Журнал №10. indd



страница8/24
Дата09.08.2019
Размер2.24 Mb.
#128481
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   24


30





Другим важным результатом, как считают 46,1% респондентов, станет повышение эффективно- сти работы по подготовке несовершеннолетних к освобождению, их ресоциализации. 36,5% оп- рошенных полагают, что преобразование вос- питательных колоний в воспитательные центры позволит обеспечить целостность и непрерыв- ность исправительного процесса.

Большинство опрошенных сотрудников тер- риториальных органов ФСИН России (52,6%) полагают, что необходимо увеличение предель- ного возраста содержания осужденных в воспи- тательном центре до 24 лет (35,3% респонден- тов) либо до полного отбытия срока наказания (17,3% респондентов). Данная мера позволит не только обеспечить целостность и непрерыв- ность исправительного процесса, но и избежать отрицательного воздействия на несовершенно- летних осужденных со стороны взрослых пре- ступников. Предлагается также оптимизировать численность осужденных при групповой работе с ними: по мнению 37,3% опрошенных, она не должна превышать 20 чел.

Авторским коллективом разработана типо- вая организационная структура воспитательно- го центра. Основные нововведения определены названными выше отличиями воспитательного центра от воспитательной колонии.

В частности, предлагается включение в ор- ганизационную структуру воспитательного цен- тра ПФРСИ и изолированного участка, функцио- нирующего в режиме исправительной колонии (тюрьмы) общего режима, с непосредственным подчинением заместителю начальника центра по режиму и оперативной работе. Вместе с тем ПФРСИ может не создаваться в случае значи- тельной удаленности воспитательного центра от крупных городов, отсутствия достаточной территории для строительства данного объ- екта. Моделью предусматривается создание социально-реабилитационного центра в струк- туре воспитательного центра с обычным наблю- дением, что позволит увеличить эффективность подготовки осужденных к освобождению, их ре- социализации. Создание социально-реабили- тационного центра в воспитательных центрах с усиленным наблюдением представляется неце- лесообразным ввиду незначительности количе- ства осужденных, предполагаемых к размеще- нию в данном подразделении. Дискуссионным на сегодня остается вопрос введения в струк- туру воспитательного центра участка, функцио- нирующего в режиме колонии-поселения, для содержания положительно характеризующихся совершеннолетних осужденных. Здесь сущест- вует ряд проблем объективного и субъективного характера, связанных с возможностью предос- тавления оплачиваемой работы осужденным за пределами исправительного учреждения, а также с личностными характеристиками самих осужденных (наличие навыков самостоятельной организации быта и т.п.).

Предложенная организационная структура предусматривает объединение подразделений социальной защиты, воспитательной (социаль- но-педагогической) работы и психологической лаборатории в рамках единого отдела социаль- ной, психологической и социально-педагогиче- ской работы. Основная задача отдела – созда- ние особой (социально-педагогической) среды, обеспечивающей социальную реабилитацию лиц, содержащихся в воспитательном центре, и восстановление их социального статуса в ситуациях ограничения свободы и исполнения в отношении них уголовного наказания. Отдел осуществляет свои функции в отношении всех категорий лиц, содержащихся в воспитатель- ном центре, на всех этапах их пребывания. Объ- единение подразделений позволяет сформи- ровать единое информационное пространство социального и психолого-педагогического со- провождения процесса исполнения наказания; четко разграничить сферы деятельности; обес- печить тесное взаимодействие специалистов при планировании и комплексной организации деятельности по сопровождению несовершен- нолетних; добиться централизации руководства работой специалистов данных служб, координа- ции их деятельности в достижении единой цели; достичь целостности и непрерывности процес- са социального сопровождения несовершен- нолетнего начиная с заключения под стражу и до момента освобождения из исправительного учреждения; организовать единый документо- оборот по всем направлениям работы.

Ворганизационнуюструктурувоспитательно- го центра представляется необходимым также ввести должность помощника начальника цен- тра по соблюдению прав человека в УИС. Дан- ное предложение вызвано все повышающимся вниманием со стороны государства и общест- венности к вопросам обеспечения прав и закон- ных интересов несовершеннолетних в условиях лишения свободы, улучшения их социального положения, адаптации к жизни в обществе.

Одним из наиболее проблемных вопросов, возникших в ходе разработки концептуальной модели воспитательного центра, стало обеспе- чение дифференциации исполнения наказания в виде лишения свободы с учетом уровня кри- минальной зараженности личности несовер- шеннолетнего. Моделью предусматривается создание двух видов воспитательных центров


  • с обычным и усиленным наблюдением. Вос- питательный центр с обычным наблюдением предназначен для отбывания наказания в виде лишения свободы несовершеннолетними, впер- вые осужденными к лишению свободы. В вос- питательный центр с усиленным наблюдением будут помещаться для отбывания наказания в виде лишения свободы несовершеннолетние осужденные, ранее отбывавшие наказание в виде лишения свободы, а также совершившие преступление в период отбывания наказания в

В Е С Т Н И К И Н С Т И Т У Т А






виде лишения свободы. Такое разделение бу- дет способствовать предотвращению распро- странения криминальной субкультуры среди осужденных, а также повышению эффективно- сти воспитательной работы с лицами, совер- шившими преступления в несовершеннолетнем возрасте, с учетом их уголовно-правовых ха- рактеристик. Данную идею поддержало 57,7% опрошенных сотрудников воспитательных коло- ний. Вместе с тем часть респондентов (34,3%) не без основания считает необходимым содер- жать в воспитательных центрах с усиленным наблюдением также осужденных за особо тяж- кие преступления и несовершеннолетних, осу- жденных по совокупности тяжких и (или) особо тяжких преступлений, злостных нарушителей установленного порядка отбывания наказания в строгих условиях, переведенных из воспи- тательных центров с обычным наблюдением. Отметим, что здесь возникает другая пробле- ма – необходимость обеспечения требования п. 2 ст. 80 УИК РФ о раздельном содержании лиц, впервые осужденных к лишению свободы, и лиц, ранее отбывавших данный вид наказания.

Особое значение имеет вопрос о том, чем должны различаться между собой воспитатель- ные центры с обычным и усиленным наблюде- нием, если учесть, что в них будут направляться различные по степени криминальной заражен- ности категории осужденных. Полагаем, что от- личие организации и содержания деятельности воспитательного центра с усиленным наблюде- нием главным образом будет состоять в более высокой плотности надзора за осужденными и повышенной степени охраны учреждения, а также в особенностях социальной, психологи- ческой и воспитательной работы с осужденны- ми с учетом большей степени их криминальной зараженности (повышенная интенсивность со- циально-педагогического и психологического сопровождения, применение различных меди- цинских и психокоррекционных методик). Ре- зультаты опроса сотрудников воспитательных колоний подтверждают данную точку зрения. Так, по мнению большинства опрошенных рес- пондентов, между воспитательными центрами с усиленным и обычным наблюдением должны быть принципиальные различия в воспитатель- ной работе с содержащимися в них осужден- ными (72,9%). Кроме того, различия должны коснуться условий размещения осужденных (48,8% респондентов), особенностей органи- зации охраны и надзора (46,1% респондентов). В то же время общей для обоих видов воспи- тательных центров, по мнению большинства опрошенных сотрудников воспитательных ко- лоний (59,4%), должна стать социализирующая модель воспитательной работы с осужденны- ми, предполагающая создание воспитываю- щей среды через коллектив. Однако при этом в воспитательных центрах с обычным наблюде- нием следует делать акцент как на групповые,

так и на индивидуальные формы организации воспитательной работы с осужденными (45,9% респондентов), в воспитательных центрах с усиленным наблюдением – в основном на ин- дивидуальные формы воспитательной работы (75,6% респондентов).

Предлагается сохранить в воспитательном центре (на участке для содержания несовер- шеннолетних осужденных и положительно ха- рактеризующихся осужденных в возрасте до

19 лет) виды условий отбывания наказания, предусмотренные п. 1 ст. 132 УИК РФ для вос- питательных колоний (обычные, облегченные, строгие, льготные). При этом в социально-реа- билитационном центре должны содержаться осужденные, переведенные на льготные ус- ловия. Такое видение разделяют 76,9% опро- шенных сотрудников воспитательных колоний. Существующие условия отбывания наказания представляются оптимальными, поскольку позволяют стимулировать правопослушное поведение осужденных путем изменения их правового положения, дифференцировать и индивидуализировать исполнение наказания, подготовить осужденных к жизни на свободе путем последовательного снижения уровня правоограничений. В то же время по своему содержанию условия отбывания наказания, су- ществующие в воспитательных колониях, тре- буют уточнения и совершенствования с учетом особенностей лиц несовершеннолетнего воз- раста, содержащихся в них. Введение диффе- ренцированных условий отбывания наказания в воспитательном центре позволит обеспечить действие так называемого социального лифта для осужденных, то есть их помещение в раз- личные условия отбывания наказания в зави- симости от поведения, отношения к основным средствам исправления.

Предполагаемая структура воспитательных центров определяет ряд особенностей, касаю- щихся условий отбывания наказания. В связи с этим представляется целесообразным:



  • распространить правовые условия содер- жания несовершеннолетних в следственных изоляторах ФСИН России на помещения, функ- ционирующие в режиме следственных изолято- ров, воспитательных центров с обычным и уси- ленным наблюдением (камерное содержание);

  • предусмотреть содержание несовершен- нолетних осужденных в строгих условиях отбы- вания наказания в изолированных запираемых помещениях;

  • организовать отбывание наказания в обыч- ных и облегченных условиях в общежитиях ком- натного типа без создания локальных участков для данных видов условий;

  • создать социально-реабилитационные цен- тры за пределами воспитательных центров с обычным наблюдением с проживанием в отдель- ном общежитии комнатного типа без охраны, но под надзором администрации;

ПРЕСТУПЛЕНИЕ • НАКАЗАНИЕ • ИСПРАВЛЕНИЕ



32





  • распространить условия отбывания наказа- ния в исправительной колонии (тюрьме) общего режима на изолированный участок воспитатель- ного центра, функционирующий в режиме ис- правительной колонии (тюрьмы) общего режима (обычные, облегченные и строгие).

Результаты исследования показали, что боль- шинство опрошенных сотрудников территори- альных органов ФСИН России (70,4% респон- дентов) полагают необходимым предусмотреть возможность перевода отрицательно характе- ризующихся осужденных (злостные наруши- тели установленного порядка отбывания нака- зания в период нахождения в строгих условиях отбывания наказания), содержащихся в воспи- тательных центрах с обычным наблюдением, в воспитательные центры с усиленным наблюде- нием, а также из обоих видов воспитательных центров в исправительную колонию общего ре- жима (для осужденных, достигших 18-летнего возраста). Целесообразным видится и перевод положительно характеризующихся осужденных из воспитательных центров с усиленным наблю- дением в воспитательные центры с обычным наблюдением (90,8% респондентов). Тем не ме- нее перевод осужденных из воспитательного центра одного вида в другой наверняка вызовет ряд трудностей, связанных с обеспечением раз- дельного содержания лиц, впервые осужденных к лишению свободы, и лиц, ранее отбывавших данный вид наказания. Кроме того, такой пере- вод будет возможен лишь на основании судеб- ного решения и потребует внесения поправок в законодательство.

Создание воспитательного центра для несо- вершеннолетних осужденных требует пересмот- ра форм и методов работы с ними. Большинство практических работников (79% респондентов) положительно оценивают отрядную форму ра- боты с несовершеннолетними осужденными, высказываясь за ее сохранение при усилении индивидуальной работы. Вместе с тем немалая часть опрошенных сотрудников воспитательных колоний допускает отход от отрядной системы (21,2% респондентов) и размещение осужден- ных небольшими группами в запираемых только на ночь помещениях (32,6%).

Концептуальная модель предусматривает переход от отрядной формы работы с осуж- денными в воспитательном центре к работе с мультидисциплинарной группой несовершен- нолетних. Предлагается несколько подходов к формированию мультидисциплинарных групп осужденных:


  • в зависимости от социальной запущенно- сти и криминальной зараженности осужденно- го, его подверженности социально-педагогиче- скому воздействию;

  • в зависимости от уголовно-правовых и кри- минологических характеристик осужденных. В частности, осужденные могут быть сгруппиро- ваны на основании вида совершенного преступ-

ления: за насильственные преступления, коры- стные преступления, корыстно-насильственные преступления и т.п. (данный критерий является наиболее значимым для классификации осуж- денных, содержащихся в воспитательных цен- трах с усиленным наблюдением);

  • на основе принципов совместного обуче- ния, профессиональной подготовки, трудовой деятельности (класс, учебная группа, бригада).

Итак, в целях организации индивидуальной и групповой работы с осужденными, подозревае- мыми и обвиняемыми в воспитательном центре следует формировать секции из числа указан- ных лиц. Дополнительно необходимо учитывать такие критерии, как психологическая совмес- тимость осужденных, возраст, наличие различ- ного рода хронических инфекционных и иных заболеваний (ВИЧ-инфекция и т.п.) и др. Для социально-педагогического сопровождения исправительного процесса за каждой группой (секцией) лиц, содержащихся в воспитательном центре, необходимо закрепить социального пе- дагога (старшего социального педагога).

Полагаем, что в основе деления осужденных на группы (секции) в воспитательных центрах с обычным наблюдением должен лежать, прежде всего, деятельностный подход. Учитывая, что основным видом деятельности несовершенно- летнего осужденного является деятельность учебная (обучение в общеобразовательной шко- ле и профессиональном училище; профессио- нальная подготовка в учебно-производственных мастерских), формирование групп (секций) осу- жденных должно осуществляться по принципу их совместного обучения (класс, учебная груп- па, бригада).

Одновременно для осуществления психокор- рекционных и иных реабилитационных меро- приятий предлагается формировать сквозные мультидисциплинарные группы по дополнитель- нымкритериям(наркоманы, склонныекагрессии и др.). Работа с такими группами осуществляет- ся по отдельным программам в специальных ка- бинетах в отведенное для этого время (занятия психолога, психиатра, социального работника, социального педагога, учителя, мастера и др.).

Особого внимания заслуживает решение задач социальной адаптации и ресоциализа- ции несовершеннолетних осужденных к лише- нию свободы. Процесс исполнения наказания в воспитательных колониях до сих пор во мно- гом строится на внешнем контроле, который не влияет на внутренние установки человека. При разработке модели организации социальной, психологической и воспитательной (социаль- но-педагогической) работы учитывалось, что среди несовершеннолетних преступников уве- личилась доля лиц, не имеющих социальных и профессиональных навыков, без определенных источников дохода, лиц безнадзорных, обла- дающих низким уровнем социальной адапта- ции, что во многом связано с отсутствием опеки



В Е С Т Н И К И Н С Т И Т У Т А






и контроля. Именно в воспитательных колониях наблюдается скопление лиц с недостаточным уровнем социализации, обладающих высокой дезадаптивностью. По данным специальной переписи осужденных 2009 г., 22% лиц, отбы- вающих наказание в воспитательных колониях, до осуждения нигде не работали и не учились, то есть почти каждый четвертый осужденный подросток оказался вне поля таких институ- тов социализации, как образовательные учре- ждения10. Работа с указанной категорией лиц требует соответствующего социально-реаби- литационного сопровождения, позволяющего обеспечить их эффективную ресоциализацию в современном обществе. В связи с этим важней- шей комплексной задачей, стоящей перед со- временным пенитенциарным учреждением для несовершеннолетних, является деятельность психолого-педагогического и реабилитацион- ного характера, основными принципами кото- рой должны стать:

  • непрерывность и преемственность соци- альной, психологической и воспитательной (социально-педагогической) работы с несовер- шеннолетними с момента заключения их под стражу и до момента освобождения;

  • трансформация форм и методов социаль- ной, психологической и воспитательной (со- циально-педагогической) работы в контексте функционирования прогрессивной системы ис- полнения наказания;

  • обеспечение в работе приоритета психо- лого-педагогических и социальных методов и форм воздействия на осужденных;

  • учет возрастных и индивидуальных (психо- логических, физиологических, уголовно-право- вых) характеристик осужденных;

  • комплексный характер деятельности, осно- ванный на взаимодействии между различными службами воспитательного центра.

Особую актуальность приобретает пробле- ма минимизации проявления в работе воспи- тательных центров элементов, характерных для тюремного учреждения. Ее преодоление потре- бует проработки таких вопросов организации режима и охраны, как внедрение современных инженерно-технических средств надзора, осна- щение учреждения интегрированными инженер- но-техническими системами охраны, что в свою очередь связано со значительными финансовы- ми затратами, необходимостью дополнительной профессиональной подготовки сотрудников. Тем не менее решение обозначенных вопросов позволит в перспективе снизить в воспитатель- ном центре численность сотрудников подразде- лений охраны и надзора, увеличить количество сотрудников, выполняющих функции социаль- ной, психологической и воспитательной работы с осужденными.

В ходе исследования была обоснована не- обходимость сохранения в воспитательном центре подразделения, осуществляющего опе-

ративную деятельность. Потребность в прове- дении оперативной работы в воспитательном центре определяется особой значимостью задач по предупреждению правонарушений, совершаемых осужденными в условиях дан- ного учреждения, перекрытию каналов посту- пления в учреждение запрещенных предме- тов, выявлению и пресечению запрещенных связей персонала и спецконтингента, а также оказанию помощи органам внутренних дел в раскрытии ранее совершенных преступлений. Отбывая наказание в воспитательных колони- ях, отдельные несовершеннолетние осужден- ные не стремятся встать на путь исправления и продолжают вынашивать планы дальнейшего совершения преступлений. Так, в 2009 г. опера- тивными аппаратами в воспитательных колони- ях было предотвращено 2269 преступлений, из которых большую часть – 1799 (79%) – состави- ли преступления против жизни и здоровья11. В воспитательных колониях сохраняется актив- ность отрицательно настроенных осужденных, склонных к различным формам деструктивного поведения, распространению традиций уго- ловно-преступной среды и криминальной суб- культуры. Такие подростки нередко выступают в качестве организаторов различных групповых эксцессов, а иногда и массовых беспорядков. Так, в 2009 г. в воспитательных колониях заре- гистрировано 10 преступлений (в 2008 г. – 13, 2007 г. – 29). Половина совершенных преступ- лений связана с дезорганизацией нормальной деятельности учреждений12. Особое значение оперативная работа будет иметь в воспита- тельных центрах с усиленным наблюдением, поскольку в них предполагается содержание лиц, вставших на криминальный путь, склон- ных к совершению повторных преступлений, дезорганизации деятельности исправительно- го учреждения, формированию неформальных групп осужденных отрицательной направлен- ности и активному участию в них.

Исследование вопросов организации об- щего и начального профессионального обра- зования, трудовой адаптации осужденных в воспитательном центре позволило прийти к выводу, что данные направления деятельно- сти должны быть выстроены с учетом харак- теристики осужденных, требований раздель- ного содержания различных их категорий, необходимости организации единого учеб- но-воспитательного процесса. В частности, в силу большой криминальной зараженности спецконтингента, низкой мотивации к обще- ственно полезной деятельности, в том числе к учебе, в воспитательном центре с усилен- ным наблюдением необходимо организовать более плотный надзор за осужденными в об- щеобразовательной школе, обеспечить безо- пасность учителей. При организации обучения в профессиональном училище важен инди- видуальный подход к выбору профессии на



ПРЕСТУПЛЕНИЕ • НАКАЗАНИЕ • ИСПРАВЛЕНИЕ



34





основе углубленного изучения качеств и осо- бенностей личности осужденного. Полагаем, что в основу модели управления процессом трудовой адаптации осужденных должен быть положен принцип, разграничивающий процес- сы управления трудовой адаптацией осужден- ных в целом и управления трудовой адаптаци- ей конкретных осужденных. Координаторами этой деятельности в воспитательном центре должны стать учебно-производственные (тру- довые) мастерские (создание рабочих мест, организация производственного процесса и производственного обучения) и отделения (группы) социальной защиты (организация ра- боты с конкретным осужденным по индивиду- альной программе трудовой адаптации).

В ходе разработки модели воспитательно- го центра было подготовлено типовое штатное расписание воспитательного центра. Наиболее трудными для авторского коллектива стали во- просы обоснования нормативов штатной чис- ленности сотрудников по ряду категорий долж- ностей; вопросы штатного построения таких вновь создаваемых подразделений, как ПФРСИ, изолированный участок, функционирующий в режиме исправительной колонии (тюрьмы) об- щего режима, социально-реабилитационный центр. Обоснование нормативов штатной чис- ленности социальных работников, социальных педагогов, психологов и мастеров учебно-про- изводственных (трудовых) мастерских осущест- влялось на основе результатов эмпирического исследования, которое проводилось в 2010 г. на базе Алексинской, Брянской, Вологодской и Рязанской воспитательных колоний. Фотогра- фия рабочего времени соответствующих спе- циалистов и экспертная оценка трудоемкости реализуемых ими функций позволили получить расчетным путем следующие нормативы: спе- циалист по социальной работе – 1 сотрудник на 70 осужденных; социальный педагог – 1 сотруд- ник на 20 осужденных; психолог – 1 сотрудник на 50 осужденных; мастер – 1 сотрудник на 25 осужденных.

Преобразование воспитательных колоний в воспитательные центры потребует переработ- ки целого ряда федеральных и ведомственных нормативных правовых актов, подготовки от- дельных локальных правовых актов. В перво- очередном порядке необходимо будет внести в УК РФ изменения в части определения вида исправительного учреждения для отбывания лишения свободы лицами, совершившими пре- ступления в несовершеннолетнем возрасте (ч. 1 ст. 56; ч. 3 ст. 58; п. 6 ст. 88); в УПК РФ – в

части принятия решения об избрании в отно- шении несовершеннолетнего подозреваемо- го или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу (ч. 2 ст. 108); в УИК РФ



  • в части определения вида исправительного учреждения для отбывания наказания несовер- шеннолетними осужденными, регламентации

особенностей исполнения наказания в виде лишения свободы в воспитательных центрах, применения мер поощрения и взыскания, по- рядка перевода осужденных в изолированный участок воспитательного центра, функциони- рующий как исправительная колония (тюрьма) общего режима (ч. 9, 10 ст. 74; ст. 132; ст. 133; ст. 138; ст. 140); в Закон Российской Федерации от 21 июля 1993 г. № 5473-1 «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» – в части создания в воспитательных центрах учебно-производст- венных (трудовых) мастерских (ст. 18), а также в ведомственные нормативные правовые акты, регламентирующие вопросы организации ре- жима и надзора за осужденными, социальной, психологической и воспитательной работы с осужденными и ряда других направлений дея- тельности воспитательных центров. По резуль- татам исследования авторским коллективом были подготовлены предложения по внесению изменений и дополнений в действующее за- конодательство, разработаны проекты Поло- жения о воспитательном центре, Положения о ПФРСИ, Положения о социально-реабилитаци- онном центре.

Разнообразие задач и функций воспитатель- ного центра, высокие требования к профессио- нальному уровню его персонала, специфика криминологических, психолого-педагогических характеристик воспитанников предопределяют особенности организации профессионального образования сотрудников воспитательного цен- тра. В целях углубления профессиональной спе- циализации в подготовке персонала для работы с несовершеннолетними осужденными в кон- цептуальную модель включены предложения по организации непрерывного профессионального обучения сотрудников воспитательного центра, введению новых ведомственных специализаций в рамках имеющихся направлений и профилей подготовки, а также расширению перечня про- грамм дополнительного профессионального образования.

Процесс формирования профессиональных компетенций сотрудника воспитательного цен- тра включает три основных этапа: получение профессионального (базового) образования; профессиональное обучение при приеме на службу в воспитательный центр; профессио- нальное обучение при исполнении служебных обязанностей по должности. Его целостность и непрерывность обеспечиваются посредством применения таких форм профессионального образования сотрудников, как получение базо- вого профессионального образования, в том числе в вузах ФСИН России, профессиональ- ная переподготовка, повышение квалификации, стажировка, служебная подготовка.

При замещении должностей воспитательного центра, функциональные обязанности сотруд- ников по которым предполагают непосредст-



В Е С Т Н И К И Н С Т И Т У Т А






венное общение с несовершеннолетними осу- жденными, приоритетными специальностями являются «Психология», «Социальная работа»,

«Социальная педагогика», «Педагогика».

В рамках введения новых ведомственных специализаций с учетом имеющихся направ- лений и профилей подготовки сотрудников вос- питательных центров предлагается внедрение в образовательных учреждениях высшего про- фессионального образования ФСИН России специальности 050407.65 «Педагогика и пси- хология девиантного поведения» (специализа- ция – психолого-педагогическая реабилитация детей с девиантным поведением). Также це- лесообразно начать подготовку специалистов юридического профиля для воспитательных центров по новой образовательной программе 030505.65 «Правоохранительная деятельность» (специализация – воспитательно-правовая), что позволит значительно в сравнении с действую- щей программой увеличить вариативный блок специальных дисциплин воспитательно-право- вой направленности.

В рамках расширения перечня программ дополнительного профессионального обра- зования сотрудников воспитательных центров предлагается организовать на базе Санкт-Пе- тербургского института повышения квалифика- ции работников УИС и факультетов повышения квалификации образовательных учреждений высшего профессионального образования ФСИНРоссииреализациюпрограммповышения квалификации по всем категориям должностей, выполнение функциональных обязанностей по которым предполагает непосредственное об- щение с несовершеннолетними осужденными. В целях подготовки специалистов высшей ква- лификации целесообразно также сделать воз- можным получение сотрудниками воспитатель- ных центров (преимущественно из категории руководителей) послевузовского профессио- нального образования по научной специально- сти 13.00.02 «Теория и методика воспитания (со- циальная педагогика)».



В целом проведенное исследование позво- лило сформулировать общие концептуальные подходы к организационно-функциональному построению воспитательного центра для несо- вершеннолетних осужденных, организацион- ному построению отдельных направлений его деятельности. На основе предложенной кон- цептуальной модели после ее принятия будут выстроены индивидуальные модели воспита-

необходимости совместно-раздельного содер- жания несовершеннолетних мужского и женско- го пола, а также организована их эксперимен- тальная апробация и внедрение.



ПРИМЕЧАНИЯ


1 См.: Федеральный закон Российской Федерации от 09.03.2001 г. № 25-ФЗ «О внесении изменений и дополне- ний в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно- процессуальный кодекс РСФСР, Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации и другие законодатель- ные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2001. № 11. Ст. 1002.

2 См.: Панкратов Р.И., Тарло Е.Г., Ермаков В.Д. Дети, ли- шенные свободы. М., 2003. С. 146.

3 См.: Там же. С. 145–147.

4 См.: Андрюхин Н.Г., Замыцких В.П. Об эффективности дифференциации исполнения наказания в виде лишения свободы в отношении несовершеннолетних // Реформа уго- ловно-исполнительной системы России: состояние, пробле- мы, перспективы. Рязань, 2004. С. 96–97.

5 См.: Андрюхин Н.Г. Дифференциация уголовной ответ- ственности и наказания несовершеннолетних: состояние и перспективы развития. М., 2004. С. 140–143.

6 См.: Кашуба Ю.А., Бакаева Ю.В. Уголовные наказа- ния, применяемые в отношении несовершеннолетних. СПб., 2009. С. 99–100.

7 См.: Отчет об осужденных, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте за 12 месяцев 2002 г.: Ве- домственное статистическое наблюдение Судебного депар- тамента при Верховном Суде РФ. М., 2003. С. 1–2; Отчет об осужденных, совершивших преступления в несовершенно- летнем возрасте за 12 месяцев 2009 г.: Ведомственное ста- тистическое наблюдение Судебного департамента при Вер- ховном Суде РФ. М., 2009. С. 1–2.

8 В статье здесь и далее приводятся результаты иссле- дования, проводившегося в 2010 г. Вологодским институ- том права и экономики ФСИН России на базе Алексинской, Архангельской, Брянской, Вологодской и Рязанской воспи- тательных колоний (категория респондентов – сотрудники воспитательных колоний) и НИИ ФСИН России в 54 терри- ториальных органах ФСИН России (категория респондентов

  • сотрудники территориальных органов ФСИН России).

9 Возможность создания в воспитательной колонии изо- лированного участка исправительной колонии общего ре- жима предусмотрена п. 9 ст. 74 УИК РФ. Создание тюрем общего режима как нового вида исправительного учрежде- ния предусматривается проектом Концепции развития уго- ловно-исполнительной системы в Российской Федерации до 2020 г.

10 См.:Характеристика осужденных, отбывающих лише- ние свободы (по материалам специальной переписи осу- жденных 2009 г.) / Науч. ред. В.И. Селиверстов. М., 2010. Вып. 1. С. 15.

11 См.: Сведения о преступлениях в уголовно-исполни- тельной системе: Информационно-аналитический сборник НИИИиПТ ФСИН России. Тверь, 2009. С. 15, 29.

12 См.: Отчет о работе воспитательных колоний за 2003 год, подготовленный ГУИН Минюста России // Архив Воло- годского института права и экономики. 2009. Д. № 36-07. Т. 5. С. 37; Отчетоработевоспитательныхколонийза 2009 год. ФГУ НИИИиПТ ФСИН России // Там же. С. 25.

ПРЕСТУПЛЕНИЕ • НАКАЗАНИЕ • ИСПРАВЛЕНИЕ



36



О совершенствовании ст. 1 3 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации
А.Л. САНТАШОВ – начальник кафедры уголовно-исполнительного права ВИПЭ ФСИН России, кандидат юридических наук, доцент;

И.А. ЯНЧУК – старший преподаватель кафедрыуголовно-исполнительно- го права, кандидат юридических наук

Статья посвящена анализу Федерального закона от 5 апреля 2010 г. № 46-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации и статью 22 Закона Российской Федерации “Об учреждениях и органах, исполняю- щих уголовные наказания в виде лишения свободы”». В работе отражены причины изменений, внесенных в ст. 113 УИК РФ, дается их оценка. Делается вывод, что такое законодательное решение вполне оправданно и научно обоснованно, однако при этом не доведено до логического завершения. В этой связи авторы статьи предла- гают законодательно доработать ст. 113 УИК РФ.

К л ю ч е в ы е с л о в а : меры поощрения; изменение условий отбывания нака- зания; изменение вида исправительного учреждения; помилование; замена неот- бытой части наказания более мягким видом наказания.

Федеральным законом от 5 апреля 2010 г.

№ 46-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно- исполнительный кодекс Российской Федерации и статью 22 Закона Российской Федерации “Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы”»1 из ст. 113 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации были исключены ч. 3 и 5. Это означа- ет, что помилование и изменение условий содер- жания осужденных перестали являться мерами поощрения. Темсамымзаконодатель подвел итог существующему в пенитенциарной науке спору о разграничении либо унификации мер поощрения и иных поощрительных норм уголовно-исполни- тельного права. Между тем нельзя сказать, что такое решение давно назревало, что оно акту- ально и своевременно, ибо истоки данного спора возникли еще в науке исправительно-трудового права, а в последнее время этот вопрос вообще не поднимался. В этой связи хотелось бы напом- нить суть дискуссии и высказать свое мнение по поводу изменений в УИК РФ.

Вопрос заключался в следующем: самостоя- тельны ли «иные поощрительные нормы» и на- сколько обоснованно их размещение в статье закона, устанавливающей перечень мер поощ- рения осужденных? Рассмотрим это на приме- ре сравнения норм, регулирующих изменение условий содержания осужденных, и мер поощ- рения.

Сторонником первой точки зрения являет- ся Н.А. Стручков. Он отмечал, что «изменение условий содержания осужденного путем пере- вода из одного исправительного учреждения в

другое поощрением или взысканием в собст- венном значении этих понятий не является, по- скольку составляет содержание одного из спо- собов реализации самостоятельного института исправительно-трудового права, не входящего в институт применения поощрений и взысканий к осужденным»2. В свою очередь С. Березиков и М. Пучковская отмечают, что «изменение усло- вий содержания не является дисциплинарным взысканием или поощрением, хотя и относится в соответствии со ст. 113, 115 УИК РФ к мерам дисциплинарного характера»3. В.С. Яковлев, Б.З. Маликов и Н.Б. Маликова также разграни- чивают рассматриваемые институты по субъек- там, объектам и основаниям применения4.

Аналогичной точки зрения придерживаются Ю.М. Ткачевский, В.С. Епанешников, Г.А. Ава- несов и С.И. Курганов. Они исходят из того, что меры поощрения и взыскания применяются при совершении единичных поступков, в то время как рассматриваемый институт – при опреде- ленной линии поведения5.

Соглашаясь с этим, С.Л. Бабаян все же при- держивается иного мнения и выделяет нормы, изменяющие условия содержания, в отдельную группу мер поощрения. Свою позицию он обос- новывает тем, что в рассматриваемых правоот- ношениях участвуют одни и те же субъекты6. При этом он признает также отличие указанной груп- пы мер от мер поощрения, закрепленных в ч. 1 ст. 113 УИК РФ. Оно заключается в том, что пер- вые комплексно изменяют объем прав осужден- ных, в то время как последние большей частью правовой статус не изменяют7. То есть содержа-

В Е С Т Н И К И Н С Т И Т У Т А






тельная сторона данных институтов различна. Такой же точки зрения придерживаются А.Ф. Си- зый8 и А.И. Васильев. Последний полагает, что «в большинстве своем изменение условий содер- жания осужденных рассматривается именно как применение мер поощрения и взыскания»9.

Так выглядят основные позиции по рассмат- риваемому дискуссионному вопросу. Необходи- мо отметить, что до последнего времени вторая точка зрения выглядела более выигрышной, по- скольку рассматриваемые иные поощрительные нормы содержались в ст. 113 УИК РФ. Несмотря на это, мы все же придерживаемся первой пози- ции по следующим соображениям.

Во-первых, основания применения рассмат- риваемых институтов различны. По этому пово- ду А.В. Бриллиантов справедливо отмечает, что в нормах, содержащихся в ч. 3 ст. 113 УИК РФ,

«предусмотрена лишь возможность их приме- нения не по основаниям поощрения или взыска- ния, а по иным основаниям, предусмотренным законом»10. Необходимо признать, что некото- рые основания совпадают, например хорошее поведение осужденных и их добросовестное отношение к труду. Но существуют и самостоя- тельные основания, в частности истечение опре- деленного срока отбывания наказания является одним из оснований для перевода осужденных на другие условия содержания.

Во-вторых, С.Л. Бабаян указывает, что в рас- сматриваемых правоотношениях участвуют одни и те же субъекты. Однако правом приме- нения мер поощрения и взыскания пользуются начальники исправительных учреждений или лица, их замещающие (в отношении отдельных мер поощрения – начальники отрядов), а пе- ревод осужденных из одних условий на другие осуществляется по решению комиссии испра- вительного учреждения, и изменять вид испра- вительного учреждения имеет право только суд. На наш взгляд, высказанное С.Л. Бабаяном ут- верждение совершенно необоснованно.

И главное, ст. 119 УИК РФ содержит утвер- ждение о том, что начальники исправительных учреждений или лица, их замещающие, в пол- ном объеме пользуются правом применения пе- речисленных в ст. 113 УИК РФ мер поощрения. Если рассматривать институт изменения усло- вий содержания осужденных как меру поощре- ния (то есть до внесения изменений в УИК РФ), то ст. 119 УИК РФ вступает в противоречие со ст. 113 УИК РФ, поскольку правом применения ст. 78 и 87 УИК РФ начальники исправительных учреждений не обладают.

Таким образом, мы полагаем, что изменения условийотбывания наказания ивида исправитель- ного учреждения не являются мерами поощрения.

То же самое можно сказать и об отграничении помилования и замены неотбытой части наказа- ния осужденным более мягким видом наказания от мер поощрения. Так, например, право приме- нения данных норм принадлежит Президенту Российской Федерации и суду соответственно, а не начальнику исправительного учреждения.

В связи с этим представляется, что институ- ты помилования и замены неотбытой части на- казания более мягким видом наказания, хотя и содержат поощрительные нормы, собственно мерами поощрения не являются, поскольку от- личаются от последних основаниями примене- ния, содержанием и субъектами.

В этой связи изменения, внесенные в ст. 113 УИК РФ, вполне оправданны и научно обоснован- ны. Вместе с тем остаются непонятными причи- ны, по которым из данной статьи не исключена норма, предусматривающая замену неотбытой части наказания осужденным более мягким ви- дом наказания. На наш взгляд, законодателю следует быть последовательным и исключить ч. 4 из ст. 113 УИК РФ.



ПРИМЕЧАНИЯ


1 См.: СЗ РФ. 2010. № 15. Ст. 1742.

2 Стручков Н.А. Курс исправительно-трудового права. Проблемы Особенной части. М., 1985. С. 95.

3 Березиков С., Пучковская М. О некоторых проблемах законодательного регулирования изменения осужденным условий отбывания наказания // Ведомости уголовно-испол- нительной системы. 2006. № 7. С. 26.

4 См.: Яковлев В.С., Маликов Б.З., Маликова Н.Б. Некото- рые проблемы правовой природы строгих условий отбыва- ния лишения свободы в исправительной колонии // Уголов- но-исполнительная система России: стратегия развития. М., 2005. С. 145–146.

5 См.: Ткачевский Ю.М. Проблемы прогрессивной системы исполнения уголовных наказаний // Проблемы совершенст- вования уголовных наказаний. Рязань, 1983. С. 20; Епанешни- ков В.С. Дисциплинарные меры воздействия на осужденных к лишению свободы как институт исправительно-трудового права: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1993. С. 15; Ава- несов Г.А. Изменение условий содержания осужденных в про- цессе отбывания лишения свободы (прогрессивная система). М., 1968. С. 10; Курганов С.И. О природе поощрительных норм уголовно-исполнительного права // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2005. № 5. С. 10.

6 См.: Бабаян С.Л. Правовое регулирование применения мер поощрения и взыскания в воспитательном воздействии на осужденных к лишению свободы: Дис. … канд. юрид. наук. Рязань, 2003. С. 75.

7 См.: Там же. С. 75–76.

8 См.: Сизый А.Ф. Совершенствование правового регули- рования системы изменения условий содержания лиц, осуж- денных к лишению свободы // Актуальные проблемы укреп- ления режима в ИТУ. Рязань, 1979. С. 98.

9 Васильев А.И. Изменение условий содержания осужден- ных в системе мер поощрения и взыскания // Система воспи- тательной работы: Сб. науч. тр. Рязань, 1982. С. 109.

10 См.: Бриллиантов А.В. Дифференциация наказания: уголовно-правовые и уголовно-исполнительные проблемы: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1998. С. 381.

ПРЕСТУПЛЕНИЕ • НАКАЗАНИЕ • ИСПРАВЛЕНИЕ


38



ОРГАНИЗАЦИЯ ПРАВООХРАН

И

Е






Т ЛЬНОЙ
















ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И УГОЛОВНОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО




Предъявление обвинения: современное состояние и проблемы правоприменения
Б.Я. ГАВРИЛОВ – заведующий кафедрой управления органами рассле- дования преступлений Академии управления МВД России, доктор юриди- ческих наук, профессор

В статье проводится анализ института предъявления обвинения в современном уголовно-процессуальном законодательстве, а также рассматривается историко- правовое содержание института предъявления обвинения. В работе предлагается исключить институт предъявления обвинения при одновременном введении про- цессуальной нормы об уведомлении о существующем в отношении лица подозре- нии в случае возбуждения уголовного дела.

К л ю ч е в ы е с л о в а : институт предъявления обвинения; уголовно-процессу- альное законодательство; дознание и предварительное следствие.



Исследуя правовую регламентацию привле- чения лица в качестве обвиняемого, необхо- димо отметить, что в настоящее время практи- ческие работники органов предварительного следствия и часть ученых-процессуалистов счи- тают, что порядок предъявления обвинения ну- ждается в переосмыслении, а сам процессуаль- ный институт – в существенной реконструкции, вплоть до его исключения из УПК РФ. Впервые эти предложения были озвучены 5 лет назад1.

При выработке данных предложений учитыва- лось, что с 1 июля 2002 г. институт предъявления обвинения, по сути, отсутствует при производ- стве предварительного расследования в форме дознания. Здесь лицо пребывает в положении подозреваемого с момента возбуждения в от- ношении него уголовного дела либо его задер- жания вплоть до окончания дознания и состав- ления обвинительного акта, за исключением предусмотренного законом случая заключения подозреваемого под стражу и невозможности в течение 10 дней закончить дознание составле- нием обвинительного акта, что обязывает доз- навателя предъявить обвинение или отменить указанную меру пресечения.

В случае же возбуждения уголовного дела по факту совершенного преступления, подлежа- щего расследованию в форме дознания, ст. 223 УПК РФ (в редакции Федерального закона от 6 июня 2007 г. № 90-ФЗ)2 возлагается на дозна- вателя обязанность уведомлять лицо о наличии

в отношении него подозрения в совершении преступления.

За 2008 г. в суд было направленно более 400 тыс. уголовных дел, обвинение по которым не предъявлялось, а обвиняемым лицо станови- лось с момента вынесения дознавателем в от- ношении этого лица обвинительного акта.

Возникает вопрос: имеются ли правовые ос- нования к подобным радикальным изменениям режима предварительного следствия?

Прежде чем сформулировать ответ целе- сообразно изложить историко-правовое со- держание института предъявления обвинения. Устав уголовного судопроизводства 1864 г. его не предусматривал. Согласно ст. 258, 285, 304,

353, 377, 385, 386, 396 и ряду других данного документа в качестве обвиняемого лицо могло быть подвергнуто допросу, если а) было застиг- нуто на месте совершения преступного деяния, б) навлекло на себя «достаточное подозрение в преступлении» и др.

Однако в циркуляре от 28 февраля 1874 г. министр юстиции России указал, что призыв к допросу в качестве обвиняемого является са- мостоятельным «периодом» следствия, который наступает только после того, как следователь

«может доставить более или менее верные и беспристрастные данные к обвинению в пре- ступном деянии того именно, а не другого лица». Сенат в 1876 г. также указал судебным органам на необходимость выделения «основания к воз-


В Е С Т Н И К И Н С Т И Т У Т А






буждению уголовного преследования против определенного лица»3.

Первое упоминание о привлечении лица в качестве обвиняемого появилось в российском законодательстве в Положении о революцион- ных трибуналах от 12 апреля 1919 г.4, ст. 9 кото- рого предусматривала необходимость вынесе- ния постановления «о привлечении новых лиц в качестве обвиняемых»5.

Статья 131 УПК РСФСР 1922 г. предусматри- вала «при наличии достаточных данных, дающих основание для предъявления обвинения в со- вершенном преступлении» составление следо- вателем мотивированного постановления о при- влечении данного лица в качестве обвиняемого. Статья 128 УПК РСФСР 1923 г. содержала анало- гичное предписание. Их основные положения в части регламентации предъявления обвинения воспроизведены в ст. 143–151 УПК РСФСР 1960 г. В числе причин сохранения на протяжении многих десятилетий предъявления обвинения, по нашему мнению, можно отметить тот факт, что данный процессуальный институт являлся право- вым основанием (моментом) допуска защитника к участию в уголовном деле, который в течение предшествующих 80 лет (до 2001 г.) оставался од- ним из ключевых вопросов уголовного судопро- изводства. Лишь Законом Российской Федера- ции от 23 мая 1992 г. № 2825-16 защитник допущен к участию в уголовном деле вне зависимости от формы расследования с момента предъявления обвинения, а при задержании лица в качестве по- дозреваемого или заключения его под стражу до предъявления обвинения – с момента предъявле- ния ему протокола задержания или постановле-

ния о применении данной меры пресечения.

Решение Конституционного Суда Российской Федерации (далее – КС РФ) от 27 июня 2000 г.

№ 11-П по делу В.И. Маслова7 ориентировало на корректировку участия защитника в уголовном деле с более раннего этапа предварительного расследования. С 2001 г. защитник стал допус- каться к участию в деле с момента возбуждения в отношении лица уголовного дела (ч. 1 ст. 47 УПК РСФСР)8, что привело, как представляется, к утрате актуальности положений УПК РСФСР о вступлении защитника в уголовное дело с мо- мента предъявления обвинения.

На выработку предложений оказало влияние и то обстоятельство, что в ст. 49 УПК РФ значи- тельно расширен перечень оснований участия в уголовномделезащитника, чтофактическиниве- лировало разницу в правах подозреваемого (ст.


  1. и обвиняемого (ст. 47) до момента уведом- ления следователем обвиняемого об окончании предварительного следствия либо составления дознавателем обвинительного акта.

На формирование правовой позиции об ис- ключении из УПК РФ института предъявления обвинения сказалась и необходимость обосно- вания предложений о законодательном разре- шении проблемы возвращения судом уголовно- го дела прокурору (в порядке п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ) для перепредъявления (на тех же материа- лах дела) обвинения на более тяжкое.

Как известно, в соответствии с Постановлени- ем КС РФ от 8 декабря 2003 г. № 18-П при возвра- щении уголовного дела прокурору по основаниям п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ процессуальные наруше- ния, являющиесяпрепятствиемдлярассмотрения дела судом, не должны «касаться ни фактических обстоятельств, ни вопросов квалификации и до- казанности вины обвиняемых, а их устранение не предполагает дополнение ранее предъявленного обвинения»9. Тем самым КС РФ установил запрет на изменение обвинения на более тяжкое при воз- вращении судом уголовного дела прокурору10.

Другая правовая ситуация состоит в том, что при установлении в ходе судебного разбиратель- ства обстоятельств, не соответствующих изложен- ным в постановлении о привлечении лица в каче- стве обвиняемого (например, по дате или месту совершения преступления, сумме причиненного вреда и др.), встает вопрос о возвращении уголов- ного дела судом прокурору для перепредъявления обвинения. Негативным последствием этого явля- ется значительное увеличение сроков предвари- тельного следствия (порядка 1,5 месяцев) и судеб- ного разбирательства (примерно на 2,5 месяца).

Системный анализ действующего УПК РФ в совокупности с решениями по данному вопросу КС РФ позволяет полагать, что:

– содержание п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ предпо- лагает установление пределов судебного раз- бирательства по уголовному делу не на основе объема предъявленного лицу обвинения, как это было по УПК РСФСР (ч. 1 ст. 254), а обвини- тельным заключением (обвинительным актом), поскольку его составление с нарушением УПК РФ исключает возможность постановления су- дом приговора или вынесения иного решения.

В Постановлении КС РФ от 16 мая 2007 г.

№ 6-П11 констатируется, что пределы судебного разбирательства определяются обвинением, сформулированным в обвинительном заключе- нии (обвинительном акте).

Иные обстоятельства в обоснование реорга- низации института предъявления обвинения за- ключается в том, что:



  • на процедуры предъявления обвинения затрачивается значительное время; при этом данное следственное действие осуществляется следователем по уголовному делу, как прави- ло, не менее двух раз: на первоначальном этапе расследования и по его окончании;

  • сегодня процедура предъявления обвинения представляет весьма затратный финансовый ме- ханизм. Так, в 2008 г. органами предварительного следствия было направлено в суд с обвинитель- ным заключением 600 тыс. уголовных дел. Для составления в среднем одного постановления о привлечении в качестве обвиняемого следовате- лю необходимо как минимум два часа рабочего времени, не меньше занимает и непосредствен- ное предъявление обвинения, итого минимум 2,5 млн час., или 300 тыс. рабочих дней, следователя, что составляет занятость в год около 1500 следо- вателей, а с учетом необходимости предъявления обвинения по уголовному делу не менее двух раз, что равнозначно труду 3 тыс. следователей;

ПРЕСТУПЛЕНИЕ • НАКАЗАНИЕ • ИСПРАВЛЕНИЕ


40





  • значительные суммы расходуются на опла- ту услуг адвокатов при производстве данного следственного действия; часть из них оплачи- вается непосредственно обвиняемыми, а почти 40% уголовных дел – государством в порядке ст. 51 УПК РФ (адвокаты по назначению).

Исключение института предъявления об- винения при производстве предварительного следствия при одновременном введении про- цессуальной нормы об уведомлении лица о су- ществующем в отношении него подозрении в случае возбуждения уголовного дела позволит создать юридические предпосылки для реше- ния правовыми средствами проблемы возвра- щения судом уголовного дела прокурору для перепредъявления обвинения на более тяжкое путем пересоставления обвинительного заклю- чения, не выходя за пределы фактического об- винения по расследованному уголовному делу.

Из числа иных предложений по совершенст- вованию института предъявления обвинения воз- можно обратиться к УПК Республики Беларусь, согласно нормам которого стороне обвинения предоставлено право изменить в суде обвинение на более тяжкое. Для этого суд по ходатайству го- сударственного обвинителя объявляет перерыв на срок до десяти суток для составления прокурором нового постановления о привлечении лица в ка- честве обвиняемого. При продолжении судебно- го разбирательства государственный обвинитель предъявляет обвиняемому и его защитнику новое обвинение и допрашивает по нему обвиняемого.



Н.А. Колоколов предлагает окончательное формулирование обвинения возложить на про- курора по завершении судебного следствия12.

Изложенное не претендует на истину в по- следней инстанции. Однако можно надеяться, чтообсуждаемыевопросыбудутспособствовать развитию юридической мысли по совершенст- вованию российского уголовно-процессуально- го законодательства и его досудебной стадии. Предпосылки для этого сегодня созданы.



ПРИМЕЧАНИЯ


1 См.: Гаврилов Б.Я. Правовое регулирование защиты конституционных прав и свобод личности в уголовном судо- производстве: Моногр. М., 2004; Он же. Предъявление обви- нения: теория и практика реализации // Уголовный процесс. 2009. № 7; Институт предъявления обвинения: современное состояние и проблемы совершенствования // Российская юстиция. 2009. № 5 и др.

2 См.: СЗ РФ. 2007. № 24. Ст. 2833.

3 См.: Макалинский П.В. Практическое руководство для судебных следователей. СПб., 1907. С. 386.

4 См.: Алексеев Н.С., Лукашевич В.З. Ленинские идеи в советском уголовном процессе. Л., 1970.

5 См.: Собрание Узаконений РСФСР. 1919. № 13. Ст. 132.

6 См.: Ведомости Съезда народных депутатов и Верхов- ного Совета РФ. 1992. № 25. Ст. 1389.

7 См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2000 г. № 11-П по делу о проверке кон- ституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 УПК РСФСР // СЗ РФ. 2000. № 27. Ст. 2822.

8 См.: Федеральный закон от 20.03.2001 № 26-ФЗ // СЗ РФ. 2001. № 13. Ст. 1140.

9 См.: СЗ РФ. 2003. № 51. Ст. 5026.

10 См.: Петрухин И.Л. Доследование: расхождения закона и практики // Уголовный процесс. 2007. № 8; Оксюк Т.Л. Возвра- щение уголовного дела прокурору // Уголовный процесс. 2005.

№ 1; Ткачев А.И. Возвращение уголовного дела прокурору со стадии подготовки к судебному заседанию. Томск, 2008.



11 См.: СЗ РФ. 2007. № 22. Ст. 2686.

12 См.: Колоколов Н.А. О праве, суде и правосудии (из- бранное). М., 2006. С. 397–398.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   24




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница