Журнал №10. indd


Совершенствование уголовного законодательства в условиях либерализации уголовной политики России



страница2/24
Дата09.08.2019
Размер2.24 Mb.
#128481
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Совершенствование уголовного законодательства в условиях либерализации уголовной политики России



В.Ф. ЛАПШИН – начальник кафедры уголовного права и криминологии ВИПЭ ФСИН России, кандидат юридических наук, доцент

Либерализация уголовной политики имеет различные аспекты реализации: от декриминализации преступного поведения до незначительного сокращения сро- ков (размеров) наказания за совершение определенного преступления. В статье анализируются различные пути либерализации современной российской уголов- ной политики, зарубежный опыт предупреждения преступности и сокращения чис- ла лиц, отбывающих уголовное наказание в исправительных учреждениях. С учетом социальных и юридических факторов формулируются предложения по изменению действующего уголовного законодательства России.

К л ю ч е в ы е с л о в а : наказание; уголовная политика; гуманизация; либерали- зация; концепция реформирования УИС; санкция; декриминализация; осуждение.



Говорить о гуманизации уголовной политики, уголовной ответственности и (или) уголовного наказания, думается, не совсем верно. Содер- жание закрепленного в ст. 7 УК РФ принципа

гуманизма сводится к недопущению физиче- ского насилия, унижения личности и человече- ского достоинства на любом этапе реализации уголовной ответственности, в том числе и при


В Е С Т Н И К И Н С Т И Т У Т А






исполнении назначенного судом наказания за совершенное преступление. Давно уже прошло то время, когда уголовная ответственность не только не исключала, но и предполагала пре- терпевание осужденным физических страданий и умаление достоинства личности в процессе исполнения наказания (гражданская казнь, по- мещение в долговую яму, публичные экзекуции и пр.). Современное законодательство в этой части гарантирует любому осужденному непри- косновенность личности. Лица, нарушающие данное правило, сами подлежат уголовной от- ветственности1.

По этой причине в настоящее время правиль- нее вести речь не о гуманизации, а о либера- лизации уголовной политики, которая направ- лена в том числе на изменение действующего уголовного законодательства в части улучше- ния положения лица, совершившего общест- венно опасное посягательство. В этой облас- ти либерализация может реализовываться в следующих направлениях: 1) декриминализа- ция деяний, закрепленных в Особенной части;



  1. снижение верхних и нижних пределов санкций статей Особенной части; 3) замена наказаний, предусмотренных санкциями Особенной части, более мягкими или исключение из санкций до- полнительных видов наказаний; 4) увеличение числа оснований освобождения от уголовной ответственности и (или) наказания лиц, совер- шивших преступления.

Следует отметить, что соответствующие предложения по изменению уголовного зако- нодательства вносились и вносятся органами государственной власти, обладающими правом законодательной инициативы, применитель- но ко всем указанным вариантам либерализа- ции уголовной ответственности. В основном предложения сводятся к уменьшению сроков наказания за совершенное преступление и за- мене наказаний, предполагающих изоляцию от общества, более мягкими видами – штрафом, обязательными и исправительными работами и т.п. Стоит также отметить, что снижение мак- симальных пределов наказания в виде лишения свободы на определенный срок может повлечь за собой и изменение категории преступления. Это обстоятельство расширяет возможности применения институтов освобождения от уго- ловной ответственности и наказания без кор- ректировки положений норм гл. 11 и 12 УК РФ.

Концепция реформирования уголовно-ис- полнительной системы до 2020 г. также указы- вает на необходимость сокращения числа лиц, приговоренных к тем видам наказаний, испол- нение которых возможно только в условиях изоляции от общества2. В этой связи должно пройти сокращение исправительных учрежде- ний, предназначенных для отбывания лишения свободы. Но насколько оправдано такое на- правление уголовной политики, особенно если задуматься о достижении превентивных целей наказания за совершенное преступление?

В соответствии с ч. 2 ст. 43 УК РФ целями нака- зания являются: 1) восстановление социальной справедливости; 2) исправление осужденного;


  1. предупреждение совершения новых престу- плений. Разумеется, что первые две цели носят исключительно декларативный характер, по- скольку ни восстановить справедливость (status quo), ни исправить осужденного, применив к нему тот или иной вид наказания, невозможно в принципе3. Поэтому, как отмечается в юридиче- ской литературе, единственной целью уголов- ного наказания является предупреждение со- вершения новых преступлений как лицами, уже совершившими уголовно наказуемое деяние (частная превенция), так и лицами, которые не совершали запрещенных УК РФ посягательств, но потенциально готовы к их совершению (об- щая превенция)4. В то же время одним из прин- ципов назначения наказания является сораз- мерность мер воздействия характеру и степени общественной опасности совершенного деяния и личности виновного. В соответствии с положе- ниями ст. 60 УК РФ это означает возможность назначения более строгого наказания только в тех случаях, когда менее строгое наказание не способно обеспечить достижения перечислен- ных в ч. 2 ст. 43 УК РФ целей.

Таким образом, можно сделать следующий вывод: чем строже наказание, тем быстрее достигаются его цели. Данное положение под- тверждается историей развития уголовного законодательства в кризисные времена. Так, существование категории «законодательство военного времени» даже в действующем УК РФ (ст. 331) предполагает в том числе и значитель- ное увеличение сроков или размеров наказаний, назначаемых за совершение преступлений в пе- риод ведения боевых действий, введения осад- ного положения, комендантского часа и прочих мероприятий, вызванных чрезвычайными усло- виями жизни населения. Кроме того, «закон во- енного времени» существенно облегчает проце- дуру сбора и оценки доказательств виновности лица, совершившего преступление, а также в разы сокращает время предварительного рас- следования и судебного разбирательства5.

Вряд ли имеет смысл указывать на то, что оправдательные приговоры, вынесенные в ус- ловиях военного времени, представляют собой большую редкость. Так, в годы Великой Оте- чественной войны нарушение трудовой дис- циплины признавалось уголовно наказуемым деянием, подрывающим обороноспособность страны. Рядовое опоздание на работу могло обернуться для нерадивого работника привле- чением к уголовной ответственности, а невы- ход на работу без уважительных причин и вовсе приравнивался к дезертирству. Аналогичный подход, не имеющий ничего общего с совре- менным принципом гуманизма, имел место в отношении военнослужащих, которые наруша- ли правила несения службы в период ведения боевых действий.


ПРЕСТУПЛЕНИЕ • НАКАЗАНИЕ • ИСПРАВЛЕНИЕ



10





Современная уголовно-правовая доктрина отстаивает положение о том, что наказание не должно быть чрезмерно суровым, поскольку длительные сроки лишения свободы фактиче- ски способствуют росту рецидивной преступ- ности. Кроме того, наказания, не связанные с изоляцией осужденного от общества, должны в настоящее время (или в самом ближайшем бу- дущем) стать полноценной альтернативой лише- нию свободы6. Но это пока только декларатив- ные заявления представителей высших органов государственной власти и общественно-поли- тических объединений. Последние изменения в УК РФ свидетельствуют о том, что законодатель как раз стремится сократить количество совер- шаемых преступлений путем предоставления возможности назначения за их совершение бо- лее строгого наказания. Например, за соверше- ние развратных действий изначально санкция ст. 135 УК РФ в качестве наиболее сурового вида наказания называла лишение свободы сроком до трех лет. После внесения соответствующих изменений максимальный срок лишения сво- боды за данное преступление был увеличен до пятнадцати лет7.

Думается, что главную (единственную) цель наказания – недопущение совершения новых преступлений – можно достичь различными способами. Наиболее простой из них – это уве- личение сроков лишения свободы и расшире- ние возможности назначения лишения свободы за преступления различной степени тяжести. Находясь в местах лишения свободы, совер- шить новое преступление осужденному весьма затруднительно.

В то же время изоляция человека не устраня- ет угрозы рецидива в будущем после освобож- дения. И как уже отмечалось, длительное нахо- ждение в местах лишения свободы порождает безразличие к условиям изоляции от общества и уголовное наказание, в принципе, теряет свое воспитательно-превентивное значение8. А пото- му совершение лицом новых преступлений пос- ле длительного нахождения в исправительной колонии является, скорее, правилом, нежели исключением. Разумеется, что подобное «вре- менное изгнание» преступника не может обезо- пасить общество от новых уголовно наказуемых деяний.

Иной вариант достижения превентивной цели наказания был предложен во второй поло- вине прошлого столетия отдельными странами Скандинавии. К примеру, в начале ХХ в. Фин- ляндия негласно называлась страной-тюрьмой, поскольку она занимала первое место среди государств Западной Европы по количеству лиц, отбывающих лишение свободы, в соотно- шении с общим количеством населения стра- ны9. Прежде всего это было вызвано тем, что чуть ли не единственным методом борьбы с преступностью, применяемым тогда в Финлян- дии, являлась изоляция правонарушителей от общества.

Приблизительно с 60-х гг. прошлого столе- тия пенитенциарная политика властями страны была кардинально пересмотрена. В основу ныне действующей финской исправительной системы положен принцип гуманного отношения к лицам, совершившим преступление, что предполагает изоляцию от общества только в самых крайних случаях. И, как бы это ни казалось парадоксаль- ным, именно с этого времени стал отмечаться стабильный спад количественных показателей преступности. В результате проведенных пени- тенциарных реформ Финляндия на сегодняшний день является самой благополучной западно- европейской страной с точки зрения количества ежегодно совершаемых преступлений.

Залогом такого успеха в противодействии преступности стали высокие макро- и микро- экономические показатели, а также более час- тое применение условных наказаний и штрафов. Кроме того, само содержание лишения свободы было пересмотрено: финским правительством была разработана дифференцированная сис- тема условий пребывания в местах лишения свободы для различных категорий осужденных. Так, если лицо во время отбывания наказания не нарушало дисциплину и установленный ре- жим, то ему уже в течение первых шести меся- цев могли быть предоставлены существенные льготы, вплоть до предоставления возможности провести выходные и праздничные дни вне пре- делов исправительного учреждения.

Финские заключенные в настоящее время получают зарплату, часть которой направляет- ся на оплату питания и жилья. Для защиты их прав и законных интересов в государстве соз- дана Ассоциация по делам испытания и после- дующего ухода при Министерстве юстиции по исполнению альтернативных лишению свободы наказаний. Эта организация является офици- альной и осуществляет надзор за поведением осужденных, оказывает им помощь в предос- тавлении жилья10.

Ассоциация активно принимает участие в реализации и распространении опыта приме- нения наказаний, альтернативных лишению свободы. В частности, в Министерстве юсти- ции по предложению ассоциации утвержда- ется список предприятий и учреждений, где будут работать осужденные. За их поведением и трудовой дисциплиной следит администра- ция предприятия, а также учреждения и пред- ставители ассоциации. В случае нарушения осужденным дисциплины (опоздание, прогул, недобросовестное отношение к работе и т.п.) общественная служба может быть заменена лишением свободы.

Руководители пенитенциарной системы Финляндии придают большое значение обуче- нию лиц, отбывающих наказание, изыскивая на это средства, ищут различные формы и методы, разрабатывают оригинальные спецкурсы. Зако- нодательство Финляндии предоставляет заклю- ченным право на выбор трудовой или учебной

В Е С Т Н И К И Н С Т И Т У Т А






деятельности. При этом тюрьмы не имеют своих собственных учебных заведений и преподава- телей, обучение организуется в сотрудничестве с внешними образовательными учреждениями. Общее и особенно профессиональное обучение, по мнению финских специалистов, позволяет отбывшим наказание быстрее адаптировать- ся к условиям жизни на свободе. Стимулом для получения осужденными образования являет- ся также денежное вознаграждение, поскольку обучающиеся заключенные получают пособие, как и работающие граждане11.

Таким образом, финский опыт свидетельству- ет не о простом отказе от применения лишения свободы к преступнику и не только о сокращении сроков пребывания осужденного в условиях изо- ляции от общества, а о компенсации сокращения срока наказания весьма интенсивной социаль- но-профилактической работой с осужденным. Последнее обстоятельство не позволяет утрачи- вать связь осужденного с обществом, что в свою очередь не допускает развитие тюремного ми- ровоззрения и осознание осужденным себя в ка- честве составляющей криминального социума. Материальная поддержка лиц, отбывающих на- казание в виде лишения свободы, стимулирова- ние их к получению профессионального образо- вания и последующему трудоустройству сводят к минимуму возможность совершения данными лицами новых преступлений.

В этой связи можно утверждать следующее. Во-первых, либерализация уголовной полити- ки характерна для любого общества на опре- деленной стадии его развития. Во-вторых, эта либерализация не может рассматриваться как самоцель. Ее реализация в виде изменения действующего уголовного и уголовно-испол- нительного законодательства, а также смены принципов и методов деятельности уголовно- исполнительной системы в итоге должна при- вести к минимизации преступных проявлений в обществе. В-третьих, тюремное заключе- ние уступает по эффективности достижения превентивных целей наказания комплексной социальной работе с осужденным, которая проводится без изоляции от общества либо в условиях ограниченной изоляции. Анализ деятельности отдельных зарубежных пенитен- циарных систем подтверждает правильность данного вывода. Страны Западной Европы в подавляющем большинстве случаев отказы- ваются от традиционных для уголовного права видов наказаний: ареста, лишения свободы. В то же время для многих пенитенциарных сис- тем зарубежных стран характерно расширение практики применения наказаний, не связанных с изоляцией от общества, а также замена для осужденного наказания, определенного в су- дебном приговоре, иными мерами социально- го ограничения.

Закономерно возникает вопрос: какими должны быть пределы либерализации уго- ловной политики в России? Полностью пере-

нять положительный скандинавский опыт в настоящее время представляется маловеро- ятным. Современная российская экономика не в состоянии оказывать масштабную мате- риальную поддержку осужденным, равно как и обеспечить повсеместное получение ими профессионального образования. Общество также вряд ли готово к резкой либерализации уголовной ответственности, которая пред- полагает сведение к минимуму назначения лишения свободы за совершение преступле- ний12. Складывавшееся годами мнение о не- обходимости лишения свободы на срок, ис- числяемый прямо пропорционально тяжести совершенного преступления, в течение двух- трех лет не изменить. По этой причине либе- рализация российской уголовной политики, как представляется, должна осуществляться в следующих направлениях:


  • оказание финансово-экономической под- держки (кредитование, льготы по налогообло- жению, размещение государственного заказа и пр.) предприятиям и организациям, которые гарантированно предоставляют рабочие и учеб- ные места лицам, осужденным за совершение уголовно наказуемых деяний;

  • декриминализация большей части престу- плений, которые отнесены к категории неболь- шой тяжести, а также некоторых преступлений средней категории тяжести;

  • сужение границ санкций статей УК РФ таким образом, чтобы минимальный и максимальный сроки лишения свободы различались не более чем на пять лет. При этом предпочтительнее по- нижать верхний предел санкции, то есть макси- мальные сроки (размеры) наказания.



ПРИМЕЧАНИЯ


1 См.: Конвенция против пыток и других жестоких, бесче- ловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г. // Ведомости Верховного Со- вета СССР. 1987. Ст. 747; Векленко В., Галюкова М. Истязание и пытка: уголовно-правовой анализ // Уголовное право. 2007.

№ 4. С. 16–17 и др.



2 См. подр.: Доклад директора ФСИН России генерал- полковника внутренней службы А.А. Реймера на коллегии ФСИН России // Ведомости уголовно-исполнительной сис- темы. 2010. № 4. С. 8–9.

3 Данное мнение разделяется не всеми учеными (см., напр.: Дядькин Д.С. Теоретические основы назначения уго- ловного наказания: алгоритмический подход. СПб., 2006. С. 50–51).

4 См.: Шаргородский М.Д. Наказание, его цели и эффек- тивность. Л., 1973. С. 33; Максимов С.В. Цель в уголовном праве: методологические аспекты. Ульяновск, 2002. С. 109; Уголовное право России. Часть Общая: Учеб. для вузов / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. М., 2005. С. 350 и др.

5 См.: Мелехин А.В. Особые правовые режимы Россий- ской Федерации // СПС «КонсультантПлюс». 2006. 1 дек.

6 См., напр.: Доклад директора ФСИН России генерал- полковника внутренней службы А.А. Реймера на коллегии ФСИН России. С. 9–10; Васильева Т.В. Назначение и ис- полнение уголовного наказания в виде штрафа (социаль- но-правовые проблемы): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 7–8 и др.

7 См.: Пункт 10 Федерального закона «О внесении изме- нений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // Рос- сийская газета. 2009. 30 июля.

ПРЕСТУПЛЕНИЕ • НАКАЗАНИЕ • ИСПРАВЛЕНИЕ



12





8 См.: Шиханцов Г.Г. Юридическая психология: Учеб. М., 2006. С. 216 и далее.

9 См.: Кристи Н. Борьба с преступностью как индустрия. Вперед, к ГУЛАГу западного образца / Пер. с англ. А. Петро- ва, В. Пророковой. М., 2001. С. 46–47.

10 См.: Ресоциализация лиц, отбывающих наказания, и их социальная адаптация после освобождения (Венгрия, Вели-

кобритания, Швеция, Финляндия, ФРГ): Обзорная информа- ция ГИЦ МВД СССР. М., 1991. Вып. 5. С. 14–17.



11 См.: Там же. С. 17.

12 См. об этом: Побегайло Э. Кризис современной рос- сийской уголовной политики // Уголовное право. 2004. № 3. С. 133–135.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница