Кафедра теории общественного развития стран азии и африки


Современные межкультурные конфликты в сознании представителей арабо-мусульманской общины Санкт-Петербурга



Скачать 191.29 Kb.
страница5/6
Дата09.08.2019
Размер191.29 Kb.
#127488
1   2   3   4   5   6

3. Современные межкультурные конфликты в сознании представителей арабо-мусульманской общины Санкт-Петербурга
3.1 Общие условия проведения эмпирического исследования и социальный портрет участников опроса
Основные принципы, методы и приемы, описанные во второй главе, были применены в ходе проведения эмпирического исследования по изучению жизненных историй представителей арабо-мусульманской общины, проживающих в г. Санкт-Петербурге. Биографические данные помогли выяснить причины пребывания собеседников в России, прояснить вопрос об их связи с конфликтогенностью арабо-мусульманских регионов, как фактора миграции. Включенное наблюдение и углубленное интервьюирование помогли качественно проанализировать степень комфортности пребывания респондентов в пространстве инородной культуры, их представления о событиях, происходящих в арабо-мусульманском мире: причинах терроризма, миграции, социально-политического и экономического кризиса. Интервьюирование проводилось индивидуально в очном режиме по смешанному типу. Часть вопросов была задана по заранее составленному вопроснику (см. Приложение 1), другая часть беседы шла по неформализованному сценарию, исходя из уровня осведомленности собеседника и глубины понимания социально-политических процессов в современном мире.

В опросе приняли участие в общем шесть человек. Выборка включает в себя представителей обоих полов, среднего и зрелого возраста, приехавших из стран, характеризующихся ситуацией конфликтности. В группе опрошенных три мужчины и три женщины из Египта, Судана, Сирии и Марокко. Мужчины являются прихожанами мечетей г. Санкт-Петербурга. Возрастные рамки респондентов от 29 до 50 лет. Уровень образования от средне-специального до высшего. Время пребывания в России – от нескольких месяцев до 30 лет. В среднем время, отводимое на одну беседу, составляло от 2 до 3 часов. Два из шести интервью проводились на арабском языке, с учетом недостаточного владения русским языком респондентами. Все собеседники охотно выразили желание поучаствовать в исследовании, доброжелательно и развернуто отвечали на вопросы, выражали собственное мнение свободно и непредвзято.

Ахмад, 41 год, марокканец. Женат на кабардинке, имеет троих детей. Высшее образование получил в России по специальности фармакология. С тех пор живет в нашей стране (более 20 лет), ведет бизнес, как на территории Российской Федерации, так и в Марокко. Часто бывает в арабских странах. Очень хорошо говорит по-русски. Встреча проходила в одном из кафе города в спокойной обстановке в присутствии третьего лица, сопровождающего женщину-интервьюера как это полагается по мусульманскому этикету полового взаимодействия. Респондент готовился к обсуждению, предварительно выяснив тему беседы. При этом в ходе разговора не пользовался заготовленными клише, а говорил от себя, внимательно обдумывая каждый вопрос и тщательно взвешивая каждый ответ.

Ваиль, 50 лет, сириец. Женат на русской, имеет троих детей. Высшее образование получил в России по специальности инженер. С тех пор живет в России (более 30 лет), занимается своим бизнесом. Уровень владения русским языком – высокий. Беседа проходила в его рабочем офисе в центре города, в спокойной деловой обстановке. Офис оформлен в арабском стиле, резные диванчики, небольшие кофейные столики. Собеседник спокоен и собран, на протяжении всего разговора внимателен, на вопросы отвечает без долгих раздумий.

Абдулла, 37 лет, египтянин, аспирант СПбГУ, преподает арабский язык. Не женат. Приехал на учебу в Санкт-Петербург три года назад, изучает российско-египетские отношения. Знает русский язык, но изъясняется устно и письменно не очень хорошо.

Магда, 31 год, суданка, домохозяйка. Замужем за суданцем, имеет троих детей. В России живут семьей на протяжении 5 лет. Муж – врач. Причина приезда в Россию – повышение профессиональной квалификации мужа. Уровень владения русским языком – хороший.

Намарик, суданка, по образованию врач-педиатр. Замужем за суданцем, имеет двоих детей. В Санкт-Петербурге живут три месяца. Русским языком не владеет, говорит на арабском и английском.

Самар, 29 лет, суданка, по образованию пиар-менеджер. Замужем за суданцем, имеет двоих детей. В Санкт-Петербурге живут три месяца. Русским языком не владеет, говорит на арабском и английском.

Интервьюирование женщин-суданок проходило на квартире в условиях проведения традиционных для них субботних женских встреч, на которых обсуждаются важные бытовые вопросы: уход за собой, воспитание детей, кулинария, чтение Корана и т.п. Отвлекающим фактором являлось наличие большого количества детей, которые периодически шумели и переключали на себя внимание собеседниц. При этом женщины приветливы и гостеприимны, успевали следить за детьми, наличием угощения для интервьюера, отвечать на вопросы вдумчиво и без особых промедлений.
3.2 Религия и политика: конфликтность в современном мусульманском мире

В этой части опроса стояла задача выяснить позицию респондентов относительно следующих моментов, касающихся темы исследования:

во-первых, каковы причины приезда представителей арабо-мусульманской общины в Санкт-Петербург;

во-вторых, в чем видятся причины конфликтных событий, происходящих на их родине и в арабском мире в целом;

в-третьих, какова оценка состояния религиозной идентичности современных мусульман, может ли исламская религия быть причиной цивилизационных столкновений.

1) По первому пункту многие выводы можно было сделать, исходя из биографических ситуаций респондентов. Если говорить о женщинах-суданках, то все они приехали в Санкт-Петербург вслед за своими мужьями, которые в России находятся на обучении в целях повышения своей профессиональной квалификации. Российское высшее образование, особенно в областях медицины, инженерного и военного дела ценилось в арабском мире еще со времен СССР. С тех пор сложилась и по настоящий момент существует практика межкультурного сотрудничества в области образования, которая позволяет арабским специалистам существенно повышать конкурентоспособность на рынке труда в своих странах. А значит, вместе с тем и свой социальный статус и материальный доход своей семьи, что является немаловажной ценностью в жизни мусульман, как отмечалось в первой главе исследования.

Беседы с мужчинами только подтвердили и укрепили то положение вещей, что изначальными причинами приезда в Россию были или в настоящий момент являются потребности в получении качественного образования и расширения своих социальных и экономических возможностей. Жизненные истории показали, что российская культура оказалась вполне приемлемой для того, чтобы оставаться в ней и успешно реализовывать свои жизненные цели в соответствии с ценностными установками, сформированными в рамках арабо-мусульманского мировоззрения.

На вопросы о причинах своего переезда в Россию, Абдулла отвечает: «В первую очередь это плохие экономические условия в регионе, также отсутствие достаточной личной свободы и социальной справедливости, а также плохие политические условия. Нет стабильности и спокойствия. Здесь я это нашел: личная свобода, уважение к закону и порядку, народной культуре».

Обобщение этих историй показывает, что среди всех причин для приезда в Россию, конфликтогенность арабо-мусульманского региона не является главной причиной. Экономический фактор, связанный с повышением уровня достатка и социальный фактор, связанный с перспективой расширения своих жизненных возможностей для всех респондентов представляется наиболее значимым, вне зависимости от того, намереваются ли они оставаться жить в России или собираются вернуться на родину.

2) По вопросу о причинах конфликтов, происходящих в арабском мире или с участием представителей исламской цивилизации, респонденты высказали следующие мнения.



Намарик: Что касается большинства людей, то их больше заботит экономическое положение. Люди на что-то идут, например, на революции для улучшения своей материальной составляющей жизни. Они стремятся к тому, чтобы улучшить образование, здравоохранение. То есть это лишь стремление к лучшей жизни через революции, как в Тунисе или Египте. А что касается террористических операций, то здесь уже какие-то политические цели. Это моё мнение.  

Большинство людей, которые в этом участвуют, либо это представители крайних течений, которые не имеют отношения к Сунне пророка Мухаммада, или за ними кто-то стоит, как например  когда простые американцы отказались принимать участие в войне в Ираке. Поэтому провокаторы решили спровоцировать Гражданскую войну, чтобы стравить людей с севера и с юга. Так устраивают провокации между людьми выставляя одних причастными к организациям крайнего толка, чтобы самим быть подальше от всего этого и не вводить свои войска. Эта же политика использовалась в Африке во времена Второй Мировой войны, которая действовала по принципу «разделяй и властвуй».

Ахмад: Ближний Восток это регион, который с древнейших времён считался очень важным. За тысячи лет до рождения Христа это был регион, от которого шли излучения добра или зла. Это в первую очередь религиозный статус региона. Там собираются основные монотеистические религии мира. А сейчас там есть пять игроков: Россия, США, Иран, Саудовская Аравия, Израиль и можно сейчас добавить Турцию. У каждого своя цель, свои представители в этом регионе, даже не объединяем США и Израиль, так как у них могут быть различные цели.

Посмотрим теперь на тех, кто влияет на идеологию. Исламисты, братья мусульмане, салафиты во главе с Саудовской Аравией. Сюда я отношу и ИГИЛ и Аль Каиду, которые произросли из всего этого, Иран и все шиитские направленности во главе с Хизбуллой. Так вот цели их разные, но никто в своих планах не хочет делиться, при этом все хотят господствовать. Есть националистические движения, есть светские движения. После арабской весны люди поняли, что никто не может диктовать свои условия. Исламисты поняли, что идти к цели создания Исламского государства нереально и несостоятельно. Так как в истории ислама начиная со времён пророка Мухаммада такой цели никогда не ставилось. Во главе арабских государств стояли представители различных направлений ислама. Наибольшее влияние имели исламисты, ими манипулировали Америка и Саудовская Аравия. Салафизм сейчас получил очень сильный удар, то, что случилось в ИГИЛ показало, что у них нет цели и нет задачи. Это же случилось и в Египте, когда к власти пришли братья мусульмане, они получили власть и не знали, что с ней делать.

Ещё есть проблема - информационная блокада. Люди находятся под влиянием информационных каналов. Например аль-Джазира. Я называю это незаконный брак между религиозными движениями и СМИ, которые демонизируют Асада. И поэтому народ против Асада и Путина все они враги ислама, надо восстать против них. Вначале я и сам был под влиянием, потому что нет другой информации. Но когда Россия начала вести свою работу, стало видно, как люди встречают русских.

Каждая страна должна в первую очередь защищать своих жителей. Поэтому когда мне говорят, что Российская армия убивает мусульман тысячами, я не могу в это поверить. Россия это восточная страна с европейской внешностью. Россия защищает свои  интересы. И когда мне говорят, что это геноцид сирийского народа, я не верю в это. В советское время очень много сирийцев учились в России, очень много сирийцев имеют Российские паспорта. Поэтому это нормально, когда Россия приезжает подержать дружественный народ. В арабских странах такой информации нет, поэтому легко распространять такие шаблоны: «чужие приехали», «убивают мусульман». И все верят этой информации.

Почему я называю это незаконный брак между религиозными деятелями и СМИ? От этого брака рождаются движения, которые являются участниками конфликта. В мечетях возносят мольбу: «о Аллах, накажи Россию». Я чувствовал себя белой вороной. Когда конфликт в Сирии вышел напрямую между Россией и США, люди поняли, что Америка не такая белая и пушистая как показывала себя до этого. Сейчас появилось уважение к Путину как к сильному главе государства, который смог защитить свою позицию. Люди ждут положительного влияния России на ситуацию. 

Ваиль: О причинах конфликта в Сирии в двух словах не расскажешь. Во-первых, хочу сказать, что при младшем Асаде люди стали жить лучше, свободнее... что ли… При старшем был режим, был минимум на жизнь, было тесное сотрудничество с СССР, людей отправляли учиться в Россию. При младшем стало больше свободы, каждый жил как хотел.

Постепенно стали приезжать люди, которые несли свою пропаганду из разных стран мира. Начали подогревать народ, привозить оружие. Но люди не выходили на войну, они выходили на демонстрацию. А сейчас мы видим заграницей 10 млн. беженцев. Людям некуда деваться, они вынуждены принимать чью-либо сторону.

Например, ИГИЛ с колонной в 300 человек приходят в деревню с населением 5000 человек, собирают матерей и говорят, что если их сыновья не вступят в армию, то их убьют здесь сразу. Матери просят своих детей идти воевать, может удастся спастись. Помимо этого требуют денежных выплат, диктуют свои правила в одежде в образе жизни. Семья моей тети оказалась разделённой, муж поехал по делам в другой город, а местность где они живут, заняли войска ИГИЛ на много долгих месяцев. Теперь он не может вернуться и она не может уехать, а их дети живут заграницей.

Конечно, в войне трудно кого-то оправдать, ведь страдают простые люди. Есть и мародёрство, какая бы сторона не заняла территорию, они идут обчищать дома. Я не знаю что это за войска ИГИЛ? У них нет сирийского командования, так как в этом случае война прекратилась бы быстрей. А сейчас видно как они разбегаются кто куда. Мне кажется, что к концу 2017 года от ИГ уже ничего не останется. Очень много погибших из мирного населения. Нет такой семьи, которая не пострадала бы от войны. На войну люди пошли либо за деньги, либо по принуждению. Интерес в войне и разделе страны есть только у тех, кто в ней не живет.

Обобщая размышления собеседников, можно сделать вывод, что для них, как людей непосредственно осведомленных о том, что происходит на конфликтных арабо-мусульманских территориях, очевидно, что подлинные причины конфликтов коренятся в экономическом и социальном неблагополучии арабских государств. Это возвращает к осмыслению наследия Холодной войны, анализ которой был дан в первой главе исследования. Можно сказать, что собеседники единодушны во мнении о том, что ни культура, ни религия не являются причинами этих конфликтов, зато они успешно эксплуатируются тогда, когда необходимо вызвать смуту и раскол в обществе, организовать очередную провокацию со стороны тех внешних субъектов, которые извлекают из конфликта собственные политические и экономические выгоды.



3) Эта часть беседы была направлена на выявление позиции по поводу того, может ли ислам являться причиной конфликтов и как конфликты на арабо-мусульманской почве влияют на религиозную идентичность. Для выявления мнений по этому пункту был задан ряд вопросов с развернутыми пояснениями, чтобы достичь максимального понимания респондентов и избежать искажения получаемой информации.

Вопрос: Некоторое время назад появилась теория о том, что  в связи с затяжными конфликтами и постоянной негативной обстановкой вокруг мусульман, люди начали отходить от религии.25 Слышали ли вы об этом и как можете прокомментировать?
Намарик: Я такого никогда не слышала. Может в каком-то обществе они стесняются или боятся позиционировать себя как верующих мусульман, боясь агрессии или нападок, но отрыто никто не говорит о своём религиозном бекграунде. 

Самар: Да, я слышала об этом из новостей. 

Вопрос: А вам или вашим знакомым приходилось отказываться от элементов своей  культуры, находясь в России из опасений, что это повлияет на работу или восприятие вас носителями другой культуры? 

Самар: Нет, не приходилось. Мы соблюдаем все предписания религии. 

Ахмад: Сейчас в арабском мире идёт волна атеизма. Конечно, он замаскирован, но эта волна идёт и она мощная. Эта сила получает хорошие финансы, хорошую поддержку, после арабской весны все режимы и все государства стараются делать так, чтобы исламисты не вернулись. Поэтому они поддерживают любые движения: социалистические, коммунистические, светские движения. Он задаются вопросами: Почему так? Ведь  мы шли  к чистому исламу, почему Аллах не помог нам? Они поняли, что их основная ошибка была в том, что они хотели использовать религию как атрибут изменения общества, это было большой ошибкой.

Шейхи и ученые не должны были вмешиваться в вопросы политики, они должны находиться вне этого всего. Они даже начали участвовать в выборах. Поэтому первыми, кого обвинили во всех проблемах - это были религиозные деятели. Из-за этого мусульманские духовные лидеры обесценились, перестали пользоваться уважением среди молодёжи. Поэтому молодёжь перестала ориентироваться в религии. Это большая проблема. В этом и есть причина волны атеизма. В том числе исламисты стали отходить от своих убеждений. И это заметно во всех странах. 

Даже в мечети приходят не те люди, которые себя позиционировали ярыми мусульманами, а те, кто имеет представления о религии с детства, которые получили религиозное образование в семье, а не от друзей или от тех, кто состоял в каких-либо движениях или организациях. Все, кто связывал ислам с политической организацией, сейчас разочарованы, испытывают большой шок, это часто приводит их к атеизму. 

По этой причине нельзя имамов пустить в политику. Политика обязывает, ставит перед выбором. Кого то выдвинуть, кого то придержать. Не нужно было этого делать, религия должна остаться уважаемой, когда они пустились в политику, разочаровали людей.

Вопрос: Значит, когда религия отделена от государства, как в России - это наиболее правильная система?

Ахмад: Да эта система более состоятельна, она оставляет уважение к религии. В России это гарант общества. Здесь религия играет большую роль в жизни людей. Политика постоянно меняется, тот, кто сегодня друг завтра враг и наоборот. Если бы изначально в Сирии не пытались сделать религию причиной конфликта, это была бы разрешимая ситуация. Она не расширилась бы до такого состояния, как мы видим сегодня. 

Вопрос: А скажите, возможно ли это было сделать? При наличии ИГИЛ? 

Ахмад: До появления ИГИЛ можно было. Как только исламские ученные начинали говорить о том, что эти идеи не свойственны нашему народу, чуждые, и советовали не ввязываться в это, их тут же убивали. Это я к чему, что когда преследуется какая-нибудь экономическая цель, как например газопровод из Катара, те, кому это нужно готовы к любым методам, демонизируя все подряд, начиная с религии. 

Магда: Я думаю, что вся жестокость, которая творится в арабских странах - это дело рук не мусульман, даже если они так себя называют. С детства мы изучаем религию, мы учим Коран и нам разъясняют, что означает каждый аят, объясняют ценность жизни каждого человека и своей собственной, поэтому когда мы видим, что человек убил себя и других людей, первый вопрос – «Как он мог это сделать? Это же грех!!! Это большой грех!» Убийство человека не относится к нашей религии!! Или как мусульманин может посадить другого мусульманина в клетку и сжечь его? Это не возможно! Человек, который с детства изучал религию и знает все это, не может такого сделать! Я думаю, что в террористические организации идут люди, которые не знают свою религию, не впитали ее.

Самар: Ислам это религия взаимопонимания и прощения. Я считаю, что люди, которые это делают, имеют очень слабую веру. У них ислам только внешний, а не внутренний.

Таким образом, судя по ответам респондентов, которые они давали в этой части беседы, можно сделать вывод о том, что носители мусульманских ценностей, во-первых, ни в коем случае не признают идеи о том, что здоровое религиозное сознание может породить идею конфликта. Во-вторых, религиозные ценности прочно укоренены в системе их мировоззрения, так, что они не готовы ни при каких обстоятельствах от них отказаться. Они подчеркивают, что проблемы возникают именно там и тогда, когда нарушаются границы между религией и политикой, путаются цели и средства, порядок мирской жизни и вечной.

Большинство проблем, связанных с религиозной идентичностью имеют чисто психологический характер и порождаются недостатком религиозных знаний. Это расширяет возможности манипулирования сознанием тех людей, у которых исламские ценности имеют чисто внешний, внутренне не укорененный источник. В свою очередь, это делает таких людей легким орудием в руках тех сил, которые стремятся реализовать свои властные интересы, разжигая пламя конфликтов с помощью религиозных лозунгов, тем самым дискредитируя подлинные культурные ценности.
3.3 Конфликт культур – конфликт ценностей: миф или реальность?

В этой части исследования стояла задача выяснить позицию респондентов относительно следующих моментов, касающихся темы исследования:

во-первых, что является предпочтительным для респондентов, возвращение на родину или жизнь в России и почему;

во-вторых, о том, насколько комфортно чувствуют себя респонденты, проживая в пространстве чуждой им культуры, случается ли сталкиваться с негативным (расовым, религиозным) отношением;

в-третьих, о причинах современной массовой миграции и проблеме ценностной несовместимости культур.

1) Целью данной группы вопросов является, отчасти продолжение разговора на тему культурной идентичности и ее значимости в жизни респондентов. С другой стороны, вопросы этого блока позволяют осуществить переход принципиально важным моментам, касающимся концепции «столкновения цивилизаций».



Магда: Я бы хотела вернуться домой пока дети не выросли и окончательно не сформировались. Хочу, чтобы они воспитывались дома, на родине, выросли в своей культуре. Только находясь там, среди нашего народа, обучаясь в нашей школе, они получат правильное воспитание, смогут изучить свою религию именно там, а о другой культуре я им сама расскажу.

Ахмад: В 1993 году я приехал учиться, отучился. Поехал домой, поработал по специальности и понял, что мне это не очень интересно. Я уже на тот момент чувствовал себя комфортнее в России. Вернулся, женился, теперь семья, дети... Особой нужды в переезде не было, я мог выбрать и выбрал Россию. У меня сейчас бизнес и в Марокко и здесь, поэтому приезжаю-уезжаю, там с этим делом легче, здесь посложнее. В Марокко хромает вопрос с образованием и здравоохранением по сравнению с Россией, и я посчитал, что для моих детей здесь будет лучше, а именно в Петербурге. 

Абдулла: Я хотел бы остаться здесь на долгое время, потому что я люблю этот город, а также люблю русский народ, мне комфортно здесь, я вижу перспективы работы и жизни для себя. Поэтому пока не собираюсь уезжать.

Таким образом, ответы респондентов показывают, что вопрос сохранения культурной идентичности имеет важное значение для собеседников, но для ее полноценной реализации в принципе подходят любые культурные условия.

2) В развитие темы о конфликтогенности в условиях межкультурного взаимодействия был задан ряд вопросов по разным аспектам быта с акцентом на актуальные или потенциальные проблемные ситуации, возникающие у носителей мусульманских ценностей в процессе жизнедеятельности в России.

Вопрос: испытываете ли вы или ваши дети какие-то затруднения, связанные с особенностями вашей культуры? 

Магда: В школе у меня был вопрос с питанием детей, я попросила не давать моему сыну сосиски или другие продукты, которые содержат свинину. Учитель вошла в наше положение и взяла этот вопрос под свой контроль, она старается заменить эти продукты чем-то другим. Не было никаких нареканий, упреков. Соответственно дома мы тоже объясняем детям, что мы мусульмане и свинину нам кушать нельзя... Однажды мой сын сказал, что мальчики в его классе носят крестики, и он тоже так хочет. Я, конечно, поначалу испугалась, но решила не подавать виду, сказала, что это люди другой религии, что это их особенность, как наша особенность не есть свинину или совершать намаз, так у них особенность носить крестики, он воспринял спокойно, сказал, что уже не хочет крестик. Но для меня это звоночек...

Вопрос: В Санкт-Петербурге, сталкивались ли вы с негативной реакцией или с каким-либо отрицательным отношением к себе?

Намарик: Нет, я такого не видела. Наоборот видела только позитив, люди всегда улыбаются. Очень хорошее отношение. 

Самар: Так как я не знаю язык, моё общение очень ограничено. Но впечатления у меня только хорошие. 

Вопрос: А ваш муж, он все-таки учится здесь, общается с людьми, может он делится своими впечатлениями? 

Самар: От него я тоже слышу только положительные отзывы. На работе и учебе всегда помогают. Даже до приезда сюда, муж всегда говорил, что люди здесь хорошие и приветливые. 

Таким образом, ответы респондентов показывают, что в реальном бытовом взаимодействии не наблюдается негатива, вызванного разницей культуры, этноса или религии. Если случаются ситуации бытового противоречия, как в случае со школьным питанием, то они достаточно оперативно и корректно регулируются на основе взаимопонимания по поводу имеющихся культурных различий.



3) Следующий этап в развитие темы «столкновения цивилизаций» - максимально всесторонний анализ опыта межкультурного взаимодействия собеседников, как у них на родине, так и в России. Сюда же относится блок вопросов, касающихся злободневной темы массовой миграции в современном мире. Главная цель в этой части беседы – окончательно выяснить позицию собеседников насчет несовместимости культурных ценностей как возможной причины «столкновения цивилизаций».

Вопрос: В арабских странах проживают люди разных конфессий. СМИ показывают, что там периодически случаются нападения на храмы различных конфессий, на представителей других культур и религий. Как вы можете прокомментировать эту ситуацию? Какова обстановка в вашей стране?

Намарик: У нас нет проблем между христианами и мусульманами. В Судане есть очень древние церкви. Христиане без каких либо затруднений выполняют свои религиозные обязанности. Есть и православные и католики. Когда ислам пришел в Судан, христиане уже жили там. Шиитов очень мало. Суданцы придерживаются умеренного направления в исламе – аль - васатыя . Есть сунниты, суфии, они стараются придерживаться хадисов и Корана. Есть небольшая часть евреев из Палестины. Из-за солидарности с палестинскими арабами евреев принимают не так уж хорошо. Но это не политически, а социально.

Вопрос: А как это проявляется? Это будет проявляться в разговоре или в поступках?

Намарик: Суданцы не любят вмешиваться в какие-то политические вопросы. Несмотря на то, что в Судане идёт Гражданская война, у нас взрывы происходят крайне редко.

Вопрос: Например, после какого-либо происшествия, могут люди на улице или в общественном транспорте услышать слова неприязни или оскорбления по поводу их религии или расы?

Намарик: Нет, никогда.

Самар: В нашей стране живут люди разных национальностей, религий  и даже культур. У нас есть различные племена, есть и представители других религий. Большинство мусульмане, но есть христиане.

Вопрос: Как они взаимодействуют между собой?

Самар: Каждый уважает религию другого человека. 

Вопрос: В новостях мы периодически видим, как совершаются акты агрессии против людей другой религии или конфессии. Как вы можете прокомментировать это?

Самар: Такое происходит очень редко. В основном отношения мирные и все уважают друг друга. 

Вопрос: Как в вашей стране относятся к иностранцам?

Самар: К иностранцам проявляют большой интерес, всем хочется с ними пообщаться, узнать о них побольше, хотят с ними сфотографироваться.

Вопрос: Что вы можете сказать об опыте своей жизни в России по поводу межкультурного взаимодействия, насколько сильно отличаются ценности наших культур? Можно ли утверждать, что они несовместимы?

Ваиль: Я в России уже почти 30 лет и с уверенностью могу сказать, что много чему хорошему научился у русских: например раньше я мог покурить и бросить окурок на землю с мыслью, что есть дворники - это их работа, уберут! А теперь понимаю, что это не правильно, причём и религия наша это предписывает, только не соблюдаем.

Ахмад: Конфликтов на почве культуры в 1990-е между людьми не было, человека не воспринимали по его этносу. Я могу свидетельствовать, что в то время у мусульман было больше предвзятости к людям другой культуры, нежели наоборот. Я говорю об этих отношениях на уровне простых людей.  К исламу и мусульманам было спокойное отношение. Не было агрессивного отношения к исламу до последнего времени. Сейчас информация построена так, чтобы формировать негатив именно к религии. Если раньше можно было защищаться, рассказывать о себе о своей религии, то сейчас уже не получается свободно рассказать о себе.

Изменения в отношениях между людьми за последние десятилетия конечно есть, ведь капитализм навязывает свои правила, люди общаются по слоям, и ты, как правило, общаешься с людьми своего уровня. Но эти изменения происходят не между культурами, а скорее внутри культуры и этноса. Поэтому я не могу говорить о конфликте между культурами, есть попытки создавать конфликт между людьми.  Если случаются инциденты, то не из-за конфликта культур, а из-за изменений в обществе, из-за экономических и политических изменений, которыми кто-то манипулирует. И народ со всеми его культурами попадает под это влияние.

В жизни люди могут общаться без политики. Тогда им просто, у них много общего. И они не ищут общения по национальному признаку: только русский с русским, ингуш с ингушом, также и в работе, нет такого разделения. Я до сих пор замечаю, что, несмотря на весь негатив об эмигрантах, на простом бытовом уровне этого нет. Все с ними общаются, эти люди живут почти также как у себя дома. Есть, конечно, информационное давление и политические решения на уровне документов. Но мигранты живут и общаются с людьми на принимающей их стороне. Их приглашают на праздники и фотографируются с ними, заключают браки и т.д. И не смотря на всю эту негативную информационную работу, жизнь идёт своим чередом.

Вопрос: Исходя из сказанного вами: все негативное отрицательное между культурами - это результат вмешательства извне, а все положительное - это естественный процесс?

Ахмад: Да, например, в Ираке, до вмешательства Америки люди жили в мире, сунниты и шииты никогда не противостояли друг другу. Но когда началось вмешательство извне, стали обостряться многие вопросы. Начались призывы к массовой вражде, кровной мести. Это осложняет возвращение ситуации в прежнее русло. Хвала Всевышнему, что в России такого нет. Тоже самое в Сирии, может если сейчас закончится конфликт, то все ещё вернётся в прежнее русло, но если продлится, то ситуация станет необратимой. 

Ваиль: Сирия - это многонациональная и многорелигиозная страна. Сюда тысячелетиями приезжали и останавливались различные народы, мы жили, работали, учились вместе, и никогда не было каких-либо разногласий. Религии и этносы представлены самые разнообразные: ислам, христианство, язычество, есть друзы, курды и многие другие. Если в городах они как-то различались в одежде, то в деревнях даже в этом нет никаких различий, женщины закрываются полностью, будь то мусульманки или христианки.

В Сирии у меня есть знакомый, его зовут Абдулла, это мусульманское имя, поэтому я думал, что он мусульманин. Когда узнал, что он христианин, спросил его, почему такое имя? Он ответил: «У моего отца был очень хороший друг, он назвал меня в честь него». Так же Сирии очень много людей, которые знают русский язык, потому что учились в России, у многих русские жены.

Вопрос: А у вас остались родственники и близкие в Сирии?

Ваиль: Да, мои родители живут в Дамаске и много других близких родственников. В 2010 году мы с женой, после долгих обсуждений переехали в Сирию, но так как работа у нас в России, я часто уезжал. Со спокойной душой оставлял семью в Дамаске. Жена спокойно могла передвигаться по городу на автомобиле. Дети учились в школе, быстро осваивали язык. Но в 2011 году начались волнения, все нарастало как снежный ком. И нам пришлось снова переехать.

Вопрос: Были ли у вас проблемы из-за разницы в культурах с вашей женой?

Ваиль: Поначалу конечно с обеих сторон были недопонимания. Я сам не был уверен как можно жить с человеком другой культуры. Но впоследствии увидел, что с выбором не ошибся. Наши дети впитали в себя все самые лучшие качества обеих культур. Родители - наша поддержка и опора. Дети всегда хорошо ладили с одноклассниками здесь в России, и в Сирии. Конечно, в круг нашего общения входят люди очень разные, но думаю, что я этим никого не удивляю, так живет большинство людей у нас в стране.

Вопрос: Вы говорили, что бываете в Марокко, может быть и в других арабских странах? Доводилось ли вам общаться с людьми, живущими в очагах конфликтов? 

Ахмад: Да, в Марокко много сирийских беженцев, и сейчас актуально говорить именно о беженцах оттуда. Это люди общественных профессий: доктора, инженеры, бизнесмены. У каждого из них есть свои расхождения, кто-то с Асадом, кто-то против Асада. Одни говорят, что во всем виноват Асад, что он враг государства, другие говорят, нет, во всем виновата Саудовская Аравия. Третьи не согласны ни с теми, ни с другими. В этом случае они все виноваты. Так всегда бывает в конфликте. Тот, кто пострадал от сирийской армии - против армии, тот, кто пострадал от оппозиции - против оппозиции. Если конфликт разрешится, то люди быстро вернутся друг к другу. Не народ виноват, а то кто манипулирует ситуацией извне. Потому что народ на войну не шёл. На демонстрацию да, но не на войну!

До начала всех этих проблем у людей был прожиточный минимум и, имея его, никто никуда не уезжал. Так вот если экономический минимум вернётся, будет обеспечена безопасность, то да, люди вернутся, а если нет, то они не могут так рисковать. Сирийский народ восстал против терроризма. Все поставлено на острых ножах, либо вы с нами, либо против нас. Люди пострадали от того, что пошли против ИГИЛ и пострадали от Асада. Поэтому если будет побеждён терроризм и будет восстановлена безопасность, то люди вернутся.

Восточный народ очень сентиментальный и ранимый, никто не собирается оставаться в Европе. Я знаю много сирийцев, которые, когда началась война, привезли сюда своих родителей, начали оформлять документы, устраивать их жизнь в России. Однако родители захотели вернуться обратно на родину. Говорили, что хотят умереть у себя дома. Пока корни есть, люди всегда будут стремиться домой. Поэтому важно чтобы пришла победа над терроризмом. Для этого все страны должны поставить перед собой цель: враг номер один - это терроризм. 

Ваиль: Каждый сириец хочет вернуться домой, если он будет уверен, что это, в первую очередь, безопасно, что на него не упадёт бомба, что его не похитят с целью потребовать выкуп от семьи. Никто не мечтает остаться в этой Европе. Там люди не живут, а выживают. Сирийцы очень хорошие бизнесмены. Но разве им кто-то даст этим заниматься в Европе...

Вопрос: В начале интервью, вы сказали, что осознанно выбрали остаться в России и растить своих детей здесь. То есть вы считаете, что здесь вы можете вырастить, воспитать своих детей и привить им те традиции и ценности, которые хотели бы? 

Ахмад: Я увидел, что православие осталось в подсознании людей. И это является щитом для общества. Процесс деградации общества остановился, когда религия вновь стала дозволенной. Такого нет ни в Европе, ни в Америке. Я укрепился в этом мнении, когда стали выходить законы против однополых связей, об ограничении курения, продажи алкоголя. Я понимаю, что в российском обществе есть основа, просто нужно самому уметь ориентироваться в этом обществе.

Ни в коем случае нельзя отдаляться. Надо быть в отношениях со всеми людьми, общаться. Не обязательно только с мусульманами, человек должен общаться со всеми. Много хорошего и полезного можно получать от такого общения, если ты сам настроен на коммуникацию и взаимопомощь. Навязывающее, вызывающее поведение будет отталкивать людей. В наш круг общения входит школа со всеми родителями, мероприятиями, кружками, спортивными занятиями. Мои дети живут этим, и я не вижу ничего плохого в этом. Дома мы объясняем им, что можно, что нельзя. Воспитание идёт и от родителей и семьи. 

Вопрос: Задают ли вам в России вопросы о религии или о негативных политических событиях, которые СМИ связывают с мусульманами? 

Адмад: Я думаю, что все и так понятно. Когда мы открываем эти темы, то получается, что имеем одно и то же мнение. Все здравомыслящие люди против террора, против зла и насилия, против разврата.

Однажды к одной из родительниц нашего класса подошла другая мамочка и сказала: «В вашем классе учится мусульманка в хиджабе, это же кошмар, как вы с эти живете?!». На что женщина жутко возмутилась и ответила, что это замечательная семья и нет никаких проблем. Главное – это участие! Пророк сказал: заходите через дверь, не заходите через окно. Напрямую, через нормальные ценности и тогда все мы будем счастливы.

У мусульман у самих много стереотипов. Говорят, то одно, то другое не по исламу, но это не так. Это от неправильной трактовки религии. Например, праздники, которые могут объединять людей. Я считаю, что неправильное истолкование религиозных предписаний, тоже работа определенных сил, она ведётся давно и целенаправленно. Я видел как самые чуждые и радикальные организации получали поддержку и имели возможность развития, чтобы создавать нездоровую почву в обществе. Так создавались движения радикальной молодёжи с исковерканными понятиями без традиций, обычаев. Например, говорят, что нельзя праздновать, веселится.

То, что происходит в нашей стране и в мире - это тщательная работа. От лица мусульман выступают не мусульмане. А на самом деле ценности у всех людей одинаковые.

Таким образом, обобщая материал всех проведенных бесед, можно прийти к выводу о том, что представители арабо-мусульманской общины Санкт-Петербурга и на опыте жизни в России и на опыте жизни в арабских странах единодушны во мнении о том, что культурные различия не являются причинами конфликтов. Разница культовых практик и нюансы бытовых вопросов практически не влияют на нормальное повседневное межкультурное взаимодействие. Если на этих различиях искусственно не заострять внимание, то для представителей разных культур очевидно, что универсального и объединяющего в ценностном плане между ними намного больше, чем разделяющего и противопоставляющего.

Поэтому у тезиса «конфликт цивилизаций – это конфликт культур (религий)» - нет никаких серьезных практических оснований. Этот тезис является лишь инструментом манипуляции сознанием людей, который срабатывает эффектом «красной кнопки» в условиях социального неблагополучия и экономический дестабилизации.


Заключение

В соответствии с поставленной целью в ходе решения основных задач исследования, проведенного на уровне теоретического анализа источников (научной литературы и средств массовой информации), а так же на эмпирическом уровне – с использованием социологического опроса представителей арабо-мусульманской общины Санкт-Петербурга получены следующие выводы.



  • Концепция «столкновения цивилизаций» С. Хантингтона, сформулированная им на основе ограниченного исторического опыта, исходя из определенных цивилизационных (западных) установок, имеет свои сильные и слабые стороны, как с теоретической позиции, так и с точки зрения практики современных международных отношений. Методология макроистории, которой руководствовался С. Хантингтон дала обобщенную и упрощенную картину межкультурного взаимодействия, которой сегодня успешно пользуются в целях манипуляции общественным сознанием, дестабилизации обстановки в социально и экономически неблагополучных регионах мира для разжигания конфликтов на национальной и религиозной почве. В частности, особое внимание обращается на его тезис о принципиальной ценностной несовместимости культур (религий) и прогноз о конфликте исламской и западной цивилизации.

  • Эти выводы могут быть опровергнуты на основе альтернативной методологической стратегии с установками на исследование микро-социальных групп, являющихся носителями реального опыта межкультурного взаимодействия, непосредственно находящихся в очагах современных конфликтов или хорошо осведомленных о событиях, происходящих в них. Микроисторический подход, антропологический анализ и конкретные социологические методы (включенное наблюдение, анализ жизненных историй и углубленное интервьюирование) позволяют увидеть современную ситуацию так называемого конфликта западной и исламской цивилизаций с позиции арабов-мусульман, услышать мнения простых людей, неангажированных политическими и идеологическими установками.

  • Применение данной методологии показало, что глубинные сущностные причины современных конфликтов по-прежнему коренятся в политических и экономических выгодах, а вот средства достижения этих целей существенно изменились в контексте развития современных технологий. В том числе имеются в виду технологии воздействия на человеческое сознание на базе тех широких возможностей, которые дают средства массовой информации и интернет.

  • Представители арабо-мусульманской общины Санкт-Петербурга на основе опыта жизни в России и традиций межкультурного взаимодействия в родных арабских странах подтверждают, что конфликты культур там и здесь – явление исключительно редкое. Повседневный быт, потребности в общении и взаимопомощи, исторические связи между Россией и арабскими странами, обучение, бизнес, родственные связи являются общей почвой для комфортной жизни и бесконфликтного взаимодействия. Подлинные религиозные ценности, укорененные в здоровом сознании людей, в большей степени служат нейтрализующим различия фактором. Стремление к социальному и экономическому благополучию, мирная жизнь составляют единую общечеловеческую цель, независимо от культурной принадлежности.



Список использованной литературы и источников

Литература на русском языке:

  1. Бжезинский З. Великая шахматная доска: Господство Америки и его геостратегические императивы. – М.: Международные отношения, 1998. – С. 26-28.

  2. Бьюкенен П. Дж. Смерть Запада. – М.: АСТ, 2003. – С. 17-18.

  3. Бочаров В.В. Антропология власти. Т.2. – СПб: Санкт-Петербургский Университет, 2007. – С. 464-475.

  4. Денисов С.Ф. Естественные и технические науки в мире культуры: – Омск: ОмГТУ, 1997. – С. 446.

  5. Ильин В.И. Драматургия качественного полевого исследования. – СПб: Интерсоцис, 2006. – С. 246-252.

  6. Канке В.А. История. Философия и методология социальных наук. – М.: ЮРАЙТ, 2015. – С. 573.

  7. Козлова Н. Социально-историческая антропология. – М.: Ключ-С, – 1998. С. 14, 15.

  8. Лебедева М.М. Мировая политика. – М.: Аспект Пресс, 2007. – С. 205-214.

  9. Леви-Стросс К. Структурная антропология. Сюкияйнен Л.Р. Ислам и права человека в диалоге культур и религий. – М.: Наука, 1985. – С. 322.

  10. Резник Ю.М. Специфика антропологического подхода в социальном познании и изменении. Наука о культуре и социальная практика: антропологическая перспектива. – М.: Институт востоковедения РАН, 1999. – С. 327.

  11. Сюкияйнен Л.Р. Ислам и права человека в диалоге культур и религий. М.: Садра, 2014. – С. 117-128.

  12. Тишков В.А. Чечня как сцена и как роль // Бочаров В.В. Антропология власти Т.2. СПб: С.-Петербургского Университета, 2007. С. 464-475.

  13. Тишков В.А. Межэтнические отношения и конфликты: перспективы нового тысячелетия // Бочаров В.В. Антропология власти Т.2. СПб: С.-Петербургского Университета, 2007. С. 482-492.

  14. Тишков В.А. Реквием по этносу. Исследования по социально-культурной антропологии. – М.: Наука, 2003. – С. 327.

  15. Тойнби А. Дж. Цивилизация перед судом истории. – М.: Айрис-пресс, 2003. – С. 327-330.

  16. Тойнби А. Дж., Хантингтон С. Вызовы и ответ. Как гибнут цивилизации. – М.: Алгоритм, 2016. – С. 288.

  17. Уотт М.У. Влияние ислама на средневековую Европу. – М.: Наука, 1976. – С. 128.

  18. Фазельянов Э. Диалог цивилизаций. Россия и мусульманский мир. – М.: Международные отношения, 2012. – С. 15.

  19. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. – М.: ACT, 2003. – С. 24-318.

Литература на английском языке:

  1. Ahmed L. A Quiet Revolution: The Veil’s Resurgence, from the Middle East to America. – NH and L.: Yale University Press, 2011. – C. 360.

  2. Green N. The Love of Strangers: What Six Muslim Students Learned in Jane Austin’s London – Princeton: Princeton University, 2015. – С. 416.

  3. Schlee G. How enemies are made. Towards a theory of ethnic and religious conflicts. - N.Y.: Oxford, 2008. - С. 7.

Интернет - ресурсы на русском языке:

  1. Бердяев Н.А. Человек и машина (проблема социологии и метафизики техники). Журнал "Путь" №38// Режим доступа: http://www.odinblago.ru/path/38/1 (дата обращения: 15.05.2017)

  2. Белик А.А. Культурная (Социальная) антропология// Режим доступа: http://yanko.lib.ru/books/anthropology/Belik_A_Kul%27turnaya_antropologiya_M_RGGU_2009_613_s_(sl).pdf (дата обращения: 18.05.2017)

  3. Бочаров В.В. Общество и культура в эволюционном процессе. Антропологический форум. № 14. Online// Режим доступа: http://anthropologie.kunstkamera.ru/files/pdf/014online/bocharov.pdf (дата обращения: 16.05.2017)

  4. Карначук Н.В. Микроисторический подход// Режим доступа: http://ponjatija.ru/node/13628 (дата обращения 30.04.2017)

  5. Основные тенденции развития международных отношений и пути формирования новой системы мироустройства// Режим доступа: http://www.mid.ru/foreign_policy/position_word_order/-/asset_publisher/6S4RuXfeYlKr/content/id/431964 (дата обращения: 24.04.2017)

  6. Рогов С. Джордж Буш-младший: всерьез и надолго// Режим доступа: http://www.ng.ru/dipkurer/2002-12-02/9_bush.html (дата обращения: 17.01.2017)

  7. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций?// Режим доступа: https://senatmedia.wordpress.com/2014/06/10/сэмюэль-хантингтон-столкновение-цив/ (дата обращения: 17.05.2017)

Интернет - ресурсы на английском языке:

  1. Duderija A. Literature Review: Identity Construction In the Context of Being a Minority Immigrant Religion: The Case of Western-Born Muslims// Режим доступа: https://www.academia.edu/274847/Literature_Review_Identity_Construction_In_the_Context_of_Being_a_Minority_Immigrant_Religion_The_Case_of_Western-Born_Muslims (дата обращения 16.04.2017)

  2. Duderija A. Factors Determining Religious Identity Construction Among Western-Born Muslims: Towards a Theoretical Framework// Режим доступа: https://www.academia.edu/274845/Factors_Determining_Religious_Identity_Construction_Among_Western-Born_Muslims_Towards_a_Theoretical_Framework (дата обращения 30.04.2017)

  3. Duderija A. The Emergence of a Western Muslim Identity https://www.academia.edu/4091742/The_Emergence_of_a_Western_Muslim_Identity (дата обращения 16.04.2017)

  4. Hart J. The Others in Europe// Режим доступа: http://journals.sagepub.com/doi/abs/10.1177/0268580912452370e (дата обращения 16.04.2017)

  5. Huntington S.P. The Clash of Civilizations?// Режим доступа: https://www.foreignaffairs.com/articles/united-states/1993-06-01/clash-civilizations (дата обращения 07. 05. 2017)

Интернет - ресурсы на арабском языке:

Каталог: bitstream -> 11701
11701 -> Проблемы перевода пользовательских соглашений
11701 -> Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций
11701 -> Притулюк Юлия Леонидовна Туризм в Абхазии: основные аспекты и перспективы развития Выпускная квалификационная работа бакалавра
11701 -> Оценка выводов компьютерной экспертизы и их использование в доказательстве мошенничества
11701 -> Костная пластика на нижней челюсти с использованием малоберцовой кости и гребня подвздошной кости
11701 -> Выбор вида и способа анестезии на детском стоматологическом приеме

Скачать 191.29 Kb.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница