Журнал №6. indd



страница2/19
Дата09.08.2019
Размер2.1 Mb.
#128480
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

Конфискация имущества:


толкование и применение уголовно-правовых норм
Ю.Е. ПУДОВОЧКИН – профессор кафедры уголовного права Российской академии правосудия, доктор юридических наук, профессор

В статье рассматривается проблема законодательной регламентации и приме- нения конфискации имущества как меры уголовно-правового характера.



Ключевые слова: уголовное право; уголовное наказание; уголовная ответст- венность; иные меры уголовно-правового характера; конфискация имущества; воз- мещение вреда, причиненного преступлением.



Конфискация имущества в первоначальной редакции УК РФ рассматривалась в качестве дополнительного наказания, представлявшего собой принудительное безвозмездное изъятие в собственность государства всего или час- ти имущества, являющегося собственностью осужденного. Она устанавливалась за тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные из корыстных побуждений, и могла быть назначе- на судом только в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК (ст. 52 УК РФ). Практика применения данного вида наказания показывала, что оно в период,

предшествовавший его отмене (1999–2002 гг.), применялось в среднем к 2% осужденных. При этом в уголовно-правовой науке превалировало мнение о достаточно высокой эффективности этого наказания в деле предупреждения коры- стной преступности.

В 2003 г. законодатель исключил положения о конфискации имущества из УК РФ. Вместе с тем отсутствие конфискации в уголовном законо- дательстве не означало полного забвения этой меры. В период 2003–2006 гг. сохраняли свою силу предписания ст. 81 УПК РФ, согласно ко- торым при вынесении приговора, а также опре-


В Е С Т Н И К И Н С Т И Т У Т А






деления или постановления о прекращении уго- ловного дела изъятые в качестве вещественных доказательств орудия преступления, принад- лежащие обвиняемому, подлежали конфиска- ции. Конституционный Суд РФ в определении от 8 июля 2004 г. № 251-О «Об отказе в приня- тии к рассмотрению жалобы Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на нарушение конституционных прав граждани- на Яковенко Андрея Федоровича п. 1 ст. 86 УПК РСФСР и гражданина Исмайлова Адиля Юнус оглы – п. 1 ч. 3 ст. 81 УПК РФ, а также жалобы гражданина Кузьмина Владимира Клавдиевича на нарушение его конституционных прав поло- жениями ст. 81 УПК РФ», ссылаясь на нормы ме- ждународного права, указал, что само по себе исключение конфискации имущества как вида наказания из УК РФ не может расцениваться как препятствие для сохранения в УПК РФ института конфискации имущества, признанного вещест- венным доказательством по уголовному делу, а следовательно, для применения этого институ- та судом, и признал соответствующие положе- ния УПК конституционными. Действовал в этот период и еще один вид конфискации – граждан- ско-правовой. Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» рассматривал конфискацию контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в качестве специального способа защиты прав1.

Однако наличие данных видов конфиска- ции мало способствовало решению проблемы борьбы с корыстной, организованной преступ- ностью и терроризмом. Исключение конфиска- ции из уголовного закона противоречило и обя- зательным для России нормам международного права, в частности: Конвенции ООН о борьбе с финансированием терроризма (1999 г.), Конвен- ции ООН против коррупции (2000 г.), Конвенции ООН против транснациональной организован- ной преступности (2000 г.). Не было поддержано это законодательное решение и многими спе- циалистами (Н.Ф. Кузнецовой, В.В. Лунеевым), утверждавшими, что отсутствие в УК РФ такой меры, как конфискация имущества, противоре- чит требованиям принципа справедливости и блокирует профилактическую функцию уголов- ного закона.

Спустя два с половиной года Законом РФ от 27 июля 2006 г. № 153 конфискация имущества была возвращена в УК РФ в качестве «иной меры уголовно-правовогохарактера». АФедеральным законом № 280-ФЗ от 25 декабря 2008 г. некото- рые принципиальные положения конфискации, которые вызывали неоднозначную трактовку у специалистов, были уточнены и скорректирова- ны.

В ст. 104.1 УК РФ дается обновленное опре- деление конфискации. Это – принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собст- венность государства на основании обвини- тельного приговора суда строго установленного вида имущества:

а) денег, ценностей и иного имущества, полу- ченных в результате совершения преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 105, ч. 2–4 ст. 111, ч. 2

ст. 126, ст. 127.1, 127.2, ч. 2 ст. 141, ст. 141.1, ч. 2

ст. 142, ст. 146, 147, 183, ч. 3–4 ст. 184, ст. 186,

187, 189, ч. 3–4 ст. 204, ст.. 205, 205.1, 205.2, 206,

208, 209, 210, 212, 222, 227, 228.1, 229, 231, 232,

234, 240, 241, 242, 242.1, 275, 276, 277, 278, 279,

281, 282.1, 282.2, 285, 290, 295, 307–309, 355,

ч. 3 ст. 359 УК РФ, или являющихся предметом незаконного перемещения через таможенную границу Российской Федерации, ответствен- ность за которое установлена ст. 188 УК РФ, и любых доходов от этого имущества, за исключе- нием имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу;

б) денег, ценностей и иного имущества, в ко- торые имущество, полученное в результате со- вершения хотя бы одного из преступлений, пре- дусмотренных статьями, указанными в пункте

«а» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, и доходы от этого имуще- ства были частично или полностью превращены или преобразованы;

в) денег, ценностей и иного имущества, ис- пользуемых или предназначенных для финан- сирования терроризма, организованной груп- пы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной органи- зации);

г) орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащих об- виняемому.

Принципиально важной для понимания сути конфискации является характеристика ее пред- мета:


      1. Предметом конфискации является имуще- ство, выраженное в натуральной форме (пред- меты, ценности) или в форме денег как эквива- лента их стоимости. Этот тезис дополнительно подтверждается указанием, содержащимся в ст. 104.2 УК РФ, согласно которому, если конфи- скация определенного предмета, входящего в имущество, указанное в ст. 104.1 УК РФ, на мо- мент принятия судом решения о конфискации данного предмета невозможна вследствие его использования, продажи или по иной причине, суд выносит решение о конфискации денежной суммы, которая соответствует стоимости дан- ного предмета.

      2. В отличие от ранее действовавших норм о конфискации имущества, допускавших обраще- ние в доход государства всего имущества винов- ного, сегодня закон, по сути, указывает на три типа имущества, подлежащего конфискации: полученное от преступной деятельности (п. «а»,

«б» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ), используемое для со- вершения преступлений (п. «в», «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ), предназначенное для финансирования терроризма или организованной преступности (п. «в» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ). Общим признаком подлежащего конфискации имущества являет- ся его связь с преступной деятельностью винов- ного.

ПРЕСТУПЛЕНИЕ • НАКАЗАНИЕ • ИСПРАВЛЕНИЕ



12





Под имуществом, полученным от преступ- ной деятельности, следует понимать: предме- ты, полученные преступным путем (например, предмет хищения); доходы от совершения пре- ступления (например, вознаграждение за убий- ство или доход от реализации порнографиче- ской продукции); любые иные виды имущества, в которое эти предметы или доходы были пре- вращены (например, проценты по банковским вкладам «грязных» денег или недвижимость, приобретенная за такие деньги).

Имущество, используемое для совершения преступлений, представляет собой либо ма- териальные средства исполнителей, органи- заторов, пособников, непосредственно обес- печивающие совершение преступления, либо орудия (средства) совершения преступления. Важно, что этот тип имущества может иметь как нелегальный, так и легальный источник проис- хождения.

Имущество, предназначенное для соверше- ния некоторых преступлений (финансирования терроризма, организованной преступности), пожалуй, самая сложная категория. Как и иму- щество, используемое для совершения пре- ступлений, оно может иметь легальный или нелегальный источник. Однако если первые из указанных двух видов имущества уже «запят- нали» себя преступлением, то связь легально приобретенного имущества для использования в потенциально возможной террористической или организованной преступной деятельности носит вероятностный характер и требует особо- го подхода к доказыванию.


      1. Конфискация, по общему правилу, при- меняется лишь в отношении имущества, полу- ченного, используемого или предназначенного для совершения строго определенного перечня преступлений. Исключением является конфи- скация орудий, оборудования и иных средств совершения преступления, которая применяет- ся вне зависимости от того, какое преступление совершено обвиняемым.

      2. Подлежащее конфискации имущество, по общему правилу, должно принадлежать самому обвиняемому. В этой связи весьма показатель- но дело Белкинса, осужденного за контрабан- ду, к которому была применена уголовно-про- цессуальная конфискация денежных средств, незаконно перемещавшихся им через границу. Поскольку эти денежные средства принадле- жали не ему, а третьему лицу (Бакланову), Ев- ропейский Суд по правам человека по жалобе гражданина Бакланова признал такую конфи- скацию нарушением Европейской конвенции о защите прав человека и основных свободы, гарантирующей каждому неприкосновенность собственности. В связи с этим Президиум Вер- ховного Суда РФ судебные решения в части об- ращения в доход государства денежных средств отменил2. Однако законодатель допускает и исключение из этого общего правила. Соглас- но ч. 3 ст. 104.1 УК РФ полученное в результате

совершения преступления или предназначен- ное для совершения преступлений имущество, переданное осужденным другому лицу (орга- низации), подлежит конфискации, если лицо, принявшее имущество, знало или должно было знать, что оно получено в результате преступных действий. Это лицо является недобросовест- ным приобретателем и не может претендовать на компенсацию изымаемого в доход государ- ства имущества.

Анализируя предмет конфискации, важно обратить внимание, что по сравнению с перво- начальной редакцией УК РФ сфера применения конфискации имущества существенно расшире- на. На момент вступления в силу УК РФ конфи- скация в нем предусматривалась в 43 составах преступлений (с учетом квалифицированных), причем все эти преступления относились к ка- тегории тяжких и особо тяжких. На сегодняшний день применение конфискации (с учетом ква- лифицированных составов) допускается за со- вершение 104 преступлений, из которых особо тяжких – 33, тяжких – 38, средней тяжести – 22, небольшой тяжести – 11. Можно прогнозиро- вать, что в дальнейшем законодатель пойдет по пути включения в имеющийся перечень новых преступлений, в первую очередь корыстных по- сягательств на собственность.

Однако в таком увеличении нормативных воз- можностей конфискации имущества нельзя ус- матривать попрания идей гуманизма3, посколь- ку законодатель теперь исключает возможность конфискации имущества, которое было приоб- ретено лицом, совершившим преступление, за- конным путем и использовалось в законной дея- тельности. Особое значение в этой связи имеет предписание ч. 2 ст. 104.1 УК РФ, согласно кото- рому, если имущество, полученное в результате совершения преступления, и (или) доходы от этого имущества были приобщены к имуществу, приобретенному законным путем, конфискации подлежит та часть этого имущества, которая соответствует стоимости приобщенных иму- щества и доходов от него. Уголовно-правовое принуждение в данном случае стало адресным, отвечающим требованиям принципа личной и виновной ответственности, непосредственно связанным с преступной деятельностью лица; а известно, что именно «меткость» уголовной репрессии обеспечивает высокий исправитель- ный и профилактический потенциал уголовного закона.

Возвращая конфискацию имущества в УК РФ, законодатель в первоначальной редакции ст. 104.1 УК РФ весьма неопределенно выска- зался относительно порядка назначения кон- фискации имущества, указав, что конфискация назначается «по решению суда». Это давало ос- нование некоторым специалистам говорить о возможности применения конфискации имуще- ства в случае, когда уголовное дело завершает- ся не вынесением обвинительного приговора, а вынесением, например, постановления об осво-



В Е С Т Н И К И Н С Т И Т У Т А






бождении от уголовной ответственности. Такая рекомендация справедливо оспаривалась и при первоначальной редакции ст. 104.1 УК РФ, а се- годня опровергнута и последними изменениями закона, согласно которым решение о конфиска- ции имущества должно быть принято именно в обвинительном приговоре суда. Такое измене- ние уголовного закона вполне оправданно и со- гласуется с предписаниями уголовно-процес- суального законодательства. Согласно ст. 73 УПК РФ обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации в соот- ветствии со ст. 104.1 УК РФ, получено в резуль- тате совершения преступления или является доходами от этого имущества либо использова- лось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финан- сирования терроризма, организованной груп- пы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной органи- зации), подлежат обязательному доказыванию по уголовному делу. Факт доказанности этих обстоятельств должен быть подтвержден су- дом при постановлении приговора (ст. 299 УПК РФ). Таким образом, процессуальным докумен- том, оформляющим назначение конфискации имущества, является обвинительный приговор суда. Это принципиально важное обстоятель- ство дает основание рассматривать конфиска- цию имущества в качестве меры уголовно-пра- вового характера, которая является составной частью уголовной ответственности, назначение которой требует предварительного решения вопроса о виновности лица в совершенном пре- ступлении4.

Важно обратить внимание, что в отличие от положений ст. 52 УК РФ, определявших конфи- скацию имущества в качестве альтернативного дополнительного вида наказания (обязанность суда назначить конфискацию содержалась лишь в 12 санкциях), действующее уголовное законо- дательство решает вопросы назначения конфи- скации имущества в императивном порядке, не предоставляя суду права отказаться от назна- чения данной меры при наличии оснований ее назначения. Такая обязательность конфиска- ции подтверждена постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 апреля 2007 г. № 14 «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товар- ного знака», в котором обращается внимание судов на то, что оборот контрафактных экземп- ляров произведений или фонограмм нарушает охраняемые федеральным законодательством авторские и смежные права, в связи с чем ука- занные экземпляры произведений или фоно- грамм подлежат конфискации и уничтожению без какой-либо компенсации (за исключением случаев передачи конфискованных контрафакт- ных экземпляров произведений или фонограмм обладателю авторских или смежных прав, если

это предусмотрено действующим в момент вы- несения решения по делу федеральным зако- ном). В постановлении также отмечено, что в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ судам надлежит исходить из того, что деньги, ценно- сти и иное имущество, полученные в результа- те преступлений, предусмотренных ст. 146–147 УК РФ, и любые доходы от этого имущества кон- фискуются, за исключением имущества и дохо- дов от него, подлежащих возвращению законно- му владельцу.

Признание конфискации обязательной ме- рой уголовно-правового характера «снимает» вопрос о критериях, которыми должен руково- дствоваться суд при назначении данной меры. Решение о конфискации имущества принимает- ся без учета характера и степени общественной опасности совершенного преступления, дан- ных о личности виновного, смягчающих и отяг- чающих обстоятельств. С учетом сказанного, а также принимая во внимание характер имуще- ства, подлежащего конфискации, оправданным выглядит решение законодателя, не устано- вившего правила о неназначении конфискации имущества лицам, совершившим преступления в несовершеннолетнем возрасте.

Таким образом, конфискацию имущества сегодня можно определить как обязательную в отношении определенных преступлений меру уголовно-правового характера, состоящую в обращении на основании обвинительного при- говора суда определенного имущества в доход государства. Такое понимание конфискации

«роднит» ее по характеру с дополнительными видами уголовного наказания, за исключением того, что на нее не распространяются требо- вания дифференциации и индивидуализации карательного и исправительного воздействия. Являясь частью содержания уголовной ответст- венности, конфискация имущества подчинена и всем ее целям: она способствует восстановле- нию социальной справедливости, исправлению осужденных и предупреждению совершения новых преступлений.

Достаточно важными являются предписания уголовного закона, содержащиеся в ст. 104.3 УК РФ: при решении вопроса о конфискации имущества в первую очередь должен быть ре- шен вопрос о возмещении вреда, причиненного законному владельцу (ч. 1 ст. 104.3 УК РФ); при отсутствии у виновного иного имущества, на которое может быть обращено взыскание, кро- ме имущества, подлежащего конфискации на основании ст. 104.1 УК РФ, вред, причиненный законному владельцу, возмещается из его стои- мости, а оставшаяся часть обращается в доход государства (ч. 2 ст. 104.3 УК РФ).

Возмещение вреда не является самостоя- тельной мерой уголовно-правового характера, ориентированной на реализацию конститу- ционного предписания о компенсации причи- ненного преступлением ущерба потерпевшим (ст. 52 Конституции Российской Федерации)5.



ПРЕСТУПЛЕНИЕ • НАКАЗАНИЕ • ИСПРАВЛЕНИЕ



14





Законный владелец, о котором упоминает закон, это не всегда лицо, признанное потерпевшим по уголовному делу — в качестве него может выступать гражданский истец, потерпевшим не являющийся. Очевидно также, что законным мо- жет быть владелец только у легального имуще- ства, которое не было использовано в преступ- ной деятельности. В связи с этим, например, возвращение взяткодателю предмета взятки или возвращение суммы вознаграждения за убийство организатору этого убийства (заказ- чику) невозможно.

Анализ показывает, что ст. 104.3 УК РФ пред- назначена для регламентации порядка кон- фискации в ситуации, когда в уголовном деле заявлены требования законного владельца о компенсации причиненного ему преступлением вреда (например, гражданский иск о компен- сации причиненного преступлением имущест- венного вреда). Рассмотрение этих требований происходит либо в процессе разбирательства по уголовному делу, либо отдельно в гражданско- правовом порядке. Для обеспечения исполне- ния заявленного в уголовном деле гражданского иска и иных взысканий на имущество обвиняе- мого (за исключением указанного в ст. 446 ГПК РФ имущества, на которое не может быть обра- щено взыскание по исполнительным докумен- там) накладывается арест (ст. 115 УПК РФ). При наличии к тому оснований требования о компен- сации вреда удовлетворяются за счет аресто- ванного имущества, при этом принципиально важно, что такое удовлетворение осуществля- ется, в первую очередь, из имущества, которое находится в легальном обороте, принадлежит причинителю вреда на праве собственности и не подлежит конфискации в силу ст. 104.1 УК РФ. Иными словами, удовлетворение требо- ваний законноговладельца и исполнениеконфи- скации являются самостоятельными действия- ми, имеющими различные правовые основания и осуществляемыми в отношении различного имущества (легального и нелегального). Только в том случае, если у виновного нет легального имущества, за счет которого могут быть удовле- творены требования законного владельца, они могут быть удовлетворены за счет имущества, подлежащего конфискации.

Решением суда об удовлетворении требо- ваний законного владельца за счет «грязных денег» последние фактически «легализуются», вводятся в законный гражданский оборот. Неко- торые виды конфискуемого имущества (напри- мер, принадлежавшие законному владельцу на правовом основании до совершения преступ- ления) могут быть переданы ему в натуральном виде; если это невозможно, то законному вла- дельцу вред компенсируется за счет стоимости конфискуемого имущества, при этом очевидно, что размер возмещения не может превышать стоимость всего имущества, подлежащего кон- фискации.

Важна также установленная законом очеред- ность удовлетворения требований: в первую



очередь из имущества, подлежащего конфи- скации, удовлетворяются требования законно- го владельца, и только после этого оставшаяся часть имущества обращается в доход государ- ства. Несоблюдение этого порядка, а равно за- явление законным владельцем требований о возмещении ущерба после того, как состоялся приговор по уголовному делу, не препятствует законному владельцу защищать свои права в гражданско-процессуальном порядке. При этом при рассмотрении иска об освобождении от ареста имущества, которое было конфисковано по приговору суда, указание в приговоре суда о том, что это имущество приобретено на средст- ва, добытые преступным путем, преюдициаль- ного значения не имеет. Так, отменяя решение суда об удовлетворении иска об освобождении от ареста квартиры, которая была конфискована по приговору суда, и принимая новое решение об отказе заявительнице в иске, президиум об- ластного суда признал ошибочным вывод суда первой инстанции о том, что не имеет преюди- циального значения для разрешения заявлен- ного иска об освобождении от ареста кварти- ры указание в приговоре суда о конфискации указанной выше квартиры как приобретенной на средства, добытые преступным путем. Вер- ховный Суд РФ с таким выводом не согласился. В соответствии с ч. 4 ст. 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающе- го дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом. Из вышеприведенной правовой нормы следу- ет, что преюдициальными для гражданского дела являются выводы приговора суда по двум вопросам: имели ли место сами действия и со- вершены ли они определенным лицом? Другие факты, содержащиеся в приговоре, преюдици- ального значения для суда, рассматривающего гражданское дело, не имеют. В связи с этим со- держащееся в приговоре суда указание о кон- фискации определенного имущества не лишает заинтересованных лиц права предъявить иск об освобождении имущества от ареста и возмож- ности удовлетворения этого иска в порядке гра- жданского судопроизводства6.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Сегодня, в связи с вступлением в силу с 1 января 2008 г. ч. 4 ГК РФ, этот закон утратил силу.

2 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. № 10.

3 В науке высказано и противоположное мнение, согласно которому в УК РФ произошло расширение карательно-ре- прессивного воздействия конфискации имущества; причем считается, что «расширение рамок применения конфискации имущества до указанных пределов неоправданно, а на фоне неоднократных попыток либерализации уголовного законо- дательства такое изменение правовой регламентации кон- фискации имущества по крайне мере непоследовательно» (см.: Волков К.А., Семикина М.С. Конфискация имущества как иная мера уголовно-правового характера: pro et contra // Российский следователь. 2007. № 21).

В Е С Т Н И К И Н С Т И Т У Т А






4 В критическом плане отметим, что при таком подходе неоправданно исключается возможность назначения конфи- скации лицам, совершившим общественно опасные деяния, предусмотренные УК РФ, в состоянии невменяемости, или лицам, освобожденным от уголовной ответственности.

5 Большой шаг в направлении защиты интересов потер- певшего и компенсации ему вреда сделан в связи с приняти- ем в 2004 г. Федерального закона № 119 «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уго- ловного судопроизводства». Статья 15 закона детально регламентирует основания и виды компенсации, именуя ее

«мерами социальной поддержки». Компенсация в случае ги- бели или причинения вреда здоровью выплачивается за счет средств федерального бюджета; имущественный ущерб под- лежит возмещению за счет средств федерального бюджета и иных финансовых источников, предусмотренных законо- дательством, с последующим взысканием этих средств с лица, виновного в причинении имущественного ущерба.



При всей безусловной важности данного закона следует отметить, что к собственно реститутивным процедурам он

не имеет отношения. Согласно ст. 17 документа основания- ми применения мер социальной поддержки являются гибель (смерть) защищаемого лица, причинение ему телесного по- вреждения или иного вреда его здоровью в связи с его уча- стием в уголовном судопроизводстве. Речь, таким образом, не идет о компенсации вреда от любого преступления. Госу- дарство берет на себя обязанность по возмещению вреда только от «второго» преступления, совершенного в связи с участием потерпевшего в уголовном судопроизводстве по делу о «первом» преступлении. Соответственно, вред, при- чиненный потерпевшему от преступления, совершенного не в связи с его участием в уголовном судопроизводстве, на основании рассматриваемого закона не подлежит компен- сации.



6 Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за 2 квартал 2005 г. (Определение № 6-В05-3) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. № 12.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница