Хабаровский краевой суд


К ВОПРОСУ ОБ ЭФФЕКТИВНОСТИ



страница8/15
Дата09.08.2019
Размер3.12 Mb.
#126827
ТипСборник
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15

К ВОПРОСУ ОБ ЭФФЕКТИВНОСТИ

УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯМ

КОРРУПЦИОННОГО ХАРАКТЕРА
Басова Т.Б., профессор кафедры уголовного права и криминологии Юридической школы Дальневосточного федерального университета, доктор юридических наук, профессор.
Ситуация с коррупцией в России в XXI в. достигла угрожающих масштабов. Недаром на завершающей пресс-конференции в феврале 2008 г. по поводу окончания первого срока президентства В.В. Путин признался, что проблемой, которую ему не удалось решить, остается коррупция <1>. Это вполне объяснимо: почти десятилетие назад специалисты давали прогноз на то, что быстрых результатов от проведения реформирования системы административно-государственного управления "ожидать нельзя даже в относительно компактных странах с небольшой бюрократией. В России, где бюрократия многочисленна и глубоко эшелонирована, эти процессы, даже при самых благоприятных обстоятельствах, затянутся, скорее всего, на длительное время" <2>. Научно обоснованное суждение ученых о предполагаемых нескорых результатах административной реформы в России сбылось, но независимо от этого оказывать противодействие коррупции жизненно необходимо.

--------------------------------



<1> Российская газета. 2008. 15 февраля.

<2> См.: Дмитриев М. Перспективы реформ в России: стенограмма лекции, прочитанной 14 апреля 2005 г. в рамках проекта "Публичные лекции Полит.ру" // URL: http://www.polit.ru/article/2005/04/22/reforms/ (дата обращения: 26.06.2005).
Одна из главных целей современной государственной политики России - это создание такого аппарата публичной власти, который наилучшим образом обеспечит решение трудностей, порождаемых данной конкретно-исторической обстановкой. Достижению этой цели содействуют уголовно-правовые средства, к числу которых относится и уголовный закон России, играющий немаловажную роль в преодолении коррупции. Отсюда очевидно, что решать в теории и на практике проблемы ответственности за преступления, носящие коррупционный характер, насущно для России.

Эффективность противодействия преступлениям коррупционной направленности напрямую связана с продуктивностью применения норм уголовного закона России. Недостаточно только создать отличающуюся положительными качествами, совершенную уголовно-правовую норму и ввести ее в УК, помимо этого необходима ее действенная реализация. Каким будет процесс реализации созданной (или преобразованной) законодателем нормы, зависит от многих факторов, в том числе и от того, насколько целесообразны данные новеллы в законе.

Оценивая с этих позиций современное состояние уголовного законодательства России в ракурсе противодействия коррупционной преступности, следует констатировать: его отдельные положения не вполне совершенны, что вряд ли способствует эффективности противодействия преступлениям коррупционной направленности.

Ни для кого не секрет, что в последние годы действующий Уголовный кодекс России активно перекраивается законодателем вдоль и поперек. При этом отдельные исправления, изменения или/и дополнения в нормы действующего уголовного законодательства порой трудно осмыслить даже специалистам: настолько они неосновательны и противны здравому смыслу.

В ранее опубликованных работах нами высказывалась позиция о том, что совершенствование уголовного закона в целях противодействия коррупции необходимо вести, по крайней мере, в двух направлениях. Во-первых, целесообразно "привести в порядок" уже имеющиеся в УК нормы, регламентирующие ответственность за коррупционные преступления, и добиться того, чтобы они реально "заработали". Во-вторых, корригирование системы преступлений, носящих коррупционный характер, возможно и посредством конструирования в уголовном законе новых составов указанных преступлений.

Однако в законе можно отыскать составы преступлений, которым преобразование в принципе не требовалось. Из числа преступлений коррупционной направленности это, например, состав служебного подлога, предусмотренного ст. 292 УК РФ. Но законодатель посчитал иначе и подправил данную статью. Так, Федеральный закон от 8 апреля 2008 г. N 43-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации" изменил строение ст. 292 "Служебный подлог" УК РФ. Как представляется, вызвано это тем, что названный Федеральный закон дополнил гл. 30 "Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления" новой статьей 292.1 "Незаконная выдача паспорта гражданина Российской Федерации, а равно внесение заведомо ложных сведений в документы, повлекшее незаконное приобретение гражданства Российской Федерации".

Статья 292.1 УК РФ сконструирована из двух частей, каждая из которых имеет самостоятельные составы преступления. По-видимому, в ч. 1 законодатель стремился представить специальный вид служебного подлога, а в ч. 2 - специальный вид халатности. Название ст. 292.1 УК РФ указывает лишь на преступление, предусмотренное в ее первой части - незаконная выдача паспорта гражданина Российской Федерации, а равно внесение заведомо ложных сведений в документы, повлекшее незаконное приобретение гражданства Российской Федерации. Более того, как известно, халатность не является преступлением коррупционного характера, поэтому сведение в одну статью двух разнородных по сути преступлений вряд ли разумно.

Так насколько целесообразно было вводить ст. 292.1 в действующий УК РФ да еще объединять в одной статье два разных преступления? Ответ на поставленный вопрос можно сформулировать на основе анализа данных судебной статистики. За первые восемь месяцев 2008 г. было зарегистрировано 9 фактов преступлений по ст. 292.1 УК РФ, в 2009 г. - 54, в 2010 г. - 78, в 2011 г. - 63, в 2012 г. - 61 <1>. Иными словами, в самые "урожайные" годы на каждый из субъектов Российской Федерации в среднем приходилось около одного из преступлений, предусмотренных либо ч. 1, либо ч. 2 ст. 292.1 УК РФ <2>.

--------------------------------

<1> По данным ГИЦ МВД РФ // URL: http://mvd.ru/presscenter/statistics (дата обращения: 29.03.2013).

<2> В статистических данных о зарегистрированных по ст. 292.1 УК РФ преступлениях сведения отдельно по частям данной статьи не подразделяются.
К недостаткам появления в УК РФ ст. 292.1 следует отнести не только ее "мертворожденность", но и вопрос о несоблюдении принципа системности уголовно-правовых норм в одном законе, который был нарушен при размещении уголовно-правовых норм об ответственности за незаконную выдачу паспорта гражданина Российской Федерации, а равно внесение заведомо ложных сведений в документы, повлекшее незаконное приобретение гражданства Российской Федерации в системе Особенной части УК РФ.

Так, при совершении указанных в ч. 1 ст. 292.1 УК РФ преступлений происходит посягательство прежде всего на порядок управления и лишь затем на нормальную, регламентированную законом и отвечающую интересам развития общества деятельность аппарата публичной власти. Полагаем, что в связи с характером отношений, которые охраняются данными нормами, их месторасположение должно быть в другой главе, регламентирующей ответственность за преступления против порядка управления.

Трудно переоценить и старания законотворца при конструировании данной статьи закона. Так, в ч. 1 ст. 292.1 УК РФ законодатель описывает два различных (самостоятельных) варианта преступного поведения, осуществлять которое могут четыре разновидности специального субъекта. Оба варианта преступления "предметные". В одном случае предметом преступления выступает паспорт гражданина Российской Федерации, в другом - документы на приобретение гражданства Российской Федерации. К тому же при описании признаков преступлений используются категории, не известные ранее уголовному закону, что не будет способствовать точному и единообразному применению закона.

Законодатель не только недостаточно продуманно ввел в уголовный закон России новую разновидность коррупционного преступления, но и осуществил бессмысленные преобразования состава служебного подлога, которые заключены в следующем:

1. Указав в диспозиции ч. 1 ст. 292 УК РФ негативный признак "(при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью первой ст. 292.1 настоящего Кодекса)", законодатель искусственно устанавливает "границу" между служебным подлогом и его специальным видом, представленным в ч. 1 ст. 292.1 УК РФ, тем самым превращая обозначенные составы из конкурирующих в смежные.

Слова "(при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью первой ст. 292.1 настоящего Кодекса)" в качестве негативного признака в ст. 292 УК РФ излишни, без всякой необходимости усложняют текст статьи.

2. В часть 2 ст. 292 УК РФ введен новый состав квалифицированного вида служебного подлога. Для описания общественно опасных последствий законодатель употребляет оценочное понятие "существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства". Аналогично законодатель описывает общественно опасные последствия и в некоторых других составах коррупционных преступлений. Содержание данного термина законодателем не раскрывается, Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 16 октября 2009 г. <1> сделал попытку раскрыть содержание этой оценочной категории, но не отошел от традиционного ее истолкования. Вместо того чтобы разработать общие критерии, относящиеся ко всем разновидностям нарушений прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, в Постановлении, так же как и в специальной литературе, приводятся лишь отдельные примеры таких общественно опасных последствий.

--------------------------------



<1> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 "О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 12.
В период действия УК РФ абсолютное число регистрируемых по ст. 292 фактов служебного подлога составило: в 2000 г. - 8149, в 2001 г. - 8643, в 2002 г. - 8951, в 2003 г. - 8857, в 2004 г. - 11215, в 2005 г. - 11488, в 2006 г. - 12288, в 2007 г. - 14228, в 2008 г. - 18496, в 2009 г. - 20911, в 2010 г. - 18854, в 2011 г. - 17875, в 2012 г. - 16690 <1>. Если динамика зарегистрированных фактов служебного подлога за период с 2000 по 2007 г. была положительно устойчивой, то зачем реконструировать ст. 292 УК РФ? Показатели по выявленным фактам служебного подлога в 2009 - 2012 гг. указывают на тенденцию снижения абсолютного числа регистрируемых фактов данного преступления. Представляется, что на "отрицательную" динамику зарегистрированных в 2010 - 2012 гг. фактов служебного подлога влияет и бесплодный процесс законодательной модификации преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ.

--------------------------------



<1> По данным ГИЦ МВД РФ.
Как отмечено выше, мы не противники совершенствования закона путем конструирования в нем новых составов коррупционных преступлений или же реконструкции существующих норм. Однако общие фразы о борьбе с коррупцией должны подкрепляться конкретными предложениями правового характера только при условии, что они будут должным образом обоснованы.

Как показывает изложенное, модификация отдельных преступлений коррупционного характера в силу обозначенных соображений, к сожалению, представляется нам не только несовершенной, но и нецелесообразной <1>, что неизбежно вызовет затруднения в правоприменительной практике. Такое положение обусловлено тем, что, преобразуя положения УК РФ, законодатель не удосужился задуматься ни над научной обоснованностью правового регулирования, ни над уровнем законодательной техники предлагаемых новелл, ни над тем, какова будет эффективность внесенных в закон изменений и дополнений, и т.п.

--------------------------------

<1> Например, А.И. Харченко справедливо предлагает исключить из закона часть 1 ст. 292.1 УК РФ "Незаконная выдача паспорта гражданина Российской Федерации, а равно внесение заведомо ложных сведений в документы, повлекшее незаконное приобретение гражданства Российской Федерации" как избыточную и к тому же необоснованно введенную в закон. См.: Харченко А.Н. Служебный подлог и его специальные разновидности в системе преступлений против государственной власти интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (глава 30 УК РФ): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Владивосток, 2012. С. 10.
Таким образом, законодатель активно реконструирует существующие и привносит новые составы преступлений коррупционного характера в действующий УК России, однако в сфере уголовной ответственности за такие преступления остаются нерешенными еще немало вопросов, на которые специалистам придется искать ответы. Если и в дальнейшем опрометчиво будет идти разрушение нормотворческого механизма путем необдуманного внесения тех или иных изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации, то не стоит ждать эффективного уголовно-правового противодействия коррупционным преступлениям.
С.М. БУДАТАРОВ
СУБЪЕКТ ДОЛЖНОСТНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ:

ПОНЯТИЕ, ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ
Будатаров С.М., декан юридического факультета Западно-Сибирского филиала Российской академии правосудия, кандидат юридических наук.
Единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. Народ передает право на власть своим представителям, которые обязаны действовать от имени и в интересах общества (ст. 3 Конституции РФ). Следовательно, должностное лицо как субъект должностных преступлений отличается от частного лица тем, что оно наделено властными полномочиями. Вверение полномочий власти происходит на основании закона, регулирующего деятельность того или иного органа власти.

Таким образом, признак "полномочие" должен быть основным признаком, определяющим субъекта должностных преступлений. Однако этот, казалось бы, очевидный вывод давно игнорируется в российском уголовном праве. Уголовный законодатель исходит из собственного понимания должностного лица. В примечании 1 к ст. 285 УК РФ указывается: "Должностными лицами в статьях настоящей главы признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации". Как видим, в понятии должностного лица фигурируют два основных признака: осуществление функций и место работы.

"Функции" были удачной находкой советской судебно-следственной практики 1935 - 1940-х гг., позволившей выделить руководителей предприятий, учреждений и организаций из общего числа служащих, которые подвергались наказанию по УК РФ 1926 г. Наркомат юстиции СССР и Верховный Суд СССР разъясняли нижестоящим судам, что рабочий-электромонтер, доярка-скотница, рабочий-мясоруб и тому подобные лица не являются субъектами должностных преступлений, поскольку они не имеют обязанностей по управлению и распоряжению имуществом (административно-хозяйственная функция) либо не определяют судьбу других лиц (организационно-распорядительная функция).

Очевидно, что советский уголовный закон считал субъектами должностных преступлений руководителей всех социалистических организаций независимо от того, кем и чем они управляли. Данный подход был обусловлен тем, что объектом должностных преступлений являлись не только отношения в сфере управления советским обществом, но и отношения по управлению социалистическим имуществом.

Вряд ли такой подход можно признать уместным в современных общественных отношениях. Государство отказалось от тотального контроля над материальными ресурсами; многие сферы жизнедеятельности общества управляются частными лицами или частными организациями. Из этого следует, что законодателю необходимо четче проводить грань между имущественными и должностными преступлениями. Слишком очевидно их различие. Взять хотя бы то обстоятельство, что должностные преступления, в отличие от имущественных преступлений, являются беспредметными.

Между тем это различие не принял во внимание российской законодатель, отнеся лиц, обладающих административно-хозяйственными функциями в органах власти, государственных учреждениях и т.д., к субъектам должностных преступлений. В результате главные бухгалтеры, начальники тыловых служб и другие должностные лица, ведающие материальными ценностями, преследуются по правилам гл. 30 УК РФ, хотя их должны привлекать по правилам гл. 21 УК РФ. В судебной практике нередки случаи, когда указанным лицам вменяют совокупность преступлений (например, ст. ст. 285 и 160 УК РФ), что противоречит принципу non bis in idem.

Также следует отметить, что функции представителя власти и организационно-распорядительные функции дублируют друг друга. Одно и то же лицо может их совмещать (министр, сотрудник полиции, судья и т.д.).

Вышесказанное позволяет утверждать, что функции как признак субъекта должностных преступлений размывают границы применения уголовно-правовых норм об ответственности за должностные преступления, являются причиной путаницы, возникающей при отграничении должностных преступлений от имущественных преступлений.

Место работы должностного лица (государственные органы, государственные и муниципальные учреждения и т.п.) - явно искусственный признак. Уголовный закон защищает не место работы представителя власти, а интересы российского общества. Интересы общества обеспечиваются не только в этих учреждениях. Так, например, капитаны судов дальнего плавания, принадлежащие частным компаниям, в соответствии с УПК РФ могут выполнять функции органа дознания.

Итак, субъект должностных преступлений - это лицо, наделенное властью и уполномоченное в установленном законом порядке совершать действия и принимать решения в интересах российского общества.

Современная правоприменительная практика приходит к таким же выводам. В одном из своих решений Президиум Верховного Суда РФ сформулировал принципиальное, на наш взгляд, положение. Он признал управляющего отделением Пенсионного фонда РФ субъектом должностных преступлений <1>. В обоснование своей позиции высшая судебная инстанция РФ отметила, что "...Пенсионный фонд Российской Федерации наделен публично-властными полномочиями по обеспечению конституционного права на государственную пенсию, в том числе полномочием по назначению указанных пенсий именно законом. Такие полномочия по смыслу ч. 2 ст. 7, ст. 10, ч. 1 ст. 11, ч. 2 ст. 15, ст. 39, ч. 1 ст. 45, п. п. "в", "ж" ст. 71, п. "ж" ч. 1 ст. 72, ч. 1 ст. 78, ст. 110, п. п. "в", "г", "е" ч. 1 ст. 114 и ст. 115 Конституции Российской Федерации относятся к сфере функционирования исполнительной власти и ее органов", следовательно, его "руководитель вправе осуществлять распорядительные и властные действия в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости" <2>.

--------------------------------



<1> Предыстория такова. Омским областным судом К. оправдан за отсутствием в его действиях состава получения взятки в связи с тем, что Пенсионный фонд РФ является некоммерческой организацией и не относится к государственным органам, органам местного самоуправления, государственным и муниципальным учреждениям. Следовательно, он не обладает признаками субъекта преступления, предусмотренными примечанием 1 к ст. 285 УК РФ // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 11. С. 7 - 9.

<2> См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 11. С. 9.
В свете вышеизложенного необходимо остановиться на двух спорных законодательных решениях, создающих или могущих создать значительные трудности для правоприменительной практики.

Первое из этих решений, которое создает трудности для органов уголовной юстиции, - неудачная формулировка объективных признаков ст. ст. 285, 286 и 290 УК РФ. При описании объективной стороны указанных преступлений законодатель использовал термин "полномочие", которое является системообразующим признаком другого признака преступления - субъекта должностных преступлений. В результате этот термин фактически стер различия между злоупотреблением должностными полномочиями и превышением должностных полномочий. Поэтому не случайно в юридической литературе предлагается объединить данные деяния в один состав преступления.

Однако подобный подход вряд ли следует назвать конструктивным. Правильнее разобраться в природе этих преступлений. Объект злоупотребления служебным положением заключается в беспристрастном поведении должностного лица при обеспечении интересов общества <1>. Этот уголовно-правовой запрет предполагает использование должностным лицом привилегий, извлекаемых из авторитета власти и ресурсных возможностей государства (использование служебного транспорта в личных целях, раздача наград приближенным в обход установленных процедур, продвижение по службе родственников и иных "нужных" людей, не соответствующих занимаемой должности, давление на подчиненных для принятия решения, противоречащего интересам общества, но выгодного для самого чиновника, и т.д.).

--------------------------------



<1> См. подробнее: Будатаров С.М. Объект злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ) // Ученые записки: Сб. науч. трудов Зап.-Сибир. фил. Рос. академии правосудия. Томск: Изд-во Томского ЦНТИ, 2012. Вып. 6. С. 172 - 177.
Отчасти этой позиции придерживается и высшая судебная инстанция РФ. В п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 "О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий" указывается: "Как использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы следует рассматривать протекционизм, под которым понимается незаконное оказание содействия в трудоустройстве, продвижении по службе, поощрении подчиненного, а также иное покровительство по службе, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности" <1>. Надо полагать, что протекционизм, покровительство по службе не могут входить в полномочия ни одного должностного лица. Речь, видимо, идет о том, что лицо, используя служебное положение, может оказать давление или попросить другого чиновника помочь с трудоустройством близких ему людей, не соответствующих занимаемой должности, принудить подчиненных ему по службе лиц сокрыть факт правонарушения, совершенного родственниками или иными лицами.

--------------------------------



<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 12.
Объектом превышения власти является разумность действий должностного лица при обеспечении интересов общества. Судья, следователь, полицейский, депутат наделены властью и возможностью действовать по усмотрению в той или иной ситуации. Так, судья рассматривающий дело о простом убийстве, может назначить виновному лицу наказание в виде лишения свободы на срок от шести до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового. Безусловно, судья обязан учесть общественную опасность деяния, личность виновного, смягчающие, отягчающие и другие обстоятельства совершения преступления. Но как бы то ни было, многое зависит от усмотрения судьи. И это правильно. Ни один закон не способен учесть все нюансы общественных отношений. Поэтому в одном случае назначение наказания в виде 6 лет лишения свободы будет справедливым и разумным, а в другом - может вызвать общественное возмущение, будет выглядеть в глазах общества бессовестно мягким. Полицейскому, задержавшему пешехода-правонарушителя, в одних случаях разумно наложить предупреждение, в других - составить протокол об административном правонарушении. Следовательно, преступными и наказуемыми должны быть действия, совершаемые должностным лицом при исполнении возложенных на него обязанностей, повлекшие существенное нарушение интересов общества.

Таким образом, если лицо причиняет существенный вред интересам общества, находясь при исполнении возложенных на него обязанностей, то его действия следует квалифицировать по ст. 286 УК РФ. Если лицо совершает действия, которые связаны с использованием служебного положения (авторитета власти), то его действия следует квалифицировать по ст. 285 УК РФ.

Второе решение законодателя, которое вызывает серьезное возражение, - признание субъектом получения взятки иностранных должностных лиц и должностных лиц публичных международных организаций. Очевидно, что полицейский Соединенных Штатов Америки, депутат Европарламента, судья Китайской Народной Республики и другие иностранные должностные лица обязаны действовать в интересах того государства, которое они представляют. Получать взятку они могут только за то, что будут совершать действия или принимать решения вопреки запретам, установленным законодательством о службе этих государств. Следовательно, они должны нести ответственность по законодательству соответствующих суверенных стран, поскольку их действия не затрагивают интересов российского общества (ч. 1 ст. 2, ч. 3 ст. 12 УК РФ).
К.А. ВОЛКОВ, Н.А. ТРОФИМОВА


Каталог: upload -> iblock
iblock -> Перечень работ и услуг по содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме
iblock -> Часы-смартфон
iblock -> Руководство пользователя для телефона Apple iPhone 6
iblock -> Руководство по эксплуатации Методика калибровки Технические характеристики. Минимальный радиус кривизны поверхностей контролируемых изделий, 6мм
iblock -> Технические требования
iblock -> Технологические карты
iblock -> Оптимизация процесса восстановления измененных и уничтоженных маркировочных обозначений на блоках двигателей транспортных средств
iblock -> Инструкция по эксплуатации Температурный gsm извещатель Grinson T7 Благодарим Вас за выбор температурного gsm извещателя Grinson T7


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница