Геннадий Владимирович Ищенко Единственная на всю планету 2 (СИ)



страница3/37
Дата17.11.2018
Размер5.34 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37

– Сама же говорила, что магия недолговечна, – сказал Егор. – Пройдут несколько дней...

– Не в этом случае, – пояснил Нор. – Если напрямую вмешиваться в поведение или, например, ставить иллюзии, тогда да, будет действовать только несколько дней. Остаточное действие будет, но так... слабое. А если лечить болезни или вмешиваться в память, магия тоже исчезает, но вызванные ею результаты остаются.

– И что же ты сделала полицейскому начальству? – спросил Егор.

– Убрала одни воспоминания и подправила другие, – сказала Ольга. – Изменила к ним отношение и вызвала к себе симпатию. Он сам по себе неплохой человек, просто стал немного лучше. Личность человека, если говорить упрощенно, это набор воспоминаний и их оценок. Это как набор шаблонов, которые используются при оценке любого явления. Это высшая магия, я ее сейчас отрабатываю.

– А нельзя ее пробовать не на живых людях, а на твоем вепре? – сказал Сергей. – Кто тебе дал право копаться в чужих мозгах? Улучшила она его! Ты сама еще не сложилась, как личность, а берешься вмешиваться в суть других людей! Причем не только тех людей, которые тебе враждебны. Если не прекратишь, можешь к нам больше не приезжать.

– А если на меня будут наезжать? – вскинулась Ольга. – Неужели лучше подарить человеку инфаркт, который сведет его в могилу, чем подправить поведение?

– Если изредка и в порядке самообороны, это я понять могу, – сказал Сергей. – То, что ты отмочила, в разряд таких действий не попадает.

– Что мы должны делать? – спросил Егор.

– Сегодня уже поздно, а завтра я во втором часу за тобой приеду и поедем в школу за Ольгой. У вас ведь пять уроков? А после едем к нам. Она извинится, а ты распишешься в том, что никаких претензий к капитану Маслову у вас нет. И я очень надеюсь, что в связи с вами в следующем году не будет ни трупов, ни киллеров, ни разжалованных офицеров полиции.

– Куда сейчас едем? – спросил Третьяков Фадеева.

Николай десять минут назад встретил Виктора в Домодедово и сейчас в сопровождении машины СБ вез в Москву.

– Давай ко мне, – сказал Виктор. – Я уже почти полгода не был дома, а дней через десять перееду сюда окончательно. Квартиру проверяли?

– Служба Лобанова ею не интересовалась, – ответил Николай. – С охраны ее не снимали, это мы проверили в первую очередь. А приборный контроль проведем сейчас. Я все-таки не хотел туда без тебя соваться. Лично мне было бы неприятно, если бы кто-то, пусть даже ты, хозяйничал у меня в мое отсутствие. Если по необходимости, тогда понятно, но я ее не видел. Как себя чувствует Людмила?

– Со мной не разговаривает.

– Понятно. Извини за мой совет, он тебе вышел боком.

– И совет у тебя был не слишком... умным, и я сделал пару глупостей. Больше я не собираюсь сам заниматься вопросами безопасности, слишком дорогая цена, которую приходится платить за ошибки. Аппаратура включена?

– Никаких закладок в салоне нет, стекло звуконепроницаемое, и лазером с окон машины ничего не снимешь, так что можешь говорить спокойно.

– Какой расклад в той группе, которая поддерживала Дерешкова?

– Сейчас все ждут торгов, а потом начнется возня. К нам никто из них претензий не имеет. Ты примешь участие?

– Заманчиво перехватить акции Дерешкова, – сказал Виктор, – но я в торгах участвовать не буду. Одно дело – приобрести контрольный пакет, другое – урвать процента два-три. Боюсь, что купить больше просто не дадут.

– И три процента это тоже неплохо, – возразил Николай. – Или я чего-то не знаю?

– Я затеваю новое дело, которое может потребовать больших инвестиций, а почти все деньги в деле. Свободных резервов не так много, как хотелось бы. Я собирался приобретать акции в течение двух лет, сразу я на них тратиться не могу.

– Прибыльное дело?

– Должно быть прибыльным, – сказал Виктор. – Извини, но мой партнер против продажи акций, а к займам я прибегать не хочу. Денег хватает с избытком, но в новом деле возможно все, и резервы не помешают. Рогов прилетел?

– Да, три дня назад.

– Придется вам, ребята, действовать без меня. Если дела пойдут так, как я рассчитываю, я вам со временем и свои акции продам.

– Интересно, что ты накопал, – улыбнулся Николай. – Ладно, спрашивать не буду. Помощь не нужна?

– В деле пока не нужна, а вообще... Можешь купить для меня неподалеку от моих апартаментов квартиру для проживания семьи из четырех человек? Такую, чтобы не била по карману, но достаточно просторную и комфортабельную? Подружился с очень хорошими и полезными людьми и хочу перетянуть их сюда.

– Я скажу своим людям, поищут. Как срочно это нужно сделать?

– Они планировали переехать к весне, но всякое может случиться, поэтому пусть сильно не тянут. И скажи Денисову, чтобы подобрал мне парочку телохранителей. Я с дочерью и одним из них полечу в Москву самолетом, а другому нужно будет перегнать «найт».

– А тела Шуры и Олега?

– Это я поручу Архипову. Он и доставит тела, и организует похороны.

– Ты будешь разъезжать?

– Да, мне нужно лично кое с кем встретиться и решить ряд вопросов. Если бы не это, я бы все решил без перелетов.

– Спрашиваю, чтобы знать, чьим сопровождением будешь пользоваться, моим или своим?

– Моих людей еще нужно будет сюда перебросить, поэтому пока организуй мне машину и пару охранников. Это всего на пару дней, послезавтра утром я улетаю.

– Оля, да перестань ты так убиваться! – недовольно сказал Нор. – Все делают ошибки, и ты в этом не исключение. Хочешь, я тебя поцелую? Или поглажу? Здесь и здесь?

– Прекрати, – попросила она. – Не перестанешь – я уйду.

– Уже прекратил, – проворчал Нор, отодвигаясь к стенке. – Мне самому сейчас не больно нужно, просто хотел тебя немного расшевелить. Три часа лежишь, уставившись в потолок! А в глазах такое, что лучше не смотреть. И ты думаешь, что я смогу заснуть?

– Как я могла так измениться, Нор? – с тоской спросила Ольга. – Чтобы дядя Сережа, который меня нянчил на коленях, сказал мне больше не показываться на глаза! Зачем мне магия, если от меня отвернутся все, кого я уважаю и люблю? Отец за столом уже отворачивался. А Сашу теперь не заставишь заниматься магией. Пример того, к чему это может привести, у нее перед глазами!

– Ты же знаешь, что ни я, ни она никогда не сможем копаться в чужих мозгах, – возразил Нор. – Просто не хватит сил.

– Ты же умный! – с болью сказала она. – Зачем говоришь глупости? При чем здесь это?

– Почему-то ты вспоминаешь о моем уме только тогда, когда сделаешь очередную глупость. Напомнить, сколько раз ты обещала со мной советоваться? Ты умная девушка, но слишком быстро растешь, как маг. Сила кружит тебе голову, вдалбливая в нее мысль, что уже можно не считаться с простыми людьми. Для своих родных и друзей ты делаешь исключение, а на остальных можно тренироваться. Не так?

– Не так!

– Пока еще не совсем так, – поправился он. – Но ты к такому очень быстро идешь. Ты быстро учишься манипулировать людьми, уже не боишься конфликтов и теряешь осторожность. Сила и власть действуют как наркотик. Ты сама недавно говорила, что уже не представляешь себе жизни без силы. Но сила – это только средство, а не цель, а у тебя она стала целью, для достижения которой все средства хороши! У меня на родине по здешним понятиям очень примитивное общество. Но маги ограничены законами, которые когда-то давно установили для себя сами. И они тебе прекрасно известны! Другое дело, что не все их соблюдают, но таких, если находят, карают. Вот и следуй этим законам здесь. У нас это уже тысячу лет приносит неплохие результаты.

– И таких, как Тарасова, прощать?

– А что ты ей сделала? – поинтересовался Нор.

– Наколдовала цирроз, – буркнула Ольга. – Скажешь, надо было простить?

– Ты идешь по улице, – начал Нор. – Из какого-то двора вылетает гавкучая шавка и хватает тебя за ногу. Причем ни за что ни про что, наверное, просто не понравился запах. Ты ее загоняешь в угол и изо всей дури лупишь по печени! Так лупишь, чтобы она через полгода мук скончалась! Сдохни злобная тварь! А теперь вспомни ту бешеную собаку. Она несла нам смертельную угрозу, и ты ее быстро и милосердно умертвила. Поступки мага в отношении всех прочих должны быть соразмерны не его сиюминутной злости, а вине человека. Тебя захотели унизить, отыгравшись за свои собственные недостатки, а ты сразу лупишь насмерть, чтобы просто устранить неприятность раз и навсегда. И не надо мне говорить, что она дрянь и это заслужила. Взвешивать тяжесть грехов и карать могут боги, но не ты. Тебе дано право на защиту! Нападают – защищайся. И есть разница, то ли в тебя из-за кустов выстрелил из рогатки мальчишка, то ли за твоей жизнью пришел наемный убийца. Или ты в обоих случаях ответишь одинаково, чтобы мир стал удобней для жизни? Тогда нужно многих вычищать, потому что по-настоящему хороших людей очень мало. Остальные им вечно чем-нибудь мешают. Этот, сволочь, курит и нужно ждать, пока он пройдет или вдыхать дым. Другой с утра уже навеселе. Пусть пока никого не трогает, но ведь может тронуть? И смотреть на него противно! А на скамейке пятнадцатилетние целуется взасос, и плевать им на мнение окружающих и на то, что тебя завидки берут. Ну и так далее. Ходить и всем откручивать головы?

– И что бы ты ей сделал?

– Что-нибудь достаточно неприятное, но не смертельное, и такое, что проявится быстро. Выбор большой. Когда муха садится на оконное стекло, ее бьют газетой, а не молотком.

– Нор...

– Что?


– Я с тобой полностью согласна, но у меня будет просьба. Не могу я эту мымру больше видеть. Вылечишь ее сам? Заодно награди чем-нибудь неприятным из своего списка. А ее адрес мы узнаем через Сергея. Я ему с утра позвоню, а после полиции съездим. Я думаю, что для такого дела он нас отвезет. Только, если я начну действовать по вашим правилам, я буду медленно осваивать то, что мне дают доры. Да и тела мы быстро не наберем.

– А тебя кто-то толкает в спину? Если действовать по придуманной тобой методе, никаких нарушений не будет. А пока обойдутся без тел. Тебе и полученные данные долго осваивать.

– А это еще как сказать, – возразила Ольга. – Если обработка Саши даст нужный эффект, я все освою за пару месяцев. Понимаешь, очень хочется узнать все по медицине. Мало ли что потом может случиться? Может быть, доров кто-нибудь отсюда попрет, или у них поменяется начальство, и новый начальник решит, что мне слишком много всего дают! Или вмешается твой дебильный бог! Так и останусь недоучкой.

– Можно опять попробовать вариант с больными, – предложил Нор. – Или подкатить к бомжам. Сейчас зима, поэтому им живется несладко. Если честно, мне непонятно, как люди могут быть довольны такой жизнью. Скоро «Фазенда» будет нашей, так что мы и сами сможем некоторых из них привести в божеских вид. Ну что, успокоилась? Давай спать.

– Да, спасибо тебе! Ты самый лучший!

– А то я этого не знаю, – пошутил он, получил тычок локтем в бок и притянул Ольгу к себе.

Глава 3

– Николай Трофимович, извините дуру! – сказала Ольга, глядя Маслову в глаза. – Вы меня разозлили, сами знаете чем, но злость еще не основание хамить и самой нарушать закон.



– Это ты меня прости, – виновато сказал капитан. – Никогда не думал, что способен на такое. Как затмение нашло...

– Виктор Аркадьевич, – повернулась Ольга к Головину, в кабинете которого они выясняли отношения. – Это, наверное, не мое дело, но я вас очень прошу, чтобы никакого наказания не было совсем. Ни с кого я погоны не срывала и никто здесь рук не распускал.

– Это мы решим сами, – сказал ей явно довольный полковник. – Если конфликт исчерпан, можете идти. А тебя на первом этаже у дежурки ждет отец.

Ждал ее не один отец, рядом с ним стоял Сергей.

– Ну как? – спросил он.

– Все хорошо, – ответила Ольга. – Я извинилась, а вашего капитана наказывать не будут. Пойдемте в машину, поговорим там.

Они вышли из здания полиции и сели в стоявшую рядом машину Сергея, в которой их дожидался Нор.

– Ну как? – повторил он вопрос Сергея.

– Стыдно, – призналась она. – Хотела ему запустить усиление, но вовремя остановилась.

– А что не так? – не понял Нор. – Сделала бы приятное обиженному тобой человеку.

– У него в ближайшие дни должен был случиться инфаркт, – опустив глаза, сказала Ольга, – и, скорее всего, обширный. Теперь не случится. Запускать сразу два воздействия я побоялась. Извините, дядя Сережа, но я все-таки влезла в голову к вашему полковнику. Маслову выговор с занесением в личное дело ни к чему.

– Ладно, – сказал довольный Сергей. – Не будем терять время. Едем к Тарасовой?

– Да, поехали, – сказал Нор. – Я вас там надолго не задержу.

– А сможешь все сделать сам вместо нее? – спросил Сергей, выезжая за ограду.

– Там не будет ничего сложного, – ответил Нор. – Все проделаю так, как уже работала Ольга. Возьму кого-нибудь в квартире под контроль и заставлю открыть двери. Вылечу хозяйку от цирроза и посмотрю, что можно дать взамен. А потом сотру воспоминания о своем визите и тихо удалюсь. Стереть то, что есть в голове, несложно, сложно изменять уже существующие воспоминания или давать новые и менять их эмоциональную окраску. У меня такое не получится. Но там это и не нужно, да и нельзя пускать Ольгу в таком состоянии. Оль, может быть, тебя успокоить магией?

– Переживу, – ответила она. – На дольше запомнится.

Визит Нора в квартиру Тарасовых занял всего десять минут.

– Как сходил? – спросила Ольга, когда ее друг занял свое место в машине.

– Вылечил, – ответил он. – У нее этот цирроз еще толком не начался.

– А что дал вместо цирроза?

– Ничего. Ее уже без нас достаточно наказали. Приказом Стародубцева она освобождена от должности главбуха комбикормового завода и переведена старшим бухгалтером на маслозавод. Она сейчас в депрессии, и свое понижение тоже связывает с тобой. И правильно связывает, это наверняка работа Татьяны.

– Вот почему вы все время вляпываетесь в дерьмо? – спросил Сергей. – Ладно, вопрос риторический. К нам не будем заезжать?

– Поехали в лесничество, – сказал ему Егор. – Твоих проведаем как-нибудь в другой раз. Вы к свадьбе приготовились?

– Это вам к ней нужно готовиться, – улыбнулся Сергей, – а мы к гулянке всегда готовы.

Он отвез своих пассажиров в лесничество, высадил, просигналил на прощание и уехал. Машина Александры стояла возле сарая, а она сама занималась кормежкой кабана.

– Тебе помочь? – спросила Ольга, приоткрыв дверь в свинарник.

– Не нужно, я уже с ним закончила, – ответила Саша. – Пусть трескает, и мы пойдем обедать. Пельмени любишь? Вот их сейчас и будем есть.

– А что случилось? – спросила Ольга. – Ты чем ты расстроена?

– Что, так видно? – спросила Саша. – Или это магия?

– Чтобы тебя проверить магией, нужно смотреть эмоции, – ответила Ольга. – А я ни к кому из вас в голову не лезу. И ты такое уже сейчас должна почувствовать. Это к чувствам мага можно подключиться незаметно, а просмотр эмоций или памяти он заметит. Я определила по лицу. Ты, когда сердишься, немного поджимаешь губы и морщишь лоб.

– Никогда не замечала, – сказала Саша. – Это из-за Людмилы. Она мне вообще не позвонила, но я выехала к автобусу через двадцать минут после окончания ваших занятий и успела подъехать к повороту раньше него. Разговаривать она со мной не захотела, а когда я попыталась ее приласкать, нахамила.

– Не будем об этом говорить при мужчинах, – попросила Ольга, заходя в дом. – Не хотелось этим заниматься, но завтра все-таки загляну в ее голову. Пойдем на кухню, разольем все по тарелкам, заодно договорим. Ты магией занималась?

– Не хочется мне ею заниматься, – ответила Саша. – Все завязано на то, чтобы влиять на людей, а мне это неприятно.

– Так! У кого-то в голове завелись тараканы, – сделала вывод Ольга. – Сядь на стул, пока нет мужчин, вправлю тебе мозги. Если я один раз сглупила, думаешь, это перечеркивает все то полезное, что сделано мной с помощью магии?

– О чем ты говоришь? – не поняла Саша.

– Сейчас растолкую на пальцах. Специально для таких чистоплюев, как ты. Этим летом отца чуть не застрелили пьяные владельцы «Фазенды». Они в ней жили до Фроловых, тьфу, Фадеевых! Я с ними справилась магией, а потом так напугала, что вся компания отсюда дернула, продав дом Виктору за полцены. А не уехали бы, тогда нас точно спалили бы. Идем дальше. Я вылечила несколько человек, вернув им радость жизни. В двух случаях я это сделала из-за себя, в остальных – просто пожалела людей. А если бы я была постарше и жила в большом городе, могла бы вылечить многие сотни! Это здесь я не могу светить своими способностями. Это все вред? А поход на помощь Виктору, когда тебя не взяли с собой? Сказать, чем бы все закончилось, если бы не магия? Их бы обоих положили возле машин. Ну и Виктор с Людмилой не уцелели бы. У тебя не было бы мужа, а я лишилась бы всех! Сейчас мы живем в провинциальном городишке и то время от времени влипаем в неприятности. А когда переедем в Москву? Знаешь, сколько стоят квартиры в центре столицы? Я смотрела в Интернете и не хочу даже озвучивать цифры! А Виктор такую для нас купит! Понятно, что он относится к нам с симпатией, но из-за одной симпатии миллионами не разбрасываются. Совершенно ясно, что мне придется ему помогать. И я совсем не уверена, что получу квартиру, положение в обществе и кучу денег и буду спокойно жить без врагов и неприятностей! И переживать мне больше придется не за себя или Нора, а за вас с отцом! Мы маги и можем себя защитить. Я так была рада, когда обнаружила у тебя силу! Даже такая небольшая, как твоя, мне пока ни у кого больше не попадалась. А ты от нее отказываешься!

– О чем спорим? – спросил вошедший на кухню отец. – Кормить будете, спорщицы?

Следом за ним на кухню зашел Нор.

– Садитесь, сейчас наложу, – сказала Ольга. – Папа, твоя невеста не хочет учиться. Ей хватает и каратэ!

– Может и не стоит, если не лежит душа? – попытался защитить Сашу Егор.

– Хорошо, возьмем тебя, – согласилась Ольга. – Ты бы хотел всегда знать, когда тебе врут?

– Полезное умение, – согласился он.

– Сейчас я тебе таких полезных умений насчитаю воз! Например, Саша может научиться всегда чувствовать, когда ей будет грозить опасность от людей или животных. И без разницы, то ли это подвыпившая толпа какой-нибудь швали, то ли спрятавшийся на чердаке снайпер. И почувствует даже со спины или с закрытыми глазами, даже во сне! Это лишнее? Она может обострить все свои органы чувств, может спастись тогда, когда не поможет никакое каратэ! Причем не обязательно убивать, можно просто взять под контроль, а потом стереть об этом память.

– Мне это не нравиться! – сказала Саша.

– А тебе понравиться, если тебя будут убивать или скопом изнасилуют? – разозлилась Ольга. – Когда я говорю о контроле или вмешательстве в память, я не имею в виду нормальных людей, а только подонков! Стукнут тебя сзади по голове, и не поможет твое каратэ! Способности у тебя небольшие, но троих ты осилишь!

– Она и шестерых завалит магией, – засмеялся Нор. – У большинства женщин очень бедная фантазии. Ты, например, всегда стараешься действовать самым простым способом. Один-единственный раз отошла от этого правила, когда решила натравить на браконьеров медведя! Тяжело додуматься заставить взятых под контроль защищать себя от остальных?

– Медведя на людей? – растерянно спросила Саша. – Почему?

– Они подстрелили меня и хотели почистить заказник, – пояснил Егор.

– Обошлись без медведя! – сказала Ольга. – А по моей фантазии ты прошелся зря. Не буду вспоминать вампира, но кто-то здорово перепугался одного милого демона!

– Было дело, – согласился Нор. – Беру свои слова обратно. Надо было придумать такое!

– Какие вампиры и демоны? – испугалась Саша. – Вы шутите?

– Просто иллюзии для запугивания, – пояснила Ольга. – Нор, ты мне мешаешь! Ну что, я тебя не убедила? И учти, что я совсем не говорила о возможности дать кому-нибудь силу или добавить ума.

– Давайте поедим, – предложила Саша. – А то все окончательно остынет. Ешьте, а я вам расскажу о сегодняшнем разговоре со своим тренером. Фактически он мне поставил ультиматум. Или я продолжаю заниматься спортом, или федерация расторгает со мной договор.

– А что подразумевается под «заниматься спортом»? – спросил Егор.

– Я забросила тренировки, – пояснила Саша. – А о том, что стала в два раза сильнее, никто не знает. – С десятого января в Барнауле пройдут краевые соревнования по каратэ, а летом следующего года состоится чемпионат России. И мне действительно нужно либо принимать во всем этом участие, либо закончить со спортом.

– Заканчивать спортивную карьеру нужно красиво! – сказал Нор. – Займешь первое место на чемпионате, тогда и уйдешь.

– Тогда придется не уходить, а ехать за границу, – возразила Саша.

– Съездишь, если к тому времени не будет беременности, – сказала Ольга. – Только я буду гораздо спокойнее, если во время этих поездок ты уже сможешь постоять за себя магией. Учти, что больше я тебе навязываться не буду. Но мне и Нору все равно поможешь. Мы сегодня обработали друг друга последний раз. Через пару дней эту работу для нас сделаешь ты. И делать нужно будет три-четыре раза. А тебя саму еще укрепит Нор. И тебя тоже, папа.

– Я ему только скажу спасибо, – высказался Егор. – Никогда такой силы не чувствовал. Кочергу наверняка завяжу узлом.

– Все поели? – спросила Ольга. – Тогда давайте мне тарелки. Помою и пойду заниматься, а то сегодня слишком долго задержались в городе.

– И чем все у вас закончилось? – поинтересовалась Саша.

– Отец расскажет.

– Тогда идите заниматься, а я здесь все сама уберу, – сказала она. – Заодно его послушаю.

Когда Ольга следом за Нором зашла в спальню, ее осенило.

– Послушай, Нор, мы с тобой занимаемся неправильно!

– А как нужно правильно? – спросил он. – Что ты придумала?

– Чтобы записать себе в память содержимое учебника, нужно его прочитать. На это уходит часов десять, не меньше. А передать свои знания этого учебника можно за полчаса!

– Предлагаешь читать разные учебники, а потом обмениваться знаниями? – сразу понял парень. – Здорово придумала, и лежит на поверхности. А я почему-то не допер. Разбираться в том, что запомнили, потом все равно придется каждому самостоятельно, но нудной работы поубавится.

Они часа три читали учебники, пока не помешал Уголек. Кот уже превзошел по весу мирового рекордсмена кошачьего племени и любую незапертую на замок дверь открывал без труда. В последнее время Ольга ему уделяла мало внимания, и, по его мнению, это безобразие нужно было исправлять.

– Хватит на сегодня, – решила Ольга, откладывая учебник. – Иди ко мне, малыш, я тебя расчешу, а заодно дядя Нор тебя сделает немного больше и умнее.

– Папа? – довольно внятно спросил кот, взглянув на Нора.

– Действуют мои обработки, – довольно сказал Нор. – Он на глазах становится умнее. Знал одно слово, теперь их у него два.

– Незачем издеваться над ребенком! – сказала Ольга. – Папаша!

– Я его уже обработал, – Нор тоже отложил учебник и встал со стула. – Вот вымахает он в два раза больше и начнет болтать. И что дальше? Будем его всю жизнь прятать в московской квартире? Или устроим мировую сенсацию?

– Там будет видно, – отмахнулась Ольга. – Ты сам что-нибудь можешь предложить? Ну и незачем тогда об этом говорить.

– Типично женский подход, – сказал Нор. – Оля, хватит его чесать, а то по всей комнате и так полно шерсти. Давай лучше раньше ляжем спать. Я сегодня потратил силу сначала на тебя, потом на Тарасовых, а теперь еще на кота. И сейчас сильно тянет в сон. Для слабых магов – это обычное дело.

Получившего свою порцию ласки Уголька выставили за дверь, выключили свет и быстро заснули. На следующее утро Ольга с большой неохотой проделала то, о чем говорила Александре – проверила Людмилу. Когда Саша привезла ее из «Фазенды», девчонка ни с кем не поздоровалась и вообще не сказала ни слова. В машине Ольга успела только проверить ее чувства, на большее не хватило времени. Настроившись на Людмилу, она испытала только тоску и одиночество. Других эмоций у нее не было. Разбиралась с остальным уже в автобусе, предоставив общение с одноклассниками Нору.


Каталог: wp-content -> uploads -> 2017
2017 -> Свод правил по безопасной работе сотрудников органов исполнительной власти Самарской области, государственных органов Самарской области
2017 -> Руководство по эксплуатации общие сведения. «Жидкий акрил»
2017 -> О восстановлении пропущенного срока на подачу апелляционной жалобы
2017 -> Решение по гражданскому делу по моему иску к Петрову А. Н о выселении. В удовлетворении исковых требований мне было отказано в полном объеме
2017 -> Ротавирусная инфекция Профилактика острой кишечной инфекции


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница