I. Основы европейского международного права


Азаров А., Ройтер В., Хюфнер К



страница24/26
Дата13.05.2018
Размер6.21 Mb.
ТипГлава
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   26
Азаров А., Ройтер В., Хюфнер К. Права человека. Международные и российские механизмы защиты. - М., 2003.

Анисимов Л.Н. Становление и развитие института гражданства в между­народно-правовых актах Совета Европы // Совет Европы и Россия. - 2001. - № 1.

Моисеев Е.Г. Десятилетие Содружества: международно-правовые аспек­ты деятельности СНГ. - М., 2001.

Энтин МЛ. Международные гарантии прав человека: опыт Совета Европы. - М., 1997.

Глава IX. БОРЬБА С ПРЕСТУПНОСТЬЮ

§ 1. Борьба с легализацией незаконных доходов

Абсолютным большинством государств Европы да и всем междуна­родным сообществом признано, что легализация (отмывание) денег или имущества, полученных преступным или иным незаконным путем, стала глобальной угрозой экономической безопасности госу­дарств, что требует принятия согласованных мер как на националь­ном, так и на европейском и международном уровнях для защиты легальной экономики от криминальных инвестиций.

Мировым сообществом накоплен определенный опыт борьбы с отмыванием денег и другого имущества, полученного незаконным путем, и разработана общая международно-правовая концепция противодействия легализации нелегальных доходов, нашедшая свое отражение в таких важнейших международно-правовых документах, как Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота нарко­тических средств и психотропных веществ 1988 г. (Венская конвен­ция) и Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности 1990 г. (Страс- бургская конвенция).

Эта Конвенция, равно как и другие указанные ниже нормативно- правовые документы Совета Европы и ЕС по борьбе с отмыванием доходов, полученных незаконным путем, предопределяет необходи­мость сотрудничества государств-участников по трем основным на­правлениям:


  • сближение позиций по уголовно-правовой оценке отмывания капиталов (доходов) в законодательстве государств-участников;

  • унификация внутригосударственных мер, направленных на борь­бу с легализацией (отмыванием) денежных средств или иных капи­талов, полученных незаконным путем;

  • определение наиболее эффективных мер и процедур европей­ского сотрудничества в борьбе с отмыванием доходов.

Перед Конвенцией ставилась также еще одна важная задача: до­полнить и развить существовавшие ранее юридические документы, разработанные под эгидой Совета Европы. В частности, речь шла о Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголов­ным делам (1959 г.), Европейской конвенции о судебных решениях по уголовным делам (1970 г.), Европейской конвенции о передаче судопроизводства по уголовным делам и др. При этом разные страны СЕ присоединились к различным конвенциям, а некоторые участво­вали в одной или двух из них. Таким образом, борьба с преступными деяниями на Европейском континенте не имела универсального правового фундамента.

Для государств, которые решили присоединиться к Конвенции СЕ 1990 г., это могло означать необходимость существенного изменения национального законодательства. В п. 1 ст. 6 Страсбургской кон­венции, озаглавленной «Правонарушения, связанные с отмыванием средств», установлено, что каждая сторона принимает законодатель­ные и другие необходимые меры, чтобы квалифицировать в качестве правонарушений следующие деяния, если они совершены умышленно:

«а) конверсию или передачу имущества, если известно, что это имущество является доходом, полученным преступным путем, с целью скрыть незаконное происхождение такого имущества или помочь любому лицу, замешанному в совершении основного правонаруше­ния, избежать правовых последствий своих деяний;


    1. утаивание или сокрытие действительной природы, происхож­дения, местонахождения, размещения или движения имущества или прав на него, если известно, что это имущество представляет собой доход, полученный преступным путем;

    2. приобретение, владение или использование имущества, если в момент его получения было известно, что оно является доходом, добытым преступным путем;

    3. участие или соучастие в любом из правонарушений, опреде­ленных в настоящей статье, или в покушении на его совершение, а также помощь, подстрекательство, содействие или консультирова­ние в связи с совершением такого преступления».

Страсбургская конвенция 1990 г. расширяет сферу уголовных правонарушений, являющихся источником преступных доходов, отмывание которых, в свою очередь, составляет преступление. В от­личие от Венской конвенции, признающей правонарушениями только преступления в сфере оборота наркотиков, Страсбургская конвен­ция охватывает все уголовные преступления.

Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов 1990 г., использующая, в отличие от Венской конвенции 1988 г., термин «отмывание доходов», шире определяет понятие «доход». В соответствии с п. а ст. 1 он означает любую экономическую выгоду, полученную в результате совершения уголов­ного правонарушения. Эта выгода может включать любое имущество, определенное в п. b ст. 1 (определение имущества соответствует определению собственности по Конвенции 1988 г.).

В июне 1991 г. Советом европейских сообществ также был при­нят документ по рассматриваемому вопросу - Директива Совета ЕС 91/308 от 10 июня 1991 г. о воспрепятствовании использованию финансовой системы в целях легализации доходов от преступной деятельности.

В Директиве четко определено, что преступной является лега­лизация не только доходов и имущества, полученных в результате торговли наркотиками, как это определяет Венская конвенция 1988 г., но и «имущественных ценностей всех видов (материальных и нема­териальных, движимых и недвижимых), правовых титулов и докумен­тов, которые удостоверяют право собственности и иные имущественные права», если эти «экономические выгоды» получены в результате совершения любых деяний, признанных преступными на территориях государств-членов Совета Европы.

Статья 1 Директивы устанавливает, что ее положения должны относиться ко всем кредитным и финансовым учреждениям, в том числе к страховым компаниям, и филиалам указанных учреждений, расположенных за пределами Европейского Союза, а также к тем предприятиям, организациям и профессиональным группам (казино, игорные заведения, пункты обмена валюты, нотариусы, адвокаты, налоговые консультанты и др.), которые могут быть использованы для отмывания капиталов.

Согласно абз. 41 ст. 1 Директивы ЕС 91/308 от 10 июня 1991 г., под легализацией незаконно приобретенных средств понимается конверсия и передача имущества, полученного незаконным путем, с целью скрыть незаконное происхождение такого имущества, утаивание или сокрытие действительной природы, происхождения, местонахождения, разме­щения или движения имущества или прав на него, если известно, что это имущество приобретено преступным путем, а также приобрете­ние, владение и использование имущества, если в момент его получе­ния известно, что оно является доходом, добытым преступным путем.

Директива 91/308 согласно ст. 189 Договора об учреждении ЕЭС, в частности, является нормативно-правовым актом, обязательным для всех государств-участников в отношении достижения указанных в ней целей. При этом за ними сохраняется свобода принятия конк­ретных мер по ее выполнению. Рассматриваемая Директива содержит программу действий в финансовой среде, направленную на предот­вращение легализации доходов и развитие сотрудничества финансо­вых учреждений и правоохранительных органов. Так, она возлагает на кредитные и финансовые институты следующие обязанности:


  • осуществлять идентификацию клиентов и всех сделок на сум­му, равную или превышающую 15 тыс. экю;

  • сохранять в течение определенного срока документы о банков­ских операциях;

  • проверять финансовые сделки на предмет их возможной связи с отмыванием доходов;

  • сообщать компетентным государственным органам о подозри­тельных финансовых операциях.

Введение обязанности идентификации клиентов, предусмотренное в ст. 3 Директивы, и обязанности хранения документов о финансовых операциях в течение пяти лет (ст. 4) имеют целью документальную фиксацию финансовых операций, позволяющую при проведении расследования преступлений в сфере отмывания денег восстановить всю цепочку движения легализуемых средств.

В случае, если есть серьезные основания считать, что финансовая операция связана с легализацией незаконных доходов, последняя по решению компетентных органов может быть приостановлена. При этом клиенту не должно сообщаться о приостановлении его операции, а также о том, что о ней были проинформированы органы по борьбе с отмыванием денег. К тому же, финансовые и кредитные учреждения освобождаются от ответственности за передачу информации в случае, если подозрение в легализации доходов не подтвердилось (ст. 6-9).

Имплементация положений Директивы в государствах ЕС стала предметом двух докладов, представленных Еврокомиссией на рас­смотрение в Совет ЕС и Европарламент. Оба доклада, подготовлен­ные, соответственно, в 1995 и в 1998 гг., констатируют, что все государства-члены ЕС надлежащим образом осуществили имплемен- тацию Директивы в национальном законодательстве. При этом под­черкивается, что цели, определенные в Директиве, были в основном достигнуты.

Вместе с тем указывается, что по прошествии нескольких лет с момента принятия Директивы изменился характер преступлений, связанных с легализацией (отмыванием) денежных средств и других капиталов, способы, методы и средства их осуществления. Отмыва­ние денег как динамично развивающаяся криминальная деятельность со временем охватило не только сферы банковского капитала, но и многие отрасли экономики, а также некоторые иные сферы деятель­ности, не охваченные регулированием Директивы. Это поставило в повестку дня вопрос о внесении в нее определенных изменений и дополнений. В соответствии с рекомендациями, данными Советом ЕС и Европарламентом после рассмотрения второго доклада, Евро- комиссия в 1998 г. начала работу по составлению проекта изменений и дополнений к Директиве 1991 г., который был представлен в конце 1999 г. в Совет ЕС и Европарламент.

Основное нововведение, содержащееся в проекте, состоит в рас­пространении обязанности сообщать о подозрительных операциях за пределами финансового сектора экономики и действиях, связанных с отмыванием денег. К таким учреждениям относятся, например, казино, риэлторские компании, ювелирные салоны, аукционы, нота­риальные конторы, адвокатские бюро и др.

После некоторого обсуждения проект был одобрен в октябре 2001 г. на встрече в Люксембурге министрами финансов стран Евросоюза.

Рассматриваемыми проблемами занимается также Финансовая комиссия по проблемам отмывания денег (ФАТФ). Она была учреждена по инициативе семи ведущих индустриальных стран и президента Комиссии Европейских сообществ во время встречи на высшем уровне в июле 1989 г. в Париже.

В нее входят около 30 государств, в том числе Австрия, Бельгия, Великобритания, Германия, Дания, Ирландия, Исландия, Испания, Италия, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Турция, Швейцария и др.

Россия вступила в ФАТФ в 2003 г.

ФАТФ объединяет экспертов, определяющих политику в законо­дательной, экономической, правоохранительной областях по проб­лемам борьбы с отмыванием денег. Она располагает большими техническими возможностями, а ее сотрудники обладают специаль­ными знаниями и опытом принятия решений в сфере финансов, юстиции, иностранных дел и др.

В 1990 г. этой Комиссией были подготовлены сорок рекомендаций ФАТФ, которые представляют собой основные положения концеп­ции противодействия легализации (отмыванию) доходов. В дальнейшем они пересматривались с учетом накопленного опыта и изменений, происходящих в сфере отмывания денег.

Основные рекомендации государствам-участникам следующие: объявить отмывание «грязных» денег преступлением; осуществить ряд эффективных мер с целью выявления, изъятия конфискации отмы­тых денег; реализовать эффективную систему установления лично­сти клиентов и внедрить процедуры ведения учета финансовыми учреждениями; внедрить практику извещения компетентных органов власти о фактах сомнительных сделок при возникновении подозрений о том, что в обращении находятся криминальные деньги; поддержи­вать тесное сотрудничество между государствами при осуществлении операций правоохранительного порядка в борьбе с отмыванием «грязных» денег и др.

В рекомендациях государствам-участникам предлагается расши­рить систему двусторонних и многосторонних договоров, регулиру­ющих вопросы правовой помощи в борьбе с отмыванием денег, в том числе касающиеся розыска преступников и конфискации доходов, полученных преступным путем. В этих целях всемерно поощряется оперативно-розыскная деятельность по осуществлению контролиру­емого перемещения отмываемых денежных средств с использованием оперативного внедрения, выявлению конкретных цепочек незакон­ных финансовых операций, установлению руководителей преступ­ных организаций, занимающихся отмыванием денег.

В настоящее время деятельность ФАТФ осуществляется по че­тырем основным направлениям: проверка соблюдения рекомендаций ФАТФ ее членами; обзор новых методов и типологий отмывания денег; обеспечение выполнения рекомендаций государствами-членами ФАТФ; сотрудничество с другими международными организациями.

Кроме того, ФАТФ проводит специальные исследования имею­щих место и могущих возникнуть в будущем методов (типологий) отмывания денег в целях содействия их выявлению компетентными органами государств и ежегодные деловые встречи экспертов право­охранительных органов для обсуждения наметившихся за истекший год тенденций в сфере отмывания денег. По результатам работы экспертов готовятся специальные доклады о типологиях легализации (отмывания) денег (money laundering typologies reports), которые являются важными источниками сведений о способах и методах легализации доходов, полученных незаконным путем.

ФАТФ с самого начала своего существования исходила из того положения, что государства-участники имеют различные законодатель­ные и финансовые системы и поэтому не в состоянии использовать одинаковые способы борьбы с отмыванием денег. Поэтому указанные выше рекомендации предложены лишь в качестве принципов работы в этой сфере, которые каждая сторона должна внедрять в соответствии со своими конкретными обстоятельствами и конституционной систе­мой. Таким образом, стороны получили свободу действия, а не подроб­ные предписания. Тем более что указанные в рекомендациях меры не оказывают негативного воздействия на свободу проведения легальных финансовых операций и не создают угрозу экономическому развитию.

Осуществление предусмотренных в рекомендациях в общем-то несложных мероприятий требует лишь одного - политической воли руководства государства.

§ 2. Борьба с терроризмом

Международная преступность не имеет границ. Все европейские государства равны перед угрозой террористических актов. В этой связи они оказались перед необходимостью объединить свои усилия в борьбе с международной преступностью.

Важным фактором расширения общеевропейского сотрудниче­ства в борьбе с преступностью явилось возникновение организован­ной преступности и ее интернационализация. К особо опасным преступлениям следует отнести международный терроризм, который является одной из самых опасных форм преступности.

Против этого вида преступления европейские государства прини­мают конкретные меры. В частности, речь идет о разработке и принятии конвенций регионального характера и заключении двусторонних соглашений. Так, по инициативе Совета Европы государствами- членами Совета Европы в 1977 г. была одобрена Европейская кон­венция о пресечении терроризма.

Значительное место в борьбе с организованной преступностью в Европе занимают: Европейская конвенция о выдаче преступников 1957 г. и два протокола к ней 1975 г. и 1978 г., Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 г. и Допол­нительный протокол к ней 1978 г., Конвенция СНГ о правовой помо­щи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. Необходимо также отметить, что в 1996 г. Советом глав государств СНГ была утверждена Международная программа совмест­ных мер борьбы с организованной преступностью и иными видами опасных преступлений на территории государств Содружества.

Что касается внутреннего законодательства европейских государств, то в нем международный терроризм относится к особо опасным преступлениям. Но успех борьбы с этим злом XXI века в Европе может быть достигнут только в случае, если ко всем террористам будет при­меняться единый стандарт преступной природы их действий.

На общеевропейском и двустороннем уровнях необходимо разра­батывать эффективные меры для налаживания сотрудничества евро­пейских государств против преступной деятельности и террористи­ческого насилия, в частности речь идет об углублении интеграции и сотрудничестве между различными правоохранительными, след­ственными и судебными учреждениями.

Особая роль в борьбе с международным терроризмом в Европе отводится вышеупомянутой Европейской конвенции о пресечении терроризма 1977 г. В преамбуле Конвенции подчеркивается, что го- сударства-члены Совета Европы осознают растущую озабоченность, вызванную увеличением числа актов терроризма, и будут стремиться к принятию эффективных мер, с тем чтобы обеспечить неотврати­мость преследования и наказания лиц, совершивших подобные акты.

В ст. 1 Конвенции перечисляются преступления, которые не могут квалифицироваться в качестве политического преступления или преступления, связанного с политическим преступлением, или пре­ступления, совершаемого по политическим мотивам:

«а) преступление, подпадающее под действие Конвенции о борь­бе с незаконным захватом воздушных судов, подписанной в Гааге 16 декабря 1970 г.;

Ь) преступление, подпадающее под действие положений Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, подписанной в Монреале 23 сентября 1971 г.;


  1. серьезное преступление, связанное с покушением на жизнь, физическую неприкосновенность или свободу лиц, пользующихся международной защитой, включая дипломатических агентов;

    1. преступление, связанное с похищением, захватом заложников или серьезным незаконным насильственным удержанием людей;

    2. преступление, связанное с применением бомб, гранат, ракет, автоматического стрелкового оружия или взрывчатых устройств, вло­женных в письма или посылки, если подобное применение создает опасность для людей;

    3. покушение на совершение одного из вышеуказанных преступ­лений или участие в качестве сообщника лица, которое совершает подобное преступление или покушение на его совершение».

Статья 2 дополняет ст. 1 положениями в отношении квалифика­ции преступлений. К ним относятся: серьезное насильственное пре­ступление, направленное против жизни, физической неприкосно­венности или свободы личности; серьезное преступление, связанное с нанесением ущерба имуществу, если оно создает коллективную опасность для людей. В соответствии с положениями Конвенции лица, совершившие вышеупомянутые преступления, подлежат выдаче.

Однако, как отмечается в ст. 5 Конвенции, в выдаче может быть отказано, если запрашиваемое государство имеет веские основания полагать, что просьба о выдаче в связи с преступлениями, перечис­ленными в ст. 1 и 2 Конвенции, была направлена с целью судебного преследования или наказания лица на основании его расы, религии, национальности или политических взглядов.

Немаловажное значение имеют положения ст. 7 Конвенции, в ко­торых предусматривается, что в случае обнаружения лица, совершив­шего преступление, упомянутое в ст. 1 Конвенции, на территории договаривающегося государства, если оно отказывается выдать его, то оно обязано организовать судебное преследование данного лица.

В Конвенции также содержится положение о том, что Европейский комитет по проблемам преступности Совета Европы информирует­ся о применении настоящей Конвенции. Комитет предпринимает все необходимое для содействия дружественному разрешению лю­бой трудности, которая может возникнуть в связи с ее примене­нием.

Любой спор между договаривающимися государствами, относя­щийся к толкованию или применению Конвенции, который не был урегулирован в рамках п. 2 ст. 9 Конвенции, передается на арбитраж­ное разбирательство по просьбе любой из сторон в споре. Арбитраж­ный суд устанавливает свою процедуру. Его решения принимаются большинством голосов. Решения суда являются окончательными.

По состоянию на февраль 2002 г. участниками Европейской конвенции о пресечении терроризма 1977 г. было 36 европейских государств. Для Российской Федерации Европейская конвенция о пре­сечении терроризма 1977 г. вступила в силу 5 февраля 2001 г.

Одной из актуальных проблем для европейских государств в деле борьбы против терроризма в Европе является совершенствование сотрудничества в сфере прекращения финансовых потоков, направлен­ных на поддержку преступной деятельности. Решению этой проблемы служит Конвенция об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности, подписанная государствами- членами Совета Европы в Страсбурге 8 ноября 1990 г.

В преамбуле Конвенции отмечается, что борьба против опасных форм преступности, во все большей степени приобретающих между­народный характер, требует использования эффективных и совре­менных методов в международном масштабе и что один из этих методов заключается в лишении преступника доходов, добытых преступным путем. В этой связи европейские государства считают, что для достижения этой цели необходимо создать эффективную систему международного сотрудничества.

Глава II Конвенции посвящена мерам, принимаемым на нацио­нальном уровне. В ст. 2 Конвенции по этому поводу говорится, что каждая Сторона принимает законодательные и другие меры, предо­ставляющие ей возможность конфисковывать орудия преступления и доходы или имущество, стоимость которого соответствует этим до­ходам. Кроме того, каждая Сторона также принимает законодатель­ные и другие необходимые меры с целью квалифицировать в качестве уголовного правонарушения в соответствии со своим внутренним правом, при наличии умысла:

а) конверсию или передачу имущества, если известно, что это имущество является доходом, полученным преступным путем, с целью скрыть незаконное происхождение такого имущества или помочь любому лицу, замешанному в совершении основного преступления, избежать правовых последствий своих деяний;

б) утаивание или сокрытие действительной природы происхож­дения, местонахождения, размещения или движения имущества, или прав на него, если известно, что это имущество представляет собой доход, полученный преступным путем (ст. 6 Конвенции).

Глава III регулирует вопросы международного сотрудничества. В ст. 7 Конвенции содержится весьма важное положение о том, что Стороны в максимально возможной степени сотрудничают друг с другом в проведении расследований и судебных разбирательств в целях конфискации орудий и доходов.

Согласно положениям Конвенции, Стороны в максимально воз­можной степени оказывают друг другу по запросу помощь в опре­делении и обнаружении орудий, доходов и другого имущества, подлежащего конфискации. Эта помощь включает меры по предостав­лению и поиску информации, касающейся существования, местона­хождения и стоимости упомянутого выше имущества.

В ст. 13 Конвенции регулируются вопросы, связанные с конфис­кацией. В частности, Сторона, получившая от другой стороны запрос



      1. конфискации орудий преступления или доходов, находящихся на ее территории, исполняет постановление о конфискации, вынесенное судом запрашивающей стороны в отношении этих орудий или доходов.

В целях координации предпринимаемых шагов в деле борьбы с терроризмом Стороны, как это предусматривается ст. 23 Конвенции, назначают центральный орган или, если это необходимо, органы, отве­чающие за направление запросов в соответствии с разделом 7 Конвен­ции и ответов на них, исполнение таких запросов или передачу их органам, обладающим необходимой компетенцией для их исполнения.

По состоянию на 11 февраля 2002 г. участниками Конвенции об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов 1990 г. явля­лись 37 европейских государств. Подписана от имени Российской Федерации 7 мая 1999 г., вступила в силу для Российской Федерации



      1. декабря 2001 г.

Повышению эффективности борьбы с терроризмом в Европе способствует и Европейская конвенция о выдаче 1957 г. В соответ­ствии со ст. 1 Конвенции договаривающиеся стороны обязуются выдавать друг другу, при условии соблюдения положений Конвенции, всех лиц, в отношении которых компетентные органы запрашиваю­щей стороны осуществляют судопроизводство в связи с каким-либо преступлением или которые разыскиваются указанными органами для приведения в исполнение приговора.

В Конвенции перечисляются преступления, служащие основани­ем для выдачи. В частности, в ст. 2 Конвенции говорится, что выдача осуществляется в отношении преступлений, наказуемых в соответст­вии с законодательством запрашивающей Стороны и запрашиваемой стороны лишением свободы на срок не менее одного года или более серьезным наказанием.

В ст. 12 Конвенции содержится положение о том, что просьба о выдаче подается в письменном виде и передается по дипломатиче­ским каналам. Она должна сопровождаться:

а) подлинником или заверенной копией обвинительного заклю­чения и приговора или постановления об аресте, немедленно всту­пающего в силу;

б) указанием преступлений, в связи с которыми запрашивается выдача (время и место их совершения, их юридическая квалифика­ция и ссылки на соответствующие правовые нормы должны быть указаны как можно точнее);

в) копией соответствующих законодательных актов или в тех случаях, когда это невозможно, указанием соответствующего закона и как можно более точным описанием требуемого лица, а также любой другой информацией, которая может способствовать установ­лению его личности и гражданства.

По состоянию на 11 февраля 2003 г. участниками Европейской конвенции о выдаче 1957 г. являются 41 европейское государство. Для Российской Федерации Европейская конвенция о выдаче 1957 г. вступила в силу 9 марта 2000 г.

В последнее время активно развивается сотрудничество по борьбе с международными преступлениями между европейскими государст­вами и на двустороннем уровне. Так, в заключенных Российской Федерацией в 1992 г. межгосударственных договорах с Францией и Великобританией о принципах взаимоотношений, а также заклю­ченных бывшим СССР в 1990 г. Договоре о добрососедстве, партнер­стве и сотрудничестве с ФРГ и Договоре о дружбе и сотрудничестве с Италией содержится обязательство о взаимодействии в борьбе с международным терроризмом. В 1997 г. между Российской Феде­рацией и Турцией был подписан Меморандум о борьбе с террориз­мом. Подобного рода соглашения заключены между Италией и Турцией, между Францией и Италией и т.д.

В основе обязательств по договорам о борьбе с терроризмом лежит принцип aut dedere aut judicare (либо выдай, либо обеспечь судебное преследование), что призвано обеспечить неотвратимость наказания преступников.

§ 3. Борьба с преступностью в рамках СНГ



22 января 1993 г. страны СНГ заключили Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам.

Согласно ст. 1 Конвенции «граждане каждой из Сторон, а также другие лица, проживающие на ее территории, имеют право свободно и беспрепятственно обращаться в учреждения юстиции других стран Содружества, к компетенции которых относятся гражданские, семей­ные и уголовные дела». Конвенция распространяет также свое дей­ствие и на юридических лиц государств, подписавших Конвенцию.

Государства осуществляют правовую помощь друг другу путем выполнения процессуальных и иных действий, в частности путем составления, пересылки и выдачи вещественных доказательств, про­ведения экспертизы, допроса сторон, обвиняемых, свидетелей, экспер­тов, возбуждения уголовного преследования, розыска и выдачи лиц, совершивших преступления, принятия и исполнения судебных реше­ний по гражданским делам, приговоров в части гражданского иска, исполнительных надписей, а также путем вручения документов.

Документы, которые на территории одной из сторон изготовлены или засвидетельствованы учреждением или специально на то упол­номоченным лицом в пределах их компетенции и по установленной форме и скреплены гербовой печатью, принимаются на территории других сторон без какого-либо специального удостоверения.

Статьи 20-50 Конвенции регулируют правовые вопросы по граж­данским и семейным делам. Раздел III содержит положения, ка­сающиеся вопросов признания и исполнения решений. Например, государство-участник Конвенции признает и исполняет на своей территории вынесенные на территории других государств-участни- ков решения учреждений юстиции по гражданским и уголовным делам, решения судов по уголовным делам о возмещении ущерба. Статьи 56-80 Конвенции касаются вопросов правовой помощи по уголовным делам. В том случае, если гражданин одного из госу­дарств-участников совершил преступление на территории другого государства-участника, государство гражданской принадлежности правонарушителя обязано осуществлять против него уголовное пре­следование. Более того, запрашиваемое государство обязано уведо­мить запрашивающее государство об окончательном решении в связи с уголовным преследованием и передать ему копию окончательного решения по делу.

Конвенция также детально регламентирует вопрос выдачи преступ­ников и лиц, совершивших правонарушения. Статья 56 предусмат­ривает взаимное обязательство государств-участников Конвенции выдавать друг другу лиц, находящихся на их территории, для привле­чения к уголовной ответственности или приведения в исполнение вступившего в силу приговора суда. Выдача лиц для приведения приговора в исполнение производится за такие деяния, которые в соответствии с законом запрашивающей и запрашиваемой сторон Конвенции являются наказуемыми и за совершение которых преду­смотрено наказание в виде лишения свободы на срок не менее шести месяцев.

Распад СССР привел к резкому ухудшению криминогенной обста­новки на территории новых государств, росту количества преступ­лений с участием иностранных граждан, возникновению новых видов преступлений и трансграничной преступности. Государства СНГ были вынуждены принять ряд соглашений, направленных на борьбу с преступностью в рамках Содружества. В январе 1996 г. Совет глав государств СНГ принял решение о создании Совета министров внутренних дел государств-участников Содружества, а в мае 1996 г. утвердил Положение о нем.

По своему статусу Совет является одновременно органом Совета глав государств и Совета глав правительств по вопросам, которые входят в компетенцию министерств внутренних дел стран СНГ.

Среди основных задач Совета - взаимодействие в борьбе с пре­ступностью, охрана правопорядка, реализация решений органов СНГ и др. Совет проводит заседания по мере необходимости, но не реже двух раз в год и принимает решения на основе консенсуса с учетом принципа незаинтересованности любого государства Содружества в том или ином вопросе, что не влияет на принятие решения другими государствами.

Национальные министерства стран СНГ осуществляют сотрудни­чество в борьбе с преступностью на основе Соглашения о взаимо­действии министерств внутренних дел СНГ в сфере борьбы с преступностью от 24 апреля 1992 г. Оно было подписано всеми государствами СНГ.

Программа совместных мер по борьбе с организованной преступ­ностью и иными опасными видами преступлений на территории СНГ, принятая главами правительств стран Содружества 12 марта 1993 г., обозначила комплекс совместных мер по противодействию правона­рушениям. В развитие Программы, принятой 12 апреля 1996 г., было подписано Соглашение о сотрудничестве в борьбе с преступле­ниями в сфере экономики. В соответствии с Соглашением государ­ства СНГ осуществляют сотрудничество путем обмена информацией, проведения мероприятий по предупреждению, выявлению, пресече­нию и раскрытию преступлений в сфере экономики и т.д.

Соглашение о сотрудничестве государств-участников СНГ в борьбе с преступностью, подписанное 25 ноября 1998 г., преду­сматривает также розыск лиц, скрывающихся от уголовного пресле­дования или отбывания наказания, а также без вести пропавших; розыск и возвращение похищенных предметов и ценностей, авто­транспорта; обмен информацией о готовящихся или совершенных преступлениях и др. Обмен информацией осуществляется на основа­нии запросов, а также без запроса, если имеются основания полагать, что она представляет интерес для государства-участника Соглашения.

Для осуществления сотрудничества в борьбе с отмыванием денег в рамках СНГ заключен Договор о противодействии легализации доходов, полученных незаконным путем (не вступил в силу).

В связи с постоянно возрастающей угрозой осуществления актов международного терроризма главы 12 государств СНГ приняли в июне 1999 г. Договор о сотрудничестве государств-участников СНГ в борьбе с терроризмом (вступил в силу для шести государств). Решением Совета глав государств СНГ, принятым 1 декабря 2000 г. в Минске, об Антитеррористическом центре государств СНГ было утверждено Положение о нем.

По своему статусу Антитеррористический центр - постоянно действующий специализированный отраслевой орган СНГ, который предназначен для обеспечения координации взаимодействия компе­тентных органов государств Содружества в области борьбы с между­народным терроризмом и иными проявлениями экстремизма.

Общее руководство деятельностью Центра осуществляет Совет руководителей органов безопасности и специальных служб стран СНГ. В своей работе Центр взаимодействует с Советом министров внут­ренних дел СНГ, Советом министров обороны СНГ, Координацион­ным советом Генеральных прокуроров СНГ, Советом командующих Пограничными войсками, а также Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами пре­ступлений на территории государств СНГ.

Основные задачи и функции Центра: выработка предложений Совету глав государств СНГ и Совету глав правительств СНГ в борьбе с международным терроризмом; обеспечение координации взаимодей­ствия компетентных органов стран Содружества; анализ информации о состоянии, динамике и тенденциях распространения международно­го терроризма в СНГ и других государствах; формирование банков данных о международных террористических организациях, неправи­тельственных структурах и лицах, оказывающих поддержку между­народным террористам; содействие государствам СНГ в подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий и комплексных операций по борьбе с международным терроризмом; участие в под­готовке модельных законодательных актов, международных догово­ров, затрагивающих вопросы борьбы с международным терроризмом.

Центр возглавляет Руководитель, назначаемый на основании решения Совета глав государств СНГ на три года по представлению Председателя Совета руководителей органов безопасности и специальных служб государств СНГ. Руководитель имеет трех заместителей: первый - от Совета министров внутренних дел СНГ, второй - Совета министров обороны, третий - Совета командующих Пограничными войсками.

Государства СНГ направляют в Центр своих полномочных пред­ставителей, которые осуществляют деятельность на основании По­ложения, утвержденного Решением Совета глав правительств СНГ от 31 мая 2001 г.

Финансирование деятельности осуществляется за счет средств единого бюджета органов СНГ отдельной строкой.

§ 4. Выдача преступников

Институт экстрадиции действует одновременно и параллельно как на двустороннем, так и на многостороннем уровнях. При этом, как по­казывает практика, применимой является форма регионального уча­стия государств в сотрудничестве в сфере международной уголовной юстиции.

24 - 4865

Важным элементом создания единого правового пространства на Европейском континенте явилось подписание 13 декабря 1957 г. в Страсбурге Европейской конвенции о выдаче.

Договаривающиеся стороны приняли на себя обязательство выда­вать друг другу в соответствии с положениями и условиями Конвенции всех лиц, в отношении которых компетентные органы запрашиваю­щей стороны ведут уголовное преследование в связи с каким-либо преступлением или которые разыскиваются указанными органами для приведения в исполнение приговора или постановления о задер­жании (ст. 1 Конвенции). Предметно обозначены преступления, служащие основанием для выдачи.

Любая договаривающаяся сторона, закон которой не предусмат­ривает выдачу за некоторые преступления, может исключить такие преступления из сферы применения Конвенции.

Любая договаривающаяся сторона может в момент сдачи на хра­нение своей ратификационной грамоты или документа о присоеди­нении препроводить Генеральному секретарю Совета Европы либо список преступлений, в связи с которыми разрешена выдача, либо список преступлений, в связи с которыми выдача исключается.

Конвенция 1957 г. содержит ряд общепризнанных принципов института экстрадиции. В числе таковых заслуживает быть назван­ным принцип невыдачи за преступления, рассматриваемые в каче­стве политических и воинских.

Фискальные преступления требуют наличия специального дополни­тельного согласия сторон в отношении каждого из таких преступлений.

Доктринальный и практический интерес вызывает проблема вы­дачи собственных граждан. В рамках признанного права отказа в выдаче своих граждан каждая сторона может дать определение сво­его понимания термина «граждане» по смыслу Конвенции 1957 г. Это делается путем заявления в момент подписания или сдачи на хранение своей ратификационной грамоты или документа о при­соединении к Конвенции.

Если запрашиваемая сторона не выдает своего гражданина, она по просьбе запрашивающей стороны передает дело своим компетент­ным органам для возбуждения уголовного преследования, если это необходимо. Для этой цели документы, информация и вещественные доказательства, касающиеся преступления, предоставляются бес­платно по дипломатическим каналам. Запрашивающая сторона ин­формируется о результатах.

Институт выдачи преступников - это комплексный юридический феномен, соединяющий в себе нормы материального и процессуаль­ного права. При этом необходимо учитывать два важных фактора: гражданство преступника и определение места совершения преступ­ления. Запрашиваемая сторона может отказать в выдаче лица в связи с преступлением, которое в соответствии с ее законом считается совершенным полностью или частично на ее территории или в месте, рассматриваемом в качестве ее территории.

Институт выдачи преступников как отдельный институт в системе международного уголовного права регулируется общепризнанными отраслевыми принципами. Основополагающими являются принцип aut dedere aut punire («или выдай, или накажи»), принцип поп in bis in idem (принцип, исключающий двойное наказание) и принцип специальности. Все они нашли подтверждение и развитие в европей­ской правовой системе.

Важным аспектом обеспечения справедливого судебного произ­водства является соблюдение комплекса общепризнанных юридиче­ских гарантий. К таковым относятся срок давности и неприменимость смертной казни.

Международно-правовой режим выдачи преступников, установ­ленный в рамках европейской региональной системы, предусматри­вает упорядочение процедурных аспектов судебного производства, включая подачу запроса и связанных с ним сопроводительных доку­ментов, передачу дополнительной информации, осуществление вре­менного ареста, представление конкурирующих запросов, передачу лица, подлежащего выдаче, передачу собственности, транзит выда­ваемого лица через территорию другого государства.

Конвенция 1957 г. получила развитие в ряде последующих дого­ворных актов. Последними актами были Конвенция 1995 г. об уп­рощенной процедуре выдачи и Конвенция 1996 г. по проблемам выдачи.



В регионе Бенилюкса (Бельгия, Люксембург, Нидерланды) дейст­вует собственная правовая система выдачи преступников. Междуна­родно-правовой базой является Конвенция об экстрадиции и правовой помощи по уголовным делам от 27 июня 1962 г.

Налаженное между этими странами тесное экономическое со­трудничество, обусловленное спецификой географического поло­жения и общими политическими интересами, выделяет страны Бенилюкса в особую группу в общеевропейской системе интегра­ции. Конвенция от 27 июня 1962 г. как нельзя лучше иллюстри­рует возможность создания действенных субрегиональных систем по реализации института выдачи преступников странами, тесно связанными между собой географически, экономически и куль­турно.

Ни одно из трех указанных государств не ратифицировало Евро­пейскую конвенцию о выдаче 1957 г.

В большей своей части Конвенция 1962 г. находится в русле положений Конвенции 1957 г., хотя и имеет определенную специ­фику. В Конвенции 1962 г. значительно понижен временной порог выдачи по сравнению с Конвенцией 1957 г. Так, если по Конвенции 1962 г. общий срок наказания составляет шесть месяцев для обви­няемых беглецов и три месяца для осужденных беглецов, то для Конвенции 1957 г. такие сроки составляют, соответственно, двенад­цать и четыре месяца. В то время как так называемые «политиче­ские» преступники не подлежат выдаче по Конвенции 1962 г., акт дезертирства не рассматривается как политическое преступление. Требования о выдаче направляются не по дипломатическим каналам, а непосредственно от министерства юстиции одного государства в министерство юстиции другого государства.

Близкой (по характеру и содержанию) к правовой системе выдачи согласно Конвенции 1962 г. является правовая система экстрадиции в соответствии с Нордическим договором 1962 г. В нордическую систему применения института выдачи преступников входят пять расположенных на севере Европы стран: Дания, Финляндия, Ислан­дия, Норвегия и Швеция. Договор 1962 г. содержит международно- правовые принципы сотрудничества в сфере международной уголовной юстиции пяти стран этого субрегиона. Субрегиональная система экстрадиции строилась по такой схеме институционно-правового практического применения института выдачи, как процедура выра­ботки и принятия единообразного законодательства каждым государ­ством-участником. Тем самым достигалась гармонизация правовых систем института экстрадиции.

Имеется ряд соглашений между членами Европейских сообществ, в которых также есть положения, регулирующие выдачу преступни­ков. Например, соглашение между членами Европейских сообществ о толковании принципа aut dedere aut judicare («или выдай, или суди») (Брюссель, 1987 г.) и Соглашение о передачи лиц, совершивших преступления (Брюссель, 1987 г.), а также Конвенция о сотрудниче­стве в борьбе с международными преступлениями (Брюссель, 1991 г.).

Совет ЕС разработал рамочное решение «О европейском ордере на арест и процедуре передачи лиц между государствами-членами», которое вступило в силу в 2004 г. Согласно этому документу, запрос судебного органа государства-члена ЕС о передаче лица должен быть признан и исполнен автоматически на всей территории ЕС. В этих случаях в качестве основания для отказа уже не рассматривается принадлежность лица к гражданству запрашиваемой стороны. Запра­шиваемое государство утрачивает право не выдавать собственного гражданина, если против этого лица возбуждено уголовное дело или вынесен приговор в другом государстве-члене ЕС.

Европейский ордер на арест может выдаваться как в целях пере­дачи преступника, скрывающегося в другом государстве-члене ЕС от наказания, так и в целях предварительного расследования, то есть он может выдаваться до вынесения судом приговора.

В целом понятие «европейский ордер на арест» означает требо­вание, исходящее от суда или прокуратуры государства-члена ЕС, адресованное другим государствам-членам ЕС в целях оказания ему помощи, осуществления розыска, задержания, ареста или передачи лица, которое является объектом приговора или постановления упо­мянутых органов.

Получив запрос, соответствующий орган обязан принять необхо­димые меры в отношении этого разыскиваемого лица, а это лицо имеет право обжаловать решение о его передаче в суде государства- члена ЕС, в котором он находится. В этом случае суд должен в течение 90 дней с момента задержания принять решение об испол­нимости ордера. Передача лица производится в течение последую­щих 20 дней.

Перечень оснований для отказа в исполнении европейского ор­дера на арест и передаче разыскиваемого лица является очень узким. При этом государство не позднее трех месяцев с момента принятия Советом ЕС рамочного решения может предоставить для опублико­вания в официальном журнале ЕС исчерпывающий перечень деяний, в отношении которых судебные органы этой страны имеют право отказать в исполнении ордера на арест. Речь идет о тех деяниях, которые не считаются преступлениями в другом государстве, напри­мер употребление наркотиков.

Рамочное решение Совета ЕС предполагается ограничить пре­ступлениями, влекущими лишение свободы на срок не менее четырех месяцев. В отношении разыскиваемого лица, которое еще не осуж­дено, нижний предел санкции составляет один год и более.

Российская Федерация ратифицировала Европейскую конвенцию о выдаче 1957 г. Федеральным законом от 25 октября 1999 г. № 190-ФЗ.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ


  1. Охарактеризуйте формы борьбы с легализацией незакон­ных доходов.

  2. Расшифруйте ФАТФ.

  3. Охарактеризуйте Европейскую конвенцию о пресечении терроризма.

  4. Как организована борьба с преступностью в рамках СНГ?

  5. Какова система выдачи преступников в Европе?

Литература

Ляхов Е.Г., Попов А.В. Терроризм: национальный, региональный и международный контроль. - Москва-Ростов-на-Дону, 1999.

Моисеев Е.Г. Десятилетие Содружества: международно-правовые аспек­ты деятельности СНГ. - М., 2001.

МИРНОЕ РАЗРЕШЕНИЕ СПОРОВ

§ 1. Механизмы ОБСЕ

Мирное урегулирование споров - одно из приоритетных направле­ний деятельности ОБСЕ в качестве основного элемента европейской безопасности. Анализ основных этапов развития ОБСЕ дает ключ к пониманию всей системы ОБСЕ по мирному разрешению между­народных споров, а также ее особенностей.

Еще в 1960-1961 гг. Швейцарская Конфедерация обратилась к 49 государствам с предложением о заключении двусторонних согла­шений об обязательной примирительной процедуре, судебном регу­лировании и арбитраже. В нем, в частности, предусматривалось, что участники соглашения берут на себя обязательство передавать все споры, не урегулированные дипломатическим путем, на арбитраж или рассмотрение Международного Суда ООН по требованию одной из сторон. Позиция Советского Союза по поводу этого предложения состояла в том, что стороны, участвующие в каждом конкретном споре, по взаимному согласию должны именно в каждом конкретном случае согласовывать процедуру урегулирования споров.

В 1973 г. Швейцария выступила с инициативой создания специ­альных общеевропейских органов, располагающих правомочиями принимать обязательные решения по любым спорам, переданным на рассмотрение этих органов. Швейцарский проект конвенции о ев­ропейской системе мирного урегулирования споров состоял из 61 статьи, а также обширного постатейного комментария.

Предлагаемая система основывалась на юрисдикции двух посто­янных органов: арбитражного суда и комиссии по расследованию, посредничеству и примирению, которые предлагалось создать. В со­ответствии с проектом участниками создаваемой системы помимо европейских государств могли стать другие государства, а также международные организации. Таким образом, предлагалось создать самостоятельную систему, не ограниченную жесткими региональны­ми рамками, в основу которой был положен принцип обязательной юрисдикции арбитражного суда.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   26


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница