Геннадий Владимирович Ищенко Единственная на всю планету 2 (СИ)



страница21/37
Дата17.11.2018
Размер5.34 Mb.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   37

– Значит, доры захватывают тела в бессознательном состоянии? – уточнил Бортенев. – А потом ищут желающих отдать тело. И такие есть?

– Зря не верите, – сказала Ольга. – Я сама для них несколько таких нашла. Например, хронический неудачник и лодырь. Претензии о-го-го, а сделать что-то самому уже лень. А так будет получать все радости жизни, не пошевелив пальцем. Были и смертельно больные, которых излечили от болезней. Пассивная жизнь для многих лучше небытия.

– И знания по магии вам давали в обмен на эти тела? – спросил президент.

– Поначалу так и было, – начала объяснять Ольга. – Тому дору, который мне их давал, руководство компании запрещало делиться знаниями просто так. Когда он порвал с компанией, я получила все.

– Но сами они силы не имеют, только знания?

– Да, в нашем мире люди с силой это большая редкость. Этот дор даже высказал сомнение в том, что Нор попал в наш дом случайно. Единственный в нашем мире, хоть и слабый, маг попадает туда, где живет девушка с предельными для человека магическими силами. Вероятность такого события, по его мнению, крайне мала. Он считает, что это работа держателей.

– А кто это такие, я из вашего рассказа так и не понял, – сказал президент. – Просто некто, кто устанавливает какие-то правила для пришельцев.

– А о них и доры почти ничего не знают. Знают только сами правила и те наказания, которые следуют за их нарушение. Раньше доры использовали только тела магов, поэтому их и наказывали лишением магических способностей. Для мага так же тяжело потерять силу, как для человека – лишиться зрения.

– Получается, что в нашем мире доры могут действовать безнаказанно? – спросил Бортенев. – Если вся магия будет в технике, а других наказаний нет...

– Никто точно не знает, – сказала Ольга. – Все миры, с которыми они раньше имели дело, очень отсталые, поэтому никто в них даже не думал ни о какой технике, хватало магов. Но наши доры считают, что держатели сильнее, чем думает их правительство.

– Чем вы будете заниматься в вашей корпорации? – спросил глава правительства. – Я имею в виду, как маг.

– Мы будем создавать научный центр, а для него я наштампую толпу гениев, – улыбнулась Ольга. – Не поняли? Я буду с помощью магии улучшать умственные способности научных работников, чтобы им было по силам создать нужные технологии для выпуска наших изделий. Доры знают только принцип работы и особенности конструкции, а к этому еще много чего нужно. На мне еще и охрана, для которой я буду делать суперменов.

– И много будут уметь делать ваши супермены? – спросил Бортенев. – Если они так хороши, я бы вам их тоже заказал.

– Я сильней любого из вас, а Фадеев легко завяжет узлом кочергу. О своем отце я вообще не говорю, от него медведи разбегутся. Помимо силы, существенно увеличивается и скорость реакции. Мозги я при такой обработке тоже улучшаю. Обработать ваших спецов не проблема, проблема в другом. Когда я улучшаю людей, происходит то, что я называю привязкой. Они привязываются ко мне, а я – к ним. Я вела секцию борьбы и для сокращения сроков обучения несколько раз обработала своих учеников. Доры называют такую обработку оптимизацией. Мало того что они стали сильней и быстрей, у них изменилась внешность. Ребята стали симпатягами, а девчонки просто красавицами. Об уме и памяти я вообще не говорю: чтобы быстрее разделаться со школой и приехать ко мне, они все перешли на экстернат.

– А зачем им к вам ехать? – не понял Бортенев.

– В этом и состоит привязка. Мне плохо без них, а их тянет ко мне. Я для них всех сейчас вроде старшей сестры.

– А Фадеев? – спросил президент.

– Я его начала обрабатывать, когда не знала ни о какой привязке. Но мы уже тогда подружились, и он испытывал ко мне симпатию. Когда он захотел получить максимум того, что может дать магия, я уже знала о привязке и его предупредила. Виктор сказал, что он меня и так любит, и привязка в этом ничего не добавит.

– Получается, что все в корпорации будет завязано на вас? – задумчиво сказал президент.

– Только НТЦ и охрана. Ну и, естественно, я буду ее акционером.

– И насколько к вам могут привязаться мои люди? – спросил Бортенев.

– Как к сестре, – улыбнулась Ольга. – Прикажете меня арестовать – уволятся, но такой приказ не выполнят. В остальном на службе это не отразится. Мне рассказали, что когда-то давно маги создавали себе дружины из преданных и непобедимых воинов. Но и в бой они шли вместе со своими людьми.

– Я знаю, что вы пока живете на даче Фадеева, – сказал президент. – Квартиру уже купили?

– Он нам ее купил с месяц назад, – ответила Ольга. – Только я ее еще не видела. Вчера родители должны были купить мебель.

– Наверное, вам придется ее поменять, – сказал президент. – Александр Сергеевич, пошлите своих людей проверить, есть ли там возможность организовать охрану. Если нет, надо будет подобрать что-нибудь более подходящее. Вы не против, если мы вам купим квартиру из тех средств, которыми будем рассчитываться за золото?

– Можно, – подумав, согласилась Ольга. – Уже купленная квартира все равно пригодится для друзей. Я им всем обещала квартиры в Москве.

– На таких условиях они к вам и без привязки прибегут, – пошутил президент. – Вы меня этой обработкой заинтересовали. Ваша оптимизация, случайно, не омолаживает?

– Совсем чуть-чуть, – вздохнула Ольга. – В вашем возрасте всего лет на пять, не больше.

– Для меня это не всего на пять, а на целых пять. Вот что, Александр Сергеевич, подберите с десяток ребят, которых вы не планируете отправлять на арест Ольги, и под медицинским контролем проведем им оптимизацию. А потом посмотрим на результаты. Может быть, и я рискну. Теперь вот еще что. Сможете вы расколдовать всех из своего списка, исключая нас троих?

– Снять само воздействие можно без труда, – сказала Ольга. – Стереть им память о том, что они узнали, тоже нетрудно. А вот убирать симпатию я пуп надорву. Попробуй сейчас вспомнить, куда я писала. А для чего это? Вам же будет удобней работать.

– Чем больше людей посвящено в то, что вы нас к себе привязали, тем больше вероятность утечки. Что будет, если кто-нибудь случайно проболтается?

– Скорее всего, услышанному просто не поверят, – сказала Ольга. – И я предусмотрела запрет на болтовню.

– Все равно это надо сделать. Мы и так выполним все, что нужно, но будет гораздо спокойней. От нас уж точно никакой утечки не будет.

– Хорошо, – согласилась она. – Вам видней. Мне потребуется пару часов и какая-нибудь комната, где меня никто не будет отвлекать. Но сначала неплохо было бы что-нибудь поесть, а то у меня в животе от завтрака уже ничего не осталось.

Когда Ольгу увели кормить, в кабинет опять вызвали Фадеева.

– С Ковалевой мы немного разобрались, – сказал ему президент. – Давайте закончим с вами. С вашими компаньонами можно поговорить? Поймите правильно и постарайтесь, чтобы поняли они. Нам сообщают об угрозе вторжения, а мы вместо разговора с ними должны довольствоваться тем, что нам пересказывает Ольга. Я думаю, что такая встреча в их собственных интересах. Если хотят, чтобы к ним относились лояльно, пусть помогают!

– Один из них сейчас в Москве, я ему передам.

– Теперь второй момент. Мы выделим человека, которого надо будет ознакомить с тем, что вы уже выпускаете сейчас, и с продукцией, запланированной на будущее. Не исключено, что большую часть ваших изделий закупят отечественные предприятия. Вы, наверное, рассчитывали на Китай?

– Только первое время. Это гораздо проще, чем пробиваться на нашем рынке, и поможет сэкономить на рекламе.

– Ничего, если у вас будет что-то стоящее, мы поможем. Теперь по поводу золота. Деньгами вам оплатят половину, остальное акциями. Есть возражения?

– Возражений нет, есть дополнение. Нас интересуют предприятия с высокими техническими возможностями, которые сейчас находятся не в самом хорошем состоянии. И вы должны нам продать контрольный пакет, иначе для нас в сделке нет интереса.

– Хотите набрать убыточные предприятия с хорошей базой и запустить на них свою продукцию?

– Это было бы лучше всего, – кивнул Фадеев. – И еще важен их профиль.

– Я поговорю с председателем Комитета по управлению госимуществом, – пообещал президент. – Вам дадут реестр того, что планируется на продажу. Как только вы переправите золото в тот адрес, что и в прошлый раз, в течение нескольких дней произведем расчет. Счета те же?

– Я думаю, что лучше ничего не менять, – сказал Фадеев.

– Последний вопрос: список для Ольги составили вы?

– Допустим, это сделал я, – осторожно сказал Фадеев. – Это что-то меняет? Вы у нее в списке были бы и без меня.

– Ладно, можете идти, – сказал президент. – Ольгу на вашу дачу мы доставим сами.

На дачу ее привезли уже в четыре часа. Полчаса ушло на обед, а потом еще полтора часа она потратила на работу с пятью чиновниками, которые, к счастью, все были в пределах досягаемости. Когда Ольга сообщила, что уже все сделано и можно уезжать, ее проводили в тот же кабинет. На этот раз в нем был один президент, который попросил ее кое-что уточнить. Это «кое-что» вылилось в часовую беседу, после которой девушку наконец-то посадили в машину и отправили на дачу Фадеева. Назад ехали немного быстрее, чем утром, но все равно медленно.

– У вас всегда такое движение? – спросила она сидевшего рядом с ней молодого человека, который ей представился одним именем – Валентин. – В город ехали больше часа, а сейчас, наверное, уложимся в сорок минут. И это какие-то жалкие пятнадцать километров!

– Бывает по-разному, – ответил он девушке. – Но, вообще-то, с дорогами плохо. У вас этот коттедж?

– Этот, – подтвердила Ольга. – Подъезжайте, пожалуйста, к воротам и посигнальте, чтобы открыли. Мои сапоги увезли, а в этих туфлях мотаться по снегу... Сглупила, надо было сапоги забрать в отель!

Водитель подъехал к воротам и несколько раз нажал на клаксон. Через минуту створки ворот разошлись, и автомобиль медленно въехал во двор. Там ее уже поджидал Нор, а рядом с воротами стоял Алексей с любопытным Хитрецом, который норовил высунуть морду наружу.

– Господи! – сказал Валентин, обернувшийся в их сторону. – Это еще что за чудо? Неужели собака?

Еще один сопровождавший, сидевший рядом с шофером, тоже с удивлением смотрел в заднее стекло.

– Это вепрь, который подрабатывает собакой, – засмеялась Ольга. – Нор, Виктор привез мои сапоги? Ну я ему завтра выскажу! Бери меня на руки и неси в дом. До свидания, Валентин, спасибо за то, что привезли.

– А у вас нельзя попить воды? – спросил парень. – В горле пересохло.

– Врет и не краснеет, – мысленно сказала Ольга Нору. – Сказала бы я, где у него пересохло. Ладно, мне теперь все по барабану, пусть идет.

– Идите, пожалуйста, за мной, – сказал Нор, подхватил Ольгу на руки и понес в дом.

Первой же комнатой после прихожей была гостиная, на диване которой обосновался кот.

– Подождите здесь, – велела Ольга Валентину и, бросив шубу в кресло,  пошла на кухню за водой.

Парень с любопытством осмотрел комнату и встретился взглядом с Угольком.

– Кто такой? – спросил кот онемевшего Валентина. – И почему без рыбы?

– Отстань от человека! – сказала пришедшая со стаканом Ольга. – И так твоей рыбой половина холодильника забита.

– Кто это? – выдавил из себя парень.

– Бегемот это, – засмеялась Ольга. – «Мастера и Маргариту» читали?

– Бросила на два дня, теперь обзывается, – обиженно сказал Уголек и повернулся к ним спиной.

– Пейте, – сказала Ольга, сунув ему в руки стакан. – Извините, Валентин, но я сегодня устала и не расположена принимать гостей. Давайте как-нибудь в другой раз?

Он молча кивнул, выпил воду и, пятясь, вышел в прихожую.

– Гордись, – сказала девушка Угольку. – Сегодня о тебе доложат самому президенту!

Отсидеть три дня в захваченном теле не удалось. На второй день вечером кто-то позвонил по телефону и сообщил, что утром приедет ненадолго погостить. Покопавшись в памяти, он понял, что это сын хозяина квартиры. Встречаться с ним не стоило, поэтому посмотрев полночи телевизор, дор перешел в тело бомжа. Переход был неприятный: все тело болело, а в нос била вонь. Он сидел почти в полной темноте на какой-то трубе, пригибая голову из-за низкого потолка. Обратившись к памяти бомжа, он узнал, что находится в техническом подвале многоэтажки на улице Восточной. Труба была с горячей водой и слабо грела задницу через теплоизоляцию и штаны. Проклиная свою спешку, дор исследовал карманы куртки, ничего в них не нашел и полез в карманы брюк. В них тоже было пусто, поэтому, прекратив поиски, он опять начал просматривать память. Смотреть все, что случилось в последние дни, было несложно, но тело не имело ни капли магических способностей, поэтому скорость просмотра была очень низкой. Тем не менее до рассвета он вспомнил все, начиная с того момента, когда бомж получил от него деньги. А случилось следующее. Николай предусмотрительно разделил свои капиталы, спрятав большую часть денег и карточку в этом самом подвале, а с остальными деньгами пошел по магазинам. Продавцы морщились и зажимали носы, но все же продали ему теплые брюки и неплохую куртку. На этом везение закончилось. Когда он вышел из магазина одежды и медленно шел по улице, размышляя идти ли за ботинками или сначала все-таки поесть, его увидел обитавший по соседству Фрол Хохлов, которого все бомжи называли Хохлом. Внешний вид Николая его неприятно удивил и вызвал зависть. Встреча состоялась в проходном дворе.

– Что спер? – спросил Фрол, перекрыв Николаю дорогу. – Делись, падла, а то заберу все!

Он был на полголовы выше, моложе и гораздо сильнее Николая, но тому ужасно не хотелось делиться деньгами. Хотя какое там делиться! Стоит Фролу увидеть тысячные купюры, как он вытряхнет из Николая все деньги вместе с душой! Бежать было еще хуже, поэтому Николай засунул руку в карман, выудил одну банкноту и шагнул к Фролу. Его выдали глаза. За мгновенье до удара Фрол рванулся в сторону, а Николай поскользнулся на накатанном мальчишками льду и упал, больно ударив бедро и локоть. Тут же сверху навалился Фрол, и Николай мало того, что лишился всех денег, но еще был крепко бит. Во дворе никого не было, а редкие прохожие старались подальше обходить дерущихся бомжей. Когда Николай перестал сопротивляться, Фрол еще пару раз двинул ногой скрюченное тело и стал выгребать из карманов деньги. Закончив с этим приятным занятием, он плюнул на Николая и пообещал его кончить, если вздумает обратиться к ментам. Это он сказал в запале, потому что даже последнему придурку было ясно, что эти деньги Николай спер. Так же подумали бы и в полиции. Дождавшись, пока Фрол удалится, он добрался до своего подвала  и пролежал в нем весь день, постанывая от грызущей тело боли. И сейчас еще все болело, но уже не так сильно. Попадавшего в крохотные оконца света было недостаточно, поэтому дор почти на ощупь пробрался к выходу и включил единственную в подвале лампочку. В ее свете стало видно, что куртка и брюки в драке не пострадали. К рубашке было противно прикоснуться, а вонь, как оказалось, шла от него самого. Нужно было срочно где-то привести себя в порядок. Еще немного покопавшись в памяти неудачливого бомжа, дор нашел номер квартиры в этом подъезде, где жила одинокая старуха. Что в ее двухкомнатной квартире больше никто не живет, он знал точно. Она жалела Николая, иногда подкармливала и открывала ему домофон для ночлега в подвале. Забрав остаток денег и карточку, дор приоткрыл дверь и осторожно выглянул в подъезд. Никого не было, поэтому он со всей возможной скоростью, которую позволяло развить избитое тело, поднялся на третий этаж и позвонил в тридцать первую квартиру. Некоторое время было тихо, потом раздались приближающиеся шаркающие шаги.

– Кто там? – спросила хозяйка.

– Николай Игнатов, – отозвался он. – Откройте, Софья Павловна, ради бога! Второй день ничего не ел! Дайте только кусочек хлеба, и я сразу уйду.

Послышался звук снимаемой цепочки, и повернулся ключ в замке. Не дожидаясь, пока ему откроют, дор рванул на себя дверь и ударил качнувшуюся ко входу старушку рукой в горло. Она захрипела и упала возле порога. Добив ее ударом ботинка в висок, дор заскочил в прихожую и поспешил закрыть замок. Чьи-то шаги заставили его испуганно повернуться. Из гостиной вышла здоровенная собака с отвисшими щеками, которая сморщилась от заполнившей прихожую вони. Увидев лежащую хозяйку, собака на мгновение остановилась, а потом беззвучно бросилась на дора, сбила с ног и одним движением пасти разорвала ему горло. Обойдя еще слабо дергавшееся в агонии тело, она облизала лицо мертвой хозяйки и легла рядом с ней, положив окровавленную морду ей на грудь.

Пришел он в сознание уже в своем теле в пятой секции сектора безопасности.

– Это уже третий провал! – зло сказал стоявший рядом комиссар Лошан. – Вы числились лучшим в секции! И какой итог? Кое-какие малозначительные сведения и все! И это за тридцать пять циклов! Я отстраняю вас от этой работы и отправляю на переподготовку!

– Но господин комиссар! – вскочил дор и тут же упал обратно на стул. – Я был повязан по рукам и ногам возможностями тела!

– Вы идиот, Дас! – заорал Лошан. – Вам нужно было не оставлять этого аборигена с деньгами, а забрать его в вашу квартиру, привести в порядок и обеспечить экипировку, а уже потом занимать тело и действовать дальше. А что сделали вы? Вы от всего устранились! Вы даже дали себя загрызть домашней собаке! Так вам и надо! Вы и здесь не помните, что тело после глубокой гибернации не сразу способно к активной деятельности! Вокруг одни идиоты!

 – Осмелюсь напомнить, что ни у кого из наши людей нет опыта начального внедрения! – разозлился дор. – Мы не компания «Вечность»! Неужели нельзя было переманить кого-нибудь от них?

– Оперативный состав – это элита компании! – зло сказал Лошан. – Им платят в два раза больше, чем мне, а главное, бесплатно дают тела! И трое из них остались на Земле, а это заметная убыль. Поэтому компания не позволит нам переманить ни одного своего сотрудника. И потом они все бояться держателей. А нам дали только два комплекта аппаратуры. У операторов нет опыта и за все время было только три внедрения. И все три провели вы! И вы же их провалили! Все, следующий раз я пойду сам.

– Господин комиссар! – раздался мысленный вызов оперативного дежурного. – Вы просили доложить...

– Захват? – спросил Лошан.

– Да, господин комиссар. Только позволю сказать, что это женщина.

– Ну и черт с ней! – ответил он. – Это даже интересно, к тому же ее тело занимать всего три дня. Передайте, чтобы все было готово, а я там сейчас буду.

Использовав межуровневый модуль, он быстро переместился в аппаратную.

– Быстрей, господин комиссар! – торопил старший смены. – Это беспамятство ненадолго, и она скоро придет в себя!

Когда он перенесся в тело лежавшей на кровати молодой женщины, связи с прежним сознанием еще не было, поэтому он не имел доступа к памяти и не мог общаться на местном языке. Состояние было отвратительным, а тело непривычным. Прошло совсем немного времени, и работа прежнего сознания восстановилась. Охваченное ужасом, оно тем не менее дало ему доступ в память, и комиссар первым делом занялся языком. Поэтому, когда в комнату вошел мужчина, он уже с горем пополам мог общаться.

– Опять нажралась как свинья! – не совсем понятно сказал он, покачнувшись. – Если ты думаешь, что это мне помешает, то зря!

Он навалился на комиссара, перевернул его на живот и задрал халат.

«Они же, мерзавцы, все пишут! – успел подумать Лошан. – Вот влип!»

Глава 18

– Присаживайтесь, Александр Сергеевич! – сказал президент директору ФСБ. – Меня не было три дня. Интересно, что вы успели сделать за это время.

– Работаем в разных направлениях, – ответил Бортенев президенту. – В Управлении оперативно-техническими мероприятиями нашей НТС создан отдел, который будет заниматься непосредственно Ольгой. Им же передана группа Малевича, точнее, то, что от нее осталось. За Ольгой закреплена служебная машина с двумя работниками девятого управления. Из состава этого управления подобраны десять офицеров. Вчера она их первый раз обработала, но результатов я еще не знаю. Вчера же ее семья переехала из «Ладоги» на новую квартиру, так что теперь будет меньше потерь времени на поездки. Квартира им понравилась, но для наших целей она не годится: там будет очень трудно обеспечить безопасность. Новую квартиру нашли и сегодня должны выкупить. Да, спросили ее о той живности, которую видел ваш Валентин. По словам Ольги, это не иллюзия, а реальные звери. Вепрь приручен с помощью магии и живет с ними с начала осени, а кота обрабатывали с месячного возраста с целью увеличения размеров и сообразительности. Теперь он весит больше сорока килограммов и свободно болтает.

– Ничего себе котик! – поразился президент. – И о чем разговоры?

– О чем может говорить кот? – улыбнулся Бортенев. – Его видел один из телохранителей Ольги. Первый вопрос был о рыбе, а других не последовало. Узнав, что у парня нет рыбы, кот потерял к нему интерес. У Ольги, кроме кота, есть еще парочка воронов. Когда я ее спросил, зачем весь этот зверинец, она засмеялась и сказала, что такое должно быть у каждой порядочной ведьмы. Несмотря на весь ее ум, по сути, она еще совсем девчонка.

– Да, я заметил, – согласился президент. – Детство в одном месте играет. А как ее жених?

– Он ненамного старше, хотя из-за высокой и накачанной фигуры выглядит совершеннолетним. Тоже очень умен, и мне он показался гораздо серьезнее Ольги. Она уже дважды справлялась о свадьбе. Думаю, им в этом можно пойти навстречу.

– А что с документами у этого инопланетянина?

– Паспорт успели проверить. Это не подделка, поэтому не вижу смысла что-то менять. Но работнику паспортного стола, который обеспечил Нора документами, премию выписывать не будем. В Алейск сообщили, так что там с ним разберутся.

– Помогите им все организовать. Ольга из тех, кто ценит услуги.

– Да, у аналитиков сложилось такое же впечатление. Перед тем, как передать им запись нашей беседы, я ее проверил сам и кое-что вырезал. В том месте, когда мы видели львицу, заснята сама Ольга, так что это чистая иллюзия.

– Что по Фадееву?

– Реестр он получил, а завтра обещал поставить первую партию золота. Для ознакомления с их продукцией отправили двоих. Это наш полковник из Службы экономической безопасности и начальник отдела из Центра специальной техники. Завтра должны быть результаты. Тот дор, о котором шла речь, согласен на беседу. Только, прежде чем его к вам допускать, я бы все-таки сначала хотел убедиться в том, что никаких магических способностей у него нет.

– И как вы это хотите сделать? С помощью Малевича?

– Конечно. Сегодня мы проверим его способности на встрече с Ольгой, а если он обнаружит у нее силу, тогда проверим дора. Кстати, она говорила о нашем сотруднике, которого посылали в Алейск изучать связи Фадеева. Это капитан Кузьмин. Понятно, что никакого криминала после ее обработки он не привез, но косвенный след остался. Он кое-что записал на флешку, а Ольга это или просмотрела, или просто не придала значения. Копию записи я взял с собой.

– Пойдемте в просмотровый зал, – поднимаясь, сказал президент. – Лучше смотреть на большом экране. Качество записи хорошее?

– Фотографии очень хорошего качества, – ответил Бортенев. – Ролики записаны профессиональной камерой, но из-за плохого освещения качество немного хуже. Это копия записи, которую передавали по кабельному телевидению Алейска.

Они посмотрели записи и вернулись в комнату.

– Впечатляет, – сказал президент. – Особенно хороши девушки. Это результат оптимизации?

– Наверное, – сказал Бортенев. – С Ольгой по этим записям еще не беседовали. Интересный стиль борьбы. Наши специалисты из Центра специальной физической подготовки выразили желание с ним познакомиться. Я думаю с этим обратиться не к самой Ольге, а к Нору. Все равно парень пока совсем ничем не занят. Ольга говорила, что он тоже маг. Нужно подумать, как это можно использовать, а заодно прослушать его версию событий и сравнить с рассказом Ольги. Сомневаюсь, что будут расхождения, но что-то новое может проскочить. А в части попыток противодействия дорам мы пока ничего предпринять не сможем. Нужно поговорить с тем, который согласился на встречу и посмотреть, что за технику запланировали в производство. Ольга говорила о защите от магии, но там много чего может быть. В любом случае, если ей верить, это пока не горит.


Каталог: wp-content -> uploads -> 2017
2017 -> Свод правил по безопасной работе сотрудников органов исполнительной власти Самарской области, государственных органов Самарской области
2017 -> Руководство по эксплуатации общие сведения. «Жидкий акрил»
2017 -> О восстановлении пропущенного срока на подачу апелляционной жалобы
2017 -> Решение по гражданскому делу по моему иску к Петрову А. Н о выселении. В удовлетворении исковых требований мне было отказано в полном объеме
2017 -> Ротавирусная инфекция Профилактика острой кишечной инфекции


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   37


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница