Как отпускалась сталь, или причины развала СССР



страница14/21
Дата09.08.2019
Размер0.56 Mb.
#127772
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   21

Ревизионизм, антинаучный пересмотр положений марксизма-ленинизма; оппортунистическое направление внутри революционного рабочего движения, которое под предлогом творческого осмысления новых явлений действительности осуществляет ревизию коренных, подтверждаемых практикой положений марксистской теории. По своему происхождению ревизионизм — результат мелкобуржуазного и буржуазного воздействия на революционное рабочее движение, а по классовой природе — одна из форм идеологии мелкой буржуазии, рабочей аристократии, средних слоев. Он отражает общественное положение этих двойственных по своей природе социальных групп, примыкающих то к рабочему классу, то к буржуазии. По своей социальной функции ревизионизм выступает как проводник влияния буржуазии в революционном рабочем движении. Методологическую основу ревизионизма составляют эклектическая смесь субъективизма, догматизма, механистического материализма, а также схематизм и односторонность.

В.И. Ленин в своей работе «Марксизм и ревизионизм» подчеркнул, что в «области политики ревизионизм попытался пересмотреть действительно основу марксизма, именно: учение о классовой борьбе». 

На XX Съезде КПСС партократия устами Хрущева объявила ревизию марксизма-ленинизма в некоторых основных вопросах. К сожалению, такой шаг перерожденцев был предсказуем, ибо социально-экономический корень ревизионизма заключается в укреплении позиций в руководстве партии проводников мелкобуржуазной идеологии. Остатки старой буржуазной интеллигенции и класса капиталистов с их старыми привычками, и новообразованная буржуазная интеллигенция, новая бюрократия, которая выродилась, приняла мелкобуржуазный образ жизни и поэтому стала продажной — все они вместе подрывали основы социализма. Свойственная мелкой буржуазии склонность всегда воспроизводить капитализм должна была проявиться как у старой, так и у новой буржуазной бюрократии; особенно в момент, когда она смогла избегать массового контроля снизу и осуществлять государственную власть.

Устранив физически Сталина, а на ХХ Съезде произведя чистку ЦК от приверженцев марксизма, партократия расчистила путь для реставрации капитализма, которая поначалу была неощутимой; она производилась постепенно, шаг за шагом. Для этого нужно было широко распахнуть двери буржуазной идеологии. На XX съезде были пересмотрены марксистско-ленинские принципы войны и мира, мирного сосуществования и пути к социализму, чтобы обеспечить международное понимание и сотрудничество. Это было открытым предательством марксизма-ленинизма. Для лучшего понимания давайте сравним марксистско-ленинскую и ревизионистскую точки зрения. Вскоре после вспыхнувшего пожара Первой мировой войны Ленин написал по вопросу войны и мира:«Война не случайность, не «грех» как думают христианские попы (проповедующие патриотизм, гуманность и мир не хуже оппортунистов), а неизбежная ступень капитализма, столь же законная форма капиталистической жизни, как и мир» (В.И. Ленин. Положение и задачи Социалистического Интернационала. — ПСС, т. 26, c. 41). И в продолжении: «При капитализме невозможны иные средства восстановления, время от времени, нарушенного равновесия, как кризисы в промышленности, войны в политике» (В.И. Ленин. О лозунге Соединенных Штатов Европы. — ПСС, т. 26, c. 353).

Война — продолжение политики другими средствами. Борьба за мир и за предотвращение империалистической войны неотделима от классовой борьбы, хотя с целью построения возможно более широкого движения за мир в борьбу вовлекаются и другие слои населения. Даже когда вспыхивает война, нельзя отказываться от классовой борьбы; не должно быть никакого «внутреннего мира» в воюющих странах, потому что пролетариат должен пользоваться трудностями буржуазии и ее правительств, чтобы подготовить их ниспровержение. Лозунгом первой Мировой войны было поэтому «превращение империалистической войны в войну гражданскую» (В.И. Ленин. ПСС, т. 26, c. 325). Это означает, что борьба за мир тем более эффективна, чем упорнее пролетариат ведет свою классовую борьбу против своей собственной буржуазии. Как учит Ленин:«Вне связи с революционной классовой борьбой пролетариата борьба за мир есть лишь пацифистская фраза сентиментальных или обманывающих народ буржуа» (В.И. Ленин. ПСС, т. 27, с. 33).

В этом заключается основной момент ревизионистского положения, противоречащего ленинскому учению. Ревизионисты отделяют борьбу за мир от пролетарской классовой борьбы и от национально-освободительной борьбы угнетенных народов. Они приняли позицию буржуазного пацифизма, который выступает против всякой войны. Согласно ревизионистской «теории», «небольшая искра может вызвать мировой пожар» (Газета «Правда» за 1 ноября 1959 г.). Поэтому, сообщает нам Хрущев, ««локальные войны» в наше время — это очень опасное дело» (Полемика о генеральной линии международного коммунистического движения. — Пекин, Издательство литературы на иностранных языках, 1965. — с. 213). Так как национально-освободительные войны колониальных народов, революции и гражданские войны — также «локальные» войны — а именно справедливые войны — коммунистическим партиям предлагается отказаться от революции и вооруженной борьбы и ступить на «мирный путь к социализму». Поскольку Коммунистическая партия Франции следовала ревизионистской линии, алжирские члены этой партии не участвовали в алжирской освободительной борьбе. Хрущев заявил корреспонденту французской газеты «Le Figaro» («Фигаро») 19 марта 1958 г.: «Мы не хотим ослабления Франции, мы хотим укрепления ее величия».

Чтобы оправдать свою ошибочную точку зрения, ревизионисты провозгласили, что войны сегодня больше не являются неизбежными и что капиталистический закон империалистических войн больше не действует. На XX съезде Хрущев объявил:«Как известно, имеется марксистско-ленинское положение, что, пока существует империализм, войны неизбежны. Это положение было выработано в период, когда — 1) империализм был всеохватывающей мировой системой и 2) общественные и политические силы, не заинтересованные в войне, были слабы, недостаточно организованы и не могли ввиду этого заставить империалистов отказаться от войн…

Для того периода указанное положение было абсолютно правильным. Но в настоящее время положение коренным образом изменилось. Возник и превратился в могучую силу мировой лагерь социализма. В лице этого лагеря миролюбивые силы имеют не только моральные, но и материальные средства для предотвращения агрессии…

Но фатальной неизбежности войн нет. Теперь имеются мощные общественные и политические силы, которые располагают серьезными средствами для того, чтобы не допустить развязывания войны империалистами, а если они попытаются ее начать, — дать сокрушительный отпор агрессорам, сорвать их авантюристические планы» (XX Съезд Коммунистической партии Советского Союза 14-25 февраля 1956 года. Стенографический отчет, т. 1. — М., Госполитиздат, 1956. — сс. 37-38).

Громкие слова Хрущева не помешали империалистам США развязать войну во Вьетнаме и распространить ее на весь Индокитай. Они не остановили бельгийских монополистических капиталистов, утопивших в крови конголезское национально-освободительное движение, чтобы спасти свои капиталовложения. Они не использовали права «вето», когда израильские империалистические силы захватили значительные арабские территории. Закон о неизбежности империалистических войн все еще действует сегодня и будет действовать, пока империализм не будет уничтожен. В дополнение к этому, ревизионисты раскололи социалистический лагерь и, таким образом, сильно ослабили антиимпериалистический фронт.

Кроме того, они раскололи революционное рабочее движение и отказались от революционной борьбы за предотвращение империалистических войн или превращение их в гражданские. Ибо, в конечном счете, устранение войн возможно только через свержение господства империализма, что, в свою очередь, может быть проделано только революционным путем. Это не исключает, что широкое и активное движение за мир, через массовые действия, может предотвратить некую данную войну, которую империалисты собираются развязать, и таким образом временно сохранить мир. Но такое движение за мир не может изменить общественный строй, оно не может устранить неизбежность войн. Только пролетариат может сделать это, свергнув империалистическую систему. Вот почему Сталин был прав, когда он написал в «Экономических проблемах социализма в СССР»:«Вероятнее всего, что современное движение за мир, как движение за сохранение мира, в случае успеха, приведет к предотвращению данной войны, к временной ее отсрочке, к временному сохранению данного мира, к отставке воинствующего правительства и замене его другим правительством, готовым временно сохранить мир. Это, конечно, хорошо. Даже очень хорошо. Но этого все же недостаточно для того, чтобы уничтожить неизбежность войн вообще между капиталистическими странами. Недостаточно, так как при всех этих успехах движения в защиту мира империализм все же сохраняется, остается в силе, — следовательно, остается в силе также неизбежность войн.

Чтобы устранить неизбежность войн, нужно уничтожить империализм» (И.В. Сталин. Соч., т. 16, c. 179).

Вопрос войны и мира связан с проблемой мирного сосуществования стран с различными общественными системами. На XX съезде Хрущев сослался на ленинский принцип мирного сосуществования между Советским Союзом и капиталистическими странами и объявил, что мирное сосуществование было генеральной линией советской внешней политики. Но ленинская концепция мирного сосуществования совершенно иная, чем ревизионистская. По Ленину, мирное сосуществование с капиталистами — передышка между войнами, для выполнения задачи социалистического строительства в относительно спокойной обстановке при полном использовании противоречий в империалистическом лагере. В речи 21 ноября 1920 г. «Наше внешнее и внутреннее положение и задачи партии» Ленин заявил:

«Вот этой разницей империалистических интересов мы пользовались все время. Если мы победили интервенцию, то только потому, что их собственные интересы их раскалывали, а нас сплачивали и укрепляли. Мы этим обеспечили передышку и невозможность полной победы германского империализма в эпоху Брестского мира…

Мы правильно учли эту напряженность империалистического соревнования и сказали себе, что мы должны систематически использовать рознь между ними, чтобы затруднить борьбу против нас. Политический разлад есть уже налицо в отношениях между Англией и Францией. Теперь нам приходится говорить уже не только об одной передышке, а о серьезных шансах для нового строительства на более долгое время» (В.И. Ленин. ПСС, т. 42, c. 23).

Ленин не имел никаких иллюзий, что мирное сосуществование — это нечто иное, нежели передышка или даже длительный мир между капитализмом и социализмом. Напротив, началась новая стадия войны, экономическая война, которая, однако, была выгодна для построения социализма. Ленин постоянно предупреждал о недопустимости доверять капиталистам, когда с ними заключались соглашения, потому что было бы «большой ошибкой думать, что мирный договор о концессиях — мирный договор с капиталистами. Это — договор относительно войны, но договор менее опасный для нас, менее тяжелый и для рабочих и крестьян, менее тяжелый, чем в тот момент, когда против нас бросали лучшие танки и пушки, и поэтому мы должны применить все способы, прийти к тому, чтобы ценой экономических уступок развить свои экономические силы, облегчить дело нашего экономического восстановления» (В.И. Ленин. Доклад о концессиях — ПСС, т. 42, c. 115).

Вот почему Ленин никогда не ограничивал внешнюю политику Советского Союза политикой мирного сосуществования с капиталистами. Напротив, он противопоставлял воинственным устремлениям империалистов пролетарский интернационализм; он заверил всех эксплуатируемых и все угнетенные народы в искреннем намерении Советского Союза поддерживать классовую борьбу рабочих во всем мире за поражение капиталистов и национально-освободительную борьбу угнетенных народов. Поэтому генеральная линия советской внешней политики ориентировалась на пролетарский интернационализм, а не на мирное сосуществование с капиталистами.

Давайте посмотрим с каким пафосом Хрущев провозглашал новые принципы «мирного сосуществования» двух антагонистических систем на ХХ Съезде КПСС:

«Мы хотим дружить и сотрудничать с Соединенными Штатами на поприще борьбы за мир и безопасность народов, а также в экономической и культурной областях. Мы идем на это с добрыми намерениями, не держа камня за пазухой…

Интересы обеспечения прочного мира и безопасности в Европе являются для наших стран непреходящими. Они создают надежную основу для взаимопонимания и сотрудничества, для развития торговли и всесторонних связей между СССР, Англией и Францией…

Говорят, будто Советский Союз выдвигает принцип мирного сосуществования лишь из тактических, конъюнктурных соображений. Однако известно, что за мирное сосуществование мы с такой же настойчивостью выступали и прежде, с первых лет Советской власти. Стало быть, это не тактический ход, а основной принцип советской внешней политики». (XX съезд Коммунистической партии Советского Союза 14-25 февраля 1956 года. Стенографический отчет, т. 1. — М., Госполитиздат, 1956. — стр. 32-34)

Молодца! Вот так и никак иначе… Выше мы привели слова В.И. Ленина, которые по смыслу несколько противоположны словесному, пардон, поносу, который изрекал негодяй, предавший нашу Родину. Чтобы не быть голословным, позвольте заострить ваше внимание на обязанностях коммуниста: «1) отстаивать интересы пролетариев в противоположность интересам буржуа; 2) осуществлять это посредством уничтожения частной собственности и замены ее общностью имущества; 3) не признавать другого средства осуществления этих целей, кроме насильственной демократической революции» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т.27, стр. 60).Какой может быть мир между буржуем и пролетарием?! Иными словами был предан принцип пролетарского интернационализма. Впрочем, дальше – больше:

«Мы полагаем, что страны с разными социальными системами не просто могут сосуществовать друг с другом. Надо идти дальше, к улучшению отношений, к укреплению доверия между ними, к сотрудничеству» (XX съезд Коммунистической партии Советского Союза 14-25 февраля 1956 года. Стенографический отчет, т. 1. — М., Госполитиздат, 1956. — стр. 36).

Вот только почти сразу США своим вторжением во Вьетнам показали всю лицемерность этих заявлений. «Доверие» и «сотрудничество» означают, что руки империализма развязаны для продолжения угнетения и эксплуатации бывших колониальных народов. «Доверие» и «сотрудничество» означают отказ от классовой борьбы рабочего класса за свержение правящего класса или, в лучшем случае, ограничение ее борьбой за реформы внутри капиталистической системы. «Доверие» и «сотрудничество», кроме того, означают проповедь мирного пути к социализму и отречение от диктатуры пролетариата. В этом — сущность ревизионистского мирного сосуществования с капиталистами.

Хрущев и особенно Суслов раскопали и модернизировали антимарксистскую теорию старых ревизионистов II Интернационала, теорию мирного перерастания капитализма в социализм. Суслов, считающийся ведущим ревизионистским теоретиком КПСС, заявил:

«В то же время в некоторых капиталистических странах, где реакционные силы и военно-полицейская машина менее сильны, там не исключена возможность и мирного протекания революции при переходе к социализму. Не исключена, в частности, возможность мирного прихода рабочего класса к власти через завоевание им большинства в парламенте и превращения парламента на деле в народный парламент. Такой парламент, опирающийся на массовое революционное движение пролетариата, трудящихся крестьян и всех прогрессивных слоев населения, сможет сломить сопротивление реакционных сил и провести социалистическое преобразование общества» (XX съезд Коммунистической партии Советского Союза 14-25 февраля 1956 года. Стенографический отчет, т. 1. — М., Госполитиздат, 1956. — стр. 274).

Как вообще априори возможно совместить работу в буржуазном парламенте, что только позволяет в лучшем случае эволюционное улучшение ситуации в стране, с революционным движением пролетариата? Эта идеологическая диверсия имеет далеко идущие последствия, что подтверждается идеологическими вывихами другого «гения» коммунистического движения господина Зюганова. «Думать, что такую революцию можно проделать мирно, в рамках буржуазной демократии, приспособленной к господству буржуазии, — значит либо сойти с ума и растерять нормальные человеческие понятия, либо отречься грубо и открыто от пролетарской революции» (И.В. Сталин. К вопросам ленинизма. Соч., т. 8, cтр. 24). Тут же на ум приходит пресловутое зюгановское «в России лимит на революцию исчерпан».Впрочем, все эти ревизионисты Суслов, Яковлев, Зюганов вылетели из одного гнезда – идеологический отдел ЦК КПСС.

С 14 по 19 ноября 1957 года в Москве прошло Совещание коммунистических и рабочих партий, где была дана отмашка на проведение мероприятий по реставрации капитализма. Ревизионизм словно раковая опухоль расползся по всему миру с благословения Хрущева, который для вида грозно будет стучать каблуком по трибуне ООН, который для вида будет грозить мировому империализму показать «кузькину мать». Это при всем том, что в мире практически даже близко не приступили к социалистическим преобразованиям в своих странах. В лучшем случае выстраивались социально ориентированные режимы. А тут…

«Обменявшись мнениями по актуальным вопросам международного положения и мирового коммунистического движения, участники Совещания приняли Декларацию. В ней нашли поддержку выводы и положения ХХ съезда КПСС… внесен серьезный коллективный вклад в творческое развитие марксизма-ленинизма…

В Декларации дан марксистски обоснованный анализ международного положения… В ней говорилось, что ленинский принцип мирного сосуществования двух систем является надежной опорой за мир и безопасность народов…

Совещание нанесло новый удар по оппортунистам. Указав на необходимость решительного преодоления ревизионизма и догматизма в рядах коммунистических и рабочих партий, Декларация подчеркнула, что главной опасностью является ревизионизм как проявление буржуазной идеологии, которая парализует революционную энергию рабочего класса и требует сохранения или восстановления капитализма. Вместе с тем указано, что догматизм и сектантство могут представлять также основную опасность на отдельных этапах развития в той или иной партии…

Совещание представителей коммунистических и рабочих партий обратилось к рабочим и крестьянам всех стран, к мужчинам и женщинам всего мира, ко всем людям доброй воли с Манифестом мира, призвало их усилить борьбу за мир.» (История КПСС/ Б.Н.Пономарёв, М.С.Волин, В.С.Зайцев и др. 5 изд., доп. М Политиздат, 1980, с. 555-556)

Сплошное лицемерие! Позор. Вдумайтесь какой чудовищный удар был нанесен по коммунистической идеологии. Тут нет даже намека на призыв к объединению и консолидации пролетариата для осуществления социалистической революции, к чему всегда призывал В.И. Ленин.

Логическим итогом (вернее – кульминацией) процесса перерождения официальной идеологии КПСС в буржуазную стал XXII Съезде КПСС (октябрь 1961 г.), на котором ревизионистские теории были дополнены последним штрихом — провозглашением «общенародного государства». Это было закреплено уже в самой Программе партии, принятой на этом Съезде.

Поясняя новую Программу КПСС, Хрущев объявил:

«Развернувшийся процесс стирания граней между классами ведет ко все большей социальной однородности общества… Общенародное государство — это новый этап в развитии социалистического государства, важнейшая веха на пути перерастания социалистической государственности в коммунистическое общественное самоуправление» (Н.С. Хрущев. О Программе Коммунистической партии Советского Союза. Доклад на XXII Съезде Коммунистической партии Советского Союза 18 октября 1961 года. — М., Госполитиздат, 1961. — с. 80).

«Государство, которое возникло как государство диктатуры пролетариата, - говорится в принятой на этом Съезде новой Программе КПСС, - превратилось на новом, современном этапе в общенародное государство, в орган выражения интересов и воли всего народа» (XXII съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографический отчет, т. 3. — М., Госполитиздат, 1956. — стр. 303).

Газета «Известия» от 17 мая 1964 г. назвала это «шагом вперед в дальнейшей творческой разработке марксистско-ленинского учения о диктатуре пролетариата» и исторической заслугой Хрущева. «Известия» продолжают:

«Только партия творческого марксизма-ленинизма могла раскрыть сложную диалектику развития социалистической государственности, убедительно показав объективную закономерность и неизбежность перерастания государства диктатуры пролетариата в общенародное государство, которое, в свою очередь, должно постепенно перерастать в коммунистическое общественное самоуправление».

Вот так!

На этом Съезде была фактически произведена подменена диктатура пролетариата на диктатуру ПАХАНов, а юридически завершится установление диктатуры нарождающейся буржуазии с принятием новой Конституции СССР. Обыватель может возразить, что мы несколько сгущаем краски. Отнюдь.

Во-первых, мы сегодня смогли убедиться в том, как красивыми словами буржуазия научилась прикрывать свою гнилую суть. Ведь современная Конституция России проповедует вполне здравые законы, но мы при этом живем в условиях, которые вынуждают нас, простых людей, просто выживать. Мы сегодня существуем, а не живем.

Во-вторых, напомним ленинское определение «Государство есть машина для угнетения одного класса другим, машина, чтобы держать в повиновении одному классу прочие подчиненные классы». Владимир Ильич в своей работе «Государство и революция» приводит для разъяснения слова Энгельса:



"Итак, государство существует не извечно. Были общества, которые обходились без него, которые понятия не имели о государстве и государственной власти. На определенной ступени экономического развития, которая необходимо связана была с расколом общества на классы, государство стало в силу этого раскола необходимостью. Мы приближаемся теперь быстрыми шагами к такой ступени развития производства, на которой существование этих классов не только перестало быть необходимостью, но становится прямой помехой производству. Классы исчезнут так же неизбежно, как неизбежно они в прошлом возникли. С исчезновением классов исчезнет неизбежно государство. Общество, которое по-новому организует производство на основе свободной и равной ассоциации производителей, отправит всю государственную машину туда, где ей будет тогда настоящее место: в музей древностей, рядом с прялкой и с бронзовым топором".

Иными словами если партноменклатура признала, что грани между классами перестали существовать, то выходит, что СССР к 60-м годам превратился в бесклассовое общество. Тогда напрашивается вопрос, а зачем вообще сохранять государство как инструмент подчинения? Зачем не распустить сразу же армию и другие силовые органы?

Вот и выходит, что было объявлено о создании вновь возрожденной буржуазии и переподчинении «государства» под защиту интересов узкой части народа, коим являлась партноменклатура. Сегодня в России весь этот бедлам по наживе бабла прикрыли красивыми словами о построении в нашей стране истиной зрелой демократии.

Впрочем, «общенародное государство» советской ревизионистской клики отнюдь не новое изобретение. Они откопали «народное государство», просматривая изъеденные молью теории старых ревизионистов. В 1875 году две существовавших тогда немецких партии рабочего класса объединились и приняли «Готскую программу». Маркс и Энгельс осудили эту программу за оппортунизм и, среди прочего, за формулу «народного» или «свободного государства». Энгельс направил Бебелю письмо с критикой:

«Народным государством анархисты кололи нам глаза более чем достаточно, хотя уже сочинение Маркса против Прудона, а затем «Коммунистический Манифест» говорят прямо, что с введением социалистического общественного строя государство само собою распускается и исчезает. Так как государство есть лишь преходящее учреждение, которым приходится пользоваться в борьбе, в революции, чтобы насильственно подавить своих противников, то говорить о свободном народном государстве есть чистая бессмыслица: пока пролетариат еще нуждается в государстве, он нуждается в нем не в интересах свободы, а в интересах подавления своих противников, а когда становится возможным говорить о свободе, тогда государство как таковое, перестает существовать» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 19, c. 5).

Пока же существует капитализм в мире, то угроза со стороны империализма никогда не исчезнет.Сказано ясно и четко. Каждое государство — есть правление какого-то класса. «Государство есть продукт и проявление непримиримости классовых противоречий» (В.И. Ленин. Государство и революция — ПСС, т. 33, c. 7). Оно — инструмент подавления одного класса другим, инструмент власти правящего класса. Принципиальным является классовое содержание государства, а не его форма.

Но не везде были приняты эти ревизионистские опусы банды Хрущева. Коммунистические партии Албании и Китая решительно выступили против ревизионистского искажения марксизма-ленинизма ревизионистским руководством Советского Союза. Ревизионисты подняли многоголосый вой, когда поняли, что раскрыты. Особенно активно прибегал к искажениям и клевете в этой полемике Суслов. В печально известном докладе на Пленуме Центрального комитета КПСС 14 февраля 1964 г. он защищал антимарксистский тезис «общенародного государства» и ликвидацию диктатуры пролетариата:

«Китайские руководители упорно твердят о том, что диктатуру пролетариата необходимо сохранить «вплоть до вступления в высшую фазу коммунистического общества». При этом они ссылаются на цитату из К. Маркса, где говорится, что «между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., изд. 2-е, т. 19, стр. 27).



Эту цитату, вырванную из всего хода рассуждений Маркса, и пытаются использовать в качестве теоретической базы «критики» Программы КПСС.

Однако, обрывая мысль Маркса, китайские руководители нигде не приводят последующие две строки из той же работы Маркса, где говорится по адресу Готской программы: «Но программа не занимается ни этой последней (т.е. диктатурой пролетариата — М.С.), ни будущей государственностью коммунистического общества». Если следовать логике китайских теоретиков, то Маркса за такую мысль следует объявить антимарксистом» («Правда» за 3 апреля 1964 г.).

Это — грязная демагогия. Почему Суслов — если он такой ревнитель целостности идей Маркса — игнорирует предыдущий отрывок из «Критики Готской программы», в котором Маркс недвусмысленно отвергает идею «народного государства»? Маркс пишет:

«Вопрос ставится затем так: какому превращению подвергнется государственность в коммунистическом обществе? Другими словами, какие общественные функции останутся тогда, аналогичные теперешним государственным функциям? На этот вопрос можно ответить только научно; и сколько бы тысяч раз ни сочетать слово «народ» со словом «государство», это ни капельки не подвинет его разрешения» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 19, c. 27).

Именно Суслов и ему подобные ревизуют Маркса. Народ не может отменить классы с помощью «народного государства» — это может быть сделано только рабочим классом, наиболее прогрессивным классом, единственным, который может фундаментально изменить общество. Для этого он использует диктатуру пролетариата. Таким образом он совершает последний акт как класс и гегемон государства: класс и государство также отмирают. Так что диктатура пролетариата продолжает действовать в течение обоих периодов построения коммунизма, только ее задачи различны. Главная задача диктатуры пролетариата в первой фазе коммунизма — подавление капиталистических элементов, ликвидация враждебных классов. Главная задача диктатуры пролетариата во второй фазе коммунизма — постепенная отмена всяких классов вообще. Провозглашать «общенародное государство» есть антимарксизм и правый оппортунизм. «Общенародное государство» было и остается чепухой, поскольку государство было и остается классовым инструментом — и в нынешнем Советском Союзе также, с той оговоркой, что его классовое содержание изменилось.

Провозглашение «общенародного государства», таким образом, было лишь грандиозным трюком руководящих ревизионистов ради ликвидации диктатуры пролетариата, установления диктатуры бюрократических капиталистов, новой буржуазии, и введения капитализма нового типа.
Косыгинские реформы.

Их антисоциалистическая сущность.
Резкое падение показателей развития экономики СССР потянуло за собой и ухудшение жизненных условий населения страны. Волюнтаризм, авантюризм Хрущева заставили народ выйти на акции протеста, которые прокатились в нескольких регионах. Поэтому отставка «главного кукурузника страны» была вполне логична. Но вот как описывают эти события в «Истории КПСС»:

«Нерушимую верность партии, ее генеральной линии, ленинским нормам партийной жизни и принципам партийного руководства продемонстрировал октябрьский (1964 года) Пленум ЦК КПСС. В его решениях… указано, что великое дело строительства коммунизма требует неуклонного проведения в деятельности партии и Советского государства принципов и норм, которые разработаны В.И. Лениным, проверены, подтверждены и обогащены историческим опытом многих десятилетий.



Пленум удовлетворил просьбу Н.С. Хрущева об освобождении его от обязанностей Первого секретаря Центрального Комитета, члена Президиума ЦК и Председателя Совета Министров СССР. Пленум признал нецелесообразным в дальнейшем совмещение в одном лице обязанностей Первого секретаря ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР.

Первым секретарем ЦК КПСС Пленум избрал Л.И. Брежнева. Одновременно Президиум Верховного Совета назначил Председателем Совета Министров СССР А.Н. Косыгина» (История КПСС/ Б.Н.Пономарёв, М.С.Волин, В.С.Зайцев и др. 7 изд., доп. М Политиздат, 1985, с. 581).

Все правильно – мавр свое дело сделал! На авансцену стали выходить теневые фигуры: Суслов, Косыгин и пока еще малозаметная личность – Яковлев.

Пусть никого не вводят в заблуждение слащавые слова, которыми прикрывалась партноменклатура. Наступление на социализм продолжилось с новой силой.

История экономического развития (вернее – деградации) Советского Союза, начиная с пресловутого XX Съезда КПСС, — это история постепенного вытеснения экономических структурных особенностей социализма, сопровождаемого параллельным разрушением достижений социалистической революции. Ни одно из них не могло быть отменено сразу. Возможно возникновение (как в любом государственно-монополистическом государстве) серьезных противоречий между «централистскими» и «децентралистскими» силами, между государственным капитализмом и частным капитализмом. Но все эти противоречия и борьба ни на йоту не могут изменить классовый характер системы.Нарождающаяся капиталистическая система не может управляться теми же принципами, что и социалистическая система. Жажда все большей прибыли, потребность в замене добровольной трудовой дисциплины социализма капиталистической системой принуждения, и, не самое маловажное, конкуренция между различными буржуазными индивидуумами и кликами, которая, как показал Ленин, продолжает существовать и усиливаться даже при монополистическом капитализме, — все эти движущие силы заставляют ревизионистов вводить «реформу» экономической системы, преобразовывать также и видимые экономические структуры и все более открыто прибегать к капиталистическим методам управления.

Прежде чем переходить к анализу самих реформ, которые предложил Косыгин, позвольте вернуться к некоторым теоретическим положениям, характеризующих капитализм.

Вот какую оценку рыночной экономике дают современные буржуазные экономисты.



Сущность рынка находит свое выражение в его экономических и социальных функциях. Мировой и национальный опыт показывает, что рынок оказывает громадное влияние на все стороны жизни общества. Можно выделить следующие основные экономические  функции рынка: 

1. Информационная функция. Ее суть состоит в том, что через систему целого ряда показателей (цены, проценты, количество, качество и ассортимент товаров и услуг и т.п.) рынок, как гигантский компьютер, собирает, перерабатывает и выдает обобщенную информацию в рамках той экономической территории, которую он охватывает, информирует общество о состоянии экономики. 

2. Посредническая функция. Рынок соединяет в единую систему экономически обособленных, товаропроизводителей и потребителей. В результате продавцы и покупатели находят друг друга, у каждого из них появляется возможность выбрать и подходящего покупателя, и нужного продавца. 

3. Регулирующая функция. Рынок дает ответы на вопросы: что производить? как производить? для кого производить? На основе межотраслевой и межрегиональной конкуренции идёт бесконечный перелив капиталов и ресурсов, что, в конечном счете, формирует такую структуру экономики, которая отвечает требованиям рынка, требованиям потребителей. 

4. Ценообразующая функция. Известно, что у каждого товаропроизводителя складываются свои индивидуальные затраты и, следовательно, индивидуальные стоимости и цены. Между тем рынок признаёт лишь общественно необходимые затраты и соответственно общественные, рыночные цены, которые одновременно отражают и потребности покупателя, и уровень предложения товарной массы. 

5. Функция экономичности потребления, сокращение издержек обращения в сфере потребления (затрат покупателей на приобретение товаров) и соразмерности спроса населения с заработной платой. 

6. Стимулирующая функция. Ориентир рыночных цен на общественный уровень затрат, на учет спроса потребителей побуждает каждого товаропроизводителя экономить свои индивидуальные затраты и представлять рынку те товары, которые нужны покупателю. В свою очередь рынок побуждает и покупателя заботиться об экономичности потребления, об экономии затрат на приобретение товаров, побуждает соизмерять уровень спроса с уровнем доходов. 

7. Эквивалентная функция. Рынок сопоставляет индивидуальные затраты труда отдельного производителя с общественным «эталоном», соизмеряя затраты и результаты, а также выявляя ценность товара. 

8. Созидательно-разрушительная функция. Рынок обеспечивает динамичное изменение всех хозяйственных пропорций между отраслями и регионами. Он как бы взрывает старую структуру хозяйства и на каждом новом этапе развития формирует новую структуру. Разумеется, этот процесс тяжелый, мучительный, болезненный, но он - реальность. Яркий и наглядный пример тому - структурная перестройка хозяйства в современной России. 

9. Санирующая, оздоровительная функция. В этом смысле рынок напоминает санитара, который убирает из хозяйства все устаревшее, больное, очищает общественное производство от устаревших отраслей, экономически нежизнеспособных хозяйствующих субъектов и даст дорогу отраслям экономичным, хозяйствам высокоэффективным. Совершенно очевидно, что и этот процесс является болезненным, мучительным, ибо он ускоряет гибель слабых хозяйств. 

10. Дифференцирующая функция. Рынок расслаивает, дифференцирует товаропроизводителей, т. е. обогащает одних и разоряет других. Общеизвестно, что средний цикл жизни малого бизнеса не превышает шести лет, что, как правило, из каждых трех начинающих предпринимателей двое разоряются в сравнительно короткий период (1,5 - 2 года). 

Вопрос о функциях рынка позволяет вплотную рассмотреть еще один аспект проблемы – преимущества и недостатки рыночного механизма

Выше при анализе функций было выяснено, что рыночный механизм хозяйствования имеет целый ряд очевидных преимуществ, достоинств и оказывает на экономическую жизнь общества положительное влияние. Можно отметить следующие проявления положительного влияния рынка: 
• стимулирует рост производства, ускоряет темпы его развития; 
• повышает 
эффективность производства, побуждает экономить труд и ресурсы; 
• формирует структуру хозяйства, отвечающую потребностям и запросам потребителя; 
• в определенной мере рынок создает саморегулирующуюся систему хозяйства, где каждый занимает свою нишу; 
• многовековой опыт использования рынка свидетельствует о его естественной природе, которая отвечает нуждам общества; 
• рынок обогащает определённую часть населения.


Однако рынок не следует идеализировать, поскольку ему присущи недостатки. Можно указать на следующие проявления отрицательного влияния рыночного механизма на экономическую и социальную жизнь общества: 
• как саморегулирующаяся система рынок не является идеальной системой. Частичное и в особенности общее 
макроэкономическое равновесие в данной системе реализуется через постоянное нарушение этого равновесия. Иными словами, рыночная система недостаточно стабильна. Типичной формой ее нестабильности является циклический характер развития экономики; 
• одной из форм нарушения равновесия и одновременно формой нестабильности экономики является 
инфляция, рост цен. Последствия этой формы макроэкономической нестабильности экономически разрушительны и социально опасны; 
• рыночная система не обеспечивает полного использования ресурсов. Ей свойственны неполная занятость вещественных и трудовых ресурсов.
Безработица - неизбежный спутник рынка, ее последствия социально драматичны; 
• рынок сам порождает факторы, которые нарушают свободу предпринимателя. Такими факторами являются различные формы 
монополизма, которые деформируют правила игры на свободном, классическом рынке; 
• рынок не учитывает так называемых отрицательных  внешних эффектов (например,
загрязнение окружающей среды). Товаропроизводители, нарушая экологическую среду, не хотят нести затраты по восстановлению сил природы, по восстановлению экологического равновесия; 
• рынок не в полной мере учитывает влияние положительных внешних эффектов (услуги образования, 
науки, здравоохранения и т.п.). Он учитывает только индивидуальный коммерческий аспект этих эффектов, но не придает значения социальному воздействию этих факторов, он как бы недооценивает полную полезность этих благ и услуг; 
• рынок безразличен к производству так называемых общественных благ и услуг (национальная оборона, охрана общественного порядка, воспитание детей и т. п.); 
• рынок не только обогащает, но и неизбежно разоряет часть предприятий и часть домашних хозяйств; 
• рынок не способен решить целый ряд социальных проблем: содержание пенсионеров, больных, инвалидов, сирот и т. п.; 
• рынку чужды нравственные идеалы добра, справедливости, патриотизма и т.д. Разные народы сложили немало пословиц и поговорок по этому поводу: «рынку нет дела до
человека без кошелька»; «рынок - это специально отведенное место, где люди могут обманывать друг друга», «хотя честный человек может преуспеть в делах, щепетильность будет для него помехой, и тогда недостаток моральной гибкости ему придется восполнить умением». 

Соглашаться с такой характеристикой рынка или нет, - это дело каждого из нас. Но именно к установлению капиталистических порядков, а, следовательно, - к рынку, устремила все свои усилия партноменклатура.

Капиталистический способ производства содержит в себе противоречия, которые могут быть устранены только социалистической революцией. Самым тяжелым для буржуазии является экономический кризис перепроизводства, который характеризуется сокращением производства по причине перенасыщения рынка произведенным товаром. К. Маркс указывал, что самая общая возможность экономических кризисов заложена в противоречиях товара и денег. Это выражается во временном разрыве актов купли и продажи, а также в самой функции денег как средства платежа (временной разрыв между актом купли товаров в кредит и актом платежа за них).

Развитие свойственных капиталистическому хозяйству противоречий и диспропорций приводит к тому, что через определенные периоды времени процесс расширенного воспроизводства приостанавливается, рост производства сменяется его падением, наступает кризис. Период от начала одного экономического кризиса до начала другого экономисты называют промышленным циклом и различают четыре фазы: кризис, депрессия, оживление и подъем.

Несостоятельность капитализма находит отражение в разрушении во время кризисов массы производительных сил, в том числе рабочей силы, а также в уничтожении материальных благ. Будучи результатом обострения противоречий капиталистического воспроизводства, экономические кризисы лишь на мгновение насильственно устанавливают необходимые для реализации пропорции в экономике, создавая при этом условия для еще большего их нарушения и обострения противоречий капитализма. Поскольку в ходе кризиса и после него происходит массовое обновление основного капитала и на месте десятков тысяч разорившихся мелких и средних предприятий возникают тысячи крупных, оснащенных новой техникой специализированных фабрик и заводов, капиталистическое производство приобретает еще более общественный характер. В то же время обанкротившиеся мелкие предприниматели и держатели акций превращаются в пролетариев, а собственность на средства производства становится достоянием все меньшего количества крупнейших капиталистов. Так происходит переход капитализма в свою качественно новую стадию своего развития - монополистический капитализм. Следовательно, в результате кризисов еще больше обостряется основное противоречие капитализма, заключающееся между общественным характером производства и частной формой присвоения полученной прибыли.

Буржуазия с помощью государства стремится переложить все убытки от кризисов на плечи пролетариата: происходит сокращение рабочих мест, снижается зарплата, поднимаются тарифные ставки на ЖКХ, усиливается налоговый пресс, да и цены на товары стараются поднять.

Что лишний раз доказывает необходимость ведения политической борьбы пролетариатом за свои права. Ибо парламентаризм и реформы в условиях капитализма не смогут оградить пролетариат от нищеты, безработицы, неуверенности в завтрашнем дне. Выход только в политической борьбе против капиталистического строя и его основы – частной собственности на средства производства. Вот, что говорит В.И. Ленин:

«Кризис показывает, что рабочие не могут ограничиться борьбой за отдельные уступки со стороны капиталистов: во время оживления промышленности такие уступки можно завоевать (ибо в этот момент капиталист заинтересован в покупке рабочей силы, а при повышенном спросе на любой товар цена последнего на рынке возрастает. Следовательно, буржуазия вынуждена ради получения большей прибыли пойти на некоторые уступки. – авт.)… но приходит крах, и капиталисты не только отбирают назад данные ими уступки, но и пользуются беспомощностью рабочих для еще большего понижения платы. И так неизбежно будет продолжаться до тех пор, пока армии социалистического пролетариата не низвергнут господства капитала и частной собственности». (В.И. Ленин. Уроки кризиса — ПСС, т. 5, c. 84-85)

Итак, экономические кризисы перепроизводства подвели к гигантскому обобществлению производства, а капитализм подтолкнули в своем развитии к появлению монополий. Владимир Ильич Ленин дал определение монополистическому капитализму – империализм. В своей работе "Империализм, как высшая стадия капитализма" он говорит:

«Империализм вырос как развитие и прямое продолжение основных свойств капитализма вообще. Но капитализм стал капиталистическим империализмом лишь на определенной, очень высокой ступени своего развития, когда некоторые основные свойства капитализма стали превращаться в свою противоположность, когда по всей линии сложились и обнаружились черты переходной эпохи от капитализма к более высокому общественно-экономическому укладу.



Экономически основное в этом процессе есть смена капиталистической свободной конкуренции капиталистическими монополиями. Свободная конкуренция есть основное свойство капитализма и товарного производства вообще; монополия есть прямая противоположность свободной конкуренции, но эта последняя на наших глазах стала превращаться в монополию, создавая крупное производство, вытесняя мелкое, заменяя крупное крупнейшим, доводя концентрацию производства и капитала до того, что из нее вырастала и вырастает монополия: картели, синдикаты, тресты, сливающийся с ними капитал какого-нибудь десятка ворочающих миллиардами банков.

И в то же время монополии, вырастая из свободной конкуренции, не устраняют ее, а существуют над ней и рядом с ней, порождая этим ряд особенно острых и крутых противоречий, трений, конфликтов. Монополия есть переход от капитализма к более высокому строю.

Если бы необходимо было дать как можно более короткое определение империализма, то следовало бы сказать, что империализм есть монополистическая стадия капитализма. Такое определение включало бы самое главное, ибо, с одной стороны, финансовый капитал есть банковский капитал монополистически немногих крупнейших банков, слившийся с капиталом монополистических союзов промышленников; а с другой стороны, раздел мира есть переход от колониальной политики, беспрепятственно расширяемой на незахваченные ни одной капиталистической державой области, к колониальной политике монопольного обладания территорией земли поделенной до конца.

Но слишком короткие определения хотя и удобны, ибо подытоживают главное, все же недостаточны, раз из них надо особо выводить весьма существенные черты того явления, которое надо определить.

Поэтому, не забывая условного и относительного значения всех определений вообще, которые никогда не могут охватить всесторонних связей явления в его полном развитии, следует дать такое определение империализма, которое бы включало следующие пять основных его признаков:

1) концентрация производства и капитала, дошедшая до такой высокой ступени развития, что она создала монополии, играющие решающую роль в хозяйственной жизни;

2) слияние банковского капитала с промышленным и создание, на базе этого «финансового капитала», финансовой олигархии (Вот господин Зюганов призывает бороться с олигархами – «упырями на теле народа». А по Ленину - олигархия является неотъемлемой частью капиталистического уклада.- авт.);

3) вывоз капитала, в отличие от вывоза товаров, приобретает особо важное значение;

4) образуются международные монополистические союзы капиталистов, делящие мир(Другой пламенный непримиримый защитник СССР Хабарова до исступления твердит, что «наша страна находится в оккупации». А по Ленину происходит естественный для капитализма процесс создания транснациональных корпораций - ТНК, для которых границ между различными странами мира нет и существует лишь единый мировой рынок. – авт.);

5) закончен территориальный раздел земли крупнейшими капиталистическими державами(Поэтому современной России выделена роль в едином капиталистическом мире поставщика на мировой рынок прежде всего сырья. Тем не менее, в современном мире все военные конфликты являются результатом борьбы ТНК за рынки сбыта, ибо международные монополистические союзы капиталистов ставят свои интересы в погоне за прибылью выше интересов отдельных стран. – авт.).

Империализм есть капитализм на той стадии развития, когда сложилось господство монополий и финансового капитала, приобрел выдающееся значение вывоз капитала, начался раздел мира международными трестами и закончился раздел всей территории земли крупнейшими капиталистическими странами» (В.И. Ленин.— ПСС, т. 27, c. 385-387)

Смена свободной конкуренции господством монополий и последующее перерастание монополистического капитализма в государственно-монополистический не устраняют действий экономических законов капитализма, а лишь видоизменяют формы их проявления. .

Индивидуальные капиталисты за счёт повышения уровня производительности труда в сравнении с общим уровнем, за счёт повышения степени эксплуатации на своих предприятиях, за счёт конъюнктуры рынка могут получать избыточную прибавочную стоимость. ПРОИЗВОДСТВО ПРИБАВОЧНОЙ СТОИМОСТИ ИЛИ НАЖИВЫ - ОСНОВНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ЗАКОН КАПИТАЛИЗМА.

В производстве любого товара прямо или косвенно значительная часть общества принимает какое-то участие, что объясняется общественным разделением труда. Необходимо выделять общественные затраты труда и капитала на производство товара.

k=c+vгде k – издержки;




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   21




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница