Илья Сапунов Кесарю Кесарево Первое Действие



Скачать 284.5 Kb.
страница4/7
Дата31.05.2019
Размер284.5 Kb.
#94434
1   2   3   4   5   6   7

Проводник: Просто, этот специалист злоупотребляет полномочиями.

Аю: Я напомню, что это вы вызвали меня. Пока я не закончу это дело, я не смогу браться за другие. Просто признайтесь в своей ошибке, и я не буду выдвигать обвинений.

Следователь: (Проводнику) Вполне справедливо. Вы согласны с условиями специалиста?

Проводник: Если я соглашусь с этими условиями, то нарушу главный закон любой из существующих станций.

Следователь: Какой закон вы имеете в виду?

Проводник: Закон номер один. Каждому по заслугам. Любая душа имеет право на справедливый суд.

Следователь: Однако, специалист заверила меня, что это дело не попадает под категорию спорных. (пауза) Как я понимаю, подследственный добровольно ушел из жизни?

Проводник: Есть несколько очень важных факторов, которые полностью меняют…

Следователь: Сначала ответьте да, или нет?

Проводник: (после паузы) Да. Добровольно. Однако, есть обстоятельства…

Следователь: Вы сами прекрасно знаете, что по статье семьдесят шестой, любой самоубийца, вне зависимости от причин, вынудивших его на досрочное прерывание жизненного пути, получает особый билет и должен в кратчайший срок покинуть станцию.

Проводник: И точно так же, вы прекрасно знаете, что для таких случаев проводники не требуются, так как билет формируется автоматически.

Следователь: (задумывается) Действительно. ( Поворачивается к Аю) Зачем требовать билет от Проводника, если он уже есть изначально?

Аю: В том-то и дело что его нет! Билет оказался пуст.

Следователь: Что значит пуст?

Аю: Чистый лист. И записи в путевом журнале тоже не было.

Следователь: Разве это возможно?

Аю: Я предполагаю, что это незначительный сбой в системе.

Проводник: Допуская такого рода сбой, вы допускаете несовершенство всей системы в целом. Где гарантии, что этот сбой первый и последний? А если он будет повторяться? Или, что хуже, мы уже, по ошибке, тысячи душ отправили по неверному назначению?

Следователь: Нет, это просто немыслимо. Эти механизмы безупречны.

Проводник: Но билет все-таки пуст.

Следователь: И что же вы предлагаете?

Проводник: Подробно во всем разобраться. Мы не должны принимать решений пока не узнаем в чем дело.

Аю: Послушайте. Что бы там ни было, у нас есть подробное досье. И в нем черным по белому написано, что подследственный прыгнул под колеса автомобиля. Сам. Так какая разница, что его билет оказался не заполнен? Это можно списать на обыкновенную порчу. Среди таких как он, порча билета вполне распространенное явление.

Следователь: Это логично.

Проводник: Значит, вы вот так легко, обойдете закон?

Аю: А разве это нарушение? Есть официальное досье, на которое мы опираемся. Его подделать нельзя.

Следователь: Совершенно точно. Архивы заполняются без малейшего участия человека. Изменить что-то в этих папках невозможно. Сама жизнь заполняет эти страницы.

Проводник: Но, что мешает просто изъять некоторую часть?

Аю: Я уже проверила документы на целостность. Вся нумерация сохранена, от первой, до последней страницы.

Следователь: (удовлетворенно) Значит никаких сомнений.

Проводник: Сомнений в чем?

Следователь: Вы можете оформить билет по требованию специалиста. Это не будет нарушением правил.

Проводник: Послушайте. То, что документы «якобы» в порядке, ничего не значит. У парня не было никаких причин. У него был день рождения.

Следователь: Это прискорбно осознавать…

Проводник: В конце концов, мы вернули ему память. И с ней как раз, что-то не то. По его ощущениям, она словно и не ему принадлежит.

Аю: Он вам и не таких сказок расскажет. «Руки не слушались», «Это был не я», уж вам не знать, как они любят выдумывать. Даже ваш Михаил говорил тоже самое. Он может придумать все что угодно, лишь бы не садиться на этот поезд.

Проводник: Но я повторяю, у него не было причин…

Аю: У него были причины! Парень сирота, рос без родителей, близких нет. Жизнь лучше не становилась, каждый день похож на предыдущий. Скучная работа, никаких перспектив в будущем. Этого достаточно, чтобы решиться.

Следователь: Думаю, специалист права. Мы не можем использовать как доказательства, чьи-то ощущения. И закон требует восстановить билет и выслать его со станции как можно быстрее. Мы не оставим без внимания тот факт, что кто-то или что-то саботировало работу проводника и уничтожило записи. Но сделаем это, после того как закончим с парнем.

Проводник: Подождите, а если выяснится, что мы ошиблись? Состав уже назад не повернуть!

Следователь: В досье не может быть ошибки. Принцип «Каждому по заслугам» будет соблюден в любом случае. Что ж, я не вижу других возможностей. Это единственный вариант.

Проводник: Вернулись к тому, с чего начали?

Аю: Оформляй билет.

Проводник: (молчит)

Следователь: Вы будете выполнять ваши прямые обязанности?

Проводник: (вздыхает) Я отказываюсь.

Следователь: Отказываетесь? Причина?

Проводник: Да нет у меня уже никаких причин. Все кончились.

Следователь: Ясно. Я думаю, вы понимаете, чем это вам грозит?

Проводник: Конечно.

Следователь: Что ж, я понимаю ваши мотивы. Однако, я обязан принять меры. Мы привлечем судью. Будет рассмотрен вопрос о снятии с вас полномочий проводника и лишения возможности находится на станции. Мне жаль.

Проводник: Нет. Ничего тебе не жаль.

Следователь: Как хотите. Надеюсь, мне не нужно напоминать вам, что вы не имеете права покидать станцию до вынесения окончательного решения?

Проводник: Не собираюсь я ни от кого бегать.

Следователь: Тогда прошу дождаться нашего возвращения. (уходит)

Аю: Глупее поступка я не видела.

Проводник: Тебе не понять.

Аю: Как же не понять. Ты из-за одной сомнительной души лишишься всего.

Проводник: Все что у меня было, у меня давно отобрала смерть. Так что, терять особо и нечего.

Аю: Ты поэтому не покидаешь станцию? У тебя ведь обычный билет. Но ты все равно остался. Тебе было так страшно?

Проводник: (пауза) Кажется тебе пора.

Аю: Я ненадолго. (уходит)

После того как гудение затихает на перрон выходит Максим. Не говоря ни слова, он подходит к скамье и садится рядом с Проводником. Неожиданно, тот достает портсигар и коробок спичек из внутреннего кармана. Вытащив аккуратную папироску, он чиркает спичками и затягивается. Несколько секунд ничего не происходит. Затем он выпускает дым, и равнодушно посмотрев на папироску, бросает её на пол.

Проводник: Как обычно…

Максим: ( после большой паузы) Простите.

Проводник: Знаешь, на самом деле если закрыть глаза на то, что ты все-таки мертв, то тут вполне ничего, жить можно. Созданы все условия. Работы в меру, постоянно новости какие-нибудь о земле узнаешь, отпуска по расписанию. Комфортно даже. А еще у них тут целая станция есть для отдыха. Выглядит как оазис посреди пустыни. Озеро, живописный лесок, луга пышные, синее небо надо головой, птички поют. Идеальная температура, не холодно, но и не жарко. На деревьях фрукты, ягоды… Сказка, одним словом. (пауза) Я помню, долго ходил, всматривался, все понять не мог, чего же мне не хватает. А потом понял.

Максим: И чего же?

Проводник: (пауза) Когда в озере купаешься, вода везде одинаковая. Ну, знаешь, на земле, как обычно? Наверху, если солнце прогреть успело, вода теплая. А внизу, где поглубже, холодная. Сразу чувствуешь разницу. А тут все как-то одинаково. Скажешь ерунда? Вот тебе еще. Облаков нет. Всегда безоблачно. Ни дождя, ни непогоды какой. А я дождь люблю. Люблю, когда большие-большие капли по крыше барабанят. Скучно без них как то. А еще там все яблоки на один вкус. Все одного цвета, красного, все одинаково-сочные. Про кислые или недозрелые забудь. И у птиц все песни похожи. Все как на подбор трели соловьиные. Дятла или кукушку ты в этом саду не услышишь. Да и вообще, все какое-то стерильное что ли. Слишком приторно. (пауза) И люди такие же. Нацепили вежливые маски, все такие учтивые, добродушные. А на деле, никто даже имени своего не скажет. Всё боятся чего-то, не доверяют никому. Карьеры строят, лишь бы кусок побольше урвать, да комфортнее вечность провести. (пауза) Не нравится мне здесь. Надоело все. По-настоящему жить хочу. Человеком быть. Хотя бы душой.

Из глубины станции осторожно появляется Михаил.

Михаил: Порадовал ты меня. Давно бы так.

Проводник: Ты что, здесь был все это время?

Михаил: Да нет, вернулся только что, не стал тебя прерывать. Знаешь, я тоже дождь люблю. Как все прошло?

Проводник: У меня для тебя две новости.

Михаил: Начинай с хорошей.

Проводник: Разве я сказал, что есть хорошая? Короче, убедить их не удалось, они пришлют судью.

Михаил: Ожидаемо… Что еще?

Проводник: Вместе с судьбой Максима, будет решаться и моя.

Михаил: (с досадой) Ох и довела нелегкая… Подставился?

Проводник: Пришлось.

Михаил: Эта сволочь только рада, наверное.

Проводник: Да какая уже разница.

Михаил: Ладно, ты не думай, никто у нас никуда нее отправится.

Проводник: Посмотрим… Сделал, что хотел?

Михаил: Более-менее. Шансы есть.

Максим: Вы нашли эту девушку?

Проводник: Нашел. Но толку от этого ноль. Никак она с тобой не связана. Зато другие зацепки, кажется, сработали. Пока не уверен. Тебе нужно кое-что запомнить.

Максим: Да?

Михаил: Что бы ни случилось, сохраняй хладнокровие. Можешь много чего услышать, правды или не очень, неважно, не реагируй. Пока я не скажу. Ясно?

Максим: (хмуро) Ясно.

Михаил: За скандал тебя вообще могут без следствия выслать к чертовой бабушке, никакой судья не нужен. Поэтому Двадцать Пятая или кто там с ней еще, скорее всего, будут на тебя давить.

Максим: Понятно.

Михаил: Может и про нас что наговорят, не обращай внимания.

Проводник: Думаешь, станут?

Михаил: Не знаю. Скорее всего, да.

Проводник: Умеешь обрадовать.

Михаил: Лучше горькая правда, чем сладкая ложь.

Проводник: Да, да, сам знаю.

Михаил: ( Максиму) В общем, держи себя в руках.

Максим: Постараюсь. (вздыхает) Глупо как то. Не так я себе иную жизнь представлял. Думал, тут все по совести.

Михаил: Там где есть человек, никогда не будет по совести. До поры до времени любой может быть добрым и ласковым. Но чтобы ты не делал, как бы не жил, рано или поздно наступает момент, когда все вокруг понимают, что своя рубашка ближе к телу. Ни один зверь не станет уничтожать собственный вид. Лишь человек идет по пути саморазрушения.

Максим: Хочется верить, что это не так.

Проводник: Вот уж согласен. Иначе, выходит, наша жизнь вообще не имеет смысла?

Михаил: Может и не имеет. И жизнь… И смерть. (смеется) А может, я дурак и мне все это просто кажется.

Максим: А может он ждет от нас, чтобы мы вопреки всему доказали обратное?

Михаил: Кто это, он?

Максим: Вы знаете.

Михаил: (после паузы, чуть улыбается) Может быть. Посмотрим.

Проводник: Сколько у нас времени?

Михаил: Его почти нет.

Проводник: И все-таки, какой план?

Михаил: План? Пойдем напролом, отрицая все, что только можно и доказывая свою точку зрения.

Проводник: Обнадежил…

Михаил: Не забывай, я лучший в своем деле. У меня всегда есть тузы в рукавах.

Проводник: И сейчас?

Михаил: Не хотелось бы прибегать к нему, но да, запасной вариант есть.

Слышен гул подходящего поезда.

Проводник: Очередной состав подошел… Совсем я дела забросил, надо на соседнюю платформу наведаться. (смеется) Чувствую недолго осталось.

Михаил: Надоел уже. Сначала вердикта дождись, а потом уже думать будем.

Проводник: Ладно, ладно, уже и поворчать нельзя. Все, я пошел.

Михаил: Погоди, я с тобой, хоть проконтролирую, чтобы не копался долго.

Проводник: Ты уверен?

Михаил: Ага.

Проводник: Тогда держи там себя в руках.

Михаил: Не вопрос

Проводник: (Максиму) Ничего? Побудешь тут один?

Михаил: Если что, кричи громче.

Максим: Да, конечно, если что, мои вопли услышат на соседних станциях.

Проводник и Михаил уходят. Максим некоторое время сидит молча.

Максим: (пауза) А мне теперь, почему то кажется, что ты есть. Может быть и не такой, как все тебя представляют, но есть. Ты ведь знаешь, что я раньше в тебя не верил. Почему передумал, сам не понимаю. Хотя, наверное, когда попадаешь сюда трудно не поверить. Забавно, что даже после смерти люди продолжают сомневаться. Вопросов даже больше появляется. И ни одного ответа. Вот откуда столько таинственности? Неужели это необходимо? (пауза) Я, наверное, что-то глупое сейчас говорю. Но я действительно не понимаю. Увидеть бы тебя хоть разок…

В глубине станции появляется человеческая фигура. Это молодой, темноволосый мужчина, одетый в простые джинсы и рубашку.

Неизвестный: А если бы ты встретил Бога, что бы ты у него спросил?

Максим вздрагивает и резко поворачивается в его сторону.

Максим: Кто вы?

Неизвестный: Не тот, о ком ты сначала мог бы подумать. Так что, если бы ты его встретил, чтобы ты у него спросил?

Максим молчит, напряженно всматриваясь в незнакомца.

Неизвестный: Я не враг, не волнуйся. Хотя признаюсь, я и не друг. Здесь вообще трудно с этим. Ладно. Я понял. Я неправильно начал. Невежливо задавать такие вопросы, не представившись. Я тот самый судья, который будет рассматривать твое дело. Нет, отвечу сразу, я пришел, без всякого умысла, просто решил поздороваться. Здравствуй.

Максим: (после паузы) Здравствуйте.

Судья: Ты, как я вижу, немного сбит с толку?

Максим: Я представлял вас себе по-другому.

Судья: Думал, что будет кто-то в парике и черном балахоне?

Максим: Что-то вроде того…

Судья: К чему мне эти стереотипы? Не люблю всю эту мишуру. Хотя в нашем отделе есть и такие, кому это нравится. Но лично я считаю, что подобные штуки это дурновкусие.

Максим: Что вы здесь делаете?

Судья: Я же сказал, пришел поздороваться.

Максим: А остальные?

Судья: Они придут позже. Я специально назначил время так, чтобы нам не помешали.

Максим: И зачем?

Судья: Решил перекинуться с тобой парой слов, неофициально. Раньше нам этого не удавалось.

Максим: Когда это раньше?

Судья: Было время.

Максим: Но вы, я так понимаю, о нем не расскажите.

Судья: Верно. Не сейчас.

Максим: (грубо) Хорошо. Вот вы поздоровались. Что дальше?

Судья: Подожди, сбавь обороты. Я действительно пришел поговорить.

Максим: О чем?

Судья: О тебе.

Максим: А что обо мне? Все есть в моем досье.

Судья: Досье я читал. Но это всего лишь бумага. Сухие факты. Скажи. Откинув логику, что ты сейчас чувствуешь?

Максим: То есть?

Судья: Ты вспомнил последний момент в своей жизни. Что ты чувствуешь по этому поводу? Зол? Если да, то на себя или вообще? Ненавидишь кого-то? А может, ты боишься? Или рад, что эта серая жизнь закончилась? Что ты испытываешь? Вопрос без подвоха, честно. Не захочешь отвечать, я пойму.

Максим: Странный вопрос.

Судья: Я не настаиваю. Если тебе трудно.

Максим: Не трудно. Просто не совсем уверен.

Судья: В чем?

Максим: В том, что я вообще должен с вами говорить.

Судья: Если ты против моей компании, я могу просто уйти. Без всяких обид.(пауза) Так что, мне уйти?

Максим: Оставайтесь.

Судья: Так все-таки, что ты чувствуешь?

Максим: (пауза) Трудно объяснить...

Судья: А ты попробуй.

Максим: После того как я вспомнил… Что-то изменилось. Не знаю почему, но страх внутри меня исчез. Теперь я… спокоен.

Судья: Спокоен?

Максим: Да. Меня не тревожит, что со мной будет дальше.

Судья: И ты совсем не испытываешь страха?

Максим: Ни страха, ни злости, ни ненависти. Поначалу боялся. А сейчас уже нет. Но вы мне все же не нравитесь.

Судья: А я и не пытаюсь понравиться. Спокойствие значит… Спасибо за ответ.

Максим: И что вам это дало?

Судья: Да ничего особенного, мне было просто любопытно.

Максим: Конечно, как же иначе. А могу теперь я спросить?

Судья: Думаю, это будет справедливо.

Максим: Вы ведь уже все решили?

Судья: Что решил?

Максим: Мою судьбу.


Скачать 284.5 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница