Геннадий Владимирович Ищенко Единственная на всю планету 2 (СИ)



страница32/37
Дата17.11.2018
Размер5.34 Mb.
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   37

– К сожалению, так оно и есть, – заверил его Лошан.

– Что-то не видно у вас сожаления, – сказал более молодой. – И кто вы такой, если все знаете лучше наших лечащих врачей? Для чего вам открывать нам глаза? Хотите продать какой-нибудь чудодейственный препарат? Или вы из какой-то секты?

– Все намного проще, – сказал комиссар. – Я пришелец.

– Действительно, проще, – засмеялся пожилой и тут же сморщился от боли. – И что же от нас нужно пришельцу?

– Я пришел к вам заключить сделку, – пояснил комиссар. – Я вас полностью вылечу, а вы передаете управление своими телами тем, кого я для этого выберу.

– В жизни не слышал большей ерунды, – сказал более молодой. – И даже о таком не читал. Зачем кому-то управлять нашими телами?

– Я объясню, – сказал Лошан. – Представьте, что кто-то научился пересаживать свою личность в чужие тела. Свое тело он в это время сохраняет в охлажденном состоянии. Прожив в чужом теле, он возвращается в свое и продолжает жить дальше. Тот человек, чье тело он использует, будет испытывать все то же самое, что и новый хозяин тела, просто не сможет никак ни на что влиять, как зритель в кинотеатре не может повлиять на сюжет уже отснятого фильма.

– Разве это жизнь? – спросил более молодой. – Так, существование...

– Вы не правы, – покачал головой Лошан. – Это не совсем полноценная, но жизнь. Вы по-прежнему будете наслаждаться вкусом пищи, близостью с женщиной и всем тем, что дает человеку жизнь. Вот только что есть, кого любить и где проводить отпуск, будет решать уже другой. Поверьте, это гораздо лучше смерти. Что в ней хорошего? Закрыли глаза, и вас больше нет. А в вашем положении и уходить будете с муками. Даже эвтаназия запрещена.

– Вы не дьявол? – пошутил пожилой. – Сидите тут и соблазняете две невинные души.

– Я не похож на дьявола, – в свою очередь улыбнулся комиссар. – И вы не похожи на невинного. Я претендую не на души, а на тела, и не после смерти, а после вашего полного выздоровления.

– И что нам для этого нужно сделать? – спросил пожилой. – Подписать контракт? Надеюсь, не кровью?

– Ничего подобного, – сказал Дошан. – Вы просто говорите «да», а я ухожу и жду, пока вы выздоровеете. После этого произойдет подселение другой личности.

– И вы нам поверите на слово? – удивился более молодой. – А если мы станем болтать?

– А кто вам поверит? – парировал комиссар. – Хотя из соображений безопасности вам всем будет поставлен запрет на разглашение. Когда о таком болтает один, это не страшно, а когда полсотни людей в одной больнице – это может заставить задуматься, особенно в сочетании с вашим массовым выздоровлением.

– Так вы это предлагаете не одним нам? – догадался пожилой.

– Предложу всем, кто попадает под определение «безнадежный» и подходит по возрасту.

– Действительно, – с сарказмом сказал пожилой. – Кому нужны старики!

– Вы бы вселились в тело старой развалины? – спросил комиссар. – Ладно, я вам сказал достаточно, а времени у меня мало. Теперь я жду вашего ответа.

– Считайте, что я вам сказал «да», – со вздохом сказал пожилой. – Хотя я ни во что такое не верю. Непонятно, для чего вам это все нужно, но вы нас развлекли.

– Пожалуй, я тоже соглашусь, – сказал более молодой. – И когда нам ждать выздоровления?

– Изменения к лучшему почувствуете уже сегодня, – ответил Лошан, накладывая на обоих  магическую метку. – А полностью вылечитесь в течение недели.

Метку можно было и не накладывать, но с ней было легче работать операторам.

– Кто этот здоровяк? – спросил Панарин.

– Это его приятель, – всхлипывая, ответила следователю Анжела. – Пашка Рожков. Это, товарищ майор, их Гершевич убил, я точно знаю! Это его девчонка в кресле. Имя я ее помню, а фамилию забыла. Они у нас только один раз были вдвоем.

– Судя по всему, ее застрелил ваш муж, – заметил Панарин. – Откуда у него, кстати, пистолет?

– Я не знаю! – заплакала Анжела.

– Василий Сергеевич, – обратился к Панарину один из криминалистов, – мы полностью закончили.

– Пусть грузят тела, – сказал ему Панарин, после чего обратился к Антоновой. – Анжела Викторовна, давайте, чтобы здесь не мешать, пройдем на кухню и побеседуем. Скажите, какие отношения в последнее время были между вашим мужем и Гершевичем?

– Раньше они дружили, – сказала Анжела, решившая ничего не скрывать, – а последние полгода постоянно ссорились из-за каких-то денег. Вроде бы Славик и его друзья отдали Роману деньги, а он им их не вернул.

– А почему вас вчера не было дома?

– Муж попросил съездить к его сестре, а я не стала отказываться... Если бы знала...

– Если бы остались, могло оказаться одним трупом больше, – сказал ей Панарин. – Мы свою работу выполнили, и сейчас заберут все тела. После этого в доме можно будет убрать. Я думаю, что после того как сделают все анализы, ситуация проясниться. В любом случае мы с вами еще побеседуем. Когда можно будет похоронить мужа, вам позвонят.

Через десять минут оперативно-следственная группа на трех машинах выехала из поселка в сторону Москвы. Еще через двадцать минут возле подъезда дома, в котором жил Роман Гершевич, остановилась машина с оперативниками.

– Действуем, как обычно, – сказал капитан Карпов. – Ты остаешься в машине, остальные идут на задержание. И будьте повнимательней.

Через десять минут все вернулись без задержанного и заняли свои места в машине.

– Возвращаемся, – сказал капитан. – Здесь нам нечего делать.

– Удрал? – спросил встретивший их оперативник. – Значит те трое точно его рук дело.

– Проходите, Николай Иванович, – сказала Ольга. – Всегда рады вас видеть. Только вы нас, к сожалению, по своей инициативе не навещаете. И сейчас наверняка не сами приехали. Что-то случилось?

– Случилось, – сказал Поляков. – Похоже, что кто-то применил магию. Где мы сможем поговорить?

– Да в гостиной и поговорим, – решила Ольга. – Родители на работе, а Нора я сейчас позову. Не беспокойтесь, квартиру регулярно проверяют, а защиту от лазерного сканирования я сейчас включу.

– Рассказывайте, Николай Иванович, – сказал Нор, когда они уселись в кресла. – На основании чего сделали выводы о применении магии? Были какие-нибудь странности?

– Позавчера в одном из подмосковных поселков произошла трагедия, – начал свой рассказ Поляков. – В одном из коттеджей было совершено сразу четыре убийства. На следующее утро тела обнаружила хозяйка дома, которая на момент совершения преступления была в отъезде. Оперативно-следственная группа проделала все стандартные процедуры и после получения результатов экспертиз сложилась странная картина. Была компания трех приятелей, которых нельзя отнести к криминалу, но и законопослушными гражданами они тоже не были. Так, серединка на половинку. С год назад к ним прибился еще один тип, который приехал из Израиля. Тоже без определенных занятий и со склонностью к разного рода махинациям. Он их уговорил куда-то вложиться, обещая золотые горы. То ли это была очередная афера, то ли просто что-то пошло не так, но денег он им не выплатил, а парни не привыкли, чтобы их кидали, поэтому сказали прямо, чтобы возвращал кровные деньги, да еще с процентами. Похоже, что нужной суммы у него не было или просто не захотел платить, потому что он взял билеты в Израиль для себя и своей девушки. Улететь у них не получилось, и оба попали в тот самый коттедж. Причем девушка там и осталась с простреленной головой, а вот он смог как-то уйти. До сих пор то, что я вам рассказал, вписывается в рамки заурядной детективной истории. А вот реконструкция того, что случилось в тот день. Понятно, что говорю со слов полицейских следователей, потому что сбежавшего пока еще не нашли. Когда бывшие дружки узнали, что парочка собирается делать ноги, прихватив с собой их кровные деньги, они решили пойти на крайние меры. Его чем-то оглушили, а девчонке приставили к горлу нож и посадили в машину. В коттедже обоих приковали наручниками к креслам.

– Откуда у них наручники? – удивилась Ольга.

– Сейчас их купить не проблема, – ответил Поляков. – Наручники для ролевиков и извращенцев продаются свободно, да и полицейские можно купить или у самих полицейских, или в Интернете по объявлению. Наручники – ерунда, у них были стволы. Слушайте дальше. Хозяин вышел в гараж, один из компании охранял пленников, а другой готовил инвентарь для морального, а может быть, и для физического воздействия. Это в основном были обычные инструменты и скальпель. Причем жена хозяина дома уверена, что их никто не стал бы ни пытать, ни убивать. Вытряхнули бы деньги, и все. В этом есть резон. Такие люди без крайней необходимости на убийства не идут, а задержанный после всего побежал бы куда угодно, только не в полицию. У него на наших полицейских сильная аллергия. Дальше начинаются странности. Охранявший пленников почему-то расстегивает наручники парню, отдает ему свой пистолет и идет в соседнюю комнату, где отверткой убивает своего приятеля. Закончив с этим делом, он возвращается в комнату с пленником, чтобы получить несколько пуль в голову. Освободившийся махинатор и не подумал расстегнуть наручники подруге, хотя ключи лежали на столе, а спрятался в углу комнаты за цветок и стал ждать последнего из компании. Даже если убитый отверткой не заорал, что маловероятно, выстрелы он должен был услышать.

– А почему вы думаете, что охраняющий сам отдал пистолет? – спросил Нор.

– Следов борьбы не было, да и все дальнейшее развитие событий ее исключает. А у парня, который охранял пленников, правая рука, ремень и рубашка запачканы оружейной смазкой идентичной той, какая осталось на пистолете, из которого его застрелили.

– Я так поняла, что хозяин дома застрелил девушку, а его самого убил бывший пленник? – спросила Ольга. – Непонятно, чем ему помешала скованная девушка. Я бы на его месте первым делом попыталась убить того, у кого оружие.

– Наверное, завелся, натолкнувшись на труп приятеля и начал стрелять во все, что шевелится, – предположил Поляков. – А девица, скорее всего, билась в истерике, вот и получила пулю. В таких ситуациях люди редко действуют взвешено, особенно те, кто в них попадает впервые.

– И это все? – спросил Нор.

– Если бы, – ответил Поляков. – Слушайте дальше. На квартиру к сбежавшему парню отправили оперативную группу. Они одного оставили в машине, а остальные пошли навестить клиента. Вернулись через десять минут в том же составе, в каком уходили, и старший группы приказал водителю возвращаться. Когда приехали, никто из них не смог ответить, что там, собственно, произошло, и почему они уехали, не выполнив задания. Понятно, что когда послали вторую группу, квартира оказалась пуста. Но совсем недавно там кто-то был. Вода в чайнике еще не успела остыть. Ребят отправили сдавать анализы крови и позвонили нам.

– А почему сразу вам? – спросила Ольга.

– Потому что у них уже два месяца лежит приказ министра обо всех странных и не поддающихся объяснению событиях докладывать в нашу контору. Ну что, похоже на магию?

– Очень похоже, – кивнул Нор. – Я вам с помощью магии смогу все проделать один в один. Ты думаешь о том же, о чем и я?

– Если ты думаешь о дорах, то угадал, – ответила Ольга. – Кажется, им наконец повезло найти мага. И захватили, наверное, когда его хрястнули по кумполу. Освободиться скованному магу не проблема, а девчонку он спасать не стал. На фига дору человеческая девчонка!

– Не скажете, о чем речь? – спросил Поляков.

– Сначала надо звонить вашему директору, – вздохнула Ольга. – Раз вам непонятно, о чем мы говорим, значит, вы к этой теме не допущены. Вообще-то, это упущение нужно исправить. Нам с вами приятно работать, поэтому пусть вам дают допуск. Доложите директору, что это наша просьба. А мы пока подумаем над тем, что можно сделать. Только пусть не затягивают. И еще, Николай Иванович, у меня к вам есть просьба. Это касается тех записей. Вы бы не могли меня просветить, чем все закончилось? Передо мной извинились, сказали, что записи уничтожены и виновные наказаны. Насколько это соответствует действительности? Клянусь, что дальше нас это не уйдет.

– Я могу только порассуждать, – сказал Поляков. – Если хотите знать мое мнение и никогда на него никому не сошлетесь...

– Я же дала слово!

– Вы не сердитесь, Ольга. В этом деле замешаны такие персоны, что в случае чего мне не задумываясь оторвут голову. Я не миллиардер и не маг, а один из сотен офицеров нашей службы. И у нас очень не приветствуется то, что я для вас хочу сделать. С вами поступили подло, но вы должны знать, что подобного рода слежка придумана не нами и ее используют все спецслужбы в самых разных странах. Конечно, рядовые работники и даже начальник отдела не имеют права на такие действия без санкции руководства. И это не обязательно должен быть сам директор, такой приказ может отдать любой из его замов и все начальники служб. А это полтора десятка человек. Наверное, имеет такое право и кто-нибудь из начальников управлений, не знаю. Работников, которые используют подобную технику, достаточно много, а есть еще архив. Другой вопрос, что доступ к таким материалам строго ограничен и должен фиксироваться в специальных журналах. Но должен вас огорчить: при желании кое-кто часть материалов мог скопировать. Теперь что я думаю по поводу ваших записей. Раз вам официально заявили, что их уничтожили, почти наверняка это так и есть. Но вы должны знать... После расследования никто из руководства не пострадал. У меня этому есть только одно объяснение: кто-то из них просто выполнял приказ сверху. Тех, кто может приказывать руководству нашей конторы, достаточно мало, и все они находятся на самом верху. Я думаю, что сами себя они наказывать не станут, несмотря на всю вашу полезность, а исполнителей наказывать просто не за что. Вашу угрозу восприняли серьезно и почистили все, что нашли, но если была утечка, украденные записи все равно где-нибудь могут всплыть. Только вам этого не стоит серьезно опасаться. Во-первых, вероятность этого невелика, а во-вторых, такое крадут не для того, чтобы выложить в Интернет на всеобщее обозрение. Обычно это оружие шантажа. Кто-то должен на вас выйти, а с вашими способностями будет нетрудно раскрутить всю цепочку...

Когда проводили Полякова, вернулись в те же кресла.

– Я думаю, что вся эта слежка – дело рук нашего премьера, – сказал Нор. – Ты его разозлила гораздо сильнее, чем президента. Да и твоя симпатия на нем, судя по всему, сработала как-то вяло. Вот он тебе и сделал козу. И пока записи где-то хранятся, прямого вреда для тебя нет, а значит, не сработает твое отложенное воздействие.

– Нет, – покачала головой Ольга. – Не стал бы он так собой рисковать. Ведь даже то, что я узнала про записи, это уже удар по моей психике. А ему хоть бы хны. Не он это, Нор! Но Поляков прав, что это кто-то из верхушки. Ладно, я думаю, президент это выяснил и довел до него мою угрозу. Давай пока отставим обсуждение этих записей, как бесперспективное. Будем отдыхать в Сочи, поговорим с президентом об этом еще раз. Я все-таки думаю, что выйду на заказчика и задам ему несколько прямых вопросов. И послушаю, что он мне на них ответит. А теперь давай обдумаем, что делать по магу доров.

– Неплохо бы его заполучить себе, – задумался Нор. – Сила у него будет, наверное, больше моей, а знаний никаких. И на нем висят четыре убийства или три, что для него ничего не меняет. В течение сегодняшнего дня захвативший его дор должен освободить тело, если он этого уже не сделал раньше.

– Они на три дня получили мага, – сказала Ольга. – Вот как бы ты его использовал?

– Понятно, что они попробуют захватить как можно больше тел. Мне приходит в голову только один способ того, как это можно быстро сделать.

– Больницы? – спросила Ольга. – Вспомнил наших онкобольных?

– Конечно, – подтвердил Нор. – Не обязательно онкология, но с ней проще всего. Много тяжелобольных, и люди, попадая в онкологию, готовы поверить в худшее. Хоть сейчас многих вылечивают, но далеко не всех.

– А ведь мы их сможем всех замести! – сказала Ольга. – Подумай сам. Памяти они своим клиентам оставлять не будут, это слишком опасно. И так при массовом излечении самых тяжелых больных поднимется шум, а если они все еще в один голос начнут говорить о продаже тел... Доры не дураки и на это не пойдут. А раз их вербует маг, он будет всем ставить магические метки. По ним гораздо легче отслеживать и лечить человека. А нам с тобой и меток не потребуется! Первый этап любого лечения – это насыщение тела магической энергией так, чтобы она у больного хлестала из ушей! Мы всех таких быстро выявим и возьмем на карандаш. А когда в них вселятся доры, заблокируем им уход и проводим всех в комфортабельную тюрьму. Мы лишим кадров сразу всю службу безопасности, пусть потом набирают новые! Хорошо я придумала?

– Замечательно! – поцеловал ее Нор. – Вношу в твой план пару уточнений. Первое – это привлечь к работе Малевича. Он прекрасно увидит тех, кто накачен силой, а нам с тобой меньше мотаться. А второе... Нужно как-то перехватить себе всех тех, кого будут присылать для создания технического центра. Здесь есть два момента. Первый – это получить их себе, а второй – это не дать их правительству. Представляешь, что будет, если у государства появятся свои специалисты по маготехнике? И потом у нас с тобой в этом свой интерес. Магические инкубаторы Субари когда-нибудь построит, но специалистов по генной магии среди наших доров нет. А среди пленных они могут быть. Можно даже предложить им свободу в обмен на знания. Пусть учат нас этому разделу магии и отправляются в свои тела! А простых оперативников отдадим правительству. Надо будет подумать, как это лучше организовать. Если будем работать с Поляковым, мы с ним найдем общий язык.

– Общий язык пора искать с президентом и главой правительства, – сказала Ольга. – Будем считать, что моя обида прошла, и пришла пора показать себя во всей красе. Мне кажется, что они так до конца и не поняли всех наших возможностей. Вот мы их и покажем, а заодно найдем, что потребовать за свои услуги.

С того вечера, когда Вика силой утвердилась в баронстве Лордар, прошло три дня. Она отмывалась с помощью двух служанок, которые ее боялись до дрожи, но по приказу терли в четыре руки и три раза меняли воду. Потом ей надели льняную ночную рубашку и уложили в огромную кровать, в которой можно было поместить восемь таких девушек. Как Вика позже узнала, все ее комнаты, в том числе и спальня, принадлежали покойной жене барона, и уже три года с момента смерти баронессы в них никто не жил. Утром Олес побеспокоился о том, чтобы у девушки было приличное платье. Ее продранная юбчонка куда-то исчезла, а взамен те же девушки, которые ей прислуживали вчера, принесли и помогли надеть что-то пышное и бесформенное. Когда Вике затянули сзади шнуровку, она стала похожа на женщину, вот только стало трудно дышать. Все неудобства были на время забыты при виде реакции на ее появление в замковой трапезной. Все три молодых барона смотрели на нее в полном восторге, а их отец – с одобрением и немного с опаской.

– Прошу прощения за мою вчерашнюю непочтительность! – сказал он девушке, выйдя из-за стола, чтобы лично помочь гостье сесть на ее место. – Но вы, миледи, должны меня понять. Ваш вчерашний вид был просто страшен, а я со сна не стал вникать в то, что сказал Олес. Сегодня слуги уже были в лагере разбойников, поэтому никаких сомнений в словах сына о вашем подвиге у меня больше нет! У меня трое сыновей, но Олес среди них не только самый старший, но и самый любимый. Вы для нас дорогая гостья, и можете пользоваться гостеприимством замка Лордар столько, сколько вам заблагорассудится. Если вам будет что-то нужно, передайте через сына или обращайтесь ко мне. Все, что будет в наших силах, постараемся выполнить.

– Спасибо, барон, – сказала она. – У меня пока только две проблемы. Первая состоит в том, что я умираю от голода, а вторая – в том, что когда поем, начну умирать от недостатка воздуха. Меня в этом платье так сдавили...

Еда Вике не понравилась. Нет, голодная девушка наелась, но дома она бы такое ни за что есть не стала. Во-первых, почти не было овощей, а вместо ее любимой картошки была какая-то жесткая каша, вкусом похожая на перловку. Во-вторых, почти вся еда состояла из жареного мяса, причем жестковатого и без специй. Ну и хлеб, наверное, испекли пару дней назад. Сладкого на столе не было вовсе. Мужчины жрали мясо, отхватывая острыми ножами куски от целиком жареной тушки какого-то зверя, и заедали его сырым луком и хлебом. Поначалу с голодухи она тоже накинулась на еду, но немного наевшись, уже больше ковырялась в своей тарелке, стараясь не обращать внимания на чавкающих баронов.

С платьем ей помогли, но только на второй день.

– Извините, миледи, – сказал ей барон после завтрака. – В замке нет ни одной благородной дамы, поэтому мы не держим портниху. Женщины могут подлатать одежду или пошить что попроще, но это не для вас. Я сейчас же пошлю кого-нибудь в баронство Орба. У соседа есть дочь немного младше вас. Я думаю, что у них есть и швея, и ткани, и что он мне не откажет отдать ее на пару дней для ваших надобностей. А пока просто прикажите служанкам ослабить шнуровку. Красота, конечно, важна, но вон вы как побледнели! Так и помереть недолго.

Так она и сделала, а вечером действительно приехала пожилая женщина, которая обмерила Вику, показала ей образцы тканей и сразу уселась за работу. О фасоне не говорили, а когда девушка  высказала пожелание, чтобы платье не сильно жало и было немного короче, швея только что-то пробормотала себе под нос о барских причудах. Работала она весь следующий день, но когда закончила и служанки помогли девушке надеть платье, она была очарована. Лиф плотно облегал тело и поддерживал ее немаленькую грудь, но нигде ничего не давило, а пышная юбка даже без обуви на ладонь не доходила до пола. Правда декольте, открывавшее груди чуть ли не до сосков, могло быть и поменьше, но если они здесь носят такие платья, то пусть смотрят, что ей жалко, что ли? Вот с обувью возникли сложности. Посмотрев на то, что шьет местный сапожник, Вика пришла в тихий ужас. Дома она ни за что бы не надела чужую ношенную обувь, а здесь волей-неволей пришлось примерять то, что осталось от покойной баронессы. Увы! Ее ноги были на два размера больше Викиных, и единственной обувью, которую для себя отобрала девушка, были мягкие и удобные тапки. Поэтому ей поначалу приходилось щеголять на своих каблуках, стараясь не навернуться и не сломать их на стыках каменных плит, которыми были выложены полы в половине помещений замка. В тех редких случаях, когда приходилось выходить во двор, она шла по брусчатке, как по минному полю. И дело было даже не в этих неудобствах. Попробуйте надеть такие туфли и носить их с утра до вечера. Нет, некоторые дуры носят, но она себя дурой не считала и, плюнув на красоту, шаркала по замку в тапочках баронессы, утешая себя тем, что их под платьем все равно не видно.

– Не расстраивайтесь, миледи! – сказал ей Олес. – Хорошую женскую обувь можно будет купить в Сорне. Это столица нашей провинции. На днях у наместника состоится Королевский совет, поэтому туда съедутся все благородные семьи. Понятно, что не на сам совет, а на празднества. Вот мы вам там и купим все, что нужно. А пока позвольте отдать эти серьги. Это не подарок, а ваша добыча. Их нашли в вещах убитых вами разбойников.

Серьги с крупными рубинами прекрасно подходили к розовому шёлку ее платья, но были тяжелее тех, к которым она привыкла, и сильно оттягивали мочки.

– И когда же мы туда поедем? – спросила Вика.

– Завтра утром выедем, а к вечеру будем в Сорне, – ответил Олес. – Мы от столицы совсем недалеко.

Глава 27


Поляков позвонил им в тот же день и сообщил, что получил допуск к нужной теме.

– Когда мы можем поговорить? – спросил он. – Желательно, чтобы вы все-таки приехали к нам. На эту тему перевели мой отдел. Я думаю, что гораздо удобнее будет действовать из нашего управления, чем мне челноком мотаться из отдела в вашу квартиру.

– Тогда ждите нас завтра с утра, – посмотрев на часы, сказал Нор. – Сегодня все равно ничего толком не успеем. Приготовьте пропуска и обеспечьте нам возможность под каким-нибудь предлогом посетить все онкологические учреждения, в которых есть стационары. Нужно будет пройтись по палатам и посмотреть всех больных. Тех, на кого мы укажем, после выписки нужно взять под негласное наблюдение.


Каталог: wp-content -> uploads -> 2017
2017 -> Свод правил по безопасной работе сотрудников органов исполнительной власти Самарской области, государственных органов Самарской области
2017 -> Руководство по эксплуатации общие сведения. «Жидкий акрил»
2017 -> О восстановлении пропущенного срока на подачу апелляционной жалобы
2017 -> Решение по гражданскому делу по моему иску к Петрову А. Н о выселении. В удовлетворении исковых требований мне было отказано в полном объеме
2017 -> Ротавирусная инфекция Профилактика острой кишечной инфекции


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   37


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница