Как отпускалась сталь, или причины развала СССР


Польская Народная Республика



страница11/21
Дата09.08.2019
Размер0.56 Mb.
#127772
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   21

Польская Народная Республика существовала в период с 1952 по 1989 года Конституция ПНР была принята 22 июля 1952 года (временная конституция — в 1947 году), существенные поправки были внесены в 1976 году. Коллективным главой государства до 1989 года был Государственный совет. Ведущую роль в стране играла прокоммунистическая Польская объединенная рабочая партия (ПОРП). Другие партии — Объединённая крестьянская партия и Демократическая партия — входили в возглавляемую ПОРП коалицию (с 1952 — Народный фронт, с 1956 — Фронт национального единства, с 1982 — Патриотическое движение национального возрождения).

На рубеже 40-х - 50-х гг. в Польше стала складываться командно-распределительная система по советскому образцу. Ее центральным звеном являлась Польская объединенная рабочая партия, точнее ее руководящие органы, в руках которых были сосредоточены как рычаги управления всеми сторонами социальной и экономической жизни общества, так и распоряжение основными материальными ресурсами. ПОРП взяла на вооружение сталинскую концепцию форсированного строительства социализма. В соответствии с ней необходимыми условиями успешного построения социализма были: установление диктатуры пролетариата, индустриализация промышленности, коллективизация сельского хозяйства, культурная революция.

Успешное выполнение трехлетнего плана хозяйственного восстановления Польши на 1947-1949 гг., сосредоточение в руках государства в результате национализации промышленности достаточно крупных средств, создали условия для перехода к политике индустриализации, необходимость которой диктовалась не только доктринальными соображениями. Ее предопределяли также потребность ликвидировать огромное аграрное перенаселение, порождавшее серьезные социальные проблемы, напряженная обстановка “холодной войны” и гонки вооружений. В шестилетнем плане социально-экономического развития страны на 1950-1955 гг. упор был сделан на развитие прежде всего тяжелой и оборонной промышленности, машиностроения и др. современных отраслей промышленности. К концу шестилетки производство в них возросло в 2,5 раза по сравнению с 1949 г. Но темпы роста производства в отраслях, производящих предметы широкого потребления, были более низкими. Тем самым в развитие польской промышленности изначально закладывались диспропорции. Население постоянно испытывало нехватку товаров повседневного спроса. Получаемые средства в основном направлялись государством на инвестиции, а не на увеличение покупательной способности населения, вследствие чего его жизненный уровень рос крайне медленно, а в отдельные периоды даже снижался.

В развитии сельского хозяйства был взят курс на производственную кооперацию. Число производственных кооперативов возросло с 635 в 1950 г. до 9076 в 1955 г. Столь высокие темпы кооперирования во многом обеспечивались широким применением административного принуждения, жестким налоговым прессом на единоличников и т.д. Сельское хозяйство при этом рассматривалось как источник средств, сырья и рабочей силы для проводившейся в это же время форсированной индустриализации. В первой половине 50-х гг. капиталовложения в сельское хозяйство снизились по сравнению с концом предшествующего десятилетия на 24 %, а инвестиции непосредственно в крестьянские хозяйства уменьшились более чем в три раза. Были введены обязательные государственные поставки зерна, мяса, молока, картофеля.

Осуждение ХХ съездом КПСС культа личности нанесло сильный удар по позициям его последователей в Польше. Почти сразу же после съезда умер Б.Берут. Политический кризис, симптомы которого наблюдались уже в предшествующие годы, стал приобретать открытый и всеобщий характер. Он охватил политическую жизнь, культуру, науку, управление народным хозяйством. В июне 1956 г. начались стачки рабочих в Познани, выдвигавших экономические требования. Их игнорирование властями привело к тому, что забастовщики вышли на улицы города.

В 1956-1957 г. были разработаны основы новой аграрной политики. Подавляющая часть производственных кооперативов распалась или была распущена. Доминирующей формой хозяйствования в обобществленном секторе стали государственные земледельческие хозяйства, в целом же в аграрном секторе господствовали единоличные крестьянские хозяйства. Не отказываясь от производственной кооперации как стратегической цели аграрной политики. Некоторое улучшение материального положения населения вследствие произошедшего после 1956 г. сокращения капиталовложений в тяжелую промышленность и увеличения производства в сельском хозяйстве, определенная либерализация в политической и культурной жизни, осуждение репрессий и реабилитация их жертв привели к временному ослаблению социальной напряженности в обществе.

Используя благоприятную международную обстановку, связанную с подготовкой Общеевропейского совещания по безопасности и сотрудничеству, а также хорошую экономическую конъюнктуру на Западе, польское руководство стало проводить политику активного использования западных кредитов и технологий для модернизации народного хозяйства. В 1971-1972 гг. были задействованы также внутренние резервы: рост сельскохозяйственного производства в связи с благоприятными климатическими условиями и отменой обязательных поставок. Была существенно повышена заработная плата трудящихся. Все это обеспечило небывало высокое для Польши повышение реальных доходов при незначительном росте производительности труда. Быстрыми темпами шло перевооружение промышленности, увеличивалось число закупаемых на Западе лицензий. Окрыленное успехами, руководство ПОРП заявило, что Польша вступила в этап строительства “развитого социалистического общества”.
Социалистическая Румыния просуществовала с 1947 по 1989 год. С 30 декабря 1947 года по 21 августа 1965 года она носила имя Румынская Народная Республика,  а с 21 августа 1965 года по 1989 год —Социалистическая Республика Румыния.

При Ионе Антонеску масштабы преследований коммунистов достигли грандиозных размеров. К 1944 году все лидеры Коммунистической партии Румынии оказались либо в тюрьме, либо пребывали в Москве. Таким образом и без того малочисленная и слабая партия оказалась лишена и руководства. Соответственно она не могла играть важной роли на политической арене Румынии.

В 1944 году, после свержения диктатуры Антонеску и попадания Румынии в советскую сферу влияния ситуация резко изменилась. После быстрой смены нескольких правительств к власти пришел Петру Грозы. Румыния взяла курс на коммунистическую идеологизацию страны, и это очень способствовало тому, что на выборах в ноябре 1946 года победили коммунисты.

После уверенной победы коммунистических сил начались аресты лидеров оппозиции. Король Румынии Михай I отрёкся от престола, институт монархии был ликвидирован. 30 декабря1947 года была провозглашена Румынская Народная Республика, а в 1948 году была принята Конституция.

Высший орган государственной власти - Великое Национальное Собрание, избираемое народом из кандидатов выдвигаемых Центральным Комитетом Румынской Рабочей Партии (позже Центральным Комитетом Коммунистической Партии Румынии).

Первым делом новые руководители провели национализацию практически всех частных учреждений. В 19491962 годах была осуществлена насильственная коллективизация. Только в конце 1940-х — начале 50-х было арестовано около 80 тысяч крестьян.

По сталинской модели была проведена и индустриализация. Был создан специальный орган — Государственный комитет по планированию, руководство которым осуществлял тогдашний глава Румынии Георгиу-Деж. К 1950 году промышленность достигла довоенного уровня. Основными приоритетами к концу 1950-х становятся химическая, металлургическая и энергетическая промышленность. Туда направляется около 80 % всех капиталовложений.

После смерти Сталина отношения СССР и Румынии усложняются, с конца 1950-х во внешней политике Георгиу Деж придерживался принципов национализма и балансирования между Западом и Востоком. В 1964 году было обнародовано «Заявление о позиции Румынской коммунистической партии по вопросам мирового коммунистического и рабочего движения», в котором утверждалось, что никаких единых рецептов в этой области не существует, и каждой компартии принадлежит суверенное право решать свои проблемы и выбирать пути самостоятельно, нет никаких привилегированных или руководящих партий, все равны, и никто никому не имеет права навязывать свою точку зрения или мнение.

В Программе Румынской коммунистической партии (РКП), принятой XI съездом партии (1974 г.), была поставлена задача построения всесторонне развитого социалистического общества и продвижения СРР к коммунизму. XII съезд РКП (1979 г.) определил основные направления социально-экономического развития СРР в новой пятилетке (1981 - 85 гг.) и на перспективу. Предстоящее пятилетие характеризуется как важный этап на пути превращения СРР в развитое индустриальное государство, а также в достижении Румынией по основным показателям производства и потребления материальных благ уровня среднеразвитых стран. Таким образом, экономическая политика Чаушеску заключалась в том, чтобы преодолеть промышленное отставание от развитых стран, для чего было принято решение на кредиты, взятые у международных финансовых институтов, форсировать строительство мощной индустрии.

Социалистическая революция вызвала огромные сдвиги в экономической и социальной структуре Румынии. В послевоенные годы благодаря политике индустриализации, а также сотрудничеству с СССР и другими социалистическими странами Румыния превратилась из аграрной страны в индустриально-аграрную По сравнению с 1938 г. национальный доход увеличился более чем в 13 раз. Промышленность стала основной отраслью экономики. Удельный вес ее в национальном доходе, составлявший в 1938 году 30,8%, повысился до 60% в 1979 году. Она удовлетворяет более чем на 75% потребности народного хозяйства в машинах и оборудовании. В послевоенные годы валовая промышленная продукция возросла в 47 раз; государственные сельскохозяйственные предприятия, кооперативы производят в 2,1 раза больше зерна, в 3,6 раза больше продукции животноводства. Значительно повысилась степень освоения разнообразных природных ресурсов страны (нефть, газ, руды цветных металлов, сырье для промышленности стройматериалов).

Глубокие преобразования были осуществлены в сельском хозяйстве. К началу 1980 года в сельском хозяйстве СРР насчитывалось 396 государственных предприятий (на их долю приходилось 14% с.-х. площади), 4415 с.-х. производственных кооперативов (72,8% с-х. площади). Единоличные хозяйства сохранились главным образом в горных районах. Для обслуживания кооперативов было создано 709 станций по механизации сельского хозяйства. На полях Румынии в 1979 г. работало около 140 тыс. тракторов.

Для выполнения этих достижений необходимы были существенные капиталовложения. Но в 60-х годах резко ухудшились отношения с СССР. С 1975 по 1987 г. Румыния заняла на Западе около $22 млрд — гигантская по тем временам сумма. Однако расчет в основе плана оказался неверным, реализованные проекты оказались убыточными, а для покрытия долгов пришлось прибегнуть к жесточайшей экономии. К 1989 г. Румыния полностью расплатилась с долгами, но ради этого румынский народ понес огромные жертвы. Экономия на всем, даже жизненно необходимом, была возведена в ранг государственной политики. Следствием чего стало падение уровня жизни населения и, естественно, резкий рост социальной напряжённости в стране, что и привело к реставрации капитализма.


Чехословацкая Социалистическая РеспубликаЧССР  — официальное название Чехословакии, принятое при изменении Конституции страны 11 июля 1960 года, и действовавшее вплоть до 28 марта 1990 года, когда оно было изменено на «Чехословацкая Федеративная Республика», а позже — на «Чешская и Словацкая Федеративная Республика». 1 января 1993 года эта страна распалась на два суверенных государства - Чехию и Словакию.

5 апреля 1945 года президент Бенеш утвердил Кошицкую правительственную программу восстановления экономики Чехословакии. Национализация бывших частных предприятий и банков была в этой программе не самоцелью, а способом организации деятельности экономики в условиях необходимости наказания коллаборационистов и других подручных фашизма. По декрету о недействительности имущественно-правовых отношений, возникших в годы оккупации (19 мая 1945 года), всё имущество производственного назначения, принадлежавшее коллаборационистам, подлежало безвозмездной передаче в народное управление. Однако при этом по декрету 24 октября 1945 года владельцы национализированных копей и крупных промышленных предприятий (из числа не запятнавших себя сотрудничеством с фашистами) получали компенсацию.

Таким образом в руки государства полностью перешла энергетика, угольная, металлургическая, основная часть химической промышленности и предприятия военно-промышленного комплекса, а также акционерные банки и страхкассы. В остальных отраслях были национализированы (с выкупом) предприятия с численностью не менее 150 человек. В результате доля промышленного производства, переданного из частной в государственную собственность, составила 80 %.

Декретом от 12 июня 1945 года были конфискованы все земли, принадлежавшие немецким и венгерским помещикам, а также тем, кто сотрудничал с немецкими, венгерскими и (в 1938-39) польскими оккупантами. В развитие аграрной реформы, провозглашённой ещё в 1919 году, в июне 1947 года был принят закон, предусматривавший последующее снижение верхнего предела размеров частных землевладений.

Хотя за два года реализации Кошицкой программы доля частного сектора в народном хозяйстве страны сократилась до 1/5, Чехословакия не являлась при этом социалистическим государством, а лишь «создала предпосылки перехода к построению социализма».

Выступая на XIX съезде КПСС, президент Готвальд сказал: «Мы приходим к вам учиться тому, как строить социализм». В ожидании завершения начатой при Сталине V пятилетки (1951-55) с целью последующей синхронизации пятилетних планов, по завершении первой чешской пятилетки (1948−1953) в ЧССР на 1954 и 1955 годы принимались только годичные планы развития народного хозяйства. На 1956-60 годы в СССР были приняты Директивы на VI, а в ЧССР — на вторую пятилетку. План предусматривал, в том числе, ускорение развития топливно-энергетической и сырьевой отраслей, а в сельском хозяйстве — увеличение доли социалистического сектора.

С приходом к власти в СССР Н. С. Хрущёва, чьи реформы в области плановой экономики впоследствии КПСС расценила как волюнтаризм, координация взаимодействия плановых систем ЧССР и Советского Союза на некоторое время разладилась. В 1959 году в СССР приняли новый план — т. н. семилетку, одновременно начав децентрализацию всей плановой системы страны. Зигзаги экономической политики СССР осложнили координацию экономических процессов в рамках СЭВ. Тем не менее, по итогам второй пятилетки промышленное производство выросло к 1955 году на 66 %, в 4 раза превзойдя уровень 1937 года. Национальный доход вырос по сравнению с 1948 годом в 2,5 раза, а на долю кооперированного сектора приходилось уже 87,4 % всей сельскохозяйственной площади.

На XXII съезде КПСС Н. С. Хрущёв провозгласил амбициозную программу построения коммунизма и начал перестраивать всю систему планирования народного хозяйства. В том же году в Чехословакии началась III пятилетка (1961—1965 гг.), поставившая главной задачей реструктуризацию экономики страны. Позже, в 1970-е годы попытки воспроизвести в Чехословакии хрущёвские эксперименты были охарактеризованы как «недостатки в руководстве народным хозяйством, ослабление централизованного управления». Успеха эти эксперименты не принесли; темпы роста экономики ЧССР в эту пятилетку снизились, и стали нарастать диспропорции между уровнями развития промышленности и сельского хозяйства.

При составлении 4-го пятилетнего плана (1966—1970 гг.) Госплан ЧССР мог согласовывать объёмы экономического взаимодействия с СССР, ориентируясь уже на более обоснованные цифры Директив VIII пятилетки СССР, составленные на аналогичный срок в контексте Косыгинской реформы 1965 года. В октябре 1964 года (когда в СССР был смещён Хрущёв) КПЧ утвердила принципы разработки своей национальной экономической реформы. В июне 1966 года так называемая «Новая экономическая модель» была утверждена XIII съездом КПЧ, и с 1967 года в ЧССР приступили к её реализации.

Новая модель предполагала усиление роли предприятий и кооперативов в кратко- и среднесрочном планировании, с одновременным сосредоточением государственных органов на долгосрочном макроэкономическом регулировании. Отчасти заимствуя опыт социалистической Югославии, предлагалось усилить самостоятельность предприятий в вопросах использования прибыли. Наиболее критичным в плане возможных социальных последствий было предложение ослабить контроль за ценами, предоставив им возможность колебаться в зависимости от спроса и предложения, в том числе на мировых рынках.

Дискуссии о возможности и целесообразности возврата от плановой экономики к рыночной стихии разворачивались на фоне очевидных неудач в экономике в начале 1960-х годов, когда некоторые руководители ЧССР стремились «шагать в ногу» с волюнтаристскими экспериментами Хрущёва в Советским Союзе. И хотя развитие на основе сбалансированного плана стало приносить ощутимые результаты («Новая экономическая модель» так и не была внедрена, однако среднегодовые темпы роста за 1966—1970 составляли 6,9 % по сравнению с 4,1-4,4 % среднемировых), дискуссия продолжала набирать обороты, приведя в конечном счёте к расколу в высшем руководстве КПЧ.

Осенью 1967 года в Праге прошли первые демонстрации протеста против курса правительства. 4 января 1968 года президент страны Антонин Новотный был смещён с одновременно занимаемого им поста 1-го секретаря ЦК КПЧ. У руля партии встал один из инициаторов рыночных реформ Александр Дубчек. Дубчек не стал препятствовать кампании, развёрнутой в СМИ против бывшего президента как консерватора и врага реформ, и 28 марта 1968 года Новотный заявил об уходе и с поста президента, и из состава ЦК. После апрельского (1968 г.) Пленума ЦК КПЧ её новый руководитель Дубчек назначил реформаторов и на другие высшие руководящие посты.

О лидерах «пражской весны» В. Гавел сказал следующее: «…они постоянно оказывались в состоянии лёгкой шизофрении: они симпатизировали этому общественному подъему и одновременно боялись его, опирались на него и одновременно хотели его затормозить. Им хотелось открыть окна, но они боялись свежего воздуха, им хотелось реформ, но лишь в границах своих ограниченных представлений, чего народ в своей эйфории великодушно не замечал, а на это надо было обратить внимание… общество могло обойтись и без их помощи. Опасность была в том, что руководство, не имея чёткого представления о том, что происходит, не представляло себе, как это защитить. Будучи в плену своих иллюзий, они постоянно уговаривали себя, что им как-то удастся объяснить это советскому руководству, что они что-либо им пообещают и тем самым успокоят их».

Рассчитывая на поддержку своих идей в широких слоях общества, весной 1968 года обновлённое руководство ЧССР разрешило создавать на предприятиях советы рабочего самоуправления. Как и впоследствии первые советы трудовых коллективов времён начала перестройки в СССР, участники собраний на производстве с воодушевлением обсуждали видевшиеся им перспективы самостоятельного распоряжения всей заработанной ими прибылью. По их замыслам, прибыль должна была честно делиться между всеми работниками и руководством, оставляя на нужды государства лишь необходимый минимум. Не менее активно обсуждалась на этих собраниях, а также по всей стране и «Программа действий», где также значилось и требование «идейного плюрализма». Выступая по телевидению 18 июля того же года в связи с этой программой, А. Дубчек призвал проводить «такую политику, чтобы социализм не утратил свое человеческое лицо». Родившаяся на этой основе фразеологема «социализм с человеческим лицом», выражающая идею обновления общественных отношений без отказа от социальных достижений и гарантий социализма, и сама эта фраза обрели второе дыхание в СССР в годы перестройки.


Социалистическая Федеративная Республика Югославия (СФРЮ) — государство, существовавшее в 1945—1992 гг.

В первые послевоенные годы Тито предполагал создание «Великой Югославии» в рамках реализации планов организации Балканской Федерации, рассматриваемых им совместно со Сталиным и Димитровым. Тито рассчитывал сформировать социалистическую федерацию с центральной властью Белграда из территории «Первой Югославии», а также Болгарии и Албании в качестве федеративных республик. Поначалу были созданы югославо-албанский и югославо-болгарский экономическо-таможенные союзы с интеграцией албанской экономики в югославскую, однако, затем ни Великая Югославия, ни хотя бы присоединение к Югославии Албании реализованы не были ввиду возникших разногласий с руководством Албании и Болгарии, а затем и разрыва со Сталиным.

Режим Иосипа Броз Тито играл на противоречиях между государствами капиталистической и социалистической систем, что позволяло Югославии в послевоенные десятилетия довольно быстро развиваться.

Согласно Конституции СФРЮ, принятой в 1974 году, субъектами федерации были шесть социалистических республик и два автономных социалистических края. Все народы Югославии были признаны равноправными. Национально-государственная реформа Тито привела к определённым успехам: стали постепенно забываться этнические чистки военных лет, в стране снизился накал межэтнических отношений. Руководство страны заявило о появлении новой наднациональной этнической общности — югославского народа. Количество людей, считающих себя по национальности югославами (как правило, это были люди, рождённые в смешанных браках), увеличивалось от переписи к переписи, к моменту распада Югославии их доля в населении страны превысила 5 %.

Изначально при создании «Второй Югославии» религия отделялась от государства, однако гонений на религию и религиозных деятелей в социалистической Югославии не было. В стране действовали три основные традиционные конфессии: ПравославиеКатолицизм и Ислам.

Уникальная рыночно-плановая социально-экономическая модель СФРЮ была основана на следующих принципах:

- Свободный рынок товаров при отсутствии либеральной модели рыночных отношений применительно к труду и капиталу.

- Децентрализованная модель общественного управления экономикой с помощью системы взаимодействующих между собой объединённых организаций труда (ООТ), при практически полном отсутствии административного воздействия государства на экономику («деэтатизация» хозяйственной системы) и значительной автономии местных властей в сфере принятия экономических решений.

Теоретически такая модель означала контроль общества над экономикой и власть трудящихся над условиями и результатами своего труда, и, по этой причине, была гораздо ближе к идеалам социализма, чем государственно-плановая модель большинства социалистических стран, в которых собственником экономики являлось государство при отсутствии прямого контроля общества над экономикой. Данная экономическая модель была довольно успешной — рост промышленного производства в период 1952—1980 гг. в среднем составлял 9,1 % в год, однако в конце 70-х начале 80-х гг. экономика Югославии пережила серьёзный кризис. Его причинами служили резкий рост цен на нефть на международном рынке, приведший к огромному дефициту нефтепродуктов, завышение планов развития экономики, для финансирования которых приходилось проводить «дефицитарную» эмиссию денег и привлекать внешние заимствования, что способствовало инфляции и вело к росту внешней задолженности, недостаточное финансирование науки, приводившее к необходимости импорта технологий из-за рубежа, а также низкий рост производительности труда и слабые темпы снижения издержек производства, что было вызвано чрезмерными государственными гарантиями, как бы «страхующими» рабочих и объединённые организации труда от ответственности за неэффективные экономические решения.

Больша́я часть югославов временно работала за границей в силу отсутствия рабочих мест на своей родине.

В период своего становления Югославия была преимущественно аграрной страной. При переходе к социалистическому строю началась национализация сельского хозяйства. Однако процесс этот протекал не столь стремительно, как, например в СССР. К 1975 году лишь 16 % сельскохозяйственных земель находилось в социалистической собственности, на их долю, однако, приходилось около 50 % товарной продукции.
Такие характеристики становления социализма других стран в сокращённом виде предлагают нам интернетиздания. И все же определенные выводы из этих сведений могут нами быть сделаны. При кажущемся разнообразии форм построения социализма в других странах можно найти некоторые закономерности, присущие большинству.
Некоторые буржуазные идеологи с радостью вопят о несостоятельности марксизма, основываясь на разночтениях о возможности свершения социалистической революции в одной (по Ленину) или нескольких странах одновременно (по Энгельсу).

Действительно Энгельс в статье «Принципы коммунизма» утверждает:

«…Может ли эта революция произойти в одной какой-нибудь стране?

Ответ: Нет. Крупная промышленность уже тем, что она создала мировой рынок, так связала между собой все народы земного шара, в особенности цивилизованные народы, что каждый из них зависит от того, что происходит у другого. Затем крупная промышленность так уравняла общественное развитие во всех цивилизованных странах, что всюду буржуазия и пролетариат стали двумя решающими классами общества и борьба между ними — главной борьбой нашего времени. Поэтому коммунистическая революция будет не только национальной, но произойдет одновременно во всех цивилизованных странах, т. е., по крайней мере, в Англии, Америке, Франции и Германии. В каждой из этих стран она будет развиваться быстрее или медленнее, в зависимости от того, в какой из этих стран более развита промышленность, больше накоплено богатств и имеется более значительное количество производительных сил. Поэтому она осуществится медленнее и труднее всего в Германии, быстрее и легче всего в Англии/Она окажет также значительное влияние на остальные страны мира и совершенно изменит и чрезвычайно ускорит их прежний ход развития. Она есть всемирная революция и будет поэтому иметь всемирную арену». (К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч., т.4, стр. 162-164.)

Здесь необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что временные сроки свершения революции в этом тексте достаточно размыты. Более того, Энгельс подразумевал скорее всего не сам факт свершения революции, а процесс построения социалистического общества.

Оппоненты марксизма, особо не вдаваясь в смысл сказанного, пытаются противопоставить Энгельсу слова Ленина о том, что свершение социалистической революции возможно в отдельно взятой стране. И закрепляют свои доводы примером свершения Великой Октябрьской Социалистической революции в 1917 году.

Давайте вспомним слова Сталина: «Раньше считали победу революции в одной стране невозможной, полагая, что для победы над буржуазией необходимо совместное выступление пролетариев всех передовых стран или, во всяком случае, большинства таких стран. Теперь эта точка зрения уже не соответствует действительности. Теперь нужно исходить из возможности такой победы, ибо неравномерный и скачкообразный характер развития различных капиталистических стран в обстановке империализма, развитие катастрофических противоречий внутри империализма, ведущих к неизбежным войнам, рост революционного движения во всех странах мира, – все это ведет не только к возможности, но и к необходимости победы пролетариата в отдельных странах. История революции в России является прямым тому доказательством. Необходимо только помнить при этом, что свержение буржуазии может быть с успехом проведено лишь в том случае, если имеются налицо некоторые, совершенно необходимые, условия, без наличия которых нечего и думать о взятии власти пролетариатом.



Вот что говорит Ленин об этих условиях в своей брошюре “Детская болезнь «левизны» в коммунизме”:

Основной закон революции, подтвержденный всеми революциями, и в частности всеми тремя русскими революциями в XX веке, состоит вот в чем: для революции недостаточно, чтобы эксплуатируемые и угнетенные массы сознали невозможность жить по-старому и потребовали изменения; для революции необходимо, чтобы эксплуататоры не могли жить и управлять по-старому. Лишь тогда, когда “низы” не хотят старого и когда “верхи” не могут по-старому, лишь тогда революция, может победить. Иначе эта истина выражается словами: революция невозможна без общенационального (и эксплуатируемых и эксплуататоров затрагивающего) кризиса (курсив мой. – И. Ст.). Значит, для революции надо, во-первых, добиться, чтобы большинство рабочих (или во всяком случае большинство сознательных, мыслящих, политически активных рабочих) вполне поняло необходимость переворота и готово было идти на смерть ради него; во-вторых, чтобы правящие классы переживали правительственный кризис, который втягивает в политику даже самые отсталые массы.., обессиливает правительство и делает возможным для революционеров быстрое свержение его” (см. т. XXV, стр.222).



Но свергнуть власть буржуазии и поставить власть пролетариата в одной стране – еще не значит обеспечить полную победу социализма. Упрочив свою власть и поведя за собой крестьянство, пролетариат победившей страны может и должен построить социалистическое общество. Но значит ли это, что он тем самым достигнет полной, окончательной победы социализма, т.е. значит ли это, что он может силами лишь одной страны закрепить окончательно социализм и вполне гарантировать страну от интервенции, а значит, и от реставрации? Нет, не значит. Для этого необходима победа революции по крайней мере в нескольких странах. Поэтому развитие и поддержка революции в других странах является существенной задачей победившей революции. Поэтому революция победившей страны должна рассматривать себя не как самодовлеющую величину, а как подспорье, как средство для ускорения победы пролетариата в других странах.

Ленин выразил эту мысль в двух словах, сказав, что задача победившей революции состоит в проведении “максимума осуществимого в одной стране для развития, поддержки, пробуждения революции во всех странах” (см. т. XXIII, стр. 385)». (И.В.Сталин, Сочинения т.6, стр. 106-108)

Более того, Маркс в «Манифесте Коммунистической партии» однозначно говорит:

«Если не по содержанию, то по форме борьба пролетариата против буржуазии является сначала борьбой национальной. Пролетариат каждой страны, конечно, должен сперва покончить со своей собственной буржуазией».

В унисон Марксу и Энгельсу вторит Ленин:

«Конечно, окончательная победа социализма в одной стране невозможна». (В.И.Ленин п.с.с. т.35, с.277)

Таким образом, никакого противостояния марксизма и ленинизма нет и быть в природе не может.

Кстати, выше мы уже затрагивали этот вопрос с практической точки зрения. Так история сама доказала, что только Советская республика смогла выстоять в начале прошлого века в условиях полной экономической и политической блокады со стороны мирового империализма лишь благодаря своей обширной территории (как никак – одна шестая часть суши!) и несметным природным и людским богатствам. В то же время Советские республики в Венгрии и Германии в 20-х годах не смогли просуществовать и года.

Эти выкладки должны помочь нам разобраться во взаимоотношениях стран, объявивших себя приверженцами социализма. Почему мы называем их так, а не «социалистические страны»?

Дело в том, что большинство этих стран пошли несколько по иному пути, нежели предначертали классики марксизма…

С момента официального объявления страной приверженности строительства социализма, новое правительство практически всегда пыталось перенимать опыт СССР. И эти шаги, предпринятые в начале строительства социализма, были логически правильными. Общую тенденцию в 1948 году охарактеризовал генеральный секретарь Болгарской коммунистической партии Г. Димитров: «…переход к социализму не может произойти без диктатуры пролетариата для подавления капиталистических элементов и для организации социалистического хозяйства. В то время как буржуазная демократия является диктатурой капиталистов, народная демократия выполняет функции диктатуры пролетариата в интересах огромного большинства трудящихся и является самой широкой и полной демократией – социалистической демократией. Сходство народной демократии и советской власти в том, что они являются властью рабочего класса в союзе с трудящимися при руководящей роли рабочего класса».

Все страны рассчитывали на всестороннюю помощь со стороны СССР. И Советский Союз оказывал масштабную помощь всем новым социалистическим странам, странам народной демократии в виде специального финансирования, списания долгов, поставок сельхозтехники, удобрений, технической и научно-технической помощи в деле формирования социалистической системы.

Практически везде на первом этапе была проведена национализация промышленных предприятий и установлена общественная собственность на средства производства, что практически сразу позволило перевести экономику своих стран на плановое (как правило – пятилетнее) ведение хозяйства. Но… Правда, в отличие от СССР (Декрет о земле, принятый сразу после свершения Великой Октябрьской революции, отменил частную собственность на землю. Этим законом Советская власть наносила удар по рассаднику мелкобуржуазных отношений.) , ни в одной из этих стран не было сплошной государственной собственности на землю. В результате экспроприации крупных помещичьих хозяйств земля либо была отдана крестьянам-единоличникам, либо затем перешла во владение сельскохозяйственных кооперативов – прообразов советских колхозов. Государственные сельские хозяйства, или совхозы, в этих странах развития не получили. Ни в Югославии, ни в Польше коллективизации вообще не было. В этом кроется та «бомба замедленного действия», которая и взорвала всю систему социализма.

Давайте вспомним вновь, что было написано в «Манифесте Коммунистической партии»:

«Коммунистическая революция есть самый решительный разрыв с унаследованными от прошлого отношениями собственности; неудивительно, что в ходе своего развития она самым решительным образом порывает с идеями, унаследованными от прошлого…



Мы видели уже выше, что первым шагом в рабочей революции является превращение пролетариата в господствующий класс, завоевание демократии.

Пролетариат использует свое политическое господство для того, чтобы вырвать у буржуазии шаг за шагом весь капитал, централизовать все орудия производства в руках государства, т. е. пролетариата, организованного как господствующий класс, и возможно более быстро увеличить сумму производительных сил.

Это может, конечно, произойти сначала лишь при помощи деспотического вмешательства в право собственности и в буржуазные производственные отношения, т. е. при помощи мероприятий, которые экономически кажутся недостаточными и несостоятельными, но которые в ходе движения перерастают самих себя и неизбежны как средство для переворота во всем способе производства.

Эти мероприятия будут, конечно, различны в различных странах.

Однако в наиболее передовых странах могут быть почти повсеместно применены следующие меры:

1. Экспроприация земельной собственности и обращение земельной ренты на покрытие государственных расходов.

2. Высокий прогрессивный налог.

3. Отмена права наследования.

4. Конфискация имущества всех эмигрантов и мятежников.

5. Централизация кредита в руках государства посредством национального банка с государственным капиталом и с исключительной монополией.

6. Централизация всего транспорта в руках государства.

7. Увеличение числа государственных фабрик, орудий производства, расчистка под пашню и улучшение земель по общему плану.

8. Одинаковая обязательность труда для всех, учреждение промышленных армий, в особенности для земледелия.

9. Соединение земледелия с промышленностью, содействие постепенному устранению различия между городом и деревней.

10. Общественное и бесплатное воспитание всех детей. Устранение фабричного труда детей в современной его форме. Соединение воспитания с материальным производством и т. д.»

Вот почему-то страны приверженности строительства социализма, за исключением КНДР и Албании, не стали запрещать частную собственность на землю. Мы же убедились, что основу возрождения капитализма составляют мелкобуржуазные элементы прежде всего в сельском хозяйстве. Это тем более странно, что на это всегда делали упор классики марксизма. В том же «Манифесте Коммунистической партии» находим:

«Вы приходите в ужас от того, что мы хотим уничтожить частную собственность. Но в вашем нынешнем обществе частная собственность уничтожена для девяти десятых его членов; она существует именно благодаря тому, что не существует для девяти десятых. Вы упрекаете нас, следовательно, в том, что мы хотим уничтожить собственность, предполагающую в качестве необходимого условия отсутствие собственности у огромного большинства общества.

Одним словом, вы упрекаете нас в том, что мы хотим уничтожить вашу собственность. Да, мы действительно хотим это сделать.

С того момента, когда нельзя будет более превращать труд в капитал, в деньги, в земельную ренту, короче - в общественную силу, которую можно монополизировать, т. е. с того момента, когда личная собственность не сможет более превращаться в буржуазную собственность, - с этого момента, заявляете вы, личность уничтожена».

Вторым, не менее важным, аспектом, тормозящим построение социализма, стало внедрение в этих странах (за редким исключением) товарно-денежных отношений при существовании элементов рыночной регулируемой государством экономики. Такое положение вещей не могло не настораживать Советское руководство во главе со Сталиным. Как же должны были складываться взаимоотношения между социалистическими странами?

Во-первых, из-за разного уровня экономического развития, дохрущевское руководство СССР скрупулёзно и осторожно пыталось направить усилия этих стран именно на путь построения социализма. Со временем эти усилия увенчались бы успехом. Лучшей иллюстрацией стали достижения Монголии, Албании, Болгарии.

Во-вторых, дохрущевское руководство СССР строго придерживалось ленинского наказа: «Не может быть никаких споров о том, что пролетариат передовых стран может и должен помочь отсталым трудящимся массам и что развитие отсталых стран может выйти из своей нынешней стадии, когда победоносный пролетариат советских республик протянет руку этим массам и сможет оказать им поддержку…» (В.И.Ленин п.с.с. т.41, с.245). Это чуть позже партноменклатура переведет взаимоотношения между странами в плоскость рыночных.

В-третьих, для дохрущевского руководства СССР понятия «интернационализм», «взаимоуважение» не были пустым звуком. СССР не без основания старался создать единое социалистическое политическое и экономическое пространство ибо, как говорится в том же «Манифесте Коммунистической партии»:

«Рабочие не имеют отечества. У них нельзя отнять то, чего у них нет. Так как пролетариат должен прежде всего завоевать политическое господство, подняться до положения национального класса, конституироваться как нация, он сам пока еще национален, хотя совсем не в том смысле, как понимает это буржуазия.



Национальная обособленность и противоположности народов все более и более исчезают уже с развитием буржуазии, со свободой торговли, всемирным рынком, с единообразием промышленного производства и соответствующих ему условий жизни.

Господство пролетариата еще более ускорит их исчезновение. Соединение усилий, по крайней мере цивилизованных стран, есть одно из первых условий освобождения пролетариата.

В той же мере, в какой будет уничтожена эксплуатация одного индивидуума другим, уничтожена будет и эксплуатация одной нации другой…

Вместе с антагонизмом классов внутри наций падут и враждебные отношения наций между собой…

Буржуазия все более и более уничтожает раздробленность средств производства, собственности и населения. Она сгустила население, централизовала средства производства, концентрировала собственность в руках немногих. Необходимым следствием этого была политическая централизация. Независимые, связанные почти только союзными отношениями области с различными интересами, законами, правительствами и таможенными пошлинами, оказались сплоченными в одну нацию, с одним правительством, с одним законодательством, с одним национальным классовым интересом, с одной таможенной границей».

Не правда ли, что Евросоюз сегодня блестяще подтверждает правильность слов Маркса, сказанные им почти двести лет назад?! Да и основной лозунг коммунистической партии – ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН, СОЕДИНЯЙТЕСЬ, после окончания Второй мировой войны имел реальный исторический шанс стать былью. Как практически можно было создать единое социалистическое пространство?

Мы уже в первой части рассматривали, в каких мучениях создавался СССР. Это при том, что все Советские республики прошли не одну сотню лет своего развития в составе Российской империи, следовательно, уже находились примерно на одинаковой ступени экономического развития.

В середине же прошлого века страны, объявившие себя приверженцами строительства социализма, оказались в разной степени своего развития. Так, если Венгрия уже имела капиталистический индустриальный вектор своего развития, в то же время Монголия в своем развитии еще находилась при феодализме. Поэтому необходимо было определенное время для развития наиболее экономически отсталых стран, с тем, чтобы примерно выронить экономический потенциал этих стран. Но самая главная проблема заключалась в низком уровне сознания самого пролетариата, не говоря уже о крестьянстве. Грубая попытка Тито создать «Великую Балканскую Федерацию» путем вхождения в СФРЮ Болгарии и Албании, окончилась крахом и ухудшением политических взаимоотношений Югославии и СССР с одной стороны и Югославии с Албанией – с другой.

Сталин видел несколько другой путь для объединения всех социалистических стран. Он рассматривал поэтапный план. На первом этапе необходимо было создать единое экономическое пространство. Этими соображениями было обусловлено создание Совета экономической взаимопомощи (СЭВ) — межправительственной экономической организации5 января 1949 года по решению экономического совещания представителей ряда стран Восточной Европы. 

Изначально в СЭВ вошли 11 стран: Народная Республика Болгария, СССР, Польская Народная Республика, Венгерская Народная Республика, Германская Демократическая Республика, Социалистическая Республика Вьетнам, Республика Куба, Монгольская Народная Республика, Социалистическая Республика Румыния, Чехословацкая Социалистическая Республика и Албания (которая с 1961 года в деятельности СЭВ участия не принимала). С 1961 года в решении некоторых вопросов совместно с СЭВ участвовала Югославия.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   21




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница