Геннадий Владимирович Ищенко Единственная на всю планету 2 (СИ)



страница29/37
Дата17.11.2018
Размер5.34 Mb.
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   37

– Все это ожидаемо, – кивнул Крючков. – Выйдите на Фадеева и предложите помощь в создании СБ. Он собирается плотно сотрудничать с государством и создавать уникальную продукцию для министерства обороны, поэтому помочь ему – это наша прямая задача. Заодно и сами присмотрим. А насчет американских агентов влияния есть мнение, что кое-кого из ключевых фигур уже пора вывести из игры. Игорь Николаевич, состыкуйтесь с начальником департамента контрразведывательных операций. Все материалы у него, но вам с ним придется работать вместе. Теперь дальше...

– Нор, послушай, о чем я подумала...

– Опять? Когда ты так говоришь, мне становится страшно.

– Да ну тебя! – замахнулась на мужа Ольга. – С тобой говоришь серьезно, а ты ведешь себя, как мальчишка!

– Ладно, извини, – обнял ее Нор. – Говори, я весь внимание.

– Зимой или еще раньше придется заниматься гениями. Мне уже заранее страшно. Во-первых, сами доры говорят, что их прибор эта не панацея. У некоторых предупреждающие сигналы настолько слабы, что он их просто не улавливает. И потом они знают, как он будет работать у доров, на людях его никто никогда не пробовал.

– Ты обо всем этом знала, когда давала согласие, – сказал Нор. – Что-нибудь изменилось?

– У нас все время что-нибудь меняется, – ответила Ольга. – Ты мне скажи, почему это безумие необратимо? Ведь чем оно вызвано? Увеличение возможностей мозга, помимо всего остального, позволяет увеличивать число потоков сознания, то есть человек может множить свою личность. И делать это можно только до какого-то предела, который для каждого человека свой. Так?

– Ну так. Ты можешь удерживать семь личностей, а я почему-то девять. Наверное, потому что мужчина и глава семьи.

– Опять ты за свое? Давай порассуждаем. Я получила тревожный сигнал и в последний раз не пошла к Александре. А если бы была человеком и ничего не услышала? Появилась бы еще одна личность и я, потеряв над ними контроль, рассыпалась бы на множество враждующих фрагментов. По версии Игоря такого безумца уже никак не вылечить, а поэтому нужно прибить. А почему не вылечить? Если магически можно запустить прогресс мозга, почему точно так же нельзя его немного регрессировать?

– Я думаю, что если бы было можно, доры...

– Он сам этим никогда не занимался, – оборвала его Ольга. – Вычитал то, что было в их книгах. А в любом порядочном государстве, даже в планетарном, должна существовать цензура! Еще Ленин говорил, что государство – это учет и контроль!

– Он это, по-моему, говорил не о государстве, а о социализме, – поправил ее Нор. – Хочешь сказать, что это напечатали специально?

– Напечатали или надиктовали – не знаю я, с какими носителями информации они работают, но соврать могли. Такое развитие мозга дает дору огромные преимущества по сравнению с остальными. И если все захотят стать гениями...

– Одного гения трудно контролировать, – добавил Нор. – А когда их сотни миллионов... Не знаю, как у доров, но человеческое общество, состоящее из гениев, стабильным не будет. Если они вызреют эволюционно за сотни тысяч лет развития, тогда да. А если их в считанные месяцы превратить магией... Так что могли и напугать. Не тем, что сходят с ума, а тем, что нельзя вылечить. Только я ничего нужного из магии лечения психических заболеваний не припомню.

– Там ничего такого нет, – подтвердила Ольга. – Нужно быть идиотом, чтобы запугивать неизлечимой болезнью и одновременно приводить способ ее лечения. Придется доходить самим. В процессе обработки проследим за изменениями в каждой части всех зон мозга, а потом, в случае безумия, попробуем отыграть назад, подгоняя картину активности под то, что было раньше. Работа немного замедлится, но это хоть какой-то шанс. Нужно будет еще подумать и посоветоваться с Гартом.

– А кто это? – не понял Нор.

– Это наш третий дор, – засмеялась Ольга. – Он занял тело Серго Субари, но, в отличие от других, живет только вторую жизнь и не отождествляет себя со своим грузинским телом. Сегодня же ему позвоню.

Глава 24


Вика открыла глаза и увидела голубое без единого облака небо и тучу комаров, которые роились в паре метров над головой и почему-то не спешили на нее садиться. Странно... После того, как она летала в машине, все тело должно было стонать и умолять, чтобы его не трогали, но Вика не чувствовала никакой боли. Вспомнив о машине, она оперлась на руки и села. «Мазда» была совсем рядом, в пяти шагах. Отсутствующая задняя дверца, весь в царапинах и вмятинах кузов, побитые и треснувшие стекла... Для полноты картины не хватало только ее изломанного, залитого кровью тела.

– Отец меня прибьет! – сказала девушка и осторожно попробовала подняться.



Сразу же обнаружилась проблема – отсутствовала одна туфля, а в другой с ее каблуком в пятнадцать сантиметров не то что ходить, стоять было нельзя. Сняв оставшуюся туфлю, она пошла к машине. Колготки, точнее то, что от них осталось, было не жалко. Вторую туфлю она нашла сразу. Видимо, когда Вику бросало по салону, она каблуком пробила спинку одного из задних кресел, после чего туфля просто слетела с ноги. Ни одну из дверец открыть не удалось, поэтому пришлось лезть в пролом и перебираться на место водителя через кресла. Двигатель, как она и боялась, не завелся, поэтому машину пришлось бросить. Взяв в бардачке пару лежавших в нем шоколадок, девушка положила их в свою сумочку, поколебавшись, все же забрала куртку и вынула из кресла свою туфлю. После длительных поисков Вика нашла ключи от машины и открыла багажник. Кроме инструментов и большой полиэтиленовой сумки, которая ей была нужна, там больше ничего не было. Девушка свернула куртку и уложила ее в сумку, добавив туда свои туфли и сумочку. Покопавшись в инструментах, она прихватила с собой в качестве средства защиты самую большую из отверток. Хотела взять еще и монтировку, но, взвесив ее в руке, бросила обратно в багажник.

Когда Вика прошла десяток шагов по оставленному машиной следу, она оглянулась и посмотрела на свое побитое и брошенное транспортное средство. Слезы закапали сами собой, и она, кривя лицо и шмыгая носом, пошла по перепаханной земле, стараясь не ступать на сучья, шишки и все остальное, что могло причинить боль. Идти пришлось долго. К удивлению Вики ступни совсем не болели, как будто она шла не по лесу, а по городскому тротуару. Раз пять она встречала ямы с остатками корней. Кто-то вырвал из земли стоявшие на пути машины деревья и отбросил их далеко в сторону. Вскоре деревья начали редеть и сменяться зарослями кустарников, по большей части колючих. Идти сразу стало труднее. Ветки кустов своими шипами почему-то совсем не царапали тело, хоть и цеплялись за короткую юбку. До сих пор Вика гнала от себя все мысли, связанные с ее появлением в этом месте. Стоило подумать, почему здесь эти заросли и куда делась Москва, или почему так тепло, как накатывала такая жуть... Но когда она через полтора часа добрела до того места, где оборвался след, и стеной стояли нетронутые кустарники, подумать пришлось. Только перед тем как заняться непривычным делом, она села на сумку и вволю наплакалась. После этого стало намного легче, только попытка разобраться ни к чему не привела. Сволочь Денис, конечно, мог бы ей чего-нибудь намешать в кофе, но он ушел три дня назад, а сегодня, когда Вика скандалила на квартире Валентины, она у них ничего не пила, так что глюки, к сожалению, нужно было исключить. Наверное, это что-то вроде врат, которые показывают в фильмах. И что это ей дает? Ровным счетом ничего. Девушка съела одну шоколадку и пошла через кустарники, стараясь выбирать места, где они росли не слишком густо. Наверное, лучше было вернуться обратно в лес, тем более что ей все еще приходилось карабкаться вверх, а кусты уже изорвали низ юбки, но возвращаться не хотелось. Должны же эти кусты когда-нибудь кончиться! Они и кончились, причем задолго до того, как солнце начало спускаться к горизонту. Подъем закончился и сменился спуском. Вскоре показались и деревья, и час спустя она уже шла через такой же лес, как и тот, в котором осталась машина. Лес был не очень густой, поэтому Вика, которая помнила, что в нем ходят кругами, старалась ориентироваться по видневшемуся в просветах между деревьями солнцу. Еще полчаса ходьбы, и девушка нашла узкую лесную дорогу, больше похожую на тропу. Идти сразу стало легче. Пройдя пару километров, она вышла к небольшой речке, через которую были переброшены несколько бревен. Перебравшись по ним на другую сторону, она попила чистой на вид и очень вкусной воды и съела вторую шоколадку. Она шла уже три часа, причем не по городскому асфальту, но почему-то совсем не устала. В сочетании с отсутствием царапин на голых ногах это заставило задуматься даже непривычную к этому занятию девушку. Она подняла острый сучок и слегка ткнула им себя в ногу. Никакой боли не было, не было и следа на коже. Решившись, она провела острием по ноге гораздо сильнее с тем же самым результатом.

«Неужели все-таки глюки? – подумала Вика. – Лечь, что ли, и отлежаться, пока все пройдет?»

Лежать и чего-то ждать было бы скучно, к тому же она засомневалась насчет глюков: слишком все здесь выглядело реально. Раз не устала, лучше все-таки идти. Она и пошла, уже не глядя под ноги, и через час, когда заметно потемнело, увидела слева от себя поднимавшийся над кронами деревьев дым. Ни секунды не раздумывая, она свернула с дороги в лес и вскоре вышла на большую поляну, на которой стояло несколько неказистых деревянных домишек. В стороне от домов толпились люди, и горел большой костер. Вика, довольная тем, что все беды остались позади, двинулась к ним. Когда она была на середине поляны из толпы раздался ударивший по нервам крик. Так мог кричать человек, с которого живьем сдирают кожу. Вику заметили, и все, кроме лежавшего на земле мужчины, повернулись в ее сторону.

– Баба! – удивленно сказал здоровенный мужик, одетый в кожаные штаны и безрукавку. – Ты откуда здесь взялась?

С десяток остальных, одетые по большей части в кожу и увешанные кинжалами и саблями, тоже уставились на нее, точнее на ее голые ноги. Больше всего Вику удивил не их внешний вид, а то, что вопрос был задан не на русском языке, но она его прекрасно поняла и ответила такими же отрывистыми, грубоватыми для слуха словами, добавив к ним парочку русских.

– У вас здесь массовка? – спросила она. – А где съемочная группа?

– Чокнутая! – решил здоровяк. – Лады, постой пока там. Сейчас мы сожжем господина барона, а потом побалуемся с тобой. Хорошо отработаешь, еще и покормим.

Он опустил в костер дымящуюся ветку и, когда она вспыхнула, наклонился над лежавшим мужчиной. Тот выгнул тело дугой и опять жутко закричал! На съемки это совсем не походило, а когда до девушки донесся смрад горелого мяса, она поняла, что все взаправду, но почему-то не испугалась, а пришла в ярость.

– Ты что творишь, сволочь! – закричала Вика, замахнувшись на него сумкой. – Тебя самого нужно прижечь, падла!

– Продолжай, Хас! – под общий смех сказал невысокий, весь заросший волосами мужик. – А ты девка лучше сама снимай то позорище, которое нацепила. Сейчас тебе будет не до господина барона! Оно, конечно, удовольствие, но когда один-два, а нас здесь поболе будет. Давайте, парни, я с ней сейчас начну, а вы продолжите.

Он расстегнул пряжку кожаного пояса, на котором висел здоровенный кинжал, бросил его на траву и шагнул к Вике. То, что случилось потом, стало неожиданностью не только для разбойников, но и для нее самой.

Девушка шагнула ему навстречу и выбросила левую руку, которой вцепилась в рукав его куртки. Рывок на себя и удар правой рукой в горло. Отступив от падающего тела, Вика развернулась к бросившемуся к ней разбойнику и ударом босой ноги в пах уложила его рядом с первым. Следующий кинулся на нее уже с обнаженным кинжалом. Повернуться, захватить руку с кинжалом, вывернуть ее и вернуть владельцу его оружие. Он еще только начал заваливаться назад с кинжалом в груди, когда на нее навалились все остальные. Придурки! Для нее они двигались слишком медленно и слишком плохо владели оружием. Не прошло и минуты, как на поляне остался в живых только тот, кого называли бароном. Перевернувшись на бок, он с восхищением смотрел на забрызганную кровью девушку.

– Пожалуй, я тебя все-таки использую, – раздался голос за ее спиной. – Иди сюда!

Вика стремительно повернулась и увидела шагах в десяти от себя сидевшего в траве мужчину лет под пятьдесят, очень широкоплечего с бугрящимися мышцами руками. При виде его вся ее боевая ярость разом исчезла.

– Ты кто такой? – спросила она, не спеша приближаться.

– Сказано, подойди, – проворчал он. – Не собираюсь я с тобой перекрикиваться, а если бы хотел прибить, сделал бы это еще утром.    Если бы я не остановил твою машину...

– А не по твоей ли милости я здесь оказалась? – вскинулась Вика. – Отвечай!

– Ершистая, – усмехнулся он. – Ишь, разоралась! На меня так женщина последний раз кричала пару тысяч лет назад. И это была настоящая богиня, а не такая сопля, как ты. Урвала на свое счастье кусочек божественной силы, иначе эти орлы тебя бы скопом использовали, да не по одному разу, а потом бы еще прибили за нахальство вместе с бароном. Только ты учти, что эта сила у тебя ненадолго.

– А насколько? – заинтересовалась она. – И почему ты говоришь, что я ее урвала?

– А это как будешь тратить, – сказал он. – Может ее хватит на месяц, а может и на год. Вот магическая сила у тебя останется. Не очень большая, но у женщин этого мира и такой не бывает.

– Этого мира? Я что, в другом мире? И ты не ответил, кто ты такой.

– Слишком много вопросов, – поморщился он. – Помолчи и слушай, пока я добрый. Ты в другом мире и останешься здесь до тех пор, пока я не решу иначе, или пока тебя не прибьют. Я один из богов этого мира, а своей силой ты обязана своему нахальству и непонятной пока для меня особенности сознания людей вашего мира. При тесном контакте с вашим разумом, когда из него чего-нибудь берешь, вы в свою очередь как-то умудряетесь что-то урвать. Я учил ваш язык, но совершенно не собирался ничему учить тебя. Ты украла у меня знания языков и, наверное, не только их, судя по твоему свежему виду и куче разбойничьих тел. Вообще-то, по нашим правилам я ни с кем не должен делиться знаниями. Язык не в счет, я имею в виду то, что дает силу. Надо бы тебя прибить, но я, пожалуй, пока не буду. Будет интересно понаблюдать, чем у тебя все закончится. Если выживешь, тогда посмотрю, может быть, еще использую. А сейчас иди к господину барону, да подлечи, пока он не загнулся. В будущем пригодится.

– Я не умею! – сказала она. – Это надо учиться на врача! И лекарства...

– Глупости! – отрезал он. – Лекарствами лечат не маги, а лекари. А тебе сейчас в этом и магических сил не надо, раз есть мои. Приложи руки к ожогам, и этого должно хватить. Прощай и гордись: я, наверное, ни с одной из женщин так долго не разговаривал. Даже когда вами пользовался, слов на уговоры уходило меньше.

– А сейчас уже не можете? – сочувственно спросила Вика. – Ну, я имею в виду... пользоваться. Конечно, если вам тысячи лет...

– Поговори еще! – разозлился он. – Я тебе тогда покажу свое неумение!

– Давайте вы это попробуете сделать в другой раз, – сказала девушка оторопевшему богу. – А я лучше займусь бароном. Ведь он может умереть.

– Атеистка! – возмущенно сказал Ардес. – Со мной так и богини не разговаривали!

Вика уже не видела, как исчез разозленный бог, она подбежала к потерявшему сознание барону и с ужасом рассматривала его почерневшую грудь.

«И как такое лечить? – в панике думала она. – Неужели действительно руками? Он, наверное, чокнулся!»

Зажмурив глаза, она положила ладонь на то, что совсем недавно было человеческой плотью. Внезапно девушка ощутила, что под рукой что-то движется. Открыв глаза, она увидела чудо. От ее ладони во все стороны лился странный искрящийся свет, от которого на глазах исчезали ожоги и на их месте появлялась чистая розовая кожа. Внезапно девушка почувствовала взгляд: очнувшийся барон смотрел на нее... Такой же взгляд Вика видела у одной старушки, когда за компанию с подругой забежала в церковь. Подруга покупала свечи, а она рассматривала иконы и увидела, как на одну из них смотрела одетая в черное старая женщина.

– Подождите, я вам сейчас освобожу руки, – сказала она барону и пошла к месту побоища.

Найдя самый маленький из кинжалов, она сняла его с разбойника вместе с поясом, после чего вернулась к барону и аккуратно перерезала веревку, которая стягивала ему за спиной запястья.

– Вы свободны, – сказала Вика. – Можете встать или вам помочь? Что вы молчите?

– Вы разрешаете мне говорить, госпожа? – спросил он, с трудом поднимаясь на ноги и растирая руки. – Тогда позвольте вас поблагодарить за жизнь и узнать, кому из богинь я должен возносить хвалу?

Светлана проснулась с первыми лучами солнца, но не спешила вставать. Она чувствовала, что за ночь в ней что-то изменилось, только не могла понять, что это за изменения. От мыслей о себе она перешла к обдумыванию вчерашних событий. Женщина, которая называла себя богиней, исчезла на глазах у Светланы и общалась с ней мысленно. Принять существование богов было трудно, но это пока не горело. Гораздо важнее, что сейчас делать ей. В активе знание языков и какая-то магическая сила, которую Светлана пока в себе не чувствовала. В пассиве было... все остальное. Что за мир ей совершенно неизвестно, почему к ней так резко поменяли отношение – тоже неизвестно. И что теперь говорить хозяевам?

Она поднялась с большущей кровати и по пушистому ковру прошла к столу, на котором стояло металлическое зеркало. Наверное, это было серебро. Даже в такое плохое зеркало она сразу же увидела, насколько сильно помолодела. Была женщиной, а стала девчонкой. Что ей обещала Гарла? Сбросить десять лет? Наверное, именно столько и сбросила. Понятно, откуда эта легкость в теле. Ну что же, хоть что-то хорошее.

«Теперь осталось только найти любовь, – усмехнулась она. – Тогда можно будет вернуться. Вот только захочу ли?»

В дверь едва слышно стукнули. Наверное, Лини проверила, не проснулась ли госпожа.

– Лини, это ты? – спросила Светлана. – Одна?

– Да, миледи! – услышала она голос девушки. – Милорд Бар велел узнать, не проснулись ли вы, и помочь приготовиться к завтраку.

– Подожди, сейчас открою, – сказала Светлана.

Она поискала что-нибудь вроде тапочек, не нашла и побежала на цыпочках к дверям по холодным каменным плитам.

– Что же это вы, миледи! – увидев ее босые ноги, сказала служанка. – Нужно было обуть туфы. Они лежат под вашей кроватью. Бегите скорее на ковер, пока не простудились! Ой, что с вашим лицом? И вообще...

– Немного помолодела! – засмеялась Светлана. – Ничего особенного. Рассказывай, как ты будешь мне помогать?

– Сейчас вам принесут платье, – зачарованно глядя на помолодевшую госпожу, сказала служанка. – А потом я уложу волосы. До завтрака должны успеть.

– Платье – это хорошо, – задумалась Светлана. – Если подойдет по размеру, будет вообще здорово. Вот только что я под него обую? Сапоги с ним сочетаются слабо, да и жарко. Обувать эти ваши туфы?

– От сестры милорда Бара осталось много обуви, – нерешительно сказала служанка. – Некоторые туфли совсем ненадеванные. Его матери они малы, а больше благородных женщин в замке наместника нет. Я пошлю к милорду Бару служанку, которая сейчас принесет вам платье. Платье тоже его сестры, поэтому он не должен отказать. Лишь бы вам подошло. Обувь это не одежда, с ней сложнее.

Возились с ней больше часа. Видимо, дочь наместника имела почти такие же габариты, как и Светлана, потому что все прекрасно подошло – и платье, и легкие туфельки. Дольше всего Лини делала прическу, убрав волосы наверх и закрепив их десятком шпилек.

– Вам бы еще серьги и колье! – вздохнула она, закончив работу. – Но и так вы, миледи, сказочно красивы! Пойдемте, я вас провожу, а то остальные господа уже, наверное, ждут.

– А что случилось с той девушкой, вещи которой я ношу? – спросила Светлана, следуя за служанкой. – Я так поняла, что она умерла?

– Да, миледи, – ответила Лини. – Год назад в возрасте восемнадцати лет. Теперь от этой же болезни умирает жена господина наместника. Но ей уже около шестидесяти. К сожалению, это одна из тех немногих болезней, которые наши маги не могут лечить. Мы пришли, сюда, пожалуйста!

Видимо, большое помещение на первом этаже, в котором размещалась трапезная, было смежным с кухней, поскольку именно оттуда сейчас выносили полные блюда снеди. Сама трапезная была заставлена столами и стульями на полсотни человек, но сейчас здесь сидели только трое мужчин. Это были: вчерашний хозяин кабинета, ее провожатый и маг, который опять вырядился в красный балахон. При виде вошедшей Светланы глаза у всех троих расширились, а молодой человек приподнялся со своего места и подошел к ней.

– Служанка сообщила, что вы заговорили? – сказал он, не добавляя к обращению никаких «миледи». – Не скажете, чем это вызвано? У уважаемого Дорна, по его словам, ничего не получилось.

– После вашего ухода, меня навестила одна богиня, – сказала Светлана, решившая не врать в главном, но и не говорить всей правды. – Она узнала от меня о моем мире, а взамен дала знание ваших языков и усилила магические способности. Но знаниями по магии делиться не стала, а я сама ничего не знаю.

– И как же звали богиню? – спросил старик.

– Она назвалась Гарлой, – ответила девушка. – Красивая женщина лет пятидесяти.

– Она не врет, Орт, – сказал маг. – Молодость она вам вернула?

«Хорошо, что я не стала врать, – подумала она. – Вот ведь, старый гриб! Теперь буду знать, что он как-то определяет ложь».

– Вы же сказали, что она вас ничему не учила, – прозвучала в голове Светланы мысленная речь мага. – Откуда вам тогда знакомо мысленное общение?

– Я вам ничего не говорила! – возмутилась она.

– А старым грибом я сам себя назвал? – улыбнулся маг. – Странно... Вы не лжете, но можете говорить мысленно, не пройдя обучения. А ведь там все не так просто. Гарла вам точно ничего, кроме языков, не давала?

– Откуда я знаю? – буркнула девушка. – Сказала, что передача знаний запрещена их правилами, поэтому магию я должна учить сама.

– У нее действительно есть способности? – обратился к магу старик. – Посмотри, Дорн, есть ли следы.

– В ней много силы, – прищурившись на Светлану, сказал маг. – А способности ею управлять довольно слабые. Сможет взять под контроль одного, максимум двух. Она не маг, хотя кое-чему научить можно. А следов улучшения в ней нет, так что ее красота не может быть работой наших магов и под действие закона она не попадает. Тебя ведь это интересовало?

– А что за знания у вас брала Гарла, я так и не понял? – спросил старик.

– Я из другого мира, – пояснила девушка. – Ей интересен мой мир, для того чтобы о нем узнать, она меня сюда и забрала.

Вот тут их проняло. Все трое уставились на Светлану с выражением крайнего изумления, к которому примешивалась толика страха.

– Рискую показаться невежливой, – сказала им девушка, –  но меня сюда, кажется, звали завтракать? Или для того чтобы допросить? Тогда это было бы лучше сделать в вашем кабинете, а то я сейчас от этих запахов захлебнусь слюной.

– Последний вопрос и будем завтракать, – сказал старик, который раньше других справился с волнением. – Вы дворянка?

– Я не знаю, что вам ответить, – сказала она правду. – У нас сейчас нет сословного деления, а когда оно было, мой род – Зуровы – был дворянским.

– И это правда, – подтвердил маг. – Садитесь, миледи! Бар, поухаживай за нашей гостьей! Пока слуги принесут остальные кушанья, я вам представлю всех и представлюсь сам. Хозяина этого дома зовут милордом Ортом Варгом, он наместник одной из трех провинций королевства. Если он разрешит, то наедине или между нами сможете звать по-домашнему – просто Ортом. Его сын и наследник милорд Бар Варгом. С его именем та же история. Ну а я являюсь придворным магом наместника и его давним другом, отсюда и некоторая фамильярность. Зовут Дорн Олидж. Милорда можете не добавлять: у магов это не принято. Наедине или в этой теплой компании разрешаю называть просто Дорном. Как зовут вас? Род мы уже слышали, но имя?

– Светлана Зурова, – ответила девушка. – Можно говорить короче – Света. В переводе означает светлая.


Каталог: wp-content -> uploads -> 2017
2017 -> Свод правил по безопасной работе сотрудников органов исполнительной власти Самарской области, государственных органов Самарской области
2017 -> Руководство по эксплуатации общие сведения. «Жидкий акрил»
2017 -> О восстановлении пропущенного срока на подачу апелляционной жалобы
2017 -> Решение по гражданскому делу по моему иску к Петрову А. Н о выселении. В удовлетворении исковых требований мне было отказано в полном объеме
2017 -> Ротавирусная инфекция Профилактика острой кишечной инфекции


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   37


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница