Эволюция сексуального влечения: Стратегии поиска партнеров



страница20/30
Дата01.12.2017
Размер4.45 Mb.
ТипРассказ
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   30

Хрупкий союз

То, что мужчина и женщина, не имеющие общих генов, могут оставаться вместе на протяжении многих лет, десяти­летий или всей жизни, — это замечательная особенность человека. Однако множество сил, способных разбить пару, делает сохранение союза сложным, ставит перед партнерами уникальный набор адаптивных задач. Успешные решения обычно включают в себя несколько аспектов. Во-первых, у партнера должны иметься адаптивно полезные ресурсы, необходимые для предотвращения обмана. Во-вторых, необходимо держать на расстоянии соперников, например с помощью демонстративных сигналов владения или изоляции партнера. В-третьих, те, кто хочет защитить партнера, могут использовать эмоциональное манипулирование, например вызывать ревность с целью повышения собственной желанности в глазах партнера, подчиняться партнеру или убеждать его в непривлекательности альтернатив. В-четвертых, не последнюю роль играют меры, связанные с издержками, такие как наказание партнера за обман или физическая агрессия в отношении соперника.

Все эти тактики удержания партнера оказываются успешными благодаря тому, что они нацелены на психологические адаптации партнеров и соперников. Тактики, дающие преимущества, например любовь и обеспечение партнера ресурсами, приносят успех мужчинам потому, что играют на психологических потребностях женщины, которые изначально обусловливают ее выбор. Для женщин полезными оказываются такие приемы, как улучшение внешности и предоставление сексуальных ресурсов, поскольку они также соответствуют психологии мужского влечения. Наше исследование женатых пар подтвердило, что мужчины наращивают усилия по удержанию партнера, когда считают его привлекательным, а женщины, когда их партнеры имеют высокий статус и доход70.

К несчастью, тактики угроз и насилия, причиняющие ущерб партнерам и соперникам, также могут быть успешными в результате использования психологических адаптаций человека. Физическая боль заставляет избегать условий, в которых можно понести ущерб, а страх заставляет избегать гнева партнера. Так что порой агрессия дает желаемый результат.

Мужская сексуальная ревность — ключевая адаптация, лежащая в основе многих тактик удержания партнера, также является опасным чувством, нередко порождающим насилие в отношении партнера. Может показаться парадоксальным, что эта адаптация, возникшая как средство удержания партнера, временами оказывается столь деструктивной. Но это происходит потому, что репродуктивные ставки очень высоки, а репродуктивные интересы игроков могут очень сильно различаться. Цели женатого мужчины противоречат целям соперника, который стремится увести у него желанную жену. Цели мужчины не обязательно совпадают с целями его жены или подруги, которая может стать жертвой жестокой сексуальной ревности с его стороны. Когда один партнер хочет сохранить союз, а другой желает разрыва, страдают обе стороны, и это подводит нас к более широкой теме конфликта полов.

6

Конфликт полов

Чем больше мы узнаем о поведенческих моделях и структурах, формирующих нас сегодня, тем больше кажется, что мужчины — это враги, угнетатели или по меньшей мере чужаки, не поддающиеся нашему пониманию.

— Кэрол Касселл. Сметенные с лица земли

Романы, песни, сериалы и желтая пресса рассказывают нам о битвах между мужчинами и женщинами и о страданиях, которые они причиняют друг другу. Жены жалуются на то, что мужья не обращают на них внимания, мужей бесит переменчивость настроения жен. «Мужчины эмоционально закрыты», — говорят женщины. «Женщины эмоционально взрывоопасны», — говорят мужчины. Мужчины жаждут секса, женщины тянут время, разочаровывая мужчин. Или это просто стереотипы?

Когда я только занялся темой конфликта полов, мне хотелось подробно исследовать и описать эту обширную область. Для начала я предложил нескольким сотням мужчин и женщин просто перечислить все, что их беспокоит, бесит и раздражает в представителях противоположного пола1. Люди с удовольствием говорили на эту тему. Они отметили 147 моментов, которые могут расстроить или разозлить представителя противоположного пола — от пренебрежения, оскорбления и физического насилия до сексуальной агрессивности, сексуальной зажатости, сексизма и сексуальной неверности. Вооружившись этим списком проблем, мы с коллегами провели исследование одиноких людей, встречающихся и семейных пар, чтобы определить, какие источники конфликтов наиболее распространены и какие приносят больше всего неприятностей.

Конфликт полов лучше всего рассматривать в более широком контексте социального конфликта. Последний возникает всегда, когда один человек мешает другому достичь его цели. Причины могут быть разными. Например, конфликт возникает, когда мужчины соперничают за одни и те же ресурсы, такие как место в статусной иерархии или доступ к привлекательному половому партнеру. Так как молодых привлекательных женщин меньше, чем мужчин, которые хотели бы вступить с ними в связь, часть мужчин остается на обочине. Приобретение одного становится потерей другого. Аналогичным образом две женщины, претендующие на одного и того же ответственного, доброжелательного или успешного мужчину, вступают в конфликт: если одна женщина получает то, что хочет, вторая остается ни с чем.

Конфликты также возникают между мужчинами и женщинами, когда представители одного пола мешают представителям другого в реализации их целей и устремлений. Например, на сексуальном поле цели мужчины, который хочет секса без обязательств, противоречат целям многих женщин, ищущих более серьезной эмоциональной вовлеченности и вложения ресурсов. Но это противоречие действует в обоих направлениях. Женщина, которая хочет долгого ухаживания и больших вложений, мешает мужчине применять краткосрочную сексуальную стратегию.

Конфликт как таковой не имеет эволюционного смысла и в целом не является адаптивным для особей, вступающих в противоречие с особями противоположного пола. Он, наоборот, обычно несет издержки. Конфликт полов — это нежелательное следствие того, что сексуальные стратегии людей противоречат друг другу. Однако мы унаследовали от предков психологические решения задач управления конфликтами.

Чувства гнева, тревоги и неудовольствия — ключевые психологические решения, которые в определенной мере возникли для того, чтобы предупреждать людей о помехах на пути к достижению их сексуальных целей. Эти эмоции выполняют несколько взаимосвязанных функций. Они привлекают наше внимание к проблемным событиям, заставляют сосредоточиться на них и моментально отсечь те, которые не имеют большого значения. Они окрашивают эти события для облегчения запоминания и извлечения из памяти. Кроме того, эмоции подталкивают нас к действиям, заставляя стремиться к устранению источника проблемы или предотвращению будущих столкновений.

Поскольку мужчины и женщины используют разные сексуальные стратегии, негативную реакцию у них вызывают разные события. Так, мужчины, стремящиеся к случайному сексу без преданности и обязательств, часто служат источником страданий для женщин, а женщины, которые заставляют мужчин на протяжении какого-то времени тратить силы на выстраивание отношений, а потом отказывают им в сексуальном доступе, который вроде бы предполагался, служат источником гнева для мужчин.

Сексуальная доступность и конфликт вокруг воспринимаемой партнерской ценности

Разногласия из-за сексуального доступа — это, пожалуй, самая распространенная причина конфликта между мужчинами и женщинами. В группе из 121 студента, которые на протяжении четырех недель ежедневно фиксировали состояние своих отношений с противоположным полом, 47% упомянули об одном или более случаях разногласия по поводу желаемого уровня интимности2. Мужчины иногда хотят секса с минимумом вложений. Они защищают свои ресурсы и крайне разборчивы в отношении женщин, которым готовы что-то предоставить. Они «трусливы» в отношении своих ресурсов, которые хотят сберечь для долговременных отношений или распределить на многих случайных партнерш, иногда — по очереди, а иногда — одновременно. Так как женщины в основном придерживаются долгосрочных сексуальных стратегий, они, прежде чем согласиться на секс, нередко ищут свидетельства готовности мужчины к вложениям. Вложения, которых хотят женщины от мужчин, — это как раз то, что мужчины распределяют с оглядкой и очень избирательно. Сексуальный доступ, который стремятся получить мужчины, — этот тот ресурс, в предоставлении которого, в свою очередь, очень избирательны женщины.

Конфликт вокруг воспринимаемой привлекательности возникает, когда человек ощущает недовольство из-за того, что другой игнорирует его в качестве потенциального партнера. Он часто оказывается первым сражением на рынке поиска партнера. Люди с высокой привлекательностью могут предложить многое и поэтому имеют шансы привлечь партнера с высокой ценностью. Тем, чья ценность ниже, приходится довольствоваться меньшим. Однако порой человек чувствует себя вполне достойным, но тот, кого он хотел бы видеть своим партнером, с этим не согласен.

Это можно проиллюстрировать на примере истории одной моей коллеги, которая часто посещает кантри-бары. По ее словам, к ней иногда подходят небритые мужчины-работяги в майках и бейсболках и приглашают потанцевать. Получив отказ, некоторые проявляют вербальную агрессию, заявляя что-нибудь вроде: «В чем дело, сучка, я что, недостаточно хорош для тебя?» Хотя она ничего не говорит в ответ, в голове у нее именно эта мысль: они недостаточно хороши для нее. Она без слов показывает, что может получить кого-нибудь получше, и этот посыл бесит отвергнутых. Рок-звезда Джим Моррисон из группы The Doors заметил в одной из своих песен, что женщины, которые вас не хотят, кажутся отвратительными. Различия в восприятии людьми партнерской ценности порождают конфликт.



Когнитивные предубеждения в сексуальном понимании других людей

Люди живут в полном неопределенности мире поиска партнера. Нам приходится строить догадки относительно намерений и эмоционального состояния окружающих. Насколько он привлекателен для нее? Насколько она ему преданна? Что означает эта улыбка, заинтересованность в сексе или просто дружелюбие? Люди могут намеренно скрывать некоторые психологические состояния, например пылкую страсть к кому-то, что еще более усиливает неопределенность и делает догадки еще более сложными. Мы вынуждены строить предположения о скрытых намерениях и действиях, основываясь на признаках, которые лишь с некоторой долей вероятности указывают на истинное положение дел. Например, необъясненный запах, который исходит от партнера, может означать сексуальную измену, а может быть просто случайным ароматом, подцепленным во время ничего не значащего разговора в магазине.

Пытаясь проникнуть в чужие мысли, мы можем совершить две ошибки. Можно приписать человеку психологическое состояние, которого на самом деле нет, например отсутствие сексуального интереса. Или же можно не разглядеть существующее психологическое состояние, например не заметить в другом человеке страстного желания, сексуального или романтического. Согласно теории управления ошибками, маловероятно, чтобы соотношение затрат и преимуществ в последствиях двух типов ошибок было идентичным во всех случаях3. Это интуитивно понятно на примере противопожарной сигнализации, которая обычно очень чувствительна к дыму. Затраты на ложные сигналы тревоги незначительны в сравнении с катастрофическими последствиями незамеченного вовремя пожара. Теория управления ошибками распространяет эту логику на последствия в сфере эволюционной приспособленности.

Согласно теории, асимметрия отрицательных и положительных последствий предположений относительно чужих намерений и мыслей при их многократном повторении в эволюционной истории приводит к отбору, формирующему предсказуемые когнитивные предубеждения. Подобно противопожарным датчикам, которые дают больше ложно-положительных, а не ложно-отрицательных сигналов, сформировавшиеся в результате эволюции механизмы понимания окружающих, в соответствии с предсказанием теории управления ошибками, должны быть настроены так, чтобы один тип ошибок в предположениях встречался чаще, чем другой. Предубеждение сексуального сверхвосприятия, характерное для мужчин, позволяет им минимизировать издержки упущенных сексуальных возможностей. Теория управления ошибками убедительно объясняет тот факт, что мужчины склонны ошибочно предполагать наличие у женщины сексуальной заинтересованности, когда она просто улыбается, случайно касается руки или просто проявляет дружелюбие.

В ходе одного эксперимента 98 мужчинам и 102 женщинам предложили посмотреть десятиминутную запись разговора между мужчиной-профессором и студенткой актерского факультета4. Студентка приходит в кабинет к профессору, чтобы узнать о крайнем сроке сдачи работы. Роли в этом сюжете исполняли настоящие профессор и студентка актерского факультета. Они не вели себя провокационно и не флиртовали друг с другом, но были проинструктированы общаться дружелюбно. После просмотра ролика участники эксперимента должны были оценить предполагаемые намерения девушки по семибалльной шкале. Женщины чаще говорили, что студентка просто пыталась быть дружелюбной (6,45), а вовсе не сексуальной (2,00) или соблазнительной (1,89). Мужчины, хотя и заметили дружелюбное отношение (6,09), чаще, чем женщины, предполагали попытку соблазнения (3,38) и сексуальные намерения (3,84). Похожие результаты были получены в эксперименте с использованием фотографий мужчин и женщин, которые вместе учатся5. По оценкам мужчин, изображенные на фото женщины проявляют умеренное стремление выглядеть сексуально (4,87) и соблазнительно (4,08); женщины на тех же самых фотографиях увидели значительно меньше сексуальных (3,11) и соблазнительных намерений (2,61) со стороны женщин.

Интересно, что мужчины, считающие свою партнерскую ценность особенно высокой, сильнее подвержены предубеждению сексуального сверхвосприятия6. Это же предубеждение сильнее проявляется у мужчин, предпочитающих краткосрочные сексуальные стратегии, что способствует их успеху путем минимизации упущенных возможностей7. В исследовании быстрых свиданий, проведенном в моей лаборатории под руководством Карин Периллу, было обнаружено, что мужчины особенно подвержены вышеупомянутому предубеждению при общении с физически привлекательными женщинами, что довольно забавно, поскольку привлекательные женщины обычно очень разборчивы8. Мужчины были склонны видеть наличие интереса у тех женщин, заинтересованность которых была наименее вероятна. Тем не менее, действуя под влиянием этого предубеждения, мужчины порой открывают для себя сексуальные возможности. Если в эволюционной истории даже очень небольшая доля таких случаев ошибочного восприятия вела к реальному сексу, то у мужчин должен был выработаться более низкий порог для предположения наличия у женщины сексуального или романтического интереса. Предубеждение сексуального сверхвосприятия возникло у мужчин, чтобы мотивировать их к общению как можно с большим количеством женщин.

После появления этот механизм стал объектом манипулирования. Женщины иногда используют свою сексуальность как тактическое средство в этих манипуляциях. В исследовании с участием 200 студентов университетов женщины намного чаще, чем мужчины, говорили о том, что улыбаются и флиртуют с представителями противоположного пола, чтобы добиться от них особого отношения, даже если их совершенно не интересует секс с этими мужчинами9. Таким образом, женщины используют мужское предубеждение сексуального сверхвосприятия в собственных целях10. Склонность мужчин предполагать наличие у женщин сексуального интереса в сочетании с преднамеренным использованием этого психологического механизма женщинами создает потенциально взрывоопасную смесь. Эти сексуальные стратегии порождают конфликты из-за желаемого уровня сексуальной близости, из-за чувства мужчин, что женщины водят их за нос, и из-за чувства женщин, что мужчины слишком сильно давят на них в сексуальной сфере.

Такое давление порой переходит границу и становится сексуальной агрессивностью — сильным стремлением к получению сексуального доступа, несмотря на нежелание или сопротивление женщины. Мужчины используют сексуальную агрессию, чтобы минимизировать издержки на получение сексуального доступа, хотя и сама эта стратегия связана с издержками противодействия и вреда репутации. К актам сексуальной агрессии относятся требование или физическое принуждение к сексуальной близости, неспособность достичь взаимной договоренности о сексе и прикосновения к женщине без ее разрешения. В одном исследовании сотрудники моей лаборатории просили женщин оценить 147 потенциально неприятных действий, которые может совершить по отношению к ним мужчина. Женщины в среднем оценили сексуальную агрессию в 6,50 балла, т.е. очень близко к максимальному негативному отношению. Никакие другие действия мужчин, в том числе вербальные оскорбления и несексуальное физическое насилие, не воспринимались женщинами так же негативно, как сексуальная агрессия. Вопреки мнению ряда мужчин, женщины не хотят принудительного секса. Бывает они фантазируют о том, как ими овладевает мужчина, который потом оказывается богатым и красивым, иногда тема секса по принуждению возникает в любовных романах, но все это вовсе не значит, что женщины действительно хотят секса без согласия11.

Мужчин же сексуальная агрессивность женщин беспокоит значительно меньше — для них она относительно неважна по сравнению с другими источниками дискомфорта. Так, по той же самой семибалльной шкале мужчины дали группе сексуально агрессивных действий со стороны женщин среднюю оценку 3,02, т.е. лишь слегка негативную. Несколько мужчин кстати заметили, что подобные действия со стороны женщины могли бы их возбудить. Другие женские поступки, например неверность и вербальное или физическое оскорбление, кажутся мужчинам гораздо более неприятными — 6,04 и 5,55 балла соответственно, — чем сексуальная агрессивность.

Печально то, что мужчины серьезно недооценивают неприятие женщинами сексуальной агрессии. Когда мужчин попросили оценить ее негативное воздействие на женщин, их оценка в среднем была заметно ниже, чем у женщин, — всего 5,80 против 6,50. В результате этого конфликта полов некоторые мужчины могут быть склонны к агрессивным сексуальным действиям просто потому, что не понимают, насколько негативно воспринимают их женщины. Неспособность мужчин правильно оценить психологическое страдание, которое их действия причиняют женщинам, не только порождает конфликт, но и может быть причиной отсутствия у мужчин сочувствия к жертвам сексуального насилия12. Грубое замечание одного техасского политика о том, что, если женщина не может избежать изнасилования, она должна просто расслабиться и получить удовольствие, могло принадлежать только человеку, неспособному осознать масштаб травмы, которую сексуальная агрессия наносит женщинам.

Женщины же переоценивают негативную реакцию мужчин на сексуальное насилие со стороны женщин, давая ей оценку 5,13, тогда как оценка мужчин не превышает 3,0213. Так что мужчины и женщины взаимно ошибаются в трактовке мыслей и намерений друг друга. Эти когнитивные предубеждения могут быть следствием ложных представлений о представителях противоположного пола, возникающих из-за приписывания им собственных реакций. Мужчины считают женщин, а женщины — мужчин более похожими на себя, чем это есть на самом деле. Приобретение знаний о гендерных различиях в восприятии сексуальной агрессивности должно быть одним из шагов к ослаб­лению конфликта полов.

Противоположность сексуальной агрессии — отказ в сексе. Мужчины постоянно жалуются на сексуальную недоступность женщин, а именно на возбуждение сексуального интереса без продолжения, отрицательный ответ на предложение секса и соблазнительное поведение с последующим отказом. По нашей семибалльной шкале оценки мужчины дали отказу в сексе 5,03 балла, а женщины — 4,29. Отказ в сексе беспокоит представителей обоих полов, но мужчин гораздо больше, чем женщин.

Для женщин отказ в сексе выполняет несколько функций. Одна из них — сохранение способности выбирать мужчин высокой партнерской ценности, готовых на эмоциональную преданность, материальные вложения или передачу высококачественных генов, а в идеале на первое, второе и третье одновременно. Женщины отказывают в сексе определенным мужчинам и соглашаются на него с другими по собственному выбору. Кроме того, отказывая мужчинам в сексе, женщины повышают его ценность и делают ограниченным ресурсом. Ограничения значительно поднимают цену, которую мужчины готовы за него платить. Если для мужчины единственный способ получить секс — это большие вложения, то он будет их делать. В условиях ограниченности сексуального доступа мужчины, неспособные на вложения, остаются без секса. Это порождает еще один конфликт полов, поскольку отказ со стороны женщин противоречит мужской стратегии быстрого получения секса без серьезной эмоциональной вовлеченности.

Другая функция отказа в сексе — манипулирование мужским восприятием партнерской ценности женщины. Самые желанные женщины, как правило, сексуально мало доступны для среднего мужчины, поэтому женщина может влиять на восприятие мужчиной ее желанности путем отказа в сексуальном доступе. Добиться женщины с высокой партнерской ценностью непросто, поэтому мужчины предполагают, что трудность доступа свидетельствует о ценности. Наконец, отказ в сексе, по крайней мере поначалу, может заставить мужчину смотреть на женщину как на долговременного партнера, а не на объект случайной связи. Быстрое предоставление сексуального доступа часто приводит к тому, что мужчина видит в женщине только случайного партнера.

Отказывая мужчинам в сексе, женщины создают для них трудности. Они нейтрализуют тот компонент мужской стратегии, который связан с поиском низкозатратного секса. Конечно, женщины имеют право выбирать, когда, где и с кем заниматься сексом. Но это противоречит одной из глубоко укоренившихся мужских сексуальных стратегий и воспринимается мужчинами как досадное препятствие. Именно в этом кроется один из ключевых источников конфликта полов.

Эмоциональная вовлеченность

В самом абстрактном смысле люди решают адаптивные задачи одним из двух способов: сами или чужими руками. В принципе, люди, которым удается въехать в рай на чужом горбу, могут более успешно решать жизненные адаптивные задачи. Например, женщине зачастую очень выгодно иметь рядом мужчину, который настолько ей предан, что отдает все силы и ресурсы ей и ее детям. Однако мужчине нередко выгодно отдавать одной женщине лишь часть своих ресурсов, оставляя прочее на решение дополнительных адаптивных задач, например поиск других партнеров или достижение более высокого социального статуса. Таким образом, представления мужчин и женщин о необходимой вовлеченности часто расходятся.

Главным признаком конфликта вокруг вовлеченности является раздражение, которое испытывают женщины из-за склонности мужчин не раскрывать свои чувства полностью. Одна из самых частых женских жалоб на мужчин — эмоциональная замкнутость последних. Так, в недавно вступивших в брак парах 45% женщин и лишь 24% мужчин жалуются на то, что их партнеры не могут откровенно делиться своими истинными чувствами. На фазе свиданий примерно 25% женщин жалуются на то, что партнеры не реагируют на их чувства, а в первый год брака эта доля возрастает до 30%. К четвертому году брака 59% женщин жалуются на игнорирование их чувств мужьями. У мужчин же подобные претензии высказывают только 12% новобрачных и 32% на четвертом году брака14.

Если взять женщину, то какие преимущества ей дает проявление мужчиной эмоций и какие издержки несет его закрытость? Если взять мужчину, то какие выгоды он получает от сокрытия своих эмоций и чем ему грозит их проявление? Одним из источников такого гендерного различия является тот факт, что мужчине гораздо проще разделить свои репродуктивные ресурсы, чем женщине. Например, в течение одного года женщина может забеременеть лишь однократно от одного мужчины, поэтому разделение репродуктивных ресурсов представляет для нее существенную трудность. Мужчина же в тот же самый период вполне способен распределить свои ресурсы между двумя или более женщинами.

Одна из причин сокрытия мужчинами своих эмоций состоит в том, что меньшая эмоциональная вовлеченность в отношения высвобождает ресурсы, которые могут быть направлены на других женщин или другие цели. Как и во многих других сделках, мужчине часто выгодно не показывать, насколько сильны его желания или насколько он готов к обязательствам. Турецкие продавцы ковров надевают темные очки, чтобы скрыть свой интерес. Картежники стараются нацепить бесстрастную маску на лицо, чтобы никто не догадался, какие карты у них на руках. Эмоции способны выдать степень вовлеченности. Если их скрывать, то скрытой останется и используемая сексуальная стратегия. Недостаток информации страшно раздражает женщин, которые отчаянно пытаются разглядеть все признаки, указывающие на положение и отношение мужчины. Девушки-студентки проводят гораздо больше времени, чем юноши, вспоминая и анализируя с подругами то, что говорилось и происходило на встречах с парнями. Они стараются распознать «настоящее» внутреннее состояние своих партнеров, их намерения, чувства и мотивы15. В основе жалоб женщин на мужскую эмоциональную закрытость лежит конфликт вовлеченности.

Сокрытие сексуальных стратегий — это не единственная причина, заставляющая мужчин сохранять невозмутимость, но они вовсе не обязательно неспособны выражать эмоции. И женщины порой скрывают свои чувства из стратегических соображений. Однако в сфере сексуальных отношений распознавание долгосрочных намерений потенциального партнера для мужчин имеет меньшее значение, чем для женщин. В первобытном мире женщины, ошибочно оценившие чувства и намерения мужчин, несли большие потери, предоставляя сексуальный доступ тем, кто не собирается сохранять им преданность. Чтобы получить важную информацию для правильной оценки готовности мужчины к принятию обязательств и преданности, женщины могут намеренно заставлять мужчин проявлять эмоции. Наверное, именно поэтому певица Мадонна призывает женщин подвергать любовь проверке, заставляя мужчин самовыражаться, — только тогда можно узнать, истинна ли их любовь.

Женщины жалуются на эмоциональную закрытость мужчин, а мужчины обычно жалуются на изменчивость настроения и чрезмерную эмоциональность женщин. Примерно 30% мужчин, чьи отношения находятся в стадии свиданий, жалуются на раздражительность и смену настроения партнерш, среди женщин в аналогичном положении таких лишь 19%. В первый год брака доля таких мужчин возрастает до 34%, а к четвертому году подскакивает до 49%. Среди замужних женщин доля тех, у кого возникают подобные жалобы, достигает лишь 25%16.

Раздражительные и эмоционально нестабильные партнеры «съедают» ваше время и психологические силы. Сочувствие, например попытки улучшить настроение партнера и откладывание ради этого собственных дел, отнимает энергию, которую можно потратить на другие цели. Женщины используют такую тактику, чтобы добиться от мужчин вовлеченности. Вечно недовольная женщина может сказать мужчине: «Если ты не будешь относиться ко мне с должным вниманием, тебе придется все время страдать от моих перепадов настроения». Мужчинам такая тактика не по вкусу, потому что она требует приложения усилий в ущерб решению других адаптивных задач.

Дурное настроение также может служить инструментом для оценки силы привязанности17. Женщины используют его для того, чтобы заставить мужчину понести определенные издержки, а потом наблюдают за его реакцией, чтобы оценить степень преданности и готовности идти на жертвы ради партнера. Если мужчина не согласен выносить такое, значит, его вовлеченность в отношения, скорее всего, невысока. Если же мужчина готов на жертвы и не протестует против растущих запросов, это служит для женщины указанием на более высокий уровень преданности. В любом случае женщина получает ценную информацию о прочности уз, связывающих ее с партнером.

Использование как дурного настроения, так и эмоциональной сдержанности в стратегических целях не является осознанным. Женщины не думают о том, что стараются проверить преданность мужчин. Мужчины не думают о том, что стараются минимизировать свою вовлеченность для сохранения сил на другие задачи. Работа адаптаций, направленных на решение конфликта полов вокруг выражения эмоций, в целом остается скрытой от глаз.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   30


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница