Геннадий Владимирович Ищенко Единственная на всю планету 2 (СИ)



страница16/37
Дата17.11.2018
Размер5.34 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   37

– Я с вами закончила, – сказала им Ольга. – Если будет желание пройти еще одну обработку, через два-три дня нужно приехать к нам. И, если не хотите ко мне привязаться, воспользуетесь услугами Нора.

– Я к вам, Ольга, и так давно привязался без всякой магии, – улыбнулся Игорь. – Спасибо за работу, она нам здорово поможет. Идите к друзьям, они вас ждут.

Все, кроме нее, уже оделись, а Нор взял в гардеробе ее куртку и сапоги.

– Мы вас проводим до больницы, – сказала Ольховская. – А к Боре сходим завтра после школы. А то такую толпу к нему и с вами не пустят.

– Замечательная сегодня погода! – сказала Федотова, когда вышли из Дворца и пошли по направлению к больнице, – не то что вчера. Я боялась, что наметет снега, и вы не сможете приехать.

– Притормозим! – остановила всех Ольга. – Нор забеги в аптеку. Надо взять что-нибудь с кальцием для Борькиных зубов и бахилы.

Нор зашел в аптеку и через несколько минут вышел из нее с небольшим пакетом в руках.

– Взял и то, и другое, – сказал он, раздав всем бахилы. – Ему кальция нужно много.

Болтая, дошли до больницы, где с ними попрощались те, кто не шел к Борису. Остальные зашли в небольшой вестибюль, надели бахилы и поднялись на третий этаж в травматологическое отделение. Оставив куртки на вешалках перед входом, они пошли в двенадцатую палату, куда, по словам Татьяны, Бориса перевели из реанимации. В палате их ждал неприятный сюрприз: возле Бориса на незанятой кровати сидели его родители. Больше никого в двухместной палате не было.

– Боря, к тебе посетители, – сказал сыну его отец, обернувшийся на звук шагов.

Он узнал Ольгу, но на ее появление никак не отреагировал. Его жена была менее сдержанной.

– Зачем вы пришли? – неприязненно спросила она, игнорирую попытку мужа предотвратить скандал. – Мало нашей семье от вас неприятностей? Остальные могут общаться с сыном, но вам здесь делать нечего!

Ольга не стала выяснять с ней отношения. Клавдия Петровна замолчала и, ни на кого не глядя, вышла в коридор.

– Извините, вас как зовут? – обратилась девушка к удивленному мужчине.

– Олег Викторович, – ответил он. – Что с Клавой?

– Ничего плохого с вашей женой не случилось, – сказала Ольга. – Подождет вас в коридоре и вместе пойдете домой. О том, что мы здесь встретились, она уже забыла.

– Вот, значит, как! – сказал он, с любопытством и опаской глядя на девушку. – И я тоже забуду?

– Вы этого хотите? – спросила Ольга. – А раз нет, значит, будете помнить. Я бы и вашей жене ничего не внушала, но вы сами видите, как она ко мне настроена. И говорить ей что-то сейчас бесполезно. Подождите минуту.

Она подошла к смотревшему на нее с изумлением Борису.

– Привет, Боря! Намного легче?

– Здравствуй, – ответил он. – Так это твоя работа! Когда я лежал в реанимации, мне показалось, что ты была в палате.

– Была, – кивнула Ольга. – Надо же было выручить оболтуса, который подставил свою голову под удар монтировки! Я тебя подлечила и сейчас сделаю это еще раз. Через месяц будешь совсем здоровым человеком. Вырастут даже зубы, хоть и не так быстро. Поэтому не спеши избавляться от обломков. Если с тобой начнут работать стоматологи, раньше чем через полгода, зубов не дождешься. Нор тебе оставит лекарства, они помогут ускорить рост зубов. Теперь то, что касается вас обоих, – она повернулась к Олегу Викторовичу. – Вам нужно постараться, чтобы это выздоровление наделало как можно меньше шума. В первую очередь в этом заинтересованы вы сами. Лучше побыстрее забрать Бориса домой и в дальнейшем больше не обращаться к врачам. Боря, я улучшила тебе память, поэтому ты без проблем догонишь свой класс. Я могу помочь не только этим, но сейчас просто нет времени. Если до моего отъезда ты уже будешь дома, и мне не помешают твои родители, я все сделаю. Номер моего телефона у тебя есть.

– Когда меня били, мобильник тоже раздолбали, – сказал Борис.

– Тогда позвони Татьяне, и она передаст мне. Олег Викторович, я вас попрошу не распространяться о том, что вы слышали. Я все это делаю ради вашего сына, к которому отношусь... как к брату. Не станете никому говорить?

– И жене нельзя? – спросил он. – Она же вам тогда и в квартире устроит скандал. Опять ее выпроводите? Мне, если честно, не понравилось, что вы залезли ей в голову.

– Мне это самой не нравится, – сказала Ольга. – Вряд ли вам удастся переубедить Клавдию Петровну. Если она узнает о моих способностях, просто еще больше испугается. Проще перед моим приходом ее куда-нибудь увести. Мне всего-то потребуется час, не больше. Так вы мне не ответили насчет молчания.

– Не беспокойтесь, не буду я болтать, – сказал он ей. – Я не враг своему сыну, а он мне не простит, если из-за меня у вас будут неприятности. Не одни вы относитесь к нему, как к брату. Уж не знаю, чем это вызвано, но и Боря любит вас, как сестру. С матерью из-за вас уже ругался. Да и не поверит никто в этот бред. Вы общайтесь, а я пойду к жене. А сына постараемся через пару дней забрать домой.

– Он точно никому не расскажет? – спросила Бориса Татьяна.

– Не расскажет, – ответила за него Ольга. – Я умею чувствовать, когда мне врут. Он сказал правду. Теперь, когда он ушел, я хочу тебе предложить то, о чем уже говорила всем на секции...

– Чем заняты арендаторы? – спросил генеральный директор главного инженера. – Я у них был до выходных, но ничего не понял. Гонят свои черные шланги, наматывают на катушки и вывозят на склад. Рабочие сами не понимают, что это, а Субари прямо сказал, что пока это секрет. Подождите, говорит, совсем немного, тогда все расскажем.

– Я об их продукции, Алексей Петрович, знаю не больше вас, – ответил главный инженер. – У нас они загрузили токарный участок в пятом цехе и заказали технологам разработку пресс-форм. Кроме этого, наши электрики подключили им гальваническую установку, в которой они покрывают золотом медные гильзы. Установку они где-то купили сами и поставили в том же цехе, где изготавливают пластик. Я в части позолоты наших услуг не предлагал, просто сказал Субари, что первый же визит инспекции труда обойдется им в копеечку. Там ведь даже нормальной вытяжки нет!

– А он что? – спросил директор.

– Отмахнулся. Сказал, что это времянка, и скоро все переделают. Он сегодня с утра уже ко мне заходил по поводу свободных помещений в седьмом корпусе. Они там хотят развернуть производство каких-то инструментов. Показывал мне заказы, которыми нас хотят загрузить. Все, кроме электроники, мы потянем.

– А как с оплатой?

– А это уже, Алексей Петрович, не ко мне. За аренду, насколько я знаю, заплатили полностью и в срок, те заказы, которые мы уже выполняем, тоже оплачивают, а будет ли для нас выгода в новых, нужно ждать, что скажут технологи и экономисты. Эти арендаторы в городе пользуются не только нашими услугами. Как я узнал, много заказов разместили на «Прамо-Электро» и «Электромеханике». Пару дней назад звонили из мэрии, интересовались, чем они у нас заняты.

– А мэрии что от них нужно? – удивился директор.

– Субари начал с ними переговоры о строительстве в черте города административного здания и трех многоквартирных жилых домов.

– Похоже, они у нас решили устроиться всерьез и надолго, – задумался директор. – Возьмите-ка вы, Виктор Сергеевич, эти новые заказы под свой контроль, чтобы мы их не лишились, а то технологи, как всегда, начнут тянуть резину. Не знаю, что за продукцию будет выпускать господин Бортников или кто там за ним стоит, но они явно рассчитывают на высокие прибыли и собираются расширять производство. И нам с вами этим нужно воспользоваться.

– Значит, триста миллионов! – сказал министр обороны. – Большие деньги.

– Много золота, – возразил Первушин. – И какого! Я еще вам не докладывал... У Кронберга не очень качественное оборудование, да и по времени их сильно ограничили. В Институте физических проблем получили немного другие результаты.

– И в чем разница? – спросил министр.

– Они вообще не обнаружили никаких примесей. Все методы анализа дают стопроцентную чистоту материала. Есть и еще один нюанс: у этого золота практически нет дефектов кристаллической решетки. Большинство таких дефектов связано с наличием примесей, но есть и много других причин. Так вот, похоже, что эти другие причины на образец не действуют. После плавления золото застывает без каких-либо структурных нарушений. Точно установили, что для него критическая температура равна минус ста двадцати двум градусам. Знаете, как это золото назвал руководитель лаборатории низких температур? Божественным металлом! Все, кто занимались его исследованием, плачут навзрыд и просят достать еще. Почитайте, что по этому поводу написал директор института.

– Сплошные дифирамбы, – сказал министр, отложив прочитанное письмо. – Ну что же, с этим уже можно выходить к президенту. Только ведь он предложит взять Фадеева за жабры и вытряхнуть золото. Не такая важная шишка промышленник средней руки, чтобы ему столько платить.

– Хорошо, что подобной глупостью будет заниматься кто-то другой, – сказал Первушин. – Разрешите идти?

– Подождите. Почему глупость? Думаете не получится?

– Потому что Фадеев не глупее меня, а я бы никогда так не подставился. Можно попробовать его раздеть и разуть, но и такое до конца не получится. Наши промышленники и финансисты уже давно имеют резервы, до которых государству трудно дотянуться. Научены горьким опытом других. А это золото наверняка разделено и так припрятано, что мы с вами его не найдем. Наверное, и на случай своего ареста у Фадеева имеются  варианты действий. Я, кстати, о нем успел немного узнать. У господина Фадеева безупречная репутация и уйма друзей и знакомых. Если обвинение высосать из пальца, будет сильный шум. И потом он не зря завел разговор о новых и очень перспективных работах в области вооружений. Не имею ни малейшего понятия, кто у него мог этим заниматься, но вряд ли это был блеф.

– Ладно, я доложу, а там пусть решают, – сказал министр. – Наверняка президент, прежде чем решить вопрос оплаты, подключит ФСБ. И платить будем не мы: в наших фондах таких денег просто нет.

Сдать последние экзамены удалось уже во вторник. Правда для этого пришлось два дня просидеть в школе и на час оставаться после уроков.

– У меня просто нет слов! – сказала им Валентина Ивановна. – Поздравляю с окончанием школы! Я знаю, что вы спешите уехать, поэтому постараюсь, чтобы ваши аттестаты и другие документы были готовы уже послезавтра. Но на всякий случай, прежде чем ехать, позвоните.

– Александра уже час, как уехала, – сказала Ольга Нору, когда они вышли из кабинета директора в пустой вестибюль. – Нам точно в городе ничего не нужно? Тогда берем такси и едем домой.

Погода была отличная, поэтому вызывать такси по телефону не стали и прошлись до расположенной в пяти минутах ходьбы стоянки. Таксист, в чью машину они сели, оказался знакомым. Это был тот самый дядька, при котором Ольга собиралась ставить свечку в церкви.

– Ну что, посетили храм? – спросил он, выезжая со стоянки.

– Закрутилась и забыла, – не стала врать Ольга. – Ладно, бог не злопамятный, простит.

– Где-то я вас еще видел, помимо прошлого раза, – сказал он. – Пытался вспомнить, но ничего так и не получилось. Не подскажете?

– Мы с вами больше не ездили, – сказал Нор. – А ее вы могли видеть по телевизору. Показывали по нему пару раз выступление каратисток, правда, уже давно.

– Точно! – хлопнул он себя по лбу, на пару мгновений выпустив руль. – Тогда еще вместе с вами выступали другие девушки.

Ему хотелось пообщаться, поэтому они выделили для трепа по одной личности и перешли между собой на мысленное общение.

– Как ты думаешь, многие завтра согласятся? – спросила Ольга.

– Ребята согласятся все, вопрос в том, что скажут их родители, – ответил Нор. – У них могут быть для своих детей совсем другие планы. Например, Стародубцев. У Татьяны есть младший брат, но пока еще он вырастет! Или мать Борьки, которая умрет на пороге, но не отпустит его под твое крыло. Ладно, это уж пусть они решают сами. Экстернат в любом случае лишним не будет.

– Когда будем строить домик для Хитреца?

– Начнем завтра, – решил Нор. – Свободного времени уже много, материалов на чердаке тоже хватает, а руки у меня растут из нужного места. Плохо, что завтра опять придется мотаться на такси, причем и туда, и обратно. Сашу и так уже жаба душит из-за наших поездок.

– Ничего, перетерпит! – сказала Ольга. – Нам нужно приехать к концу секции и позаниматься с ребятами. Если поедем с ней и отцом, потеряем весь день. Да и они нас не станут ждать, освободятся гораздо раньше. А после этого останется только забрать документы из школы и поработать с Борисом. Нор, что у тебя с Угольком?

– А черт его знает, – ответил он. – Долблю его по твоей методике, но никаких изменений не видно. Может быть, это из-за того, что у меня гораздо меньше сил? Сделать его сильней физически или увеличить рост я могу, а вот подтолкнуть мозги пока не получается. Может быть, опять попробовать тебе? Если у него в башке что-то вроде барьера, то главным будет сила, с которой его ломают.

– Попробую, – неуверенно сказала Ольга. – Лишь бы мне его совсем не сломать.

Заниматься котом пришлось сразу же, как только они приехали на «Фазенду», расплатились с таксистом и зашли в дом.

– Ты что здесь делаешь? – спросила она у лежавшего в прихожей Уголька.

– Выгнали, – неожиданно для нее ответил кот.

Слово он произнес довольно внятно, немного растянув первый слог.

– И из-за чего? – справившись с удивлением, спросила Ольга.

На этот раз Уголек отвечать не стал. Тяжело вздохнув, он положил голову на линолеум и прикрыл ее сверху лапами.

– Что наделал кот? – мысленно спросила Ольга Сашу. – Наверное, что-то страшное, раз вы прибегли к крайним мерам.

– Сволочь твой кот! – выругалась Александра. – Умная, хитрая и очень дорогая для семейного бюджета! Я вчера купила банку красной икры, а этот гад сегодня забрался в холодильник, умудрился снять с нее крышку и все сожрать! А это полкило икры! Я за нее больше полутора тысяч заплатила! Я понимаю, что у тебя где-то там на горизонте маячат миллионы, но они только в проекте, а пока мы живем на одну мою зарплату, да проматываем деньги с ваших карточек. И дело не только в деньгах, а в том, что он совершенно не желает никого слушать. Сколько раз ему запрещали лазить по холодильникам? И какой результат? Если в московской квартире будет газ, нам что, на газовые приборы вешать замки? Ему скажешь не трогать, так он наоборот полезет крутить ручки. Может быть, его все же куда-нибудь пристроить?

– Иди за мной! – приказала Ольга, снимая сапоги. – Сейчас устроим тебе разбор полетов!

Уголек вздохнул, рывком встал на задние лапы и пошел следом за ней к дивану в гостиной.

– Садись рядом! – сказала девушка, усаживаясь на диван. – А теперь скажи, что с тобой делать? Мы скоро отсюда очень далеко уезжаем. Брать тебя с собой я не могу. Мало того что из-за твоего непослушания у нас могут быть крупные неприятности, мы все просто можем умереть! Что так смотришь? В том доме, куда мы собрались поехать, есть полезная, но опасная вещь. И тебе ее трогать нельзя! Но для тебя здесь нет авторитетов. Делаешь только то, что взбредет в голову, и плевать ты хотел на запреты! В этом доме останется сторож, но он старый человек и будет просто здесь жить, ухаживать за тобой он не сможет. И что делать? Что молчишь?

– Убей, – неожиданно сказал он.

– Ты что? – оторопела она. – Дурак лохматый! Нор, ты слышал, что он придумал? Я тебя люблю, а ты такое предлагаешь!

– Просто, – пояснил он. – Мне просто, тебе просто. Я хочу и делаю. Почему нельзя? Съел вкусно. Жалко?

– Наконец-то разговорился, – сказал подошедший к ним Нор. – Наверное, моя обработка все-таки подействовала. Значит, ты думаешь, что в жизни надо всегда делать то, что хочется? Ошибаешься, дружок! Ты хочешь одного, я хочу другого, а у Ольги тоже свое желание. И наши желания часто не совпадают. И что тогда? Или силой навязывать другим то, что хочу я, или как-то договариваться, чтобы учесть и их желания. Силы у тебя для такого нет, а учитывать наши интересы ты не хочешь. Остается взять тебя за шкирку и выбросить за забор. Бездомных котов много, будет на одного больше. Хочешь жить один?

– Не один! – Уголек опять положил лапы на голову. – Хочу и делаю. Не делать трудно. Зачем жить?

– Дожили! – сказал Нор, садясь на диван рядом с ними. – Кот задумался о смысле жизни. Иди, Оля, отдохни. Я сам с ним побеседую, как мужчина с мужчиной.

– Ознакомились с делом? – спросил начальник Службы экономической безопасности ФСБ генерал армии Крючков оперативника Управления «П» майора Мартынова. – Что можете сказать?

– Фантастика, – ответил майор. – И, вообще-то, это дело больше по профилю научно-технической службы.

– У них будет своя работа, у вас – своя, – сказал генерал. – Вам нужно тщательно изучить Фадеева и всех близких к нему людей и найти хоть какие-то зацепки, которые позволили бы узнать источник поступления материала. Если это не получится, нужно накопать на Фадеева компромат. Не верю я в честных предпринимателей, нет их в нашем отечестве! Для работы вам дают трех сотрудников и месяц срока. Покопайтесь в архивах полиции. Совсем недавно трагически погибли его жена и сын. Были какие-то разборки с Дерешковым, а через несколько дней после этой трагедии Олега Васильевича убивают. Фигура одиозная, но если это дело рук Фадеева, на этом можно сыграть.

– Извините, товарищ генерал, я так и не понял, будут у него что-нибудь покупать или нет? Это может быть важным для работы.

– Принято решение купить материал на несколько миллионов долларов, – ответил Крючков. – Это позволит физикам продолжить исследования, а нам затянуть время, чтобы дать вам возможность сделать дело. В своей работе поддерживайте связь с работниками оперативной группы, созданной в НТС. Обо всех крупных подвижках в работе докладывайте непосредственно мне или начальнику своего управления. Можете идти.

Мартынов вышел из кабинета начальника службы и направился в свой собственный, где его дожидались те три офицера их управления, о которых говорил генерал.

– Сколько дали времени? – встретил его вопросом майор Герасимов.

– Месяц, – лаконично ответил Мартынов.

– Маловато, – сказал капитан Белоусов. – Придется повертеться. Давайте я возьмусь за архивы полиции. У нас самих по нему вообще ничего, кроме общих данных и сводки о гибели семьи.

– Займись, – согласился Мартынов. – Только занимайся не одними архивами. Нам совершенно необходимо найти подход к кому-нибудь из окружения Фадеева, иначе слишком долго провозимся. У полиции могут быть осведомители. Пусть не в его окружении, а хотя бы среди людей кого-нибудь из его приятелей. Нам сейчас любая помощь будет нелишней. Валентин!

– Я слушаю, – отозвался капитан Кузьмин.

– Мы пока обойдемся без тебя, – сказал ему Мартынов. – А тебе нужно будет уехать.

– И куда меня посылают? – спросил Кузьмин. – Что, уже есть какие-то зацепки?

– Фадеев с семьей с полгода скрывался где-то на Алтае. Где именно – мы уже сегодня будем знать. Судя по всему, он там прятался от Дерешкова. Приехал он меньше месяца назад и вскоре понес на анализ свое золото. Алтай может быть с ним не связан, а может иметь самое прямое отношение.

– И я должен узнать, чем он там занимался и просеять сквозь мелкое сито его окружение?

– Через мелкое не получится, – ответил Мартынов. – Для этого слишком мало времени. Но это не совсем обычное задание. И дело даже не в количестве золота, а в нем самом. Физики сами не верят тому, что накопали. А если от дела пахнет чертовщиной, где-то неподалеку должен находиться черт, поэтому обрати особое внимание на все необычное, хоть как-то связанное с Фадеевым и его семьей. Я уже успел побывать в институте и кое с кем побеседовать. Так вот, два головастика на полном серьезе заявили, что у золота внеземное происхождение. Если это так, то надеюсь, что ни один инопланетянин мимо тебя не проскочит.

– От психушки отмажете? – спросил Кузьмин. – Значит, будут вам инопланетяне в ассортименте.

Через час он уже знал, что ехать нужно в Алейск. Самолеты из Москвы в этот провинциальный городок, понятное дело, не летали, поэтому добираться пришлось через Барнаул. Вылетел он самым ранним утренним рейсом и через четыре с половиной часа благополучно приземлился в международном аэропорту столицы Алтая. В восемь часов по Москве он сел на автобус и через полчаса был на железнодорожном вокзале. Ближайший поезд, которым можно было добраться до Алейска, отправлялся через два с половиной часа, поэтому Валентин купил билет, позавтракал в кафе недалеко от вокзала и оставшееся время просто ходил по улицам, иногда заходя в уже открывшиеся магазины. Поезд был не проходящий, а отправляющийся из Барнаула, поэтому посадку объявили за полчаса. Ехать предстояло всего два часа, так что он взял билет на нижнее боковое место в плацкартном вагоне и все время пути просидел у окна, глядя на проносящиеся за ним пейзажи. Выйдя из поезда, он спросил стоявшего на платформе лейтенанта о гостинице и получив совет остановиться в «Белле».

– Это совсем рядом, – сказал лейтенант. – Минут пять ходьбы, не больше, так что можно не брать такси, тем более что у вас нет багажа.

Пару раз спросив дорогу, Валентин добрался до симпатичного двухэтажного здания гостиницы, где снял на неделю вполне приличный двухкомнатный номер. В такие командировки он никогда не брал багажа, ограничиваясь тем, что можно положить в кейс. Осмотрев номер, капитан достал телефон и позвонил по полученному перед командировкой номеру капитану Дворникову, который представлял в Алейске ФСБ. Делил он свой нелегкий труд с еще одним офицером, с которым они занимали небольшой кабинет в районном отделе полиции, но сейчас его напарник находился в отпуске и в городе отсутствовал.

– Здравствуйте Игорь Александрович, – поздоровался он. – Это вас беспокоит Кузьмин. Вас должны были обо мне поставить в известность. Да, уже в Алейске, в гостинице «Белла». У вас есть машина? Тогда подъезжайте минут через десять.

Закончив разговор, Валентин сходил в ванную комнату побриться, после чего запер свой номер и направился к выходу из гостиницы. Через несколько минут подъехала уже не первой молодости «хонда», за рулем которой сидел молодой мужчина в свитере и цивильных брюках.

– Я Дворников! – сказал он, приоткрыв дверцу. – Садитесь быстрее, а то выстудите машину. Куртку можете не снимать, здесь ехать всего несколько минут, не успеете запариться.

Дворников Валентину понравился. Лицо некрасивое, но мужественное, а не отличавшийся особой красотой Кузьмин красавчиков недолюбливал. Машин на улицах было мало, а ехать оказалось совсем недалеко, поэтому до здания полиции добрались буквально за пару минут.

– Знал бы, что вы так близко, добрался бы сам, – сказал Валентин, когда Дворников лихо загнал «хонду» во двор полиции.

– Со мной быстрее, – возразил тот. – Не придется объясняться с дежурным. Пошли, покажу наши хоромы.

Хоромами оказался кабинет примерно четыре на четыре метра с двумя письменными столами, двумя сейфами и вешалкой для одежды. Помимо двух стульев за столами, имелись еще два стула для посетителей. На каждом столе стоял ноутбук, а между столами – урна для бумаг.

– Раздевайтесь, – махнул рукой в сторону вешалки Дворников. – Садитесь, где вам удобно,  и начинайте излагать, что у вас за дело. Что могло понадобиться Москве в нашем райцентре?

– Я вас могу называть по имени? – спросил Кузмин. – Тогда и вы меня называйте Валентином. Мне, Игорь, нужно знать, где у вас жил Виктор Олегович Фадеев, с кем он тут плотно общался и не сопровождалось ли его пребывание в Алейске какими-нибудь странностями.

Глава 14


– В Алейске он появился примерно в середине июля, – начал рассказывать Дворников. – Если  нужно будет уточнить, узнаем по дате продажи дома. Дом он купил не в самом городе, а в тридцати километрах отсюда рядом с Уржумским заказником. Это даже не дом, а усадьба с огороженным участком площадью в половину гектара. Помимо немаленького двухэтажного дома, там есть гараж на несколько автомобилей, подсобные строения и небольшой сад.

– А удобства? – спросил Кузьмин.

– Были там все удобства, – ответил Дворников. – Эту усадьбу строили состоятельные люди для своих развлечений, поэтому она им без удобств сто лет была бы не нужна. Вода там своя из скважины, а линию электропередачи им протянули от соседней деревни. Вряд ли Фадеев стал бы там жить, тем более с семьей, если бы пришлось таскать воду ведрами и греть ее на дровяной печке. Даже с прислугой без электричества для него это не жизнь.


Каталог: wp-content -> uploads -> 2017
2017 -> Свод правил по безопасной работе сотрудников органов исполнительной власти Самарской области, государственных органов Самарской области
2017 -> Руководство по эксплуатации общие сведения. «Жидкий акрил»
2017 -> О восстановлении пропущенного срока на подачу апелляционной жалобы
2017 -> Решение по гражданскому делу по моему иску к Петрову А. Н о выселении. В удовлетворении исковых требований мне было отказано в полном объеме
2017 -> Ротавирусная инфекция Профилактика острой кишечной инфекции


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   37


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница