Женская логика смертельное оружие



страница16/28
Дата09.08.2019
Размер0.49 Mb.
#128341
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   28

-Но потом-то я тебя трону, — пообещал шепелявый донжуан.

-Потом — пожалуйста, — подмигнула ему медсестра.

Яша довольно хмыкнул, подумав, что не так уж, оказывается, и плоха эта деревенская больница. По крайней мере, в Москве вряд ли найдешь таких сговорчивых сестричек, готовых обслужить «за так». А у этой такие буфера…

Предаваясь приятным размышлениям о ее пудовой груди, скупой сластолюбец даже не почувствовал укола.

-Вот и все, — весело оповестила медсестра. Подхватив поднос, она танцующей походкой направилась к двери, а Яша спохватился:

-Эй, ты куда?

-Меня другие пациенты ждут.

-А когда зайдешь?

-Сейчас двоим лежачим сделаю уколы и приду. — Медсестра кивнула на поднос с двумя наполненными шприцами.

-Да ладно, потом сделаешь, — вальяжно распорядился Яша, считавший себяVIP-пациентом. — Ничего с этим старичьем не случится.

-Вы хотите, чтобы я побыла с вами? — Медсестра склонила голову на плечо и бросила на него взгляд искоса.

-Побудь, а то я тут скоро с тоски завою.

-Хорошо, я через минутку, — согласилась она и пояснила, сопроводив свои слова выразительным взглядом: — Узнаю, ушел ли Алексей Петрович.

Поставив поднос со шприцами на тумбочку, кокетка со значением подмигнула и вышла, бросив на ходу:

-Не скучайте. Скоро я вас развеселю.

Серафима курила, прислонившись к стене, и ждала, когда ее позовут. И опять нахлынули мысли и воспоминания.

С тех пор, как Регина сказала, что будет работать у отца, пошла вторая неделя, но Сима все никак не могла забыть этот разговор. Неужели и дочь ее предала?

…Три года назад Регина была совсем другой. Она преданно ухаживала за матерью, проявив удивительную самоотверженность и терпение. Тогда Серафиме не хотелось жить, и в конце концов врачи сказали, что именно в этом все дело — больная совершенно не хочет излечиться, пассивна, ко всему безучастна, и лекарства бессильны. По крайней мере, терапевтические средства.

-Проконсультируйте ее у психиатра, — посоветовал невропатолог.

Регина так и сделала. А Серафиме было все равно. Ее смотрели уже столько врачей, одним больше, одним меньше…

Через два месяца депрессия у нее прошла, сердце перестало болеть. Давление, правда, иногда повышалось, но терапевт подобрала ей оптимальный курс, и с этим тоже удалось справиться. Серафима уже могла самостоятельно ходить, сама ездила на прием к психиатру. Как-то раз, сидя возле кабинета врача, она познакомилась с женщиной по имени Рита. Их истории были во многом схожи — Риту тоже бросил муж, она полгода страдала депрессией и даже пыталась покончить с собой, потом посещала психиатра.

-Сейчас, благодаря лечению и подругам из “Клуба одиноких сердец” я уже почти пришла в норму, — поведала Рита.

-А что это за клуб? — заинтересовалась Серафима.

-Давайте я вас туда приведу, и вы со всеми познакомитесь. Они помогают таким, как мы с вами, — женщинам, которых обидели мужья.

На следующий день они пришли в квартиру Ирины Кузнецовой, основательницы “Клуба одиноких сердец”. Оказалось, что все присутствующие пережили драматические ситуации. Положение Серафимы было еще не худшим — все ж у нее есть жилье, да и дети уже взрослые. И тем не менее, члены клуба не унывали. Имущие сдавали взносы в общий фонд,а потом все вместе решали, кому в первую очередь помочь. Находили приличную работу тем, кто ее потерял, помогали оплачивать аренду квартиры, если у женщины не было своего жилья. Члены клуба решали и глобальные задачи, заставляя бывших мужей, обманувших жен при разводе, выплатить все, что положено по закону.

И Сима поняла, что у нее есть надежда. Сколько можно сидеть на шее у дочери!

Бизнес-леди Серафима Николаевна Новицкая могла бы обратиться к деловым партнерам, чтобы те нашли работу, соответствующую ее квалификации, но она категорически не хотела возвращаться в бизнес. А еще больше не хотела видеть бывшего мужа. Все, эта страница ее жизни закрыта навсегда.

«А может быть, Гоша все точно рассчитал? — задумалась Сима. Поразмыслив, задала себе еще один вопрос: — Неужели он сознательно меня убивал?»

И ответила утвердительно.

Муж прекрасно знал, как отразится на ней известие о разводе. Ему известно, что у покойной тещи было больное сердце, а сердечно-сосудистая патология нередко передается по наследству. У Серафимы стенокардия с сорокадвухлетнего возраста, а гипертоническая болезнь обнаружилась еще раньше. От всех этих потрясений у нее мог случиться инсульт или инфаркт. Сильное эмоциональное потрясение для сосудистых больных — смерти подобно. Значит, Гоша все сделал осознанно.

Едва она выписалась из больницы после операции, он обрушил на нее новость, что уходит к другой, хотя любой порядочный человек не поступил бы так с еле живой женой. Еще через месяц, когда Сима вернулась после повторного стационарного лечения, Гоша явился в тот же день и намеренно вел себя как холодный, бездушный эгоист, видимо, надеясь, что это станет для супруги тяжелым эмоциональным потрясением, и у нее будет сосудистый криз. А когда и это не удалось — добил ее другим способом, лишив даже средств на лечение. Для того он и забрал все деньги с общих счетов, чтобы Серафима не могла получить квалифицированную медицинскую помощь. Ничем иным объяснить такойпоступок невозможно. Эта сумма для него — мизер, а для больной Симы — вопрос жизни. И Гоша добился желаемого: она умерла, пусть не в физическом смысле, а морально — выпала из обоймы. Кому нужен компаньон, который по году болеет! Бизнес — занятие для людей с лошадиным здоровьем, а не для сердечников-гипертоников.

И тогда все стало на свои места. Гоша обдуманно, хладнокровно и планомерно уничтожал ее, — как личность, как женщину, как бизнесмена. И она его тоже уничтожит, обдуманно и хладнокровно.

Доморощенный сердцеед заскучать не успел — медсестра вернулась.

-Как тебя зовут? — спросил он.

-Алла, — ответила та, стягивая маску.

Яков аж обмер. Это ж надо — такую красоту прятать под куском марли! Вот дуреха-то!

-Слышь, да ты красотка! — одарил ее корявым комплиментом неумелый ухажер. — На фиг тряпку-то нацепила?

-Сюрприз, — усмехнулась она, но обалдевший Яша не заметил новой интонации.

-Нарочно, что ли? Чтобы потом снять?

-Именно, — подтвердила Алла, уже откровенно насмехаясь. — Ну и как я тебе?

-Годишься, — одобрительно кивнул он, не придав значения тому, что медсестра перешла на “ты”.

Она подошла к его кровати, оперлась на противоположную от изголовья спинку правой рукой, положив на нее роскошную грудь, и некоторое время иронично разглядывала его.

-Ты чего так смотришь? — удивился Яша.

-Любуюсь.

-Что, нравлюсь?

-Да, пожалуй, нет.

-Ты это брось, — нахмурился он.

-Я пошутила, — улыбнулась она. — И как тебе сюрприз?

-Мордашка твоя, что ли? Нормально.

-Учти — это была последняя в твоей жизни приятность. Далее тебя ожидают только неприятности.

-Ты что, подруга, с катушек съехала?

-Да какая я тебе подруга? — Алла выпрямилась. — Ты посмотри на себя-то, заморыш плюгавый! Кто ты и кто я?

-Ты много на себя не бери, — угрожающе произнес обманутый в своих ожиданиях ловелас. — А то, как бы твою мордаху не попортили.

-Уж не ты ли? — снисходительно улыбнулась укротительница подонков всех мастей. — Тебе, мерзавец, уже ничего не успеть. За оставшееся тебе время ты успеешь лишь обосраться со страху.

-Ну, лахудра, ты пожалеешь. — Горе-Казанова не на шутку разозлился и решил, что теперь его охранникам найдется занятие. А потом эта девица отработает ртом за свою наглость.

-Я — вряд ли, — уверенно заявила Алла. — А вот ты о своих словах пожалеешь. И о-очень пожалеешь. Это я тебе гарантирую.

Яков скрипнул зубами в бессильной злобе. Стояла бы она поближе, он бы заткнул ее наглый рот.

-Не дергайся, паршивец, — предупредила «крутая Уокерша», — а то ненароком слетишь с кровати, и тогда твои сломанные конечности уже не срастутся. Могу и я подсобить — сейчас переверну кровать, и получишь ты уже не закрытый, а открытый перелом плечевой кости с таким смещением отломков, что останешься одноруким. Можешь орать во всю глотку до следующего утра, хоть оборись до посинения. В отделении, кроме меня, никого из персонала нет, а врачи давно ушли по домам. Все больные лежат по палатам, а если спросят, кто это так истошно воет, я найду, что сказать. Так что помощи, говнюк, тебе ждать не от кого. Твой дурной нрав всем известен, и никто не удивится, когда утром на полу обнаружат скрюченное тело. И никакая медицина тебе уже не поможет.

Мстительный, но в данный момент беспомощный пациент тяжело дышал, еле сдерживаясь от ярости. Ну, надо же — какая-то шавка смеет так разговаривать с ним, Яковом Паршиным! Та по-прежнему улыбалась, но он не сомневался, что если сейчас что-то скажет поперек, она и в самом деле перевернет кровать. А у него сломана шейка бедра, что-то скопчиком, от чего ему даже лежать больно, а сломанная рука пока без гипса, лишь на этих чертовых спицах. До двери даже ползком не добраться.

-Ну что, въехал? — ласково поинтересовалась спец по неприятностям. — Желаешь узнать, какие еще сюрпризы тебя ждут?

Стиснув зубы, Яков молча сверлил ее ненавидящим взглядом.

-Что ж ты так без любви на меня смотришь, а? — насмешничала она. — А ведь всего четверть часа назад в мою сторону неровно дышал. А теперь часто дышишь по другой причине… И почему-то мне уже не улыбаешься… Или разонравилась?

Алла помолчала, разглядывая его с брезгливой гримасой. Потом посмотрела на ручные часики, удовлетворенно кивнула, еще раз внимательно оглядела жертву и спросила:

-Ну, как, ощущаешь в голове туман, а во рту сухость? Язык деревенеет?

Яков и в самом деле все это чувствовал, но до этой минуты не обращал внимания — уж очень был зол. А теперь осознал, что голова кружится, лицо собеседницы расплывается, очертания всех предметов стали неотчетливыми, потолок то наплывает, то уплывает. И вдруг внезапно, как озарение, к нему пришла догадка.

-Что ты мне вколола, сука? — прохрипел он, еле ворочая непослушным языком.

-Что надо, паршивец, — безмятежно улыбнулась умелица творить добро крайними мерами. — Так что я недаром говорила, что в этой жизни ты уже ничего не успеешь. Жить тебе осталось… — Она снова посмотрела на свои часики и оповестила: — Всего пятнадцать минут. Все это время я тут постою и с удовольствием посмотрю, как ты откинешься.Должна предупредить — умрешь ты не сразу, а в страшных мучениях. И я стопудово уверена, что никто не заплачет, когда ты подохнешь, гаденыш. — Насладившись видом перекошенной физиономии мошенника, любительница черного юмора «порадовала» его: — А перед смертью поймешь, что все твои прежние страхи были необоснованными.

«Может быть, намеченный план не удался? Или возникли осложнения?..», — подумала Сима, закуривая новую сигарету и опять отдавшись воспоминаниям.

…Подруги из “Клуба одиноких сердец” помогли Серафиме устроиться в нотариальную контору, у нее появился твердый и весьма неплохой заработок. Потом она стала подрабатывать в юридической консультации, обзавелась клиентурой.

Занявшись привычным делом, Сима сразу преобразилась. Даже подъем артериального давления уже не страшил — она постоянно принимала арифон, носила с собой портативный тонометр и увеличивала дозу гипотензивных средств, если давление повышалось. Ко всему привыкаешь, даже к болезни.

Дочь не могла нарадоваться, что мать опять стала бодрой и энергичной.

-Ну, теперь моя душа спокойна. Ты при деле, ожила и похорошела, и я могу выйти замуж, — объявила она.

Серафима попросила в долг у членов клуба, и ей собрали двенадцать тысяч долларов. Регина об этом не знала — мать решила сделать ей свадебный подарок. Купила однокомнатную квартиру в Братеево и выкроила немного денег на торжество. Сваты обставили квартиру и внесли свою лепту в свадебные расходы. Отца Регина не пригласила.

Сима уже предвкушала, как будет нянчить внучат, — дочь призналась, что беременна. Но стать бабушкой Серафиме не довелось — у Регины случился выкидыш. Потом еще двебеременности — и опять выкидыши.

Навещая дочь в больнице, Серафима видела, что она подавлена, глаза заплаканы, взгляд потухший. При матери Регина старалась сдерживаться, а наедине с собой, конечно же, горевала о своих не родившихся детях.

“Дочка во многом повторяет мою судьбу, — с грустью думала Серафима, сидя в больничной палате возле кровати Регины и поглаживая ее руку. — Я очень хотела детей, но не могла себе позволить, и доченька тоже очень хочет стать мамой, да не получается…”

Да и с мужем у Регины не сложилось. Та уверяла, что все нормально, но ведь материнское сердце не обманешь…

Зять и в самом деле слова доброго не стоил. Красивый молодой человек, высокий голубоглазый блондин — вот и все его достоинства. Как и Регина, он закончил юридический факультет, пристроился было в адвокатуру, но не преуспел. Завалил несколько перспективных дел, за которые взял солидные авансы и уже успел потратить, а потом перезанимал, чтобы вернуть. Очень любил блеснуть красноречием, но не желал вникать в суть дела, и потому получил прозвище “краснобай”. К тому же, оказался морально нечистоплотен. В итоге на его адвокатской карьере поставили крест. Клиенты предпочитали обращаться к солидным, уже зарекомендовавшим себя адвокатам с хорошей репутацией и богатым опытом, а не к смазливому профану Владимиру Дьяконову. Последние полтора года он не вел никаких дел и практически ничего не зарабатывал. Тем не менее, именовал себя адвокатом, заказал шикарные визитные карточки и с важным видом раздавал их всем и каждому. Правда, клиентуры от этого не прибавилось.

Регина устроилась на новое место с окладом в триста долларов. Втрое больше, чем раньше, но все равно мало, — фактически на ее шее муж. Серафима терзалась, видя, как мучается дочка, и ломала голову — как ее избавить от трутня-супруга?

-Зачем ты это сделала? — Голос Якова уже был еле слышен.

-Чтобы восстановить справедливость. Зло должно быть наказано — это мой принцип по жизни. Вот я и наказала тебя за все зло, которое ты причинил людям.

Самозваная вершительница правосудия мило улыбнулась, с любопытством разглядывая его, как ребенок, впервые увидевший нечто интересное. Насладившись перекосившейся от страха физиономией жертвы, она сообщила:

-Но в моих силах все переиграть. Видишь, на подносе еще два шприца? В одном из них противоядие. Если договоримся, я тебе его вколю. А если нет — вызову дежурного врача.Он придет как раз к тому моменту, когда твой пульс считать уже не понадобится. Никакого яда в твоем организме не найдут — этот препарат следов не оставляет. И поставят тебе патологоанатомический диагноз: острая сердечно-сосудистая недостаточность. Учитывая, что ты ежедневно потребляешь не менее полкило коньяку, диагноз никого не удивит. Ну, как, Яша? Решайся. — Криминальная леди снова взглянула на часы. — В твоем распоряжении семь минут. А дальше уже и противоядие не поможет.

-Коли, — прохрипел он.

-Значит, договорились? — уточнила она.

Морально раздавленный экс-крутой уже не мог говорить и лишь кивнул.

Алла даже не стала утруждаться тем, чтобы протереть бедро Якова спиртом. Вколола со всей силы и бросила пустой шприц на поднос. Потом взяла его правую руку и стала сосредоточенно считать пульс, глядя на свои часики. Удовлетворенно кивнув, отпустила Яшину конечность, и та тяжело упала на кровать. Пощупав вялые мышцы бицепса пациента, сторонница социальной справедливости снова подняла его здоровую руку, отпустила, и проделала это несколько раз. Указательным и средним пальцами слегка оттянула нижние веки обездвиженного мошенника, внимательно глядя в зрачки, потом медленно провела ладонью перед его лицом, вначале из стороны в сторону, потом то приближая, то удаляя ладонь. Опять удовлетворенно кивнула, внимательно разглядывала жертву и фиксируя мельчайшие изменения.

-Ну, как, посветлело в голове? — через некоторое время осведомилась она. — Но имей в виду, подонок, на моем подносе лежит еще один шприц. — Приподняв салфетку, мстительница продемонстрировала орудие наказания. — Если посмеешь нарушить условия нашего договора, получишь еще одну смертельную дозу, и тогда уже никакое противоядие не поможет. Ну, как, будешь пай-мальчиком?

Туман в Яшиной голове еще не прошел, и Аллины слова доходили как сквозь вату. Общий смысл он понимал, но в висках будто отбойные молотки стучали, сердце колотилось, а по затылку, по шее и спине стекали струйки холодного пота. Во рту все еще было сухо, язык казался шершавым, как терка.

-Итак, ты сейчас подпишешь документы, и после этого живи. Договорились?

Проигравший «кидала» молча кивнул — язык все еще не слушался.

-Вот и молодец, — похвалила его Алла. — Хоть и не сразу, но въехал. Но лучше поздно поумнеть, чем стать хладным трупом, не так ли?

…Серафима предлагала зятю работу по специальности, но избалованный парень любил поспать до двенадцати и не желал отсиживать положенные часы в офисе.

Недавно Сима оповестила дочь, что в их нотариальной конторе скоро освободится место — шестидесятитрехлетняя Изольда Валентиновна оповестила коллег, что через два с половиной месяца станет бабушкой и уйдет с работы. Регина ответила:

-Я не могу столько ждать. Осточертела нищета. В фирме отца я буду для начала получать шестьсот долларов, а со временем, глядишь, стану его правой рукой, и тогда оклад существенно повысится.

“Хоть и больно это сознавать, но в Регине есть и отцовские черты, — вынуждена была признать Серафима. — Сейчас она невольно проявила эгоизм и моральную жестокость по отношению ко мне. И все равно это моя дочь, какой бы она ни была, и моя задача — всемерно ей помочь, а не морализаторствовать”.

Недаром есть притча: сын ударил мать, а та его спрашивает: “Ты не ушиб руку, сыночек?”…

Брат и сестра сидели напротив друг друга, с бокалами вина в руках. Сейчас Регина уже не испытывала ни тревоги, ни волнения.

“Хорошо, что я приехала к Сереже, — думала она, улыбаясь брату. — Он прав — в трудную минуту можно рассчитывать только на родных”.

Регина никогда не бросала слов на ветер. Два с лишним года назад она пообещала отцу, что он на собственной шкуре познает низость и предательство, и сдержала слово. Она довольна содеянным. Теперь самое главное — выйти сухой из воды. И в этом ей поможет мама.

В случившемся есть еще одна положительная сторона — они с мамой опять будут вместе. Годы, прожитых врозь, были очень тягостными для Регины. Но она не могла вернуться к матери, не осуществив свою месть.

Теперь маме уже не придется так много работать. Регина постоянно твердила ей, что нельзя так перегружаться, на что та неизменно отвечала: “Видно, я законченный трудоголик, дочуля. Не могу без работы, в этом вся моя жизнь”. Регина догадывалась, что мама копит деньги, мечтая купить ей квартиру получше и поближе к своему дому, но так и не смогла ее переубедить. Но теперь уже нет необходимости во второй квартире.

“Если удастся избежать обвинения в убийстве”, - подумала Регина.

…За два года в “Клубе одиноких сердец” Серафима стала презирать весь мужской род, а бывшего мужа возненавидела, наконец осознав, что он всегда был законченным эгоистом.

Раньше ей казалось, что они вместе переносили все невзгоды, а теперь Сима поняла — все трудности достались ей одной. Она разрывалась между институтом, больными родителями и своим временным домом, ей приходилось целый день носиться по городу, хвататься за любую подработку, чтобы оплатить услуги сиделки и аренду квартиры. И все потому, что муж хотел жить отдельно. Все хлопоты в связи с похоронами тоже были на ней, Гоша палец о палец не ударил. Долги отдавала тоже она, вкалывая на двух-трех работах, даже не взяв положенный декретный отпуск. Ночами сидела в детской, когда кто-то из малышей болел, а муж в это время преспокойно спал. После полного рабочего дня Серафима крутилась по хозяйству, не брала помощницу, даже когда появились средства — привыкла экономить на себе, оправдываясь: “Да мне же не трудно, моя мама тоже работала и вела дом”. В фирме “Новатор” она совмещала две должности — руководителя юридического отдела и главного бухгалтера, улаживала все конфликты, возникавшие по бизнесу, а супруг осуществлял общее руководство.

Гоша всегда имел самый сладкий кусок. Даже в трудные времена, когда болели ее родители, и потом, когда на них висели большие долги, она ни в чем его не ограничивала. Муж всегда был одет с иголочки, любил вкусно поесть, предпочитал хорошие спиртные напитки, приобрел машину, хотя в то время они еще не расплатились с кредиторами. Сима таскала тяжелые сумки с продуктами, а супруг раскатывал на личном автомобиле и знать не знал, сколько стоит буханка хлеба. Все было на ней, в том числе, бытовое обслуживание мужа. Гоша ни разу не взял в руки обувную щетку, не говоря уже о прочем. И уж подавно не отказывал себе ни в чем, когда они встали на ноги. Дочь права — он покупал за границей одежду на десятки тысяч долларов, а она ходила в дешевых “Леванте”. И так всегда.

И точно так же Гоша поступил с нею при разводе — он не привык себя ни в чем ограничивать и не собирался терять половину богатства. Купил себе новую жену, новую машину, новую квартиру и наконец живет так, как ему хочется, может пригласить двести человек гостей, чтобы пустить пыль в глаза — это он всегда любил, — а с прежней женой это бы не прошло. Показухи Сима не терпела. Да и вообще была слишком честной, слишком правильной. В общем, не пара безнравственному эгоисту Георгию Новицкому.

“Почему я столько лет не видела очевидного?” — этот вопрос Сима задавала себя не раз.

Бывший муж использовал ее — как бесплатную рабсилу, как верную соратницу: умную и деловую, осторожную и практичную, неутомимую и трудолюбивую. А когда она вышла из строя, то стала обузой, балластом. И он избавился от балласта.

Осознав это, Серафима его возненавидела и пообещала себе:

“Сколько бы лет ни прошло, я не прощу. Дождусь своего часа и отомщу”.

Одарив Якова насмешливым взглядом, Алла выглянула за дверь и тихо позвала:

-Серафима Николаевна, зайдите, пожалуйста.

Вошла Сима с черной кожаной папкой в руках.

-Вот он, подонок, возомнивший себя круче яйца вкрутую. Зато сейчас всмятку. — Мстительница, усмехаясь, кивнула в сторону кровати. — Объясните, пожалуйста, какие документы ему предстоит подписать.

-Это дарственные на ваш загородный дом со всеми постройками, гаражом и участком земли в пятнадцать соток, на московскую квартиру и принадлежащий вам автомобиль марки “Лексус”. Все дарственные оформлены на вашу бывшую жену, Розу Михайловну Паршину, — четко выделяя каждое слово, произнесла Сима, показывая Якову бумаги. — А это генеральная доверенность, позволяющая ей распоряжаться всем принадлежащим вам имуществом, вашими банковскими вкладами, счетом вашей фирмы “Кентавр” и совершать от вашего имени любые операции с недвижимостью и коммерческие сделки.

-Все понял? — спросила «робингудша» забирая у Серафимы документы. Но до Якова еще не дошло, и он обалдело таращился, не в силах осознать, что у него забирают все. — Ну, соображай быстрее, гигант мысли! Может, хоть сейчас до тебя дойдет простая истина: за все в жизни приходится платить.

-Я это не подпишу, — еле слышно выдавил Яков.

-Подпишешь, — уверенно произнесла “медсестра”, взяв с подноса третий шприц.

-Но я же останусь без всего, — проблеял мошенник.

-А Розу ты выгнал тоже без всего. — Приверженница крайних мер сдернула с жертвы одеяло и занесла шприц.

-Стой! — вскрикнул Яша.

-Стою, — усмехнулась Алла, держа наготове орудие мести.

-Но я же все это заработал.

-Да ну? — с издевкой произнесла «железная бизнес-леди». — Хочешь, расскажу, как ты все это “заработал”? И назову фамилии людей, которых ты “кинул”? Могла бы устроить и личную встречу, но у меня нет времени. У тебя, кстати, тоже. — Она продемонстрировала шприц и многозначительно улыбнулась.

-Фирму-то хоть оставьте, — заканючил Яков.

-Чтобы ты продолжал свое “кидалово”? Нет уж, псевдокоммерсант хренов, кончилась твоя лафа, пришла пора платить по счетам. А сколотить новую контору я тебе не позволю, уж можешь мне поверить, я слов на ветер не бросаю. — Алла видела, что противник уже почти сломлен, и решила его дожать: — Кстати, не надейся после больницы наехать на Розу и все отобрать. Твоя бывшая жена теперь под сильной защитой и в полной недосягаемости для тебя. Когда встанешь на свои конечности, поинтересуйся, кто я такая. — Лидер «команды хороших людей против плохих» достала из кармана визитку и положила на тумбочку.


Каталог: Files -> downloads
downloads -> Руководство по установке и восстановлению работоспособности асуп «Дебет Плюс 2000»
downloads -> Дидактичний матеріал для 7 класу
downloads -> Программы для общеобразовательных учебных заведений с украинским языком обучения русский язык
downloads -> Зачем нужно безопасное отключение usb-устройств
downloads -> Урок проблематизация по трагедии В. Шекспира
downloads -> Урок №2 Тема. Шекспир «Гамлет». Причины трагического конфликта Гамлета с действительностью. Проблема выбора. Мучительные размышления главного героя о добре, справедливости, чести. Многогранное изображение характеров в трагедии
downloads -> -
downloads -> Концепция


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   28




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница