Журнал №9. indd



страница1/20
Дата29.12.2018
Размер2.2 Mb.
#65726
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20



н а у ч н о - п р а к т и ч е с к и й ж у р н а л В о л о г о д с к о г о и н с т и т у т а п р а в а и э к о н о м и к и Ф е д е р а л ь н о й с л у ж б ы и с п о л н е н и я н а к а з а н и й

ПРЕСТУПЛЕНИЕ НАКАЗАНИЕ ИСПРАВЛЕНИЕ





ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР:

Попов В.В. — начальник ВИПЭ ФСИН России, канди- дат юридических наук, доцент, заслуженный юрист Российской Федерации
ОТВЕТСТВЕННЫЙ СЕКРЕТАРЬ:

Санташов А.Л. — начальник кафедры уголовно-ис- полнительного права ВИПЭ ФСИН России, кандидат юридических наук, доцент
РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ:

Селиверстов В.И. — начальник НИИ ФСИН России, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации;

Беляева Л.И. — профессор кафедры уголовно- правовых дисциплин и организации профилактики преступлений Академии управления МВД России, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации;

Бровкин В.Б. — начальник Санкт-Петербургско- го института повышения квалификации работников ФСИН России;

Дубровицкий Л.П. — первый заместитель началь- ника правового управления ФСИН России, кандидат юридических наук;

Ищенко Е.П. — заведующий кафедрой криминали- стики Московской государственной юридической академии им. О.Е. Кутафина, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки Рос- сийской Федерации;

Поздняков В.М. — профессор кафедры юридиче- ской психологии и педагогики ВИПЭ ФСИН России, доктор психологических наук, профессор;

Старостин С.А. — профессор кафедры админист- ративно-правовых дисциплин ВИПЭ ФСИН России, доктор юридических наук, профессор;

Трофимов В.Ю. — начальник управления социаль- ной, психологической и воспитательной работы с осужденными

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:

Гаврилов Б.Я. — профессор кафедры уголовного процесса и криминалистики ВИПЭ ФСИН России, доктор юридических наук;

Жалбуров Е.Т. — начальник академии Комитета уго- ловно-исполнительной системы Министерства юс- тиции Республики Казахстан, кандидат юридических наук, доцент;

Зубкова В.И. — профессор кафедры уголовно-ис- полнительного права ВИПЭ ФСИН России, доктор юридических наук, профессор;

Крымов А.А. — заместитель начальника ВИПЭ ФСИН России по научной работе, кандидат юридиче- ских наук, доцент;

Кузьминых А.Л. — доцент кафедры философии и истории ВИПЭ ФСИН России, кандидат исторических наук;

Лапшин В.Ф. — начальник кафедры уголовного пра- ва и криминологии ВИПЭ ФСИН России, кандидат юридических наук, доцент;

Нагорных Р.В. — заместитель начальника ВИПЭ ФСИН России по учебной работе, кандидат юридиче- ских наук, доцент;

Оботурова Н.С. — начальник психологического фа- культета ВИПЭ ФСИН России, кандидат философских наук, доцент;

Попова И.Н. — начальник редакционно-издатель- ского отдела ВИПЭ ФСИН России, кандидат филоло- гических наук;

Софийчук Н.В. — ученый секретарь ученого совета ВИПЭ ФСИН России, кандидат юридических наук, до- цент;

Спасенников Б.А. — профессор кафедры уголовно- го права и криминологии ВИПЭ ФСИН России, доктор юридических наук, доктор медицинских наук, про- фессор;

Трунигер Л. — директор высшей школы социальной работы г. Ольтен (Швейцария), доктор, профессор;

Шабанов В.Б. — заместитель начальника Академии МВД Республики Беларусь по научной работе, доктор юридических наук, профессор;

Шахов О.А. — начальник инженерно-экономическо- го факультета ВИПЭ ФСИН России, кандидат техни- ческих наук, доцент

УЧРЕДИТЕЛЬ: Вологодский институт права и экономики ФСИН России 9

Журнал выходит четыре раза в год
ISSN 2076-4162

Вологда 2009



АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ЮРИСПРУДЕНЦИИ 4

УГОЛОВНОЕ ПРАВО

Б.А. СПАСЕННИКОВ, В.В. ПОПОВ

Уголовно-правовое значение отставания в психи- ческом развитии, не связанного с психическим рас- стройством («возрастная невменяемость») 4

В.И. ЗУБКОВА

Восстановление социальной справедливости как цель уголовного наказания и ее достижение в про- цессе отбывания наказания 10

А.М. СЫСОЕВ

Уголовно-правовая охрана общественных отноше- ний от экстремистских посягательств: проблемы и перспективы 14

Р.С. ЕФРЕМОВ

К вопросу о пределах криминализации отдельных общественно опасных посягательств на бюджетные правоотношения 18

УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРАВО

В.И. СЕЛИВЕРСТОВ

Несовершеннолетние как объект специальной переписи осужденных и лиц, содержащихся под стражей 22

А.М. ПОТАПОВ

О социально-правовых особенностях личности осужденных в процессе подготовки их к освобожде- нию 26

А.В. ЗВОНОВ

Судимость при осуждении условно с дополнитель- ным наказанием 28

Ю.В. ЛЕЛИКОВА

Современное правовое регулирование задач и функ- ций уголовно-исполнительных инспекций 30

И.А. ЯНЧУК

К вопросу о сущности принципа дифференциации и индивидуализации исполнения наказания и эффек- тивности его реализации при применении наказания в виде лишения свободы 33

ОРГАНИЗАЦИЯ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И УГОЛОВНОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО

А.В. ЖУРАВЛЕВ

Реализация права на судебную защиту

в условиях пенитенциарной системы 36

О.В. КОЗЛОВА

Планирование как функция управления в уголовно- исполнительной системе России: историко-право- вой аспект 40

А.С. ШАТАЛОВ, А.В. АРОНОВ

Незаконные корпоративные захваты в Российской Федерации: понятие, динамика, структура 43


АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПСИХОЛОГИИ, ПЕДАГОГИКИ И СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ . .49

А.М. ЧИРКОВ

Пенитенциарный стресс 49

Е.С. ЛОБАНОВА, А.А. МИХАЙЛОВА

Особенности временной перспективы личности осу- жденных мужчин, имеющих наркотическую зависи- мость 54


О.Г. АНАНЬЕВ

О развитии института социально-правовой защиты сотрудников УИС средствами специального внутрен- него разбирательства их дел по допущенным нару- шениям служебного характера 58

И.В. ФОКИНА

Специфика ценностных ориентаций подростков с де- виантным поведением 61

Н.А. КОНОВАЛОВА

Программа «Жизненные умения» как методический инструмент организации подготовки осужденных к освобождению (на примере учреждений УФСИН Рос- сии по Мурманской области) 63


АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ЭКОНОМИКИ, УПРАВЛЕНИЯ И ТЕХНОЛОГИИ 66

А.А. КОЛЬЕВ

Оценка инвестиционных возможностей сотрудников уголовно-исполнительной системы на региональном рынке жилья 66

О.А. ШАХОВ, А.А. БАБКИН, Д.Ю. КРЮКОВА

Инновационные подходы к реабилитации и ресоциа- лизации осужденных с применением информацион- ных и интернет-технологий 69


ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ 72

Е.П. ИЩЕНКО

Смертная казнь как фактор обуздания преступности и очищения общества 72


ПРИГЛАШАЕМ К ДИСКУССИИ 77

В.А. ТЕСТОВ

Качество и фундаментальность образования: взаи- мосвязи и противоречия 77


СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ 81

В.А. ГУСАК

Милиция в системе органов по борьбе с детской бес- призорностью и безнадзорностью в период Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.) 81

Н.А. БЕЛОВА

К истории изучения уголовно-исполнительной политики в отношении несовершеннолетних в Рос- сии 86


НАШИ ИССЛЕДОВАНИЯ 91

А.Л. КУЗЬМИНЫХ

Исторические особенности пенитенциарной практи- ки на Европейском Севере России 91


НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ 93

РЕЦЕНЗИИ 94

З.С. ЗАРИПОВ

Рецензия на учебное пособие Р.С. Ефремова и В.Ф. Лапшина «Преступления, посягающие на бюд- жетные правоотношения: вопросы определения ка- тегории и проблемы квалификации» 94

НОВИНКИ ЛИТЕРАТУРЫ 95

ИНФОРМАЦИЯ, ОБЪЯВЛЕНИЯ 96

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ 97


TOPICAL ISSUES OF JURISDICTION 4

CRIMINAL LAW AND CRIMINOLOGY

B.A. SPASENNKOV, V.V. POPOV

The criminal – legal meaning of psychic development delay without connection with psychic derangement (“age derangement”) 4

V.I. ZUBKOVA

Rehabilitation of social justice as the purpose of criminal punishment and its implementation during deprivation 10

A.M. SYSOEV

Criminal – legal protection of public relations from extremist encroachments: problems and perspectives 14

R.S. YEFREMOV

The limits of criminalization of some publicly dangerous encroachments upon budget legal relationship 18

CRIMINAL EXECUTIVE LAW

V.I. SELIVERSTOV

Juveniles as an object of special convicts and prisoners census 22

A.M. POTAPOV

About social and legal characteristics of convicts in the period of preparation for release 26

A.V. ZVONOV

Convictions of probationers with additional punishment 28

YU.V. LELIKOVA

Contemporary legal regulation of the penal inspectorate tasks and functions 30

I.A. YANCHUK Thenatureof differentiation andindividualization principle of punishment and its effectiveness in executing of an imprisonment term 33

CRIMINAL COURT PROCEDURE AND ORGANIZATION OF LAW ENFORCEMENT ACTIVITY

A.V. ZHURAVLEV

The realization of law towards defence in court in the penitentiary system 36

O.V. KOZLOVA

Planning as a function of management in the Russian Penal system: historical and law aspects 40

A.S. SHATALOV, A.V. ARONOV

Illegal corporate seizures in the Russian Federation: concept, dynamics, structure 43

TOPICAL ISSUES OF PSYCHOLOGY, PEDAGOGICS AND SOCIAL WORK 49

A.M. CHIRKOV

Penitentiary stress 49

E.S. LOBANOVА, A.A. MIKHAILOVA

Some characteristics of temporary prospect of male convicts’ personality with drug dependency 54






E






O.G. ANANYEV

About the development of socially-legal protection of criminal penal system’s personnel with the help of spe- cial inner investigation of cases on committed office vio- lations 58

I.V. FOKINA

The specificity of valuable orientations of teenagers’ with deviant behaviour 61

N.A. KONOVALOVA

The program “Life abilities” as a methodic instrument of organization of making-ready convicted for discharge (by the example of Federal Penal Service Board of Russia in Murmansk region) 63


TOPICAL ISSUES OF ECONOMICS, MANAGEMENT AND TECHNOLOGY 66

A.A. KOLYEV

The evaluation of investment opportunities of the employees of the Penal System at the regional housing market 66

O.A. SHAKHOV, A.A. BABKIN, D.U. KRUKOVA

Innovation approaches towards the rehabilitation and re- socialization of convicts with the use informational and computer technologies 69


FOREIGN EXPERIENCE 72

E.P. ISCHENKO

Capital punishment as a crime deterrent and protection of society factor 72


DISCUSSION IS WELCOME 77

  1. TESTOV

Quality and fundamental nature of education: correlations and antagonisms 77
HISTORY PAGES 81

    1. GUSAK

Militia in the system of agencies connected with combating child neglect and homelessness in the period of the Great Patriotic War (1941-1945) 81

N.А. BELOVA

Concerning the history of study of criminal – executive policy in regard of juveniles in Russia 86

OUR RESEARCHES 91

A.L. KUZ’MINYH

Historical peculiar properties of practice in penitentiary institutions in European North of Russia 91


SCIENCE AND LIFE 93

REVIEWS 94

Z.S. ZARIPOV

Review for the workbook “Crimes, offending budgetary legal relationship: definitions of categories and problems of qualification” 94

NOVELTIES OF LITERATURE 95

INFORMATION, ADVERTISMENTS 96

ANNOTATIONS OF ARTICLES

AND MATERIALS 97



4






Уголовно-правовое значение отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством

(«возрастная невменяемость»)
Б.А. СПАСЕННИКОВ – профессор кафедры уголовно-исполнительного права ВИПЭ ФСИН России, доктор юридических наук, доктор медицинских наук, профессор;
В.В. ПОПОВ – начальник ВИПЭ ФСИН России, кандидат юридических наук, доцент, заслуженный юрист Российской Федерации

Статья посвящена одному из актуальных вопросов отечественной уголовно- правовой науки и практики – установлению отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством («возрастная невменяемость»), у несо- вершеннолетних. Данное обстоятельство всегда вызывало много вопросов в пра- воприменительной практике, поскольку отставание в психическом развитии, не свя- занное с психическом расстройством, установить и доказать достаточно сложно, особенно когда речь идет об отграничении невменяемости и «возрастной невменяе- мости» у подростков. Кроме того, суды при вынесении справедливого и обоснован- ного наказания или при освобождении лица от уголовной ответственности практи- чески не учитывают наличие «возрастной невменяемости» в полном объеме.

Статья написана доступным языком, содержит большой объем проанализиро- ванного и обобщенного научного и практического материала. Может быть рекомен- дована сотрудникам судебно-следственных органов, а также лицам, производящим судебно-психиатрические экспертизы.

К л ю ч е в ы е с л о в а : субъект преступления; несовершеннолетний; возраст уголовной ответственности; вменяемость; невменяемость; «возрастная невменяе- мость»; отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстрой- ством; принудительные меры медицинского характера.





Перед тем как перейти к раскрытию указан- ной темы, обратимся к судебной практике Вер- ховного Суда Российской Федерации.

«Судебная коллегия по уголовным делам Вер- ховного Суда РФ, рассмотрев в кассационном порядке в январе 1997 г. дело в отношении Б. по ч. 3 ст. 146 УК РСФСР, приговор отменила и дело прекратила по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 5 УПК РСФСР в редакции Федерально- го закона от 21 декабря 1996 г. Общественно опасное деяние, содержащее признаки разбоя, Б. совершил в возрасте 15 лет, и с формальной

стороны данное обстоятельство давало основа- ние для привлечения его к уголовной ответст- венности. Однако, как установлено стационар- ной судебно-психиатрической экспертизой, у Б., хотя и нет психического заболевания, обна- руживается серьезная задержка психического развития вследствие перенесенных им при ро- дах травмы головного мозга (курсив наш. – Б.С.), асфиксии и недоношенности, по уровню общего психического развития на момент обследования он не соответствует паспортному возрастно- му периоду, считается не достигшим 14 лет и в


В Е С Т Н И К И Н С Т И Т У Т А






силу интеллектуально-личностной незрелости, недостаточной способности к прогнозирова- нию, контролю и выполнению критических функ- ций на момент обследования, как и во время совершения общественно опасного деяния, не мог в полной мере осознавать значение своих действий и руководить ими»1. Специально уточ- ним, что выявленное экспертами последствие родовой травмы головного мозга действитель- но не является психическим заболеванием, но относится к иным болезненным расстройствам психики, предусмотренным ст. 21 УК РФ, психи- ческим расстройствам, предусмотренным ст. 22 УК РФ, о чем, вероятно, суд не был проинформи- рован экспертами.

Согласно ч. 3 ст. 20 Уголовного кодекса Рос- сийской Федерации, если несовершеннолетний достиг возраста, предусмотренного ч. 1 или 2 настоящей статьи, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психи- ческим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и обще- ственную опасность своих действий (бездейст- вия) либо руководить ими, он не подлежит уго- ловной ответственности.

Эта норма в юридической литературе часто определяется как возрастная невменяемость2. Использование данного термина, возможно, связано с тем, что: а) норма включена в ст. 20 УК РФ, определяющую возраст наступления уголовной ответственности; б) норма построе- на аналогично ст. 21 УК РФ «Невменяемость». Однако сторонники указанного термина не при- нимают во внимание то обстоятельство, что вменяемость и достижение возраста уголовной ответственности – самостоятельные признаки субъекта преступления, поэтому некорректно объединять их одним названием. Обратим вни- мание и на тот факт, что уголовный закон пол- ностью игнорирует факт наличия (отсутствия) влияния отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, на способность несовершеннолетнего к осознанно волевой регуляции поведения в момент (во вре- мя) совершения общественно опасного деяния. В проанализированной нами судебной практике этот вопрос не рассматривался судами ни разу. Исследуется только вопрос о наличии факта от- ставания в психическом развитии, что, на наш взгляд, противоречит духу закона.

Уголовная ответственность лиц, которые во время совершения преступления не могли в полной мере осознавать фактический харак- тер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, определе- на в ст. 22 УК РФ. Общее в ч. 3 ст. 20 и ст. 22 УК РФ – нарушение способности лица к осознанно волевой регуляции поведения во время совер- шения преступления, то есть неспособность в полной мере осознавать фактический характер и (или) общественную опасность своих дейст- вий (бездействия) либо руководить ими. Разли- чие заключается в том, что: а) в ст. 20 УК РФ речь

идет о несовершеннолетних лицах, а в ст. 22 УК РФ – о совершеннолетних; б) нарушение спо- собности к осознанно волевой регуляции пове- дения у первых вызвано отставанием в психи- ческом развитии, не связанным с психическим расстройством, а у вторых – психическим рас- стройством, не исключающим вменяемости.

Сравнивая между собой невменяемость, предусмотренную ст. 21 УК РФ, и так называе- мую «возрастную невменяемость», можно заме- тить, что в случае невменяемости лицо, совер- шившее общественно опасное деяние, не может быть признано субъектом преступления. При возрастной невменяемости трудно говорить, что отсутствует субъект преступления. Считаем правильным мнение Г.Н. Борзенкова о том, что термин «возрастная невменяемость» не выте- кает из закона. Освобождение от уголовной от- ветственности в данном случае имеет особое основание и является воплощением принципа гуманизма3. К лицам, признанным судом невме- няемыми, применяются принудительные меры медицинского характера. К подросткам, кото- рые не подлежат уголовной ответственности в силу возрастной невменяемости, принудитель- ные меры медицинского характера применять нельзя, так как отставание в психическом раз- витии не связано с какими-либо болевыми ощу- щениями. УК РФ по непонятным нам причинам не предусматривает никаких правовых послед- ствий нарушения закона для такой категории лиц. Очевидно, законодатель не учел, что такие лица могут быть социально опасны. Это обстоя- тельство также существенно осложняет задачу предупреждения преступлений, да и отстава- ние в психическом развитии не исчезает само по себе.

Обратим внимание и на то, что ст. 20 и 22 УК РФ используют понятие «психическое расстрой- ство», а ст. 21 УК РФ – «хроническое психиче- ское расстройство, временное психическое расстройство, слабоумие, иные болезненные расстройства психики». Закономерен вопрос:

«Один и тот же или разный круг психических на- рушений имеет в виду законодатель в ст. 20, 21 и 22 УК? Если перечень психических нарушений, влекущих невменяемость, шире, то какие из этих нарушений не входят в диспозицию ст. 20 и 22 УК? Одинаковый ли перечень психических нарушений понимает законодатель под “психи- ческим расстройством”, используя этот термин в ст. 20 и 22 УК?»4. В научной литературе отве- тов на эти вопросы нет. Следует согласиться с мнением С.Н. Шишкова о том, что «введенная УК норма (ч. 3 ст. 20 УК. – Б.С.) крайне трудна для практического применения, и причин тому несколько»5. По нашему мнению, лицо, стра- дающее отставанием в психическом развитии, связанным с психическим расстройством, прак- тически всегда имеет отставание в психическом развитии, не связанное с имеющимся психи- ческим расстройством. Провести грань между ними практически невозможно. Анализ 48 ком- плексных судебных психолого-психиатрических


ПРЕСТУПЛЕНИЕ • НАКАЗАНИЕ • ИСПРАВЛЕНИЕ



6





экспертиз подростков, отстающих в психиче- ском развитии, проведенный И.А. Кудрявцевым, показывает, «что лишь у 7 испытуемых (16,6%) речь шла о полном отсутствии психической па- тологии»6. В.В. Устименко справедливо указы- вает, что субъект, достигший указанного законо- дателем возраста, уже не может ограничиваться в пределах уголовной ответственности, тем бо- лее освобождаться от нее7.

Попытаемся рассмотреть целесообразность освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних, не способных в полной мере осознавать фактический характер и обще- ственную опасность своих действий (бездей- ствия) либо руководить ими вследствие отста- вания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством. Для того чтобы определить, содержит ли совершенное деяние состав преступления, а следовательно, возмож- на ли уголовная ответственность, необходимо выяснить, обладает ли лицо, совершившее это деяние, установленными законом признаками. Одним из таких признаков, предусмотренных во всех составах преступления, является дос- тижение определенного возраста. Этот признак неизменен и обязателен для всех составов пре- ступления8. Нижняя возрастная граница уголов- ной ответственности предполагает определен- ный уровень развития личности, связанный со сложными процессами осознания и реализации принимаемых решений в ситуациях, имеющих уголовно-правовое значение. «Необходимость установления в законе минимального возраста уголовной ответственности обусловлена пре- жде всего тем, что это обстоятельство нераз- рывно связано со способностью лица осозна- вать значение своих действий и руководить ими. Привлечение лица к ответственности за дейст- вия, опасность которых оно не осознает, недо- пустимо»9.

Проблема уголовной ответственности несо- вершеннолетних, имеющих отставание в психи- ческом развитии, не связанное с психическим расстройством, должна рассматриваться в кон- тексте способности соотносить свои желания и побуждения с нормами поведения, установлен- ными в обществе, требованиями общественно- го запрета (понимать фактический характер и социальную значимость своих действий, пра- вильно воспринимать уголовное наказание и т.д.). Под возрастом в широком смысле понима- ется календарный срок, прошедший от рожде- ния до любого другого хронологического перио- да в жизни человека. В узком смысле возраст

– календарный период психофизиологического развития личности, с которым связаны анатомо- биологические, социально-психологические и правовые последствия для юридического стату- са человека. В зависимости от различных кри- териев выделяются следующие виды возраста: а) морфологический (медицинский, биологи- ческий, функциональный); б) хронологический (паспортный, календарный); в) нормативный (социально-правовой, социологический, соци-

ально-психологический)10. На наш взгляд, мор- фологический возраст – показатель состояния физиологического функционирования организ- ма человека по сравнению с соответствующими показателями практически здоровых людей той же даты рождения данной народности в соот- ветствующих условиях геоэкономических осо- бенностей существования в данном масштабе времени. Индивидуальные различия в биоло- гическом темпе возрастных изменений могут быть показателями того, что одни люди старше своего возраста, другие моложе. Хронологиче- ский возраст человека измеряется количеством времени (в годах, месяцах, днях, а иногда и в часах), прошедшего с его рождения до друго- го определенного возрастного момента в жиз- ни человека. Хронологический возраст в одних случаях может отставать от биологического (замедление созревания организма человека), а в других – опережать (преждевременное ста- рение). Нормативный возраст характеризуется специфическими социально-психологическими изменениями уровня социализации человека (объемом и содержанием прав и обязанностей, содержанием и характером ответственности пе- ред обществом). С этим возрастом связаны воз- никновение, изменение и реализация юридиче- ских прав и обязанностей гражданина, то есть юридический статус личности. Действующее за- конодательство различает возрасты уголовной ответственности, гражданско-правовойдееспо- собности и ответственности, административной ответственности, призывной, конституционный, трудовой, брачный, пенсионный и др. При уста- новлении нижней возрастной границы в той или иной отрасли права учитываются два критерия: а) характер регулируемых общественных от- ношений и б) уровень социализации личности. Нижняя возрастная граница уголовной ответст- венности устанавливается законодательством с учетом совокупности медико-биологических, социально-психологических критериев, а также криминологических показателей.

На наш взгляд, при анализе этой пробле- мы важно увидеть две стороны одной медали: а) предупреждение объективного вменения в случаях, когда лицо, достигнув определенных лет, предусмотренных законом, не обладает свойствами, позволяющими нести уголовную ответственность; б) необходимость оптими- зации уголовного законодательства с учетом историко-правового опыта России, а также процессов ускоренного психосоциального раз- вития несовершеннолетних в информационном пространстве современного общества с целью предупреждения уклонения от ответственности лиц, обладающих свойствами, позволяющими нести уголовную ответственность.

Возраст как признак субъекта преступления отражает способность человека действовать виновно. При этом способность к виновному совершению деяния мы рассматриваем как по- тенциальную способность субъекта в сложном алгоритме жизненных обстоятельств к выбору

В Е С Т Н И К И Н С Т И Т У Т А






социально адаптивного поведения, а не избран- ного поведенческого варианта, сопряженного с заведомо общественно опасными последствия- ми.

А.Ф. Кистяковский указывает: «Вопрос о вме- няемости молодых преступников есть один из самых капитальных в области уголовного права и уголовной политики. Понятия человечества об этом предмете видоизменялись вместе с разви- тием человека как рода»11. С.С. Алексеев спра- ведливо отмечает, что способность к виновной ответственности в уголовно-правовой сфере начиная с определенного возрастного рубежа является обособленной по отношению к общей проблеме дееспособности12. При этом «наибо- лее подвижным, изменчивым и с точки зрения законодательной техники трудно фиксируемым является, бесспорно, возраст»13.

В раннеантичный период почти у всех евро- пейских народов был установлен 7-летний воз- раст нравственной вменяемости. На основании этого положения у европейских народов начиная с римлян несовершеннолетние в 7-летнем воз- расте рассматривались как нравственно вме- няемые в отношении тяжких преступлений, к ко- торым относились определенные виды убийств, оскорбление божеского и человеческого вели- чества14. Изучая немецкие уголовные законы, мы находим, что в ст. 98 Баварского кодекса, п. 1 ст. 105 Ольденбургского кодекса обозначен 8-летний возраст как граница, с которой начина- ется нравственное вменение несовершеннолет- них. Согласно ст. 95 Вюртембергского кодекса 1839 г. указывался 10-летний возраст уголов- ной ответственности. В ст. 66 Саксен-Альтенбург- ского кодекса, ст. 66 Саксонского кодекса 1838 г., ст. 83 Ганноверского кодекса, ст. 78 Баденско- го кодекса 1845 г., ст. 66 Тюрингского кодекса, ст. 55 Общегерманского кодекса – 12-летний воз- раст. В соответствии со ст. 30 Брауншвейгского кодекса, ст. 35 Нассауского кодекса 1849 г., п. «д» ст. 2 Австрийского кодекса 1852 г., ст. 89 Саксон- ского 1855 г. 14-летний возраст определялся как нижняя граница уголовной ответственности15. Во французском законодательстве XIX в. возраст уголовной ответственности вообще не опреде- лялся, судебная практика при этом опиралась на римское право16.

Отечественное уголовное законодательство не всегда обозначало возраст уголовной ответ- ственности. Только начиная с XVIII в. эта про- блема стала решаться законодательным путем. В указах XVIII в., например в Указе Екатерины II от 26.06.1765 г., был установлен 10-летний воз- растной ценз вменяемости, а в отношении лиц 10–17 лет допускалось смягчение наказания. Малолетних до 10 лет отдавали на исправле- ние родителям, родственникам или опекунам17. В проекте Уголовного уложения о наказаниях 1813 г. был предложен 7-летний возраст, веро- ятно, в соответствии с традициями римского права и немецких кодексов. В ч. 1 ст. 138 т. XV Свода законов издания 1832 г. сказано, что дети, не достигшие 10-летнего возраста, отдаются за

учиненные ими уголовные преступления без предания суду и без наказания на исправление родителям, родственникам или опекунам, если последние не вовлекали малолетних в преступ- ную деятельность (дети крепостных – отдава- лись помещику)18. В Уложении о наказаниях уго- ловных и исправительных 1845 г. при указании причин, по коим содеянное не должно быть вме- няемо в вину, речь идет о детях, не достигших семи лет (ст. 94); при указании обстоятельств, смягчающих наказание, говорится о детях от 7 до 10 лет19. С 10-летнего возраста начиналась уголовно-правовая дееспособность20. При под- готовке проекта Уложения о наказаниях 1903 г. Н.С. Таганцев исходил из того, что германский и венгерский кодексы, проект австрийского кодек- са указывали на 12-летний возраст уголовной от- ветственности, кодекс голландский – на возраст 10 лет, итальянское уложение – 9 лет, проекты норвежский и швейцарский – 14 лет, а кодексы французский и бельгийский вовсе не знают это- го срока. В защиту наступления уголовной от- ветственности с 10-летнего возраста автор при- водит следующие соображения: 1) 10-летний предел означает не границу вменяемости, так как несовершеннолетние и «в случае признания таковой не подлежат, по общим правилам, уго- ловной каре», а смягчение наказания; 2) отказ от возбуждения «уголовного преследования про- тив малолетних по необходимости очень часто повлечет невозможность обнаружения участия в учиненных ими деяниях совершеннолетних, а между тем дети от 10 до 12 лет, как свидетель- ствует судебная практика, нередко являются ловкими исполнителями распоряжений разных шаек, так что невозбуждение дел этого рода может быть очень невыгодно для общественной безопасности и частных интересов; 3) дети 11 и 12 лет совершают иногда столь ужасные зло- деяния, что оставление без исследования дела, неуяснения условий и обстоятельств, при кото- рых совершилось злодеяние, будет возмущать общественную совесть. Можем ли мы предста- вить себе, что ни полиция, ни следователь не будут иметь права даже возбудить о них дела, и каково будет влияние этой безответственности на самих малолетних?»21

Статья 41 Уголовного уложения 1903 г. уста- навливала, что «не вменяется в вину преступ- ное деяние, учиненное несовершеннолетним от десяти до семнадцати лет, который не мог по- нимать свойства и значения им совершаемого или руководить своими поступками»22. На наш взгляд, из текста трудно понять, идет ли здесь речь о невменяемости либо о так называемой

«возрастной невменяемости».

В Декрете СНК РСФСР от 14.01.1918 г. «О ко- миссиях для несовершеннолетних» указыва- лось: «1. Суды и тюремное заключение для ма- лолетних и несовершеннолетних упраздняются.



  1. Дела о несовершеннолетних обоего пола до 17 лет, замеченных в деяниях общественно опасных, подлежат ведению комиссии о несо- вершеннолетних»23.

ПРЕСТУПЛЕНИЕ • НАКАЗАНИЕ • ИСПРАВЛЕНИЕ



8





Тем самым декрет дал вполне определенное указание о том, что уголовная ответственность наступает с 17 лет. Но правовой романтизм пер- вых лет советской власти весьма скоро сменил- ся ужесточением законодательства. В ст. 13 Ру- ководящих начал по уголовному праву РСФСР 1919 г. предусматривалось, что несовершен- нолетние до 14 лет не подлежат суду и наказа- нию. К ним применяются лишь воспитательные меры (приспособления). Такие же меры приме- няются в отношении лиц переходного возрас- та 14–18 лет, действующих без разумения, то есть отстающих в интеллектуальном развитии. Если же они действуют с разумением, то есть осознавая опасность своих действий, то воз- можны были и меры уголовного наказания24. Статья 18 Уголовного кодекса РСФСР 1922 г. предусматривала 16-летний возраст уголовной ответственности. В ряде случаев уголовная от- ветственность применялась и к 14-летним пра- вонарушителям по постановлениям комиссий, когда меры медико-педагогического воздейст- вия не имели надлежащего эффекта25. Основ- ные начала уголовного законодательства СССР и союзных республик 1924 г. не определяли воз- раста, с которого могла наступать уголовная ответственность. В ст. 8 Основных начал было указано, что меры медико-педагогического ха- рактера должны применяться к малолетним, а в отношении несовершеннолетних – лишь в слу- чаях, когда соответствующие органы признали невозможным применение к ним наказания26. Постановление ЦИК и СНК РСФСР от 30.10.1929 г. устанавливало, что дела о несовершеннолет- них передаче в суд не подлежат27. В связи с этим хочется напомнить мнение С.В. Познышева, от- мечавшего еще в начале XX в.: «Проглядывается какая-то неуверенность в правильном решении и очевидная непоследовательность уголовно- правовых норм, касающихся нижней возрастной границы уголовной ответственности»28. Статья 12 УК РСФСР 1926 г. гласила: «Меры социальной защиты судебно-исправительного характера не подлежат применению к малолетним до четыр- надцати лет, в отношении которых могут быть применены лишь меры социальной защиты ме- дико-педагогического характера. К несовер- шеннолетним от четырнадцати до шестнадцати лет меры социальной защиты судебно-испра- вительного характера могут быть применяемы лишь в случаях, когда комиссией по делам о не- совершеннолетних будет признано невозмож- ным применение к ним мер социальной защиты медико-педагогического характера». Но уже в редакции УК РСФСР 1935 г. в данной статье был дан перечень преступлений, за которые уста- навливалась уголовная ответственность лиц, достигших к моменту совершения преступления 12-летнего возраста (убийство, попытка убийст- ва, нанесение телесных повреждений, увечий, насилие, кража)29.

В Основах уголовного законодательства СССР и союзных республик 1958 г. вновь был изменен

возраст уголовной ответственности. В ст. 10 УК РСФСР 1960 г. указывалось, что уголовной ответ- ственности подлежат лица, которым до соверше- ния преступления исполнилось 16 лет. При этом понижение возраста до 14 лет ограничивалось конкретным перечнем преступлений, данных в ч. 2 ст. 10 УК РСФСР 1960 г. Статья 13 Основ уголовного законодательства СССР и союзных республик 1991 г. гласит: «Возраст, с которого наступает уголовная ответственность, устанав- ливается уголовными кодексами республик, но он не может быть ниже четырнадцати лет».

Устанавливая возраст уголовной ответст- венности, законодатель исходит из презумпции достижения лицом к этому возрасту достаточно- го уровня развития, чтобы осознавать характер своих действий и их запрещенность. В настоя- щее время не требуется специально доказывать факт осознания субъектом, достигшим уста- новленного законом возраста, общественной опасности его действий. Доказыванию подле- жит лишь ситуация, когда субъект обнаружи- вает в ходе следствия и суда психические рас- стройства, опровергающие эту презумпцию. По мнению Г.Н. Борзенкова, эта презумпция теперь рассматривается как опровержимая30.

Анализируемая новелла была заимствована из теоретической модели Уголовного кодекса. В ней Р.И. Михеев сформулировал следующее по- ложение: «Не подлежит уголовной ответствен- ности лицо, которое достигло установленного в законе возраста, но вследствие психической незрелости было не способно сознавать факти- ческий характер либо общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими»31. Невменяемость в этом случае отсутст- вует, так как несовершеннолетний способен к осознанно волевой регуляции поведения, но в силу отставания в психофизиологическом раз- витии не может в полной мере осознавать фак- тический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Необходимо отметить, что похожая норма была сформулирована в Уголовном уложении 1903 г., и в соответствии с ней не вменялось «в вину преступное деяние, учиненное несовер- шеннолетним от 10 до 17 лет, который не мог по- нимать свойства и значение им совершаемого или руководить своими поступками»32. Это поло- жение закона позволило Н.С. Таганцеву назвать возраст 10–17 лет «возрастом условной вменяе- мости»33. Как мы указывали выше, в Руководящих началах по уголовному праву РСФСР 1919 г. не- совершеннолетние, совершившие преступле- ние в возрасте от 14 до 18 лет, освобождались от наказания в случаях, если было установле- но, что они действовали «без разумения»34 (в толковых словарях «разумение» – способность понимать35). В ст. 392 УПК РСФСР указывалось, что «при наличии данных об умственной отста- лости несовершеннолетнего, не связанной с душевным заболеванием, должно быть выявле- но также, мог ли он полностью сознавать значе-


В Е С Т Н И К И Н С Т И Т У Т А






ние своих действий». В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 03.12.1976 г. № 16 ука- зывается: «При наличии данных, свидетельст- вующих об умственной отсталости подсудимого, суды в соответствии с требованием ст. 15 Основ уголовного судопроизводства Союза СССР и союзных республик должны выяснять степень умственной отсталости несовершеннолетнего, мог ли он полностью сознавать значение своих действий и в какой мере руководить ими»36. При отрицательном ответе судебная практика реко- мендовала смягчать наказание или применять принудительные меры воспитательного харак- тера. Но необходимо отметить, что в УПК РСФСР говорилось об умственной отсталости, которая не должна быть связана с заболеваниями психи- ки, а в указанном постановлении Пленума Вер- ховного Суда такого ограничения нет.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14.02.2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» говорится, что при нали- чии данных, свидетельствующих об умственной отсталости несовершеннолетнего подсудимого, согласно действующему процессуальному за- кону назначается судебная комплексная психо- лого-психиатрическая экспертиза для решения вопроса о наличии или отсутствии у несовер- шеннолетнего отставания в психическом разви- тии. Указанные вопросы разрешаются экспер- том, при этом в обязательном порядке должен быть поставлен вопрос о степени умственной отсталости несовершеннолетнего, интеллекту- альное развитие которого не соответствует его возрасту37.

Часть 3 ст. 20 УК РФ включает медицинский критерий невменяемости, в ней говорится об отставании в психическом развитии, которое не связано с психическим расстройством. Содер- жание понятия «отставание в психическом раз- витии» в тексте кодекса не раскрыто, вероятно, потому, что предмет данного вопроса лежит не в области права, а в сфере возрастной психологии и отчасти психиатрии (чтобы отграничить отста- вание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством, от самих психиче- ских расстройств)38. Вместе с тем формулировка

«неспособность в полной мере осознавать харак- тер и значение своих действий или руководить ими» представляется крайне неубедительной и неопределенной. Не ясно, что это за «мера» и как ее надлежит определять. На наш взгляд, рас- сматриваемая норма искусственно и неудачно объединяет разные правовые проблемы (напри- мер, проблему гуманизации уголовной политики и оказания социальной помощи несовершенно- летним, отстающим в психическом развитии).

У несовершеннолетних может наблюдаться отставание в психическом развитии, которое обусловлено психическими расстройствами, а также отставание, не связанное с расстрой- ствами психики. Подобное отставание в пси- хическом развитии временно, обратимо (если

же речь идет о психическом недоразвитии, то в этом случае надо говорить о расстройстве психики). По мнению А.В. Рагулиной, в генези- се этого варианта отставания в психическом (интеллектуальном и личностном) развитии основную роль играют следующие факторы: а) социально-педагогическая запущенность; б) наличие нейросенсорного дефекта (напри- мер, глухонемота) без соответствующего учеб- ного и воспитательного процесса39. Сам по себе указанный дефект не является психическим расстройством и необязательно приводит к от- ставанию в психическом развитии. В основном это происходит, если сенсорная депривация не была своевременно выявлена, и ребенок был лишен специального обучения и воспитания. В результате формирование образа внешнего мира в процессе социализации происходит по качественно иному механизму. Б.В. Шостакович указывает, что при социально-педагогической запущенности полноценная адаптация к соци- альной среде нарушена не вследствие болез- ненных и личностных расстройств40. Развитие психических функций ребенка происходит в оп- ределенные возрастные периоды, и если он не получает в это время необходимой информа- ции, то его развитие замедляется. У таких лиц не сформированы критические способности и спо- собности адекватно прогнозировать последст- вия своих действий. Таким образом, «отстава- ния в психическом развитии» определяются в тех случаях, если они носят временный харак- тер (социальный инфантилизм), если задержка развития является обратимой, если нет связи с психическим расстройством, слабоумием. Е.И. Цымбал вводит понятие психологического возраста, который определяется социальными, но прежде всего генетическим факторами41.



(Продолжение статьи см. в № 10)

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 1997 года (определение № 45- 096-154 по делу Б.) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997.

№ 8. С. 12.



2 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации с постатейными материалами и судебной прак- тикой. М., 2001. С. 120; Рагулина А.В. Уголовно-правовое значение психических отклонений: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2000.

3 См.: Курс уголовного права. Общая часть: В 5 т. М., 2002.

Т. 1. С. 277.



4 Цымбал Е., Дьяченко А. Возрастная невменяемость: тео- рия и практика применения // Уголовное право. 2000. № 3. С. 45.

5 Шишков С.Н. Норма УК об освобождении от ответствен- ности подростка, отставшего в психическом развитии: дос- таточно ли она обоснована? // Журнал российского права. 1997. № 5. С. 71–77.

6 Кудрявцев И.А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. М., 1988. С. 94.

7 См.: Устименко В.В. Специальный субъект преступле- ния. Харьков, 1989. С. 21.

8 См.: Курссоветскогоуголовногоправа. Частьобщая: В 5 т.

Л., 1968. Т. 1. С. 356.



9 Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1. С. 269.

10 См.: Уголовный закон. Опыт теоретического моделиро- вания. М., 1987. С. 67.

ПРЕСТУПЛЕНИЕ • НАКАЗАНИЕ • ИСПРАВЛЕНИЕ



10





11 Кистяковский А.Ф. Элементарный учебник общего уго- ловного права. Часть Общая. Киев, 1882. С. 467.

12 См.: Алексеев С.С. Общая теория права: В 2 т. М., 1982.

Т. 2. С. 147.



13 Боровых Л.В. Проблема возраста в механизме уголов- но-правового регулирования: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1993.

14 См.: Пасек А. Очерк истории наказаний малолетних преступников и развитие исправительных колоний для мало- летних во Франции // Современник. 1863. № 9. С. 28.

15 См.: Шауштейн А.И. Руководство к изучению судебной медицины для врачей и юристов с указаниями на законода- тельство Австрии, Пруссии, мелких германских государств, Франции и Англии. М., 1865. С. 483.

16 См.: Уголовные и гражданские законы и судопроизвод- ство во Франции, Англии и Шотландии с изложением в срав- нительном очерке. М., 1869. С. 422.

17 См.: Есипов В.В. Очерк русского уголовного права. Часть общая. Преступления и преступники. Наказания и на- казуемые. Варшава, 1894. С. 141.

18 См.: Свод законов Российской империи: В 16 т. СПб., 1832. Т. XV. Законы уголовные. С. 1.

19 От 7 до 10 лет – возраст, уменьшающий вину и нака- зание, но при этом и возраст состояния невменяемости по смыслу и букве Уложения, которое не определяет уголовного наказания детям, совершившим преступление в этом возрас- те. Очевидно, этот возраст должен быть отнесен к причинам, по которым содеянное не должно быть вменяемо в вину.

20 См.: Кистяковский А.Ф. Элементарный учебник общего уголовного права. Часть Общая. С. 479.

21 Таганцев Н.С. Курс русского уголовного права. Часть Общая. СПб., 1880. С. 159.

22 Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1. С. 271.

23 Герцензон А.А. и др. История советского уголовного права. М., 1948. С. 148.

24 См.: СУ РСФСР. 1919. № 66. Ст. 590.

25 См.: Уголовные законы Российской Советской Федера- тивной Социалистической Республики. Прага, 1922. С. 46.

26 См.: Курс советского уголовного права. Часть общая. Т. 1. С. 367.

27 См.: СУ РСФСР. 1929. № 82. Ст. 83.

28 Познышев С.В. Детская преступность и меры борьбы с ней // Публичные лекции. М., 1910. С. 52.

29 См.: Уголовный кодекс. Официальный текст с измене- ниями на 1 ноября 1946 года и приложением постатейно сис- тематизированных материалов. М., 1947. С. 6.

30 См.: Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1. С. 277.

31 Уголовный закон: Опыт теоретического моделирова- ния. М., 1987. С. 65.

32 Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть: Курс лек- ций. М., 1996. С. 187.

33 Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1. С. 277.

34 См.: СУ РСФСР. 1919. № 66. С. 590.

35 См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1988. С. 534.

36 Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным де- лам. М., 1995. С. 149.

37 См.: Российская газета. 2000. 14 марта.

38 См.: Шишков С.Н. Норма УК об освобождении от ответ- ственности подростка, отставшего в психическом развитии: достаточно ли она обоснована? // Журнал российского пра- ва. 1997. № 5. С. 71.

39 См.: Рагулина А.В. Уголовно-правовое значение психи- ческих отклонений.

40 См.: Судебная психиатрия / Под ред. Б.В. Шостаковича.

М., 1997. С. 371.



41 См.: Цымбал Е., Дьяченко А. Возрастная невменяе- мость: теория и практика применения // Уголовное право. 2000. № 3. С. 43.






Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница