Женская логика смертельное оружие



страница8/28
Дата09.08.2019
Размер0.49 Mb.
#128341
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   28

Сдерживая смешок, сыщик отснял все, что нужно.

-Теперь, девочки, ваш выход, — обратилась Алла к проституткам, которые с неподдельным интересом глазели на происходящее действо. — Одна садится Эдику на колени, обнимает, вторая сидит рядом, целует и все такое прочее, что положено для разогреву. Потом сфотографируем, как одна из вас лезет ему в штаны, демонстрируя неописуемый интерес к тому, что там нащупала, затем со страстным видом расстегивает ему ширинку, а другая в это время взасос целует, но чтобы было видно часть Эдиковой рожи. Его закрытые глаза будут свидетельствовать, что он уже вовсю балдеет, предвкушая праздник плоти. Потом вы в четыре руки полностью раздеваете клиента, фиксируя каждый эпизод для фотосъемки, затем сами раздеваетесь на фоне голого прокурора. Ну, не мне вас учить. Работайте, птички.

Девицы под ее чутким руководством принялись отрабатывать свой гонорар. То ли они прониклись идеей, то ли их воодушевило щедрое вознаграждение, то ли постановщица спектакля сумела их вдохновить, то ли они были хорошими профессионалками, — во всяком случае, каждая исполнила свою роль с блеском.

-Какая классная порнушка получается, а! — восхитилась щедрая на выдумки Алла, когда все трое оказались в костюмах Адама и Евы, и тут же выдала свежепридуманный перл: — Порнография — это то, что вызывает эрекцию у импотента. Думаю, многие мужики с удовольствием посмакуют эти кадры. Прокурор города в роли порнозвезды! Бывший генпрокурор просто-таки изойдет черной завистью!

После этого действие переместилось в спальню. Виталий с Толиком, кряхтя, донесли тучное тело Эдуарда Владимировича до кровати и уложили на спину.

-Так, девочки, ваши дальнейшие действия будут не только фотографироваться, но и сниматься на видеокамеру, — наставляла проституток Алла. — Поэтому работать на совесть. Я вмешиваться уже не буду, никаких посторонних голосов при видеозаписи быть не должно — только типичные звуки и страстные восклицания. Побольше говорите сами, восхищайтесь его мужским достоинством и прочими частями тела, обращайтесь к нему по имени, называйте ласковыми словами, чтобы завуалировать его молчание. Начинайте с минета, участвуйте обе, старайтесь, чтобы его вялый член не попадал в кадр. Потом по очереди садитесь на него то лицом к камере, то спиной. Когда одна меняет позу, вторая страхует, закрывая своим телом опавшее Эдиково достоинство, делая при этом вид, будто бы ласкает его. Давайте вначале потренируйтесь, чтобы на видеозаписи все получилось lege artis, то бишь наилучшим образом.

Девицы принялись за дело. Они и в самом деле оказались хорошими профессионалками, в паре явно сработались, и все получалось экспромтом. Удались им и страстные стоны, иучащенное дыхание, и неподдельный экстаз, и скорость, и ритм, и легкость смены поз. Да и фантазией их Бог не обидел.

Постановщица порноспектакля осталась довольна и немедленно выдала “иронизм”:

-Если бы проституция не проникала в другие сферы и ограничивалась лишь областью секса, это было бы не самое большое зло.

Одна проблема — молчащий Эдуард Владимирович. То, что у него закрыты глаза, не выпадало из сценария, его неучастие в процессе — тоже, девицы все делали сами, но вот то, что он не издает ни звука, Алле не нравилось.

-Черт, без озвучки фильмец будет не тот, — досадливо проговорила она, и тут вдруг Толик проявил инициативу:

-Давай, я залезу под кровать и оттудова буду сопеть и стонать. А девки пусть погромче воют, чтоб меня не очень слыхать. А когда надо, я заору, будто кончил.

-А сможешь? — усомнилась начальница.

-Не боись, все будет путем, — заверил ее верный Санчо Панса.

-Тогда мы с напарником поработаем в два смычка — он будет с фотоаппаратом, а я с видеокамерой. С ней я и одной рукой управлюсь. А по ходу дела буду издавать одобрительные возгласы. Раз идет съемка, то, само собой, в комнате должен быть и оператор. На видеокассете запишутся три женских голоса и один мужской — будто бы голос прокурора. Получится все по сценарию — трое женщин устроили ему секс-сеанс. Никаких мужчин, кроме распростертого на постели тела.

Так и сделали. Алла отошла с видеокамерой подальше, чтобы голоса звучали менее явственно, периодически отпускала то азартные реплики, то восторженные междометия, а Виталий, наоборот, подошел ближе, снимая крупным планом. Толик из-под кровати вполне натурально имитировал частое, нарастающее в своей интенсивности дыхание, периодически стонал, а когда одна из девиц быстро задышала, ритмично затряслась и залепетала положенные слова — мол, вот-вот наступит вожделенный экстаз, — верный оруженосец неожиданно проявил актерские способности и глухо завыл с ней в унисон.

Вряд ли прокурор когда-либо слышал, как он сам издает аналогичные звуки в постели, а будущие зрители и подавно этого не слышали, так что все получилось lege artis.

-Порно — это то, что у одних вызывает желание заняться ЭТИМ, а у других — никогда в жизни не заниматься, — поставила последнюю точку любительница афоризмов. — Еслисам прокурор не пожелает выкупить пленку, не сомневаюсь, найдутся другие охотники.

Выдав гонорар девицам, Алла велела им подождать в соседней комнате, пока Виталий освободится и, как было обещано, отвезет их в Москву. Сыщик, приехавший в Каширу на день раньше, заранее договорился с местным фотографом, чтобы тот быстро проявил пленку и отпечатал снимки в двух экземплярах.

-Толян, глянь-ка в прокурорские документы и спиши его домашний адрес. Когда фотки будут готовы, отвезешь их Эдиковой супруге. Пусть полюбуется. Сдается мне, она будет единственной, кому порнушка не понравится, и волос на Эдиковой голове сильно поубавится.

Регина с трудом выбралась из битком набитого автобуса. Черт побери, как же надоело дважды в день толкаться в общественном транспорте! Но что делать — теперь у нее нет машины. Хоть московские дороги перегружены и не угадаешь, где попадешь в пробку, но все же ехать, пусть и черепашьим шагом, на своем автомобиле, слушая музыку и покуривая, и втискиваться в часы пик в автобус, — это далеко не одно и то же. Да и остановка далековато от дома. Сегодня ветрено, а в этих проклятых новостройках ни деревца. С тропинки, ведущей к дому, просто сдувает. Да еще тяжелый пакет оттягивает руку. Приходится каждый день тащить продукты, выдергивая сплющенный пакет из автобусной толчеи — универсама поблизости нет. Есть магазинчик в полуподвале, но там пятьдесят сортов водки, еще столько же пива, множество других напитков, дорогой колбасной нарезки и замороженных полуфабрикатов, а обычных продуктов не купишь.

“Надоела, как же надоела нищета!” — жалела себя Регина, наконец, добравшись до подъезда. Район убогий, жилье дешевое, и жильцы соответствующие. Многие получили квартиру взамен снесенных хрущеб. А кто живет в хрущебах? Понятно — кто.

Благосостояние жильцов и категорию дома теперь можно легко определить по маркам припаркованных автомобилей и породам собак, которых хозяева выводят на прогулку. Возле их подъезда сиротливо притулились парочка “Жигулей” не первой свежести да облезлый “Москвич”. А собак всего две — двортерьер Тишка, подобранный ее соседкой на улице, да полуслепая от старости болонка Чапа. Тишка, как все дворняжки, добрый и умный пес, но Чапа… Регина с детства любила собак, но настоящих псов, умных и верных, а не таких, как этот лохматый клубок шерсти, от которого ни пользы, ни радости. Еле ковыляет, но благородной старостью тут и не пахнет. Частенько старушка Чапа не может дотерпеть до улицы и оставляет лужицы в лифте, а то и надует кому-то на ногу. Регина уже испытала это “удовольствие” на себе. Чапа, видно, и раньше умом не блистала, а к старости совсем поглупела. Уже не отличает знакомых людей от незнакомых и на всяких случай тявкает на всех, скалится и пытается тяпнуть. Из-за этого Регина уже лишилась не одной пары колготок, что не прибавило ей симпатии к этой шавке.

Поднявшись на свой этаж, она позвонила в квартиру соседки. Утром Регина занимала у нее пятьсот рублей, обещала вечером отдать.

-Мила, это я, — сказала она, когда глазок заслонился тенью. Дверь открылась, явив монументальную фигуру стодвадцатикилограммовой женщины, разменявшей пятый десяток, но тем не менее кокетливо именовавшей себя Милой. — Пойдем, я отдам тебе долг. Володя говорил, что сегодня у него будут деньги. Я купила свежие французские пирожные — такие, как ты любишь.

-Пошли, — с готовностью согласилась Мила, известная сластена. Посидеть на соседской кухне, посплетничать, полакомиться, — вот и все радости одинокой женщины. Ее муж давно сбежал к другой женщине, которую Мила презрительно называла “суповым набором” — та весила вдвое меньше ее.

Передав пакет с продуктами соседке, Регина нашарила в сумочке ключи и открыла дверь.

-Володя, это я, — громко объявила она, первой войдя в прихожую. Не дождавшись ответа, пояснила: — Спит, наверное.

-Что это он все спит да спит? — проворчала гостья, войдя следом и захлопнув дверь. — Ты с утра до вечера пашешь, а муженек только после полудня продирает глаза. Что унего за работа такая? Неужто ему деньги платят за то, что он валяется на диване? — Толстухе хотелось подчеркнуть, что не у нее одной непутевый муж, предпочитающий женщине в теле“ суповой набор”, есть экземпляры и похуже. — Мой-то, хоть и дурак дураком, но деньги зарабатывал. А твой совсем непутевый.

-Да ладно, — отмахнулась Регина, успевшая снять верхнюю одежду, пока соседка проводила сравнительный анализ плохих мужей. — Пошли на кухню, я чайник поставлю, а потом разбужу Володю.

Она направилась в кухню, а любопытная Мила заглянула в комнату. И тут же раздался ее вопль:

-О-ё-ей! Ой, мамочки родные!

-Что такое? Чего ты орешь? — спросила Регина, выглянув в коридор.

Продолжая голосить, Мила стояла в дверях комнаты с округлившимися от ужаса глазами и показывала рукой внутрь. Регина подошла к соседке и заглянула поверх ее плеча.

Владимир лежал на полу, на спине. Лицо посинело и исказилось жуткой гримасой, руки с вывернутыми кистями и скрюченными пальцами были прижаты к груди, согнутые в коленях ноги подтянуты к животу. «Он напоминает дохлого таракана», — без тени сожаления отметила Регина.

-Что это с ним, а? — выдохнула Мила.

-Надо срочно вызвать “скорую”! — Регина постаралась изобразить встревоженность. — Похоже на эпилептический припадок. Наверное, Володя расшиб голову и потерял сознание, а мы теряем драгоценное время. Его мобильник не работает, придется бежать к Лиде.

В их доме еще не провели телефон, а мобильный был только у соседки этажом ниже.

-Пошли звонить, — очнулась Мила.

-А как же мы его Бросим? Вдруг потребуется помощь?

-Тогда оставайся. — Соседка решительно направилась к входной двери. На пороге она обернулась: — На всякий случай позвоню-ка я в милицию, мало ли что, вдруг его избили до потери сознания. Точно, пристукнули! — осенило ее. — Загляни в комнату — на столе бутылка и два стакана. Значит, к твоему мужу кто-то пришел, они выпили, а потом убивец его шарахнул, и капут. Регинка, я побежала, а ты до приезда милиции ничего не трогай.

Алла сидела в кресле, которое верный оруженосец принес для нее из кабинета хозяина дома, и курила очередную сигарету. За эту ночь она не сомкнула глаз, но усталости не чувствовала. Да какая, к черту, усталость! Как раз наоборот — самый настоящий охотничий азарт!

Умелица творить добро крайними мерами не сомневалась, что ее план сработает, но необходимо завершить его сегодня. Олег после дежурства задержится, но к его приходуей уже нужно быть дома, а от Каширы до Москвы двести километров.

Сейчас Алла жалела, что не озаботилась взять с собой шприц и несколько ампул кофеина, — тогда удалось бы разбудить Савватеева быстрее, и голова у него была бы посвежее. На данный момент неизвестно, в каком состоянии он проснется. Мужик, у которого с похмелья трещит голова, а в душе будто кошки нагадили, не очень-то понятлив и сговорчив.

То, что эту ночь Эдуард Владимирович не ночевал дома, — и хорошо, и плохо. Хорошо, потому что полностью укладывается в сценарий, — так увлекся плотскими утехами, что забыл о семье. А плохо то, что гулящий супруг будет терзаться, виниться и размышлять, что наврать дражайшей половине, и не сможет сосредоточиться на главном.

Когда прокурор заворочался, закряхтел, застонал, вполголоса крепко выругался и, наконец, проснулся, инициаторша вчерашнего праздника — а у пьяницы каждый день праздник, — встретила взгляд его заплывших с похмелья глаз лучезарной улыбкой и весело поприветствовала:

-Доброе утро, Эдик!

Тот некоторое время усиленно соображал, кто она такая, что тут делает, где он и как здесь очутился. “Где Кура, где мой дом?..” — солидарно с его натужными размышлениями мысленно произнесла специалистка по неприятностям.

Наконец в мутном, похмельном сознании пропойцы обозначился какой-то просвет. Савватеев откашлялся и хриплым голосом ответил:

-Здравствуйте.

-Неужели после всего, что было, мы опять на “вы”? — улыбнулась Алла.

-А что было?.. — осторожно спросил он.

-О-о! Много чего! — жизнерадостно сообщила она. — Сам убедишься. Желаешь еще поваляться в натуральном виде или все же оденешься, и мы продолжим разговор в цивильномобличье?

Оглядев себя, прокурор обнаружил, что лежит обнаженным, — укротительница мальчишей-плохишей в качестве меры дополнительного психологического воздействия не стала набрасывать на него одеяло — после двух бутылок коньяка не замерзнет.

-Ну и здоров ты пить, Эдичка! — Алла изобразила искреннее восхищение. — Три бутылки коньяку — как с куста! — Она намеренно преувеличила выпитое собутыльником, чтобы оправдать его головную боль, поганое настроение и общее недомогание — судя по страдальческой гримасе, самочувствие пьянчуги было, мягко говоря, ниже среднего. — Может, желаешь похмелиться?

-Я не похмеляюсь. — Эдуард Владимирович попытался ответить уверенно и с достоинством, но получилось слабовато и неубедительно.

-Ну, как знаешь, — пожала плечами устроительница неприятностейкоррумпированным «служителям правосудия». — Будем общаться в теперешней позиции или все же встанешь?

Наверное, собеседнику было неловко лежать раздетым перед одетой дамой, но с похмелья он никак не мог найти выход из щекотливого положения. Не просить же даму выйти!Но и одеваться при ней неловко. К тому же, поблизости одежды не оказалось — она осталась в другой комнате, но Савватеев этого не знал. А воспитательница трудновоспитуемых не собиралась облегчать жизнь преступному прокурору — чем сильнее тот будет унижен, тем быстрее все завершится.

Наконец Эдуард Владимирович нашелся. Сдерживая стон — видно, голова трещит, просто мочи нет! — сел на кровати, сдернул изрядно помятое вчерашними игрищами черное шелковое покрывало и завернулся в него. Алла едва сдержала смешок — настолько комично выглядела его тучная фигура, задрапированная в черный шелк, — и порадовала себя “иронизмом”: «Жалок голый король, которому нечего показать».

-Я на минутку, — буркнул голый прокурор и нетвердой походкой направился к двери — все ж от термоядерной смеси коньяка со снотворным сил не прибавляется.

Посетив туалет и ванную, поплескав холодной водой в лицо, он вернулся в спальню. Алла заранее налила в высокий стакан минеральной воды и подала страдальцу. Тот выпил одним махом, тяжко вздохнул и обессилено сел на край кровати — других посадочных мест, кроме кресла, в котором устроилась гостья, в комнате не было.

-Эдик, махни-ка стопарик, зачем так издеваться над собственным организмом! — проявила понимание проблемы вчерашняя собутыльница. — Губит не выпивка, а отсутствие выпивки.

Не дожидаясь ответа, она сходила в кабинет и принесла бутылку коньяка и бокал. Щедро плеснув живительной влаги, добровольный «похметолог» протянула бокал страждущему. Судя по тому, как тряслись его руки, ее мнение: “Не пьет и… не отучишь”, - оказалось верным.

-А ты? — запоздало спохватился он, уже приготовившись выпить и задержав руку у самого рта.

-И я выпью за компанию. Не смогла одной рукой унести бутылку и два бокала. Сейчас добуду питейную посуду.

Через несколько минут компанейская гостья появилась с чистым бокалом. Было видно, как сильно Савватееву хочется выпить, но, надо отдать ему должное, он ее дождался — так и сидел с полным бокалом, тупо уставившись перед собой. Алла налила себе, чокнулась с собутыльником и, подмигнув ему, произнесла короткий тост:

-С наступающим… опьянением!

Смаковать напиток на глазах у несчастного страдальца, опрокинувшего свою порцию одним махом, Алла не стала. “Я же не садистка”, - мысленно усмехнулась она, наливаяпо второй, — это заветное желание постановщица и исполнительница разыгрываемого действа прочла в глазах любителя халявной выпивки.

Теперь они поменялись ролями: Эдуард Владимирович вел себя как робкий гость, а Алла — как полноправная хозяйка дома.

После второй дозы в голове у похмельного прокурора заметно просветлело, и он даже нашел в себе силы улыбнуться:

-Что, здорово вчера погудели?

-Еще как! — с энтузиазмом подтвердила Алла. — Приняв полтора кило коньяку, ты по большому секрету признался, что вынужденограничить свое сексуальное поле до размеров супружеского ложа.От прелюбодеяния еще никто не умер, наоборот — многие отлично живут.Щедрая природа позволила нам потребность превратить в удовольствие. Вотдевочки и устроили тебе классный секс-сеанс. Все, как ты просил.

-Я просил?.. — удивился он.

-А кто же?Ты жаловался, что супруга, эта колода с перманентом, признает лишь “бутербродный” секс, а у тебя, как и у любого мужика, естьсокровенные желания.Я проявила солидарность — на мой взгляд, секс грязен лишь с тем, кто не моется. Вчерашний вечер прошел под девизом: “Свободу сексуальным фантазиям!” На, полюбуйся, как ты ринулся навстречу разврату.

Сценаристка, режиссер и главная исполнительница криминального спектакля — начался его третий, завершающий акт, — бросила своей жертве толстую пачку цветных фотографий. С реакцией у пропойцы Савватеева оказалось плоховато — снимки рассыпалась у его ног, живописно усеяв ковер, а вчерашний «герой» уставился на них ошалелым взглядом. И в самом деле — было на что посмотреть, фото получились весьма красочные.

Дав «фотомодели» вволю полюбоваться, автор идеи запечатлеть жирные телеса «служителя правосудия» подвела ироничный итог:

-Основное мужское достоинство — необузданное «мужское достоинство».

Эдуард Владимировичне понял издевки, а Аллавстала и подошла к стоявшей в углу видеодвойке.

-Это еще что! А какой фильм получился! Мечта импотента!Привиде этой порнушки даже у мертвяка встанет.Постель — место, где человек проводит лучшее время своей жизни, а, Эдик?

Включив воспроизведение, постановщица, она же оператор дала «исполнителю», а ныне зрителю возможность досмотреть «фильм» до конца. Савватеев не вымолвил ни слова за все время, пока на экране телевизора в разных позах переплетались обнаженные тела и раздавались страстные восклицания.

-Ну, как, понравилось? — весело спросила Алла. — Высший класс, правда? Тебе хотелось, чтобы эти сексуальные подвиги были увековечены, а я пошла навстречу твоим пожеланиям.Первобытные инстинкты — самые главные.

Эдуард Владимирович до сих пор не произнес ни слова и лишь обалдело тряс головой.

-Ничего не помню… — наконец жалобно простонал выпивоха, обхватив руками голову и медленно раскачиваясь из стороны в сторону.

-Не удивительно. — В Аллином голосе не было и тени сочувствия к его моральным и физическим страданиям. — Выжрав три бутылки коньяку, и в самом деле наутро трудно что-то вспомнить.

-Обычно я так много не пью… — попробовал хоть как-то оправдаться любитель халявы.

-Все пьянчуги так говорят, — отрезала жестокосердная Алла. — Ну, это дела прошлые. А теперь поговорим о будущих. Дабы не повторяться и освежить твою память, для начала давай послушаем, о чем мы с тобой вчера договорились.

Умелица фабриковать улики включила воспроизведение вчерашней диктофонной записи. Судя по выражению лица Савватеева, он с трудом понимал, о чем идет речь. Для стимуляции его мыслительного процесса Алла достала из сумочки еще одну пачку фотографий, на которых она якобы вручала прокурору взятку.

-Ну, уяснил? — напористо спросила «баба с яйцами», а когда собеседник перевел на нее тоскливый взгляд, добавила: — Резюме из вчерашнего: мы с тобой договорились, чтосегодня ты даешь распоряжение освободить Кудрявцева, Малахова и Верника и, само собой, снять с них все обвинения, а их место в СИЗО займут Мальцев вместе с дружками Ганеевым, Курченко и Зотовым, и бандиты получат по всей строгости закона.

-Это шантаж… — не очень уверенно запротестовал прокурор.

-Шантаж, — невозмутимо подтвердила Алла, претворяя в жизнь девиз: «Все средства хороши, если ведут к благой цели». -Бесплатный секс бывает только после свадьбы, дорогой.

Противник сразу сник. Свесил голову, уныло разглядывая лежащие у его ног фотографии. Похоже, его так и не посетила ни единая светлая мысль, как выпутаться из щекотливой ситуации.

-Это еще не все. — Криминальная леди достала из сумочки несколько листов с отпечатанным на принтере текстом и протянула своему визави. — Ознакомься, Эдик. Писала не мадам Кислинская, а малоизвестная журналистка по фамилии Еремина, но фактура чувствуется сразу. Вчера она посмотрела на ваши постельные забавы, — не моргнув глазом, соврала Алла. — И так впечатлилась, что бросилась к ближайшему компьютеру и за пару часов настрочила текст, отразив и фамилии действующих лиц, и обстоятельства дела. Завтра эту статью вместе с фотографиями, и видео- и аудиокассетами я разошлю во все московские газеты. В местные боевые листки, само собой, отдавать не стану — во-первых, у тебя там наверняка все схвачено, а во-вторых, пора тебе, Эдичка, выходить на общегосударственный уровень. Достигнув славы, человек не меняется, зато очень меняется окружающий мир. — Ирония не произвела впечатления — прокурор-взяточник сидел, понуро опустив плечи и свесив руки между колен, и даже не пошевелился, пока щедрая на выдумки собеседница живописала, что его ожидает. — Может, еще плеснуть коньячку, чтобы думалось веселей? — предложила коварная гостья. Расценив тоскливое молчание жертвы как знак согласия, она вновь наполнила бокал. — Давай, Эдик, махни и соглашайся. Сам понимаешь, альтернативы нет. Невоздержанность обходится дороже, чем наши нужды.

Прокурор пошевелился, тяжко вздохнул, задумчиво посмотрел куда-то в пространство, а потом в несколько глотков выпил коньяк. Замер, ощущая, как живительная влага бежит по пищеводу и согревает желудок, и перевел взгляд на собеседницу. На его опухшем лице с заплывшими щелочками глаз трудно было заметить проблеск мысли, но Алла догадалась, о чем он думает, — мол, кто ты против меня, дамочка?.. — я сейчас для виду на все соглашусь, а потом звякну своим людям, и от тебя даже воспоминаний не останется.

-Зря строишь кровожадные планы, — усмехнулась сторонница крайних мер в ответ на крайнее зло. — Ты же не знаешь, с кем связался. Иначе не посмел бы и мечтать, что сможешь со мной разделаться. Я тебе не по зубам, запомни, дурень. Да и банда, на которую ты работаешь, мне до физды-дверцы. Во-первых, я никого не боюсь, а после того, как меня ранили, получила индульгенцию на убой подонков разных мастей. Любому, кто приблизится на расстояние выстрела, живым не уйти. Мне не страшны ни АКМ, ни снайпер, потому что я уверена — погибнуть от бандитской пули мне не суждено. Зато тем, кто попытается угрожать, я не завидую. Советую навести справки о Вячеславе Валерьевиче Миронове, в узких кругах известном как Мирон. И если с моей головы хоть волос упадет, от вашей каширской банды не останется даже кусочков, которые можно положить в гроб. Мирон за день разделался с гадючником авторитета Саввы, в банде которого была не одна сотня головорезов, — не чета вашей сраной своре. А лично ты, Эдик, умрешь долгой и очень мучительной смертью. Это я тебе гарантирую. Не веришь — позвони Мирону, если не забздишь, конечно. — Достав из сумки свою и Славину визитку, «железная бизнес-леди» положила обе карточки на стол. — Вообще-то можно было не затевать всю эту тягомотину с аудиозаписью, фото- и видеосъемкой. Слава Миронов мог послать ребят, которые быстро вразумили бы тебя и твоих подельщиков, но мне захотелось пощекотать себе нервишки. В итоге я получила колоссальное удовольствие. А ты, Эдик, заруби насвоем толстом носу: женщин обижать опасно! У хороших женщин всегда найдутся хорошие защитники. Да и сами боевые дамы могут за себя постоять. А теперь звони соучастникам и отдай необходимые распоряжения.


Каталог: Files -> downloads
downloads -> Руководство по установке и восстановлению работоспособности асуп «Дебет Плюс 2000»
downloads -> Дидактичний матеріал для 7 класу
downloads -> Программы для общеобразовательных учебных заведений с украинским языком обучения русский язык
downloads -> Зачем нужно безопасное отключение usb-устройств
downloads -> Урок проблематизация по трагедии В. Шекспира
downloads -> Урок №2 Тема. Шекспир «Гамлет». Причины трагического конфликта Гамлета с действительностью. Проблема выбора. Мучительные размышления главного героя о добре, справедливости, чести. Многогранное изображение характеров в трагедии
downloads -> -
downloads -> Концепция


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   28




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница