Женская логика смертельное оружие



страница12/28
Дата09.08.2019
Размер0.49 Mb.
#128341
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   28

Вот так и остался Георгий Новицкий мужем Серафимы, которая пребывала в неведении о некоторых аспектах его жизни.

А что случилось бы, доведись ей узнать, что их брак сохранился только лишь потому, что она, Сима, на семь лет младше «приличной девушки», до сих пор хорошенькая и стройная, у нее ослепительная улыбка и девичья талия, несмотря на двое родов, к тому же, она безотказна в постели? Да ничего бы не изменилось. Как всегда, Серафима выдернула бы лишь устраивающую ее часть информации и даже гордилась бы, что выиграла сравнение с другой женщиной, найдя и в этом «доказательства» любви мужа. Блажен, кто верует…

Вскоре Георгий Новицкий организовал кооператив, а через несколько лет они вместе с женой владели крупной строительной фирмой. Помня, как были дружны ее родители, Сима считала, что жена должна следовать за мужем, как нитка за иголкой. С первого дня, когда супруг устроил на кухне семейный совет — уйти ли с престижной должности главного инженера в сферу коммерции, Серафима стала его верной соратницей. По жизни рассудительная и осторожная, она посоветовала мужу на первом этапе совмещать то и другое и в итоге оказалась права. Именно те, кто подпитывался от родной конторы материальными ресурсами и кадрами, потихоньку сманивая хороших специалистов, используя старые связи и обзаводясь новыми, — и стали в конечном счете хозяевами крепких, устойчивых ко всем форс-мажорам фирм. А те, кто решил быстро сшибить денег, отмывая чужой капитал и громогласно оповещая всю страну о «заработанных» миллионах, — потом куда-то сгинули или стали мишенью для киллера.

После того, как Гоша поймал своего заместителя на жульничестве, Серафима перешла в фирму мужа и все последующие годы работала вместе с ним, во все вникала, во всем ему помогала, досконально освоила бухгалтерское дело. Помимо этого, она стала руководителем юридического отдела их фирмы.

Супруги много работали, но и зарабатывали соответственно. Приобрели то, о чем раньше даже и мечтать не могли, ездили отдыхать на заграничные курорты, возили детей по миру, ни в чем себе не отказывая. “Теперь можно пожить для себя, для детей” — радовалась Сима.

В сорокапятилетнем возрасте у нее диагностировали эндометриоз. Энергичная Серафима Новицкая, считавшая крепкое здоровье своим неотъемлемым качеством, узнала, что такое слабость, боль и бессилие. Первый раз маточное кровотечение застало ее врасплох — на улице хлынуло так, что закружилась голова и подкосились ноги. Ее отвезли по “скорой” в больницу, кровотечение остановили, но это было лишь начало. Каждые два-три месяца все повторялось, Сима подолгу лежала в гинекологической клинике. Несколько лет ее лечили гормонами, потом предложили операцию, Сима согласилась. Сколько можно жить, боясь, что в любой момент ливанет, как из водопроводного крана, и опять в больницу! Ни в командировку не поедешь, ни на отдых. Это был первый случай, когда она не стала советоваться с мужем. О том, что операция подразумевает ампутациюматки, Серафима по совету своего врача решила ему не говорить.

За годы болезни она ослабела, операцию перенесла тяжело. И физически ей было плохо, и морально. В палате лежали еще три женщины, и все они говорили, что, мол, ничего особенного, им не рожать, дети у них уже есть, — но Сима видела, как трудно далось им новое состояние. И согласились они на операцию лишь от безысходности. Точно так жечувствовала себя и Серафима — сознавала, что другого выхода нет, но все же из двух зол выбирать нелегко.

Оказалось, что она совсем не знала своего мужа. Столько лет прожить под одной крышей, делить стол и постель — и не знать человека, которого считаешь самым близким и родным! И, тем не менее, дело обстояло именно так.

Олег еще не пришел, и сейчас Алла жалела, что так рано сорвалась из Каширы. Знала бы, что он задержится, — дождалась бы приятного сердцу зрелища, как бандитов под белы ручки препроваживают в СИЗО.

Любимый мужчина будто подслушал ее мысли на расстоянии. Раздался телефонный звонок.

-Аллочка, это я, — услышала она голос Олега. — Мне придется остаться еще на сутки. Хирург, который должен был меня сменить, приболел.

-Трудоголик ты мой… — нежно посочувствовала она. — И кроме тебя, никого не нашлось…

-Сменщик позвонил час назад. Я пытался связаться с коллегами, но… Суббота, у всех свои планы. Оставить отделение без присмотра я не могу. У нас так принято — если дежурный врач-сменщик заболел, предыдущий хирург остается еще на сутки.

-Ну, ладно, мой дорогой, переубедить тебя я все равно не в силах.

-А ты чем занимаешься?

-Дурью маюсь. Приняла душ, теперь лежу на кровати и плюю в потолок.

-А где твой верный оруженосец?

-Тут. Сидит рядом и пытается меня развеселить.

-А тебе грустно?

-Нет, грустить я не умею. Просто надоело торчать дома, — легко соврала она, хотя всего час назад вернулась из Каширы. — Раз уж ты не придешь, съезжу куда-нибудь, развеюсь. Навещу Ларису, придумаем что-нибудь, раз уж ты бросил меня на произвол судьбы.

-Я тебя не бросал, Аллочка, — возразил Олег, а она мысленно усмехнулась — как легко его обмануть. На самом деле злостная нарушительница режима была рада, что он остается на второе дежурство — у нее куча дел.

-Это всего лишь одна из моих присказок, Олежек. Не печалься обо мне, я найду, чем себя развлечь. Счастливого дежурства.

Чмокнув трубку, Алла дала отбой, набрала номер мобильного телефона Славы Миронова и, услышав знакомый голос, весело произнесла:

-Славик, привет, родной.

-Здравствуй, моя дорогая.

-Ты сейчас где?

-В офисе. — Как и многие деловые люди, Слава работал по субботам.

-Хочу тебя навестить.

-Жду с нетерпением, — обрадовался он.

В последние годы, не без участия верной боевой подруги, Слава Миронов стал легальным бизнесменом.

Уже не раз она решала окончательно порвать с ним. Когда Мирон был нужен в качестве “крыши”, а теперь Алла и сама могла за себя постоять. И не только за себя.

Слава распустил большую часть своей команды. Те, кто имел соответствующее образование, освоили премудрости коммерции и банковского дела и теперь ударно трудилисьпод руководством крупного бизнесмена Вячеслава Валерьевича Миронова. Для чрезвычайных ситуаций Мирон оставил лишь пару десятков специалистов на все руки. И опять же, сыграл свою роль Аллин лихой характер. Ее участие в расследовании криминальных дел было чревато непредвиденными осложнениями, и Слава решил сохранить самых надежных ребят. Аллу он в это не посвящал — своенравная и независимая, она не терпела ни малейшего вмешательства в свои дела.

…Двадцать девять лет брака все было хорошо — по крайней мере, так казалось Серафиме. А кризис наступил три года назад.

Сима выписалась из больницы, еще слабая после операции, и в тот же день — поразительная жестокость! — Гоша заявил, что уходит к другой женщине и подает на развод. И ушел.

Пока жена лежала в больнице, супруг заблаговременно перевез вещи. Все! Забрал даже старенькие гантели, с которыми по утрам делал гимнастику, — последние годы гурман Гоша располнел и очень переживал, что у него появился живот.

После его ухода Серафима сидела и трясла головой, как боксер после нокдауна. Ущипнула себя — не снится ли ей это? Как можно поверить услышанному, когда муж навещал ее в больнице, сидел рядом накануне операции, держа за руку и успокаивая, что все будет хорошо. Что будет хорошо? Что он имел в виду? То, что ее удачно прооперируют? Илито, что у них все будет хорошо? А потом — равнодушное: “Я ухожу. Прощай”. Не “до свидания”, а именно “прощай”. Мол, между нами все кончено, видеть тебя больше не хочу. Впервые муж говорил с ней таким тоном и впервые — так ей тогда казалось, — проявил моральную жестокость. Неужели он не мог подождать, хотя бы пока она окрепнет?

Как можно так поступить с женой, с которой прожил двадцать девять лет и имеешь двоих детей?! Допустим, разлюбил и предпочел своей немолодой, больной супруге молоденькую, свеженькую и здоровую. Бывает, дело житейское. И чем выше социальный статус мужчины, чем толще его кошелек, тем чаще это случается. Серафима не ожидала подобного от любимого мужа, но признавала, что мужчины нередко меняют надоевшую благоверную на новую. И хотя она не предполагала, что это произойдет с Гошей, чисто теоретически подобный факт допускала.

Тогда Сима еще не знала, какие потрясения ожидают ее в будущем, и недоумевала: почему муж не поговорил с нею, не объяснил свой поступок. Струсил? Хотел избежать неприятного выяснения отношений, ее слез, упреков? Серафима решила, что так и есть. Он просто боялся посмотреть ей в глаза, потому и сбежал.

В то время у нее совсем не было сил, она еле передвигалась по квартире, но через несколько дней все же заставила себя встать с постели и поехала на работу. Двери их офиса оказались заперты, таблички “ЗАО Новатор” не было, на звонок никто не отвечал. Сима заглянула в окно первого этажа — пусто, ни мебели, ни оргтехники. Ничего не понимая, она обошла здание, заглядывая во все окна — везде было пусто, лишь на полу валялись скомканные листы бумаги и мусор. Складывалось впечатление, что здание спешно покинули, не успев прибраться. Гошин мобильный телефон не отвечал, его заместитель сообщил, что месяц назад шеф уволил его без объяснений, главный бухгалтер их фирмы сказал то же самое.

Сима вернулась домой потрясенная. Где искать супруга? Куда звонить? Она даже не узнала у Гоши его новый адрес, да и вряд ли он бы его назвал.

И все же Серафима не отказалась от намерения найти мужа и поговорить с ним. Разве можно так расставаться с женой? Да и зачем от нее скрываться?

Она стала планомерно обзванивать общих друзей. Все удивлялись и задавали встречные вопросы: “Что случилось?” “Куда девался Гоша?” Наконец Сима добралась до приятеля мужа Бориса Бортника, и узнала, что акционерное общество “Новатор” обанкротилась, а по какой причине — неизвестно. Борис предполодил, что несколько лет назад Георгий выдернул оборотные средства фирмы и взял большой кредит, чтобы сыграть на ГКО, а когда эта государственная пирамида рухнула, то погребла под собой и “Новатор”. Ходят слухи, что Гоша занимал-перезанимал под немалые проценты, чтобы расплатиться с самыми настырными кредиторами, он весь в долгах, на него наезжают заимодавцы, и он вынужден скрываться.

Это объяснение выглядело достоверным и коррелировало с Гошиным характером — он по жизни был склонен к авантюрам.

Вечером Серафима решила поговорить с детьми, но не знала, с чего начать. Сказать, что Гоша ушел к другой? Теперь ей в это уже не верилось. Как за спасительную соломинку, Сима ухватилась за подброшенную версию: муж скрывается от кредиторов.

«Он нарочно солгал, будто уходит к другой женщине, чтобы заимодавцы не требовали долги с меня, — в очередной раз придумала она оправдание — как оправдывала мужа все годы брака. — Кредиторы увидят, в каком я состоянии, и не станут тормошить еле живую брошенную жену».

Вечером, когда дочь и сын вернулись домой, Серафима не стала ходить вокруг да около:

-Вы знаете, где ваш отец?

Сережа отвел глаза, а Регина ответила:

-У своей сучки.

У Симы подломились ноги, сын едва успел ее подхватить.

-Пойдем к тебе, мама, тебе нужно прилечь, — сказал он и, бережно поддерживая ее, повел в спальню.

Сережа уложил ее и укрыл одеялом, дочь присела рядом. Серафима тихо спросила:

-Вы знали?

-Знали, — за обоих ответила Регина.

-Почему же вы мне не сказали?

-Ты болела.

-И что теперь? — спросила Сима больше себя, чем своих детей.

-Он уже подал на развод, — сообщила дочь. Сын по-прежнему молчал.

-Сережа, почему мне отвечает только Регина, а ты не проронил ни слова? — обратилась к нему Серафима.

-А что я могу сказать? Он мой отец, ты — моя мать, я вас обоих люблю. Но не могу же я заставить его жить с нами, раз он не хочет.

Сын присел на корточки перед кроватью и положил голову ей на грудь. Так он делал, когда был маленьким, и сейчас Сима почувствовала, что вот-вот разрыдается. Ощутив, что ее грудь судорожно вздымается, Сергей тихо произнес:

-Не плачь, мам. Все обойдется.

-Да как же обойдется, когда ваш отец меня бросил? — прерывающимся голосом вскричала Серафима.

-Он тебя не бросил, а ушел к другой.

-Есть разница? — иронически поинтересовалась Регина, а Сима ощутила благодарность и за моральную поддержку и за то, что дочь назвала любовницу отца “сучкой”.

Молчун Сережа лишь пожал плечами.

-Ты считаешь, что все в порядке вещей? — тихо спросила его Сима.

-Мам, но ведь ты не первая…

Регина одарила брата гневным взглядом, а Серафима зажмурилась: “Господи, ну и слепая же я… Оказывается, и сына совсем не знаю…”

-Слушай, заткнись, а! — рявкнула Регина, заметив, что брат намеревается продолжить свои “успокаивающие” речи. — Мам, не слушай ты его! Мужчины всегда горой стоят друг за друга, когда дело касается женщин. Поглядела бы я на своего братца, если бы его, больного, после операции, бросила любимая жена!

Сима благодарно сжала руку дочери — как хорошо та ее понимает… Именно это и потрясло ее больше всего. Ну неужели Гоша не мог подождать хотя бы месяц-другой, пока она окрепнет!

-В одном братец прав, — продолжала Регина. — На это нужно наплевать и растереть. Все, мам, поезд ушел.

-Я не могу… — жалобно простонала Серафима.

-Ну хочешь, я пойду и расцарапаю морду этой шлюшке? — чисто по-женски решила проблему дочь.

-Ты ее знаешь? — удивилась Сима.

-Знаю.

-И кто она?



-Бывший референт в “Новаторе”.

-Тогда я должна ее помнить.

-Еще бы! Катька Зинчук. Правда, эта прохиндейка с амбициями именует себя Клеопатрой. Клеопатра! — фыркнула дочь. — Акулина она или Авдотья, а не Клеопатра. Мнит себябогиней секса и царицей спальни. А на самом деле вульгарная подстилка. Из тех, кто ложится, когда ей велят сесть.

“Красивая девушка, — вспомнила Сима. — Правда, взгляд неприятный, ищущий какой-то… Или хищный?..”

-А почемубывшийреферент?

-Потому что теперь она стала папиной секретаршей и ревниво пасет, как бы другая его не увела.

-А ты как познакомилась с Катериной?

-Мы с ней учились в институте.

-Как ты узнала, что они любовники?

-Случайно увидела их в папиной машине. Они проехали мимо меня, гляжу — папик за рулем, а рядом Катька. Догнала их и покатила следом. Отец притормозил, и я тут как тут. Подошла и говорю ей: “А ты что делаешь в машине моего отца?” Тот сразу замельтешил, начал оправдываться, мол, всего лишь подвез ее. А я: “С какой стати генеральный директор подвозит всяких шалав?” И тут Катька выпятила силиконовую грудь: “Выбирай выражения! Я не шалава!” А я ей в ответ: “Ладно, тогда подстилка. Тебя драли все, кому хотелось, и хором, и по очереди, и вертолетом, и прочими способами”. Смотрю, папаша занервничал, а я про себя подивилась — с чего бы? В вашей фирме простипня Катька обреталась около года и, надо полагать, время от времени отсасывала папику. Ты лежала в больнице, а отец еще в полном соку, ну я и решила, что мужская физиология требует своего. Даже не подозревала, что эта пиявка так крепко в него вцепится.

Почему-то от слов дочери Серафима успокоилась. Та говорила о любовнице отца в уничижительных выражениях, а Сима, будучи верной женой, относилась к доступным девицам с презрением и уже не считала Екатерину серьезной соперницей.

И в самом деле, последние годы между нею и мужем практически не было интимных отношений. О каком сексе может быть речь, когда чуть ли не каждый месяц попадаешь в больницу на выскабливание, низ живота постоянно болит, да и вообще — ощущение полного дискомфорта! А у Гоши всегда были высокие сексуальные потребности, вот он и нашел доступную девушку.

Сознавать это больно, но по мнению Серафимы, секс — еще не все. У них с мужем крепкие отношения — какой-то развратной девице их не разлучить!

Поначалу Сима не задумывалась о материальной стороне. Пусть они обанкротились, но это еще не катастрофа. И у нее, и у Гоши есть профессия, без работы не останутся.

Она не сомневалась, что муж рано или поздно вернется, разобравшись со своими проблемами. В конце концов, не миллионные же у него долги! Как минимум, пять-шесть сотен тысяч долларов они наскребут, да еще займут под проценты.

Верная соратница своего мужа Серафима Новицкая уже прикидывала, как помочь ему выпутаться из опасной ситуации.

Загородный особняк можно продать, а он стоит немало. У всех четверых есть машины, нужно оставить всего одну и отдать кредиторам деньги, вырученные за дом и три автомобиля. На самый крайний случай — продать квартиру и снимать жилье. Пусть они уже не молоды, но ведь бывают обстоятельства, когда нужно чем-то поступиться. Самое важное сейчас — благополучие Гоши.

Даже став состоятельными людьми, они по-прежнему жили в квартире ее родителей. Сима категорически не хотела переезжать — это ее родной дом, рядом Даниловское кладбище, где лежат папа с мамой, она ходит к ним регулярно. Сима была благодарна мужу, что тот проявил понимание и не обнаружил задатков типичного нувориша, переехав в огромную квартиру, “как все” (ей еще предстояло узнать, как она ошибалась!). На ее взгляд, им и этой квартиры вполне хватало. В маминой комнате обосновалась Регина, в папиной — Сережа, а они с мужем занимали ее бывшие девичьи владения. Две сотни гостей в такую квартиру не пригласишь, но Серафима никогда не любила подобных сборищ. Всю свою юность она работала, работала и работала, ей было не до развлечений. Но и став богатой женщиной, она не желала бесцельно тратить время.

Сима не горела желанием обзаводиться загородным особняком, но муж убедил ее, что в любом случае это выгодное капиталовложение — они владеют строительной фирмой, дом обойдется сравнительно дешево, зато при необходимости его можно продать втрое дороже. Проектом занимался сам Гоша — он же строитель! — и в итоге возвел четырехэтажные хоромы, да с таким размахом, что даже далеко не бедные соседи ахали и втайне завидовали. Теперь Сима порадовалась предусмотрительности мужа — сосед предлагал за их дом полмиллиона долларов, но, наверное, можно запросить и побольше.

Поговорив с детьми, она немного повеселела — забрезжила надежда, что с мужем все наладится. А финансовые проблемы — не проблема. По молодости у них были денежные затруднения, а после смерти ее родителей — огромные долги. И ничего — заработали, выплатили. А спустя какое-то время сколотили немалое состояние. Так и сейчас — мобилизуются, расплатятся с кредиторами и, даст Бог, опять поднимутся в гору. А если не удастся, проживут и на зарплату — тоже не впервой.

Месяц Сима ждала вестей от мужа. Она уже немного окрепла, правда, периодически мучили боли. Вдобавок, во время операции молодой ассистент так старательно тянул крючки, что низ ее живота заметно перекосило влево, а с правой стороны клеевой послеоперационный шов разошелся и никак не заживал. Серафиме пришлось снова лечь в больницу, хирурги иссекли часть тканей и наложили шелковые швы. Внешний вид и анализы пациентки не понравились лечащему врачу, и тот предложил ей еще месяц полежать в клинике, подлечиться. Симе назначали курс сердечных средств, гемостимуляторов, общеукрепляющих и витаминов, и она вышла из больницы уже в более-менее приличном состоянии.

И опять Гоша явился в день ее выписки — то ли угадал, то ли его кто-то проинформировал. Увидев его на пороге, Серафима задохнулась от радости. Наконец-то! Не зря надеялась!

-Завтра суд, — с ходу заявил муж, не поздоровавшись и не собираясь раздеваться.

-Какой суд? — опешила она.

-Я же тебя оповестил, что подаю на развод.

Сима открыла рот и забыла его закрыть. Так и стояла в прихожей, ловя ртом воздух, как выброшенная на берег рыба.

-Так ты не передумал? — наконец вымолвила она.

-С какой стати?

Гоша говорил непривычным, агрессивно-напористым тоном, а Серафима воззрилась в немом изумлении — это ее муж? Это он снеютак разговаривает? Это он о разводе сообщает так, будто нужно всего лишь сходить в магазин и купить ему новые ботинки?

-Почему ты со мной так разговариваешь?

Сима все еще надеялась, что ее любимый муж улыбнется, рассмеется, отшутится — мол, как я тебе в образе жестокого и беспощадного, а? Но надежды не сбылись.

-А как я должен с тобой разговаривать, если ты несешь ерунду? Я тебе сказал, что завтра состоится суд, а ты спрашиваешь, не передумал ли я. Мог ли я передумать, если специально приехал поставить тебя в известность?

Все в Гоше ей было непривычно — и интонации, и манера говорить, и этот жесткий взгляд, и твердо сжатый рот.

-Уходи, — сказала Серафима. — Придешь, когда осознаешь, как жестоко и несправедливо ты поступил.

-Не забудь — завтра в одиннадцать часов, Лефортовский народный суд, судебный зал номер пять на третьем этаже, — проигнорировав ее упрек, напомнил непробиваемый эгоцентрист Георгий Новицкий, привыкший ставить собственные интересы на первое место и всегда получать желаемое, вне зависимости от мнения других людей. Вот и сейчасего ни чуточки не волновало состояние больной жены. Весь разговор — если можно назвать этот обмен фразами разговором, — занял всего несколько минут. Он даже не пожелал войти в квартиру, не снял пальто. Пришел, сообщил супруге о времени судебного заседания, не задумываясь, что она при этом чувствует, не поинтересовавшись ее здоровьем, нахамил и ушел.

Сима в изнеможении опустилась на пуфик — еще не раз в будущем ей предстояло без сил сползать на этот темно-зеленый пуф, который много-много лет назад купила ее мама, — и просидела так до прихода дочери.

-Мам, почему ты здесь сидишь? Тебе плохо? — встревожилась Регина.

-Отец приходил, — безжизненно ответила она.

-Чего хотел?

-Завтра в одиннадцать суд…

-Ну и разводись, — посоветовала Регина. — Зачем обманываться? Ты уже два месяца себя изводишь, сама на себя не похожа. Сколько можно себя терзать? Что мы, без отца непроживем, что ли? Ты богатая женщина, получишь половину всего, и пусть папик на старости лет валандается со своей потаскушкой. Катька уже украсила его рогами, наверняка не в последний раз. Помяни мое слово, мы с тобой еще посмеемся, когда он приползет, выжатый, как лимон.

-Думаешь, приползет? — с надеждой встрепенулась Серафима.

-Мам, возьми себя в руки! — одернула ее дочь. — Ты всегда была сильной, уверенной в себе женщиной, я тобой гордилась. А сейчас ты какая? Да никакая! Ну что особенного-то! Муж с тобой разводится — да миллионы людей разводятся. По статистике распадаются две трети браков. И ты думаешь, все женщины так убиваются? Да ничуть!

-Но мы прожили с твоим отцом двадцать девять лет…

-А если бы прожили три года, тебе было бы легче?

-Не знаю… — растерялась Сима.

-Представь — ты бы осталась с двумя маленькими детьми на руках, без приличного заработка, без жилья или без перспективы разменять маленькую квартиру, — что хуже?

-Мне трудно это представить, — покачала головой Серафима. — Когда вы с Сережей были маленькими, мы с вашим отцом жили замечательно.

-Значит, тебе есть что вспомнить. А другим и вспомнить-то нечего, кроме колотушек да пьянок мужа.

-Слабое утешение…

-Я тебя не утешаю, а хочу, чтобы моя любимая мама снова стала такой, какой я ее уважала и гордилась ею. У тебя была нелегкая жизнь, но ты научилась справляться с трудностями и рассчитывать только на себя. Вот и сейчас считай, что это трудный этап в твоей жизни, но его нужно преодолеть и опять жить. Жить, понимаешь? А не раскисать из-за того, что вы разводитесь.

-Ты жестока, Регина…

-Разве? Неужели стало бы лучше, если бы я сейчас лгала тебе, будто папа вернется?

-А ты думаешь, он не вернется? — ухватилась Сима за наиболее важную для себя часть фразы.

-Вряд ли, мам. Не стоит тешить себя напрасными надеждами. Не стоит… — покачала головой дочь.

-Значит, все кончено?

-Неужели ты приняла бы папу, вернись он?

-Приняла бы… — Серафима прошептала это еле слышно, опустив голову, чтобы не встречаться с дочерью взглядом. Ей и самой было стыдно, но она сказала чистую правду.

-Ну и зря. Я бы не простила.

-Ты еще слишком молода, доченька… — вздохнула Сима.

-А какая разница, сколько лет тебе и мне?

-Есть разница. У тебя еще вся жизнь впереди. Даже если расстанешься с одним мужчиной, то можешь снова выйти замуж.


Каталог: Files -> downloads
downloads -> Руководство по установке и восстановлению работоспособности асуп «Дебет Плюс 2000»
downloads -> Дидактичний матеріал для 7 класу
downloads -> Программы для общеобразовательных учебных заведений с украинским языком обучения русский язык
downloads -> Зачем нужно безопасное отключение usb-устройств
downloads -> Урок проблематизация по трагедии В. Шекспира
downloads -> Урок №2 Тема. Шекспир «Гамлет». Причины трагического конфликта Гамлета с действительностью. Проблема выбора. Мучительные размышления главного героя о добре, справедливости, чести. Многогранное изображение характеров в трагедии
downloads -> -
downloads -> Концепция


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   28




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница