Геннадий Владимирович Ищенко Единственная на всю планету 2 (СИ)



страница33/37
Дата17.11.2018
Размер5.34 Mb.
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   37

– А успеем за день? – спросил полковник. – Таких клиник и центров в Москве довольно много. Сколько времени уйдет на одного больного?

– Если в палате не будет тех, кто нам интересен, сразу идем в другую, – пояснил Нор. – А если будут, то время потратим только на то, чтобы записать их данные. Наверное, лучше будет создать две группы, и нам с Ольгой ездить отдельно.

– Тогда должны успеть, – сказал полковник. – Хорошо, я все организую.

– Да, Николай Иванович, что по сбежавшему? Как его, кстати, зовут?

– Роман Гершевич его зовут, – ответил полковник. – Он объявлен в розыск.

– Как только этого Гершевича поймают, полиция должна его передать в ваш отдел, – сказал Нор. – Если все так, как мы думаем, он вообще никого не убивал, а для вашего отдела это будет незаменимый кадр. Пока он ничего не умеет, но с нашей помощью это можно исправить.

– Ты все-таки не захотел подключать Малевича, – сказала Ольга, когда Нор закончил разговор с Поляковым и разорвал связь. – Есть причины?

– Конкретно в этой работе он мог бы поучаствовать, – ответил Нор. – Но если мы правы, и все ограничится онкологией, легко справимся сами. Вот если придется проверять вообще все больницы, тогда пусть вкалывает. Не хотелось мне его, если честно, привлекать к работе отдела. Лучше нам всю работу с вселенными проводить самим. Его, конечно, может привлечь правительство, но сам он мало что сможет. Там нужно будет работать с памятью, а это не его уровень.

Все произошло так молниеносно, что Светлана потом удивлялась собственным поступкам. Прошел всего один день после разговора с наместником, и сын решил добиться того, что не вышло у отца. Второй раз в своей жизни она услышала признание в любви, но если ее бывший муж сделал его как-то буднично, то Бар упал перед ней на колени, обхватил ноги и нашел такие слова, что ее саму начала бить дрожь. Закончилось все в постели, причем так, что она сразу же решила послать к черту и свой мир, и богов, лишь бы жить с этим мужчиной, который сходит по ней с ума и заставляет ее делать то же самое. На следующий день довольный Орт объявил всем о женитьбе его сына на миледи Свате Зур, как переиначили ее на местный манер. Чтобы не собирать дворян еще раз, решили сыграть свадьбу сразу же после Королевского совета. Подробности происхождения невесты никому не сообщали.

– Скажем, что ты издалека, – пояснил Светлане Орт. – Но королеве и наместникам придется сказать правду. Тебе она в любом случае ничем не грозит.

Совет должен был состояться завтра, и длился он обычно три дня. Королевская семья на это время останавливалась в своей резиденции в Сорне, а наместники со своими свитами гостили в замке Варгом. Времени было мало, поэтому сразу же начали готовиться и к приему гостей, и к свадьбе. Светлане сшили новое платье, а Бар, с разрешения отца, забрался в семейную сокровищницу и подобрал к этому платью диадему, колье и серьги. Когда она спросила Бара насчет обручальных колец, он ответил, что никаких символов брака местные обычаи не предусматривали, и тут же опять побежал в сокровищницу за кольцами. Помимо нескольких колец он принес еще и кулоны.

– Спасибо, но зря ты их принес! – сказала она, обнимая жениха. – Мне, как и любой женщине, приятно, когда любимый оказывает внимание и дарит красивые вещи, но это уже перебор. Мне все это и хранить негде.

– Подожди, – наморщил он лоб. – У сестры для этого что-то было. Она мне показывала свой тайник, когда мы еще были детьми. Кажется, здесь...

Бар ощупал одну из десятка резных деревянных панелей, украшавших стену, и легко ее снял.

– Тут два выступа, на которые нужно жать, – пояснил он Светлане. – Потом просто приставишь и нажмешь, тогда она станет на место. Только смотри, чтобы при этом не было слуг. Они у нас честные, но не стоит их подвергать искушению. Эту дверцу можно закрывать ключом, но сейчас она приоткрыта. Давай посмотрим, что здесь могла оставить Гани.

Бар открыл дверцу тайника и вытащил из него небольшой замшевый мешочек и ключ. Развязав шнурок, он высыпал на столик с десяток сережек.

– Сестра очень любила серьги, – грустно сказал он, рассматривая находку. – Мы это знали и всегда в день ее рождения дарили только их. Здесь почему-то только пять пар, их у нее было гораздо больше. Наверное, мама раздала ее подругам на память. Жаль, что ты к нам не пришла раньше.

Во дворе часто застучали в било, а чуть позже раздался топот копыт многих лошадей и голоса людей.

– Кто-то приехал, – поднялся Бар. – Наверное, это кто-то из наместников. Пойдешь со мной их встречать? Мы еще не женаты, поэтому это необязательно, но тебя все равно придется представлять.

– Конечно, я пойду, – улыбнулась ему Светлана. – Дай мне руку.

Здесь женщина не опиралась на руку мужчины, супруги обычно ходили, взявшись за руки. Поэтому, увидев такую пару, можно было сразу сказать, что это либо муж и жена, либо они ими скоро станут. Даже признаваясь в любви, мужчина протягивал женщине руку и, если она принимала его предложение, то просто брала его ладонь в свою. Когда они вышли из замка, приезжих уже встретил Орт с несколькими слугами. Сейчас слуги занялись устройством свиты гостей и их багажом, а сами гости в сопровождении хозяина направились к замку. Всего гостей было четверо. Рядом с Ортом вышагивал пожилой полный мужчина с надменным выражением лица, который держал за руку симпатичную женщину лет на двадцать моложе него. Юноше, который старательно копировал отца, было не больше двадцати лет, а шедшей рядом с ним девушке вряд ли исполнилось пятнадцать.

– Позволь, дорогой Дорс представить вам свою невестку, – сказал Орт. – Миледи Свата Зур. Девочка моя, это наместник Дорс Лерон, его жена Алона и их дети Сорт и Даля. Есть еще младшая дочь, но ее с собой не привезли.

– Я вас приветствую, – изобразил что-то похожее на улыбку Дорс. – Зур... что-то я не помню такого рода. Миледи, ваша красота переходит всякие границы. Вы эти границы перешли не с помощью магии?

– За всю жизнь не встречала ни одного мага, – ответила ему девушка. – Только здесь познакомилась с Дорном Олиджем. Одна богиня сказала, что я сама кое-что могу, но пока со мной еще не занимались. Поэтому своей внешностью я обязана не магии, а своим родителям. А о моем роде вы и не могли слышать, я родилась очень далеко отсюда.

– И где же те луга, в которых растут такие цветы? – отбросив свою спесь, спросил юноша. – Бару повезло, может быть, повезет и мне?

 – Вряд ли, милорд Сорт Лерон, – улыбнулась она. – Я родом из другого мира. Вы туда никак не попадете.

– А как попали вы? – прищурился Дорн. – Или это секрет?

– Никакого секрета нет, милорд, – ответила Светлана. – По крайней мере, для вас. Другим мы просто сказали, что я издалека. Меня перенесла сюда богиня Гарла. Я ей оказала услугу, а она разбудила во мне магию.

– Ладно, у нас еще будет время поговорить, – сказал Орт. – А пока, господа, пойдемте я вас сам провожу в ваши комнаты и приставлю слуг. Приведете себя в порядок, а потом будем обедать.

Когда Бар со Светланой возвращались в свои комнаты, им встретился мрачный маг.

– Где отец? – спросил он Бара. – Все еще возится с Леронами?

– А что случилось? – забеспокоился Бар. – Неприятности?

– Наместник Агус не соизволил воспользоваться вашим гостеприимством, – сказал Дорн. – Он не взял с собой никого из семьи и остановился у кого-то из городской верхушки. Я об этом узнал только что, а к вечеру будут знать все приехавшие дворяне провинции. Если это вызов, хотелось бы знать, чем он вызван. В прошлую встречу наместники, насколько я знаю, расстались без неприязни.

– Семен, это Роман говорит! Слушай, у меня прорвало водопровод. Залило всю квартиру, еще и соседям снизу досталось. Я договорился насчет ремонта, но надо где-то дней десять перекантоваться. Нет, отель не подойдет, ты же знаешь, как я их не люблю. У тебя можно временно снять дачу? Где-то до первого июня, не дольше. Ты же все равно на ней ничего, кроме травы, не выращиваешь. Да заплачу я, о чем разговор! Слушай, не буду я из-за десяти дней возиться с коммунальными платежами. Включи все в стоимость оплаты, а потом сам... Да, я сейчас приеду на такси.

Роман Гершевич подъехал к дому одного из своих многочисленных приятелей, заплатил таксисту и попросил его немного подождать, а сам через домофон сообщил о своем прибытии и поднялся к нужной квартире. Немного поторговавшись, он заплатил за дачу, взял ключи и поспешил к поджидающему такси. Через час он уже отпирал калитку в высоком металлическом заборе с закрепленной по верху колючей проволокой. Зайдя в двухэтажный дом дачи, Роман, включая везде свет, добрался до спальни и ничком бросился на кровать. Теперь, когда хоть ненадолго можно было расслабиться, его начала бить дрожь, а на глаза навернулись слезы. Было безумно жалко Лару, а еще больше – себя самого. И еще ему было так страшно, что даже возникла мысль бежать в полицию и просить защиты. Только ведь никто не поверит и никто не защитит! Как эти сволочи его подставили! Он слишком хорошо знал приятелей. Ну попугали бы его скальпелем или паяльником, ну отвесил бы Пашка несколько оплеух, но кончать их бы не стали. Конечно, с деньгами пришлось бы расстаться, да еще взяли бы компенсацию. Жалко, но черт с ними! Жизнь дороже денег. А что теперь? Лару на него, наверное, не повесят, может быть, не засчитают и убитого отверткой Феликса. Но двух остальных он застрелил, да еще сбежал от полиции. Наверняка его уже отдали в розыск, а теперь начнут разбираться с его делами. Часть денег никто не получит, но потеряет он много. И ладно бы только деньги! Ему-то теперь что делать? Конечно, можно попробовать изменить внешность подручными средствами и сделать себе новые документы. Среди его многочисленных знакомств были и такие, которые позволяли это делать, были бы деньги. Деньги у него пока были, хоть и не слишком много. В этих рассуждениях имелось одно слабое место: для выполнения намеченного ему нужно было время, а есть оно у него или нет – этого Роман не знал. Страшный пришелец ушел, но кто мог дать гарантию, что завтра он опять не запрет Романа в каком-нибудь закоулке мозга, отрезав его от тела? Или опять кого-нибудь убьет, спустив на него всех собак? Надо было как можно быстрее бежать из России! Такая потусторонняя гнусь могла угнездиться только здесь. Или и в Америке есть что-то такое? Все ли выдумывает этот Кинг? Нет, с этими мыслями можно рехнуться. Он встал, снял пиджак и вытащил из хозяйственной сумки бутылку водки. Вот лучшее средство сегодня заснуть.

На его счастье, Роман ограничился половиной бутылки. Если бы он выпил все, получил бы на три дня еще одного наездника. А так, выпив водку на пустой желудок, он быстро захмелел и заснул, не разбирая постель и не переодевшись.

В Сорне было мало постоялых дворов, поэтому, чтобы снять в них комнаты, нужно было приезжать за пять дней до праздников, а то и раньше. Так в основном делали те, кто жили далеко от столицы. Ближние поступали иначе. Они снимали комнаты у горожан, причем чаще всего у одних и тех же. Бароны Лордар пользовались услугами купца Сола Торба, который оставлял для них две комнаты в своем большом двухэтажном доме. Этим услуги купца баронам не ограничивались: как правило, все необходимое они тоже покупали у него. И на этот раз сразу же после приезда барон засел с купцом обсуждать, что нужно доставить в его замок и по какой цене. Слуг в эту поездку не брали, да и младшие братья Олеса остались в замке. Два сопровождавшие их дружинника вместе с бароном заехали во двор к купцу, а Олес с Викой повернули коней к ремесленным кварталам. Нужно было первым делом заказать девушке обувь, без которой она в буквальном смысле слова шагу не могла ступить. Даже с коня перед домом башмачника ее снял Олес и на руках занес на крыльцо. И дело было не только в том, что здесь отсутствовали женские седла, и в своем платье девушка не могла ни забраться на коня, ни с него слезть. Брусчатка в столице провинции была более ровная, чем в замке, но все равно ходить по ней на Викиных каблуках можно было только с риском грохнуться. Если бы еще хоть можно было что-то видеть под ногами, но длинная, пышная юбка этого не позволяла.

Когда ехали по городу, Вика постоянно ловила на себе изумленные и восторженные взгляды прохожих, так же на нее отреагировал и башмачник. Когда они зашли в небольшую комнату, где он принимал клиентов, мастер застыл, уставившись на девушку с таким восхищением, что она невольно смутилась.

– Милейший, – надменно сказал Олес. – Миледи нужно срочно изготовить туфли. В тех туфлях, в которых она приехала, ходить по вашим камням никак невозможно!

– Я прошу миледи сесть в это кресло и снять свои туфли, – сказал опомнившейся мастер. – Я положу свежий мех, и вы не запачкаете ноги.

Нормальный вид башмачник сохранял недолго – до того, как увидел обувь Вики.

– Кто это сделал? – потрясенно спросил он, на минуту забыв о сословных границах. – И как в таком  можно ходить?

– Я хожу нормально, – улыбнулась девушка. – Конечно, по ровным полам или камню. По булыжникам в таком не походишь. Походка становится красивее, правда, когда долго ходишь на таких каблуках, ноги сильно устают. Смотрите.

Она опять надела туфли, с помощью Олеса встала с кресла и, слегка приподняв юбку, чтобы мастеру была видна ее обувь, прошлась по комнате. После этого опять опустилась в кресло и сняла туфли.

– Да, фигура становится грациозней, – признал мастер. – Только как не ломается каблук? Он же должен стираться на глазах, из какого дерева ни делай!

– Милейший! – опять вмешался Олес. – Миледи с дороги и устала, а вы, вместо того чтобы делать дело, разводите разговоры. Наверное, мы обратились не к тому мастеру.

– Простите, ради всех богов! – повинился башмачник. – Какие туфли желает миледи?

– А у вас есть что-нибудь готовое, чтобы я могла посмотреть? – спросила Вика. – Зная, как вы работаете для других, мне будет легче сделать заказ для себя.

– Да, конечно! – ответил он. – Сейчас я вам покажу.

Он вышел в соседнюю комнату и через минуту вернулся с обувью. Из трех туфель девушке понравились только одни.

– Мне такие же, – попросила она. – И, если сможете, все-таки немного увеличьте каблук, здесь его вообще нет. А эти померить можно?

– Вам, миледи, можно все! – поклонился ей мастер. – Если разрешите, я вам помогу.

– Это сделаю я! – категоричным тоном сказал Олес. – А ты пока принеси вторую туфлю.

– Как на меня сделаны! – сказала девушка, надев туфли и пройдясь в них по комнате. – Не продадите их? Тогда мы вам закажем еще одну пару с большим каблуком. У вас остались мерки на эту обувь? Вот и хорошо! Значит, мои ноги мерить не нужно. Вторую пару сделаете по ним. Олес, я в этих туфлях и поеду, а мои нужно во что-нибудь завернуть.

Когда ехали к дому купца, людей на улицах было больше, и почти все пялились на Вику, даже не пытаясь скрыть своего интереса.

– Надо было заказать карету, – сказал мрачный Олес. – Ваша красота, миледи, слишком бросается в глаза. У нас к этому не привыкли, к тому же есть закон... Хоть его давно не применяли, но никто и не отменял. Как бы теперь не было неприятностей.

Неприятности появились в лице мага и двух стражников городского магистрата, которые постучали во двор купца, когда бароны и Вика сели обедать. Всех троих незамедлительно пропустили и провели в комнату, где обедали гости.

– Я извиняюсь, – надменно сказал маг. – Но вам придется прервать трапезу и проследовать с нами!

Говорил он Вике, игнорируя Лордаров.

– Как вы обращаетесь к миледи! – вскочивший Олес схватился за мечи и застыл, не в силах пошевелиться.

«Как бы она здесь всех не поубивала! – подумала девушка, имея в виду ту, которая угнездилась в ее сознании. – Наверное, не нужно ждать, пока она проснется, а действовать самой».

– В чем меня обвиняют? – стараясь не показать страха, спросила она. – Я в вашем королевстве всего несколько дней и пока не успела сделать ничего предосудительного.

– У вас магическое изменение внешности, – уверенно сказал маг. – То, что вы не из нашего королевства, ничего не меняет.

– Никто мне ничего не менял! – возразила она. – Точнее, силу дали, а внешность какая была, такая и осталась. Если в чем-то обвиняете, попробуйте доказать! И немедленно отпустите барона!

– Не собираюсь я вам ничего доказывать! – презрительно сказал маг. – Ваша вина на вашем лице и не нуждается в доказательствах. У меня приказ магистрата, и я его выполню. Не желаете идти добром, пойдете под принуждением!

Он явно попытался что-то сделать, потому что у Вики страшно зачесалась голова. На смену страху пришла злость, и девушка просто соскребла с головы то, что вызывало зуд, и бросила это в лицо магу. Как это у нее получилось, она потом сама не смогла вспомнить, но результат был налицо: маг вытаращил глаза, судорожно открыл рот, да так и застыл. В тот же миг закончился паралич у Олеса. Молодой барон, которого перекосило от злости, отшвырнул ногой свой стул и обнажил мечи. Стражники, которые держали в руках короткие копья, наставили их на Олеса и слегка попятились к выходной двери. Вика не стала ждать, порубит ли стражу Олес, или стражники достанут его копьями. Воспользовавшись тем, что они отвлеклись на барона, она встала со стула и, несмотря на мешавшее платье, одним прыжком оказалась рядом с тем стражником, который был ближе. Ногами с такой юбкой не помашешь, но, в общем-то, руки оно не стесняло, поэтому не успевший повернуться к ней стражник получил удар в горло, захрипел и повалился на пол. Второй оказался шустрее и даже сумел ударить Вику копьем. Отбив его одной рукой, она второй двинула его кулаком в челюсть.

– Что будем делать? – спросила она у баронов, глядя на два неподвижно лежавших на полу тела и застывшего мага. – Они скоро придут в себя. Может быть, мне уехать?

– Сын выказал неповиновение магистрату столицы, – сказал барон. – Это серьезное прегрешение, которое магистрат нам не простит. Да и вам, миледи, бегство не поможет. Во-первых, за вами пошлют погоню, а во-вторых, куда бы вы ни приехали, будет то же самое. Я как-то забыл об этом законе. И то сказать: лет тридцать за него у нас никого не наказывали. Я бы советовал обратиться к наместнику. У него и маг лучше тех, какие есть в магистрате, и ума побольше, чем у городских чинуш.

– Не к наместнику, а к королеве! – сказал Олес. – Ее резиденция гораздо ближе, и она женщина! Ее женская красота по мозгам не бьет.

– Тогда поехали быстрее, – поторопила их Вика. – Как хорошо, что успели поменять туфли, иначе пришлось бы бегать босиком.

Барон не собирался драться на улицах, а к королеве могли допустить только благородных, поэтому он не стал терять время, разыскивая своих дружинников, а вместе с сыном и Викой поспешил к лошадям. Скачек не устраивали, просто пустили лошадей рысью. До королевской резиденции добирались минут десять, не встретив никаких помех со стороны городской власти. Резиденция представляла собой нечто среднее между двухэтажным особняком и дворцом. Она была окружена глухой каменной стеной высотой чуть больше двух метров.

– Странно, что у ворот нет караула, – сказал барон, когда они прибыли на место. – И ворота не закрыты. Здесь сразу за воротами должна быть коновязь, там и оставим лошадей.

Олес спешился и открыл ворота шире, чтобы можно было проехать. Внутри резиденции рядом с воротами стоял небольшой домик охраны, а возле него была коновязь, о которой говорил барон.

– Погодите привязывать лошадей, – сказал Олес. – Что-то не так, отец! Не должно быть такого, чтобы не было охраны. Она здесь стоит даже тогда, когда нет королевской семьи. Подождите...

Он потянул на себя дверь дома, и она с тихим скрипом открылась.

– Скачем в резиденцию! – закричал выскочивший из дома Олес. – Охрану перебили и побросали в дом! Это заговор! Нужно спасать наследника и королеву!

Он взметнулся в седло и первым поскакал по узкой дороге к видневшемуся в просветах между деревьями дому резиденции. Вика скакала следом, а замыкал скачку барон, костеривший себя за то, что не взял дружинников. Когда парк закончился, стали видны залитые кровью тела двух королевских стражников. Один лежал на ступеньках парадного входа, второй – у распахнутых двустворчатых дверей из которых доносился приглушенный лязг оружия и крики людей.

– Сними меня! – крикнула Вика Олесу, который, забыв обо всем рванулся к дверям.

Он прыжками сбежал по ступенькам, сдернул ее с седла и, обнажив мечи, опять бросился к лестнице. Прежде чем бежать за ним, девушка наклонилась и подобрала мечи убитого стражника. Барон следом за сыном уже скрылся в дверях, поэтому, чтобы их догнать, ей пришлось бежать изо всех сил. Пока они бежали к той комнате, где все еще шел бой, по пути встретили два десятка тел. Драка шла в большой, похожей на зал комнате, где сгрудившиеся стражники прикрывали собой женщину с мальчишкой лет двенадцати или чуть старше. Защитников королевской семьи осталось не больше десятка, тогда как нападавших было в три раза больше. Помимо сражающихся, на полу лежали тела убитых или раненых.

– Мерзавцы! – закричал барон. – Защищайтесь!

«Вот идиот! – успела подумать Вика, прежде чем ввязаться в бой. – Можно было тихо подобраться и порубить их со спины!»

От нападавших отделилось пять человек, четверо из которых занялись баронами, а пятый с выражением удивления на лице побежал в ее сторону, на бегу занося один из мечей. Еще бы ему не удивляться, когда на него бежала с мечами в руках маленькая, хрупкая девушка в пышном платье. Он так и умер удивленным. Вика не стала отбивать меч, просто пропустила его над головой и, слегка развернувшись, ударила. Проскочивший мимо девушки мужчина лишился головы, плесканув на нее кровью из разреза. Протерев глаза и вспоминая все известные матерные выражения, она побежала дальше. Один из сражавшихся обернулся и увидел подбегающую девушку. Он что-то крикнул, и у нее появились два противника. Платье сильно мешало, но тем не менее она успешно отбивалась, пятясь чтобы увести их подальше от остальных. Это были не разбойники, а настоящие воины, поэтому ей пришлось попотеть. Хорошо, что один из них уже был ранен и не мог сражаться в полную силу. Вика постоянно перемещалась, стараясь двигаться так, чтобы драться только с одним противником. Стоит им зайти с двух сторон или прижать ее к стене, и ей никакая божественность не поможет! Первым она убила раненого, вложив в удар силу, которой он от нее не ожидал. Второй, который, похоже, стал выдыхаться, криком привлек внимание своих, и ему на помощь бросились еще двое.

«Допрыгалась!» – мелькнула у нее мысль, и в этот момент сидевшей внутри Вики частичке старого бога надоело смотреть на действия молодой неумехи. Перекрестный взмах мечей, и ее противник запрокидывается назад, добавив на ее платье крови из почти отсеченной шеи. Два подбежавших воина ничего не успели сделать: девушка молниеносно рухнула им под ноги, перевернулась на спину и снизу вонзила мечи между ног, где не было никаких доспехов. Стряхнув с себя тело одного из них и морщась от запаха дерьма, она поднялась на ноги и посмотрела в ту сторону, где оставила баронов. Три воина из числа нападавших и сам барон лежали на полу, а Олес рубился с противником один на один. Решив, что он пока может подождать, она бросилась в драку. К этому времени защитников королевы осталось всего четверо, но и нападавших было не больше пятнадцати человек. Ее противники умерли молча, поэтому на стремительно подбежавшую девушку никто не отреагировал. Прежде чем противники это сделали, они лишились шестерых. Вика вертелась, как сумасшедшая, отражая и нанося удары. Оставшиеся защитники воспрянули духом и удвоили усилия, а тут еще подбежал Олес, покончивший со своим противником. Девушка убила еще троих, прежде чем враги начали сдаваться. Они побросали мечи и стали на колени. Девушка тоже бросила свое оружие из-за ненадобности и потому, что навалилась такая слабость, что и без мечей сил стоять не было. Она подошла к стене и села на пол, уронив руки на залитое кровью платье.

– Вот у кого надо учиться работать! – сказала Ольга Полякову. – Если бы мы все работали с таким энтузиазмом, как этот дор, уже давно построили бы коммунизм или капитализм – кому что нужно. И уж точно развитый и настоящий. Это же надо было за пару дней завербовать больше трехсот человек!

– И что мы теперь с ними будем делать? – спросил полковник. – Изолировать?


Каталог: wp-content -> uploads -> 2017
2017 -> Свод правил по безопасной работе сотрудников органов исполнительной власти Самарской области, государственных органов Самарской области
2017 -> Руководство по эксплуатации общие сведения. «Жидкий акрил»
2017 -> О восстановлении пропущенного срока на подачу апелляционной жалобы
2017 -> Решение по гражданскому делу по моему иску к Петрову А. Н о выселении. В удовлетворении исковых требований мне было отказано в полном объеме
2017 -> Ротавирусная инфекция Профилактика острой кишечной инфекции


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   37


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница