Геннадий Владимирович Ищенко Единственная на всю планету 2 (СИ)



страница5/37
Дата17.11.2018
Размер5.34 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37

– Давай ты не будешь меня перебивать, а просто послушаешь? – предложил дор. – На эти вопросы отвечу, а на другие – если останется время. Сейчас не буду давать потому что меня по-прежнему контролируют. Подробно никто в том, что я тебе даю, копаться не станет, но направленность передачи и ее объем просмотрят. Поэтому от себя могу давать лишь кое-что и небольшими порциями, вплетая это в медицину. И для тебя пока важнее другое. А насчет тех сил... Не станут они в это вмешиваться. Ограничения касаются способов занятия тел, а прямое подчинение к ним не относится. Твоя личность будет по-прежнему управлять телом, ну а мы – личностью. Все поняла? Тогда пойдем дальше. Я считаю, что тебя попробуют подчинить совсем по-другому. Самый простой способ – это встроить закладки в ту информацию, которой с тобой расплачиваются. Чтобы понять, о чем я говорю, вспомни о компьютерных вирусах. Эти закладки сознанию мага обнаружить очень трудно, особенно тем, кто не знает, как это все работает. А ты об этом ничего знать не должна, потому что лечение психических заболеваний – это единственная медицинская тема, по которой тебе запрещено что-либо давать.

– И к чему приводят эти закладки? – спросил Нор.

– На первый взгляд ничего страшного не происходит, – сказал дор. – Просто постепенно и незаметно для мага начинает меняться его личность. В первую очередь меняется его мотивация в том вопросе, который волновал авторов закладки. В случае с Ольгой ее поведение изменится только в одном: если сейчас она сотрудничает с нами на взаимовыгодной основе, то потом в этом будет состоять смысл ее жизни. И если вы, Нор, заставите ее выбирать между вами и дорами, выбор будет не в вашу пользу.

– И как этого избежать? – спросила взволнованная Ольга. – Вы же об этом говорили с самого начала?

– В компьютерах для этого стоит антивирусная программа, – начал объяснять дор. – Вирусов великое множество, и многие по-разному внедряются в систему, поэтому ей их приходится определять по постоянно пополняемым базам данных. В нашем случае, к счастью для вас, все намного проще. Любые закладки вне зависимости от их содержания вначале действуют совершенно одинаково, поэтому их легко обнаружить и не допустить в память. Только это делает не сам маг, а заложенная в него программа. Если она сработает, вас тряхнет, как при ударе током, и прием данных сразу прервется. Если такое случится, можете сразу отрывать голову тому, кто это сделал. Такие методы и на нашей планете вне закона, хотя кое-кто ими пользуется. Есть один недостаток. Если программа осталась невостребованной, примерно через месяц она переместиться в более глубинные слои памяти и станет для вас бесполезной. Выход очень простой. Нужно раз в двадцать дней ее активировать. Делать это очень несложно, я вас научу. Тогда вы сможете получать расчет знаниями у любого из нас, ничем не рискуя. Рисковать буду я. Если вы обнаружите попытку подчинения, ни у кого не возникнет и тени сомнения в том, кто вас этому научил. Но я уже говорил, что это незаконная практика, так что официально мне никто никаких претензий предъявить не сможет.

– А неофициально? – спросила Ольга. – С вами не разделаются?

– Милая Оля! – улыбнулся дор. – Наша психология почти ничем не отличается от вашей. Кого-то из руководства мой поступок разозлит, но я слишком ценный специалист, поэтому ограничатся выговором. Когда-нибудь потом при случае могут сделать гадость, но я это как-нибудь переживу. Ну что, будешь принимать аванс?

– А что вы мне хотите дать?

– Могу дать на выбор один из двух больших пакетов. Первый – это лечение желудочно-кишечного тракта, а второй – восстановление тела при самых разных механических повреждениях. Понятно, что при этом голова должна быть относительно целая и сидеть на шее, а человек должен прожить достаточно долго, чтобы успела сработать твоя магия. Примерно как в случае с Нором.

– Я выбираю раны, – сказала Ольга. – Защиту будете ставить?

– Я покажу как ее ставить и активировать, а ты все сделаешь сама. Потом можешь научить Нора. И учтите, что снять это воздействие сможет только тот, кто его поставил.

– А защита от подчинения? – спросила Ольга.

– Эта та защита, которая стоит на каждом из нас, – пояснил дор. – Ставить ее аборигенам – это серьезное нарушение. Я мог бы на него пойти, но это сразу раскроют. А тебе пока не горит. Мы свой центр создадим в лучшем случае через пару лет, да еще два-три года уйдет на изготовление аппаратуры.

– Игорь... – задумалась Ольга. – Использовать магию для захвата тел вам запрещено. А для чего-нибудь другого?

– Прямых запретов нет, – ответил дор. – Я понял, чего ты опасаешься. Массового управления людьми?

– Даже я со своим куцым опытом уже могу вертеть, как хочу, многими людьми. А вы... Если наделать много таких машин, можно без проблем захватить власть. А потом... Знаете, можно создать людям такие условия жизни, что они сами будут вас просить занять их тела. А детей легко воспитать в духе служения дорам. Еще и за честь будут считать, если на них падет выбор. Я не права?

– Были бы правы, если бы не одно «но». Мы ведь и в мире Нора имели немало сильных магов, более искусных, чем местные. И в других мирах было то же самое. И нигде нам не дали развернуться. Применять магию для защиты или обогащения допускалось, а для борьбы за власть – уже нет.

– Если честно, я не вижу большой разницы между богатством и властью, – сказала Ольга. – И идея вашего центра уже не кажется мне такой привлекательной. Но об этом можно будет поговорить как-нибудь в другой раз. А сейчас давайте начнем, а то на улице скоро совсем стемнеет.

Дор работал с Ольгой минут сорок, после чего проверил созданную по его инструкции программу.

– Сейчас я тебе попробую внедрить закладку, – сказал он Ольге. – Если все сделала правильно, ничего не получится.

– А если где-то ошиблась? – спросила Ольга.

– Не бойся, – улыбнулся он. – Эта закладка – пустышка. В ней только оболочка без начинки. Это своего рода тест, и никакого вреда не принесет. Если боишься, я ее потом сниму. Но проверить нужно, иначе не будет уверенности в защите. А мне сейчас к твоей программе доступа нет. Если напортачила, будешь сама ее уничтожать и ставить заново.

Ничего ставить заново не пришлось. Стоило дору передать Ольге свою пустышку, как ее тряхнуло с такой силой, что лязгнули зубы.

– Предупреждать нужно! – сквозь слезы сказала девушка. – Я себе, наверное, отгрызла кончик языка! Почему все мужчины такие бестолковые!

– Дай посмотрю, – пододвинулся Нор. – Открой рот! Немножко прикусила, ничего страшного.

– Зря я тебе только что передал уйму сведений по ранам? – сказал дор. – Вот для начала и потренируешься на своем собственном языке! Все, я поехал. К старшему поколению заходить не буду: слишком поздно для визитов.

На следующий день у них были последние в этом году физика и география. Учителя опрашивали тех, кому затруднялись вывести итоговые отметки, для остальных время тянулось невыносимо медленно. На трех других уроках тоже шли опросы, и нового материала никто не задавал.

– Зря не отпросились у Валентины Ивановны! – не выдержала на пятом уроке Ольга. – У нас уже все полугодовые отметки проставлены. Сидим здесь без всякого толка!

– А почему не занимаешься магией? – спросил Нор. – Нужны подопытные? Хочешь, я себе что-нибудь травмирую?

– Не могу я здесь заниматься высшей магией! – сердилась Ольга. – После сделанной Сашей обработки многое получается, но для тренировок нужно сосредоточиться, а здесь постоянно мешает чье-то бормотание!

– Странно, – задумался Нор. – Не слышу никакого бормотания.  Сейчас зевнул Олейников и Кречетова мямлит у доски, а все остальные молчат. И давно ты это стала слышать?

– Кажется, с первого урока, – тоже задумалась Ольга. – Может быть, это началось, когда ехали в школу, но все глушили шум автобуса и болтовня.

– Ладно, потом разберемся с твоим бормотанием, – сказал подруге Нор. – Потерпи еще десять минут, и кончаться твои мучения. А завтра уже не будет УПК!

– Толку-то! – не разделила его энтузиазма Ольга. – Все равно пятый урок придется просидеть в школе. И даже домашних заданий не задают!

– Сегодня последняя в этом году секция, – напомнил Нор. – Надо будет всем объявить, что на каникулах занятий не будет, да и вообще пора с ней завязывать. Старичков тебе учить нечему, да и принятые во Дворце уже могут за себя постоять. Вспомни, как Борька завалил Виталия. Уделал, как ребенка! Был ни рыба ни мясо, а сейчас быстрый, сильный и ловкий! О том, что он стал умным и привлекательным внешне, я вообще молчу. Ты со своими обработками за три неполных месяца сделала то, на что у других уходит год, а то и два. Думаешь, тренер Александры зря крутится вокруг наших ребят?

– Вот пусть сам их и доводит до ума. Или отдать Саше ее секцию. По сути, уже ничего не нужно делать, только проводить учебные схватки, отрабатывая для каждого свой собственный стиль боя. С полгода потренируются, а потом нужно только поддерживать форму. Обработаешь их сегодня разок напоследок?

– Доиграемся мы с этими обработками, – недовольно сказал Нор. – Отца превратили в Шварценеггера, разве что мяса поменьше, но силой Шварцу точно не уступит. Сейчас еще обработали Фадеевых. Людку и так, наверное, никто не узнает, а с Виктора станется демонстрировать свою силу друзьям. Теперь еще и эти. Их родители наверняка тебе так благодарны, что на многое закроют глаза, но будет немало тех, кто распахнет зенки до предела возможного! Не так часто в их жизни случаются чудеса, чтобы на них спокойно смотрели! Ладно, одну обработку сделаю. Все равно рано или поздно, шум будет.

– Ну и что? – возразила Ольга. – Никакой химии в них не найдут, а в колдовство никто не поверит. Ну или почти никто. А я уже настолько усилилась, что даже липы в твоей биографии почти не боюсь. Да и не так легко ее теперь обнаружить, а когда уедем в Москву под крылышко Фадеева, на это можно будет вообще плевать! Разделаемся со школой и станем полностью самостоятельными. Если ты займешься бизнесом, то с согласия отца и органа опеки тебя уже можно будет признать совершеннолетним! А если мы поженимся, то и я стану такой же. Я думаю, что для Виктора это будет несложно провернуть. Все, финита! Урок закончился и можно идти на секцию.

Они не спешили, поэтому, когда спустились в вестибюль, все остальные уже успели переодеться.

– Ребята, давайте быстрее! – поторопила их Ольховская. – В неделю всего два занятия, а вы копаетесь!

– Каникулы на носу, – сказал ей Нор. – Готовься, Леночка, что на них никакой секции не будет. Да и после каникул Ольга, наверное, проведет несколько занятий и передаст вас Сорокиной или Турову.

– Почему? – спросила Федорова. – Это из-за вашего экстерната?

– Не только, – сказала Ольга. – Я не хотела говорить, но вам скажу. Мы отсюда скоро уедем в Москву, так что вам в любом случае придется менять тренера. Кроме того, я уже показала все, что знаю сама, и вы это неплохо усвоили. С полгода тренировок, и вы уже сможете за себя постоять или при желании выступать на краевых соревнованиях.

– Ты уедешь, а как же мы? – растерянно сказала Нестерова. – Я без тебя не могу...

– Ну что ты, Вера, в самом деле, как маленькая! – сказала Ольга, у которой почему-то на глаза навернулись слезы. – Ну не могу я здесь постоянно жить! И большинство из вас разъедутся после окончания школы. А у нас здесь останется дом, будем приезжать летом. И вы к нам сможете приехать, всегда будем рады вас видеть. А по скайпу можно каждый день болтать.

– Мне этого будет мало, – вздохнула Ольховская. – Испортила ты нам настроение! Давай, Наташа, сегодня вечером найдем какую-нибудь подвыпившую компанию и погоняем!

– Точно, – поддержала ее Федорова. – Отведем душу!

– Вы это прекратите, – забеспокоилась Ольга. – Погоняльщицы! Смотрите, чтобы вас самих не погоняли. Я вас не для того учила, чтобы вы влипли в неприятности. Знаете, что ответил Стивен Сигал на вопрос, что бы он сделал, если бы на него бросился кто-то с ножом? Так вот, он сказал, что если будет возможность, он даст деру. Это правильная позиция!

– И ты тоже сбежишь? – не поверил Шилов.

– Хрена она сбежит, – сказал Нор. – Она, Сергей, отберет у него нож, отдубасит, потом вернет нож и проделает то же самое еще раз. Но вы в этом на нее не равняйтесь.

– Больше его слушайте, – улыбнулась Ольга. – Никто не любит неприятностей, и я в этом не исключение. И мне будет очень плохо, если с кем-нибудь из вас случится беда. И оставьте это похоронное настроение за порогом Дворца, а то не допущу к занятиям. Я, между прочим, уеду еще не скоро.

Больше часа занятия шли как обычно, но потом в зале начали появляться посторонние. Сначала пришел Туров в компании с крепким парнем с азиатскими чертами лица, потом появился Стародубцев, который присоединился к ним и стал с интересом наблюдать за тренировками. Последней подошла Александра.

– Какие люди! – громко сказала она, обращаясь к парню. – Какими судьбами в наших краях, Урмат? Здравствуйте, Владимир Сергеевич! С тобой, Федор не здороваюсь, уже виделись.

– Здравствуй, Шура, – поздоровался парень. – Собрался, понимаешь, к родителям, а твой тренер уговорил заехать, посмотреть на новую школу боя. Пока она меня не впечатлила. Работают быстро, но техника...

– Неужели так плохо? – спросил Стародубцев. – Мне кажется, они все четко выполняют.

– А мы сейчас проверим, – усмехнулся Туров. – Я надеюсь, Нор не откажется провести одну схватку с Урматом. Ты с ним почти родственница, уговоришь? Громов заинтересовался этим видом борьбы и попросил Урмата проверить. Скажи Нору, что неприятностей с нашей стороны может не опасаться.

– Попробую, – сказала Саша. – Но ничего не обещаю.

Она подошла к занимающимся и отозвала Нора в сторону. Остановив занятия, к ней подошла и Ольга.

– Туров просит, чтобы ты провел схватку с Урматом Курембином, – сказала Саша. – Это вон тот юноша. Сказал, что руководство федерации заинтересовалось вашей борьбой и хочет оценить ее эффективность. Учти, что Урмат у нас один из сильнейших каратистов среди молодых.

– Может пошлем их лесом? – предложила Ольга.

– Нежелательно, – поморщилась Саша. – Федор сказал, что Нор может ничего не опасаться. Я это поняла, как намек. Урмат сюда ехал специально, и если их послать, могут обидеться. А Туров, похоже, что-то нарыл. Вряд ли он вам будет делать гадости, но за других не поручусь.

– Если ваш Урмат победит, от нас отстанут, – сказала Ольга. – А если наоборот? Ну убедятся они в эффективности новой борьбы, что дальше? Опять кого-то учить? Знаешь что, Саша, давай я тебе всю эту борьбу запишу прямо в мозги, а потом Нор тебя быстро натаскает. Заодно я тебе и секцию отдам. Не сейчас, а после соревнований в Барнауле.

– Там будет видно, – неопределенно ответила Александра. – Что им ответим?

– Передай, что я согласен, – сказал Нор. – Ему обязательно выстилать матами татами? Я бы обошелся без них.

Урмат заявил, что обойдется без матов и ушел переодеваться. Ольга отправила обрадованных предстоящим зрелищем учеников на скамейки, а сама подошла к Турову.

– Не жалко вашего каратиста? – немного ехидно спросила она у Федора Владимировича. – Ему было бы гораздо легче сразиться со мной.

Она ничуть не сомневалась в исходе поединка, даже если бы вышла сама вместо Нора. И дело было не в преимуществах их борьбы, а в них самих. После того, как они обработали друг друга, да еще свою лепту внесла Саша, превосходство в силе и скорости давало все шансы на победу. Так и получилось, хотя Урмат оказался для Нора крепким орешком, и борьба затянулась. Поначалу каратист особо не осторожничал и попытался быстро закончить схватку, но получил несколько болезненных ударов и отступил. Нор, наоборот, перешел в наступление, постепенно наращивая скорость. Они кружили по залу, обмениваясь ударами и выжидая ошибки противника. Урмат не ошибся, он просто не успел отреагировать, и Нор, отбив удар, захватил рукав его кимоно. Через мгновение он уже держал своего противника в болевом захвате.

– Очень впечатляюще! – сказал подошедший к ним тренер. – Но на меня произвела впечатление не столько твоя борьба, сколько ты сам.

– Среди наших парней он самый сильный, – подтвердил Урмат, с уважением глядя на Нора. – А по внешнему виду не скажешь. Мышцы, конечно, хорошо развиты, но их могло быть и больше...

– Не думаете о расширении своей секции? – спросил Ольгу подошедший Стародубцев. – Очень уважаемые в городе люди хотели бы привести вам своих детей.

– Я подумаю об этом после каникул, – уклончиво ответила Ольга и обратилась к ученикам. – На каникулах никаких занятий не будет. Так что все могут быть свободными до тринадцатого января! Советую дома хоть немного заниматься самостоятельно.

– Я сейчас еду домой, поэтому захвачу вас и Веру с Сергеем, – сказала Саша. – Федор, когда выезжаем в Барнаул?

Бортников пять часов назад прибыл в Ржев вместе с человеком Фадеева и своим помощником, находящимся в теле добытого Ольгой в кафе Серго Субари. Доверенное лицо Фадеева – Николая Кулакова – оставили в гостинице, а сами поехали на кабельный завод знакомиться с тем, что им предлагали в аренду. Ознакомившись, пришли на прием к генеральному директору.

– Мы решили сразу поговорить с вами насчет объектов, а потом уже обговаривать условия аренды, – сказал Игорь, после того как они познакомились с директором. – Нас, Алексей Петрович, вполне устраивает предлагаемое вами здание цеха. Единственное уточнение состоит в том, что мы к нему хотим добавить хранилище мазута вашей котельной.

– Зачем оно вам сдалось? – удивился директор. – Там же нет ничего живого.

– Поэтому мы рассчитываем, что вы не станете драть с нас за него три шкуры, – ухватился за его слова дор. – Мазут вы с него откачали и при всем желании как хранилище резервного топлива использовать не будете. И трубопровод, и насосы – все вышло из строя. Можете справиться у своего главного энергетика. Но сама емкость пока цела. Для нашего производства нужна нефть, а у вас железнодорожная ветка проходит рядом с емкостью. Перекачать в нее нефть из железнодорожных цистерн проблем не составит. А в цех мы протянем трубопровод. Мы осмотрели ваше опытное производство и, если вы согласитесь, загрузим его изготовлением реакторов для нужного нам пластика.

– Не хотелось связываться с химией, – поморщился директор. – Вони от вашего производства будет много?

– Почти совсем не будет, – успокоил его дор. – К той вони, которая идет от вашего цеха электроизоляции, мы ничего не добавим. Кроме того, у вас сильно недогружены механические цеха. Мы бы хотели на долгосрочной основе разместить в них свои заказы.

– Давайте сделаем так, – предложил директор. – Сейчас я вас сведу с главным инженером, с которым вы решите все вопросы, кроме цены аренды. Он сам подключит к вашей работе тех специалистов, которых посчитает нужным привлечь. Потом уже финансисты оценят стоимость наших услуг, и если она вас устроит, заключим договор.

Лица двух несомненно человекообразных существ, беседующих на открытой веранде одной из башен города, немного походили на птиц. Круглые, редко мигающие глаза, похожий на клюв нос и суженное внизу лицо. Сходство дополняли жесткие короткие волосы, росшие назад на манер хохолка у некоторых видов попугаев. Несмотря на такое сильное отличие, их внешний вид не вызвал бы неприязни у большинства людей, скорее, многие даже сочли бы его приятным для глаз. О том, насколько их тела отличались от тел хомо, судить было сложно из-за одежды, похожей на тунику, но очень длинную с широкими рукавами и множеством накладных деталей, скорее всего, выполненных для украшения. Из рукавов выглядывали кисти вполне человеческих рук, немного более узких, чем у большинства людей. В подобных встречах доры не общались мысленно, предпочитая обычный разговор. Эти двое тоже не были исключением.

– Так что же все-таки предлагает экспертный совет? – недовольно спросил тот, который занимал кресло слева. – Неужели вы так до сих пор не определились? Что мне говорить руководству?

– Мнения разделились, – ответил его собеседник. – Пятеро за то, чтобы продолжать с ней сотрудничество в прежнем формате, не пытаясь влиять на личность или перехватить тело. Она с готовностью идет на сотрудничество, и мы ей еще долго будем нужны. Маги ее силы и у нас редки, что уж говорить о том мире. В связи с этим возникает вопрос: какова вероятность того, что обладающий магией пришелец оказался не где-нибудь, а в ее доме?

– Думаешь, работа бога? – спросил левый.

– Вряд ли. Ему самому там появляться нельзя, а много ли он увидит из-за границы? Скорее это держатели. Но если у них в отношении ее существуют какие-то планы, пытаться их срывать... Я не сумасшедший.

– А остальные пять?

– Это в основном молодежь. Они считают встречу Ольги и Нора случайностью и полагают, что если не нарушать прямого запрета, держатели тоже не будут вмешиваться. А поэтому и с ней не стоит церемониться.

– Не хотелось бы ошибиться, – сказал левый, совсем по-человечески сплетя пальцы рук в замок. – Из всех известных нам миров этот единственный, который можно назвать развитым. Здесь мы можем попробовать обойти много ограничений. За большинство из них существует только одно наказание – лишение магических способностей. А если использовать технику...

– Если мы поменяем правила, кто мешает держателям поменять законы? – правый сделал руками жест, аналогичный человеческому пожатию плечами. – Мир очень интересный, дающий компании большие возможности. Но по многим параметрам он находится на грани гибели. Люди разобщены и не хотят видеть дальше собственного носа. Поэтому строить там какие-то далеко идущие планы можно только создав механизмы его защиты. До сих пор нам не позволялось вмешиваться в таких масштабах в жизнь разумных других миров. Почему бы не попробовать там? Дать знать держателям, ради чего все делается. Они должны быть заинтересованы в выживании опекаемого вида. Ну а мы в оплату за это спасение возьмем единственное, что могут дать спасенные – часть их тел.

– Ты еще не все знаешь, – сказал левый. – В правительстве существуют планы изъять у нас этот мир. Я этого боюсь. У нас в руководстве компании есть придурки, но в правительстве их гораздо больше. Подведем итог: вы так ничего и не решили. Плохо, значит, придется решать нам.

Глава 5

– Не нужно плакать, малыш, – сказал Виктор дочери, прижав ее к себе. – Их нужно любить и помнить, но не убивать себя горем.



– Все я понимаю! – всхлипнула Людмила. – Вроде бы уже немного свыклась, а приехала на квартиру, и слезы льются сами. Они здесь в каждой вещи, здесь до сих пор звучат их голоса, шаги... Стоит только закрыть глаза... Мне страшно, папа!

– Мне страшней, дочка! Ты ни в чем не виновата, а я о себе такого сказать не могу. Пройдет несколько лет, ты выйдешь замуж и будешь жить своей жизнью, а я, даже если когда-нибудь женюсь, детей заводить не буду. Имей в виду, что все достанется тебе.

– Зачем мне это? – равнодушно сказала Людмила.

– Каждый человек ищет себя в своих детях, – сказал он, садясь на диван рядом с дочерью. – Все, что я делал, я делал для вас. Конечно, я думал, что наследником дела будет Олег. Не потому, что я его любил больше тебя, просто женщине трудней справиться с моим наследством.

– Давай об этом сейчас не будем, – попросила она. – Папа, нужно собрать и кому-то раздать все их вещи. И здесь, и то, что осталось на даче. Поручи это кому-нибудь, я не хочу этим заниматься. Я сейчас поеду к Савиной. Уже два часа, как закончились уроки, поэтому Света должна быть дома.

– Сначала им позвони, – предложил Виктор, – а я сейчас распоряжусь, и тебя отвезут. Только смотри, не вздумай возвращаться сама. Позвонишь мне, и я вышлю машину.

– Как я ей позвоню, если ты разбил мой старый мобильник? Я ей по обычному телефону сто лет не звонила и не помню номера.

– А справочник для чего? – сказал он. – Подожди, сейчас найдем. У меня там были выписаны телефоны родителей всех твоих приятельниц. Так, Савин Виктор Николаевич. Держи, а я позвоню насчет машины.

Люда набрала записанный на полях справочника номер телефона, и на том конце линии после нескольких гудков взяли трубку.

 – Я слушаю, – услышала она голос Светланы. – Кто говорит?

– Привет, Света! – поздоровалась Люда. – Не узнаешь? Ну ты даешь! Неужели у меня за полгода так изменился голос? Или у тебя прорезался склероз?


Каталог: wp-content -> uploads -> 2017
2017 -> Свод правил по безопасной работе сотрудников органов исполнительной власти Самарской области, государственных органов Самарской области
2017 -> Руководство по эксплуатации общие сведения. «Жидкий акрил»
2017 -> О восстановлении пропущенного срока на подачу апелляционной жалобы
2017 -> Решение по гражданскому делу по моему иску к Петрову А. Н о выселении. В удовлетворении исковых требований мне было отказано в полном объеме
2017 -> Ротавирусная инфекция Профилактика острой кишечной инфекции


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница