Илья Сапунов Кесарю Кесарево Первое Действие



страница3/7
Дата31.05.2019
Размер0.97 Mb.
#94434
1   2   3   4   5   6   7

Михаил: Грубо. ( улыбаясь, обращается к Проводнику) Чего ты ей тут успел наговорить?

Проводник: Почти ничего. Просто отказался пробивать билет.

Михаил: Сдурел совсем? Если барышня хочет укатить от нас куда подальше, нельзя ей в этом отказывать.

Проводник: Все шутишь? (смотрит на Максима) Билет для него.

Михаил: (озадачено) Вот как. Неожиданно. Не думал я, что все будет так быстро. (смотрит на Аю) За спиной решила все провернуть? Рано вам милочка, такими вещами промышлять.

Аю: Я делаю свою работу!

Михаил: Знаю я вашу работу. Насмотрелся уже. Выслужиться хочешь? Перебраться в местечко потеплее?

Аю: Пошел к черту.

Михаил: ( с презрением) Пошел бы если бы знал куда. Я думаю, вам следует уйти.

Аю: Ты знаешь, что если я уйду, то вернусь не одна.

Михаил: (смеется) Да приводи кого хочешь, мне то что? Чем больше друзей, тем веселее.

Аю: Посмотрим. Собирай вещи. Я выбью билетик и для тебя.

Михаил: А вот это вряд ли. Проваливай.

Не ответив, Аю, демонстративно прижав папку к груди, уходит. В отдалении слышно гудение.

Проводник: И что это было?

Михаил: А ты разве не понял?

Проводник: А по-твоему должен был? Что там у вас произошло, она вернулась сама не своя.

Михаил: Я всего лишь сказал, что проведу подробное расследование.

Проводник: И все?

Михаил: Еще, что она абсолютно бездарный офисный планктон лишенный даже малейших зачатков интеллекта.

Проводник: Прекрасно…

Михаил: А что, она сама напросилась.

Проводник: Да? И как же?

Михаил: Решила что раз в досье все указано, думать тут нечего и дело можно закрывать. Я и сказал, что нет, что ничего это не значит, и мы будем расследовать его дальше.

Проводник: И что с того?

Михаил: Нет, ты что, серьезно не понимаешь? Она карьеристка. Она метит не куда-нибудь, а в комитет. В КПЗС. А туда принимают только с идеальным послужным лстом. Я проглядел досье, история какая-то мутная. На висяк похоже… Ясно?

Проводник: Ясно. Это испортит её репутацию.

Максим: При чем здесь моя смерть и её карьера?

Михаил несколько секунд с сомнением смотрит на Максима. Затем решив, что то для себя, выдыхает.

Михаил: Те, кто свел счеты с жизнью, по правилам, не заслуживают внимания. Однако, иногда, вызовы все же поступают и на таких как ты. Как правило, это истерики, скандалы, порча билетов. Все, обычно, решается тут же, на месте. Не можешь решить дело с висельником максимально быстро, о повышении можешь забыть. Ей и так пришлось тащиться в архив, чтобы восстановить твою личность. Догоняешь?

Максим: По-вашему если в этой глупой папке написано, что я сам прыгнул под машину, со мной и считаться не нужно?

Михаил: Формально, да.

Максим: « Я умер» и все на этом…

Михаил: Чего?

Максим: Ничего. Сижу, радуюсь.

Михаил: Если ты не заметил, я здесь?

Максим: А мне то, что с того?

Михаил: Хотя, раньше я здесь такого и не встречал, мне кажется, с твоим досье что-то не так.

Максим: Ты же сам говорил, что я всего лишь брак.

Михаил: А еще я сказал, что могу извиниться, если ты докажешь, что я не прав.

Максим: Разве я доказал?

Михаил: Нет. Но твоя биография может это сделать.

Проводник: Что там?

Михаил: В общем-то, все как эта истеричка и сказала. Прыгнул под колеса. Жаль, что папку она с собой унесла…

Максим: Разве я могу не знать, что хотел броситься под автомобиль!?

Михаил: Не можешь, успокойся. Да ты прыгнул. Но это никак не вяжется с твоей жизнью. Причин просто нет. Пока я тебе верю. Сейчас у нас, всего одна задача.

Максим: Какая?

Михаил: Она вернется не одна. Скорее всего, следователя прихватит. Может еще кого. И возможно, не дай Бог, конечно, будет судья. К тому же у неё дело, которое она, наверняка, прямо сейчас изучает… Плохо. Ей нужно доказать, что ты сам прыгнул под машину. А нам, естественно, что это не так.

Проводник: Но как нам быть, если там действительно написано, что он прыгнул?

Михаил: (напряженно) Не знаю. Обычно, все, что есть в досье, это стопроцентная истина.

Максим: Да как это вообще может быть! Я же должен был готовиться, или еще что! У меня же должны были быть мотивы!

Михаил: Должны, должны. Да, явных причин нет, но поверь, у Двадцать Пятой они появятся. Ты должен рассказать все самое важное.

Максим: Что, например?

Михаил: Все, что может убедить судью в том, что ты не прыгал под колеса сам. Есть мысли?

Максим: (после паузы) Не уверен.

Михаил: Хорошо, давай сначала. Я не сказал про одну довольно важную деталь. Твои последние слова.

Максим: Какие слова?

Михаил: Прежде чем рвануть вперед, ты повернулся к девушке, которая стояла возле тебя. Вспоминаешь?

Максим: Нет…

Михаил: «Не стоит». Все что ты ей сказал. Что тебе это говорит?

Максим: (после паузы) Ничего.

Михаил: Ты её знаешь? Длинные темные волосы, средний рост, светло-зеленые глаза, вспоминай.

Максим: Я… я не знаю. Я её не помню.

Михаил: Вот и что с тобой делать…

Максим: Я действительно не помню! Просто девушка на остановке, почему я должен её помнить?

Михаил: Это я тебя должен спросить, почему свои последние слова ты говоришь совершенно незнакомому человеку на улице. Может, не такая уж она и незнакомая?

Максим: Но тогда я бы её помнил? Я говорю, все что знаю. У меня из памяти пропала минута, а не полжизни.

Проводник: Слушай, а может…

Михаил: Что?

Проводник: Может, там еще что-то есть?

Михаил : Где там?

Проводник: В его досье. Может быть, там примечания какие-нибудь были, или что-то вроде того.

Михаил: Не было. Если только их не изъяли.

Проводник: А такое может быть?

Михаил: По идее, нет. Да и зачем? Но, если так подумать, то и с билетами всегда должно быть все в порядке.

Проводник: И какие у нас варианты?

Михаил: Не знаю. На самом деле немного.

Максим: (проводнику) Вы говорили, что память можно вернуть. Сейчас у вас есть все необходимое?

Проводник: Теоретически да… (Михаилу) Я ведь прав?

Михаил: Да. Личность подтверждена, причина смерти установлена.

Максим: Тогда просто сделайте это.

Проводник: (Михаилу) Это поможет?

Михаил: (качает головой) Он в любом случае не вспомнит больше, чем было написано в досье.

Проводник: Но все-таки? Для бумаги годится не все.

Максим: Да какая разница, я просто хочу вспомнить. Я имею право.

Михаил: (Проводнику) Делай.

Проводник, порывшись в своей сумке, извлекает небольшой лист.

Проводник: ( протягивая Максиму) Держи. Это стандартный бланк.

Максим: (взяв в руки) Что от меня нужно?

Проводник: (протягивая карандаш и указывая нужные места) Вот здесь напиши полное имя. Так. Вот здесь дату рождения. Ага. Хорошо. А здесь дату смерти. Здесь причину, ага, бросился под колеса… Да, не смотри на меня так, пиши. Тут роспись. Давай сюда.

Взяв бланк обратно, Проводник достает из кармана небольшую черную коробочку.

Максим: Что это?

Вместо ответа Проводник открывает футляр и достает оттуда круглую печать.

Проводник: Сам-то как думаешь?

Максим: Понятно.

Проводник, положив лист на одну из скамей, делает оттиск.

Максим: А что дальше?

Проводник: ( не поднимая головы) Ничего. Ты уже все вспомнил.

Максим удивленно застывает с открытым ртом. Потом слегка нахмурив брови, начинает быстро моргать и щуриться.

Максим: (ошарашенно) Как же это…

Михаил: Есть что рассказать интересного?

Максим: Я… не знаю даже.

Михаил: Давай, не тяни.

Максим: Странное ощущение… Эта остановка. С ней что-то не так.

Михаил: Объясни.

Максим: Я смотрю на часы. Почему то… Мне это очень знакомо. Чувствую себя непонятно. Как будто я, это не совсем я.

Проводник: Как это?

Максим: Не знаю. Смотрю налево. Вижу девушку. Кажется, я её действительно видел раньше.

Михаил: Наконец-то.

Максим: Но я её не знаю! То есть… Я сейчас не знаю. Но, кажется, там, на остановке, знал. Так странно. Я улыбаюсь.

Проводник: Ничего не понимаю.

Михаил: Подожди. (Максиму) Давай дальше.

Максим: Улыбаюсь. Смотрю в небо. (коротко выдыхает) Такое синее. Ни облачка. Кажется… Кажется…

Михаил: Ну что там?

Максим: Кажется, я плачу. Плачу? Почему я плачу? Смотрю направо. Заметил что-то, снова смотрю на девушку. Дотрагиваюсь до её плеча. Она вздрагивает.

Михаил: Испугалась тебя?

Максим: Не уверен… Нет, я не при чем. Она вся дрожит. Ей страшно? Боится чего-то? « Не стоит». Я говорю ей « Не стоит» и снова улыбаюсь. А потом я резко бегу вперед. Визг тормозов. Удар… (замолкает)

Михаил: А дальше?

Максим: (пауза) А дальше я умер. И все на этом.

Проводник: (после паузы, Михаилу) И что это значит?

Михаил: (задумчиво) Не знаю.

Максим: Я не понимаю. Это все… Не мое.

Михаил: Что не твое?

Максим: Эти эмоции, эти мысли… Нет, это я, но в то же время… Я запутался.

Михаил: Ладно. Уже что-то.

Проводник: А по-моему, все только страннее.

Михаил: Зато хотя бы мы знаем, что нам делать дальше.

Максим: И что это?

Михаил: Поищу эту девушку.

Проводник: У нас не так много времени.

Михаил: Знаю. Поэтому придется попросить тебя, в случае чего тянуть время сколько сможешь. Мне нужно заглянуть кое-куда.

Проводник: Куда это?

Михаил: Проверить старые связи. Есть еще пара мыслей.

Проводник: И как, по-твоему, мне тянуть время?

Михаил: Ах да. (достает из кармана сложенный листок) Я тут примерно накидал список вещей за которые можно зацепиться. Двадцать Пятая звезд с неба не хватает, будем надеяться, что этого хватит до моего прихода. В крайнем случае, придумаешь что-нибудь. Вспомни молодость.

Проводник: Не затягивай.

Михаил: Постараюсь. (собирается уйти)

Максим: Подождите.

Михаил: Да?

Максим: Вы мне верите? Что я не мог сделать этого?

Михаил: (после паузы) Прости, но я пока не знаю. Ты сам вспомнил свой прыжок. Однако, я знаю точно, что все не так просто. Что-то в этом есть… Неправильное. Может, ты сам даже не догадываешься. Я не буду обещать, что избавлю тебя от рейса смертников. Но, во всяком случае, обещаю, что постараюсь узнать всю правду.

Максим: Спасибо и на этом…

Михаил: Пока еще рано благодарить. Еще рано… Не скучайте.

Второе действие

Все та же станция. Освящение слегка приглушено. На одной из скамеек сидят Проводник и Максим.

Проводник: … И вот когда оно уже легкой корочкой покрывается, вот тогда и надо снимать. Больше продержишь, только мясо иссушишь зазря.

Максим: Запомню… Хотя я все-таки больше рыбу люблю. Речную. Сколько с дедом жил, наверное, только рыбу и ел.

Проводник: Почему это?

Максим: Дом наш, как раз у речки был. Рукой подать. Несколько минут вниз со склона, и ты на месте. А дед мой с малых лет рыбак. И меня приучил.

Проводник: Большая река?

Максим: Да не то чтобы очень… Зато чистая. И рыбы сколько хочешь. Обычно у нас как было, чуть только светает, дед меня будит. Я глаза открою еле-еле, смотрю , а он уже на ногах, уходить собирается. «Если захочешь со мной, я там то и там то». У него мест секретных вдоль реки было, не пересчитать. Бывало, мог и пять и десять километров оттопать до своих любимых. Я обычно собирался, и тоже шел его догонять. Так, бывает, и сидели весь день, где-нибудь на берегу. А под вечер домой шли… А уж готовить рыбу как мой дед, наверное никто не мог. Ни костей, ни привкуса речного, каждый кусок, едва языка коснувшись, тает. Может, мне, конечно, это в детстве так казалось… Но все-таки я потом ничего вкуснее не ел. Как вспомнишь вкус судака с грибами, или например его фирменный сом в сметанном соусе… Сразу живот сводит. Настоящий мастер. Правда, в последние годы, рыбачить с ним я почти не ходил. А потом, так вообще в город переехал. К морю поближе… Как будто мне реки было мало…

Проводник: В этом-то ничего страшного нет. Так всегда бывает.

Максим: Нет, это просто я идиот. Он же там совсем один был.

Проводник: А где он сейчас?

Максим: (оглядывая станцию) Уже год как… в путь отправился.

Проводник: (осторожно) Скучаешь?

Максим: Еще бы… Хотя единственный плюс в моей смерти, это то, что я умер позже чем он. У него кроме меня уже никого не было. Ни жены, ни детей.

Проводник: А твои родители?

Максим: А они уже давно… путешествуют. Нелепая история.

Проводник: Расскажешь?

Максим: Да, в общем-то, рассказ недолгий. Отца на работе повысили. Они с матерью и затеяли ремонт. Работы много, меня к деду отправили на каникулы. Отец и брата своего позвал, чтобы тот помог. И когда уже в последний день грузчики новую мебель заносили, один из них приметил, что квартирка-то вполне ничего. Как дед потом рассказывал, он в пустяковой беседе выяснил, что ночью в квартире никого не будет, потому, что вся семья поедет в деревню, чтобы сына забрать. Вот только они не поехали. Что-то они там не успели, решили на утро поездку отложить. Грузчик этого, конечно, не знал. И ночью со своими дружками квартиру вскрыл…

Проводник: Вот так?

Максим: Ага. Подробностей я не знаю. Но с тех пор я и стал у деда жить. Он мне сначала сказал, что ремонт у нас в квартире слишком сложный и мне придется еще немного у него побыть. Помню, как я радовался тогда, мне ведь так у него нравилось, ловишь рыбу, купаешься в речке… Я почему-то, очень хорошо запомнил тот день. Дед с самого утра катал меня на лодке, рассказывал интересные истории из своей жизни. А когда стемнело, я помню, долго не мог уснуть, все чудилось мне что-то. Тогда я позвал деда и, стесняясь, признался, что боюсь темноты. Вместо ответа он просто принес мою одежду. Мы забрались на крышу и всю ночь считали звезды, а он говорил, что каждый хороший поступок человека, зажигает на небе новую звезду, а плохой наоборот, гасит. И раз на небе много звезд, значит и добра на свете тоже много. И когда-нибудь звезд будет так много, что злых людей вообще не останется. Ночью будет светло, и бояться будет нечего.(пауза) Мог ли я знать, что в тот день он потерял обоих сыновей?

Проводник: Ты был ребенком. Да и иногда, счастье действительно в неведении.

Максим: Верно говорят, мы начинаем ценить что-то, только когда это потеряем. Столько всего не сделал, когда мог. Жил себе и жил, вреда, конечно, никому не причинял, но и пользы от меня никакой не было. Какое-то все серое получилось, блеклое. (смеется) Смешно, рассуждаю, будто у меня полвека за плечами. Как вы говорили? Бессмысленная жизнь хуже бессмысленной смерти? Может потому, она так рано и закончилась? Вот, только почему, для того чтобы поумнеть, приходится умирать?

Проводник: Если бы я знал. Не думай об этом. Ответа все равно не найдешь. Просто найди себе цель.

Максим: (усмехается) Цель? Здесь?

Проводник: А почему нет? Придумай её для себя. Станет легче.

Максим: Да все равно, мне здесь осталось недолго.

Проводник: Кто знает, еще ничего не решено.

Максим: Даже я вспомнил, что прыгнул сам, а вы говорите не решено.

Проводник: А что мешает тебе бороться за свою правду?

Максим: Разве это не бесполезно?

Проводник: Пока не попробуешь, не узнаешь.

В глубине станции раздается знакомое гудение.

Максим: Кажется, это за мной.

Проводник: Ничего. Прорвемся. Я думаю, тебе стоит подождать на соседней платформе. Нечего их провоцировать.

Максим: (хмуро) Как скажете. (уходит)

На станции появляются два человека. Это Аю в сопровождении высокого мужчины в сером плаще.

Аю: А вот и он. Этот проводник отказывается пробивать билет.

Следователь: Доброго времени, следователь первой категории. (достает удостоверение из кармана) Можете ознакомиться с документами.

Проводник: Верю на слово.

Следователь: Как угодно. На каком основании мешаете служебному расследованию?

Проводник: Я не мешаю. Я способствую.

Следователь: (слегка приподняв бровь, смотрит на Аю) По словам этого специалиста, именно мешаете.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница