Ибраева Гульнара (Кыргызстан)


С. Ритуальные практики советского периода



страница4/5
Дата09.05.2018
Размер1.06 Mb.
1   2   3   4   5

С. Ритуальные практики советского периода

Огромную роль в браке и брачных отношениях, как и в любом другом историческом типе общества, играют брачные ритуалы.

В советский период в ритуальных практиках брака отмечалось ослабление национально-культурных традиций и укоренение ритуалов, основанных на советской идеологии. В комплекс «советских» ритуалов входили такие мероприятия как посещение мест боевой славы советских воинов, возложение цветов у мемориальных комплексов, посещение ВДНХ. Интересно, что спустя десятилетие, в постсоветском Кыргызстане эти советские ритуалы не ушли в прошлое, а продолжают быть важной составляющей свадебных ритуалов. Только если в советское время в брачных обрядах использовались идеологизированные, переформулированные традиционные этнические ритуалы114, то в современных свадебных церемониях предпринимается попытка новых интерпретаций советских традиций, и в целом спектр обрядов и процедур брачного ритуала шире.

В брачных практиках горожан разных этнических групп на протяжении изучаемого периода с разной степенью полноты и частоты используются следующие традиционные ритуальные процедуры:



  • Сватовство (в кыргызской традиции115 это - кудаа тушмой, сойко салмай116, у славян – смотрины, помолвка);

  • Ритуальный увоз невесты из родительского домаколдон алуу» – буквально: взятие/принятие с рук на руки или инсценировка «ала-качуу»- умыкания невесты),

  • Вхождение невесты в дом жениха117 и принятие ею роли (отургусуу, жоолук салуу, жугунтуу – буквально: посадить за символической ширмой, разделяющей пространство комнаты – «жизни» девушки на до и после замужнюю, надеть платок (обычно белый как символ чистоты) и заставить поклониться в знак принятия своего нового статуса и покорности);

  • Обряды «перехода», многообразные ритуалы, связанные с первой брачной ночью и связанные с установлением официальных контактов между родителями девушки со своей вышедшей замуж дочерью. Для церемоний первой брачной ночи характерна смена отношений и стиля коммуникации с невестой. Деликатная и сдержанная речь друзей жениха в отношении молодых (особенно девушки) наутро после брачной ночи сменяется на скабрезные шутки и непристойности. В отличие от этого встреча девушки со своей родней в новом качестве замужней женщины маркируется как кардинально иное отношение: с ней подчеркнуто ласковы ее родственники, ей отводится почетное место за столом и больше не позволяется выполнять какую-либо работу по дому и обслуживанию гостей. Таким образом, демонстрируется окружающим, что девушка перешла из одной юрисдикции в другую, в «собственность» другой семьи.

  • Процедуры установления связей с родственниками невесты и обмен дарами (у кыргызов, например, «чуу басаар» - буквально: заглушение смуты, возмущения)118, достижение брачного соглашения – ритуал «астына баруу», где осуществляется передача выкупа (калыма)119. На церемонию «астына бару / тушу» (буквально: идти на поклон) едут все ключевые лица рода, родители жениха, невеста. Здесь впервые осуществляется встреча родителей девушки с их зятем в этом качестве и с собственной дочерью в новом статусе. Стороны соблюдают ряд важных обычаев: «избегание» женихом родителей невесты, символические смотрины жениха и плата за это – «корундук», выстраивание символических преград при продвижении к дому девушки с целью получения выкупа (аркан тартмай), поклоны невесты и жениха – родне невесты, ритуализированные речи родственников жениха и невесты. Родня девушки приурочивает к этой встрече выдачу приданого девушки. Обычно в «комплект» входит: набор специально изготовленных национальных одеял (10-12 штук), ковер, шыырдак (национальный ковер из войлока), сундук, набитый всякой утварью для спальни и кухни. Кроме того, обычно девушке дается в приданое мебель, посуда и пр. Также девушке выдается чемодан с ее вещами по возможности на все времена года (если семья девушки состоятельная – то выдаются исключительно новые вещи, если менее зажиточная – то возможна передача личных вещей девушки в сочетании с обновками). Особая процедура – смотрины приданного. Каждую вещь демонстрирует сватьям120 женщина, имеющая определенное родство/статус с невестой (обычно это «жене», то есть жена брата). Осматривающие со стороны мужчины оценивают вслух приданное девушки, при этом претендуя на заранее определенную родней девушки долю из осмотренного. Это своеобразные подарки тем, кто получал право осмотра.

Ритуальным обменам дарами у кыргызов придается особенное значение. Обычно даров и подношений с каждой стороны очень много, из-за чего браки становятся высокозатратными. По свидетельствам многочисленных респондентов даже родня девушки, получающая немалый калым за свою дочь, не всегда может выйти из брачных церемоний с прибылью. Дары принимают самые разные формы – от денежной (в форме калыма за невесту, компенсацию «за молоко матери» невесты, плата за смотрины невесты или жениха и др.) до одежды, продуктов и скота. Представляется справедливым мнение респондентов о том, что в советское время дары и подношения приобретали больше символический характер, понятие пользы в обмене ими было отодвинуто на второй план. Будучи вполне материальными, многие дары того времени были вне утилитарного значения, не могли быть использованы в реальной жизни. Иногда одно пальто / отрез на платье / платок передаривались в брачных / похоронных ритуалах по нескольку раз. Никто их не использовал по причине того, что либо это были вещи давно вышедшие из моды, либо такого размера, который не подходит никому из близкой родни. Во многих кыргызских семьях по традиции хранились в сундуке такого рода вещи, которые «ждали своего часа».

Что касается постсоветского периода, то в настоящее время обмен дарами вновь актуализировался и приобрел больше утилитарных свойств. Зачастую теперь в процессе переговоров брачных сторон принимается решение дары передавать молодым в денежном эквиваленте. Совокупный вклад используется на приобретение молодыми супругами важных материальных ценностей: квартиры, машины, мебели и пр, или на свадебное путешествие.

Собственно процедура религиозного бракосочетания (в славянской традиции – церковное венчание, сопровождается церемонией благословения родителей, у кыргызов, татар, узбеков и уйгуров - нике кыйуу или - никах121).

Обряд нике становится весьма популярным у населения, в том числе и у городского, ритуалом в последнее десятилетие. В большинстве случаев нике заключаются в дополнение к государственной регистрации брака. Религиозные служители всюду, где им доводится выступать с публичными речами, ведут довольно активную пропаганду нике как обязательного ритуала при создании семьи, они говорят, что государство, регистрируя брак, придает ему законность только в мире людей, но не перед богом. Отсутствие же религиозного бракосочетания священнослужители называют грехом и сулят наказания как брачным партнерам, так и их детям, «рожденным во грехе». Однако именно этот религиозный обряд становится ритуалом, который легитимизирует запрещенные законом полигамные браки. Нике служит компромиссным способом для избегания ответственности мужчины- двоеженца перед лицом местного сообщества и семейных кланов за нарушение законодательства. Для многих женщин, имеющих устойчивую связь с женатым мужчиной ритуал нике легитимизирует ее статус и отношения в глазах родового клана и знакомых.

По свидетельству служителя главной мечети в столице, в последние годы участились случаи, когда в мечеть приходят для прохождения мусульманского бракосочетания (или приглашают молдо на дом) пары, прожившие в браке уже значительные сроки, чей брак был зарегистрирован много лет назад государством. Религиозные обряды бракосочетания становятся своеобразным основанием идентичности современных граждан.


  • Государственная регистрация представляет собой поликультурное соединение: этнические обряды бракосочетания, советские ритуалы, универсальные обряды бракосочетания. В столичном Дворце бракосочетаний предлагался следующий набор символических ритуальных процедур, независимо от национальности, возраста брачующихся: торжественное вхождение молодоженов под марш Мендельсона в зал бракосочетания, символический обмен кольцами, испитие воды из чаши122 в знак согласия быть вместе в горе и в радости, передача от свекрови невесте горящего факела в качестве символа очага. Дополнительно молодоженам из разных этнических групп предлагались национальные обряды: надевание платка123, «бет ачуу» - снятие покрывала с лица невесты, поклон молодых родителям и родне, преподнесение каравая, с пожеланиями молодым достатка и хлебосольности.

  • Праздничное застолье (свадьба / той). Каждая этническая группа тут имеет свои особенные каноны. У представителей кавказских народностей (например, талышей) брачующиеся стороны устраивают застолье по раздельности – невесту за своим застольем провожает вся ее родня в ее отчем доме, а парень отмечает свою женитьбу в кругу своих родных и близких в своем доме. Лишь представители со стороны жениха должны присутствовать на проводах девушки из родительского дома. Свадьбы у азербайджанцев, узбеков и уйгур обычно представляют собой поделенные пространства для женщин и мужчин, разные столы для празднования. В свадебном ритуале у кыргызов, казахов, татар, молодые входят в пространство празднования, где гости и близкие осыпают их «чачыла»124 - дождем из зерен, сладостей и пр. и поются свадебные песни.

У славянских народов, немцев, корейцев и др. – государственная регистрация и свадьба обычно проводятся совместно, собственно с этого брак и начинается. Во время проведения свадьбы молодожены и их близкие гости обычно вовлекаются в целый ряд полушутливых ритуалов: выкуп места на свадьбе, «кража» невесты / или ее туфли с целью получения выкупа, разные формы соревнований между женихом и невестой за право быть «главой» в браке125. Также важными элементами свадебного ритуала являются родительское благословение, процедура угощения молодых праздничным караваем и пр.

У значительной доли кыргызских брачных пар официальная регистрация и светская свадьба могли происходить с разрывом до года от традиционных ритуалов и начала совместной жизни партнеров. Свадьбы проводились скромно. Хотя уже случались случаи проведения с размахом по тем временам свадеб в кафе и ресторанах, все же большинство в привилегированных слоях городских жителей придерживалось политики не афиширования своего благосостояния. Свадьбы большей частью справлялись в домах, с вовлечением в ритуалы большого количества родственников и друзей. Характерны воспоминания респондента (кыргыз, 49 лет): «Время тогда было смутное. Только Горбачев (на самом деле, судя по хронологии, речь шла об Андропове) с пьянством отборолся. Отец тогда в Совмине работал. Он говорит: кой126, не надо рисоваться. И мы дома справляли 3 или 4 дня. Много родственников было, друзей. Городских отдельно, потом – «колхоз». У нас четырехкомнатная квартира была. Все дома готовили. И дома после ВДНХ, памятника Ленину, вечного огня у Русской драмы безвылазно сидели. Никаких кыргызских обрядов не было. Чтобы молдо пришел в дом – ни за что. Родственники колхозные не шли против отца. Как он скажет, так и было. Всю свадьбу отец взял на себя. Его братишки из села лошадь резали, туда-сюда. Так что благодаря отцу и его родственникам. Но тогда ограничения большие были. Тогда 1 ящик водки – это очень много. Не то что сейчас – по 5-6 ящиков!»

Среди свидетельств респондентов были рассказы о брачных практиках дагестанских народностей (например, талышей), у которых регистрация никогда не имела большого значения. Даже и в советский период она не была обязательным атрибутом создания семьи127. Поэтому в местах компактного проживания ряда кавказских народностей можно обнаружить большое количество живущих в браке длительные сроки партнеров, которые не собираются регистрировать свои отношения.

Уже отмеченный временной разрыв между регистрацией бракосочетания в органах ЗАГСа и традиционными брачными обрядами у молодоженов некоторых этнических групп приводила к тому, что с юридической точки зрения жизнь таких брачных пар можно было бы рассматривать как сожительство. Однако, в данном случае, мы имеем дело скорее с плюрализацией легитимности регистрации брака. Именно в этот период традиционные обряды и религиозный ритуал брака128 становятся легитимными в массовом сознании.



  • У ряда азиатских народов (кыргызов, например) брачный обряд включает также ритуал «отко киргизуу» (буквально: введение в очаг). Многочисленная родня с обеих сторон приглашает молодых в гости домой и одаривает подарками, среди которых обязательны символические – платок женщине и разные символы мужского главенства – жениху (камчу, национальный головной убор калпак и пр.129)

Ритуалы брака в советский период в городе проводились в обстановке секретности и закрытости, в усеченном виде. Эта брачная практика с использованием национально-культурных и религиозных обрядов была своеобразным компромиссом, негласным договором о невмешательстве между государством и гражданами. Брачные стороны делали вид, что браки происходят согласно советской идеологии, а государство «не знало» о «теневых» ритуальных брачных практиках.

Среди групп городских непривилегированных кыргызов брачные церемонии происходили просто, почти буднично. Как правило, процедура знакомства родителей с избранницей жених приурочивал к определенным застольям в доме (на большие праздники или дни рождения, которые обычно справлялись на квартире, в доме). Если выбор сына получал поддержку со стороны родителей, то девушку просто «оставляли» дома после такого празднества, надевая на нее платок. Уже затем организовывали все последующие ритуальные процедуры – переговоры с родителями, достижение договоренности о свадьбе, где и обговаривались все моменты брачного соглашения и экономических вкладов каждой из сторон. Официальное добрачное знакомство с родителями девушки практиковалось редко.

Иногда молодые самостоятельно принимают решение о браке. Встречаются многочисленные воспоминания о будничных регистрациях в советское время, в которых участвовали только сами брачующиеся и иногда их ближайшие друзья. Как правило, проходили они не в торжественной обстановке во Дворце бракосочетания, а в бюрократической атмосфере районных ЗАГСов. Иногда близкие родственники могли даже узнать о бракосочетании только пост фактум, и затем в узком семейном кругу происходили весьма скромные застолья. Чем ниже был уровень достатка в семье, тем более аскетичные брачные ритуалы выбирались. Брак лишался таинства и священности, как бы символизировал новый цикл производительности в жизни трудовых граждан – в данном смысле репродуктивной. В порядке гипотезы предполагается, что такое отношение к бракам стало результатом долгосрочной идеологической стратегии советского государства, направленной на вытеснение влиятельных родовых, семейных структур производственными сетями отношений.

Самостоятельно вступавшие в брак молодожены практически не получали ничего в поддержку от своих родных и изначально не рассчитывая на нее, начинали свою жизнь «с нуля». Советская идеология, приписывавшая гражданам активизм и инициативность, формировала образ и установки «нормальной» мужественности и женственности, в соответствие с которыми молодой мужчина должен был закаляться «как сталь» в сложностях и препятствиях, а женщинам не пристало держаться уютного и комфортного быта, не стремиться к «мещанству».

Таким образом, в ритуальных практиках горожан можно отметить как ключевые следующие особенности:


  • Брачные ритуалы являются ярким индикатором социального и экономического капитала субъектов брака. В привилегированных кругах горожан брачные ритуалы приобретают демонстративные черты, для экономически и социально менее благополучных горожан брачные ритуалы обставляются гораздо более аскетично, вплоть до утраты священного характера, смысла «инициации».

  • При любом характере брачного ритуала их главная функциональная черта и цель: сплочение, укрепление социальных связей, утверждение «границ идентичности» индивидов рода и брачующихся субъектов. Именно поэтому разные социальные группы, хоть и в разной степени, но сохраняют традиционные брачные ритуалы.

  • Брачные ритуалы отражают значимость тех или иных субъектов и производятся для приобретения легитимации в определенном сообществе – субъекте брачной стратегии, будь то государство, религиозное сообщество, родственная семья или сама брачная пара.

  • Религиозные обряды в городской среде с течением времени становятся более распространенной практикой и воспринимаются как национально-культурная традиция, составляя основу этнической идентификации. Омассовление религиозной ритуальной практики связано с процессом плюрализации форм легитимации брака.

  • Большое значение в понимании роли девушек и юношей в семейной клановой структуре, а также самого характера культуры общества имеет изучение обменных даров. Изменение характера обменных даров (от внеутилитарного к более прагматическому) свидетельствует о тенденциях изменения социальных (прежде всего гендерных) отношений в обществе и в целом об изменении характера потребления.

  • Для мужчин, вступающих в брак, ритуал бракосочетания является своеобразной инициацией, кодом входа во взрослую жизнь, в то время как для многих девушек и женщин брак - не только переход из одного статуса в другой, но и смена зависимостей от родителей на множественные (тотальные) зависимости от мужа, его родни, нового сообщества.

Вместо заключения.

Браки являются одной из важнейших структур и механизмов производства и воспроизводства общества. Изучая брачные стратегии поколений «отцов» и «детей», невозможно не согласиться с В.Райхом о том, что «Функция каждого молодого поколения – представлять следующую ступень цивилизации. Поколение родителей пытается удержать молодежь на своей ступени культуры».



Осмысление брачных практик современного города – вещь сложная в силу своей динамичности и незавершенности процессов на брачном рынке. Еще не ясно, какая из активно используемых современниками стратегий станет доминирующей в городской среде, что ожидает в перспективе такие мотивы брака как любовь и послушание воли родителей, как еще может быть изменена роль сексуальной культуры в развитии брака. Но причина сложности изучения браков не только в этом. Главная сложность рефлексии по поводу изменений брачной культуры общества связана еще и с тем, что в браках репрезентируется и структурные, и функциональные свойства. При этом, как говорит В.Лефевр «Каждая «личина» структуры имеет свою собственную логику. Работая в логике структур, мы можем на время забыть о функциях, преобразовать структуру и затем вернуться к логике функций130».

Список использованной литературы:

I. ЛИТЕРАТУРА НА ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКАХ

  1. Akiner Sh. 1997 Between Tradition and Modernity: The Dilemma Facing Contemporary Central Asian Women \\ Post-Soviet Women: From the Baltic to Central Asia. Mary Buckley, ed. Cambridge

  2. Aitieva M. 2003 Gender and ethnic differences in migration of young adults in contemporary Kyrgyzstan. A Thesis submitted to the graduate school. Ball State University, Indiana

  3. Boyko V. Central Asian Studies in Post-Soviet Russia: The Challenges for a New Old Discipline // CESR, 2002 http://cess.fas.harvard.edu/CESR.html

  4. From Pioneers to entrepreneurs young women consumerism and the world picture in Kyrgyzstan.// Central Asian Survey, 1998

  5. Gans Herbert J. 2000 The Urban villagers: Group and class in the Life of Italian-Americans. The Free Press, 2nd Ed.

  6. Handrahan L. «Hunting for women. Bride-kidnapping in Kyrgyzstan»// International Feminist Journal of Politics, 6:2 June 2004, 207-233 or http://www.tandf.co.uk./journals

  7. Ibraeva G. Post-Soviet Identifications in Kyrgyz society. // Critical perspectives on economy and culture in post-socialist societies: Transformations and Interventions. An International Sociology conference AUCA. Bishkek, Kyrgyzstan, 2003.

  8. Illuminating Social Life: Classical and Contemporary Theory Revisited. Second Edition. Ed.by Peter Kivisto. Pine Forge Press

  9. Kleinbach R., Ablezova M., Aitieva M. “Kidnapping for marriage (Ala Kachuu) in a Kyrgyz Village”// http://faculty.philau.edu/kleinbachr/2004_study.htm &Central Asian Survey (June 2005) 24 (2), pp.191-202

  10. Rasuly-Paleczek G. Comparative Perspectives on Central Asia and the Middle East in Social Anthropology and the Social Sciences// CESR, 2005, Summer (Volume 4, #2) http://cess.fas.harvard.edu/CESR.html

  11. Soviet Central Asia: The Failed Transformation. Ed. by W. Fierman

  12. Werner, C. Women, marriage, and the nation-state: The rise of nonconsensual bride kidnapping in post-Soviet Kazakhstan. // Transformations of Central Asian States: From Soviet Rule to Independence. P. Jones Luong, ed., Ithaca: Cornell University Press.

II. ЛИТЕРАТУРА НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ

  1. Абрамзон С. И. Кыргызы и из этногенетические и историко-культурные связи. - М.,1989

  2. Алексеев М., Крылов К. Особенности национального поведения. М.: 2001

  3. Антонов А., Медков В. Социология семьи. М.: Изд-во МГУ, 1996

  4. Беккер Г. Выбор партнера на брачных рынках.//ТHESIS, 1994, выпуск 6. стр.12-36

  5. Бергер П.и Б. Личностно-ориентированная социология. М., 2004.

  6. Бурдье П. Практический смысл. СПб.: Алетейя, 2001

  7. Гидденс Э. Трансформация интимности: Сексуальность, любовь и эротизм в современных обществах. СПб.: Питер, 2004

  8. Гройс Б. Gesamkunstwerk Сталин. Статьи. М.:«Прагматика культуры», 2003.

  9. Женщины Кыргызстана: традиции и новая реальность. – Бишкек, 1995

  10. Жеребкина И. «Прочти мое желание…». Постмодернизм, Психоанализ, феминизм. М., Идея-Пресс, 2000.

  11. Ибраева Г. Современный город как среда обитания.// Социально-экономические реформы в Кыргызстане: социологические очерки. Под ред. К.Исаева. Бишкек, 1999.

  12. Иванов Д. Виртуализация общества. СПб., 2002. стр.123-130 Иванов Д. Императив виртуализации: Современные теории изменений. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2002

  13. Ильин В., Панарин А, Бадовский Д. Политическая антропология М.: 1999

  14. Ильясов Ф.Н. Сколько стоит невеста.//Социс 1991 №3

  15. Исхаков Г.М. Исследования по уйгуроведению. Алматы: Изд.дом «Наш мир», 2005

  16. Киргизская республика в цифрах. - Фрунзе, 1985

  17. Коннелл Р.У. Гендер и власть. Общество, личность и половая политика. – М., 1987

  18. Кыргызстан: общая оценка состояния страны. - Бишкек, 2001

  19. Кыргызстан: общая оценка страны. - Бишкек, 2004

  20. Маджетис Дж. Женские исследования. – Бишкек: Центр издательского развития, 2003

  21. Мужчины и женщины Кыргызской Республики. Сборник гендерно-разделенной статистики. - Бишкек, 2004

  22. Райх В. Сексуальная революция. СПб.- М., 1997.

  23. Семейные узы: модели для сборки. Под ред. С. Ушакина М., 2003.

  24. Табышалиева А. Отражение во времени: Заметки к истории положения женщин Центральной Азии. Бишкек, 1996

  25. Темкина А. К вопросу о женском удовольствии: сексуальность и идентичность.// Мишель Фуко и Россия: Сборник статей. Под ред. О.Хархордина. СПб., 2001

  26. Трансформация гендерных отношений: западные теории и российские практики. Материалы Российской летней школы по гендерным исследованиям./Под ред. Л.Попковой, И.Тартаковской. Самара: Изд-во «Самарский университет», 2003

  27. Ушакин С., сост. О муже(N)ственности. Сборник статей. М., 2002

  28. Харчев А.Г. Брак и семья в СССР. - М.,1979

  29. Шайдуллаева Т. Кыргызстандагы гендердик онугуу. – Бишкек, 2005




1 Безнормность, разрегулированость норм

2 В современной социальной науке дискурсом называется «определенный способ употребления языка». От того, в рамках какого дискурса мы находимся – научного, религиозного, политического, этнического и т.д., зависит, каким образом мы воспринимаем и осваиваем окружающий нас мир. Можно сказать, что дискурс – это закрепленный в языке способ упорядочения социальной реальности. (Более детально см. Фуко М. Археология знания. СПб., 2004, часть 2; а также - Малахов С. Национализм как политическая теория. М., 2005, часть 3.)

3 Законы можно рассматривать как пространство отражения «остывших» дискурсов, «архив» по Фуко.

4 Ныне омбудсмен Кыргызской республики

5 Брак «вдогонку» - вынужденный брак вследствие беременности

6 Кыргызстан: общая оценка состояния страны. Бишкек, 2001

7 Данная статья написана на основе анализа интервью, полученных в ходе исследования.

8 К.Маркс в “Тезисах о Фейербахе” писал: “Главный недостаток всего предшествующего материализма – включая и фейербаховский – заключается в том, что предмет, действительность, чувственность берется только в форме объекта, или в форме созерцания, а не как человеческая чувственная деятельность, практика, не субъективно. Отсюда и произошло, что деятельная сторона, в противоположность материализму, развивалась идеализмом...” И далее: “Фейербах хочет иметь дело с чувственными объектами, действительно отличными от мысленных объектов, но самое человеческую деятельность он берет не как предметную деятельность”.

9 Представив брачных партнеров полноценными и единственными субъектами брачного выбора, исследование было ориентировано рассматривать выгоды и издержки брачующихся индивидов. Дальнейшая разработка продемонстрировала значительные роли семьи, государства и религиозных институтов в определении типа брака и партнера. Наиболее важными в связи с интересами семьи в заключении брака оказались вопросы организации брачного ритуала и, в частности, обмена дарами. Классическая социальная теория в лице Э.Дюркгейма, М. Мосса и др. позволила сделать анализ того, как ритуал работает на укрепление родовых солидарностей и как система обмена дарами выстраивает инструмент развития социальной солидарности. Рассмотрение разных форм солидарности (социации) обусловило дальнейшее использование концепции социальных сетей, ставшей отправной точкой для дальнейших изысканий. Следующий шаг уточнения методологии исследования связан с тем, что социальным и физическим пространством брака выбран столичный город. Господствующие классические концепции и представления о городской среде определяют, что город является отчужденной и атомизированной средой, в которой социальная интеграция, солидарности разных уровней распадаются, а человек все больше функционирует в рациональном режиме «модулей». Урбанизация представляется как противостояние патриархальному укладу, как «ослабление родственных связей» (Льюис Вирт) и «изоляция нуклеарных семей» (Толкотт Парсонс). Однако, будучи местом, механизмом и результатом воспроизведения социальных отношений, брак в кыргызском обществе предстал как сложный социальный феномен, в котором зачастую брачующиеся партнеры являются лишь инструментами семьи, рода в достижении их целей. Понять возможность патриархальных брачных практик в современном городе помогает теория Герберта Ганса о «городских сельчанах». Концепция Г.Ганса открывает в урбанизированных культурах ареалы традиции, родовых, клановых отношений, и доказывает, что урбанизм вовсе не обязательно приводит к уничтожению расширенных родственных сетей взаимодействия. Согласно Гансу, особый тип солидарности и интеграция субъекта в зоны традиции формирует городские «трайбы» с модифицированными отношениями в расширенной семье, и воспроизводством брачных стратегий как модели патриархального общества.

10 В рамках данного исследования возникла интересная ситуация. Интервьюер разговаривала автономно с тремя женщинами из одной семьи (двумя сестрами и матерью). В интервью каждая из них, в ретроспективе воссоздавая историю браков членов семьи, рассказывала о фактах и отношениях уникальным, неповторимым образом. Даже фактуальная часть реконструированных событий у каждой из трех респонденток была уникальна, не пересекалась с другими двумя рассказами. Интервьюер отметила, что женщины желали создать рассказ, который мог бы оправдать коллизии их личной семейной жизни и представить их в выгодном свете. Российская исследовательница Е. Мещеркина называет этот феномен «селекцией рассказов на основе актуального общебиографического конструкта». См. Е.Мещеркина. Качественные методы в гендерной социологии.// Трансформация гендерных отношений: западные теории и российские практики. Самара, 2003

11 Rasuly-Paleczek G. Comparative Perspectives on Central Asia and the Middle East in Social Anthropology and the Social Sciences// CESR, 2005, Summer (Volume 4, #2) http://cess.fas.harvard.edu/CESR.html

12 В советский период страны региона были закрыты для западных исследователей и недостаточно «интересны» для ведущих российских исследователей. Изучение разных аспектов жизни центрально-азиатских культур и обществ (ранее называвшихся среднеазиатскими) было прерогативой научных кадров из этих обществ. Появление суверенных государств Центральной Азии создало специальное поле изучения для западных ученых. В течение десятилетия существования независимых государств ЦА активно институционализировалась сфера науки, изучающая данные сообщества. Так, например, при Гарвардском университете были основаны Central Eurasia Studies Society (CESS) и периодическое издание - «Центрально-Евразийский Исследовательский Обзор». Издания научного сообщества можно увидеть на сайте: http://www.fas.harvard.edu/cess/CESS_Review.html .Такие исследовательские центры не единичны: можно указать в качестве активно развивающих исследования в регионе «Центр изучения ЦА» при университете Индиана, Блумингтон, ESCAS, также последовательно продвигают изучение региона ученые Германии (Институт Макса Планка, Халле, Тюбинген и др.). О противоречиях и проблемах, а также перспективах региональных исследований докладывал на конференции CESS российский ученый Владимир Бойко (см. Vladimir Boyko “Central Asian Studies in Post-Soviet Russia: The Challenges for a New Old Discipline”// CESR, 2002

Также и российская наука, спустя почти десятилетие после развала Советского Союза актуализировала интерес к исследованиям региона. Однако интерес и западной, и российской науки, больше сосредоточен на геополитических и геоэкономических аспектах центрально-азиатской жизни. В силу этого в фокус исследований региона кыргызская советская и постсоветская культура и социальные процессы попадают даже не редко, а практически в единичных случаях. фокус в региональных исследованиях падает на два крупнейших с точки зрения геополитики и геоэкономики государства региона – Казахстан и Узбекистан. Кыргызское государство и общество представляет исследовательское поле многократно маргинализированное в этом смысле. Примечательный факт: в более чем 50 наиболее значимых исследований и публикаций о центрально-азиатском регионе, перечисленных в статье Расулы-Палесцек, Кыргызстан не является самостоятельным полем изучения ни в одном из них! Кыргызкая культура и общество упомянуты в ряде названий и частично включены в содержание публикаций только в ряду других обществ региона в связи с изучением общих для региона явлений – трайб, кланов, гендерных вопросов, трансформации государства и общества и т.д. Так что исследования данного поля – остаются периферийным участком, в котором работают в основном единичные западные исследователи, не входящие в ядровые, центральные сети научного взаимодействия, и современные социальные ученые из самого Кыргызстана.



13 В том числе работы Бартольда В., Ачыловой Р.,Акмолдоевой Ш.,Табышалиевой А.,Шайдуллаевой Т. и др.

14 Werner, C. 1997 “Marriage, markets and merchants: Changes in wedding feasts and household

consumption patterns in rural Kazakhstan,”\\ Culture and Agriculture, 19 (1/2) 6-13.; 1998 “Household networks and the security of mutual indebtedness in rural Kazakstan,”\\ Central Asian Survey, 17 (4) 597-612; 2000 “Gifts, bribes and development in post-Soviet Kazakhstan,”\\ Human Organization, 59 (1) 11-22; 2003 “The new Silk Road: Mediators and tourism development in post-Soviet Central Asia,”\\ Ethnology, 42 (2) 141-59; 2004 “Women, marriage, and the nation-state: The rise of nonconsensual bride kidnapping in post-Soviet Kazakhstan.” In: Transformations of Central Asian States: From Soviet Rule to Independence. P. Jones Luong, ed., pp. 59-89.



Ithaca: Cornell University Press.

15 см. Лори Хандрахан в статье «Hunting for women. Bride-kidnapping in Kyrgyzstan»// International Feminist Journal of Politics, 6:2 June 2004, 207-233 or http://www.tandf.co.uk./journals

16 Soviet Central Asia: The Failed Transformation. Edit.by W.Fierman; Perestrojka and Soviet Women. Ed. by M.Buckley, целый ряд публикаций по результатам гендерных исследований K.Kuhenast, и в том числе 1998 From Pioneers to entrepreneurs yound women consumerism and the world picture in Kyrgyzstan.// Central Asian Survey , а также местные диссертационные работы и публикации в западных журналах (например, статьи и исследования Ч.Турдалиевой, публикации российской исследовательницы О.Горшуновой и др. ).

17 Исследование проведено при поддержке Фонда Сорос-Кыргызстан. Результаты исследования в статье “Kidnapping for marriage (Ala Kachuu) in a Kyrgyz Village”// Central Asian Survey (June 2005) 24 (2), pp.191-202 & http://faculty.philau.edu/kleinbachr/2004_study.htm

18 Например, дипломный проект магистранта – социолога Медины Айтиевой “Gender and ethnic differences in migration of young adults in contemporary Kyrgyzstan” , выполненный в университете Индиана в 2003 году.

19 Например, гомосексуальные отношения и браки в Сан-Франциско, которые формируют местную политику и город согласно своим культурным ценностям. См. Castells M. (1983) The City and the Grass Roots: A Cross-Cultural Theory of Urban Social Movements. London.

20 Феномен, широко описанный в США в период после 1945 года как «военные браки». Суть проблемы заключалась в том, что в период войны сотни молодых людей, отправляясь на фронт, спешили со своей подругой в мэрию или к бургомистру, чтобы получить свидетельство о браке и единственный раз заняться с ней любовью. О бедствиях такого бракосочетания (массового, получившего название «war marriages») много литературы. Говоря терминами В. Райха, императив получить свидетельства о браках в этих случаях означает, по сути, легализацию «права на половую жизнь».

21 Цитата по: Райх В. Сексуальная революция. Стр. 184 «Материальный базис меняет свою идеологию там и тогда, когда ему это необходимо. Например, после того, как численность европейцев резко сократилась в результате Тридцатилетней войны, крейстаг в Нюрнберге издал 14 февраля 1650 года указ, отменявший требования моногамии: Вследствие того, что насущные нужды Священной Римской империи требуют замены населения, резко уменьшившегося за время этой войны, павшего от меча, болезней, голода… на протяжении следующих десяти лет каждому мужчине должно быть позволено взять в жены двух женщин».

22 Маджезис Дж. Женские исследования. Бишкек, 2003 стр. 189

23 Пример из личной истории: вплоть до 1987-1988 годов в семьи номенклатурных работников города Нарын регулярно приходили работники санэпидемстанции и проверяли санитарное состояние домашнего хозяйства. Семьи и домохозяйства включались волею государственных управителей в «коммунистическое соревнование» за звание «Семья образцового порядка и быта». Автор, будучи из номенклатурной семьи, лично была свидетелем таких проверок в родительском доме. Многочисленны воспоминания людей о том, что, даже имея достаточно средств на проведение богатой свадьбы в ресторане, большинство номенклатурных семей предпочитало праздновать большое событие в приватном пространстве собственной квартиры/ дома, поскольку партийные и другие государственные структуры могли бы «строго спросить» за это. То есть, номенклатурные работники боялись огласки их приватной жизни, чтобы никто не сказал о них так, как выразилась героиня фильма «Бриллиантовая рука»: «Наши люди в булочную на такси не ездят!»

24 http://www.um-islam.nm.ru/mash.htm

25Например, в Израиле, большие дискуссии вокруг законопроекта о гражданских браках http://www.is2day.co.il/

26Интересный анализ представил профессор Хьюстонского университета, социолог Л.Митчел, установивший, что кандидатура Буша на прошедших президентских выборах была особенно убедительной для христиан разных толков именно потому, что он однозначно выступил против однополых браков. «Прочные религиозные убеждения побудили этих людей голосовать за переизбрание президента Буша. Почему? Типичным можно считать высказывание одной прихожанки: «Я голосовала за человека, который защищает христианские ценности и не позволит лишить нас святости брака». – см. http://128.11.143.113/russian/archive/2004-11/a-2004-11-10-3-1.cfm

27 Символом-иконой такой политики стал Павлик Морозов, который интересам семьи предпочел интересы государства и общества.

28 Об этом см. в следующих главках статьи

29 При отсутствии исследований, посвященных изменениям идентификаций населения в нашей стране, можно отметить противоречивые мнения, распространенные в среде гуманитарных исследователей. С одной стороны, много говорят о разрушении старых коллективистских идентификаций советского образца, и о том, что вновь сформированные национальные идеологии не смогли своевременно заменить их новыми коллективными идентификационными образцами. Если учесть развитие рыночных механизмов взаимодействия в обществе, то по логике, среди населения растет уровень индивидуализма и преобладают индивидуальные самоидентификации. Однако, пилотные замеры, проводимые Агентством Социальных Технологий в регионах Кыргызстана, позволяют сделать несколько предварительных обобщений: 1. важнейшими переменными, определяющими идентификации личностей, являются возраст и пол. В зависимости от возраста в жизни индивидов одни формы социаций становятся актуальны, другие теряют значение. 2. персонификация личности отсутствует, и «я» концепция не вполне сформирована. Люди не видят себя лично в отрыве от семейных структур. Более детально см. Ibraeva G. Post-Soviet Identifications in Kyrgyz society. // Critical perspectives on economy and culture in post-socialist societies: Transformations and Interventions. An International Sociology conference AUCA. Bishkek, Kyrgyzstan, 2003.

30 В рамках патриархатной культуры в целом дети имеют инструментальную ценность. Однако, важно отметить гендерную особенность: так, если девушка в силу того, что ей предписано традицией в замужестве покинуть отчий дом и стать членом другой семьи (отрезанный ломоть), то важно использовать ее как инструмент, приносящий пользу до ее замужества. Мальчики же, наследующие по традиционному праву, имеют, если можно так назвать, «пролонгированную» инструментальную ценность. Ожидается, что они станут кормильцами, осуществят заботу о родителях в старости. Поэтому к мальчикам до брака относятся без особых претензий и планка ожиданий в отношении трудовых обязанностей сыновей у родителей низкая.

31 Не ставя задачей данной статьи анализ политико-культурных, социально – экономических условий советского общества данного периода (в том числе и в Киргизской Республике), социального самочувствия населения, отметим наиболее значимые факторы политического, экономического и социокультурного развития, определившего состояние брачного рынка. Нижеизложенные характеристики представляют собой размышления на основе исследований позднего советского периода, осуществленных разными авторами, по разным методологиям и в разные временные отрезки постсоветского времени. В частности, для анализа были использованы следующие источники: Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием: краткий курс лекций. М., 2003; Ильин В., Панарин А., Ахиезер А. Реформы и контрреформы в России. М., 1996; Ильин В., Панарин А., Бадовский Д. Политическая антропология М., 1999, Алексеев М., Крылов К. Особенности национального поведения. М.,2001 и др. Среди литературы, касающейся социокультурной динамики нашего региона, можно отметить исследования Кэтлин Кюнаст, Синтии Вернер, Ширин Акинер и др.

32 Национальная элита представляла собой поколение людей, которые родились в 30-е годы, в реалиях еще сезонно кочевого общества, с сильным влиянием феодального режима и трайбалистской патриархатной культуры. Они пережили сталинские чистки и репрессии, Великую отечественную войну и послевоенное восстановление страны.

33 Процедура районирования города может продемонстрировать все концентрические зоны расселения, которые связаны и с занятостью и социальными статусами горожан, и с историей расселения, отражающей в частности и историю межэтнического взаимодействия. Так, можно выделить мастеровые, ремесленные кварталы, типа «Кузнечной крепости» или «Рабочего городка», «Городка энергетиков», по-прежнему в городе сохраняются ареалы компактного проживания этнических меньшинств (например, турки в районе улицы Баха или узбекские и уйгурские махали в центре города, вокруг пересечения бульвара Дзержинского и ул. Куренкеева) и т.д. Более подробно см. Ибраева Г. Современный город как среда обитания.// Социально-экономические реформы в Кыргызстане: социологические очерки. Под ред. К.Исаева. Бишкек, 1999.

34 Вплоть до конца 80-х годов в столице работала единственная школа с кыргызским языком обучения, она была ориентирована на обучение талантливых провинциальных детей. Ни в публичном, ни в приватном пространстве кыргызский язык не был функционально востребован. По сути, столичная элитная молодежь не имела институциональной потребности изучать свой язык и культуру.

35 В этот период стало общим местом в общении городских жителей и их сельской родни сетовать на то, что поколение городских детей вовсе не знает традиций. «Они у нас русские», - объясняли родители родственникам очередной культурный «прокол» своих детей.

36 Впрочем, в исторической литературе нередко указывается, что общества, в которых высокую роль играла исламская культура, традицией национального сознания становятся двойные стандарты. При этом ключевым в формировании двойных стандартов являлось влияние на жизнь и практики людей противоречивого законодательства мусульманских обществ: так, то, что предписывал шариат (писанное мусульманское право), зачастую опровергал адат (устное право).

37 В этот период были достигнуты большие успехи в формировании общности «советский народ». «Плавильный котел» оказался вполне эффективной моделью. Вероятно, этничность вообще бы перестала составлять основу идентичности, если бы не реально существовавшие в государстве и обществе скрытые дискриминационные механизмы. Этническая идентичность воспроизводилась через графу о национальности в паспорте, биографических и других анкетных данных, которые имели в жизни советского человека огромное значение. Также в воспроизводстве национальной идентичности большую роль играла практика использования негласного «табеля о рангах» среди национальных республик Союза. Также важны были и коммуникативные практики в публичном пространстве, с оттенком великорусского шовинизма.

38 Парк аттракционов, по воспоминаниям респондентов, чехословацкий, который ежегодно приезжал на месяц – два. По воспоминаниям других респондентов, номенклатурным детям даже выдавали бесплатные перфорированные входные билеты, переплетенные в специальную книжечку (там было много билетов).

39 Название бульвара: имени Дзержинского. Бульвар расположен в самом элитном центре города.

40 В работах последнего десятилетия, в которых авторами выступают иностранные исследователи, указываются сведения о том, что в Средней Азии советская политика драматично расходилась с практикой в отношении полов, что в реальности среднеазиатские женщины так и не смогли стать получателями выгод от эмансипационного процесса. Как свидетельство тому выдвигаются данные о ранних браках девушек, о традиционно высокой рабочей нагрузке девочек в семье с малых лет, о практиковавшихся и тогда примерах умыкания невест и браках по договоренности родителей, о доминировавших среди женщин установках на многодетность, власти свекровей в семье мужа и пр. (см. работы Akiner Sh.; Olcott M.; Fierman W. и др.)

В работах отечественных исследователей более раннего периода, наоборот, более позитивные оценки влияния советской власти на положение женщин в Средней Азии (Ачылова Р., Шайдуллаева Т. и др.). В частности, указывается, что девушки сами выбирали своего брачного партнера и доминирующим в советский период был «контракт работающей матери». Не умаляя значения указанных работ, отметим, что большинство из них основано на исследовании сельской глубинки, в которой патриархатная культура действительно держалась более стойко и длительно. С другой стороны, оценка изменений всегда зависит от позиции исследователя. В случае, когда исследование проводилось западными учеными, мы имеем дело с определенным стандартом представлений о «нормальном» наборе прав и положении женщин, в случае отечественных точкой «0» выступают основанные на идеологизированной истории Советского Союза воспоминания, представления о феодальном прошлом и бесправии женщин в семье и обществе.



41 Энтиас и Ювал-Дэвис выделяют пять основных путей вовлечения женщин в этнические и национальные процессы. Эти пути реализуются через следующие роли и практики: «1. биологического воспроизводства членов этнического коллектива, 2. воспроизводства границ этнической / национальной группы, 3. идеологическое воспроизводство коллектива и передача его культуры 4. воспроизводство национальных различий и символизация идеологических дискурсов, при помощи которых воспроизводятся этнические категории 5. участия в национальной политической борьбе». Уолви С. Женщина и нация // Андерсон Б., Бауэр О., Хрох М. и др. Нации и национализм. М.: Праксис, 2002 . В рамках данного исследования можно сделать вывод, что в изучаемый исторический период женщины в кыргызских семьях являлись едва ли не единственными каналами и механизмами воспроизводства национального, национально культуры.

42 Впрочем, существовала так называемая «квота» и для детей рабоче-крестьянского происхождения, из регионов. Однако, изучение их моделей брачного поведения выходит за рамки данного исследования.

43 Такие промышленные объекты в республике, как каскады «Нарынгидроэнерго». В малых городах и поселках типа Кызыл-Кия, Майлуу-Суу работали молодые специалисты со всех концов Советского Союза.

44 Антонов А., Медков В. Социология семьи . М., 1996 стр. 152

45 Примерно такая же ситуация была у представителей немецкой этнической группы.

46 Не претендуя на исследованность вопроса позволим высказать предположение, что, несмотря на предпочтительность межэтнического брака и выгоды, получаемые гражданами еврейской национальности от таких браков, брачные стратегии этой этнической группы крайне редко связывалась с группой этнических кыргызов. Помимо установки на гомоэтнический брак в среде кыргызов, вероятно, их статус не сильно прибавлял социального весу в тот исторический период.

47 Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1991

48 П. Бурдье назвал такие разрывы, несоответствия «неконсистентностью статусов».

49 Бергер П. Приглашение в социологию. Москва: Аспект-Пресс, 1996 стр. 24.

50 кыз Сайкал, Курманжан-датка и др.

51 В некоторых семьях девочек еще с рождения хотели видеть преуспевающей в карьере и называли их заветными именами в честь знаменитых соотечественниц или даже иностранных политических деятелей. Именно в этот период в кыргызских семьях и в других этнических группах девочек стали называть Индирами, в честь популярной тогда Индиры Ганди. Также целое поколение девочек были названы в честь таких политических и общественных женщин – кыргызстанок старшего поколения, как Кулипа Кондучалова, Джамал Ташибекова, Сагын Бегматова или (более молодая) Роза Отунбаева. Автор даже знакома с дунганской семьей, в которой дочь, родившаяся в момент приезда французского премьер-министра в республику, в порыве интернационализма и пожеланий девочке блестящего будущего была родителями названа «Жоржпомпиду».

52 Исследователь браков в регионе ЦА (ранее Средней Азии) Ильясов Ф. отмечает относительную замкнутость брачных рынков в республиках: «Границы этого рынка нельзя обнаружить визуально – они проходят в сознании людей. И граница эта – конфессиональные, субэтнические, национальные и даже племенные барьеры».

53 Американский социолог Амитай Этциони и основанное им коммунитарное общество в последнее десятилетие активно исследуют приватную, интимную сферу жизни современных горожан. В частности, большой пласт исследований связан с праздниками, которые отмечаются населением в конкретном обществе. Исследователи коммунитарного общества говорят о том, что по празднествам можно судить о степени солидарности членов сообщества (в дюркгеймианских терминах), о самом характере социальной структуры и образе жизни индивидов в обществе. Так, если даже поверхностно рассмотреть праздники советской эпохи, то можно установить, что они все отнесены к уровню коллективных идентичностей (1 мая, день труда – солидаризировал всех трудящихся, 8 марта – солидаризация женщин, 7 октября – день Конституции был обращен к гражданской идентичности. Исключение составлял пожалуй только Новый год, кстати доставшийся советскому обществу по наследству от предыдущего и дата эта носила характер семейного празднества. В то же время большое количество праздников в странах Запада индивидуализированы, «приватизированы» - день родителей, день святого Валентина, день благодарения. Соответственно различаются и формы празднования: в советский период в праздники политкорректным было включиться в гуляния коллектива. Попытка праздновать только в кругу семьи не вызывала понимания и одобрения. Такие личности могли сформировать себе негативный имидж.

54 Социальный и политический капитал брачных партнеров, с одной стороны, признавался эквивалентным символическому и культурному капиталам партнеров из среды деятелей искусства, культуры, науки. Во всяком случае, практика браков в городской среде свидетельствует о распространенности таких браков (то есть между детьми партийной номенклатуры и детьми представителей науки, искусства, литературы).

55 Эй, сын, они нам ровня, мы их хорошо знаем, хороший брак будет.

56 Часто дочерям матери и тогда желали выходить замуж в неотдаленные части страны. Мотивировалось это не культурными препятствиями, а угрозой быть оторванной от своей семьи, иметь от этого большие рабочие и психологические перегрузки.

57 Вероятно, отсутствие регионализма в статусной эндогамии браков было связано с практиковавшимся тогда в отношении административной номенклатуры принципом ротации и постоянной трудовой мобильностью.


58 В привилегированных кругах можно выделить несколько своеобразных периодов «моды» в выборе партнерши из русских или татарок. Так, высок был уровень межэтнических браков в поколении родителей тех, кто вступал в брачный рынок в 70-80-е годы.

59 Кыргызы, не так давно переехавшие в столицу на постоянное место жительства, работали преимущественно на промышленных предприятиях, в смысле образа жизни и культурных кодов они занимали маргинальное положение, но у них было высоко желание быстро интегрироваться в городскую среду, поэтому они сильно подражали горожанам.

60 Буквально: предписываемое зятю правило избегать прямых контактов и встреч с родственниками жены. В отличие от описанных К. Леви-Строссом или М.Мид процедур избегания, у кыргызов нет тотального запрета на прямые контакты. Речь идет скорее о том, что мужчина не должен иметь тесных отношений с родней жены, чтобы не потерять независимой по отношению к ним позиции и главенства в своей семье. Чтобы избежать таких ситуаций, лучше организовывать пространство жизни своей семьи максимально удаленно от пространств родни жены.

61 В стране углубился разрыв между публично репрезентируемым и реально существующим положением дел, инакомыслие и двойные стандарты стали общим явлением на фоне отчуждения граждан от общественной, государственной жизни и уходом в «локусы», чаще всего связанные с традицией и недоступные вмешательству государства. Такие локусы включали в себя кухонные разговоры, блошиные рынки, анекдоты о политике и экономике страны, фарцовку, хиппи-культуру, самиздат, толстые интеллектуальные журналы, бардовскую песню … Официальное гражданство атрофировалось, вырождаясь в симулякр добровольно-принудительной деятельности, пришедшей на смену энтузиазму, вере в коммунизм и активной гражданской позиции. В этот период наблюдается смешение функций властных институтов, «традиционных» и «государственных» и укрепление родовых отношений.

62 Как показал массовый опрос в студенческой среде всех среднеазиатских республик, в конце 80-х годов имели место как калымные браки, так и религиозные (с приглашением муллы для освещения брачных уз). Автор приводит следующие данные по Кыргызстану: 70,3% среди общего количества браков, заключались с приглашением муллы, а 79,8% - сопровождались выплатой калыма. (для сравнения: в Казахстане ситуация значительно отличается: 32,4% с муллой и 59,2 с калымом). И, хотя, не указывается, какова доля городских и сельских, все же можно утверждать, что разрыв брачных практик села и города не мог быть абсолютным. Речь скорее идет о различиях жизненных стилей и брачных стратегий определенных социальных групп.

63 Исторически одной из важных стратегий в заключении брака в высших кругах являлся принцип экзогамии. Физическая близость \ удаленность имели особенное значение в рамках разрозненного феодального сообщества, в котором брак в привилегированных группах становился политическим капиталом. Для массы населения, не обладавших значительным экономическим капиталом, более характерны были эндогамные браки внутри ограниченного сообщества, включая даже родственные браки между родственниками по материнской линии.

64 Буквально: «равный с равным, как кизяк с наружной оболочкой». Можно привести русскую аналогию: «по Сеньке и шапка». У уйгур также этот принцип исторически присущ в брачных стратегиях. Невеста должна быть ровней, «лайик». (См. Г.Исхаков Исследования по уйгуроведению.) Это равенство прочитывается не только и не столько в терминах материального капитала, сколько в терминах родственных сетей.

65 Мы породнились, наш сват - Т.

66 По мотивации рода, семьи и обрядно-ритуальной стороне дела такие браки восходили к традиционной в феодальном кыргызском обществе брачной форме – левирату/сорорату.

67 Г.Беккер бы сказал, что на нашем брачном рынке женщина являются «скоропортящимся товаром», потому что ее возраст имеет преходящую ценность и стоимость. Чем выше возраст женщины, тем более низкокачественной признается женщина в качестве брачного партнера. Девушки за 30 лет в восприятии общественного мнения могут рассчитывать только на браки с партнерами также невысокого качества: либо разведенными / вдовыми мужчинами с детьми, либо мужчинами с «проблемами» (физическим, психическим здоровьем), либо мужчинами низкого социального статуса и пр.

68В сельской местности такие случаи, хотя и не были массовой практикой, но как «рудименты» патриархального прошлого еще воспроизводились. Кстати, один из респондентов, не живший в городе в тот период, говорил о возможности альтернатив в таких ситуациях: так, когда скончался его старший брат и осталось трое его детей и молодая жена, то наш респондент (тогда еще студент – первокурсник) принял на себя статус отца детей, но не стал мужем жены брата. Впоследствии ему пришлось действительно вырастить всех детей брата, почему он и не позволил себе в своем браке иметь более двух детей.

69 По патриархальной традиции родство передается только по мужской линии, а родственники по линии матери воспринимаются как очень дальняя родня. При этом в сельской местности нередко встречались случаи, когда для укрепления родственных отношений заключаются браки между таяке-жеен (девушка и ее дядя по линии матери). Обычно в таких браках максимум выгод по идее получает свекровь, которая планирует иметь родную в прямом смысле невестку, готовую заботиться о ней на старости, а также невестка, которая обретает в лице свекрови родную покровительницу. По рассказам очевидцев, практика таких браков не вполне подтверждает идею. В городе такие случаи встречаются крайне редко.

70Что касается возрастных разрывов в браке, статистика свидетельствует, что средний возрастной разрыв в браке между партнерами не превышал семь лет См. Киргизская республика в цифрах. Фрунзе, 1985, стр.39

71 К сожалению, достоверно судить о распространенности такой стратегии в городской среде не представляется возможным, потому что все исследования по умыканию невест проводились в сельской местности. Что касается столичной среды, то респонденты нашего исследования больше свидетельствовали о более «мягких договорных формах», когда умыкание имитируется, но не является в полной мере насильственной формой, не согласующейся с волей девушки. Ритуально это выглядит следующим образом: обычно девушка приглашается к парню в гости (вариации – от знакомого до парня, с которым дружит) под каким-нибудь предлогом, и ее «оставляют» в качестве невесты, символически надев платок.

72 Бурдье П. Практический смысл. СПб, 2001.

73 Что можно перевести двояко: насильственный /нежеланный муж или работный/используемый родней жены для грубой физической работы

74То есть такого мужчину называли не иначе как муж такой-то женщины, а их дети тоже соответственно значились как дети матери. Неслучайно в данном поколении довольно высока доля мужей – алкоголиков у женщин, достигнувших карьерного успеха, имеющих более престижное происхождение или занимающих высокие социальные статусы. Алкоголизм часто выступает в качестве защитной стратегии таких брачных субъектов. Впрочем, ввиду отсутствия соответствующих исследований, говорить об этом можно только в гипотетическом залоге.

75 Реальность, естественно, была иной: в городе в этот период аборты стали наиболее доступной и упрощенной практикой для женщин всех возрастов и брачных статусов. Несколько абортариев работали прямо таки с «промышленной производительностью». Правда, перед тем как произвести аборт, была принята практика собирать женщин для разговора на темы морали и нравственности, где женщинам рассказывали о вреде половой распущенности, а также о негативных последствиях абортов.

76К сожалению, достоверно судить об этом не представляется возможным – статистика по «незаконнорожденным детям» не отражает случаев, когда брак регистрировался собственно для получения свидетельства о рождении ребенка. Наше предположение скорее основано на учете того факта, что в городе не существовало «мест для встреч» влюбленных. Гостиницы по часам, всевозможные сауны и дискотеки с интимными закоулками и прочая инфраструктура появилась уже позднее, к середине-второй половине 90-х годов.

77 Опять-таки, в силу указных обстоятельств обычно «пассии» были где-то рядом – работали вместе.

78 Кыргызстан: общая оценка страны. Бишкек, 2004 стр. 60

79 Сталкерская культура – от «stalker» - ловкий охотник, упорный преследователь. После выхода в свет фильма А.Тарковского (1980) понятие широко распространилось в русском языке. Есть несколько устоявшихся значений понятия «сталкер» и соответствующей культуры: 1) человек, как правило, из маргинальных групп населения, хорошо ориентирующийся в местах запретных или малоизвестных другим (подземелья, заброшенные территории, подвергшиеся радиационному воздействию), который может служить проводником по этим местам; 2) маниакальный почитатель и упорный преследователь знаменитостей из мира искусства, в США «охотник» за голливудскими «звездами». См. Словарь современных понятий и терминов / Под ред. В.А.Макаренко. М.,2002. Братья Стругацкие, написавшие роман «Пикник на обочине», послуживший основой фильма Тарковского, подразумевали под сталкерами ловких мусорщиков, организующих грабительские экспедиции. В данном контексте понятие «Сталкерская культура» используется в значении маргинальная субкультура, характерная для людей, осваивающих новостройки вокруг города Бишкек, особенно вблизи больших рынков. Жители таких жилмассивов утилизируют все отходы рынков, они великолепно ориентируются в лабиринтах рынка и места их поселения воспринимаются в обществе как неблагополучные и небезопасные для жизни.

80 Идея, высказанная в устной беседе профессором А. А. Брудным, по аналогии с размышлениями Шкловского о разных уровнях активности во взаимодействии среда – субъект. То есть уровни, где не субъект активно преобразует среду, но наоборот, уровни, где продукт производства «превосходит» субъекта. Эти идеи также созвучны концепции урбанизации М.Кастеллса. см. Castells M. (1983) The City and the Grass Roots: A Cross-Cultural Theory of Urban Social Movements. London.

81 Сегодня большинством в городской среде являются представители кыргызского этноса (52,2% или более 400 тысяч жителей по официальным данным).

82 Теневая экономика не позволяет реально судить об истинных границах доходов определенных групп (профессиональных, по занятости), влияние рекламы и потребительские вкусы не позволяют судить об образе жизни и миропредставлениях отдельных групп горожан по качеству потребления. Изменение легитимных образцов морали, культурных образцов поведения не позволяют адекватно определить уровни образования и культуры, формальные символы образования (дипломы) не позволяют ставить знаки равенства между их наличием и соответствующим уровнем образования.

83 Бизнес круги, объединившись в общественную ассоциацию, продвигают дискуссии на телевидении, в прессе о роли среднего класса в развитии общества.

84 Степень интеграции горожан – кыргызов в родовые семейные структуры варьировалась от региона к региону. Выходцы из близлежащих к столице сел, представители Чуйской зоны всегда плотно были включены в жизнь рода в селе. Но горожане из отдаленных регионов в силу затрудненности взаимодействия ослабляли свои связи с родом. Однако никогда полного разрыва связей не наблюдалось. Тому были функциональные причины. Такие события, как свадьбы, похороны, с приглашением сотен людей как того требует традиция, невозможно провести без поддержки сельских родственников. И дело даже не столько в материальной стороне празднества, в натуральных продуктах (крупный скот и прочие сельхозпродукты), предоставляемых сельскими родственниками, но прежде всего в самом символическом значении включенности в род. Чем больше родни и символов ее поддержки – тем выше престиж человека. В советский период в отдаленных селах все по именам знали выходцев из своего села – горожан. И в случае нужды обращались к нему. Для горожан старшего поколения род, клан, семья не переставали быть основой идентичности. В свою очередь, сельчане заинтересованы в укреплении своих связей, так как их дети вынуждены переселяться в город в поисках трудовых мест и заработков, либо для обучения в Вузах и Ссузах. И в новой среде они нуждаются в поддержке родственников (предоставление жилья, простраивание социальных связей, необходимых для трудоустройства, поступления на учебу и пр.). После распада советского строя род и семья оказались нерушимым основанием жизни индивида, в отличие от страны, общности «советский народ» и пр. Вероятно для людей, которые оказались без работы, идентичность, выстраиваемая родственными структурами, компенсирует недостающие (например, профессиональные) аспекты идентичности.

85 Такие поселенческие локалы, по сути, представляют гетто, но в отличие от большинства гетто в больших городах мира образующим принципом является не этнос, но регион происхождения

86 Gans Herbert J. 2000 The Urban villagers: Group and class in the Life of Italian-Americans. The Free Press. Ch.3. Здесь Герберт Ганс показывает, что такого рода трайбы – не просто уцелевшие на какое-то время следы предшествующего образа жизни, но и функциональные, воспроизводящиеся элементы современного города.

87 Selfhelpness – см. Gans Herbert J.

88 Способ самоорганизации и самопомощи родственных, близких групп, когда строится дом или прокладывается дорога, проводятся электросети или водопровод и канализация.

89 Р. Коннелл комментирует по поводу разного рода интересов: «Он (Пьер Бурдье) описал племя кабилов (Kabyle) в Алжире, где линия родства может исчисляться как через брак, так и через сделки по поводу земли (land deals), в зависимости от того, как более выгодно».

90 См. Куликова С., Ибраева Г. История развития и современное состояние СМИ Кыргызстана. Бишкек,2000

Эти факторы в результате приводят к формированию регионализма как модели мышления, негативной стереотипизации образа регионов в массовом сознании, возникновению конфликтного потенциала на основе региональных различий.




91 То есть буквально: «у девушки, родня которой близка, никогда постель не убрана», что означает нерадивость невесты, непослушание воле мужа, если ее родня живет в близком физическом пространстве. То есть женщина в пространственно близких браках может использовать свою близкую родню как ресурс власти, силу, способную противостоять воле и власти мужа.

92 Отношение респондентов к женитьбе мужчин и замужеству женщин с иностранцами оказалось поляризованным: одни ратовали за то, что если мужчины станут жениться на иностранных женщинах, то культурное воспроизводство окажется под угрозой. С другой стороны, есть мнения, что мужчины оказываются неконкурентоспособны и не могут пока привлекать внимание иностранных женщин. Возможно, что представления о мужском доминировании в брачном выборе, устоявшиеся в патриархальной культуре, препятствует омассовлению практики женитьбы кыргызских парней на иностранных девушках. Кроме того, мужчины могут осознавать, что ожидания родственников обрести традиционно покорную невесту могут стать при выборе иностранки зоной конфликта. Именно такая коллизия представлена в отечественном игровом фильме «Сундук предков», который демонстрирует сложность переосмысления традиционных гендерных установок и ценностей героями фильма – кыргызским парнем и французской девушкой.

93 В публичном пространстве эта брачная стратегия наших соотечественниц определенными лицами и группами осознается как серьезная проблема. Министр юстиции даже ратует за введение законодательной нормы, которая ограничивала / закрывала бы возможности иностранцев жениться на наших женщинах. Женщин, которых увозят за границу иностранные мужья, предлагается назвать сокровищницей генофонда, поскольку именно на лучших норовят по словам высокого чиновника жениться умные иностранцы. Так что ограничение брачного права девушек приобретает в устах чиновника спасительную для нации идею, а трансляция этнической культуры признается безоговорочно за женщиной.

94Исследуя в сравнительном режиме брачные миграционные установки студентов старших курсов Американского университета Центральной Азии и обучающихся в Америке на мастерских программах кыргызстанцев, Медина Айтиева установила, что: «мужчины в большей степени (21,7%), чем женщины (7,1%) намерены оставаться жить после женитьбы в Кыргызстане. Гендерные различия здесь значимы, несмотря даже на незначительность выборочной представленности». В то же время «респонденты-мусульмане (16,7%) чаще, чем русские (4,5%) намерены оставаться и работать после брака на родине». В вопросах возвращения на родину или эмиграции этническая разница приобретает критические различия. В то время, как ни один из респондентов русской национальности не выразил желания и намерения вернуться в Кыргызстан из-за границы, респонденты из «тюркской группы» (кыргызы, уйгуры, дунгане, татары) в подавляющем большинстве считают необходимым вернуться. Особенно важной в этом смысле коррелятой является гендер. Автор исследования говорит о «более значимой привязанности мужчин - респондентов из «тюркской группы» к их семье и родине» и о большей свободе девушек выйти замуж за иностранца, выбирая при этом стратегии эмиграции или жизни на родине.

95 Там же

96 В целом по Кыргызстану соотношение полов в этой возрастной категории представляет обратную диспропорцию: 50,5% мужчин и 49,5% женщин. Истинного соотношения мужского и женского населения в разных возрастных категориях не установлено.

97 Большинство браков в современном городе можно расценивать скорее как неравные браки, если бы брачный рынок не изобретал регуляторов и выравнивателей различных капиталов, приравнивая один тип обменной стоимости к другой. Так, уравновешивающими обменные стоимости брачных сторон в кыргызском обществе являются специально предпринимаемые меры – выплата большей суммы калыма, более богатого приданого, увеличение других ритуализированных расходов и т.д. Такая же система характерна для Алжирской Кабилии. См. Бурдье П. Практический смысл.


98 Бурдье описывает аналогичные «послабления» для женщин в других патриархатных культурах, например, в традиции индийского общества. Как указывается, подобные механизмы социальной мобильности исключаются для мужчин в этих традициях.

99 В молодом поколении отмечается более терпимое отношение к такому типу мужчин как «Жигало». Интересно, что мужчины «на содержании» женщины, в отличие от женщины- «содержанки» не становятся существами бесправными и зависимыми. Они используют свою сексуальность и статус «мужа» как символический капитал, превосходящий экономический капитал женщины.

100 Умыкание невест, вероятно, имеет смысл и практикуется только в обществах, в который укреплен институт девичьей чести и девственности. В кыргызском обществе девственность имеет по-прежнему высокую символическую ценность. Во всяком случае, в кыргызских песнях зачастую воспевается не столько красота любимой девушки, сколько ее целомудренность и девственность.

101 Есть основания предполагать, что в определенных районах города, например, в новостройках, где сильно влияние сельского образа жизни, население маргинализировано, а местное сообщество организуется по типу трайб, умыкание - вполне приемлемая стратегия заключения брака. Тем более, что там селится много молодых, еще не вступивших в брак женщин и мужчин, мигрировавших из сел.

102 Мнения наших респондентов солидарны с публично проговариваемыми точками зрения по этому поводу. В столичной прессе в рубрику психологической консультации обратился мужчина: «Помогите мне, моя жена зарабатывает больше меня!». В ходе обсуждения этого случая даже в группе гендерных экспертов, мужчина – медик, руководитель НПО, работающей в области поддержки мужских прав, искренне выразил солидарность с анонимным автором обращения: «А знаете, как дурно меняют женщину деньги?».


103 Мещеркина Е. в лекции в гендерной школе (Турция, 2005г.) отмечала данный феномен в постсоветской России, когда принятие роли - добытчика женщиной воспринималось в усеченном виде, без принятия заботы и ответственности о муже, как ранее ожидалось бы от традиционного кормильца семьи.

104 Справедливости ради отметим, что в силу распространенности статуса обладателя высшего образования, девальвации самого образования, в отличие от советского периода, образование перестает быть культурным, символическим капиталом. Во всяком случае, не является большим преимуществом для женщины. Исключение пока составляют образовательные статусы, связанные с научными степенями и званиями или обучение за рубежом.


105 Такая фокусировка на сексуальности и мужчин, и женщин отражает содержания дискурса сексуальности и произошедшие структурные изменения в хронополитике труда и досуга. Диагностируя для постсоветских обществ смену доминирующей морали - от трудовой этики к этике наслаждений, российские авторы говорят о «принятии» женщинами на себя не только мужских ролей, но и приобщении к традиционно мужским формам досуга и профессиональным «технологиям». Cм. об этом: Ильин В., Панарин А. Философия политики. М.,1994.

106 в кыргызских СМИ с недавних пор стал продвигаться, преподносится в качестве «идеального» образа брачной партнерши образ японской гейши. Начиналось все с интервью с настоящей гейшей из Японии, которая открыла в Бишкеке … «школу» для обучения подростков девочек «искусству» гейши.

107 Внешнее обследование показало, что такие медицинские манипуляции осуществляются во всех гинекологических отделениях и даже кабинетах, во всех типах хирургических служб. Понятно, что такие операции коммерциализированы и окружены тайной, структуры Минздрава специально не ведут учета, статистики по такому типу услуг. Однако, по свидетельствам эксперта – гинеколога, только в одной городской гинекологической клинике таких операций делается в среднем пять каждую неделю. При том, что стоимость такой операции с точки зрения экономического уровня жизни в городе и стране – очень высокая (минимально – 100 долларов).

108Такого рода симуляции в постмодерне являются ключевыми феноменами. Нет оригиналов, нет реальности в реальном: пиво без алкоголя, кофе без кофеина….

109 Последний аспект можно констатировать не только в связи с субъективными представлениями респондентов, но и на основе статистикой установленных фактов. Так, если 1990 году число родившихся детей у женщин, не состоявших в зарегистрированном браке составило 16737, то в 1999 году этот индикатор вырос до 29992, а в 2002 – до 33073 человек (то есть за 12 лет количество внебрачных рождений почти удвоилось).

110 Один из респондентов говорил также о других группах мужчин, имеющих двух жен: это вахтовые рабочие, водители – дальнобойщики и другие «простые парни», для которых вторая жена – средство экономии зарабатываемых средств. Однако, проверить это утверждение в отношении таких категорий горожан в рамках данного исследования не удалось.

111 Порог доверия, открытости у этой респондентки был очень низкий. Лишь однажды за время встречи с интервьюером она позволила себе продемонстрировать свои эмоции. В ситуации, когда в диалоге ее ребенок обронил нечаянно, кто его отец и растерянно посмотрел на мать, не решив, можно ли было это делать. Респондентка тогда сказала ребенку очень твердо и громко: «Говори, не бойся, кто твой папа. Мы ведь ни у кого его не украли. Ты – сын …..(названо было имя мужчины) и можешь этим гордиться».

112 В такого рода разговорах используется псевдонаучная аргументация: приводятся неверные статистические данные о значительной гендерной ассиметрии в стране, говорится о высокой смертности, алкоголизме, наркомании в мужской среде, что еще более драматично обостряет ассиметрию полов на брачном рынке.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница