Хабаровский краевой суд


КУРСАНТЫ И СЛУШАТЕЛИ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ МВД РОССИИ



страница11/15
Дата09.08.2019
Размер1.76 Mb.
#126827
ТипСборник
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15

КУРСАНТЫ И СЛУШАТЕЛИ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ МВД РОССИИ

КАК СУБЪЕКТЫ ДОЛЖНОСТНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
Тулиглович М.А., доцент кафедры уголовного права и криминологии Дальневосточного юридического института МВД России, кандидат юридических наук, доцент.
В структуре преступлений, регистрируемых на территории Российской Федерации, удельный вес преступлений против государственной власти, интересов самоуправления является очень низким и составляет чуть больше одного процента. Однако внимание общества к преступлениям данной категории ввиду роста коррупции и злоупотреблений в сфере государственного управления остается на достаточно высоком уровне.

С 2009 г. официальная статистика ежегодно демонстрирует существенное снижение уровня выявленных преступлений в рассматриваемой сфере. Вместе с тем количество должностных преступлений, где субъектами выступают сотрудники органов внутренних дел, несмотря на видимую положительную динамику, продолжает оставаться высоким (в среднем 89%).

Без сомнений, совершение общественно опасного деяния лицом, призванным законом защищать права и свободы граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства от любых противоправных посягательств <1>, приводит к возникновению недоверия со стороны населения к правоохранительным органам, негативно влияет на отношение граждан к представляемой ими государственной власти. Вышесказанное в полной мере относится не только к представителям власти, наделенным соответствующими должностными полномочиями по противодействию преступности (сотрудники оперативных подразделений территориальных ОВД, следствия, дознания и т.д.), но и к сотрудникам полиции в целом, независимо от должности, звания и т.д.

--------------------------------



<1> Статья 1 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" (ред. от 05.04.2013) // Собрание законодательства РФ. 2011. N 7. Ст. 900.
В последнее время серьезную тревогу и озабоченность вызывает рост преступлений, совершаемых курсантами и слушателями учреждений высшего профессионального образования Министерства внутренних дел Российской Федерации <1>, теми, кто в недалеком будущем должен был стать профессиональными "борцами" с преступностью <2>. И если случаи совершения курсантами общеуголовных преступлений не встречают особых проблем в квалификации, то решение вопроса о том, могут ли лица, еще не окончившие образовательное учреждение, выступать субъектами должностных преступлений, вызывает определенные дискуссии как в научной среде, так и среди практических сотрудников. Проблема здесь кроется в двойственности правового статуса обучающихся в вузах МВД России. С одной стороны, они только получают образование и, следовательно, не могут считаться полноценными специалистами в соответствующей области профессиональной деятельности. С другой стороны, обучаясь в ведомственном вузе, они имеют особый правовой статус отличающий их от студентов гражданских образовательных учреждений. Для решения данной проблемы необходимо, во-первых, определить сущность и содержание правового статуса курсантов и выяснить, относятся ли они к категории должностных лиц; во-вторых, ответить на вопрос: если курсанты являются должностными лицами, объективную сторону каких преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления они могут выполнять?

--------------------------------



<1> Далее - курсанты.

<2> Егоров И. Курсанты МВД вымогали пять миллионов долларов // URL: http://www.rg.ru/2013/03/27/pohishenie-site.html; По подозрению в совершении преступления задержаны курсанты Белгородского юридического института МВД // URL: http://mvd.ru/news/item/145524/.
Вопрос о правовом статусе сотрудников полиции в последнее время получил достаточно широкое освещение в юридической литературе <1>. Учитывая, что правовой статус личности рассматривается как совокупность общего, специального и индивидуального статусов <2>, при определении содержания правового статуса полицейского мы будем использовать категорию "специальный правовой статус", разработанную в административном праве и включающую в себя следующие составляющие: права, обязанности, поощрения и гарантии, ответственность <3>. Представленные элементы органически связаны между собой, поскольку только в своей совокупности они образуют реальный статус государственного служащего, которым в соответствии с ч. 1 ст. 1 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации..." наделены и сотрудники полиции <4>.

--------------------------------



<1> См., напр.: Дубровин А.К. Правовой статус сотрудника полиции: теоретико-правовой аспект // Российская юстиция. 2011. N 12. С. 61 - 62; Булавин С.П., Черников В.В. Правовой статус сотрудника полиции // Административное право и процесс. 2011. N 9. С. 2 - 10.

<2> Скакун О.Ф. Теория государства и права: Учебник. Харьков, 2000. С. 410 - 413.

<3> Тихомиров Ю.А. Курс административного права и процесса. М., 1998. С. 314.

<4> Федеральный закон от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (ред. от 03.12.2012) // Собрание законодательства РФ. 2011. N 49 (ч. I). Ст. 7020.
Совокупность представленных полиции прав и обязанностей, обусловленную кругом вопросов (целей, задач, функций), отнесенных к ее ведению, принято именовать полномочиями <1>.

--------------------------------



<1> См., напр.: Дмитриев Ю.А., Полянский И.А., Дрофимов Е.В. Административное право: Учебник. М., 2009. С. 156.
Предметом нашего исследования будут прежде всего распорядительные полномочия, предоставленные полиции (ее должностным лицам) как органу публичной власти, т.е. полномочия, которые в соответствии с Законом она реализует в отношении лиц, не находящихся от нее в служебной зависимости. Неделимость представленных органам внутренних дел прав и обязанностей, образующих в единстве их полномочия, вытекает из анализа ст. ст. 12, 13, 27, 28 Федерального закона "О полиции". Закрепленные в них права и обязанности взаимно дополняют друг друга, поэтому при анализе законности действий должностных лиц органов внутренних дел необходимо решение комплексной задачи по оценке реализации в рамках представленных должностных полномочий соответствующих прав и обязанностей. В связи с этим "любое оспариваемое действие должностного лица полиции может быть признано судом законным как в том случае, когда оно было совершено в порядке исполнения возложенной на указанное должностное лицо обязанности, так и в том случае, когда оно было совершено в порядке использования предоставленного названному должностному лицу права" <1>.

--------------------------------



<1> Ярковой С.В. Основания признания арбитражным судом незаконными оспариваемых действий (бездействия) органа публичной администрации // Административное право и процесс. 2012. N 4. С. 68.
Законом на сотрудника полиции возложены как специальные полномочия - права и обязанности, которые он выполняет в соответствии с занимаемой должностью, так и общие - те, исполнение которых не зависит от замещаемой должности, места нахождения и времени суток. Первые производны от прав и обязанностей полиции в целом и являются формой их реализации в зависимости от вида полицейского подразделения (участковый инспектор полиции, дознаватель и т.д.) и его уровня (центральный аппарат, территориальный орган и т.д.). В Федеральном законе "О полиции" данный вид полномочий подробно представлен в ч. 1 ст. 27 и ч. 1 ст. 28, в отличие от ранее действовавшего Закона "О милиции" <1>, где в ст. 18 было закреплено только одно положение, согласно которому "сотрудник милиции выполняет обязанности и пользуется правами милиции, предусмотренными настоящим законом, в пределах своей компетенции в соответствии с занимаемой должностью". Для того чтобы определить, какие специальные полномочия возложены на сотрудника полиции, необходимо изучить его должностной регламент (должностную инструкцию), Порядок разработки и утверждения которой строго регламентирован МВД России <2>.

--------------------------------



<1> Закон РФ от 18 апреля 1991 г. N 1026-1 "О милиции" (ред. от 27.07.2010) // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 16. Ст. 503.

<2> Приказ МВД России от 25 сентября 2012 г. N 886 "Об утверждении Порядка разработки и утверждения должностных регламентов (должностных инструкций) и их примерной формы".
Общие полномочия в литературе получили название "уличных" прав и обязанностей <1>. В соответствии с законом они появляются только в тех случаях, когда сотрудник полиции становится очевидцем правонарушения, совершаемого в общественном месте, либо его об этом попросят другие очевидцы или потерпевшие. В соответствии с ч. 2 ст. 27 ФЗ "О полиции" сотрудник полиции независимо от замещаемой должности, места нахождения и времени суток обязан:

--------------------------------



<1> Булавин С.П., Черников В.В. Указ. соч. С. 4.
1) оказывать первую помощь гражданам, пострадавшим от преступлений, административных правонарушений и несчастных случаев, а также гражданам, находящимся в беспомощном состоянии либо в состоянии, опасном для их жизни и здоровья;

2) в случае обращения к нему гражданина с заявлением о преступлении, об административном правонарушении, о происшествии либо в случае выявления преступления, административного правонарушения, происшествия принять меры по спасению гражданина, предотвращению и (или) пресечению преступления, административного правонарушения, задержанию лиц, подозреваемых в их совершении, по охране места совершения преступления, административного правонарушения, места происшествия и сообщить об этом в ближайший территориальный орган или подразделение полиции.

Не вдаваясь в дискуссию о содержании общих полномочий, укажем лишь на то, что обязанность действовать подобным образом появляется только в двух случаях: при обращении к сотруднику полиции гражданина с заявлением о правонарушении и в случае выявления им соответствующих противоправных действий или лиц, которым требуется помощь.

Согласно ч. 3 ст. 38 Федерального закона "О полиции", курсанты и слушатели образовательных учреждений высшего профессионального образования считаются проходящими службу в полиции. В соответствии с ч. 2 ст. 17 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации...", "зачисление в образовательное учреждение высшего профессионального образования федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел для обучения по очной форме в должности курсанта, слушателя является поступлением на службу в органы внутренних дел", то есть на курсантов в полной мере распространяются не только социальные гарантии, предусмотренные для сотрудников органов внутренних дел <1>, но и соответствующие полномочия, вытекающие из общего статуса сотрудника полиции. Вместе с тем определить круг специальных полномочий по занимаемой ими должности "курсант" не представляется возможным ввиду отсутствия соответствующих должностных регламентов (инструкций). Подобное положение возникло из-за отдельных особенностей правового статуса курсантов как полицейских, которым фактически представлен только один комплекс специальных полномочий, связанных с получением высшего образования (обязанности, связанные с обучением в рамках стандартов высшего профессионального образования, и корреспондирующие им права). Это, безусловно, не означает, что данные полномочия вообще не могут возникнуть. В некоторых ситуациях на курсанта они могут быть возложены в установленном законом, иным нормативным правовым актом или актом применения норм права порядке. Например, в соответствии с приказом компетентного вышестоящего должностного лица при несении патрульно-постовой службы или при назначении курсанта, проходящего преддипломную практику (стажировку), приказом руководителя территориального органа внутренних дел на должность следователя, с появлением у него самостоятельного процессуального статуса. Во всех остальных случаях на курсантов распространяется только общий комплекс прав и обязанностей, предусмотренных ч. 2 ст. 27 и ч. 2 ст. 28 Федерального закона "О полиции".

--------------------------------

<1> Соответствующие гарантии предусмотрены, например, Федеральным законом от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. 2011. N 30 (ч. I). Ст. 4595.
При решении вопроса о причастности курсантов к категории должностных лиц следует руководствоваться общими положениями, содержащимися в уголовном законе, с учетом рекомендаций, данных Пленумом Верховного Суда Российской Федерации. Несмотря на четкую законодательную регламентацию, в теории уголовного права устоялось мнение о том, что "понятие должностного лица является краеугольным камнем учения о должностных преступлениях" <1>. П.С. Яни по этому поводу писал: "Установление точного содержания понятия должностного лица - один из наиболее важных вопросов применения немалого числа норм Особенной части УК, и прежде всего - содержащихся в гл. 30 Кодекса" <2>.

--------------------------------



<1> Шнитенков А.В. Ответственность за преступления против интересов государственной службы и интересов службы в коммерческих и иных организациях. СПб., 2006. С. 79.

Исследованием данного вопроса в разные периоды занимались: Лысов М.Д. Ответственность должностных лиц по советскому уголовному праву. Казань, 1972. С. 17. Волколупова В.А. Должностное лицо как субъект уголовной ответственности: Автреф. дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2002; Бугаевская Н.В. Должностное лицо как субъект преступления: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Рязань, 2003; Басова Т. Уголовно-правовая дефиниция "представитель власти" // Уголовное право. 2005. N 3; Волженкин Б.В. Служебные преступления: комментарий законодательства и судебной практики. СПб., 2005; и др.



<2> Бриллиантов А.В., Яни П.С. Должностное лицо: представитель власти // Законность. 2010. N 5. С. 18.
Должностными лицами в соответствии с примечанием 1 к ст. 285 УК РФ признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Следовательно, для признания курсанта должностным лицом необходимо, чтобы он законодательно был наделен реализацией хотя бы одной из перечисленных функций. Учитывая, что в силу специфического правового статуса курсант не может быть наделен ни организационно-распорядительными, ни административно-хозяйственными функциями, остается выяснить, выполняет ли он функции представителя власти.

Представителем власти признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости <1>. Не останавливаясь на существующей несогласованности между законодательными дефинициями "должностное лицо" и "представитель власти" <2>, отметим, что легальное определение существенно дополнено в Постановлениях Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий" <3> и "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" <4>. Расширение понятия "представитель власти" происходит в основном за счет включения в данную категорию лиц, наделенных правами и обязанностями по осуществлению функций органов законодательной, исполнительной или судебной власти. Подобное толкование имеет как несомненные преимущества, по сравнению с законодательной формулировкой, так и отдельные недостатки.

--------------------------------

<1> Примечание к ст. 318 УК РФ.

<2> Более подробно об этом см.: Басова Т. Указ. соч. С. 9 - 10.

<3> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 "О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 12.

<4> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" (ред. от 22.05.2012) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 4.
Нельзя не заметить, что отдельные государственные служащие, несмотря на выполнение ими функций защиты прав граждан либо контроля за определенными видами деятельности, не могут признаваться правоохранительными или контролирующими в чистом виде (члены Правительства, депутаты, судьи и т.д.). Кроме того, в большинстве случаев подобные лица не наделены в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости <1>. В связи с этим увеличение круга субъектов, составляющих категорию "представитель власти", через включение в его состав лиц, осуществляющих законодательную, исполнительную или судебную власть, следует признать, безусловно, положительным примером оказания высшей судебной инстанцией практической помощи правоохранительным органам в противодействии должностным преступлениям. Тем не менее, в предложенных Пленумом определениях заложены отдельные интерпретационные противоречия. Дело в том, что большинство государственных органов (к числу которых с уверенностью можно отнести и правоохранительные органы) относятся к исполнительной ветви власти. Так, например, в соответствии с Законом полиция выступает федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел <2>, поэтому может возникнуть закономерный вопрос: сотрудников МВД России следует относить к лицам, осуществляющим функции исполнительной власти, или к государственным органам, наделенным распорядительными полномочиями? Данное обстоятельство обусловливает необходимость выделения четких критериев для отнесения отдельных категорий лиц к представителям власти. Законодатель и судебная практика в качестве таких критериев называют наличие установленных законом распорядительных полномочий и, при их отсутствии, выполнение функций законодательной, исполнительной или судебной власти.

--------------------------------



<1> Подробней об этом см.: Бриллиантов А.В., Яни П.С. Указ. соч. С. 19.

<2> Часть 3 ст. 3 Федерального закона "О полиции".
На основании изложенного к представителям власти следует относить:

1. Лиц, не обладающих распорядительными полномочиями:

а) лиц, осуществляющих законодательную власть (члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, депутаты законодательных органов государственной власти субъектов Российской Федерации);

б) лиц, осуществляющих исполнительную власть (членов Правительства Российской Федерации и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации);

в) лиц, осуществляющих судебную власть (судьи федеральных судов и мировые судьи).

2. Лиц, наделенных в установленном порядке распорядительными полномочиями либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности:

а) представителей государственных органов (работники органов МВД Российской Федерации и ФСБ Российской Федерации);

б) представителей надзорных и контролирующих органов (работники прокуратуры, налоговых, таможенных органов Российской Федерации);

в) представителей контролирующих органов (состоящие на государственной службе аудиторы, государственные инспекторы и контролеры);

г) представителей иных структур (например, военнослужащие при возложении на них распорядительных полномочий для выполнения обязанностей по охране общественного порядка, обеспечению безопасности и иных функций).

Таким образом, можно сделать вывод, что представителем власти признается не любое лицо правоохранительного или контролирующего органа, а лишь то, которое в установленном порядке наделено распорядительными полномочиями либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности. По справедливому замечанию Б.В. Волженкина, "главный бухгалтер или начальник отдела снабжения прокуратуры - безусловно, должностное лицо, но отнюдь не представитель власти" <1>.

--------------------------------



<1> Волженкин Б.В. Служебные преступления. М., 2000. С. 100.
Что касается выполнения функций представителя власти курсантами, то данную проблему необходимо решать не указанием на их принадлежность к правоохранительным органам, а установлением возложенных на них законом распорядительных полномочий. В юридической литературе под распорядительными полномочиями понимают возможность предъявлять обязательные для исполнения требования, налагать меры юридической ответственности или издавать нормативные акты, содержащие обязательные правила поведения и (или) меры ответственности за их нарушение <1>. При рассмотрении правового статуса курсантов нами было указано на то, что законом на них как на сотрудников полиции возложены распорядительные полномочия только в рамках реализации ч. 2 ст. 27 и ч. 2 ст. 28 Федерального закона "О полиции". Поэтому если курсанту будет предъявлено обвинение в должностном преступлении лишь со ссылкой на то, что он - представитель власти, поскольку является сотрудником полиции, без указания на то, какими конкретными распорядительными полномочиями в соответствии с законом он был наделен в данном конкретном случае, суд в силу ч. ч. 3 и 4 ст. 14 УПК РФ "вполне может истолковать соответствующие сомнения в пользу подсудимого, а это приведет к непризнанию в деянии состава должностного преступления и вынесению оправдательного приговора" <2>.

--------------------------------



<1> Семенов Д.А. Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления // Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М., 2009. С. 245.

<2> Бриллиантов А.В., Яни П.С. Указ. соч. С. 20.
Данный вывод отчасти подтверждается и материалами судебной практики. Так, судебной коллегией по уголовным делам Омского областного суда при указанных ниже обстоятельствах не признан должностным лицом курсант Омского юридического института МВД России Г.

Узнав от знакомых о якобы имевшем место изнасиловании И., он, представившись сотрудником Кировского РУВД г. Омска, потребовал от К., "причастного" к изнасилованию, деньги в сумме 5000 руб. В случае отказа от передачи денег Г. пригрозил привлечь К. к уголовной ответственности. Суд указал, что на момент совершения преступления Г. не обладал полномочиями представителя власти <1>.

--------------------------------

<1> Архив Омского областного суда за 1999 г. Уголовное дело N 2-47. См.: Борков В.Н. Получение взятки: вопросы квалификации: Дис. ... канд. юрид. наук. Омск, 2002. С. 58.
Установление соответствующих полномочий по должности в случае обвинения курсанта в должностном преступлении тем более важно, поскольку при решении вопроса о квалификации его действий по статьям уголовного закона, предусматривающим ответственность за преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, необходимо указывать, какими из них он злоупотребил, а какие превысил.

Как было указано в решении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, "УК РФ предусматривает ответственность за злоупотребление именно должностными полномочиями, а не за злоупотребление служебным положением, которое занимает должностное лицо в соответствующем государственном органе, органе местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждениях" <1>. Заданного Верховным Судом РФ направления придерживаются при рассмотрении дел данной категории и судебные органы в субъектах Российской Федерации <2>. Поэтому при решении вопроса о наличии либо отсутствии в действиях лица состава должностного преступления необходимо устанавливать круг и характер его служебных прав и обязанностей, закрепленных в законодательных и иных нормативных правовых актах, в уставах, положениях и т.д. Так, наличие состава преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ, определяется рамками должностных полномочий публичного должностного лица. Нарушение данного правила приводит к многочисленным судебным ошибкам и переквалификации данного преступления на ст. 159 УК РФ <3>.

--------------------------------

<1> Определение Верховного Суда РФ от 19.07.1999 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 8.

<2> Апелляционное определение Хабаровского краевого суда от 05.09.2012 по делу N 33-5643/2012.

<3> Кассационное определение Верховного Суда РФ от 24.05.2011 N 44-011-40. Приговор по делу о получении взятки изменен: переквалифицированы действия с п. "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ на ч. 3 ст. 159 УК РФ в редакции Федерального закона от 07.03.2011, поскольку лицо стремилось ввести в заблуждение потерпевших по поводу своих полномочий и путем обмана похитить у них денежные средства, в связи с чем в действиях содержатся признаки мошенничества с использованием своего служебного положения. Также см.: Кассационное определение Верховного Суда РФ от 18.10.2012 N 9-О12-52; Определение Верховного Суда РФ от 28.09.2011 N 11-О11-85; и др.
Таким образом, при отнесении курсантов и слушателей образовательных учреждений МВД России к субъектам должностных преступлений можно руководствоваться следующими положениями:

1. Особый правовой статус курсанта определяется, с одной стороны, тем, что он, выступая студентом ведомственного вуза, еще не является квалифицированным специалистом в правоохранительной сфере. С другой стороны, обучение по очной форме в должности курсанта является службой в органах внутренних дел с наделением его соответствующими правами и обязанностями, возложенными на полицию в целом.

2. К специальным полномочиям по занимаемой должности "курсант" относятся исключительно обязанности, связанные с получением высшего образования, и корреспондирующие им права. Если выполнение специальных полномочий дополнительно не было возложено на курсанта соответствующим приказом (например, назначение на должность в период стажировки), его правовой статус ограничивается общим комплексом прав и обязанностей, распространяемых на всех сотрудников полиции вне зависимости от замещаемой должности, места нахождения и времени суток и предусмотренных ч. 2 ст. 27 и ч. 2 ст. 28 Федерального закона "О полиции".

3. Для признания курсанта должностным лицом необходимо указать на распорядительные полномочия, которыми он был наделен в соответствии с законом в данном конкретном случае, а также на то, чем регламентированы его обязанности и права в занимаемой должности, злоупотребление или превышение которых ставится ему в вину.


В.В. ХИЛЮТА
ДОЛЖНОСТНОЕ ХИЩЕНИЕ КАК КОРРУПЦИОННОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ

В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ БЕЛАРУСИ
Хилюта В.В., заведующий кафедрой уголовного права и криминологии Гродненского государственного университета им. Я. Купалы, кандидат юридических наук, доцент.
Уголовное законодательство Республики Беларусь, как, впрочем, и ранее действовавшее советское, устанавливает ответственность за хищение путем злоупотребления служебными полномочиями. Правда, если некогда данное деяние находилось в одной уголовно-правовой норме наряду с присвоением и растратой, то в настоящее время оно выделено в самостоятельный состав преступления - ст. 210 УК.

Казалось бы, под напором бурно развивающихся экономических отношений, разгосударствления и появления новых форм собственности и собственников жизнь потребует принятия принципиально иных решений и установления новых форм их правовой защиты. При такой постановке вопроса хищение путем злоупотребления служебным положением должно было изжить себя, но, в отличие от многих бывших советских социалистических республик, белорусский законодатель посчитал необходимым сохранить данную норму, и, наверное, не без оснований.

Хищение путем злоупотребления служебными полномочиями (а не положением, как это было ранее) в модели социально ориентированной рыночной экономики должно было явиться тем инструментом, с помощью которого осуществлялась бы охрана доверительного управления имуществом собственника. Однако фактически статья 210 УК имеет место в случаях использования должностным лицом своих служебных полномочий для завладения имуществом.

Таким образом, сегодня хищение путем злоупотребления служебными полномочиями заключается в незаконном безвозмездном завладении с корыстной целью имуществом или правом на имущество в свою пользу или пользу третьих лиц с использованием должностным лицом своих полномочий вопреки интересам службы.

При хищении путем злоупотребления служебными полномочиями должностное лицо завладевает чужим имуществом (или приобретает право на него), допуская различные злоупотребления по службе, т.е. совершает те или иные незаконные действия вопреки интересам службы.

Возможность совершать хищения путем злоупотребления служебными полномочиями заключается: а) в опосредованном распоряжении имуществом; б) в праве совершать действия, имеющие юридическое значение; в) в непосредственном завладении вверенным должностному лицу имуществом. В соответствии с п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 21 декабря 2001 г. N 15 "О применении судами уголовного законодательства по делам о хищениях имущества" хищение путем злоупотребления служебными полномочиями (ст. 210 УК) характеризуется использованием должностным лицом своих служебных полномочий для завладения имуществом или приобретения права на него. При этом не имеет значения, находится ли имущество в непосредственном владении должностного лица либо вверено другим лицам, через которых должностное лицо в силу служебных полномочий имеет право на управление и распоряжение им.



Первый способ совершения хищения путем злоупотребления служебными полномочиями характеризуется тем, что хищение осуществляется посредством противоправного завладения чужим имуществом (или приобретения права на имущество), находящимся в оперативно-хозяйственном управлении виновного. В данном случае должностное лицо, злоупотребляя предоставленными ему полномочиями по хозяйственному управлению имуществом, отдает приказы и распоряжения материально ответственным лицам (через подчиненных по службе или работе лиц), которым вверено данное имущество, о его незаконном списании или передаче в чужую собственность (свою пользу или пользу близких ему лиц). Фактически в данном случае можно говорить о том, что имущество находится в ведении виновного, т.е. на балансе и банковских счетах организации, включая денежные средства, в отношении которых субъект преступления был наделен административно-хозяйственными функциями (по управлению, учету, контролю, реализации).

Такой способ совершения хищения может выражаться в даче заведомо незаконного приказа или распоряжения о создании условий, позволяющих в процессе производства создавать неучтенную продукцию, не оприходовать и изымать ее, списывать пригодное к употреблению имущество и т.д. В большинстве случаев судебная практика к разновидностям данного способа хищения, совершаемого путем злоупотребления служебными полномочиями, относит:

- создание и присвоение излишков товарно-материальных ценностей, образовавшихся за счет незаконного недовложения или уменьшения норм расходования сырья и материалов на изготовление продукции (например, завышение процента естественной убыли сырья, нарушение рецептуры изготовления продукции), списание якобы недоброкачественных продуктов на основании фиктивных актов и заключений с последующим завладением имуществом;

- занижение цен при продаже зданий, сооружений, иных активов с последующим присвоением недополученных средств (разницей между официальной и реальной продажей);

- завышение смет и различных затрат при проведении культурно-массовых мероприятий (включение мероприятий, которые никто не проводит), строительстве объектов и долгостроев, закупке компьютеров, программного обеспечения (завышение стоимости по фактуре);

- списание имущества, пригодного к потреблению, и реализация его сторонним лицам с последующим присвоением полученных средств;

- получение должностным лицом доли от ранее похищенного имущества (занижение цены при продаже зданий, сооружений, различных активов с последующим получением доли);

- сговор с материально ответственными лицами и совместное изъятие имущества путем составления фиктивной отчетности и имитации различной деятельности по выполнению планов и проектных работ, которые никому не нужны, и т.д.

Так, директор одного из сельских домов культуры Г. решила раньше времени списать, а затем продать рояль. С этой целью она вступила в сговор со своим знакомым индивидуальным предпринимателем по ремонту музыкальных инструментов, который изготовил справку о неисправности рояля и невозможности его починки. После этого Г. вынесла рояль из учреждения культуры и пыталась его продать. Балансовая стоимость музыкального инструмента составляла 10 млн. руб., однако немецкий рояль ручной сборки "Блютнер", 1965 г. выпуска, представлял собой историко-культурную ценность. Г. разместила объявление в Интернете с предложением реализации музыкального инструмента за 150 тыс. долл. США. Против Г. было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 210 УК.

Второй способ совершения хищения путем злоупотребления служебными полномочиями связан с тем, что должностное лицо совершает различные действия, которые имеют юридическое значение посредством незаконного оформления документов, на основании которых имущество собственника противоправно переходит в пользу виновного или его близких. В данном случае хищение представляет собой обращение в свою собственность должностным лицом денежных средств или иных ценностей по заведомо фиктивным документам, которые это лицо изготавливает, используя свои полномочия. Здесь подлог документов может предшествовать совершению хищения либо может совершаться должностным лицом после завладения чужим имуществом в целях сокрытия преступления.

К числу характерных способов совершения данного преступления можно отнести:

- умышленное незаконное получение должностным лицом средств в качестве премий, надбавок к заработной плате, пенсий, пособий и других выплат;

- обращение в свою собственность средств по заведомо фиктивным трудовым соглашениям или иным договорам под видом заработной платы за работу или услуги, которые фактически не выполнялись или были выполнены не в полном объеме;

- заведомо незаконное назначение или выплата должностным лицом в корыстных целях денежных средств в качестве различных платежей лицам, не имеющим права на их получение с последующим их перераспределением между собой.

Так, Е., являясь должностным лицом предприятия "К" г. Минска, заключал фиктивные договоры. В результате исполнения этих договоров эти денежные средства, принадлежащие предприятию "Б" и находившиеся в пользовании предприятия "К", которыми управлял и распоряжался Е., были обналичены и обращены Е. в свою собственность, т.е. похищены. Суд Московского района г. Минска квалифицировал действия Е. по ст. 210 УК, т.к. признал, что он использовал свои должностные полномочия для незаконного изъятия денежных средств, которые обратил в свою пользу.

Должностные лица (заместитель генерального директора, главный бухгалтер, руководитель по начислению заработной платы) РУП были осуждены по ч. 4 ст. 210 УК за то, что заключали фиктивные договоры с физическими лицами на проведение рекламы лекарственных препаратов в странах СНГ и списывали на это наличные денежные средства через кассу, а фактически реклама не производилась. Всего таким образом должностные лица совершили хищение денежных средств почти на 700 млн. руб.

Третий способ совершения хищения путем злоупотребления служебными полномочиями связан с непосредственным завладением вверенным имуществом самим должностным лицом. Часто такие ситуации имеют место, когда должностное лицо, будучи уполномоченным государственного или иного органа на получение какого-либо имущества, поступающего от отдельных граждан (уплата штрафа, плата за услуги и т.п.), при получении этого имущества не передает его по назначению, а обращает в свою пользу. К числу таких хищений судебная практика относит следующие деяния:

- присвоение денежных средств, полученных должностным лицом за оказанные услуги, выполненные работы;

- изъятие из кассы денежных сумм и их присвоение должностным лицом;

- присвоение имущества, переданного должностному лицу в качестве уплаты штрафа, и т.д.

Л. заключила с Пинским райбыткомбинатом договор на изготовление надмогильного памятника и оплатила 320 тыс. руб. аванса по договору, получив соответствующую квитанцию. Однако в установленный срок памятник изготовлен не был. По истечении продолжительного времени в организации Л. сообщили, что ее деньги в сумме 320 тыс. руб., которые она внесла по договору, в кассу не поступали. Как было в последующем установлено, Я., являясь директором предприятия, приняла от Л. деньги и не внесла их в кассу предприятия. За совершение хищения денежных средств предприятия путем злоупотребления служебными полномочиями Я. была осуждена по ч. 1 ст. 210 УК.

Логойским РОВД было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 210 УК в отношении директора СХФ "Спутник" Р., который, являясь должностным лицом, путем злоупотребления служебными полномочиями совершил хищение денежных средств в сумме 656290 руб., которые были приняты от местных жителей д. Сукневичи Логойского района за обмолот их участков с зерновыми культурами и подлежали оприходованию в кассу предприятия, чем причинил ущерб предприятию на указанную сумму.

Итак, статья 210 УК как разновидность коррупционных преступлений в уголовном праве Беларуси применяется только тогда, когда должностное лицо совершает хищение, исключительно используя свои полномочия, и не более того (т.е. речь идет о ситуациях, когда имущество вверено должностному лицу либо другим лицам, через которых должностное лицо в силу служебных полномочий имеет право на управление и распоряжение им). В иных же случаях, когда лицо имеет доступ к имуществу либо совершает чисто технические функции, ответственность за похищение наступает в зависимости от способа совершения преступления (тайный, открытый и т.д.).
В.И. ШУЛЬГА
КВАЛИФИКАЦИЯ КОРРУПЦИОННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

ПО ПРИЗНАКУ СПЕЦИАЛЬНОГО СУБЪЕКТА
Шульга В.И., доцент кафедры публичного права Института права и управления Владивостокского государственного университета экономики и сервиса, кандидат юридических наук, доцент.
В современной правоохранительной и судебной практике в борьбе с коррупционными преступлениями на первое место выступает проблема квалификации коррупционных преступлений прежде всего по специальному субъекту их составов. Речь идет о так называемом должностном лице, понятие которого, как представляется, расширительно толкуется правоохранительными и судебными органами для некоторых его категорий.

Наибольшие разночтения среди ученых и практических работников вызывает вопрос о наделении преподавателя вуза статусом специального субъекта в составах получения взятки и коммерческого подкупа, которые, по их мнению, как должностные лица являются либо государственными служащими, так как вуз государственный, и тогда получение ими незаконного вознаграждения квалифицируется по ст. 290 УК, либо служащими некоммерческой организации, где они якобы выполняют организационно-распорядительные функции и их действия квалифицируются по ст. 204 УК, с чем трудно согласиться.

В обоснование своей позиции предлагается для уяснения смысла названных функций обратиться не только к теории уголовного права, но и к социологии, в том числе социологии организации, социологии управления, к теории права, административному праву, трудовому праву.

В уголовном праве выделяются следующие категории должностных лиц:

- для преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (гл. 30 УК РФ): 1) представители власти; 2) лица, выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции; 3) лица, занимающие государственные должности Российской Федерации; 4) лица, занимающие государственные должности субъектов Российской Федерации;

- для преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях (гл. 23 УК): 1) лица, выполняющие управленческие функции в них; 2) лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа; 3) лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции по определенным составам (ст. 199.2 - сокрытие денежных средств или имущества организацией от уплаты налога и ст. 304 УК РФ - провокация взятки или коммерческого подкупа).

Из теории права известно, что право служит регулятором общественных отношений со стороны государства, которое в ходе правотворческой (законотворческой) деятельности принимает нормативно-правовые акты: законы и подзаконные нормативно-правовые акты. Принимаются они правомочными органами и должностными лицами: от парламента и Президента РФ до устава общества (организации, учреждения) и их председателя (директора, ректора). На их основе возникают, изменяются и прекращаются правоотношения.

В сфере образования основным нормативно-правовым актом является Федеральный закон об образовании <1>. Как Закон РФ 1992 г., так и ФЗ 2012 г. закрепляет, в частности, право на принятие устава образовательной организации (учреждения) как основного локального нормативно-правового акта и на издание иных локальных нормативных правовых актов, а также на единоличную и коллегиальную форму управления.

--------------------------------

<1> Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации"; Закон РФ от 10 июля 1992 г. N 3266-1 // СПС "КонсультантПлюс".
Как сказано в Законе, "локальные нормативные акты принимаются по основным вопросам организации и осуществления образовательной деятельности, в том числе формы, периодичность и порядок текущего контроля успеваемости и промежуточной аттестации обучающихся, порядок и основания перевода, отчисления и восстановления обучающихся, а также порядок оформления возникновения, приостановления и прекращения отношений между образовательной организацией и обучающимися" (ч. ч. 1 и 2 ст. 30).

В правоохранительной и судебной практике сложилось мнение, что преподаватель (от ассистента до заведующего кафедрой) при приеме экзамена во время промежуточной аттестации якобы осуществляет организационно-распорядительные функции, внося в зачетные книжки и зачетно-экзаменационную ведомость сведения о сдаче студентами зачета по дисциплине, что является правовым основанием для перевода студента на следующий курс. При этом внесение им в зачетные книжки и зачетно-экзаменационную ведомость за денежное вознаграждение заведомо ложных сведений о сдаче студентами зачета по дисциплине без фактической проверки качества знаний является общественно опасным деянием объективной стороны состава получения взятки, так как он выполняет названные функции в силу служебных полномочий должностного лица.

Вместе с тем из социологии, административного права и трудового права известно, что в любой структурированной организации имеется штатное расписание с перечнем руководящих и технических должностей от уборщицы до директора с определением соответствующих им полномочий, на которые назначаются лица по договору (контракту) с определенным набором квалификационных требований.

Согласно квалификационным характеристикам персонала вузов организационно-распорядительные функции выполняют только директор института (декан факультета) и ректор (директор) вуза <1>.

--------------------------------

<1> Приказ Минздравсоцразвития России от 30 октября 2009 г. N 858 "Об утверждении Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих". Раздел "Квалификационные характеристики".
В решениях судов до настоящего времени по конкретным уголовным делам о взятках в мотивировочной части приговоров говорится о юридически значимых действиях, влекущих определенные правовые последствия, на которых настаивает и некоторая часть ученых.

В ранее действовавшем Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 30 марта 1990 г. N 4 говорилось об ответственности преподавателя за нарушение обязанностей, возложенных на него как на члена квалификационной или экзаменационной комиссии (п. 4), хотя в подп. "б" п. 2 этого же Постановления говорилось только о заведующих кафедрами <1>. Под понятие такого преподавателя подпадали все категории преподавателей и всех типов и видов учебных заведений, вплоть до разного рода учебных курсов для водителей, сварщиков и т.п. Данные пункты в 2000 г. утратили силу.

--------------------------------

<1> Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. N 4 "О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге" // http://www.lawmix.ru/zkrf/36048 от 19.02.2013 (дата обращения: 17.03.2013).
В действующем Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 о преподавателе как субъекте состава получения взятки или коммерческого подкупа не говорится <1>. Но суды по-прежнему применяют к ним ст. 290 УК как к должностному лицу государственного и муниципального образовательного учреждения, хотя законодательство о государственной (муниципальной) службе на них не распространяется. В нем речь идет о служащих только государственных (муниципальных) органов, к категории которых образовательные учреждения не относились и не относятся сейчас. На преподавателей в вопросах выполнения профессиональных обязанностей в полном объеме распространяется только трудовое законодательство и законодательство об образовании, о чем будет сказано ниже.

--------------------------------



<1> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" (с изм., внесенными Постановлениями Пленума от 6 февраля 2007 г. N 7 и от 23 декабря 2010 г. N 31) // СПС "Гарант".
В другом действующем Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 вновь говорится о преподавателе, но уже как члене итоговой государственной экзаменационной (аттестационной) комиссии <1>, что также противоречит законодательству об образовании. В частности, в Положении об итоговой государственной аттестационной комиссии отмечено, что решения государственной аттестационной и экзаменационных комиссий принимаются на закрытых заседаниях простым большинством голосов членов комиссий, участвующих в заседании, при обязательном присутствии председателя комиссии или его заместителя <2>, а не одного какого-либо члена таких комиссий. Поэтому не ясно, какие действия и последствия имеют в виду практические работники. Идет ли речь о юридических фактах и причинении вреда? Является ли заполнение зачетной книжки юридическим фактом, каких именно правоотношений, или это правовой документ, который не относится к акту применения нормы права или правоприменительному акту? Идет ли речь о материальном составе преступления? О каких последствиях говорится, если основные составы ст. ст. 290 и 204 УК РФ их не предусматривают? Или речь идет об изменении содержания образовательных отношений при переводе с курса на курс в административно-правовом смысле?

--------------------------------



<1> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 "О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий" // URL: http://www.vsrf.ru/.

<2> Положение об итоговой государственной аттестации выпускников высших учебных заведений Российской Федерации, утв. Приказом Минобразования России от 25 марта 2003 г. N 1155 // http://www.vsrf.ru/.
Думается, что речь не идет об изменении самих образовательных правоотношений, которые возникают при издании нормативного правового документа только ректором в указанных выше случаях (зачисление в вуз или отчисление из вуза). Зачетная книжка или экзаменационная ведомость ни нормативно-правовым актом, ни актом его применения не является. Сдача экзамена как юридически значимое событие без приказа ректора для правовых последствий, связанных с изменением образовательных отношений, самостоятельного юридического значения не имеет. Юридическим основанием для перевода на следующий учебный курс является сдача всех экзаменов и зачетов, а не одного экзамена (зачета), и при наличии только распоряжения декана факультета, что само по себе не меняет по существу сами образовательные отношения. По распоряжению декана факультета (директора института) не возникают, не изменяются и не прекращаются образовательные отношения. Такие отношения возникают, изменяются и прекращаются только по приказу ректора как правомочного лица по изданию акту правоприменения. Причем студент отчисляется из вуза в строго указанных случаях, в первую очередь как не сдавший в сессию экзаменов (а не зачетов, даже дифференцированных) по трем и более дисциплинам <1>. К тому же законные интересы студента не нарушаются. Студент заинтересован в получении положительной оценки даже путем незаконной дачи вознаграждения.

--------------------------------



<1> Положение о курсовых экзаменах и зачетах в высших учебных заведениях СССР, утв. Приказом Минвуза СССР от 11 июня 1973 г. N 513 (по состоянию на 7 октября 2006 г.) // URL: //http://russia.bestpravo.ru.htm.
Таким образом, квалификация преступлений по составам получения взятки и коммерческого подкупа по признаку специального субъекта, в частности преподавателей вуза, в правоохранительной и судебной практике не соответствует требованиям действующего законодательства.

Необходимо либо изменить уголовное законодательство, либо применять в отношении преподавателя за получение незаконного вознаграждения нормы иных отраслей права (административного, трудового).



Каталог: upload -> iblock
iblock -> Перечень работ и услуг по содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме
iblock -> Часы-смартфон
iblock -> Руководство пользователя для телефона Apple iPhone 6
iblock -> Руководство по эксплуатации Методика калибровки Технические характеристики. Минимальный радиус кривизны поверхностей контролируемых изделий, 6мм
iblock -> Технические требования
iblock -> Технологические карты
iblock -> Оптимизация процесса восстановления измененных и уничтоженных маркировочных обозначений на блоках двигателей транспортных средств
iblock -> Инструкция по эксплуатации Температурный gsm извещатель Grinson T7 Благодарим Вас за выбор температурного gsm извещателя Grinson T7


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница