Геннадий Владимирович Ищенко Единственная на всю планету 2 (СИ)



страница1/37
Дата17.11.2018
Размер5.34 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37

Геннадий Владимирович Ищенко

Единственная на всю планету 2 (СИ)

Ольга и Нор становятся очень богатыми людьми и теми, от кого зависит, получит ли Россия технологии цивилизации доров. Сами доры не оставляют своих планов захвата нашего мира, переходя к масштабному внедрению своей агентуры. Не оставляют своим вниманием Землю и боги мира, откуда пришел Нор. Для предотвращения этих угроз и решения собственных проблем Ольге с Нором приходится сотрудничать с государством.

Единственная на всю планету 2

Глава 1

– Ты должна с ней поговорить! – сказал отец Ольге. – Пять дней валяться в кровати! От отца отворачивается, школу забросила и почти ничего не ест! Куда такое годиться? Ни меня, ни Шуру она слушать не хочет.



– Попробую, папа, – вздохнула Ольга. – Прямо сейчас и пойду.

Она зашла в спальню, отодвинула ширму и села на край кровати, на которой с безучастным видом лежала Людмила.

– У тебя совесть есть? – спросила она девушку. – Не видишь, что все вокруг из-за тебя переживают? Ладно, тебе плевать на отца, но мы чем провинились? Для чего тебя спасал Олег? Для того, чтобы ты сама себя угробила? Если бы он с тобой не возился, мог успеть добраться до ружья. Его ведь застрелили, когда он прятал лестницу в подсобку. И делал он это для того, чтобы к тебе туда никто не забрался! Что на меня так уставилась? Я тебе этого не хотела говорить, но ты просто вынуждаешь!

– Хочешь сказать, что, если бы не я, он бы выжил?

– Не знаю, Люда. Скорее всего, его бы все равно убили, но мог и выжить. А ты плюешь на всех и растравляешь свое горе, вместо того чтобы заняться делом! Ты думаешь, отец не любил жену и сына? Видела бы ты его тогда! Пусть он отчасти виноват в том, что случилось. Но подумай сама, он что, это сделал намеренно? Он сам сейчас страдает, а ты своим презрением только усиливаешь его боль. У тебя ведь, кроме него, никого не осталось! И ты для него единственный родной человек.

– А что я могу сделать, если мне все безразлично? – заплакала Люда. – И отец безразличен, и ваша школа, и вообще все! Тебе не понять...

– Да, брата я не теряла, – согласилась Ольга. – А вот мама у меня умерла. И я была гораздо младше тебя. И я это сумела пережить. А ты тряпка! Не хочешь брать пример с меня, бери с Нора!

– А что Нор? – не поняла Людмила.

– У него нет родителей, – сказала Ольга. – Несколько месяцев назад у него убили отца и двух сестер, а мать он потерял раньше. И горе его не сломило! Только учти, что об этом нужно молчать.

– Он любит тебя, – возразила Людмила.

– Он бы и так не разбил себе голову о камни. А любовь... Кто тебе самой мешает любить? Пройдет совсем немного времени, и ты сможешь выйти замуж, а муж для женщины, если есть любовь, становится дороже других родственников. В общем, все, что хотела, я тебе сказала. Не захочешь поступать по-хорошему, я поступлю по-плохому. Сейчас соберешь свои вещи, и Нор отвезет тебя домой, а завтра ты едешь с нами в школу. Если опять ее пропустишь, после школы приезжаю к вам и буду тебя лечить. Депрессия – это болезнь, можешь спросить у школьной врачихи. После моего лечения ты в понедельник поедешь в школу с песней! И мне плевать на твою злость, потом сама скажешь спасибо! Ну что, сама будешь вставать, или начать лечение уже сейчас?

– Уйди! – с неприязнью сказала Люда. – Я буду собираться.

Ольга встала с кровати и молча вышла из комнаты. Отец с Нором на кухне в четыре руки готовили ужин и не сразу отреагировали на ее появление.

– Нор, бросай здесь возиться, – сказала она другу. – Я помогу отцу, а ты отвезешь Люду домой. Сейчас она соберет свои вещи, а ты одевайся и выводи снегоход.

– А что на ночь глядя? – спросил отец. – Может быть, ей лучше сегодня у нас переночевать? Или позвонить Виктору, и он приедет...

– Не лучше, – перебила его дочь. – Поедет с Нором, а завтра отец повезет ее с нами в школу. С ней сейчас миндальничать нельзя. Начнет учиться и общаться с классом, тогда понемногу отойдет.

– Ты права, – поддержал Ольгу Нор. – Это тот случай, когда нужно надавить. Пойду готовиться. Только ты скажи Людмиле, чтобы с собой брала самое необходимое, а остальное завтра заберет Виктор.

Через пятнадцать минут он открыл ворота, завел двигатель «викинга» и помог сесть Людмиле.

– Можешь держаться за меня! – крикнул он девушке, сам садясь на снегоход. – Снега много, так что трясти не должно. Доедем за несколько минут.

Уже стемнело, и Нор медленно вел снегоход, подсвечивая дорогу фарой. Виктора предупредили по телефону, поэтому он ждал дочь у открытой калитки.

– Спасибо, что привез, – поблагодарил он парня. – Что так медленно ехал?

– Я за рулем только третий раз, – сказал Нор, – да еще темно. Не вижу смысла устраивать гонки: и так ехали всего несколько минут. Держите ее вещи.

Ссадив Люду и отдав ее отцу саквояж и сумку, он развернул свой транспорт и уже чуть быстрее поехал обратно.

– Хорошая штука эти снегоходы, – сказал Егор, встретивший Нора на кухне. – За пятнадцать минут сгонял туда и обратно. Садись теперь ужинать, мы уже поели.

Нор положил в тарелку всю оставшуюся запеканку, полил ее сметаной и стал с аппетитом есть. На кухню зашла Ольга и села напротив него, подперев рукой щеку.

– Люблю смотреть на то, как ты ешь, – сообщила она другу. – У мужчин совсем другое отношение к еде. Я за праздничным столом прикасалась к эмоциям женщин и мужчин. Так вот вы, в отличие от нас, полностью отдаетесь процессу поглощению пищи. А если еще голодные... Поэтому я для тебя с отцом люблю готовить. Смотришь, и душа радуется!

– Смотри, смотри, – сказал Нор. – Я тоже посмотрю на тебя или Александру, когда вы будете есть оладьи! Ты бы лучше не портила мне аппетит, а поделилась, есть ли какие-нибудь сдвиги? Сегодня я тебе все обработал уже в третий раз.

– Доешь, и я тебя тоже обработаю, – пообещала Ольга. – А результаты пока ощущаю только с телом. Сил ощутимо прибавилось, а изменений в мозгах я еще не заметила, поэтому пока ничем из того, что дал Игорь, не занимаюсь. Даже этот его медицинский пакет знаний для меня бесполезен. Я ведь лечу топорно, воздействуя сразу на зоны мозга и разных органов, а для доров в этих зонах есть много всего. Сейчас у меня просто не получается удержать в голове и отработать всю схему лечения. Обработаем друг друга еще по два раза, а потом привлечем Сашу. До свадьбы она как раз успеет все проделать. Ну и мы из нее сделаем супера. Из-за Людмилы Саша у нас последние дни почти не показывалась, поэтому ее обучение заглохло. Ничего, теперь она опять переберется к нам, и я за нее снова возьмусь! Слушай, Нор, к тебе будет просьба. Обработаешь Уголька? Сам же говорил, что кот остановился в развитии.

– Мне за Александру уже заранее страшно! – улыбнулся Нор. – Ты смотри, не переборщи с учебой. Она к своим собственным способностям относится с опаской, поэтому пока ничего, кроме мысленного общения, и не освоила. Да и то вздрагивает, когда к ней мысленно обращаешься. А я твоего кота обработаю по полной программе. Если мое воздействие тоже скажется на его росте, точно вырастет Бегемот. Хотела удивлять людей? Вот мы их и удивим. Я в Интернете читал, что мировой рекорд для котов – это двадцать килограммов. Правда, там была такая жирная морда...

– Когда займемся экстернатом? А то мы дальше намерений не идем.

– Не мешала бы ты мне есть? – сказал Нор. – Займемся мы экстернатом. Завтра насчет него можно будет сходить к Валентине Ивановне.

В субботу они к директору школы не попали. День начался как обычно, если не считать того, что в машине приехавшего их отвозить к автобусу Виктора сидела мрачная Людмила. Автобус сегодня пришел с большим опозданием, поэтому в школу они ввалились через пять минут после звонка.

– Посмотри на Наташку, – мысленно сказал Нор, когда они объяснили причину опоздания и сели на свои места. – Кажется, она немного отошла.

После смерти Олега Наташа пропустила три дня школы и вышла учиться только в четверг. Сегодня она первый день выглядела более или менее нормально. На перемене Ольга к ней подошла.

– Привет! Ты завтра будешь на секции?

– Я не знаю, – заколебалась  Наташа.

– Зато я знаю! – нажала на нее Ольга. – Поверь, нет ничего хорошего, когда человек в горе затворится в четырех стенах и теряет интерес ко всему остальному. Тебе плохо без Олега, а нам плохо без тебя. Тебе сейчас нужно себя нагружать делом, а не отсиживаться в своей комнате. Приходи, мы будем ждать.

К директору пошли на большой перемене, но кабинет оказался заперт. Ольга сходила в учительскую и выяснила, что Валентина Ивановна себя плохо почувствовала и ушла домой.

– Простыла она, Оля, – сказала завуч, – так что до понедельника точно не будет. Какой у тебя к ней вопрос? Может я тебе могу помочь?

– Мы с Нором хотим со второго полугодия перейти на экстернат. Нам, Надежда Игоревна, скучно учиться со всеми, да и тяжело мотаться каждый день из заказника в школу.

– Я думаю, вам в этом никто препятствий чинить не будет, – сказала завуч. – Но это не горит, поэтому дождись, когда будет директор.

На втором уроке физики Ольга попробовала поработать с магическими формами, и, к ее удивлению, все прекрасно получилось.

– Нор, – мысленно окликнула она друга. – Твоя обработка уже действует. Раньше я не могла сосредоточиться одновременно на двух сложных темах, теперь это легко получается. Только очень странное ощущение, словами не передашь. Как будто во мне сидят два человека, и все, что узнает один из них, сразу же становится доступно другому. И болтать с тобой это не мешает. Только создать в уме детальный образ по-прежнему не получается.

– Все у тебя получится, – отозвался Нор. – Я еще полностью не отработал, так что, может быть, обойдемся без Саши. Хотел тебя предупредить. Ты на физкультуре поменьше выпендривайся. Ты сейчас если и слабее Зверя, то ненамного. А это уже не укладывается ни в какие рамки. Так что думай, что делаешь, тем более что думалка улучшилась.

– Буду тише воды, ниже травы! – поклялась Ольга. – Не бойся, физра пройдет нормально.

Урок физкультуры действительно прошел без происшествий. Когда Болдин их отпустил, переоделись и стали ждать Люду у гардероба. Она подошла через несколько минут после звонка и забрала свои вещи у Нора, который взял их заранее, чтобы потом не ждать, пока схлынет толпа школьников. Раньше Виктору насчет машины звонил Олег, теперь это пришлось делать Нору. Людмила уже не была такой мрачной, как утром, но ни с отцом, ни с ними разговаривать не желала. Дома их встретила Александра.

– Хорошо, что ты приехала! – мысленно сказала Ольга, заставив девушку испуганно вздрогнуть. – И чего, спрашивается, пугаться? Так, пахнет какао. Нам оставили?

– Для вас в первую очередь и варила, – так же мысленно ответила Александра. – Вы теперь со мной и дальше будете разговаривать, не открывая рта?

– Тебе полезно практиковаться, – ответила Ольга. – Не бойся, в присутствии отца будем общаться нормально. При нем мы и между собой мысленно не разговариваем. Да, спасибо за какао. Я надеюсь, ты у нас задержишься? Мне будет нужна твоя помощь, а до этого надо тебя кое-чему научить. Мы начали, но из-за Людмилы все забросили. Заодно я тебя еще раз обработаю.

Особого желания учиться магии у Александры не было, но этим вечером Ольга проявила настойчивость и для занятий разлучила отца с невестой, перекинув ей в голову самое необходимое. После этого она еще пару часов знакомила ее с новыми знаниями, объясняя, что для чего, и как всем этим пользоваться.

– Тебе нужно изучить все, что я дала, – втолковывала она Александре. – Без практики от этих знаний пользы мало. Большую часть того, что ты получила, можешь испробовать на Хитреце. А вот это не пробуй ни на ком – убьешь. Это только на крайний случай, когда убивать будут тебя.

Утром плотно позавтракали, чтобы не щелкать зубами до обеда, который из-за секции переносился на пять часов вечера. До отъезда в город у Ольги опять были занятия с Сашей, после чего она еще успела заняться магией сама. В воскресенье секция была с двух, поэтому уже во втором часу на снегоходе примчались Сергей с Верой. Сегодня машина пришла без опоздания, поэтому занятия во Дворце спорта начались вовремя. К сожалению, вскоре их прервали. К ребятам подошел тренер Александры Туров.

– Ольга, ты можешь оторваться от занятий на несколько минут? – спросил он, кивнув в сторону входа. – К тебе пришли.

Она повернулась и увидела своего несостоявшегося ученика рядом с какой-то холеной женщиной.

– Тарасов пожаловал, – мысленно сказал Нор, который сегодня не отсиживался в стороне, а занимался вместе со всеми. – А это, наверное, его мамаша. Она настроена на скандал, так что поговорить с ними все равно придется.

– Подождите, ребята, я долго говорить не буду, – сказала Ольга ученикам, после чего подошла к женщине.

Та стояла рядом с ухмыляющимся сыном и презрительно смотрела на Ольгу. Начинать разговор первой она не собиралась.

«Красивая, – подумала Ольга. – И стервозная. И долго она намерена так молчать?»

– Если вам нечего мне сказать, не стоило отнимать у меня время, – сказала она женщине и повернулась к тренеру. – Вообще-то, Федор Владимирович, когда идут занятия, посторонним на них находиться не положено.

– Я ждала, пока ты поздороваешься! – зло сказала женщина. – Видимо, зря! У тебя напрочь отсутствуют воспитание и уважительное отношение к взрослым!

– Конечно, зря, – согласилась девушка. – В приличном обществе первым здоровается тот, кто пришел. И в нем никогда не тыкают незнакомым людям. Может быть, вы объясните, для чего заявились сюда со своим сыном? Просить меня с ним заниматься? Тогда непонятен ваш тон и все сказанное. Хотите просто поскандалить? Я уже говорила вашему мужу, что ничему его сына учить не собираюсь. Повторяться не буду.

Они обе говорили достаточно громко, чтобы разговор был слышен всем ученикам. Те не стали стоять в отдалении, а подошли к своему тренеру.

– Ты просто хамка! – с перекосившимся от злости лицом сказала Тарасова.

– Я тебе говорил, что это дурная затея? – сказал матери Виталий. – И тренер у них дура, и от борьбы никакого толку. Был среди них еще один каратист, так его недавно пристрелили, и никакое каратэ не помогло!

Наташа рванулась к нему, но Нор успел ее перехватить.

– Шли бы вы отсюда, – сказал он Тарасовым. – А ты, урод, закрой пасть, пока тебе ее не закрыли другие!

– Это я урод? – разозлился Тарасов.

Он быстро шагнул вперед и без замаха ударил Нора кулаком в живот. Нору мешала Наташа, которую он по-прежнему держал за руки, но он все равно легко ушел от удара, но не смог ответить. Ответил Панов. Два его удара заставили Тарасова сложиться пополам и рухнуть на пол. Через двадцать минут последовало разбирательство в городском отделе полиции. Очевидно, там у Тарасовой был кто-то знакомый, потому что прибыли на ее звонок сразу, и никаких разборок на месте никто не проводил. Забрали Борьку Панова и Ольгу. До самого последнего момента ни Нор, ни Ольга магию в ход не пускали. Уже перед отправкой Ольга не выдержала и подарила мамаше Виталия одну из тех болезней печени, которые медицина пока лечить не умела.

– Не думай ехать с нами, – мысленно предупредила она Нора. – Тебе нужно держаться подальше от полиции. А нас скоро отпустят с извинениями. Подключайся к моему слуху и услышишь все, что услышу я. После драки шофер, скорее всего, умотает, а у Сергея с Верой может не быть денег на такси. Поэтому ждите нас во Дворце, а если оттуда вытурят, скажешь, где устроитесь.

Разбирался с ними офицер, представившийся капитаном Масловым.

– Разберись, Коля! – сказала ему пышущая злобой Тарасова. – Это тренер в их бандитской шайке, а этот избил Виталика.

– Разберемся, Вероника Петровна, – успокоил ее капитан. – Мало им не будет.

– Друг семьи? – нахально спросила Ольга. – Вы бы хоть скрывали, что действуете в интересах своей знакомой. Так ведь можно лишиться погон.

– Не ты ли их меня лишишь? – недобро спросил он.

– А если я? – засмеялась Ольга. – Хотите?

– Попробуй, – сказал он. – Интересно, как это у тебя получится.

Их разделял только стол. Максимально ускорившись, Ольга перегнулась через него, вцепилась руками в погоны и, выдрав их, вернулась на свой стул.

– Не фиг делать, – сообщила она онемевшему от такой наглости Маслову. – Чем вы недовольны? Сами же хотели посмотреть.

– Ты видел, Коля? – закричала Тарасова. – Это бандитизм!

Ольга решила, что пора заканчивать. Начавший вставать со своего стула разжалованный ею капитан, тычущая в Ольгу рукой Тарасова, ее пострадавший сын и изумленно наблюдавший за девушкой Панов – все застыли. Она достала из-под телефонного аппарата небольшую книжку справочника и набрала номер Головина.

– Виктор Аркадьевич? – это вас беспокоят из пятнадцатого кабинета. Да, Маслова, но он уже не капитан. Разжалован по собственной просьбе. Вы можете к нему подойти?

Она положила трубку на рычаг, прошлась по памяти каждого из присутствующих в кабинете и вернула им возможность двигаться. Все было проделано так, что паузы никто не заметил. Капитан выскочил из-за стола и больно схватил ее за руку. Скорее всего, он бы этим и ограничился, но Ольгу это не устраивало. Трудно навязать человеку то, что он сам не хочет делать. А помочь сделать то, что хочешь всеми фибрами души, но по какой-то причине сдерживаешься, можно не напрягаясь. Всеми фибрами души Маслов хотел ее убить, причем здесь и сейчас. Услышав приближающиеся шаги, она ослабила его контроль и подтолкнула под руку. Дверь кабинета распахнулась, и в этот же момент Ольга полетела на пол от сильной затрещины.

– Что здесь происходит? – раздался громкий голос. – Маслов, объяснитесь!

– Ольга поднялась на ноги и отряхнула платье. Все-таки она перестаралась, и рассвирепевший капитан ей хорошо врезал. В ушах до сих пор звенело.

– А вы сами не видите, товарищ полковник? – спросила она, повернувшись к вошедшему. – Это чмо, которое по недоразумению носило офицерские погоны, действовало не по законам, а в интересах своей хорошей знакомой гражданки Тарасовой. Ее сынок устроил драку во Дворце спорта, но обвинили почему-то не его, а тех, кто его успокоил. Причем забравшие нас сотрудники полиции никакого опроса на месте не проводили, действуя по указке гражданки Тарасовой. Хотя свидетелем конфликта был уважаемый в городе тренер и мастер спорта Федор Владимирович Туров.

О том, что она придержала Турова, не дав ему вмешаться, Ольга умолчала.

– Она сорвала с меня погоны! – сорвался в крик Маслов.

– Если правда все, что сказала эта девушка, она лишь сделала мою работу, – сказал Головин. – Кто зачинщик драки?

– Вот этот! – указала Ольга на Виталия. – А это мой ученик Борис Панов. Он сын управляющего Алейским отделением Сбербанка. Он вступился за одну из наших девушек, которую хотел ударить этот жлоб!

– Вы двое идете со мной, остальные ждут здесь! – сказал Головин. – Пойдемте, ребята.

– И зачем был нужен этот цирк? – мысленно спросил Нор полчаса спустя, когда всех четверых везли домой на полицейской машине. – Тебе двинули в ухо, а в моем, между прочим, до сих пор еще звенит. Развлекалась?

– Совсем чуть-чуть, – призналась Ольга. – Во-первых, я разозлилась. Тарасовой наколдовала цирроз. Лет двадцать еще поживет на лекарствах. Не женщина, а дерьмо. Муж ее, кстати сказать, недавно бросил. А, кроме злости, было еще желание провести тренировку. Вот я ее и провела, причем в приличном темпе. Ну и еще познакомилась с высоким полицейским начальством и заслужила благодарность Борькиных родителей. Татьяна позвонила отцу, но, слава богу, Стародубцев не успел вмешаться.

– Садитесь, – сказал Фролов Бортникову. – Почитайте результаты экспертизы ваших образцов.

– Все, как я и предполагал, – сказал дор, пробежав глазами несколько листов текста. – Не тот у вас уровень науки, чтобы в них разобраться. Но, если это не патентовать, мы не обязаны никому объяснять, как получаем свою продукцию. Ваше решение?

– Это очень серьезно, – сказал Фролов. – Я убедился в достоверности ваших слов, поэтому готов подкрепить наши планы деньгами. Для производства выбран Ржевский кабельный завод.

– Они нас не удавят? – спросил дор. – Мы же со временем похороним их собственное производство.

– С большим временем, – сказал Фролов. – И не все производство, а только его часть. В основном это силовые бронированные кабели. Контрольные и сигнальные кабели еще очень долго будут делаться из традиционных материалов. Перевод их производства на ваш пластик довольно трудоемок и дает малую экономию металла. Да и от ЛЭП сразу не избавятся, а значит и для них провода будут нужны. А пластик не повесишь: будет вытягиваться.

– ЛЭП быстро отомрут, – заметил дор. – Лет десять-двадцать, и все перейдут на подземные кабели.

– К этому времени мы выкупим контрольный пакет акций этого завода и перестроим большую часть производства на нашу продукцию. Пока же мы там арендуем площади и используем часть рабочей силы. Ну и оплатой аренды начнем хорошо подпитывать, что для завода будет совсем не лишним.

– ЗАО? – спросил дор. – Кто-нибудь еще в доле?

– Только мы с вами. У меня достаточно своих средств, поэтому никого другого привлекать не станем. Сам я этим сейчас заниматься не буду, поскольку есть неотложные дела в столице. Через два дня сюда приедет мой доверенный человек, с которым вы будете иметь дело. Пока вам выделяется триста миллионов. Если не уложитесь, добавлю, но немного. Главное – это получить продукцию и выйти на зарубежных потребителей, а расширять производство будем уже за счет прибыли. Что будем продавать? Только кабели или что-то еще?

– Еще концевые контакты к ним и электроинструмент для их установки, – сказал дор. – Там будет еще одно ноу-хау. Меня не устраивают ваши аккумуляторы. Слишком они недолговечны, да и емкость невелика. Поставим химический источник тока, который раза в четыре совершенней современных топливных элементов. Ничего в нем сложного или дорогого нет, поэтому обязательно нужно будет взять патент.

– А если заняться еще и их производством? – спросил Фролов. – Не к инструменту, а как отдельной продукции?

– Я не возражаю, – ответил дор. – Но сам этим заниматься не буду. С пластиком легче и надежней. Его технологию у вас никто не разгрызет.

Учебный день в понедельник для них закончился после второго урока. Началось с того, что их обоих забрала завуч.

– Ольга, – сказала зашедшая в класс Надежда Игоревна. – Забирай свою сумку и иди за мной. Нор, тебя это тоже касается.

– Она чем-то сильно недовольна, – мысленно сказала Ольга, когда они шли по коридору в учительскую.

В учительской их ждал сюрприз в лице работника отдела опеки Николая Сергеевича.

– Вас вызывают в муниципалитет, – сказала завуч. – Поэтому мы вас от остальных уроков освобождаем.

– Идите одеваться, – сказал им Николай Сергеевич, снимая с вешалки свое пальто. – Я сейчас без машины, поэтому пройдем пешком.

– Вот сволочь! – мысленно выругалась Ольга в адрес майора Лыткина. – Все-таки накапал в муниципалитет! Ну ничего, я с ними сейчас разберусь! Все равно нужно на ком-то тренироваться!

– Одевайся, – сказал Нор, подавая в гардеробе Ольге пальто. – Что думаешь делать?

– Сейчас выберу место, где будет поменьше прохожих и выпотрошу этого типа по полной программе. Нужно узнать, что им известно, кто в курсе и что хотят делать. Когда узнаем, будет видно, что делать.

Стрелки школьных часов в вестибюле показывали одиннадцать, день был будний, а на улице мела поземка. Учитывая эти три фактора, можно было ожидать, что людей на улице будет мало. Как оказалось, в районе школы их не было совсем. По приказу Ольги Николай Сергеевич замер и стоял неподвижно, пока она копалась в его памяти.

– Пролетели, как фанера над Парижем! – сказала Ольга, узнав все, что хотела. – Мало того, что им пришла бумага из полиции, на основании которой на подписи у мэра лежит решение о лишении нас опекунских прав, этот кадр уже успел побывать в лесничестве и взять у отца письменное объяснение. А попутно выразил желание осмотреть твою комнату!

– И что в этом такого страшного? – не понял Нор.

– А то, что в ней моих шмоток было больше, чем твоих! И не все они развешаны в шкафу! Только полный дурак не поймет, что мы живем вместе. Этот к таким не относится. Хорошо еще, что он сразу от нас приехал в школу и никому не звонил. Это воспоминание я ему заменила на другое, а заодно расположила к нам настолько, насколько это возможно сделать, не вызывая подозрения у его сослуживцев. Все, сейчас он очнется. Пошли.


Каталог: wp-content -> uploads -> 2017
2017 -> Свод правил по безопасной работе сотрудников органов исполнительной власти Самарской области, государственных органов Самарской области
2017 -> Руководство по эксплуатации общие сведения. «Жидкий акрил»
2017 -> О восстановлении пропущенного срока на подачу апелляционной жалобы
2017 -> Решение по гражданскому делу по моему иску к Петрову А. Н о выселении. В удовлетворении исковых требований мне было отказано в полном объеме
2017 -> Ротавирусная инфекция Профилактика острой кишечной инфекции


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница