Как лечить заикание



страница5/8
Дата19.05.2019
Размер1.14 Mb.
#89869
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8

Рассмотрим систему приемов коррекции просодической стороны речи, рассчитанную на основной курс лечения.

Здесь прежде всего нужно упомянуть рассмотренный выше способ коррекции заикания, основанный на синхронизации речи с движениями пальцев ведущей руки. Он позволяет с первых дней занятий устранить речевые судороги практически у всех заикающихся, без чего затруднена коррекция просодики. Благодаря этому приёму исправляются такие компоненты просодической стороны речи, как темп, ритм, логические ударения, паузация. Пальцы руки становятся жесткими водителями ритма. Именно от скорости и ритма движений пальцев руки зависят темп и ритм речи заикающихся. Говоря "с рукой" в течение полугода, они постепенно налаживают темп и ритм речи, а также слитное произнесение слов в речевом отрезке.

Следует подчеркнуть, что при формировании нового речедвигательного навыка " говорящая" рука похожа на руку пианиста в том смысле, что каждый палец как бы извлекает звуки разной длительности и интенсивности. Если при синхронизации слогов с движениями пальцев руки в синтагме будет формироваться равное давление пальцев на поверхность, то это приведет к равномерной монотонной речи.

Более сильным нажатием пальца, длительностью произнесения слогов и голосом выделяются все сильные позиции в синтагме. Эта работа начинается уже в первые дни занятий, когда пальцы еще не способны к быстрому переключению и темп речи, соответственно, несколько замедлен. В это время особенно эффективна работа по выделению логических ударений. От синтагмы к синтагме пальцы находят их. Следовательно, одновременно решается вопрос наладки и этой стороны просодики.

Такой способ лечения позволяет восстановить нормальную паузацию. По "правилам руки" начало каждого первого слога синтагмы выделяется более сильным и длительным нажатием большого пальца одновременно с более чётким произнесением слога. Обучение этому требует времени, концентрации внимания как пациента, так и логопеда.

С налаживанием паузации появляется мера, а все, что ощущается слухом как мера, фактически является ритмом. Еще в древности ритм считали одним из основных источников приятности и красоты речи. Е.Н.Ухтомский свое отношение к ритму определил словами: "Его Величество, Его Высочество ритм!" Достижение стройной ритмической организации речевого процесса у лиц, страдающих заиканием, один из первых признаков возвращающегося к ним здоровья. Если раньше речь представлялась хаотическим нагромождением утяжеленных звуков и оттого положение казалось безвыходным, то появление пауз, которые мы к тому же используем для расслабления, создают атмосферу спокойствия, порядка.

Работа над ритмом, темпом, паузацией дает новое понимание самого процесса речи. Сложный процесс распадается на ряд простых, хорошо усвоенных и повторяемых элементов (правил). Единственно, что выпадает из этого единообразного потока речи, подтекст, требующий импровизации и творчества. И чем лучше усвоены правила речи, тем больше времени и сил остается для выражения подтекста.

Параллельно с этим проводится коррекция мелодического рисунка речи, в свою очередь состоящая из нескольких этапов.

Работа со звуком. Внимание пациентов обращается прежде всего на то, что основа их будущей интонированной речи заключена в звуке, в его красоте, легкости, полётности, эмоциональной окраске. К.Чарелли /109/, говоря о сценическом мастерстве, отмечал: "Каждый человек обладает своим, ему одному присущим тембром голоса, и задача занятий развить, укрепить, улучшить его". В работу над голосом он включил постановку правильного дыхания, артикуляции, резонирования, выразительных средств голоса, при этом специально подчеркивал, что "навыки правильного звучания отрабатываются и доводятся до автоматизма в процессе многократных целенаправленных занятий, а при их отсутствии утрачиваются навсегда".

В своей логопедической практике при постановке голоса мы в значительной мере опираемся на приемы, используемые отечественными и зарубежными специалистами, педагогами по вокалу и по сценической речи. Однако необходимо иметь в виду, что заикающиеся, из-за постоянных зажимов мышц грудной клетки и шейной мускулатуры, используют в основном верхнее и среднерёберное дыхание, при котором голосовой аппарат работает с большим напряжением. На фоне мышечного расслабления проводятся упражнения по развитию нижнерёберного дыхания и нижних резонаторов. Такие упражнения позволяют поставить голос на опору, снять завышенное звучание и сформировать длительный экономный выдох.

При постановке голоса мы помогаем вызвать, а затем запомнить ощущение открытой глотки. Этого можно добиться через артикуляцию, поскольку движения рта и лицевых мышц более произвольны, чем движения мышц гортани. Нижняя челюсть у заикающихся, как правило, зажата, а зажатая челюсть ведет к зажимам гортани. При свободной артикуляции с расслабленной нижней челюстью и голос звучит свободно.

С помощью правильной артикуляции на гласных "у", "о", "а", вызывающей непроизвольное движение мышц гортани, мы приучаем "атаковать" звук на стокатто слабой доли, без крика, легко и непринужденно. Понимая, как нужно открывать рот, и услышав свободное звучание голоса, пациенты самостоятельно стараются найти и находят это оптимальное положение. Затем они обучаются так же легко "атаковать" звук в сильной позиции.

Добиваясь правильного звучания голоса, мы одновременно фиксируем внимание на высоте тона, так как заикающиеся обычно стремятся к его завышению, что вызывает напряжение голоса. Если с самого начала не научить их использовать низкий голос, а опираться на средний, то они по привычке довольно быстро переводят голос на верхнее звучание и на связки. В процессе работы над звуком пациенты убеждаются, что использование низкого, а затем среднего голосовых регистров ведет не только к голосовой свободе, но и к красоте звучания. "Особенно для русских голосов, говорил К.С. Станиславский, важно говорить на низких тонах и надо бояться открытых вульгарных звуков".

Известно, что, когда голос уже звучит на опоре и не зажат, звуки сначала произносятся как бы механически, в них нет жизни. Поэтому необходимо снова и снова уточнять артикуляцию. Согласно Д.Е.Огороднову, "Артикуляция это своего рода и жестикуляция, только более тонкая и более богатая. Техника артикуляции определяет технику дикции" /83/.

С точки зрения эвфонии (науки о благозвучии) каждый звук имеет только ему присущую красоту, свою "душу".

Мы стараемся сформировать это ощущение и связываем звуки с определенным кодовым знаком и мимикой. Например, гласная "у" изображается в виде рупора, уводящего звук в бесконечность; "о" солидный, объемный ("толстый") звук в виде широкого круга; "а" солнечный, радостный движением рук, как расходящихся в обе стороны лучей, и т.д. Уже на этом этапе должна закрепляться память о свободном звукоизвлечении.

Одновременно с описанной выше работой мы начинаем обучение пациентов мягкой атаке звука. Для этого используются упражнения, предложенные В.Огородновым /83/. Следуя его методике, тренировку мягкой голосопередачи начинаем с гласного "у", затем усвоенный навык переносим на другие гласные звуки. Голосоподача начинается из состояния безартикуляции, всегда сопровождается плавным движением руки, которая управляет силой звучания.

В целях обучения правильной артикуляции звуков (у заикающихся постоянно зажата нижняя челюсть, что ведет к зажимам гортани) мы просим пациентов слегка надавить на щеки так, чтобы кончики пальцев прошли между зубами и подбородок опустился. В этом положении пропеваются гласные звуки. Усилить впечатление от правильного звучания можно привлекая внимание к тому, как плохо, тяжело звучат гласные звуки, когда рот недостаточно широко открыт. Перед началом пения логопед дает настройку: пример правильно спетого звука. Услышав, как свободно звучит их собственный голос, и запомнив, как нужно для этого открыть рот, заикающиеся сами находят это оптимальное положение. В результате многократного повторения упражнений закрепляется правильная манера артикуляции для свободного звукоизвлечения. В требованиях как можно шире открывать рот на гласных не нужно бояться преувеличений, гротеска: у заикающихся слишком велика привычка держать рот прикрытым. Если при пении упражнений удается добиться достаточного раскрытия рта, то при переходе к обычной речи от выработанного навыка остается только след, ощущение открытой глотки. В ходе занятий мы обращаем внимание на высоту тона, так как с его повышением растет напряжение голоса.

Работая над голосом, необходимо помнить о тесной взаимосвязи речевой и певческой функции.

Используя пение в коррекционной работе, можно добиться легкости и непринужденности звукоизвлечения, а затем перенести эти навыки в речь. Во время пения следует постоянно следить за положением рта. Важно, чтобы губы при пении не напрягались и полностью раскрывался рот. Целесообразно также использовать "жестовый хор", когда все пропеваемые гласные связываются с определенными кодовыми знаками, о которых говорилось выше. Вначале слова песни пропеваются, а затем произносятся без мелодии (говорим как поем). Причем петь и проговаривать можно не только песни, но и отдельные фразы, маленькие сказки и рассказы, создавая собственную мелодию.

В ходе этой работы мы просим пациентов произносить звук ниже или выше, тише или громче. Учим их по разному распределять звуки в пространстве, направлять их то дальше, то ближе. Все это закладывает фундамент будущей выразительной речи.

В то же время следует иметь в виду, что вновь приобретенный навык правильного звукоизвлечения должен быть полностью автоматизирован, иначе вся работа окажется напрасной.

Уже на этом этапе, обучая пациентов правильному звукоизвлечению, мы начинаем разговор о подтексте.

Здесь уместно сказать, что в минуты наиболее сильного эмоционального подъема, крайне увлеченные передаваемой мыслью, заикающиеся начинают жестикулировать, их глаза оживлены. В этот момент, по-видимому, снимается блокада с каналов экстралингвистической информации и появляется способность интонировать. Тут очень важно осознание того, что и до лечения существовала возможность яркой эмоциональной речи. В беседе мы это особо подчеркиваем.

Указанный факт сам по себе диктует методические приемы коррекции подобного рода недостатка просодики у заикающихся. Необходимо вызвать к жизни эту почти не используемую ими способность, иначе обучение становится практически невозможным, как невозможно обучить неповторимому звучанию певческого голоса. Здесь могут помочь специальные упражнения, ведущие к раскрепощению и обретению внутренней свободы.

Очень полезны занятия по пластике. Вниманию пациентов предлагается некий образ: например, воображаемый стеклянный шар, который нужно переложить с руки на руку; сильная струя воздуха, меняющая свое направление относительно тела; движения пальцев, превращающихся то в паука, плетущего паутину, то в струйки дождя, то в танцующих человечков, и т.п. Такой игровой метод позволяет соединять звук с движениями, а следовательно, обогатить интонационную окраску речи.

С этой же целью нами используются пантомимические упражнения системы Е.А.Харитонова (см. приложение 5). В них не нужно требовать особой красоты и отточенности движений, что могло бы явиться закрепощающим моментом. Главное - помочь обрести в движении внутреннюю свободу.

Во время этих занятий мы предлагаем пациентам выразить разные чувства: гнев, восхищение, неприязнь, используя только один звук. Так, звуком "р" можно выразить агрессию, звуком "о" - удивление и т.д.

В итоге такой работы заикающиеся должны уметь свободно извлекать эмоционально окрашенный звук на нижнем голосовой регистре, отчетливо понимая, что рождение подобного звука возможно только в соединении со взглядом и движением (мимика лица, движения плеч, рук).

Раскрепощению способствуют свободные, выразительные, спонтанные танцевальные движения. Первые несколько минут таких занятий - разминка (расслабление рук, мышц, шеи, туловища под музыку). Затем - танцы в паре. (Конечно, к танцу нельзя никого принуждать.)

Способность перевоплощаться также помогает достичь внутреннего раскрепощения. Пациенты выбирают по желанию то или иное животное и в течение 10-20 минут представляют себя этим животным, подражая его повадкам, движениям, звукам. Возникает игровая ситуация, в которой участники группы, оставаясь в образе, вступают в игру друг с другом; они могут шуметь, бегать, прыгать, выражать различные чувства.

Мы постоянно возвращаемся в работе с больными к тому, как важно при диалоге участие глаз. "Молчание тоже речь. Ваши глаза должны говорить, должны слушать", - объясняем мы пациентам. Просим их передать глазами какую-либо информацию: согласия, несогласия, приветствия, прощания и пр. Заикающиеся начинают понимать, что это невозможно сделать без микродвижений. При этом мы косвенно выходим на коррекцию личностных отношений, формируя способность к адекватной реакции на речь собеседника.

Работа со слогом. Слог - минимальная произносительная единица. Звуки, входящие в один слог, характеризуются наибольшей слитностью и взаимосвязанностью. Центром, вершиной слога является обязательный в русском языке гласный звук. Согласный находится в полной зависимости от гласного и появляется в процессе огубления гласным звуком /28/. Н.И. Жинкин отмечал, что при заикании нарушается не только слоговая динамика - слогодвижение, но и синтез слога /55/. Это соответствует и нашим наблюдениям. Так, центром слога у заикающихся часто становится не гласный, а согласный звук, на котором они фиксируются. И даже когда нет речевых судорог, первые согласные звуки синтагмы произносятся жестко и с мало заметным выделением.

Прежде чем включить согласные звуки в материал для логопедических тренировок, мы обязательно проводим с группой беседу о роли согласных звуков в речи. Эта беседа крайне необходима заикающимся, так как многие из них испытывают значительные трудности именно с согласными звуками. Пытаясь справиться с запинками, с напряжением артикулируют на согласных, что лишь утяжеляет заикание и еще больше разрушает речь. У многих формируется звукофобия, они, как правило, фиксированы на согласных.

В ходе беседы мы говорим пациентам, что согласные звуки не существуют сами по себе. Они появляются в речи лишь вследствие огубления их гласными (терминология Л.В.Бондарко /29/). Стремясь сформировать у лечащихся зримое представление о соотношении гласных и согласных звуков в речи, мы используем своеобразный опорный сигнал: изображаем на листе бумаги гласный звук в виде окружности большого диаметра и "прилепившийся" к ней согласный в виде маленькой точки. При этом объясняем, что согласный всегда рождается без напряжения артикуляторного аппарата, "между губами". Опорный сигнал и наши комментарии помогают заикающимся легче осознать задачу сочетания гласного и согласного звуков.

Становится ясным, что проблема построения самых разных слогов сводится к отчетливой артикуляции гласных звуков и несколько сглаженной - любого согласного (позднее группы согласных), а произнесение слога, состоящего из гласного и согласного звуков, составляет единую артикуляционную задачу и подчиняется тем же требованиям, что и упражнения на гласные звуки. В дальнейшем мы усложняем речевой материал, используя различные сочетания согласных звуков в открытых и закрытых слогах, но в принципе общий речевой стереотип не меняется.

Мы уже не раз здесь говорили, что техника свободного звукоизвлечения, связанная с новым психическим состоянием, нарабатывается путем многократных повторений как прочный стереотип. Однако вся эта методическая работа будет лишена смысла, если подходить к речевым упражнениям чисто механически, делая упор исключительно на технику. Не просто бездушный слог, который впоследствии может быть перенесен на руку, а речь, интонация, общение на слоге и лишь как следствие этого - естественная речь, синхронизированная с движениями пальцев руки. Таков наш методический принцип.

При отладке синтеза слога мы просим пациентов объединить слогопроизношение со свободным движением рук и туловища. Здесь могут быть полезны упражнения Петера Губерина, применяемые в работе с глухими (см. приложение 6 ). Они отвлекают от речи, голосовой максимум при их использовании непроизвольно переносится на гласный звук. Голос следует за движениями рук, повышаясь и понижаясь. Звучание постоянно меняется и мы привлекаем к этому внимание пациентов. Использование этих упражнений позволяет одновременно решить две задачи: наладить синтез слога и заложить основание для коррекции мелодической стороны речи. Сочетания слогов, приведенные в приложении, обычно используются в работе с глухими детьми. Но, как показывает опыт, они могут быть применены и при работе с заикающимися.

Не следует недооценивать и тот факт, что такие упражнения, как правило, вызывают живой интерес пациентов и избавляют группу от однообразной механической работы. Вообще, если к формирующемуся стереотипу - основному содержанию данного и всех последующих этапов - предъявляются достаточно четкие и однозначные требования, то в отношении формы проведения занятий, особенно в процессе закрепления навыка, допускается гораздо больше свободы, но все же она ограничивается необходимостью интенсивной автоматизации единого сложного навыка.

После того как восстанавливается правильное произношение слога, указанные выше упражнения со звуком повторяются заново с использованием набора открытых и закрытых слогов.

Работа со словом. Переходя к этому этапу, мы, прежде всего, переносим навыки правильной голосоподачи со звука и слога на слово. Уточняем артикуляцию, с тем чтобы все гласные звуки, произносимые в слове, сохраняли благозвучие, теплоту. Обращаем внимание на то, что красота звучания связана с правильным произнесением гласного звука, особенно, если он находится в сильной позиции. Учим по-разному распределять звуки в пространстве, направлять их то дальше, то ближе, произносить громче или тише, ниже или выше. Основываясь на своих экспериментальных исследованиях, ряд авторов /60,84/ отмечает недостаточность перепадов частоты основного тона в речи заикающихся. Этот дефект становится очевидным при произнесении слова. Чтобы его устранить, мы разъясняем, что в каждом слове мелодическая кривая совершает восходящее или нисходящее движение в зависимости от типа синтагмы. Главными интонационными характеристиками являются значение завершенности, незавершенности и выделения /28/. На этом этапе нас пока еще не интересует ни подтекст, ни индивидуальные особенности говорящего, важно лишь понимание того, что каждое слово имеет свой ритмико-мелодический рисунок.

Л.В.Бондарко отмечает, что интонационные типы синтагмы (а слово вне контекста есть синтагма) формируются с помощью изменения частоты основного тона голоса, длительности и интенсивности звучания. На протяжении синтагмы они значительно изменяются. Особенно это видно при наблюдении за мелодическими характеристиками речи.

Вариация частоты основного тона происходит вокруг некоторой средней частоты, типичной для данного человека. Интонация завершенности отличается сильным понижением частоты основного тона на последнем ударном гласном синтагмы. Вначале группой усваивается такая интонация. При этом движение голоса связывается с движением руки. Вместе с произнесением слова рука движется вниз и одновременно понижается частота основного тона. Движение руки может заменить мяч, который бросается в пол.

Для вопросительной интонации характерно повышение частоты основного тона на ударном гласном последнего слова синтагмы. Если за ударным гласным в последнем слове синтагмы следуют еще и безударные, то происходит понижение частоты основного тона, однако гораздо меньшее, чем то, которое наблюдается при интонации законченности. В ходе обучения вопросительной интонации рука совершает круговое движение. Она направляет ("бросает" вопрос) в сторону собеседника, поднимаясь вверх на завершающей фазе вопроса. Это же движение можно проводить с мячом.

Интонация незавершенности похожа на вопросительную интонацию, только рука в конечной фазе движения поднимается более плавно и не так высоко. При восклицательной интонации рука (мяч) устремляется вверх. За движением руки следует голос.

Эта работа проводится в следующей последовательности. Произносится слово с разной интонацией (вопросительной, восклицательной и т.д.). Правильно воспроизвести мелодическую кривую помогают вышеописанные движения руки. После того как мелодика слова отработана и воспроизводится по памяти, переходим к синхронизации слова с движениями пальцев ведущей руки, которые закрепляют правильную интонацию.

Работа по коррекции основных мелодических рисунков слова позволяет избавиться от их монотонного произнесения, но заикающиеся еще не способны использовать подтекст. Чтобы добиться этого, мы возвращаемся к истокам развития речи, к времени бурного накопления интонационного словаря, когда ребенок передает смысл высказывания в меньшей степени звуковым составом слова, чем жестом, мимикой, позой, взглядом, мелодикой /39/. Мы просим по возможности ярко, живо представить себе какой-то предмет, а затем гротескно изобразить его, используя приемы пантомимы, одновременно беззвучно артикулируя. Затем предлагаем повторить то же самое еще более раскрепощённо и с голосом. Ввиду необычности задания, переключения на эмоции, с гротескным жестом, мимикой, раскрепощенной позой, становится невозможным механическое произнесение слова. Наступает момент, когда заикающиеся обретают способность передать смысл слова, используя не только его звуковой состав, но и яркую интонацию. Аналогичными упражнениями мы пытаемся достигнуть того, чтобы точная интонация при произнесении соответствующего слова зафиксировалась в памяти.

В дальнейшем пациенты произносят это слово, повторяя найденную ими интонацию и сопровождая слово редуцированным жестом, к которому прибегают все нормально говорящие люди. Вначале используются слова, позволяющие вызвать наиболее яркие, образные представления (например, солнышко); фигурируют и слова антонимы (маленький - большой, сладкий - горький). Обычно после первой недели работы эти задания довольно легко выполняются. Далее, теми же приёмами и в той же последовательности обучаем голосом передавать более тонкие оттенки значений (например, маленький - побольше.- большой - огромный).

По мере того как восстанавливается способность мелодически правильного произнесения слова, на первое место выступает подтекст и постепенно к пациентам приходит умение выразить скрытый смысл сказанного. Так мы, наконец, получаем живое звучание слова.

Работа с синтагмой, состоящей из двух и более слов. К этому времени уже усвоены мелодические рисунки завершённости, незавершённости, восклицания. Нам остаётся познакомить лечащихся с мелодическим рисунком интонации выделенности.

Для синтагмы, обладающей этой интонацией, типичен рисунок, характерный для завершённой синтагмы с той лишь разницей, что степень понижения частоты основного тона на ударном гласном последнего слова (интервал падения тона) оказывается в этом случае более значительным. Для описания мелодики существенно также, в каком месте фразы расположен мелодический максимум, то есть самое высокое значение частоты основного тона. Оно может появиться в разных местах синтагмы в зависимости от того, какое слово выделяется.

При тренировке интонации выделенности звука рука медленно поднимается вверх до мелодического максимума, затем падает. Голос повторяет движения руки. Работа с синтагмой, состоящей из двух и более слов, проводится в той же последовательности, что и работа со словом.

Во время тренировок мы предлагаем заикающимся двухсоставные предложения и постепенно усложняем их. Вначале описанным выше способом работаем с каждым словом синтагмы, как бы проводя интонационный анализ. Просим пациентов отстучать ритм каждого слова, изобразить его гротескным жестовым рисунком-знаком, поём это слово на придуманную нами вместе мелодию и т.д. После нескольких повторов, когда мелодический рисунок каждого отдельного слова хорошо усвоен, слова объединяются в интонационные единства (синтагмы), но при этом сохраняется неповторимость интонационного звучания отдельных слов.

На следующем этапе даётся задание: не прибегая к интонационному анализу синтагмы, произносить её сразу целиком, синхронизируя каждое слово с редуцированным жестовым знаком. Жестовые знаки не предлагаются нами, а рождаются сами в процессе речи. Они помогают передать внутреннее видение мира, живущее в форме зрительных представлений, закодированных в головном мозге. Постепенно жестовые знаки, которые синхронизируются вначале с каждым словом синтагмы, трансформируются в жест. А возвращение точного жеста - это, по сути, возвращение эмоциональной окраски речи.


Каталог: wp-content -> uploads -> 2014
2014 -> Программа профессионального модуля техническое обслуживание и ремонт автомобилей Профессия: 23. 01. 03 Автомеханик
2014 -> Нп «палата судебных экспертов»
2014 -> Памятка по протезированию
2014 -> Маникюр маникюр от opi
2014 -> Cборник заданий тестового типа для контроля знаний учащихся по профессии нпо 190631
2014 -> Аир: Часто используется как связующий элемент в заклинаниях или в заговорах, а сам по себе для контроля над личностью. Растущий в саду, аир принесет удачу садовнику и большой урожай растений поблизости. Акация
2014 -> Разбудить сонную артерию
2014 -> Эльмир мамедов


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница