Хабаровский краевой суд



страница10/15
Дата09.08.2019
Размер1.76 Mb.
#126827
ТипСборник
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15
Часть вторая ст. 303 УК РФ примечательна также специфическим кругом субъектов. Очевидным пробелом данной уголовно-правовой нормы является неоправданное сужение круга специальных субъектов, способных нести ответственность за фальсификацию доказательств по уголовному делу.

По мнению А.В. Яшина, "кроме лица, производящего дознание, следователя, прокурора или защитника, фальсифицировать доказательства могут руководитель следственного органа, начальник подразделения дознания, а также эксперт и специалист.

Руководитель следственного органа и начальник подразделения дознания могут фальсифицировать протоколы следственных действий и иные доказательства во время проверки уголовных дел.

Эксперт и специалист могут фальсифицировать вещественные доказательства, поступившие к ним на исследование. В данном случае фальсификацию следует отграничивать от заведомо ложного заключения эксперта или специалиста, состоящего в сознательном неправильном отражении хода и результатов исследования (искажении фактов, умолчании о них, неверной оценке и неправильных выводах)" <1>.

--------------------------------

<1> См.: Яшин А.В. Уголовная ответственность за фальсификацию доказательств по уголовному делу как средство защиты участников уголовного судопроизводства // Закон и право. 2011. N 6. С. 65.
Вполне обоснованной представляется также позиция некоторых авторов, согласно которой к числу субъектов фальсификации доказательств следует отнести и судью. Так, А.Л. Спектор указывает, что судья может истребовать доказательства, он участвует в их исследовании, проверке и оценке. Наконец, именно судья непосредственно осуществляет правосудие. Следовательно, его действия, связанные с фальсификацией доказательств, наносят ущерб этой специфической государственной деятельности. Кроме того, в ряде случаев, например по уголовным делам частного обвинения, производство по делу возбуждается судьей, им же проводится судебное следствие. При этом в руках судьи находятся все доказательства по рассматриваемому уголовному делу. А.Л. Спектор также предлагает указать в качестве субъектов преступления эксперта, лицо, осуществляющее оперативно-розыскную деятельность, гражданского истца, гражданского ответчика <1>.

--------------------------------



<1> Там же.
По мнению А.Н. Белозерских, в перечень субъектов исследуемого преступления также следует включить секретаря судебного заседания <1>. Думается, что данная позиция является вполне обоснованной в связи с тем, что секретарь судебного заседания занимается изготовлением важного доказательства по уголовному делу - протокола судебного заседания и может в процессе изготовления протокола подвергнуть его фальсификации.

--------------------------------



<1> Белозерских А.Н. Нерешенные вопросы уголовной ответственности за фальсификацию доказательств // Современное право. 2010. N 8.
П.С. Метельский также указывает на необходимость включения в число субъектов фальсификации доказательств по уголовному делу и оперативных сотрудников (совершивших данное деяние в рамках уголовного судопроизводства), обосновывая это тем, что нередко в ходе производства отдельных следственных действий (например, осмотра места происшествия) следователь привлекает к участию в них оперативных сотрудников <1>. Учитывая прямой доступ оперативных сотрудников к отдельным доказательствам по уголовному делу, существует потенциальная опасность того, что некоторые важные доказательства по уголовному делу буду умышленно "утрачены" или уничтожены оперативным сотрудником.

--------------------------------



<1> Метельский П.С. Фальсификация доказательств по уголовному делу: трудности квалификации // Уголовный процесс. 2012. N 9.
Следует отметить, что лицо, осуществляющее оперативно-розыскную деятельность, теоретически может являться субъектом исследуемого деяния только в случае, если оно привлечено к участию в расследовании уголовного дела следователем и имеет доступ к доказательствам по уголовному делу.

В том случае, если оперативный сотрудник подвергает изменению или подделке результаты оперативно-розыскной деятельности, которые в последующем могли бы приобрести статус доказательства по уголовному делу, уголовная ответственность за фальсификацию доказательств данным лицом исключена, поскольку доказательством результаты оперативно-розыскной деятельности становятся лишь после прохождения определенной процессуальной процедуры. Иначе говоря, в момент проведения оперативно-розыскных мероприятий объект, подвергнутый видоизменению или подделке оперативным сотрудником, вообще не является доказательством, а следовательно, и предметом преступления, что полностью исключает возможность привлечения лица в таком случае за фальсификацию доказательств по уголовному делу.

Таким образом, следует заключить, что существует действительная необходимость пересмотра положений уголовного законодательства Российской Федерации, касающихся фальсификации доказательств. Во-первых, следует дополнить содержание ч. 1 ст. 303 УК РФ указанием на наступление уголовной ответственности за фальсификацию доказательств по арбитражному делу, а также делу об административном правонарушении. Во-вторых, часть 1 ст. 303 УК РФ необходимо конкретизировать и указать перечень субъектов, способных нести ответственность за фальсификацию доказательств. В-третьих, внести в уголовно-правовую норму ч. 2 ст. 303 УК РФ изменения, связанные с расширением круга субъектов и указать среди прочих начальника подразделения дознания, руководителя следственного органа, судью, эксперта, специалиста, секретаря судебного заседания, иных лиц, имеющих право в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством представлять доказательства, а также лиц, имеющих прямой непосредственный доступ к доказательствам по уголовному делу. Более того, представляется необходимым подвергнуть уголовно-правовую норму ст. 303 УК РФ антикоррупционной экспертизе, что существенно облегчит задачу законодателя в вопросе о том, какие именно изменения следует внести в законодательство об уголовной ответственности за фальсификацию доказательств.
И.С. СОЛОВЫХ
ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ КОРРУПЦИОННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

(НА ПРИМЕРАХ ИЗ СЛЕДСТВЕННО-СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ)
Соловых И.С., старший помощник руководителя Следственного управления Следственного комитета РФ по Хабаровскому краю.
Из положений п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" следует, что ответственность за дачу и получение взятки или коммерческий подкуп не исключает одновременного привлечения к уголовной ответственности за действия, образующие самостоятельное преступление. В таких случаях содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений.

Взяткополучатель, совершивший в интересах взяткодателя или представляемых им лиц незаконные действия, образующие состав иного преступления, подлежит ответственности по совокупности преступлений - по ч. 2 ст. 290 УК РФ и соответствующей статье УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями, незаконное освобождение от уголовной ответственности, фальсификация доказательств и т.п.).

Несмотря на руководящее разъяснение Верховного Суда РФ, судебно-следственная практика складывается различным образом.

Так, например, приговором Железнодорожного районного суда г. Хабаровска от 8 сентября 2011 г. врач районной поликлиники С. осуждена по ч. 3 ст. 290 УК РФ и ч. 1 ст. 292 УК РФ. Органом следствия С. обвинялась в получении взятки за подготовку и выдачу фиктивного листка временной нетрудоспособности лицу, которое не нуждалось в медицинской помощи. Определением кассационной коллегии Хабаровского краевого суда от 24 ноября 2011 г. приговор районного суда изменен. В решении указано: преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 290 УК РФ, устанавливает ответственность за получение должностным лицом взятки за незаконные действия, которые в данном случае заключались в выдаче участковым врачом-терапевтом без проведения в установленном порядке осмотра пациента для постановки объективного диагноза за денежное вознаграждение фиктивного документа, то есть при помощи служебного подлога. Таким образом, совершенные С. противоправные деяния образуют одни и те же действия, которые составляют объективную сторону состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 290 УК РФ, и дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 292 УК РФ не требуют, в связи с этим она подлежит исключению как излишне вмененная.

Приговором Мурманского областного суда от 11 июля 2012 г. участковый врач-терапевт районной поликлиники К., обвиняемый органом следствия по ч. 3 ст. 290 УК РФ и ч. 1 ст. 292 УК РФ в получении взятки и за подготовку и выдачу фиктивного листка временной нетрудоспособности лицу, которое не нуждалось в медицинской помощи, осужден по инкриминируемым составам преступлений к соответствующему наказанию. При вынесении приговора суд указал следующее. Действия К., связанные с получением денег от Т., суд квалифицирует, как и предложено органом предварительного следствия, по ч. 3 ст. 290 УК РФ - получение должностным лицом лично взятки в виде денег за незаконные действия в пользу взяткодателя. Его же действия, связанные с внесением заведомо ложных сведений в листок нетрудоспособности, суд также квалифицирует в соответствии с предъявленным обвинением по ч. 1 ст. 292 УК РФ - служебный подлог, то есть внесение должностным лицом из корыстной заинтересованности в официальные документы заведомо ложных сведений.

В целом, как показывает практика, высший судебный орган страны соглашается с квалификацией действий виновных по совокупности ст. ст. 290 и 292 УК РФ, когда взятка получена за подделку официального документа.

Так, например, Б. осуждена за получение взяток за незаконные действия в пользу взяткодателей, за покушение на получение взятки за незаконные действия в пользу взяткодателя и за служебный подлог. Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия нашла, что вина осужденной в содеянном материалами дела доказана. Б., работая врачом дерматовенерологом городской поликлиники, при пособничестве медицинской сестры получала взятки за внесение в медицинские книжки заведомо ложных сведений о прохождении медицинских осмотров, а также из иной личной заинтересованности вносила в медицинские книжки заведомо ложные сведения. Кроме того, Б. покушалась на получение взятки от К. в сумме 3500 руб. за внесение заведомо ложных сведений в 12 медицинских книжек для работников ООО "СТ Плюс", но преступление не было доведено до конца, так как Б. и К. были задержаны сотрудниками полиции.

Суд подробно изложил доказательства в приговоре, дал им надлежащую оценку и пришел к правильному выводу о том, что Б., являясь должностным лицом, получала взятки за незаконные действия, вносила заведомо ложные сведения в официальные документы, обоснованно отвергнув ее доводы о непричастности к этим преступлениям. Не были признаны состоятельными доводы адвоката о том, что медицинские книжки не являются официальными документами, поскольку они удостоверяют факты, имеющие юридическое значение, являются основанием для приема на работу и для допуска к работе, а также доводы адвоката о том, что при внесении сведений о результатах анализов Б. не знала, что результаты не соответствуют действительности, поскольку сама Б. признала эти обстоятельства. Действия осужденной правильно квалифицированы судом по ч. 2 ст. 290 и ст. 292 УК РФ <1>.

--------------------------------

<1> Определение Верховного Суда РФ от 27 марта 2006 г. N 46-о06-16.
Ситуация с определением правильной квалификации действий лиц, получающих денежное вознаграждение за незаконные действия, выглядит еще более запутанной, если обратиться к некоторым решениям, принятым высшим судебным органом страны и входящим в противоречие с положениями Постановления Пленума Верховного Суда N 19.

Так, Логинов, являясь доцентом кафедры Государственного технического университета, как преподаватель, согласно трудовому договору, был наделен правом приема экзаменов у студентов. Несдача студентом зачета или экзамена влекла определенные правовые последствия: он не допускался к следующей сессии, не переводился на следующий курс и мог быть отчислен из вуза. Выполнение студентами учебных планов учитывалось официальными документами - экзаменационными ведомостями, листами и зачетными книжками, на основании которых принимались решения о переводе студентов на следующий курс, а в итоге - о допуске к дипломной работе. В нарушение своих должностных обязанностей Логинов за взятки ставил зачеты и оценки за курсовые проекты и за экзамены без самой процедуры их приема. Он осужден по п. "б" ч. 4 ст. 290 и ст. 292 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор суда оставила без изменения. Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, в котором ставился вопрос об исключении из судебных решений указания об осуждении Логинова по ст. 292 УК РФ по следующим основаниям.

По смыслу закона, получение взятки - преступление, совершаемое из корыстных побуждений, когда должностное лицо сознает, что материальные ценности ему переданы как взятка за совершение определенных действий, входящих в его служебные полномочия, в интересах взяткодателя.

Статья 292 УК РФ подлежит исключению из приговора, поскольку совершенные осужденным действия, связанные с внесением в экзаменационные листы и зачетные книжки студентов ложных сведений - удовлетворительных оценок за экзамены и защиту курсовых проектов без фактической аттестации и принятия курсовых проектов, составляют объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ, и дополнительной квалификации не требуют <1>.

--------------------------------

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 8.
В Определении Верховного Суда по другому делу содержится такое утверждение: "Приговор по делу о получении взятки и злоупотреблении должностными полномочиями изменен: исключена как излишняя квалификация действий осужденных по ст. 285 (ч. 1) УК РФ, поскольку незаконные действия против интересов службы, совершенные должностным лицом за взятку, представляют собой часть диспозиции ст. 290 УК РФ" <1>.

--------------------------------



<1> Определение Верховного Суда РФ от 27 марта 2006 г. N 46-о06-16.
Еще по одному решению подобный подход Судебной коллегией обоснован так: "...действия К.В. обоснованно расценены судом как получение должностным лицом взятки за незаконные действия в крупном размере. Эти же действия К.В. ошибочно квалифицированы судом еще и по ст. 286 (ч. 1) УК РФ, предусматривающей ответственность за превышение должностных полномочий. Диспозиция ст. 290 (ч. 2) УК РФ предусматривает такой квалифицирующий признак преступления, как получение должностным лицом взятки за незаконные действия. При наличии указанного квалифицирующего признака в действиях виновного законом предусмотрено более суровое наказание, чем за неквалифицированные взяточничество и превышение должностных полномочий. С учетом изложенного следует признать неправильной квалификацию одних и тех же действий К.В. по двум нормам Уголовного кодекса, а также и назначение по каждой из них и по совокупности преступлений наказания" <1>.

--------------------------------



<1> Определение Верховного Суда РФ от 27 марта 2003 г. N 55-о02-31.
Остановимся на некоторых сложностях в определении правильной квалификации действий лиц, вносящих в официальные документы заведомо ложные сведения. С этой целью необходимо рассмотреть судебную практику.

Так, Р.Р. Мутакарова судом первой инстанции осуждена по нескольким эпизодам преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 УК РФ, ч. 3 ст. 160 УК РФ и по двум эпизодам ч. 1 ст. 292 УК РФ. Кассационным определением приговор изменен в части. В надзорном представлении заместителем прокурора Ямало-Ненецкого автономного округа Е.Н. Литовченко ставится вопрос об отмене приговора в части осуждения Р.Р. Мутакаровой по ч. 1 ст. 292 УК РФ. Проверив производство по уголовному делу в полном объеме в порядке ч. 1 ст. 410 УПК РФ, президиум окружного суда признал приговор и кассационное определение подлежащими частичной отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в оспариваемых судебных актах, фактическим обстоятельствам уголовного дела, неправильным применением уголовного закона и нарушением уголовно-процессуального закона.

Р.Р. Мутакарова признана виновной в том, что, замещая должность в МДОУ ДС "Олененок", совершила, кроме прочего, два эпизода внесения в официальные документы (табель учета рабочего времени) заведомо ложных сведений.

В надзорном определении суд указал, что, приходя к выводу о виновности Р.Р. Мутакаровой в совершении служебных подлогов, нижестоящие судебные инстанции констатировали принадлежность табеля учета рабочего времени к числу официальных документов. Между тем, при разрешении данного вопроса не было учтено, что официальный документ в любом случае должен удостоверять юридические факты в сфере публично-правового регулирования, предоставляя определенные права, освобождая от обязанностей либо устанавливая ответственность. Табель учета рабочего времени представляет собой внутренний документ организации, предназначенный для упорядочения ее работы. Содержащиеся в нем сведения не удостоверяют юридических фактов в публично-правовой сфере и сами по себе не изменяют правовой статус сторон трудового договора.

В надзорном представлении правильно отмечено, что табель учета рабочего времени не может считаться необходимым условием возникновения, изменения или прекращения трудовых правоотношений. Основанием для начисления и выплаты заработной платы в силу ст. ст. 57 и 135 Трудового кодекса РФ является трудовой договор и фактически выполненная работа.

Таким образом, судами первой и второй инстанций была применена норма Особенной части УК РФ, а именно часть 1 ст. 292 УК РФ, которая по настоящему уголовному делу не подлежала применению (п. 2 ст. 382 УПК РФ).

Определяя дальнейшую судьбу уголовного дела, президиум исходил из того, что табель учета рабочего времени не может быть отнесен к числу официальных документов, следовательно, не является предметом служебного подлога. По этой причине уголовное преследование Р.Р. Мутакаровой по ч. 1 ст. 292 УК РФ подлежит прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в действиях лица составов преступлений <1>.

--------------------------------



<1> Постановление президиума суда Ямало-Ненецкого АО от 21 февраля 2012 г.; Постановление президиума Краснодарского краевого суда от 23 марта 2011 г.
В ином случае равный по статусу суд оценил табель учета рабочего времени как официальный документ и признал виновным лицо по ч. 3 ст. 160, ч. 1 ст. 292 УК РФ.

Так, И.Н. Мосинян, являясь должностным лицом, совершила ряд тождественных преступлений, заключающихся в присвоении денежных средств в виде заработной платы несуществующих работников. Преступления совершены в том числе путем внесения в табель учета рабочего времени (официальный документ) заведомо ложных сведений о якобы выполненной работе.

Подводя итог изложенному, полагаем необходимым правоприменителям руководствоваться именно требованиями п. 19 Постановления Пленума от 10 февраля 2000 г., поскольку указание Пленума вытекает из того, что в объективную сторону получения взятки не входят совершаемые за взятку действия (бездействие), в том числе содержащие признаки какого-либо иного преступления. При этом Верховный Суд РФ много лет занимает именно такую позицию, рассматривая конкретные уголовные дела.

Также считаем, что табель учета рабочего времени должен рассматриваться в качестве официального документа в рамках уголовного судопроизводства. В обоснование данной позиции следует отметить, что суды, рассматривая иски, связанные с соблюдением норм трудового права, принимают в качестве одного из основных доказательств табели учета рабочего времени и на основе содержащихся в них сведений устанавливают те или иные обстоятельства.


А.В. СТЕПАНЮК, Е.В. КИРИЛЛОВА
КОНФИСКАЦИЯ КАК СРЕДСТВО ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ

КОРРУПЦИОННЫМ ПРЕСТУПЛЕНИЯМ
Степанюк А.В., доцент кафедры гражданского права и процесса Юридического института Белгородского государственного национального исследовательского университета, кандидат юридических наук, доцент.
Кириллова Е.В., магистрант кафедры гражданского права и процесса Юридического института Белгородского государственного национального исследовательского университета.
Коррупция существует во всех государствах, независимо от их социально-экономического и политического уровня развития. В России коррупция долгое время была легальным видом деятельности для чиновников: они существовали за счет "кормлений" лиц, заинтересованных в их деятельности. В 1556 г. "кормления" были отменены. В последующем, когда пришло осознание того, что коррупция представляет собой угрозу для общества и государства, началась активная борьба с этим явлением: чиновники стали получать фиксированное жалование, взятка на законодательном уровне стала считаться преступлением. Борьба с коррупцией приобрела правовую основу, но нерегулярные выплаты жалований, обесценивание денег, дефицит квалифицированных кадров не дали этой борьбе увенчаться успехом. В советский период, вплоть до 80-х гг. XX в., существование коррупции официально не признавалось. А имевшие место в действительности факты не придавались широкой огласке (например, "узбекское дело"). Сам термин "коррупция" не использовался, вместо него существовали понятия "взяточничество", "злоупотребление". Борьба с коррупцией в этот период имела политический характер, то есть использовалась для расправы с неугодными лицами и для популяризации политической власти. Политика отрицания коррупции прекратила свое существование в период перестройки.

В последнее десятилетие внимание к коррупционным проблемам вновь возросло. Ярким примером тому служит возбуждение в 2012 г. ряда громких дел: хищение 6,5 млрд. руб. при разработке спутниковой системы ГЛОНАСС, хищение более 90 млн. руб. при подготовке к саммиту АТЭС, "дело Оборонсервиса".

В связи с этим в своем обращении к Федеральному Собранию РФ от 12 декабря 2012 г. Президент РФ В.В. Путин подчеркнул, что коррупция создает долгосрочные угрозы обществу, безопасности и целостности России <1>.

--------------------------------



<1> http://kremlin.ru/news/17118
30 мая 2012 г. состоялось пленарное заседание первого Евразийского антикоррупционного форума, проведенного Институтом законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ при содействии Государственной Думы РФ и Счетной палаты РФ. Председатель Государственной Думы С.Е. Нарышкин в своем докладе отметил, что "коррупция, усугубляя кризис доверия, представляет собой один из серьезнейших вызовов человеческому развитию, угрозу суверенитету и безопасности государства, устоям человеческой цивилизации" <1>.

--------------------------------



<1> Нарышкин С.Е. Международное сообщество в борьбе с коррупцией // Журнал российского права. 2012. N 7.
Уровень коррупции в России высок, и это подтверждается на международном уровне. Ежегодно организация Transparency International составляет рейтинг восприятия коррупции в странах мира, в 2012 г. Россия заняла 136 место из 176 <1>. Transparency International считает Россию одной из самых коррумпированных среди развитых стран в мире. Но правовые и организационные меры по борьбе с коррупцией принимаются. Прежде всего это выражается в принятии специального закона, посвященного противодействию коррупции.

--------------------------------



<1> http://www.transparency.org/country#RUS
Необходимо отметить, что в настоящее время существуют расхождения в многочисленных определениях коррупции, это затрудняет работу по противодействию ей. В основном понятие "коррупция" раскрывается через совокупность отдельных составов правонарушений, что представляется неверным, так как предусмотреть исчерпывающий перечень коррупционных деяний невозможно.

В соответствии с Федеральным законом от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" коррупция - это злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами; а также совершение указанных деяний от имени или в интересах юридического лица.

Противодействовать коррупции можно только при комплексном применении правовых средств различной отраслевой принадлежности. Сейчас в России действует концепция мультиответственности, которая сочетает в себе уголовные, гражданско-правовые, административные и дисциплинарные меры воздействия за совершение коррупционных правонарушений <1>.

--------------------------------



<1> Хабриева Т.Я. Научно-правовые проблемы противодействия коррупции // Журнал российского права. 2012. N 7. С. 7 - 14.
Немаловажную роль в противодействии коррупции играет институт конфискации, который имеет межотраслевой характер. Прежде всего, конфискация является гражданско-правовым понятием, так как в соответствии со ст. 243 Гражданского кодекса РФ конфискация - один из способов принудительного прекращения права собственности, который заключается в безвозмездном изъятии у собственника имущества по решению суда, в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения. В этом и проявляется тесная взаимосвязь гражданского и уголовного права в вопросах противодействия коррупционным преступлениям. Конфискация как способ принудительного прекращения права собственности имеет ряд особенностей: во-первых, конфискация осуществляется только в судебном порядке; во-вторых, конфискация имеет принудительный характер; в-третьих, при конфискации имущество изымается у собственника безвозмездно; в-четвертых, конфискация бесповоротна.

Для противодействия коррупции используется, прежде всего, институт уголовно-правовой конфискации. С выходом в свет Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ" уголовное законодательство России подверглось существенному изменению, в частности, из числа дополнительных видов наказания была исключена конфискация. До этого времени УК РФ трактовал конфискацию как принудительное безвозмездное изъятие в собственность государства всего или части имущества, являющегося собственностью осужденного. Исключение конфискации из числа дополнительных видов наказания подверглось серьезной критике, и в 2006 г. законодатель вернул конфискацию в Уголовный кодекс в качестве одной из иных мер уголовно-правового характера. Применение конфискации в качестве иной меры уголовно-правового характера заключается в изъятии преступно добытого имущества.

УК РФ содержит перечень преступлений (всего 45 составов), в отношении которых применяется институт конфискации, среди них - наиболее распространенные преступления коррупционной направленности: например, части 3 и 4 ст. 184 "Подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов" (незаконное получение спортсменами денег, ценных бумаг или иного имущества, переданных им в целях оказания влияния на результаты указанных соревнований, а равно незаконное пользование спортсменами услугами имущественного характера, предоставленными им в тех же целях, - часть 3; незаконное получение денег, ценных бумаг или иного имущества, незаконное пользование услугами имущественного характера спортивными судьями, тренерами, руководителями команд и другими участниками или организаторами профессиональных спортивных соревнований, а равно организаторами или членами жюри зрелищных коммерческих конкурсов в целях, указанных в ч. 3 настоящей статьи, - часть 4); части 3 и 4 ст. 204 "Коммерческий подкуп" (Незаконное получение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное пользование услугами имущественного характера или другими имущественными правами за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением - часть 3; деяния, предусмотренные ч. 3 настоящей статьи, если они сопряжены с вымогательством предмета подкупа, - часть 4); пункт "в" ч. 2 ст. 229 "Хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ" (лицом с использованием своего служебного положения); статья 285 "Злоупотребление должностными полномочиями"; статья 290 "Получение взятки".

Все вышеуказанные преступления соответствуют четырем критериям, которые и позволяют отнести их к преступлениям коррупционной направленности: 1) надлежащий субъект преступления (должностное лицо); 2) связь деяния со служебным положением субъекта; 3) прямой умысел в совершении преступлений; 4) цель преступления: получение выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами.

Нельзя не заметить, что не все коррупционные преступления вошли в этот список (например, статья 292 "Служебный подлог" УК РФ).

На наш взгляд, Россия должна выполнить рекомендации Группы государств против коррупции (ГРЕКО), а именно ввести конфискацию доходов от коррупции за все виды коррупционных преступлений.

Разговор о конфискации как иной мере уголовно-правового характера нам хотелось бы проиллюстрировать статистическими материалами. Прежде всего следует сказать, что в России данная мера применяется. Об этом говорят данные Судебного департамента при Верховном Суде РФ <1>.

--------------------------------



<1> Официальный сайт Судебного департамента при Верховном Суде РФ. Раздел "Судебная статистика": URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=5.


Конфискация на основании ст. 104.1 УК РФ применялась:

в 2009 г.

в 2010 г.

в 2011 г.

в первом полугодии

2012 г.


в отношении

587 лиц


в отношении

679 лиц


в отношении

671 лица



в отношении 306 лиц

Как можно видеть из приведенных данных, если количество решений о конфискации за второе полугодие 2012 г. не изменится, то итоговые цифры будут в целом сопоставимы или несколько ниже, чем в 2010 и 2011 гг. При этом недостатком статистики Судебного департамента является отсутствие сведений об объеме конфискованных средств.

Вместе с тем, учитывая современные реалии, является очевидным тот факт, что количество применяемых конфискационных мер в уголовно-правовом порядке вряд ли сопоставимо с размерами коррупции в нынешних условиях. Проблема, по нашему мнению, заключается в том, что субъектами коррупционных преступлений являются должностные лица, знающие на достаточном уровне уголовное законодательство РФ, имеющие нередко высшее юридическое образование и занимающие должности в органах государственной власти и управления, поэтому затруднительно определить имущество подсудимого, подлежащее конфискации, а также доказать, что имущество приобретено за счет коррупционных средств. Здесь имеется в виду то, что денежные средства подсудимых скрываются ухищренными способами, движимое и недвижимое имущество, а также счета в банках юридически грамотно оформлены на родственников подсудимых и других подставных лиц и часто находятся за пределами РФ. Получается, что в ходе следствия и судебного разбирательства приходится констатировать факт отсутствия у подозреваемого в совершении преступления, обвиняемого или подсудимого какого-либо имущества вообще как такового.

Считаем, что при осуждении за коррупционные преступления, результатом которых явилось значительное хищение государственных средств (например, на сумму более 1 млн. руб.), либо государственного имущества, конфискация должна применяться как обязательная мера в совокупности с основной мерой наказания и должна быть прямо указана в санкции статьи УК РФ. В данных конкретных случаях следственным органам для обнаружения имущества обвиняемого в совершении преступления, на которое впоследствии судом может быть применена конфискация, должно быть предоставлено право истребования декларации о доходах и о расходах с близких и дальних родственников обвиняемого. Бремя доказывания законности источников происхождения движимого и недвижимого имущества, денежных средств на счетах в банках может ложиться на родственников осужденного, при наличии у суда достаточных оснований полагать, что имущество приобретено за коррупционные средства. Данная мера позволит в определенных случаях значительно снизить количество случаев оформления имущества на подставных лиц (родственников) граждан, занимающихся определенным видом преступной деятельности.

Чтобы сделать институт конфискации эффективным средством противодействия коррупционным правонарушениям, его необходимо вернуть в УК РФ в качестве меры наказания. Не включая конфискацию в виды наказания, Россия нарушает ряд ратифицированных конвенций: Конвенцию ООН по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, Конвенцию против транснациональной организованной преступности, Конвенцию против финансирования терроризма, Конвенцию Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности. Введение конфискации как вида уголовно-правового наказания будет отвечать международно-правовым обязательствам России.
М.А. ТУЛИГЛОВИЧ


Каталог: upload -> iblock
iblock -> Перечень работ и услуг по содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме
iblock -> Часы-смартфон
iblock -> Руководство пользователя для телефона Apple iPhone 6
iblock -> Руководство по эксплуатации Методика калибровки Технические характеристики. Минимальный радиус кривизны поверхностей контролируемых изделий, 6мм
iblock -> Технические требования
iblock -> Технологические карты
iblock -> Оптимизация процесса восстановления измененных и уничтоженных маркировочных обозначений на блоках двигателей транспортных средств
iblock -> Инструкция по эксплуатации Температурный gsm извещатель Grinson T7 Благодарим Вас за выбор температурного gsm извещателя Grinson T7


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница