Геннадий Владимирович Ищенко Единственная на всю планету 2 (СИ)



страница27/37
Дата17.11.2018
Размер5.34 Mb.
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   37

– Вот что, голубь, – сказал Владимир. – Я за твои художества отвечать не хочу. Давай, ты уложишь нас обоих на пол, а в Москву поедешь сам? Вот тебе ключи от машины, поезжай!

– Я не умею, – отступил от него Ол.

– А раз не умеешь, то нечего и выпендриваться! – отрезал Владимир. – Уложишь нас здесь и дождешься полиции. Они ведь тебя сразу положат мордой вниз. И их уложишь? И на многих тебя хватит? Они ведь сообщат по рации и дорогу перекроют. А если будешь всех укладывать, в конце концов тебя просто застрелят. Отвечай быстро, куда делась девушка!

– Она в моем мире, – буркнул Ол. – Вернуть нельзя.

– Так! – Владимир повернулся к стойке. – А парень все-таки сбежал! Разбираться будем потом, а сейчас делаем ноги. Обедать будем позже, сейчас нужно уехать как можно дальше.

Они выбежали из кафе, но, прежде чем уехать, Владимир записал номер стоявшего возле кафе «форда». После этого Николай два часа гнал машину на предельной скорости, снижая ее только в попадавшихся по пути небольших городках. Наконец показались окраины большого города.

– Новосибирск, – сказал Владимир. – Можно сказать, проскочили. Пообедаем в городе, но задерживаться, как планировали, не будем.

После Новосибирска, в котором еще подкупили продуктов, двигались без ночевок и остановок для приема пищи. Владимир с Николаем время от времени менялись местами, на ходу поужинали бутербродами, а с наступлением темноты Владимир заснул, чтобы в три часа сменить Николая. Можно было так не гнать, но они не хотели останавливаться из-за Ола. С ним даже находиться в одном салоне было тревожно и неприятно. Одну остановку днем все-таки сделали, когда проезжали Казань. Закончилась минералка, а кофе выпили еще вчера, поэтому, пока Владимир сидел с Олом в машине, Николай сбегал в ларек и купил бутылку воды.

– Через восемь часов подъедем к Москве, – сказал Владимир Олу. – Это будет уже после десяти. Пока доберемся, будет слишком поздно, чтобы везти тебя к Ковалевым. Николай звонил, и ему сказали, что у них ночуют гости, а завтра вообще свадьба, поэтому судьба тебе будет денек переждать в нашей гостинице. Она небольшая и используется редко, но там удобно отдыхать.

Ол ничего не ответил, и с ним уже больше не разговаривали до самого конца пути. Этот конец для них наступил, когда опасного пассажира сдали дежурному, провели ему краткий инструктаж и без четверти одиннадцать разъехались по домам. Закрыв за ними дверь, дежурный вернулся к дожидавшемуся его Олу.

– Есть не хотите? – спросил он жреца. – Раз нет, пойдемте, я вам покажу ваши апартаменты. Собственно, кроме вас, других жильцов сейчас нет, поэтому можете занимать любую комнату. Постельное белье возьмете в шкафу. Если захотите пить, вода на столе в графине, а туалет находится в конце коридора. Рядом с ним душевая. Если у вас завтра будут вопросы, обратитесь к моему сменщику. Спокойной ночи.

Ол зашел в первую же комнату, включил свет и осмотрелся. Две кровати, стол, два стула, одежный шкаф и прикроватные тумбочки. На стене со стороны двери висел плоский телевизор, а большую часть пола закрывал ковер. Больше в комнате ничего не было. Никакой необходимости в постельном белье он не видел, поэтому не стал его искать. Сняв только пиджак, Ол улегся в кровать, натянул на себя одеяло и уснул. Проснулся он поздно, когда за окнами уже совсем рассвело. На подаренных Егором наручных часах было без десяти восемь. Ол посетил туалет, заколебался, мыть после него руки или нет, все-таки помыл и пошел искать дежурного. Встреча состоялась на кухне, где только что заступивший на дежурство мужчина пил чай и ел бутерброды.

– Не успел позавтракать дома, – для чего-то пояснил он гостю. – Не хотите присоединиться? Есть сыр, ветчина, паштет и масло. Чай я уже заварил, сейчас налью. Эти бутерброды помогут вам продержаться, пока появится Олег. Его сегодня прикрепили к вам.

– Зачем ко мне кого-то прикреплять? – спросил он, садясь за стол и беря уже сделанный дежурным бутерброд. – Лука нет?

– Все есть, а лука нет, – сказал дежурный. – Готовят здесь очень редко, поэтому его и не держим. Все едят бутерброды, пиццу или готовые блюда в контейнерах. А почему прикрепили... Вы же не будете весь день сидеть в гостинице и жевать бутерброды? Москву вы не знаете, денег у вас с собой нет, документов – тоже. Я бы на вашем месте не рискнул бродить в одиночестве. Да вам и не дадут: попадете в неприятность, а с нас потом снимут головы.

Ол пристрастился здесь к горячему чаю не столько из-за вкуса или запаха самого чая, сколько из-за сахара, которого он не клал в чашку меньше трех чайных ложек. В его мире сахара не было вообще, вернее его не было в известной ему части мира, поэтому приходилось ограничиваться дорогим медом и еще более дорогими вялеными имперскими фруктами, и сладости редко появлялись на столах жрецов. Вот он и сыпал от души вкусный белый порошок, демонстративно не замечая ехидных взглядов деда Николая. Здесь он тоже не стал на себе экономить.

– Как вы можете такое пить? – спросил дежурный, передернув плечами. – Четыре ложки сахара!

– Мне нравится, – невозмутимо сказал Ол. – Я уже наелся. Не скажете, что интересного в вашей Москве, и когда придет этот Олег?

– Олег появится примерно через полчаса, – ответил дежурный. – А насчет достопримечательностей я вам сказать затрудняюсь. Это зависит от ваших интересов. Я сам в столице живу уже два года, но пока не посмотрел и половины того, что когда-то намечал. Здесь есть Интернет, а у меня в дежурке несколько ноутбуков. Можете посмотреть все, что вас интересует, с их помощью.

– Не надо, – отказался Ол. – Я лучше пойду к себе. Если появится Олег, скажите ему, где я.

Этих компьютеров он не понимал и боялся. Память деда Николая ничем не помогла, а думающий железный ящик был за гранью его понимания. Объяснить такое можно было только вселением демонов.

Вернувшись в свой номер, Ол лег на кровать и задумался. Мир, в который он попал по воле своего бога, не нравился и пугал. Он не получил, как Нор, целостной картины мира, а разрозненные стариковские воспоминания за последние тридцать лет, которые вспоминались через одно, почти ничего не объясняли. Он был слишком заносчив, чтобы обращаться за помощью к слуге, а встреча с хозяевами вышла очень недолгой, и спрашивали в основном его. И что теперь делать? Сливаться с кем-то еще раз? И поведение князя внушало подозрения. Зачем ему было бросать свой дом и бежать с золотом на другой конец земли? Ардес мог отправлять своих посланников только в одно место. Не в этом ли кроется ответ? Вот смог бы он сам без посторонней помощи сюда добраться и найти Нора в этом человеческом муравейнике? Может быть, и смог бы, но сколько сил и времени на это потребовалось бы! Но если князь бежал, то ему нельзя доверять! А как ему не доверять, если Ол от него во всем зависит? Магию здесь применять опасно, особенно такому слабому магу, как он. Книгу дали, но хозяйка усадьбы права, говоря, что на ее изучение нужно время. Может быть, не годы, но все равно много. И нужны деньги, без которых ни о какой самостоятельности не может быть и речи. Он знал, что золото высоко ценилось и здесь. Во всех священных книгах было написано, что для богов золото все равно что песок под ногами. Сила позволяет им превратить в благородный металл все что угодно. Значит, нужно обратиться к богу за помощью! Написать о своих подозрениях в адрес князя и попросить золота. И отправить с этой запиской кого-нибудь из местных. Камней много, а Ардесу будет полезно знать, куда переехал князь. Если он захочет прийти сам, придет сразу сюда!

Ол решил не откладывать воплощение своей идеи, но сразу же встал вопрос: где взять бумагу и чем писать? В тумбочках оказалось пусто, в шкафу, кроме аккуратно сложенных пакетов с бельем и плечиков для одежды, тоже ничего не было. Пришлось идти за помощью к дежурному.

– У вас есть бумага и чем писать? – спросил он. – Достаточно одного небольшого листа.

– Возьмите блокнот и гелевую ручку, – предложил дежурный. – Потом вернете.

Написав записку, Ол достал из кармана пиджака кожаный мешочек, развязал его и вытряхнул на ладонь один из изумрудов. Он знал, что они здесь ценятся гораздо дороже золота, но продать камни бога? Нет, он не идиот! Ардес давал их совсем для другого, и если покупателю взбредет в голову сжать камень в кулаке... Он уже видел гневного бога, и не было никакого желания смотреть на него вторично. Завязав мешочек, он поднял матрац на своей кровати и положил под него камни. Пусть пока полежат здесь, надолго он не отлучится. С изумрудом в одной руке и со сложенной вчетверо запиской – в другой Ол вышел из своего номера и направился по коридору к выходу.

– Вы куда? – окликнул его дежурный. – Подождите пару минут. Олег только что звонил, что сейчас должен подъехать. А вас одного...

Он застыл, а Ол открыл уже незапертую дверь и спустился по ступенькам на первый этаж. Выйдя из подъезда, он осмотрел двор, не заметил у нескольких спешащих по своим делам людей никакого интереса к собственной персоне и направился к арке выхода. Он не забыл еще ту девушку. Исчезновение еще одного человека тоже могло наделать шума, поэтому такое нужно было делать не здесь.

В то самое время, когда жрец вышел из подъезда и стоял, осматривая двор, за ним внимательно наблюдал только что приехавший сотрудник СБ Олег Шубин. Только делал он это из салона своей «тойоты», поэтому и не был замечен. В первый же день Ол был скрытно сфотографирован Владимиром и его фотографию в Новосибирске перебросили через Интернет на один из сайтов СБ, поэтому внешность подопечного Шубин знал. Дождавшись, пока Ол выйдет со двора, Олег поспешил следом за ним.

Ол шел по тротуару вдоль проспекта, поражаясь количеству проносящихся автомобилей и множеству спешивших по своим делам людей. Для его замысла место совершенно не годилось – слишком много глаз, которые он не смог бы отвести, даже если бы знал, как это делается. Пришлось свернуть на улицу, на которой было раз в десять меньше людей. Чем дальше Ол уходил от проспекта, тем их становилось меньше. Он свернул еще раз и, пройдя пару сотен шагов, довольно улыбнулся. По его стороне улицы поблизости вообще никого не было, а через дорогу в том же направлении двигался только один пожилой мужчина. Ол посмотрел на дорогу, но автомашин поблизости не было. Он бросился через дорогу и почти успел... Из-за поворота на приличной скорости вылетела иномарка, заставившая испугавшегося жреца притормозить и податься назад прямо под колеса встречной машины. За долю секунды до столкновения ее водитель ударил по тормозам, но Ола это уже не спасло. Его смятое, залитое кровью тело лежало на дороге, рядом намокала красным записка Ардесу, а выбитый страшным ударом столкновения изумруд отлетел на полосу встречного движения и попал под колесо проезжавшей «мазды». Видимо, камень срабатывал не только от кулака, а от любого сильного сжатия, потому что на глазах сбежавшихся посмотреть на аварию зевак японская легковушка просто исчезла.

Олег подошел к мертвому телу, возле которого, помимо плачущей девушки и утешавшего ее мужчины, больше пока никого не было и, нагнувшись, быстро поднял записку, стряхнув с нее кровь.

– Не плачь, милая! – говорил мужчина. – Ты совершенно не виновата, этот придурок сам прыгнул тебе под колеса. Я все видел и засвидетельствую. Вон уже едет полиция!

Олег бросил последний взгляд на то, что осталось от человека, которого  ему сегодня поручили опекать, вздохнул и направился в гостиницу.

Для Ольги этот день был самым... Дальше просто не было слов. В их отношениях с Нором бракосочетание ничего не меняло, а независимой она фактически и так уже была. И все равно она рвалась узаконить их отношения и в глубине души боялась, что что-нибудь сможет этому помешать... Когда они вместе с толпой гостей под звуки марша Мендельсона зашли в зал регистрации, ее так трясло от волнения, что пришлось применить магию. Все было красиво и торжественно, но больше этой красоты радовало то, что на их праздник собралось почти все те, кого она хотела на нем видеть. Из-за плохого самочувствия не приехали только родители отца. О том, что они не приедут, вчера вечером сообщил позвонивший им дед.

– Надо было найти время и вырваться их подлечить! – сокрушалась Ольга. – Вот почему ты мне об этом не напомнил? Сын, называется!

– Да они вроде не жаловались, – оправдывался Егор. – И потом мы же собирались летом к ним заехать после моря. Но раз заболели, нужно будет съездить сейчас. Вы теперь люди самостоятельные, да еще к тому же свободные, вот и прогуляетесь. Послушай, Оля, давай отменим твою затею с Вечным огнем? Мне самому нравится эта традиция, но смотри какая мерзкая погода. И завтра она лучше не станет. И дороги... Сходите потом к нему сами и положите цветы.

Немного поспорив, она согласилась, поэтому сразу после регистрации все поехали в «Валенсию».

Было очень неудобно идти по мягкой земле в сапогах с каблуками, даже с такими небольшими, как у нее. Кроме того, очень скоро ноги начали потеть, да и вообще было жарковато... К счастью, она вскоре вышла на узкую грунтовую дорогу и идти стало гораздо легче. Лес был сведен по обе стороны от дороги шагов на двадцать. Вырубили не только деревья, но и кустарники. Почему-то Светлану больше беспокоили намокшие от пота колготки, чем то дикое положение, в котором она оказалась. Наверное, причина была в полосе неудач, которая для нее началась с потери работы и закончилась два дня назад разводом с мужем и дележкой имущества. У нее было настолько хреновое настроение, что все случившееся уже не могло его сделать еще хуже. Во всяком случае, ей так казалось. Мнение изменилось, когда лес раздвинулся и она увидела метрах в трехстах башни средневекового замка. Левее замка теснились какие-то убогие постройки, за которыми возвышалась каменная стена. Немного постояв, она продолжила путь, так никого и не встретив, пока дорога не раздвоилась. Идти в город не хотелось, поэтому она пошла по той дороге, которая вела к замку. Навстречу, пыля, приближалась повозка, запряженная парой коней вполне земного вида. И старикан, который ими управлял, если бы не его одежда, вполне мог оказаться родом из любой сибирской деревни. Одежда все портила: такой рванины сейчас не носили даже бомжи.

– Здравствуйте, дедушка! – поздоровалась Светлана с уставившимся на нее дедом. – Не скажете, куда я попала?

 «Хоть бы что-нибудь ответил, старая зараза! – подумала она, поспешно отбегая в сторону, чтобы не наглотаться пыли. – Удирает так, как будто увидел демона!»

Больше ей до самого замка никто не встретился. Замок ее поразил. Ни рва, ни подъемного моста не было, но его стены вздымались ввысь на четыре человеческих роста, а над ними на такую же высоту поднимались башни. Дорога упиралась в открытые ворота, в которых стояли трое воинов тоже вполне средневекового вида. Каждый был вооружен длинным кривым мечом и коротким копьем с широким наконечником. Железа на них было... много. Светлана никогда не интересовалась ни доспехами, ни древним оружием, поэтому и не смогла толком оценить увиденное. Из всех средств нападения и защиты у нее был только баллончик с газом, но и тот остался в бардачке автомашины. Они ее увидели давно и, видимо, обсуждали, говоря на языке, по выговору немного напомнившему ей немецкий. Никто и не подумал сдвинуться в сторону, чтобы освободить ей проход, поэтому пришлось остановиться и вступить в переговоры.

– Я иду издалека! – сказала она стоявшему в центре мужчине. – Слушай, будь человеком, дай пройти!

Они и раньше смотрели на нее с удивлением, а, когда она заговорила, удивились еще больше. Но, помимо удивления, она вызывала у них и другие чувства. Ее вид почему-то распалил всех стражников, а тот, с кем она заговорила, без всяких прелюдий схватил ее за плечи и впился в губы поцелуем. Не дожидаясь того, что могло последовать дальше, Светлана отбросила свой тюк и ножку стула и двинула ему коленом между ног. Видимо, она немного перестаралась, потому что стражник потерял сознание и молча упал. Тот из его товарищей, который стоял справа, впал в ступор, а левый взмахнул копьем, метя ей древком в грудь. Площадку перед воротами вымостили неровным камнем, поэтому было тяжело скакать по ней на каблуках, но у Светланы на удивление все получилось. Отбив рукой копье, она и этого ударила в пах, но не коленом, а носком сапога. Бросив свое оружие, пострадавший тоже грохнулся на камни, но не затих, а скрючился и завыл. Светлана не стала ждать того, что с ней сделает охрана замка и бросилась поднимать свои вещи, чтобы дать деру. Она успела схватить ножку стола, но подобрать куртку не дал последний из стражников. Почему-то отбросив копье, он попытался достать ее мечом. Несмотря на все навешанное на нем железо, двигался этот парень довольно быстро, поэтому пришлось забыть о куртке и отмахиваться от него пластиком. О том, чтобы развернуться и убежать на ее каблуках, не могло быть и речи, она обязательно лишилась бы при этом какой-нибудь части тела. Светлану спасла хорошая реакция и то, что ее не хотели убивать. Все-таки без куртки в одних джинсах и блузке, даже несмотря на неудобную обувь, она двигалась быстрее нагруженного доспехами противника. Она никогда не держала в руках ничего серьезнее кухонного ножа, а из секции ушла до того, как их стали обучать с шестами, но все же как-то умудрилась отбить несколько ударов. Видимо, и этот молодой стражник не был мастером меча, но он бы ее, конечно, все равно достал, помогла удача. Неровности камней под ногами мешали не только ей, но и ему. Зацепившись носком сапога за сильно выступавший камень, он потерял равновесие и чуть не упал, чем она и воспользовалась. Мысленно подвывая от страха, она рванулась навстречу противнику и изо всех сил врезала ножкой стола ему по лбу. Первым на камни упал сбитый ударом шлем, а потом туда же рухнул и стражник, выронивший свой меч. Светлана быстро нагнулась и схватила его за еще теплую рукоять. Выпрямившись, она опустила свое оружие. Меч опустился сам, потому что был для нее слишком тяжел, а ножка стола... Вот стали бы вы ею отмахиваться от трех десятков воинов, которые столпились в воротах и с изумлением смотрели на женщину с мечом в руках и на тела своих поверженных приятелей.

Из ресторана все разъехались в восемь вечера. Родители Александры и ее сестра уехали в Домодедово, откуда час спустя улетели домой. Все друзья должны были улететь завтра в десять вечера, поэтому на следующий день им организовали завтрак в кафе и билеты в Большой театр, после которого намечался обед в квартире Ковалевых с последующими посиделками. Нор теперь тоже стал Ковалевым, сменив фамилию при регистрации брака и окончательно порвав с семьей, которая о нем так и не узнала. О ЧП с гостем еще до регистрации доложили Фадееву, но он новобрачным в тот день ничего говорить не стал. Сказал только после того, как проводили улетающих. Провожать ездили вместе, и при прощании почти все женщины прослезились. К удивлению Ольги, выглядела растроганной даже мать Бориса. Когда все шли на регистрацию, Виктор немного задержал Федорову.

– Наташа, – сказал он, обняв девушку. – Я хочу, чтобы ты знала, что у тебя есть не только Ольга, но и я. Олег тебя любил и, если бы не его смерть, следующая свадьба была бы у вас. Поэтому ты для нас не посторонняя и всегда можешь рассчитывать на помощь и поддержку нашей семьи!

– Спасибо, Виктор Олегович! – всхлипнула она. – Что бы ни случилось, я Олега никогда не забуду!

Они дождались взлета, после чего на выходе из аэропорта Фадеев отозвал всех в сторону.

– Подойдите на пару минут, мне нужно сказать вам кое-что важное. Тот тип, которого забрали в Алейске, вчера заколдовал дежурного и удрал из гостиницы. По-видимому, убегал не насовсем, потому что под матрацем его кровати остался кожаный мешочек с ограненными изумрудами и запиской, которую не смогли прочесть. А в тумбочке лежала рукописная книга в серебряной обложке. Еще один лист бумаги с похожим письмом был найден в месте его гибели.

– Вот, черт! – расстроился Нор. – Как он погиб?

– Сбила машина, – пояснил Виктор. – За ним следил мой человек. Он знал о замашках вашего гостя, к тому же не смог связаться с дежурным, поэтому не стал к нему подходить и присматривал издалека, а потом успел взять выпавшую из руки записку до приезда полиции. Вашего мага погубила случайность и неумение вести себя на дороге. Он успевал перебежать на другую сторону, но испугался выехавшей из-за поворота машины и метнулся назад. На дорогу в таком случае смотрят редко, этот тоже не посмотрел. Но это еще не все. Буквально через пару минут на глазах десятка человек мгновенно исчезла проезжавшая там иномарка.

– Ни фига себе! – высказалась Ольга. – Наверное, он выронил камень, а та машина на него наехала. Кому-то здорово не повезло! Это все?

 – Не совсем, – сказал Виктор. – Да не сокрушайтесь вы так, Нор! Своей смертью он уберег вас от многих неприятностей. Слушать этот тип не желал никого и творил, что хотел. Наш дежурный был не первым, кто от него пострадал. До этого была одна девушка, которую встретили в кафе. Он ее для чего-то отправил в свой мир. Когда мои ребята пытались его утихомирить, чуть не пострадали и они. Хорошо, что удалось договориться, не переходя к крайним мерам. Номер «форда» той девушки записали, сейчас выясняют ее личность.

– Действительно, неприятный тип, – сказал Егор. – Он и на нас наезжал в «Фазенде». Саше даже пришлось применить силу. Она этого жреца чуть не задушила магией, после чего он немного сдулся.

– А сколько выступала, когда я ее уговаривала учиться, – сказала Ольга. – Вот и пригодилось. Виктор, когда нам доставят все, что от него осталось?

– Завтра утром привезет Игорь Зыков, – пообещал Фадеев. – Вторую записку от крови очистили. Мне хоть потом расскажете, в чем дело?

– И мне! – попросила Люда.

– Куда мы денемся, – улыбнулся Нор. – Конечно, расскажем.

Они разошлись по своим машинам и в сопровождении охраны выехали в Москву. В это время транспорта на улицах было мало, поэтому уже через сорок минут оказались дома.

– Нор, как ты думаешь, зачем Ардесу наши девушки? – спросила Ольга, когда они готовились спать. – Он не такой же бабник, как наш Зевс?

– Если судить по тому, что пишут в священных книгах, он женоненавистник. Нет, не так сказал. Он вас не ненавидит, а презирает. Наверное, за тысячи лет ему уже все приелось, в том числе и любовь. Я не имею ни малейшего представления, зачем Ол отправил эту девушку в наш мир. Ардес просто никогда не имеет дел с женщинами, даже с богинями. Может быть, завтра узнаем из записок. И книгу будет интересно посмотреть, хотя сомневаюсь, что в ней окажется что-то такое в магии, чего не знали бы доры. Надо было Виктору обо всем сказать завтра, а не на ночь глядя.

– А президент так и не приехал.

– Ты его не приглашала, – пожал плечами Нор. – Наоборот, мы разругались. Да и не приехал бы он в любом случае. Об этом могли узнать, а у нас половина гостей из ФСБ. Мало ему того, что о нем сейчас говорят? Или тебе мало подарков?

Глава 23


Вперед вышел мужчина, доспехи у которого даже на ее дилетантский взгляд были лучше и богаче, чем у остальных. С нескрываемым восхищением обласкав ее глазами, он что-то сказал.

– Я не понимаю вашего языка, – сказала Светлана, чувствуя, что на смену вызванному дракой возбуждению накатываются усталость и безразличие. – Я не хотела драться, меня вынудили, возьмите меч.

Она где-то читала, что меч положено отдавать рукояткой вперед. Отбросив так хорошо ей послужившую пластиковую ножку, она перехватила оружие за лезвие и протянула его воину. Кончик меча был тупой, поэтому порезов она могла не бояться. Удивленный и ее речью, и поступком, он отрицательно покачал головой и вежливо показал Светлане на проход в замок. Пожав плечами, она опять взяла меч за рукоять и второй рукой подняла с камней куртку. Остальные воины подхватили пострадавших стражников и понесли куда-то в замок. Трое из них, подобрав брошенные копья, заняли место в воротах. Светлана вышла на обширный внутренний двор и остановилась, не зная, куда идти дальше. Внутри замок представлял собой крепость в крепости. За высокими и толстыми стенами, имевшими каменные лестницы для подъема к боевому ходу, находилось большое двухэтажное здание, в углы которого были встроены четыре башни. Отдельно стояли кузницы и конюшни. Светлана определила их по доносившемуся ржанию лошадей и звукам ударов металла о металл. Шедший рядом воин коснулся ее плеча и приглашающе махнул рукой в сторону одного из трех входов. Светлане мешали меч с курткой, но она все-таки попыталась жестами предложить ему идти впереди. Ну а она уж как-нибудь пойдет следом... Он понял, согласно кивнул и широким шагом пошел к нужному входу, заставив ее ускорить шаг. Здесь все тоже было мощено булыжником, но гораздо более ровным. Когда прошли в широкие двустворчатые двери, воин, не оглядываясь, привычно взбежал по крутой деревянной лестнице на второй этаж. Уставшая и груженная вещами женщина так бежать не могла, поэтому отстала. Провожатый видел, что ей тяжело, но помощи не предложил, лишь остановился, поджидая, пока она заберется наверх. Светлана с радостью избавилась бы от ненужного ей меча, но боялась этим нарушить ту доброжелательность, которую ей пока демонстрировали. Этот тип, в котором не было ни капли галантности, явно почему-то хотел, чтобы она сама несла меч. Ладно, надо, значит, будем нести.


Каталог: wp-content -> uploads -> 2017
2017 -> Свод правил по безопасной работе сотрудников органов исполнительной власти Самарской области, государственных органов Самарской области
2017 -> Руководство по эксплуатации общие сведения. «Жидкий акрил»
2017 -> О восстановлении пропущенного срока на подачу апелляционной жалобы
2017 -> Решение по гражданскому делу по моему иску к Петрову А. Н о выселении. В удовлетворении исковых требований мне было отказано в полном объеме
2017 -> Ротавирусная инфекция Профилактика острой кишечной инфекции


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   37


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница