Геннадий Старшенбаум Легкий характер


(2) Война и мир субличностей



Скачать 184.55 Kb.
страница7/38
Дата19.09.2022
Размер184.55 Kb.
#131070
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   38
Синопсис Легкий х-р
Виталогия, Гипноз и АТ

(2) Война и мир субличностей


Начиная с младенчества, мы строим мысленные образы других людей и самих себя. Гарри Стэк Салливан, 2007 назвал эти образы персонификациями (лат. реrsonа — маска, личина; личность). Первоначально сформировавшиеся в изолированной межличностной ситуации, персонификации в дальнейшем закрепляются в качестве стереотипов и начинают влиять на отношение к другим людям, искажая их реальные образы.
Первая персонификация - плохая мать - рождается из младенческого опыта, связанного с «плохим соском», который не удовлетворяет потребность в кормлении. Эта персонификация включает всех людей, которые ухаживают за ребенком. Она является не точным образом «настоящей» матери, а лишь неясным представлением ребенка о том, что его кормят не тогда, не столько или не так, как ему хочется .
Следующая персонификация - хорошая мать - основана на материнской чуткости и ласке, представлении о «хорошем соске», приносящем удовлетворение. Эти две персонификации, одна из которых основана на восприятии младенцем тревожной и раздражительной матери, а другая — спокойной и ласковой матери, складываются в комплексную персонификацию, состоящую из противоположных качеств, проецируемых на одного и того же человека.
После того как в результате межличностного общения у ребенка создан образ матери, он приобретает три вида персонификаций "Я" (я плохой, я хороший, не я), каждая из которых связана с развитием понятия о себе или своем теле.
Персонификация я плохой является следствием наказаний и неодобрения, которые младенец получает от человека, ассоциирующегося с плохой матерью.
Персонификация я хороший является результатом приятных переживаний младенца, связанных с одобрением и поощрением.
Переживания, связанные с сильным испугом, ребенок может воспринимать как не относящимися к его "Я", и тогда они становятся частью персонификации не-я.
Если потребность в общении почему-то невозможно полностью удовлетворить, то дети часто придумывают себе воображаемых товарищей, которые являются формой персонификации идеала.

Георгий Гурджиев, 2018 различал четыре состояния сознания:



  1. «сон» (обычный ночной сон, в котором человек осознаёт только свои сны);

  2. «сон наяву» (в котором восприятие действительности смешано с иллюзиями и грёзами, и в котором человек не осознаёт ни последствия своих слов и действий, ни самого себя),

  3. «относительное пробуждение» (в котором человек осознаёт себя, но не осознаёт объективные взаимосвязи всего со всем),

  4. полное пробуждение (в котором человек осознаёт и себя и окружающую действительность объективно).

Гурджиев также различал сущность человека (всё то, с чем он рождается) и ложную личность (всё то, что он приобретает путём подражания). Ложная личность подавляет развитие сущности. Необходимо отделить настоящее от ложного в себе: «душонка есть у каждого, а вот Душа есть только у тех, кто её заработал сознательным трудом и добровольным страданием».
Согласно Гурджиеву6: “… у каждого взрослого есть несколько “Я”, каждое из которых пользуется словом “Я” для самоописания. В один момент присутствует одно “Я”, а в другом другое, которое может испытывать, а может и не испытывать симпатию к предыдущему “Я”. Это “Я” может даже не знать, что другое “Я” существует, поскольку между различными “Я” существуют относительно непроницаемые защиты, называемые буферами.
Кластеры “Я” образуют субличности, связанные ассоциативными связями — одни для работы, другие для семьи, иные для церкви или синагоги. Эти кластеры могут не знать о других кластерах “Я”, если они не связаны с ними ассоциативными связями. Одно “Я” может пообещать, а другое “Я” ничего не будет знать об этом обещании из-за буферов и поэтому у него не возникнет намерения выполнить это обещание. . . .
“Я”, которое контролирует поведение человека в данный момент, детерминировано не его или ее личностным выбором, но реакцией на окружение, которое вызывает к жизни одно или другое “Я”. Человек не может выбрать, каким “Я” ему быть, так же как он не может выбрать, каким “Я” он хотел бы быть: выбирает ситуация. . . . У нас нет способности что-либо сделать, у нас нет “свободной воли”… Год за годом человек облачается в новые одежды, накладывает новую маску на свое лицо. Постоянно необходимо убирать все это — освобождать себя, оголяться. Пока человек не обнажается, он не может видеть” .

* Хотите, чтобы ваши персонажи жили - освободите их! Ж-П. Сартр.


Зигмунд Фрейд в частной беседе с Людвигом Бинсвангером признавал, что «бессознательными являются не только вытесненные содержания психики, но и само внутреннее ядро нашего Я, хотя оно и может осознаваться. Я вывожу это из того, что сознание является прежде всего лишь сенсорным органом, направленным на внешний мир, то есть оно всегда прилагается к части Я, которая саму себя не осознает».7


Хайнц Кохут, 2017, основатель психологии самости, следующим образом описал формирование упомянутого внутреннего ядра «Я»: « ...в ходе раннего психического развития происходит процесс, при котором определенные архаичные психические содержания, воспринимавшиеся как принадлежащие самости, уничтожаются или переходят в область не-самости, тогда как другие сохраняются в самости или добавляются к ней. В результате этого процесса формируется ядро самости — «ядерная самость». Эта структура является основой для нашего ощущения существования как независимого центра инициативы и восприятия, интегрированного с нашими главными устремлениями и идеалами и с переживанием нами того, что наше тело и психика представляют собой некую единицу в пространстве и континуум во времени. Эта связная и устойчивая психическая конфигурация в сочетании с соответствующим набором талантов и навыков, которые она привлекает к себе или которые развиваются в ответ на требования устремлений и идеалов ядерной самости, формирует центральный сектор личности (Кохут Х., 2017, с. 173)
Кохут рассматривает человеческие отношения и жизненный цикл как историю бессознательных процессов поиска и нахождения Self-объектов - объектов самости. Под такими объектами понимаются идеальные родительские образы, способные к эмпатической поддержке, безусловному принятию, участию без оценки, играющие роль образцов для подражания, идентификации.
По мнению Кохута «...ребенок воспринимает эмоциональные состояния объекта самости — они передаются ребенку через прикосновение, интонацию и, возможно, также какими-то другими способами, словно они являются его собственными. ...В конечном счете продукты психологической дезинтеграции, которую ощущал ребенок, исчезают (зачаточная самость восстанавливается) по мере того, как мать ...готовит еду, улучшает температурную регуляцию, меняет пеленки и т. д. ...я полагаю, что дефекты в самости возникают прежде всего в результате недостатка эмпатии со стороны объектов самости, обусловленного их нарциссическими нарушениями» ( Кохут Х., 2017, с. 91-92).

Роберто Ассаджиоли, 2016 известен как автор психосинтеза, которому он дал следующее определение: «Психосинтез - это прежде всего динамическая, даже драматическая концепция нашей психической жизни, предстающей как непрерывное взаимодействие и борьба множества разных, в том числе противодействующих, сил с объединяющим центром, который постоянно пытается управлять ими, согласовывать их между собой и использовать» (Р. Ассаджиоли, 2016, с. 24).


Целью психосинтеза является воссоздание целостной личности человека. На первом этапе работы человек осознает и учится распознавать свои субличности, растождествляется с ними и отождествляется со своей ядерной самостью. На втором этапе он сочувственно принимает все свои субличности, в том числе травмированные детским опытом. На третьем этапе субличности, занятые прежде нечестными играми друг с другом и ядерной самостью, объединяются с ним и переходят к взаимному сотрудничеству под его руководством. Четвертый этап знаменуется согласованным функционированием противоположно направленных субличностей с сохранением их индивидуальных качеств. На пятом этапе некоторые субличности утрачивают свои индивидуальные черты, создавая новую субличность, превосходящую их по своим функциям.
Ричард Шварц, 2011 разработал системную семейную терапию субличностей. Под субличностями Шварц понимает отдельные сущности, в которых может превращаться человек, в определенных обстоятельствах пребывая в разных состояниях. Субличности свойствен определенный способ видения мира и воздействия на него. У развитой субличности имеются свои предпочтения, моральные правила, а также свойственные лишь ей особенности физиологии, осанки, мимики и движений. Например, маркером субличности Ребенка могут быть круглые глаза и наивное выражение лица, маркером субличности Учителя может быть указующий перст, маркерами субличности Старухи может быть сгорбленная спина и надтреснутый голос,
Субличности могут быть явными и теневыми. Явные субличности — это роли, программы или качества, с которыми человек соответственно ситуации сознательно отождествляется. Теневые субличности существуют лишь в подсознании человека и незаметно для него самого управляют его внутренней и внешней жизнью. Явные субличности обычно имеют у человека свое имя (например, связанное с ролью или качеством характера), теневые же обнаруживаются как набор определенных проявлений. Собрание всех субличностей обычно ассоциирующаяся с именем человека. Общение всегда происходит между определенными субличностями партнеров, причем эти субличности могут довольно быстро меняться, в результате чего разговор, особенно при взгляде со стороны, нередко имеет мало формальной логики.
Шварц рассматривает систему субличностей как «внутреннюю семью» человека во главе с Самостью, аналогичной Эго Фрейда, Самости Юнга и Взрослому Берна. Субличности-Изгнанники похожи на Приспособленного Ребенка, а Менеджеры и Пожарники - на внутренних Родителей.
В группе Изгнанников оказываются самые уязвимые части, самые чувствительные и раненые, ставшие вместилищем страха, боли, стыда. В Изгнанников помещаются чувства, которые не хотят переживать другие части. Переживающих психическую боль Изгнанников вытесняются в бессознательное.
Как и всякая подавленная группа, Изгнанники стараются вырваться, со временем они становятся все активнее в желании проявиться и поделиться своей историей. Для этого они устраивают кошмарные сны, навязчивые воспоминания, эмоциональные затопления. Симптомами появления Изгнанников служат также необъяснимое беспокойство, смутная тревога, необоснованное раздражение или обида. При этом человек в течение дня может несколько раз быть то в одной, то в другой роли, вызывая у близких недоумение: «Что на него нашло?».

Менеджеры и Пожарные устремляются на борьбу с эмоциональной болью при возникновении ситуации, напоминающей прошлое травматическое событие (сюжетом, запахом, сердцебиением и пр.). Менеджеры обеспечивают выживание, они склонны к опекающему и контролирующему поведению. Их задача – изолировать Изгнанников и обеспечить безопасность, причем они обеспечивают как безопасность раненых частей от повторного повреждения, так и безопасность всей системы от возможных неконтролируемых аффектов, сконцентрированных в раненых частях.


Менеджеры деловиты, пунктуальны, строго рациональны, критичны. Менеджеры делают все возможное, чтобы избежать любых отношений или ситуаций, в которых Изгнанники могут вырваться на свободу и сделать доступными осознанию определенные чувства, ощущения или воспоминания. Чтобы негативные эмоции Изгнанников не затопили Самость, Менеджеры трансформируют их в позитивные с помощью рационализации8, реактивного образования9, интеллектуализации10 и других психологических защит. этого используются разные стратегии.
Случается, что, несмотря на все усилия Менеджеров, Изгнанники берут верх и создают ситуацию, опасную для психики человека. Тогда в дело срочно вступают Пожарники, пытаясь загасить разгоревшиеся страсти с помощью истерик, вспышек гнева, обвинений партнера и отвержения его. В арсенале Пожарных имеются агрессия и суицидальное поведение, пищевые и сексуальные эксцессы. азартные и компьютерные игры, шопоголизм и работоголизм, алкоголь и наркотики. В результате действий Пожарников перестает что-либо чувствовать, кроме неодолимой тяги делать что-то для отвлечения или самоуспокоения.

Цель работы - обеспечить прямое взаимодействие Самости с Изгнанниками без деструктивного посредничества Менеджеров и Пожарных. В ходе работы Самость учится устанавливать контакт с субличностями и управлять ими, опираясь на растущую компетентность, мудрость и уверенность. Предварительная подготовка включает в себя развитие способности растождествления «Я» и отождествления со своим субличностями.


Работа с субличностями начинается с их распознавания и вступление с ними в диалог. Изгнанники рассказывают о содержании своей психической боли и своих неудовлетворенных желаниях. Следует выяснить, какие темы избегаются или умалчиваются, что именно делают Менеджеры для изоляции Изгнанников, в какие моменты включаются Пожарники. Требуется осмыслить, что полезного хотят сделать эти субличности для Изгнанников. Менеджеры и Пожарные отвечают на вопросы: почему, для чего или для кого и с какой целью они ведут себя именно так, а не иначе. Как только субличности удается объяснить, что полезного она делает (например, затыкает рот и не дает говорить для того, чтобы спасти от позора и дальнейшего отвержения, или заставляет терпеть насилие, чтобы сохранить жизнь), так сразу же с ней становится возможным договориться, попросить подождать и немного «подумать».
Человек принимает субличности в качестве неотъемлемых частей своей личности. Он позволяет себе испытать такие глубокие чувства и эмоции, как печаль, гнев, чувство одиночества и т.д., которые хранятся в структурах субличностей. В результате расширяется восприятие внутреннего мира, в котором переплетены структуры субличностей, с переживанием новых мыслей, эмоций и телесных ощущений. При этом изменяются взаимоотношения между субличностями, объединяются различных элементы, которые зачастую обладают противоположной природой. При этом интегрированные элементы сохраняют свои индивидуальные качества. В случае синтеза индивидуальность элементов теряется, но их качества сохраняются в новом целом в более конструктивном взаимодействии.
Лукавые Менеджеры перестают лживо успокаивать Изгнанников и превращаются в эффективных организаторов. Чрезмерно эмоциональные и импульсивные Пожарные приобретают полезную для личности креативность и получают название «Творческие части». Все это дает дополнительный ресурс человеку для того, чтобы позволить его раненой части стать видимой, обрести голос и заявить о своих желаниях и потребностях. Удовлетворить желания раненой части проще с партнером. Для этого могут быть использованы, например, такие приемы, как «качание ребенка», поддерживающий и заземляющий телесный контакт.
Получившие доступ к Самости Изгнанники, излеченные с ее помощью от детских травм, теряют свое первоначальное название, превращаясь в «Естественных детей». Они теперь обращаются за помощью к Самости, и та сама решает, кого из своих Помощников, когда, и на какое время «включить».
В процессе такой работы осознаются вытесненные в бессознательное части и их функции, активизируются скрытые ресурсы, снимаются ненужные ограничения, ослабляется внутриличностное и межличностное напряжение и обеспечивается достижение гармонии, психического благополучия, равновесия и развития.

* Я бываю то лисой, то львом. Весь секрет управления в том, чтобы знать, когда следует быть тем или другим. Наполеон Бонапарт.


(3) Пример из практики


На Софье белая блузка и черная юбка, в руках объемная черная сумка. Она снимает со спины большой черный рюкзак, извиняясь за вульгарные золотистые застежки на нем, и торопится за мной в кабинет. На ходу скороговоркой сообщает, что приехала на такси, в метро она не может: испачкается по дороге ее длинная юбка. К тому же у нее полноватые ноги, надо сначала похудеть.
Софья присаживается к столу, кладет перед собой телефон,выпрямляется и складывает руки на столе, как отличница на первой парте. Раздвигает в почтительной улыбке полные губы, обнажая крупные белые зубы с брекетами и преданно-игриво распахивает ярко-голубые глаза. Ее светлые волосы собраны в пучок, она без макияжа и украшений.
Софье 36 лет, но чувствует она себя на 15. Она работает операционным директором в международной фирме. Следит за расходами, пишет памятки, регламенты, разрешает внутренние конфликты и выступает переговорщиком при возникновении внешних конфликтов. Она хороший переговорщик, легко входит в роль, которая может понравиться. Когда обижают ее команду, она азартно борется за правду: покажем им! Она же баба рязанская: не замай!
Но подчиненным с ней тяжело, т.к. она лучше всех все знает и всегда права, ее слово должно быть последним. Ей нравится грамотно организовывать людям работу. Она тогда в экстазе. Страстная ли у нее натура? Да уж, спокойная жизнь не для нее. Больше всего она любит драматически излагать свои истории, чтобы испытать яркие эмоции.
Счастье – когда тебя любят. У нее было счастливое детство, ибо родители ее любили. Мама говорила, что детям хорошо, когда они просыпаются от запаха оладушек. Папа в детстве после купания делал ей бутерброд с копченой колбасой. Он очищал для нее гору семечек. Папа был большой начальник. Он сидел в большом дубовом кабинете, его все боялись.
Мама Сони окончила поселковую школу под Рязанью с золотой медалью. Она рослая красавица, играла на аккордеоне и в спектаклях, мечтала о театре, но бабка отправила ее в строительный техникум в Москву. В 19 лет мама вышла замуж и через 9 месяцев родила сына, отказавшись сделать аборт, как хотел папа. Она боялась бесплодия. Через четыре года родилась Соня.
Мама работала бухгалтером и вечером по настоянию отца училась в торговом институте. Папа возил Соню к матери, она кормила дочь грудью до трех месяцев. Потом Соню перевели ее на смеси, папа подкармливал ее вкусняшками. В подпитии он становился нежным. Ей нравилось быть сладкой пухлой булочкой для него.
Соня целые дни проводила в манеже, в год она была колобком, боялись, что она не сможет ходить. Как только она начала ходить, ее отдали в ясли. На коллективных фото детсада она всегда с унылым выражением лица. Соня научилась завязывать шнурки и завязывала остальным. С трех лет у Сони склонность долго и чисто мыть полы. Она наливала много воды и развозила ее тряпкой по всему полу.
Маму Соня воспринимала как королеву в каракулевой мантии, она бежала за ней, перегоняла ее и с гордостью оглядывалась. По ночами мама плакала от унижения, когда отец и его мать требовали от нее рабской покорности. Мама иногда говорила Соне: "Давай пожалеемся". А иногда она угрожала: «Уйду я от вас», и Соня доверчиво представляла это. Мама не признавалась, что курит, когда Соня находила окурки в туалете.
С трех лет Соню отдавали в летний лагерь. Приезжал на выходные чаще папа. Он привозил разные заморские фрукты и всех угощал. Однажды он привез целый ящик эскимо. Мама приезжала в лагерь с чужим дядей. В пять лет,ничего не объясняя, мама взяла Соню с собой в Воронеж, и они жили там у этого дяди. Так продолжалось по две-три недели несколько лет. Соня не спрашивала маму ни о чем, жила, как во сне.
Папа не давал сыну обижать дочку, повторял, что она маленькая, и она девочка, поэтому ей все позволено. Мама занималась с ней только развивающими играми. Она подстригала Соню под мальчика. Соня играла только с мальчиками. У нее были мальчиковые наряды, при знакомстве она называла себя Сашей. Однажды мама подарила Соне на день рождения кружевные трусики, Зачем нужны кружева, ведь их никто не видит? – Вырастешь, поймешь.
Мама не поправляла Соню, когда она одевалась не так. Потом она объяснила это тем, что не хотела лишать ее самостоятельности. Как-то мама застукала Соню за мастурбацией и очень ругалась, испугала до обморока. Потом мама долго обнюхивала по утрам ее пальцы. Соне снился сексуальный маньяк. Когда она оставалась дома одна, боялась открыть дверь – придет мужик. Соня в ужасе закладывала воспитателям летнего лагеря детей, которые показывали друг другу гениталии.
В 6 лет мама отдала Соню в английскую школу, школу олимпийского резерва, в бассейн, музыкальную школу и наняла репетитора. На первое место мама ставила музыку. Учительница музыки относилась к Соне без интереса, как и Соня к музыке. Брат хулиганил в школе, отец бил его ремнем, Соня в другой комнате плакала. Мама удивлялась: а ты-то чего ревешь, тебе-то чего.
У мамы после голодного нищего детства всегда под кроватью лежит чемодан с НЗ – купленный про запас дефицит. Все сбережения и украшения она носит с собой. Папа на всем экономил, хранил облигации в бидонах, деньги - в пианино. Все это пропало во время дефолта. Папа до сих пор не выбрасывает пластиковые пакеты, стирает их. Соня тоже ничего не выбрасывает, но денег под впечатлением дефолта не копит.
Папа требовал все держать на свои местах, везде выключать свет. Соня с увлечением составляла каталоги книг домашней библиотеки, наклеивала на них формуляры и расставляла по порядку. Она писала себе таблички: ставить тапочки на место, за нарушение штраф 5 коп. В субботу составляла хвалебные отчеты за неделю. Она слилась с мамой и папой — ее не стало, некого наказывать.
Когда Соне было 9 лет, а ее брату 13, их вызвали с уроков к директрисе. Она спрашивала про их семью, отвечал брат. Потом спросили, кого они бы выбрали, с кем жить. Брат выбрал папу, а Соня – маму. Вскоре, когда отец был в командировке, они переехали в Воронеж. Мама сказала детям, что они едут на несколько недель, но увезла целый контейнер вещей, прихватив даже импортную раковину.
Отец приезжал, уговаривал маму вернуться, она несколько раз возвращалась к нему. Отчим устраивал маме истерики. Она забирала детей и уходила от него, оглядываясь по пути к автобусной остановке – вышел ли он на балкон, чтобы позвать назад. Он выходил, и они возвращались. Однажды во время ссоры с мамой Соня тоже ушла на улицу - зимой в одних тапочках, но мама не пошла за ней. У брата не сложились отношения с отчимом, он уехал к отцу.
Сониными друзьями были учителя и вожатые в лагерях. Ребята издевались над заносчивой Соней. Ей с трудом давались точные науки, мама чертила за нее. В пять лет мама высмеяла ее рисунок, и рисовала за нее в школе, Соня раскрашивала рисунки. Мама научила ее писать сочинения фразами типа "Снег искрился" и произносить зажигательные речи на собраниях. Соне нравилось писать сценарии для школьных вечеров самодеятельности, но ей с трудом удавалось растормошить провинциальных девочек. В шестом классе Соню сделали председателем совета дружины.
Соня считала себя никем, а маму идеальной. В 12 лет она просилась к маме на ручки - покачать ее, как маленькую. Свою любовь к папе Соня от матери скрывала. В 13 лет отец предложил Соне переехать к нему в Москву, чтобы получить хорошее образование. Мама отпустила ее в надежде, что она закончит музыкальное училище и поступит в консерваторию. Папа отдал Соню в прежнюю английскую школу, хотя в Воронеже она учила немецкий. Она очень боялась осрамиться, не досыпала, а папа не замечал утром ее состояния.
Брат пил, а однажды Соня увидела шприцы в вещах брата и сказала папе. Тот добился его отправки в Чечню. В 14 лет Соня осталась одна с папой. Девочки в школе обсуждали девичьи дела, а она гордилась, что хорошо учится. Мама часто звонила и сходу выясняла, нет ли у нее секса. Одноклассник, который носил ей портфель, взял ее за руку, она отшила его: «Мне еще не 18 лет». Он нарисовал дружеский шарж на нее: лицо в форме пятерки. Она ограничивалась поцелуями, он переключился на другую.
Соня с успехом участвовала в художественной самодеятельности, но поступать решила по стопам отца в экономический вуз. Она занималась ночами, перед выпуском от переутомления заболела. Папа сияет от счастья на фото, где она после получения золотой медали стоит зеленая и еле живая. На выпускной вечер мама заказала платье "для упитанной девочки среднего роста". Соне приснилось, что она стоит перед огромной металлической дверью, которая неумолимо закрывается. За ней видны красивые резные детские стульчики, как в кафе-мороженом ее детства. Закрывается дверь в счастливое детство.

В институте Соня училась на одни пятерки, была фанатичным комсомольским лидером. На первом курсе она увлеклась звездой института Игорем. В его постановке она азартно играла роль зажигательной фрейлины принцессы, которую заморозил строгий отец. Игорь играл на гитаре, был опытным байдарочником и душой компании. Он был такой же огонь, как ее папа на фото в молодости. Игорь приходил на ее экзамены поддержать ее, интересно рассказывал, у него были записи Вертинского.


В 18 лет она заночевала у него в общежитии, сказав папе, что будет у подруги, но не предупредила ее. Та позвонила утром, и папа узнал по ее вранье. Когда Соня пришла домой и призналась, он позвонил маме, та сказала, что иначе дочь не выйдет замуж. Папа закричал: «Пусть спит с кем угодно, но замуж только через мой труп!».
Соня только целовалась с Игорем, но они как пара поехали в летний лагерь. Девушки делали Игоря массаж, его заставали спящим в женской палатке. Он не пришел за Соней когда в помещении, где она находилась, возник пожар. Соня очень переживала, когда он вдруг уехал к себе в Псков. Как говорила мама, любовь – это страдание.
В институте Соня усердно занималась немецким языком, закончила вуз с красным дипломом и поступила в аспирантуру в ФРГ. Ее научным руководителем был пожилой профессор. Жена в это время разводилась с ним и оставляла без средств. Он любил живопись, был активистом кружка Гете, приносил Соне диски с классической музыкой. Соня ходила с плюшевым мишкой, в коротеньких розовых платьицах, невинно оголяла руки и ноги. Он дал ей роль Лолиты в любительском спектакле по Набокову.
Соня жила у бойфренда, но спал он с другой и при Соне поделился этим с приятелем. Соня ушла от него, стала подрабатывать в кафе посудомойкой и уборщицей, там же ела и спала. Профессор заметил, что она не столько работает над диссертацией, сколько зарабатывает, принес ей конверт с деньгами и предложил брак. Он лег с ней в постель, но испугался, увидев выражение ее лица: «Не влезай, убьет!».
Первым мужчиной Сони стал 40-летний англичанин, который собирался развестись с женой и перевести в Германию свою фирму по тестированию автомобилей. Соня решила выйти за него замуж. Он получил благословение от своих родителей, Соня - от своих. Она приготовила документы, обсуждала с ним рождение детей, но увидела у него в телефоне, что он занимается сексом по телефону, и устроила ему сцену ревности. Он расстался с ней, сославшись на запрет развода дядей жены, основного акционера фирмы. Соня связалась с женой жениха, и та огорошила ее: какие автомобили, он не знает даже, как открывается стиральная машина.
Соня вернулась в Москву, познакомилась с Сергеем. Он учился в академии ФСБ, готовился к работе в ФРГ. Соне казалось, что если она не женит на себе такого красавца, она никуда не годна. Ради этого она старалась похудеть. После свадьбы это стало не нужно. Его отец относился к Соне нежнее ее родного отца. Свекровь считала Соню рабыней сына. Она считала Соню гулящей, устраивала истерики, науськивала на нее сына, он ее бил. Сергей спал с ней только пьяный, упрекал, что она не заводит его, а лишь терпит. После очередного скандала Соня ушла от них с грудной дочкой «в одних тапочках», чуть не выломав дверь, которую муж держал вместе со свекровью. Та лишь прошипела: «У, зверюга!».
Соня устроилась в редакцию глянцевого журнала менеджером и забеременела от главного редактора в расчете, что тот заменит дочери отца. Но Марк отказался жениться, сославшись на ее тяжелом характер и пустоту. Она сделала аборт без его ведома, послушав маму, которая призналась, что сама сделала несколько абортов.
Соня стала встречаться со своей институтской любовью - Игорем. Мама говорила, что с ним каждая чувствует себя особенной, а он признавался, что переспал бы с ее мамой. Папа сразу сказал, что видит Игоря насквозь, тот ее бросит. Пусть только спит с ним. Свадьба будет только через его труп.
Соню подкупило, что он любит ее дочь, как родную, и хочет от Сони сына. Он был счастлив, когда она в его день рождения подарила ему результат УЗИ: сын! Он предложил ей оформить брак, она отказалась от этой формальности. Вскоре после рождения сына он поругался с начальником и уволился. Сидел дома, играл на компьютере, пил.
Марк названивал, домогался. Соня иногда встречалась с ним. Ее поразила сцена ревности, которую устроил ей Игорь – неужели ею можно так дорожить как женщиной? Ей важней всего было его отношение к ней. Она боялась ляпнуть что-то не то. Соня пообещала прощать ему измены. Игорь пообещал, что если разлюбит, то своим поведением даст ей возможность без труда разочароваться в нем.
Как-то Игорь пошел пропустить стаканчик, пообещав прийти через полчаса. Пришел в 6 утра. Она влезла в его телефон, оказалось, что у него есть любовница. Соня, как обещала, готова была его простить. Но когда пьяный Игорь привел свою подружку в дом и при жене предложил ей пойти в туалет потрахаться... Соня с детьми ушла от него на съемную квартиру. Игорь предупредил, что если она подаст на алименты, он сможет доказать отсутствие доходов. Согласился делить расходы на сына пополам и потребовал присылать квитанции, чтобы она не тратила деньги сына на себя.
Соня рассказывает сон. "Тепло, песок, огромный неподвижный слон. Зад с хвостом слоника, который куда-то движется в грязной воде. Там все больше какашек. Слоник выходит из своего огромного загона. Пока не погряз". Она как оба эти слона в своем детском манеже. Ее Царь в голове кормит ее дерьмом.
Когда она уезжала от Игоря после их первой ночи, она оставила ему в подарок маленького слоника с намеком на семейное счастье. Они никогда не вспоминали о нем. У нее не будет другого мужчины, ее сердце занято (плачет). Больше всего Соня боится быть брошенной, как папа. Она бросает, опережая. И снова находит неадекватных. Какая она сама, непонятно. Прочитала в Интернете, что если в детстве личностная идентификация не сформировалась, потом можно лишь облегчать существование такому незрелому существу.
Саша, ее первый муж, был честным, как Сонин папа, не обманывал, как Игорь и мама. Но при нем она сникала из-за страха насилия, особенно, когда о был пьян. Папа и Саша плохо владели собой и грубо командовали, мама и Игорь умело манипулировали другими. Она была то в приспособленной крайности, то в бунтующей. Такая маленькая пухленькая девочка. Я с симпатией повторяю эти слова. Соня растрогана.
Она ставит свою хозяйственную сумку на табурет, а сама в толстой дутой куртке обувается, балансируя на одной ноге. У них никогда не было табурета в прихожей. Я шучу: она любит свою сумку больше, чем свою попу. Соня оживленно начинает рассказывать еще один сон, я напоминаю о конце сессии. Соня одевается с перерывами, в которых скороговоркой жалуется на Игоря. Он покупает сыну дорогие игрушки и некоторые оставляет у себя. Не платит алиментов. Попросил взять ребенка в аквапарк. Она написала ему: "Нет денег – нет ребенка". Он привез 25 тысяч и забрал ребенка.

Соня сегодня в белом лыжном комбинезоне, простоволосая. За прической приходится ухаживать. В магазине на нее запал мужчина, и она тут же почувствовала себя Золушкой. Ей хочется зрелого, богатого душой красавца, но она сама слишком проста. Если она будет изображать Принцессу, мужики будут штабелями у ее ног, а потом поймут, что она мелкая, и бросят. Хочется ухватить мужика, но нельзя это хотение выдавать. Поэтому ни косметики, ни украшений. На работе можно пококетничать в красном платье, там она главная – королева, недоступная для простых смертных, как мама.


Соню тянет делать что-то запретное тайно. Она видела неприятный сон с чувством реальности, как она убегала из плена. Соня постоянно сбегала от родителей, т.к. с ними все было по правилам, предсказуемо и скучно. Папа предпочитал Соню маме за лояльность. А та говорила при ней приятельницам, что дочь серая мышка. Соня не унижает себя кокетством. Заниматься любовью противно, т.к. могут изменить с более привлекательной. И не надо будить в ней эти желания. Соня вначале и душой, и телом отзывается на мужской призыв, но затем на нее ее нападает страх овладения, в то же время уйти нельзя из-за парализующего страха одиночества. Соне важно быть единственной для верного надежного мужчины. Она может теперь сама выбирать, что делать, но ее тормозит страх неудачи.
Отец строил отношения по принципу: или по-моему, или никак. В молодости он жил только по своему хотению, а потом – по правилам. Мама делает вид, что поступает по правилам, но на самом деле – по своему хотению. Папа следил, чтобы она звонила маме. Соне, как и папе, достаточно любить человека. Матери надо, чтобы ее любили. Она хитро присасывается, используя и моральные принципы, и женские хитрости. Мать была под папой, а стала над ним.
Мать верит, что она всегда права. Если перед ней начать извиняться, она обратит это против тебя. У матери жесткая граница свой-чужой. Ей всегда надо быть самой привлекательной. Она хвалилась, какая у нее умная дочь, а теперь мамин голос критикует Соню за трудоголизм. Лена делает, что ей нравится. Соня говорит Лене, что гордится ее успехами у мальчиков, но скрывает свою зависть: у нее так не было.
Соня прочла в переписке дочери с подругой про план на этот год: разобраться в себе. Это было ударом по ее материнскому самолюбию: ей не рассказала. А она в 9 классе показала маме смс мальчика, с которым целовалась, что он в деревне не трахается с другими. Мать возмутилась: как можно так выражаться!
Соня сказалась больной, чтобы не идти на встречу Нового Года только родителями, т.к. там будут пары, а она одна. Она боится испортить отношения с женами мужчин, которым она нравится, и что у нее не получится их превзойти. Мама внушила, что Соня, во-первых, хуже нее и во-вторых, без нее пропадет. Соня пригласила Игоря на Новый Год. Саша был рад, Лена не возражала. Соня до слез обиделась, когда оказалось, что она приготовила Игорю новогодний подарок, а он нет.
На работе Соню называют родной матерью. Коллега назвал ее трандычихой, она неожиданно для себя радостно сказала ему, что так ее папа называл маму, любя. Коллега ответил, что он тоже любит Соню, она всем нравится своей добротой. Это от страха быть отвергнутой. Соня ловит себя на чрезмерном старании быть нужной, которой заставляет ее во все вмешиваться, делать всех беспомощными, и тогда все ее злят. Соня тревожно контролирует всех, до мелочей. Ей передали слова недоброжелательницы: "Вот что бывает, когда завхоз в юбке управляет делами».
Соня рыдает: она поняла, что такое тургеневская женщина, которая выбирает моральный запрет вместо зова сердца. Игорь выбирал голос тела. Она уважала его за превосходство в искусстве, а себя – за моральное превосходство. Соня не признавалась сама себе, что секс нужен ей для удовольствия. Она давала его мужчинам, чтобы потом они расплатились за полученное удовольствие. Они не расплачивались. Соня позволяла мужчинам обижать ее. Но они не расплачивались и за свою вину. Так вела себя ее мать. Ей нужен пример, как вести себя с мужчинами иначе. - Может, ей нужна женщина-психолог? Соня пугается: «Нет-нет, не отказывайтесь от меня!»
Соне нужен толчок. Когда ей приходит самокритическая мысль, она впадает в гипноз и верит ей. В раннем детстве у нее не было своего места, личного пространства. Им был только сон. Соне хочется отоспаться, вкусно поесть, посмотреть сериал. Папин голос говорит, что она бьет баклуши. Соня своим поведением бунтует. Отец вел себя дома как на работе, запрещал баловать детей. Соня ведет себя на работе, как дома: к своему шефу относится, как к строгому или доброму отцу, к подчиненным - как строгий отец или сладкая мамочка.
Соня перегружает себя делами или сдается и уходит в сон. Она загоняет себя в недосып, чтобы насладиться сном. Во сне безопасно отдаваться своей природе. В ванной она проваливается в медитацию. Хочется спать 24 часа в сутки назло запретам и чтобы отключить Строгого Отца. Она постоянно внушает: «Не доставайся ты никому». Другой голос предлагает поублажать себя едой. - Есть еще голоса? - Да, один напоминает, что она меньше хотела есть, когда ходила на массаж. И еще один говорит назидательно: массаж заменяет секс лучше, чем еда. Кого слушать?
- Какие у нее планы на этот год? - Она не любит планировать, все равно ничего не получится. - А что скажут разумные голоса? - Ложиться и вставать пораньше, т.к. это продуктивнее; регулярно заниматься спортом и похудеть; заняться историей искусства, вышиванием, ходить на концерты и спектакли, получить права, закрыть половину ипотечного кредита. Она может успеть утром за час сделать 15-минутную зарядку, 15 минут заниматься туалетом, приготовить завтрак и позавтракать вместе с Сашей, отвести его в сад. Лена завтракает в школе. Соня согласна, что дочь может вставать вместе с ней, тоже делать зарядку, готовить завтрак, отводить Сашу в сад, покупать продукты и кое-что готовить – она это любит. Продолжим обсуждать планы после семейного совета на эту тему.
Я предлагаю Сони составить список приоритетов, где забота о своей работоспособности была бы на первом месте. У ее рабочей лошадки хозяин, который старается меньше ей дать, и больше получить. Это недальновидно, т.к. если он ее загонит, другой лошадки у него нет. Соня соглашается, что роль беспомощной девочки рассчитана на папину заботу, которая есть форма его любви, поэтому эта роль так важна. Обещает составить список приоритетов.

Соня сильно опоздала на сессию, а прошлую пропустила. Предпочла навести красоту у стилиста – видно, какая она красотка (поправляет волосы)? Она обижена, что я не сам обратил внимания на ее прическу. Она ходит в Сколково на курсы для руководителей, где укрепляет свою женскую привлекательность. Ее мать была идеальна даже в цвете кожи и лаке для ногтей. Соня подстриглась под пажа. Надела крупные бусы цвета металлик и такие же маленькие клипсы. На ней черная блузка с белыми поперечными полосами, на фоне которых – большой красный цветок.


Перед сном Соня вместо обязательного просмотра «Что, где, когда» читает мою книгу. Попробовала, как там предлагается, писать левой рукой ответы на свои вопросы. "Кем я хочу быть на самом деле?" - "Мужчиной". "Я выйду замуж?" - "Зачем?". "Кто ты?" - "Я". "А я кто?" - "Мать". - «Что ты хочешь?» - «Любви». Было до дрожи пугающе и интересно. Соня завела интимный блокнот для этих "писанок".
Она не принесла домашнее задание из опасений, что я выведу ее на чистую воду: она придумывает себе позитив, которого нет, я вывожу ее на чистую воду, а не она сама. Я хочу отобрать у нее иллюзии, но ничего не даю взамен. Мать самоутверждалась на ней, казалась недостижимой. Эта часть и сейчас критикует Сашу, лишает уверенности в себе и в потенциальном друге - кому она такая нужна. Если даже он говорит, что она лучше всех, как говорил Игорь, - это он по пьянке, или не разбирается, или хитрит. Игорь в самом начале предложил ей доверчивую откровенность, но она стала его строить. У нее два любимых занятия: отрываться или отключаться.
Соню напрягает и моя критика, и моя похвала. Она не различает оценку ее поведения от отношения к ней. Она не чувствует себя со мной на равных. За мной стоит ее властный отец. Соня боится потерять свою идентичность, которая раздвоена на хорошую девочку и оторву. Я обнажаю ее страхи, лишая уверенности в себе. Она хочет общаться со мной, чтобы подзарядиться, показать себя и лучше понять про себя. Я нужен Соне как Добрый Папа, которому можно сопротивляться безнаказанно. Она стала лучше замечать свои недостатки, но ей неприятно их признавать передо мной. Она осмеливается опаздывать на сессии, т.к. с отцом это было наказуемо.
Соня распечатала "Права личности" из моей книги и повесила в спальне, читает на ночь как молитву. Она записалась на образовательный курс по истории искусства. Там будет 10 занятий с экскурсиями в музеи, просмотрами кино. Она хочет купить Чехова, которого лишь проходила в школе. У нее дома книги только по специальности. А ведь она мечтала об актерской профессии.
Соня хочет ребенка, но уже дважды растила ребенка одна, это обидно, больше так она не хочет. Зачем ей мужчина, когда есть любящий сын. Саша просит называть его зайкой и просится к маме в постель. Ложится между нею и Леной и раскидывается на них. Он такой нежный. Съеживается, когда Соня повышает на него голос, она извиняется. Соне противно слышать мамину похвалу, что Саша очень послушный. Выходит, Соня культивирует в нем то, что ненавидит теперь в себе. Я напоминаю Соне, как из нее в детстве делали мальчика, и как мама спала с ней, а не с мужем.
У Сони постоянное напряжение. Ей всегда чего-то не хватает. Соня в противоречивых отношениях со своим внутренним Родителем, который то выручает ее, то мешает радоваться жизни. Я предлагаю перед сном вспоминать, как Добрый Родитель помогал ей сегодня и поблагодарить его. Потом показать приятные картинки сегодняшних дневных радостей Строгому Родителю и поблагодарить, что не помешал своей тревогой за нее. Когда он признает. что она хорошо справляется, показать ему желания на завтра и договориться, что он будет уверен в ней.

На Соне крупные голубые бусы и клипсы, губы подкрашены. Она снимает с плеча полуоткрытую дамскую сумку, переполненную баночками с диетическим питанием – Соня всерьез решила похудеть. Она опоздала, т.к. не захотела отказаться от душа. В ванной она поздоровалась с собой в зеркале. Написала на нем наверху зубной пастой: Schöne (красотка, нем.). Она не поехала на метро, как собиралась. У нее ум с сердцем не в ладу. Во сне она была мужчиной и проявляла интерес к женщине. Она опаздывает, чтобы сократить время опасной интимной встречи, поверить, не прогоню ли я ее за нарушение моих правил, и чтобы занять время «анализом» своего опоздания.


Вчера Соня ходила с приятельницей на концерт фортепианной музыки с молодым исполнителем. Впервые не очень подготовилась к годовому отчету. Вечером она себе это разрешила, а утром услышала внутренний голос, который убеждал ее в неполноценности и угрожал бедой. Голос похож на папу, который о ней по-своему очень заботился. Он приходил на выпускные экзамены в школу, чтобы обеспечить хорошую оценку для медали, ездил в гороно, когда с этим возникли проблемы. Соня придумывает ассоциации к слову отец: Папа с правилами, Ходячий устав, Трафарет, Сам по себе, Отгороженный. Мы переформулируем: Спрятанный за панцирем. Договариваемся потренироваться в позитивном переопределении, потом перейти к образу Матери.
Соня впервые за много лет отмыла ванну. Позволила себе 2 часа провести в ванне с ароматической пеной. На выходных в первый раз будет делать генеральную уборку. Дома у нее вечный беспорядок – это бунт против порядка и правил, который требовал соблюдать отец. На корпоративе в подпитии Соня вела себя смелее молодых. На видео она себе очень понравилась. Соня от души зевает – не выспалась. Под утро я ей приснился.
"Вы ведете меня в новое для меня место. Мы пара. Идем вдоль реки. Ласковое теплое дуновение воздуха. Мы попадаем на баржу, часть людей раздетые и естественные, расслабленные, как хиппи, приятные. Среди них есть знакомые, в том числе мой немецкий профессор. Вы похожи на него. Он хипповал и пил в молодости. Я такая же, как эти хиппи. Все сидят парами и группками. Мы тоже сидит парой, я склонила голову Вам на плечо. Посмотрела на Вас и Вы ответили приятной улыбкой.
У меня сексуальное желание, и я думаю: как все просто и прекрасно. Я с удивлением подумала: оно все рядом, кругом. Все может быть проще. Я без Вас на полянке, остаюсь такой же просветленной. Я лежу топлес, на меня обратил внимание профессор, непонятно, узнал ли он меня. Я собираюсь надеть бюстгальтер, наверх – кофточку, встану и подойду".
Соня играет в сквош с начальником, они обсуждают ее семейные дела. Его семья живет в Израиле. Он обходится случайными встречами, не придает им значения. Соня отдает всю душу работе, точнее – начальнику. Сидит до ночи, пока не закроют офис. Она боялась попросить у него повышения зарплаты. Тогда он перестанет ее везде хвалить.
Соня, как прочитала в моей книге, била подушку и материлась, злясь на шефа. Она прорепетировала разговор с ним и прямо сказала ему о своих требованиях. Шеф неожиданно назначил ее генеральным директором и предложил узнать о заработках ее уровня. Это оказалось в полтора раза выше ее оклада. Шеф повысил ей зарплату и оставил за себя, уехал в свой Израиль.
Ее тревоги как наркотик: работа, дети, ипотека. Вопросы решаются, она находит новые, возводит их в степень «Вау!». Зато она испытывает страсти. Она всегда имитировала энтузиазм, а теперь завидует своим жизнерадостным детям. Ей понравилось кататься с 5-летним сыном на ледянке с горки, хотя другие родители косились на нее.
Соня и дети поздно засыпают. С моей подачи Соня объяснила сыну, что вместе спят взрослые мужчина и женщина. Он предложил спать рядом с ее кроватью на подстилке на полу. Саша встает сам, она успевает наложить косметику, а то она стоит три года, потом надо выбрасывать.
Игорь каждое воскресенье покупает сыну новое лего. В магазине с Соней Саша никак не мог выбрать лего, убежал кататься на эскалаторе, вернулся, опять хотел убежать. Она предупредила, что оставит его без лего, ей жарко, и она больше не может ждать. Раньше она не выполняла своих угроз из жалости – родители часто отказывали ей в покупках. В этот раз она не купила лего, Саша долго рыдал, они обнимались.
Игорь научил Лену обаять учителя, и тот переправил ей оценку в четверти на 5. Соня так же решала конфликты с папой. Это лучше, чем слушаться или заставлять гордиться собой и тем более - разводить на жалость. Лена бесит Соню тем, что не сомневается в своих правах – это завидно. Из-за нее у Сони нет отношений: новый отчим может положить на дочку глаз. Соня ругает ее за манкирование домашними обязанностями, хотя они их четко не определили. На днях Соня обнялась с Леной и попросила прощения. Дочь сказала, что не надо много раз, она уже простила.
Соня стала острее воспринимать происходящее, вникать в положение людей. Замечает свои крайности: то все ужасно, то прекрасно. Она слишком часто приписывала маме плохое отношение к себе, теперь вспоминает, какие вкуснятины та приносила ей с работы. Но это не уменьшает желания мстить матери за прошлое чувство неполноценности по сравнению с ней. Сейчас мама признает социальное превосходство Сони и часто ведет себя как ее ребенок. На самом деле между ними сохраняется прежнее соперничество, в котором мало места для сочувствия.
Одевая куртку, Соня показывает, что у нее сходится теперь пуговичка на животе – худеет! Она запланировала за месяц побывать на одном спектакле, одной выставке и одном концерте классической музыки. Сходила пока что на один концерт и один спектакль, до конца месяца надо успеть еще сходить на выставку.

Прошлую сессию Соня отменила из постели прямо перед встречей, чтобы поспать. Я ревниво передал привет Морфею. Она будет в его объятьях вместо работы со мной! Может быть, она обожала папу, чтобы вызвать ревность мамы как суррогат материнской любви? Зато сегодня она не опоздала. Я предлагаю разобраться, из-за чего происходит ее сопротивление. Мы много разбираем, она все лучше понимает себя, но наступает на те же грабли. Ее Строгий Отец запрещает делать то, что ей нравится и повышает оценку за послушание. От страха нарушить правила можно избавиться, сделав что-то плохо, чтобы убедиться в отсутствии ужасных последствий. Например, отменить сессию в последний момент.


Соня показывает в телефоне ящики с цветами на балконе, который они с Леной убрали. Ждет похвалы. У нее с детства представление, что она не может создать красоту. Она сама некрасива (плачет). Корпоративный психолог однажды говорила про человека, который неспособен создавать свое, зависим от оценки авторитета. Саша поняла, что речь шла о ней.
В Лениной школе повышают оплату на треть. Соня стала рьяно готовиться к конфликту, просчитывать ходы, но к концу дня она была готова смириться. На третьем ходу она решила, что разберется по ходу, она же детектив. На четвертом забеспокоилась по поводу своего фанатизма. Соня понимает, что он защищает ее от экзистенциальной тревоги за справедливое устройство мира. Но по каким же правилам в нем жить: которые мама внушала ей вместе с папой или которым она на самом деле следовала? Соня, как и мама, транжирка, знает, что папа всегда ее подстрахует. Он заботливый: носит еду дворовым кошкам, высадил каштаны во дворе. У него после мамы не было других женщин.
Соня стала меньше есть, ей хватает минимума, нужного для поддержания сил. Раньше она ела, чтобы заесть тревогу, как спала, чтобы заспать ее. Лена стала кое-что готовить. Из системы радостей исчезло сладкое, Соня через день работает с тренером по увеличению мышечного тонуса и улучшению осанки, ходит на фитнес, в сауну и бегает по утрам. Вчера вечером Соня долго бесилась с детьми и спокойно решила пропустить утреннюю пробежку, отказавшись от медали героя, насилующего себя, как папа.
Когда-то она бегала за Игорем, подкупала его обожанием и всепрощением. Сексуальное влечение заменяла готовностью доставить мужчине удовольствие, но это унижало: ее используют. Где-то вдалеке слышится голос внутреннего Папы: надо было бегать в любую погоду, я же тебе говорил, что ты плохо кончишь. Проявлять любовь - это слабость. Папа признался матери в любви впервые в жизни, находясь в реанимации после операции шунтирования на сердце. Соня провоцировала папин голос - как брат бедокурил, чтобы хоть так почувствовать папину руку.
Во сне ее собственный голос давал ей простые четкие инструкции в отношении мужчин. Это было полезнее наших сессий, где все усложняется. Ее идеал – красивый и успешный, как папа, но ласковый, как ее нежный сыночек. Соне приснилось, что она лежит с каким-то мужчиной, вроде бы знакомым. Она его целует около рта бережно, чтобы не испортить страстным сексом душевные отношения.
Игорь приезжает к Саше почти трезвый и задумчивый. Он безотказно дает денег на сына, сколько Соня попросит. Кажется, Игорь неравнодушен к ней. Он с интересом разговаривает с ней, следит, чтобы Саша не мешал ей поспать. Она с трудом подавляет прежнее влечение к нему, боится вновь сойтись с ним. Она все прощала ему, лишь бы не остаться одной, и принимала это за большую любовь.
Соня позволяла себе высыпаться на праздниках, отдыхать и расслабляться. Сходила с приятельницей на концерт: дудук, саксофон и грузинский хор. С Леной послушала музыку к фильмам Диснея. На работе Соня выходит из привычной роли начальника, успокаивает подчиненных, чтобы они ее не боялись, признает свои ошибки и меньше боится их совершать. Она перестала сама таскать себе 10-литровые кулеры, просит сотрудников. Ей больше не нравится, когда вокруг собираются, чтобы она «завязала шнурочки».
Руководительница агентского отдела очень обидчива, истерично обвиняет Соню в некомпетентности. Соня обычно переходила в контратаку и начинала поучать ее. В последний раз Соня обняла ее со словами любви, признала свои ошибки и попросила высказываться уважительнее. Молодая сотрудница своей агрессией провоцирует ее, но Соня сдерживается и переводит диалог в деловое русло.
Соня спешит пораньше уйти с работы домой, увлеченно выкидывает там лишние вещи. Она выносила на балкон раздельный мусор, он накопился за три месяца, и Соня с Леной отвезли его на приемный пункт. Это как сбросить лишний груз. Соня убралась в доме, мыла там, куда никогда не заглядывала. Рассталась с вещами, с которыми долго не расставалась. Лена разобрала свою детскую комнату, там до сих пор стояла елка. На очереди кухня и комната Сони. В ее комнате три года стоят мешки с ненужными вещами Лены. Отец повторял, что прежде чем что-то выбросить, надо в дом принести. Соня везет в офис мешок с обувью Саши, которую он почти не надевал.

Соня хвалится: покрасила волосы. У нее женственная прическа, духи Шанель «Нежный шанс», макияж, яркий маникюр. Все сделала между прочим, просто с удовольствием. Она часто стала делать движения «вылупления». Ей нравится ходить на массаж, это как будто нежная мамочка ласкает. На этой неделе Соня испытала тихую радость бытия, когда делала обычные вещи без критического присмотра за собой. Внутренний голос сказал, что надо помыть посуду, другой возразил, что раз "надо", то не надо. Голоса не перекрикивали друг друга. Она выслушала оба голоса и спокойно помыла посуду.


Вчера Соня вышла с детьми в свет на каблуках, в легком длинном пальто и с распущенными волосами. Она стала замечать сирень. Соня радуется наступлению внутренней гармонии. Она ходит в психологическую группу в Лениной школе, бежала с ней кросс, купила себе красивую форму. На школьной зарядке другие родительницы берут с нее пример. Соня накупила себе прозрачного нижнего белья и юбку выше колен. Надела ее в офис и спокойно собрала массу комплиментов. Она поет дома, подбирая мелодию на фортепиано. Хочет организовать караоке на корпоративе.
Соня бегает по утрам полчаса ради удовольствия, не обращая внимания, как смотрится, при признаках дискомфорта переходит на шаг. Она поглядывает, кто еще бежит вокруг. Переглядывалась с ударником на концерте джазовой музыки. Соня занимается на курсах по истории искусства, сделала витраж в художественной академии. Она ходит в музеи и на педагогические лекции, там бывают одинокие мужчины. За ней стали ухаживать, но она то строит из себя барыню, то старается услужить.
Соня перестала вести себя идеально, позволяет себе ошибиться, не доделать что-то, отложить. Она переглядывается с прохожими мужчинами, и те оборачиваются. Она не будет встречаться с женатым мужчиной, не поступит так, как мама с папой. Но свободных будет приманивать - просто кокетничать, не связывая с серьезными последствиями, только чтобы почувствовать свою женскую власть. Вчера в школе она кокетничала с папой одноклассника, который приходит один. Она играла на пианино, а он на гитаре.
Игорь пришел в гости, она соблазняла его в открытом халатике. Он выпил три бутылки пива и спросил, не напрягает ли ее, что он много пьет. Соня впервые подтвердила, что напряглась задолго до того, как он это заметил. Почувствовала, что вместе с этим всплыл весь комплекс чувств, как куча не разделенного мусора. Когда он пожирает глазами ее попу, ей приятно, но ей ни с кем не хочется его делить. Она не уверена в своей привлекательности и боится проиграть в соперничества с более привлекательной женщиной. Поэтому ее муж должен быть однолюбом, как ее папа.
Игорь приснился ей со старыми плохими особенностями оторвы. Она во сне была такая же, бесстыже предлагала себя. Но он отказал ей - он теперь такой, какой была она. Сон подсказывает, что она может быть оторвой, и чтобы позволить себе такое, нужен похожий на прежнего Игоря. Она разделена на примерную папину дочь и бесстыжую подружку Морфея. Я здесь выслушиваю обе ее части и помогаю ей объединять их в золотую середину.
Соня показывает в телефоне акварельный рисунок: красивый мальчик в короне. Этот принц из ее детских грез. Показывает фото сына. Он очень похож на Игоря, такой же заразительный, такой же затейник. Но Игорь вряд ли захочет и тем более сможет так душевно разговаривать, как теперь может она. Соня показывает в телефоне свой первый опыт маслом – тюльпан. Он получился мертвенно-бледным.

Соня в красном плаще, на нее оглядываются, она радуется себе как привлекательной женщине. Она сняла брекеты, показывает ровные зубы. На Соне новое платье. Она опоздала, т.к. долго возилась с ним: не слишком ли яркое, налезет ли. Она идет сегодня в театр в надежде познакомиться там с мужчиной. Оправдывается, почему в таком ярком платье. Опасается, что оно похоже на старушечий халат и одновременно на слишком цыганский наряд. Она с удовольствием плясала в детстве цыганочку. Соня долго жила отгорожено от жизни, как во сне, теперь она стала все чувствовать как реально происходящее, перестала жить «назло маме».


Соня была в командировке в Израиле, летела с Леной в бизнес-классе, успела искупаться в море. Взяла отпуск и отказалась подписывать документы, пока не выйдет из него. Отпуск Соня провела в Италии. Они собирали виноград и женщины давили его ногами в большой бочке. Это вызвало у нее чувство женского единения. Я замечаю, что виноград мужского рода. Соня укоряет себя, что отчитывается передо мной. Она давно хочет перейти на одну сессию в неделю, но боится «показать мне спину» – я так же обижусь, как она на мать.
В 10 ч. вечера Соне захотелось прокатиться на велике, помчаться, как она это делает последнее время. Как будто в детстве бежать по лугу, раскинув руки. Соня доехала до темного Серебряного бора, заглушая страх музыкой в наушниках. Она приготовилась заглянуть в темные глубины с чувством, что там не стоит насильник в кустах. Я предлагаю Соне почитать «Темные аллеи» Бунина.
Соня участвовала в уборке в Серебряном Бору, не стесняясь. Сходила на фортепианный концерт, потом позволила себе полежать на лавке в парке. Ехала с соседом в лифте и впервые откровенно посмотрела на него как на мужчину. Раньше она под влиянием отца считала ненужным то, что делается для удовольствия, надо было делать только что-то полезное. Надо было в том числе заботиться о здоровье, это полезно — но не получать удовольствие от своего здоровья.
У мамы умер муж, он все ей, оставил детей от первого брака без наследства. Мама приезжала на день рождения Сони, неожиданно похвалила ее, что Соня прекрасная мать, вся в нее. Саша сказала, что ей трудно с эти согласиться. Ей захотелось признаться в любви папе, но вместо этого она сказала, что он для нее очень ценен. Папа отмахнулся. Соня поехала в компании общих приятелей с Игорем на пикник с костром и гитарой. Он был отдельно, не пил, не курил. Ей выразили удивление, что она не с ним. На трезвый взгляд она ему не нужна. Раньше у них почти все происходило на фоне алкоголя.
Оказалось, что Игорь сошелся с женщиной, она поставила условие: не пить, не курить. Саша при ней разговаривал с Игорем по громкой связи, нежный. мягкий голос которого вызвал у нее чувство, как к родному и сожаление, что он не с ней. Игорь признавался, что любуется в Саше ее чертами (плачет). Соня решила переселиться на кухню, а свою комнату отдать Саше. Хотя он не против жить со своим папой. Игорь тоже дозрел до этого.
В этот раз Соня с радостью пришла на работу, отдохнув и соскучившись. Перестала работать после ухода с работы. Ей захотелось поучаствовать в корпоративе, где дресскодом была спортивная одежда. Она купила полупрозрачный спортивный костюм, Лена сделала ей макияж с блестками и макияж, она была довольна собой. Соня больше не лезет в дневник дочери, не стала читать втайне от нее, как предложила учительница, ее сочинение про семью. В ссоре с Леной Соня по-детски высказала свои обиды, Лена предложила разобраться, это сделало их ближе.

Соня приехала к концу сессии, завозилась с прической и макияжем, на бегу положила жемчужное ожерелье и сережки в новую сумочку - салатный ридикюль. Она купила себе шарфик цвета пыльной розы. По моей просьбе одевает ожерелье вместе с сережками. Они очень идут к ее розовой кофточке.


Соня говорила по телефону с отцом, он сказал, что разговаривал с мамой, она заболела– и замолчал. Соня сказала, что поняла намек. Он по-доброму засмеялся. Да, мама надеется, что Соня организует ей лечение в Москве. Потом они полчаса говорили откровенно, и она впервые объяснила свои сложности с мамой. Папа сказал: «Да, вот такой она человек». Возможно, отец поможет Соне не просто пожалеть мать и позаботиться о ней, а простить ее и открыть свою любовь.
Папа предложил семье воссоединиться, он готов пойти с мамой в ЗАГС, как она хочет. Мама поддержала: они будут с отцом ухаживать друг за другом. Игорь пообещал взять Сашу с велосипедом в поход, но в последний момент написал, что велосипед в машину не влезает. Она увидела в соцсетях, что он едет со своей новой семьей. Соне захотелось включиться в эту большую семью.
Соня показывает в телефоне пышную розу, которую нарисовала акварелью на фреске. Когда Соня рисует, в ее голове звучит голос мамы про пустые хлопоты и голос папы: да пусть ее! Он не отказывает себе в своих желаниях, и он верил в Соню, как в себя, что у нее все получится. Соня показывает картину маслом: распускающийся бутон тюльпана. Он напоминает раздвинутые женские бедра. Соня испытала вначале страх неудачи, потом он исчез и сменился творческим подъемом и гордостью в конце. Ей нравится наблюдать, как распускается цветок. Позволить себе стать распущенной или распуститься как цветок, созреть? Соня показывает фото себя в венке - озорная царевна из сказки. У нее растет Царица в голове. Пошла распускать свой тюльпан.

(2) Упражнения



Скачать 184.55 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   38




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница