Кафедра теории общественного развития стран азии и африки


Основные положения концепции столкновения цивилизаций С. Хантингтона



Скачать 191.29 Kb.
страница2/6
Дата09.08.2019
Размер191.29 Kb.
#127488
1   2   3   4   5   6

1.1 Основные положения концепции столкновения цивилизаций С. Хантингтона

В прошлом году исполнилось 20 лет с момента публикации нашумевшей книги Самюэля Хантингтона «Столкновение цивилизаций и преобразование мирового порядка», основные положения которой, несмотря на их неоднозначность, до сегодняшнего дня оказывают влияние на восприятие процессов, происходящих на карте современного мира. С. Хантингтон (1927-2008 гг.) был известным американским политологом, социологом, экономистом, геополитиком и философом. Важными фактами его биографии являются преподавание в Гарвардском университете, избрание директором Американской Ассоциации политических наук и практическая политическая деятельность в должности координатора отдела планирования Совета национальной безопасности США, а позднее, на посту директора Центра международных отношений.

Принципиальное значение имеет тот факт, что научная и политическая деятельность С. Хантингтона осуществлялась в период холодной войны, что во многом повлияло на его политические взгляды и основную концепцию. Его считают автором концепции этнокультурного разделения цивилизаций, в рамках которой ставятся и решаются вопросы о роли цивилизационного (культурного) фактора в мировой политике, ставшие основной темой его книги «Столкновения цивилизаций и преобразование мирового порядка». Помимо этого, С. Хантингтона интересовали процессы демократизации и политического развития в условиях противостояния двух идеологических лагерей, проблема иммиграции и вопросы, связанные с идентичностью, которые он решал в своей последней книге «Кто Мы».

Ключевым концептом макроисторической теории С. Хантингтона является «цивилизация», отождествляемая им с концептом «культура», ядром которой выступает религия. В своей обзорной статье «Столкновение цивилизаций?», вышедшей тремя годами ранее одноименной книги, С. Хантингтон говорит следующее: «Мы можем определить цивилизацию как культурную общность наивысшего ранга, как самый широкий уровень культурной идентичности людей. Следующую ступень составляет уже то, что отличает род человеческий от других видов живых существ. Цивилизации определяются наличием общих черт объективного порядка, таких как язык, история, религия, обычаи, институты, — а также субъективной самоидентификацией людей».1 Таким образом, в его представлении под цивилизацией следует понимать наиболее широкую социокультурную общность, которая достигла самого высокого уровня культурного развития.

На основе этого концепта С. Хантингтон выделяет восемь современных цивилизаций: западная, индуистская, исламская, конфуцианская, латино-американская, православно-славянская, японская, африканская. В свою очередь на основе данной типологии он строит макро-модель будущих конфликтов. В частности, в соответствии с его прогнозами, один из ключевых конфликтов в ближайшем обозримом будущем будет связан исламской и конфуцианской цивилизациями.

Сразу после выхода в свет книга «Столкновение цивилизаций» обнаружила как множество солидарных приверженцев, так же и множество оппонентов, критикующих эту концепцию с разных сторон. Книга С. Хантингтона и его статья остаются одними из наиболее цитируемых в политологическом сообществе. Дискуссия вокруг его концепции сохраняет свою актуальность и в наши дни, поскольку ситуация на мировой политической арене характеризуется острой конфликтностью, сторонами участниками которой являются, прежде всего, страны арабского мира, западной цивилизации – Европа и США, а так же Россия.

На этом фоне научные концепты, такие как «цивилизация», «культура», «религия» могут превратиться и зачастую превращаются в инструменты манипулирования массовым сознанием в политических целях. В пределе они могут быть жестко секьюритизированы, т.е., возведены в ранг угрозы государственной и международной безопасности. Действительно, сегодня в риторике политических деятелей многих западных стран, в частности, американского президента Дональда Трампа, кандидата в президенты Франции Марин Лепен и ультра-правых политических деятелей в Австрии, Германии, на Балканах, мы можем наблюдать нарастание кране жестких националистических, анти-иммигрантских, анти-исламских настроений, которые внешним образом отчетливо воспроизводят прогноз С. Хантингтона о столкновении западной и исламской цивилизаций. Апеллируя к основным положениям концепции столкновения цивилизаций, исламская и западная цивилизации представляются как несовместимые в своих ценностных основах, траекториях развития и перспективах взаимодействия.

Обширный эмпирический материал по этому поводу можно почерпнуть из средств массовой информации, которые ежедневно транслируют ангажированные шаблоны и тем самым обостряют негативное восприятие в сознании больших масс людей таких процессов как миграция, превращая ее из следствия политического конфликта в причину конфликта культур. В этом плане показательным является дискурс, разворачивающийся вокруг сирийских беженцев в Европе, который для противоборствующих внутригосударственных и межгосударственных политических сил становится инструментом реализации властных отношений, разменной картой в предвыборных дебатах и т.п.

В то время как в сознании среднестатистического обывателя попросту эксплуатируется стандартная психологическая модель идентичности «мы-чужие», в ее ключевых болевых точках – расовых и религиозных различиях, навязывающая отторжение всего инокультурного, доходящего в конечном счете до страха и панического ужаса перед «цивилизационной ассимиляцией». Это, разумеется, не лучшим образом сказывается на реальных практиках социального взаимодействия между мигрантами и принимающей стороной, действительно порождая локальные конфликты. Таким образом, круг «большая политика – массовое сознание – образ врага» замыкается, и решение проблемы становится перспективой дурной бесконечности, в которой изначально перепутаны причины и следствия происходящих событий.

Начнем с анализа основных положений концепции «столкновения цивилизаций» С. Хантингтона, которые можно сформулировать следующим образом.



  1. Основные конфликты в современном мире, в отличие от других исторических периодов – межцивилизационные (культурные).

С. Хантингтон прослеживает историческую трансформацию моделей мировых конфликтов, проходящую через три этапа, которые условно можно обозначить как экономический, идеологический и цивилизационный. Первая модель имела место в истории Европы от момента заключения Вестфальского мира (1648 г.) вплоть до конца 19 века. В рамках этой модели причины конфликта имели преимущественно политико-экономический характер, они были связаны со стремлением к завоеванию земель, расширению политического влияния сложившихся в Европе наций-государств.

Вторая модель начала складываться после Первой мировой войны и пусковым моментом, по мнению С. Хантингтона, в данном случае является революция в России (1917 г.), в ходе которой получила свое широкое распространение коммунистическая идеология. Вторая мировая война – яркий пример конфликта идеологий – нацистской, коммунистической и либеральной, с окончанием которой, один из углов треугольника был отсечен, но противостояние продолжено уже в формате Холодной войны между двумя сверхдержавами США и СССР.

Говоря о первых двух этапах, С. Хантингтон замыкается исключительно на истории западного мира и отказывает любым незападным субъектам в статусе участников мирового исторического процесса. Этот очевидный исторический промах в последующем выльется в одну из важных теоретических ошибок теории столкновения цивилизаций.

С окончанием Холодной войны С. Хантингтон связывает и крах идеологической модели конфликтов, и одновременно окончание периода внутризападных конфликтов в целом. После чего, по его мнению, на мировую историческую арену начинают выдвигаться в качестве субъектов незападные цивилизации, которые и составят в ближайшей перспективе оппозицию в конфликте с западной.



  1. Цивилизация – это культурная общность, в основе которой находится религия. Различия цивилизаций – главный источник конфликтов.

«Цивилизации несхожи по своей истории, языку, культуре, традициям и, что самое важное, - религии. Люди разных цивилизаций по-разному смотрят на отношения между Богом и человеком, индивидом и группой, гражданином и государством, родителями и детьми, мужем и женой, имеют разные представления о соотносительной значимости прав и обязанностей, свободы и принуждения, равенства и иерархии. Эти различия складывались столетиями. Они не исчезнут в обозримом будущем. Они более фундаментальны, чем различия между политическими идеологиями и политическими режимами».2

С. Хантингтон справедливо замечает, что людям в принципе свойственно размежевание по принципу «мы-они», которое становится все более весомой причиной для стимуляции конфликтов на этнической и конфессиональной почве. Он констатирует тот факт, что идеология утрачивает свое значение в сознании людей в качестве фактора консолидации и причины противоборства, при этом этнический и конфессиональный факторы оказываются более эффективными средствами манипуляции сознанием коалиций, складывающихся в противовес западной цивилизации.



  1. Линии разломов между цивилизациями – это основные зоны конфликтов. С. Хантингтон отмечает, что эти линии не являются совершенно статичными, они подвижны. Но, тем не менее, он отмечает, что многие такие разломы являются чуть ли не историческими константами с момента образования цивилизационных оппозиций. Так, в частности, «уже 13 веков тянется конфликт вдоль линии разлома между Западной и Исламской цивилизациями».3 В то время как цивилизационно схожие страны тяготеют к сплочению, образованию союзов («синдром братских стран») на основе родства их ценностных приоритетов.

  2. Могущество западной цивилизации вызывает чувство зависти, а ее попытки распространять свои культурные ценности порождает враждебность со стороны незападных цивилизаций, тем самым, приводится в действие механизм современного конфликта.

Эту идею использовал Джордж Буш младший, комментируя причины террористических атак 11 сентября: «Они ненавидят нас за наши ценности и успех»4, снимая, таким образом, ответственность с американских и европейских политических деятелей за ту внешнюю политику, которую они реализовывали на Ближнем Востоке на протяжении нескольких последних десятилетий.

  1. «Расколотые» страны, такие как Турция, Россия, Мексика, представляют опасность в виду их потенциальной конфликтности, из чего исходит обоснование необходимости контроля и давления на них. Реальная же угроза в ближайшей перспективе исходит от конфуцианско-исламской цивилизации.

  2. Прогноз: краткосрочная и долгосрочная перспективы.

Наконец, в логике своих рассуждений С. Хантингтон приходит к конкретным прогнозам, обозревая ближайшую и более отдаленную перспективы разворачивания логики событий в рамках грядущего неизбежного столкновения цивилизаций. Со стороны Запада в ближайшей перспективе он обозначает приоритеты направленные на интеграцию и сотрудничество с ценностно близкими и родственными культурами, укрепление связей между США и Европой, расширение взаимодействия с Россией и Японией, сдерживание опасностей, исходящих от исламской и конфуцианской цивилизаций, использование конфликтов между ними, оказание помощи заинтересованным в западных ценностях культурам, создание условий для дальнейшей трансляции западных ценностей и наращивание могущества западной цивилизации.

В более отдаленной перспективе С. Хантингтон вовсе не выглядит глобалистом и рассуждает уже в большей степени как философ, нежели как политолог. Он признает наличие собственных альтернативных западному конкурентных путей развития для незападных цивилизаций на основе их культурных традиций. Прогнозирует сохранение тенденции мультикультурализма и призывает к необходимости изучения ценностных, мировоззренческих, философских основ незападных культур наряду с поддержанием адекватной для такой конкуренции военной мощи западной цивилизацией. «Необходимо будет найти элементы сходства между западной и другими цивилизациями. Ибо в обозримом будущем не сложится единой универсальной цивилизации. Напротив, мир будет состоять из непохожих друг на друга цивилизаций, и каждой из них придется учиться сосуществовать со всеми остальными».5

Основной положительный момент концепции С. Хантингтона заключается в привлечении внимания к такому фактору современных конфликтов как культурные различия. Хотя не менее очевидно так же и то, что культурные различия в то же самое время служат основой для внутрицивилизационной и межцивилизационной кооперации. Цивилизация сама по себе не монолитна с точки зрения расового, религиозного и других признаков. Однако в своей оценке степени значимости цивилизационного фактора, подразумевающего эти различия, американский политолог очевидно преувеличил.

В соответствии с задачами нашего исследования во втором параграфе данной главы необходимо рассмотреть основные направления критики, которые формулируют оппоненты концепции «столкновения цивилизаций» и те доминирующие на сегодняшний день тенденции, которые очевидно выходят за пределы объяснительных возможностей макроисторической методологии.




Каталог: bitstream -> 11701
11701 -> Проблемы перевода пользовательских соглашений
11701 -> Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций
11701 -> Притулюк Юлия Леонидовна Туризм в Абхазии: основные аспекты и перспективы развития Выпускная квалификационная работа бакалавра
11701 -> Оценка выводов компьютерной экспертизы и их использование в доказательстве мошенничества
11701 -> Костная пластика на нижней челюсти с использованием малоберцовой кости и гребня подвздошной кости
11701 -> Выбор вида и способа анестезии на детском стоматологическом приеме

Скачать 191.29 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2023
обратиться к администрации

    Главная страница