлежит им с братом, а половина – чужим людям («отчим продал кому-то за копейки»). Но вскоре брат выгнал сестру из дома и обратно не пускает.

По наследству от родственников Нике досталась доля в еще одной квартире в центре города. Туда жильцы ее тоже не пустили. Уговаривали продать ее долю за 200 000 рублей, угрожали. Пришлось скрываться от них…

В итоге, сейчас живет Ника с дочкой «на птичьих правах» у гражданского мужа. Как решить свои проблемы она не знает.

«Когда мы спросили, почему она ни разу к нам не пришла, не попросила помощи, Ника ответила, что считала нас карательным органом, который только забирает детей, - рассказывают сотрудники органов опеки. - Ей и в голову не приходило, что кто-то готов оказать реальную поддержку. Тем более, при ее «запятнанной репутации»…».

Специалистам удалось убедить Нику в искренности своих намерений. Теперь сотрудники опеки будут постоянно держать связь с семьей. Ведь вопросов здесь – непочатый край…

Нике объяснили, что у нее не меньше прав на квартиру, чем у брата. Тем более, что ребенок там прописан. Ника не хочет доводить дело до суда, но если мирно разойтись не получится, Уполномоченный поддержит ее.

В данном случае, пытаясь спасти ребенка от родителей, удалось спасти целую семью. И в этом немалая заслуга «анонимного доброжелателя». Хоть и не вся информация подтвердилась, направление было указано верно.


*****
К сожалению, не всегда удается вовремя выявить семью, в которой практикуются различные формы насилия над ребенком. В итоге, здоровью и психическому благополучию несовершеннолетнего причиняется существенный вред.
Семилетний Максим оказался заложником совершенно жуткой ситуации. Его родная мама Татьяна, имея ярко-выраженное психическое отклонение, превратила свой дом в настоящее царство деспотии. И соседка Елена Б. далеко не единственная, кто знал об этом.

«В квартире постоянно слышны страшные вопли и нецензурная брань в адрес ребенка, - пишет соседка. – А сам малыш, запертый в четырех стенах, всё время плачет. Все соседи по парадной в шоке, в страхе, но что делать с этой бедой, никто не знает…».

Татьяна жила затворницей. Ни с кем не общалась, двери никому не открывала. Зато регулярно напоминала о себе бранной тирадой в адрес маленького сына.

Женщина в любое время суток могла поднять такой крик, что соседи не выдерживали и вызывали полицию. Наряд приезжал, но, не достучавшись до хозяйки квартиры, благополучно уезжал обратно. Потому что окружающие, несмотря на недовольство происходящим, отказывались оформить жалобу письменно.

Елена – первая, кто отважилась нарушить этот «обет молчания», обратившись к Уполномоченному по правам ребенка.

Уполномоченный связалась с органами опеки и попечительства. Оказалось, что и там были в курсе проблемы.

«Мы эту маму курируем давно, - сообщили специалисты опеки. - Даже обращались в психоневрологический диспансер с просьбой ее госпитализировать. Но получили отказ, потому что Татьяна, как нам объяснили, социально не опасна».

Врачи периодически наведывались к женщине, но она их не пускала даже на порог. Для помещения в стационар требовались доказательства асоциального поведения Татьяны, но их не было. У опеки тоже не имелось официальных оснований для решительных действий: учебное заведение ребенок посещал, а соседи жаловались только устно. Как только людям предлагали рассказать эту историю в письменной форме, они сразу шли на попятную: «Нет, мы лучше не будем…».

Все знали, все искренне сочувствовали, но ждали какого-то финального толчка. Этим самым толчком послужило ходатайство Уполномоченного с приложенным к нему обращением Елены.

Входную дверь Татьяна по-прежнему никому не открывала. Чтобы специалисты опеки и врачи попали в квартиру, понадобилась помощь сотрудников полиции и МЧС.

Оценив состояние женщины, врачи сразу же направили ее в клинику. Психическое здоровье Максима тоже вызвало у медиков тревогу. Мальчик продолжительное время находился в социально опасном положении, что не могло на нем не сказаться. Ребенок направлен на обследование в ЦВЛ «Детская психиатрия» им. С.С. Мнухина.

В результате, специалисты органа опеки и попечительства вышли с иском об ограничении Татьяны в родительских правах.

Особенно важным в данной ситуации является то обстоятельство, что мальчик звал на помощь. Возможно, если бы этот зов услышали раньше, жизнь ребенка сложилась бы иначе.


Но есть в практике работы аппарата Уполномоченного и обратные ситуации:
1 июля 2011 года на электронную почту Уполномоченного поступило обращение гражданки Юлии Л., в котором сообщалось о том, что в соседней квартире постоянно по ночам слышатся «истошные крики грудного ребенка», к которому никто не подходит, в квартире происходят «пьяные дебоши». Уполномоченным немедленно были приняты меры по проверке данного сигнала.

Как оказалось впоследствии, в указанной «тревожной» квартире проживают вполне адекватные люди, заботящиеся о своем ребенке и создающие для него нормальные условия для существования и развития. А обращение к Уполномоченному гражданки Юлии Л. вызвано конфликтными отношениями между ней и соседями.

Такие случаи не единичны. Конечно, хорошо, что петербуржцы проявляют беспокойство по поводу возможного нарушения прав детей, по фактам жестокого обращения с ними. В то же время излишняя подозрительность или желание использовать институт Уполномоченного по правам ребенка для сведения счетов в конфликтных отношениях с соседями отвлекают органы опеки и попечительства, правоохранительные органы от действительно сложных и тревожных ситуаций с нарушениями прав детей.


Санкт-Петербург – мегаполис, в котором случаи жестокого обращения с детьми, к сожалению, не редкость. Как правило, о насилии в семье узнают, когда трагедия уже произошла. Поэтому важнейшей задачей является построение системы раннего выявления, которая позволит предотвратить преступления в отношении детей.


      1. Сексуальное насилие

По данным Прокуратуры Санкт-Петербурга в 2011 году совершено 1429 преступлений в отношении несовершеннолетних, из них 262 - против половой неприкосновенности.

К сожалению, в настоящее время практически отсутствует государственная система защиты детей-жертв. Нет даже обязательного адвокатского сопровождения пострадавших.

Безусловно, очень важно развивать систему профилактики в обществе и укреплять институт семьи. Ведь 70% насильников – или родственники жертвы, или близкие знакомые родителей.

26 сентября 2011 года двухлетняя Аня поступила в детскую городскую больницу №5 с закрытой черепно-мозговой травмой, сотрясением головного мозга, множественными ссадинами лица и головы, а также травмами в области половых органов с разрывами. Девочку прооперировали.

На следующий день сотрудники Аппарата Уполномоченного по правам ребенка навестили Соню в больнице.

Состояние малышки было уже стабильное. Аня оказалась жизнерадостной, активной. Девочка приветливо улыбалась гостям и с удовольствием шла на руки. Рядом с ней постоянно находилась мама – Марина С.

По версии матери, она ненадолго отлучилась в магазин, оставив двух дочерей с подругой. Когда вернулась, с младшей девочкой все было в порядке. А вот старшая Аня была вся в синяках и ссадинах. Обнаружив это, мать сразу же вызывала скорую помощь.

Марина была шокирована случившимся, потому что знает подругу со школьной скамьи, неоднократно доверяла ей своих детей. И никогда ничего плохого не случалось.

Подруга отрицала свою вину. На все вопросы матери девочек отвечала, что уснула, поэтому не знает, откуда у ребенка появились травмы на теле. Но, тем не менее, подозрения с нее не сняты. В следственном отделе Калининского района возбудили уголовное дело по статье 132 УК РФ.

Марина одна воспитывает двоих детей, состоит на учете в Центре помощи семье и детям. Год назад женщина обращалась к Уполномоченному с просьбой помочь в решении жилищного вопроса. По ходатайству детского омбудсмена в декабре районная администрация предоставила Марине две комнаты в общежитии и оказала материальную поддержку.

Пока мама ухаживала за пострадавшей старшей дочкой, органы опеки и попечительства МО «Пискаревское» временно поместили младшую годовалую девочку в больницу им. Цимбалина.

Спустя некоторое время, сотрудники опеки проверили жилищно-бытовые условия по месту жительства девочек. Марина очень серьезно подошла к визиту комиссии: заменила неисправные бытовые приборы, сделала генеральную уборку. Ведь все эти дни матери было не до того – она сутками не покидала больницу, ухаживая за пострадавшей малышкой Аней.

Через несколько дней Марина забрала обеих девочек домой.

В мае 2011 года в Балтийском информационном агентстве состоялся круглый стол «Кто виноват в детской жестокости?». Участники обсуждения высказывали свое мнение о причинах проявлений агрессивности в детской среде и о том, как можно предотвратить насилие в отношениях детей и подростков.




Эксперты сошлись во мнении, что эта проблема не нова и детская жестокость существовала всегда – меняются лишь формы и способы ее проявления. Ставшие классикой отечественного кинематографа фильмы «Чучело», «Дорогая Елена Сергеевна» красноречиво об этом свидетельствуют. Сценарии же, по которым дети реализуют свои деструктивные устремления, они черпают из окружающей современности – родители, соседи, сверстники, телевидение, интернет и т.д.

Детский омбудсмен считает, что на борьбу с детской жестокостью, прежде всего, должны встать родители. И тут нет каких-то секретных технологий. Просто мамы и папы должны искренне интересоваться жизнью своих детей – знать, что их тревожит, о чем они думают, где и с кем проводят свободное время. И делать это не «по случаю», а постоянно, изо дня в день. Только так можно понять своего ребенка и создать в его голове такую систему нравственных ценностей, которая не позволит вести себя жестоко в отношении кого бы то ни было. Конечно – это нелегкий труд, и помочь родителям в этом, по мнению детского Уполномоченного, должно государство. Именно с этой целью в нашем городе создается и развивается система учреждений по работе с семьями.

Главный врач Городского центра восстановительного лечения детей с психоневрологическими нарушениями Раиса Юрьева, поделилась своим опытом работы со случаями детской жестокости. Причины этих проявлений специалисты Центра всегда находят в семье и работают не только с ребенком, но и с его родителями. Именно поэтому институт современной семьи специально изучается – эксперты пытаются понять, как можно мотивировать пап и мам уделять достаточное внимание своим детям. Тогда, было бы возможно предотвращать детскую тягу к насилию в отношении ближнего, а не искать способы, как исправить последствия очередного ЧП. Специалисты Центра считают, что если ребенок занят и охвачен родительским вниманием, то у него не будет ни желания, ни возможности выплеснуть свою агрессию на окружающих его сверстников.

Психологические тренинги и спорт считает хорошим способом борьбы с детской жестокостью Борис Титов, заведующий кафедрой психологии семьи и детства СПБГУКИ, доктор педагогических наук, профессор, член Совета по развитию воспитания и дополнительного образования в Санкт-Петербурге. Профессор не видит ничего аномального в проявлениях агрессии, но вот злокачественность этих действий нужно переводить в положительное русло. Дети должны конкурировать в борьбе за спортивные кубки и медали, а не за господство путем унижения ближнего…

Уполномоченный отметила, что статистику детской жестокости приводить сложно. Ведь далеко не обо всех случаях становится известно. Но уже хорошо, что эта проблема обсуждается. Закрывать глаза на проблему детской жестокости – все равно, что потворствовать этому злу.

Безусловно, огромную помощь в профилактике как насилия среди детей, так и жестокости в семьях, может оказать единый телефон психологической поддержки, который начал работать в Санкт-Петербурге в этом году.



Что касается вопроса борьбы с насилием в семье, здесь возникает множество сложностей. Ведь преступления на сексуальной почве имеют еще более скрытый характер, чем другие акты насилия над ребенком. Порой за закрытыми дверями происходят ужасные вещи. Право на неприкосновенность частной жизни помогает преступникам надежно скрывать самые разные злодеяния - от психологического давления в «воспитательных целях» до откровенных зверств и издевательств.
Большой резонанс вызвал случай жестокого обращения с детьми в семье Анны и Максима Н. В течение семи лет отчим издевался над детьми. Многие догадывались о том, что происходило в семье, но в полицию обращаться не спешили. Самое страшное началось в 2009 году, когда отчим начал регулярно вступать с тринадцатилетней девочкой в интимную связь. Делал он это на глазах своей супруги и Максима. Если Максим пытался вступиться за сестру, он получал удары.

А потом, будучи в состоянии сильного опьянения, стал заставлять Максима делать ЭТО с матерью. Однажды Аня не пришла домой ночевать, Максим тоже ушел из дома. Он рассказал тете Люде об очередных выходках отчима. И только тогда взрослые позвонили в полицию. Изверга наконец задержали и завели уголовное дело. И в конце концов он ответит за свои преступления по закону.

Конечно же, мать и дети вздохнули с облегчением. Но как жить дальше?

Дети, подвергшиеся психическому и физическому насилию, нуждались в помощи специалистов. На семье висел огромный долг по квартплате. Кроме того, некоторые средства массовой информации поспешили в подробностях рассказать историю семьи Никитиных - с упоминанием подлинных фамилий и места жительства. Надо ли говорить, что интерес со стороны добавил им страданий?

За помощью в аппарат Уполномоченного по правам ребенка в Петербурге обратилась тетя Анны и Максима.

Первым делом с детьми стали работать психологи. А потом их отправили в детский санаторий. Городские социальные службы выделили семье материальную помощь, и Марина смогла погасить долг.

И еще одна хорошая новость - Максима, который здорово играет в настольный теннис, приняли в Детско-юношескую школу олимпийского резерва.

После отдыха в санатории Аня и Максим снова пошли в школу. Психологи уверены, что, пройдя курс реабилитации, они смогут вернуться к учебе и найти друзей.

Но, увы, потерянное детство не вернуть. Воспоминания вряд ли когда-нибудь сотрутся из памяти…
Дети, живущие в постоянном кошмаре, как правило, подавлены, запуганы, зависимы и никогда не выдадут тирана. Внимание окружающих - единственный способ выявлять такие семьи. Если бы педагоги, родственники, медицинские работники, соседи вовремя забили тревогу, дети избежали бы страданий. Нельзя быть равнодушными! Ведь речь идет о здоровье, а иногда и о жизни ребенка.
В сентябре 2010 года, в аппарат детского Уполномоченного поступило заявление от родного отца девочки. Он сообщал, что его дочь была незаконно передана под опеку некоему Денису Б.

Ранее девочка была помещена в приют по заявлению матери. Как сообщал заявитель, ситуация в семье нормализовалась, и они были готовы принять дочь обратно. Однако, ему отказали, потому что ребенок воспитывается в благополучной приемной семье. С сентября 2009 года девочка была знакома со своими будущими опекунами, потом ходила к ним в гости, а в апреле 2010 муж и жена оформили все необходимые документы для того, чтобы ребенок жил с ними.

Специалисты аппарата стали разбираться в обстоятельствах этого дела и выяснилось, что Петроградский суд уже рассмотрел дело о лишении родительских прав биологических мамы и папы. Из представленных доказательств следовало, что отец девочки регулярно употребляет спиртное, бьет мать в присутствии ребенка, родители не работают, а в квартире созданы антисанитарные условия. Однако, учтя, что отцом ребенка приняты меры по приведению жилого помещения в надлежащее состояние, судья ограничился предупреждением.

Несогласный с таким решением Денис подал кассационную жалобу в Городской суд. С просьбой поддержать его в обжаловании решения районного суда он обратился к Уполномоченному по правам ребенка.

Запросив документы из всех инстанций, занимавшихся устройством девочки, в аппарате детского Уполномоченного составили общую картину происходящего. Родную семью девочки характеризовали отрицательно. В то же время, Денис прошел школу приемных родителей и получил положительное заключение. Он был женат и воспитывал родную дочь 2010 года рождения. Все инстанции сходились во мнении, что эта семья имеет необходимые условия для полноценного воспитания и содержания приемного ребенка.

Был и еще один весьма серьезный факт – заявление, написанное девочкой. В деталях подросток описывала, как ее биологический отец избивал мать. Когда девочка пыталась вступиться – доставалось и ей. «Я не хочу больше с ними жить. Потому что они будут пить и драться, бить меня», - пишет девочка. Также она сообщает, что очень боится своего родного отца. «Он постоянно мне угрожает. Я не хочу с ним жить, так как очень его боюсь, и если меня вернут старым родителям – я убегу из дома…», - заявляет 13-летний подросток. Девочка рассказывала и о том, как ей хорошо в приемной семье, как она любит появившуюся в ее жизни младшую сестренку, а своими мамой и папой считает только опекунов.

В аппарате Уполномоченного изучили не только бумаги. Специалисты пригласили отца, опекуна и девочку. Подросток подтвердила все, что писала в заявлении. Учел ее мнение и городской суд, отменив решение районного. Таким образом, девочка осталась в приемной семье…

Впоследствии, Денису было предъявлено обвинение в совершении преступления сексуального характера в отношении несовершеннолетней опекаемой. По версии следствия, Денис неоднократно вступал в половое сношение с девочкой, которую взял в приемную семью.

При этом сам ребенок не понимал, что такие отношения не нормальны. В ее сознании это была любовь. Психика девочки пострадала настолько, она не воспринимает произошедшее с ней как трагедию и с нетерпением ждет освобождения Дениса из мест заключения, чтобы выйти за него замуж.
*****
В вопросе профилактики и выявления случаев сексуального насилия над детьми следует уделять особое внимание информации, поступающей из учреждений здравоохранения и образования.

К сожалению, в 2010 году утратил силу совместный приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации (№ 4) и Министерства внутренних дел Российской Федерации (№ 8) от 09.01.1998 года, которым была утверждена Инструкция о порядке взаимодействия лечебно-профилактических учреждений и органов внутренних дел Российской Федерации при поступлении (обращении) в учреждения здравоохранения граждан с телесными повреждениями насильственного характера.

В связи с этим Уполномоченным было направлено предложение в адрес Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка с предложением организовать подготовку нормативного правового акта федерального уровня, предусмотрев в нем обязанность соответствующих служб и подразделений Министерства здравоохранения Российской Федерации и Министерства внутренних дел Российской Федерации, действующих на территории субъекта Российской Федерации, ежедневно информировать Уполномоченного по правам ребенка субъекта Российской Федерации о несчастных случаях, произошедших с несовершеннолетними и иных случаях, содержащих потенциальную угрозу нарушению прав ребенка.

В мае 2011 года Уполномоченный приняла участие в заседании Общественного совета при Главном следственном управлении Следственного комитета РФ по Санкт-Петербургу. Темой заседания стали преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних. Рассматривался вопрос о мерах по укреплению взаимодействия Главного следственного управления Следственного комитета с общественными организациями, органами исполнительной и законодательной власти по профилактике преступлений в отношении детей, оказанию помощи несовершеннолетним жертвам насильственных преступлений, совершенствованию методики расследования подобных противоправных действий.

По информации начальника отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних городской прокуратуры Ольги Качановой, в общей массе преступлений в отношении детей растет доля правонарушений против половой неприкосновенности. Также отмечалось, что большинство преступлений подобного рода, вопреки превалирующему у граждан мнению, совершаются не в подъездах и на улицах под покровом ночи. Большая честь «половых» правонарушений происходят в квартирах и в светлое время суток. Среди жертв таких преступлений, преобладают дети из неполных семей. Посягают на половую неприкосновенность несовершеннолетних, согласно печальной статистике, в основном, взрослые, у которых ребенок находится в той или иной зависимости. Насилие со стороны незнакомцев встречается существенно реже. В большей степени, насильники принадлежат к «ближнему кругу» - родственники, сожители, «друзья семьи».

Практика расследования преступлений выявила проблемы координации различных служб и ведомств, оказывающих социальную и психологическую помощь пострадавшим детям.

В рамках заседания Общественного совета была затронута проблема сохранения персональных данных, связанная с предоставлением информации в СМИ. Практика показывает, что некорректное освещение преступлений против несовершеннолетних может так же нанести существенный вред пострадавшему.

Отдельным вопросом вынесены правонарушения, совершенные подростками в отношении сверстников. Неподсудность одних и отсутствие механизма помощи другим делает неэффективной систему противодействия таким преступлениям.

Характеризуя ситуацию с преступлениями против половой неприкосновенности несовершеннолетних в целом, представители Прокуратуры и Следственного комитета констатировали, что мер, принимаемых государственными органами и общественными организациями недостаточно для обеспечения права детей на безопасность.

В Санкт-Петербурге существует множество структур, учреждений, организаций, которые помогают детям, попавшими в трудную жизненную ситуацию или ставшими жертвами преступлений. Однако, все они относятся к разным ведомствам – Комитету по социальной политике, Комитету по здравоохранению или же являются общественными организациями. При этом отсутствует единая система оказания помощи ребенку, попавшему в беду.

Кроме того, ни за кем не закреплена обязанность фиксировать и собирать в единую базу информацию о происшествиях с детьми. Что-то есть у Следственного Комитета, что-то у социальных служб, что-то у полиции, но все эти данные не сопоставляются и не анализируются. А между тем, такая информация могла бы предотвратить многие трагедии. Ведь, как правило, граждане, совершившие те или иные насильственные действия в отношении ребенка, ранее попадали в поле зрения субъектов профилактики. Однако, из-за того, что это были лишь недоказанные предположения, они не выходили за рамки ведомства. Если бы подобные данные объединялись, то люди неоднократно «засветившиеся» в подозрении на жестокое обращение или насилие над ребенком, попадали бы под особый контроль. В этой связи Уполномоченный предложила представителям различных ведомств собраться в рабочую группу и обсудить возможные формы сотрудничества в области оказаний помощи детям, подвергшимся сексуальному насилию.

В декабре 2011 года в Следственном комитете, по инициативе Уполномоченного, состоялось заседание по вопросу организации межведомственного взаимодействия. В нем приняли участие:

- Марина Парастаева - заместитель Руководителя Главного следственного Управления Следственного комитета РФ по СПб,

- Екатерина Звонцова - начальник Управления социальной защиты материнства и детства и семейно-демографической политики Комитета социальной политики,

- Марина Рябко - директор социального приюта для детей «Транзит»,

- Дмитрий Шигашов - главный врач ЦВЛ «Детская психиатрия»,

- Ирина Алексеева - генеральный директор Санкт-Петербургского Фонда кризисной психологической помощи детям и подросткам «Новые Шаги».

Открывая совещание, Марина Парастаева коротко обозначила проблемы, вытекающие из недолжного межведомственного взаимодействия. Говоря об обмене информацией, она привела ряд примеров из практики. В процессе следственных действий по ряду нашумевших в этом году преступлений, обнаруживались сведения, говорящие о том, что насильники и раньше проявляли свои наклонности, но не переходили рамок закона. Тем не менее, все это собралось воедино лишь после совершения преступления.

Уполномоченный обратила внимание на то, что вокруг ребенка, попавшего в трудную жизненную ситуацию, слишком много ответственных, а в итоге может оказаться, что «у семи нянек – дитя без глазу». Каждый элемент защиты отрабатывает хорошо, а общей системы нет. В результате, ребенка «передают» из структуры в структуру, меняются психологи, и это никак не способствует выходу из кризисной ситуации.

Нередко бывает, что после завершения следственных действий, снимается и психологическое сопровождение, хотя ребенок еще нуждается в помощи. Не менее острый вопрос – отслеживание всей «истории защиты» несовершеннолетнего. Каждое ведомство знает о ребенке лишь с момента поступления к ним и до момента передачи его коллегам.

Уполномоченным были отмечены и пробелы на начальной стадии работы с пострадавшими детьми. Ведь, как правило, ребенок попадает в отделение полиции, а там и в голову никому не приходит пригласить психолога. Происходит это, вероятнее всего потому, что они не знают, что это вообще необходимо, и не знают куда обратиться.

Дмитрий Шигашов, предложил создать единый методический центр, который мог бы не только квалифицированно определить – в какую структуру поместить пострадавшего ребенка, но и полностью отслеживать процесс оказания ему помощи. Естественно тут же и концентрировалась бы вся информация, поступающая из субъектов профилактики.

Участники совещания решили, что отработать механизмы и оценить объемы такой работы пока нужно на базе действующих структур. Наиболее близким по функционалу является Служба межведомственного взаимодействия, созданная при социальном приюте для детей «Транзит». Чтобы другие структуры могли с ней взаимодействовать, было принято решение составить соответствующее соглашение, подготовку которого взялся осуществить Следственный комитет.

Участники рабочей группы пришли к выводу, что на основе документа, составленного Следственным комитетом, они подготовят проекты своих соглашений с Комитетом по социальной политике.

26 января 2012 года было заключено Соглашение между Следственным комитетом и Комитетом по социальной политике Санкт-Петербурга.

Указанным Соглашением, в частности, регламентировано взаимодействие социального приюта для детей «Транзит», в составе которого функционирует Служба межведомственного взаимодействия, и Следственного комитета РФ по Санкт-Петербургу.

По мнению Уполномоченного, предусмотренное взаимодействие будет способствовать наиболее оперативному реагированию по фактам сексуального или иного рода насилия, совершенного в отношении детей.

(Подробная информация по данному вопросу изложена в разделе 11.1. «О взаимодействии Уполномоченного с органами государственной власти»).

Уполномоченный в 2011 году неоднократно публично высказывалась на тему необходимости внесения изменений в действующее законодательство, направленных, в том числе, на ужесточение наказаний по преступлениям против половой неприкосновенности несовершеннолетних.


В августе 2011 года в информационном агентстве «Росбалт» с участием Уполномоченного состоялась пресс-конференция «Как защитить детей от педофилов?».

В обсуждении этого актуального вопроса приняли участие:

- Виктор Козлов, руководитель управления процессуального контроля Главного следственного управления СК РФ по СПб;

- Марина Рябко, директор ГУ «социальный приют для детей «Транзит»;

- Лев Щеглов, сексопатолог, доктор медицинских наук;

- Кристина Важенина, журналист, автор книги «Как уберечь ребенка от опасных людей».

Виктор Козлов сообщил о том, что по сравнению с 2009-м годом, количество преступлений против половой неприкосновенности детей увеличилось на 61%. Такой существенный рост частично можно объяснить повышением эффективности работы Следственного комитета по выявлению этих правонарушений. Виктор Козлов также подчеркнул роль общества и СМИ в том, что сексуальные преступления против детей выходят из латентной группы – люди перестали бояться говорить об этом.

Однако, участники пресс-конференции сошлись во мнении, что объяснять рост половых преступлений против детей только лишь более эффективной работой следователей, было бы не правильно. Лев Щеглов, например, считает, что увеличивается не только количество выявленных, но и общее число реально совершенных преступлений. Однако, сексолог отметил, что большинство из этих случаев никакого отношения к педофилии не имеют. Этим заболеванием страдают не более 10% лиц, совершающих сексуальное насилие в отношении ребенка. Что же толкает на преступление остальные 90%? По мнению доктора Щеглова, движущими силами, развивающими эти пагубные страсти, являются рост агрессивности в обществе и стирание норм морали. Прогрессирующе неуважение к личности, желание доминировать и подчинять накладывается на полное отсутствие системы сексуального образования. Потребность в этих знаниях заполняется из интернета, телевидения, дворовых приятелей и тому подобных, далеко не всегда компетентных, источников. Таким образом, общество само порождает тех монстров, которых потом ошибочно именует педофилами. Победить эти пугающие тенденции, можно только используя комплексный подход, воздействуя на культурно-просветительском и законодательном уровне. Отдельные же выкрики типа «Введем химическую кастрацию!», по мнению Льва Щеглова, ни к чему не приведут.

О грядущих изменениях в законодательстве, ужесточающих наказание за преступления против половой неприкосновенности детей, рассказала Уполномоченный,

Из двух пакетов поправок к Уголовному Кодексу, находящихся на рассмотрении в Госдуме, детский омбудсмен отметила, что преступления подобного рода предлагают отнести к категории особо тяжких, что автоматически ужесточит наказание и увеличит сроки давности. Однако, в поправках, подготовленных аппаратом Уполномоченного, предлагалось вовсе убрать сроки давности.

Полезными и необходимыми детский омбудсмен назвала предложения о развитии системы отслеживания и сопровождения лиц, отбывавших наказания за эти деяния, а также создание единой электронной базы насильников. Они не должны иметь никакого доступа в детские учреждения, и это должно контролироваться.


В феврале 2012 года Государственная Дума Российской Федерации приняла в третьем, окончательном чтении закон, предусматривающий пожизненное заключение для педофилов-рецидивистов, химическую кастрацию, а также запрет на условное осуждение за насилие над ребенком младше 14 лет.

Впервые официально в уголовное законодательство введен термин "педофилия". Также впервые предусмотрено применение принудительных мер медицинского характера, включая химическую кастрацию, для педофилов, совершивших преступления в отношении детей младше 14 лет. Кроме принудительного, устанавливается добровольный порядок химической кастрации при наличии ходатайства или согласия осужденного, который сможет попросить об этом при рассмотрении условно-досрочного освобождения или замене неотбытой части наказания более мягким.

Также ужесточаются положения о применении условно-досрочного освобождения для педофилов и смягчения наказания виновному, который его уже отбывает. Теперь рассматривать ходатайства на эту тему будут лишь от заключенных, уже отбывших не менее 80% срока своего наказания (сейчас - 75%). Отсрочка отбывания наказания для лиц, совершивших сексуальное преступление в отношении детей до 14 лет, применяться не будет.

Принятый закон позволит начинать уголовное преследование лица, подозреваемого в педофилии, незамедлительно. Сейчас сначала нужно доказать, что подозреваемый осознавал возраст ребенка. Теперь эта норма (так называемый принцип "заведомости") отменяется.

Кроме того, преступления сексуального характера, совершенные в отношении ребенка младше 12 лет, будут рассматриваться как насильственные преступления, за которые предусмотрено более строгое наказание, вплоть до пожизненного лишения свободы.

Указанным законом введены новые обстоятельства, отягчающие наказание. Теперь к ним, в том числе, отнесено совершение преступления в отношении ребенка родителем или иным лицом, на которое законом возложены обязанности по его воспитанию, а также педагогом или другим работником образовательного, воспитательного, лечебного либо иного учреждения, обязанным осуществлять надзор за несовершеннолетним.

Предусмотрен и ряд других изменений в законодательстве. В частности, более жесткое наказание предусмотрено за распространение порнографии среди детей или вовлечение их в распространение порнографии, а за ее тиражирование посредством СМИ или интернета предусмотрено максимальное наказание до десяти лет лишения свободы.

За распространение детской порнографии через интернет, за привлечение ребенка исполнителем при изготовлении детской порнографии и за участие ребенка в зрелищном мероприятии порнографического характера вводится уголовная ответственность. За эти преступления может быть назначено наказание до 15 лет лишения свободы.
*****
При этом предотвращение насилия, в целом, следует рассматривать, прежде всего, как длительную работу по укреплению семьи, воспитанию семейных ценностей и традиций.

Кроме изменений в законодательство, принятых в последнее время, представляется целесообразным осуществить доработку, рассмотрение и принятие Федерального закона РФ «Об основах социально-правовой защиты от насилия в семье», проект которого, по информации Комитета по социальной политике Санкт-Петербурга, находится в Государственной Думе РФ длительное время.

Проект этого закона должен соответствовать рекомендациям Модельного закона ООН о насилии в семье, принятого в 1996 году.

Также необходимо ввести в Раздел VII Уголовного кодекса Российской Федерации «Преступления против личности» главу о насильственных действиях в семье, где дать определения, какие действия являются насильственными действиями (в аспекте рекомендаций ООН), определить круг отношений, подлежащих регулированию, ввести статьи закона, предусматривающие ответственность за различные виды преступлений, совершаемых в семье.

Перечень изменений в законодательство может быть продолжен. В частности, Уполномоченный выступает за отмену всех сроков давности по преступлениям против половой неприкосновенности несовершеннолетних.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница