Как отпускалась сталь, или причины развала СССР



страница15/21
Дата09.08.2019
Размер0.56 Mb.
#127772
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   21

cстоимость;

v – зарплата.

Превращение прибавочной стоимости в прибыль видоизменяет формулу стоимости товара:



T=c+v+p, где Т – товар;

р – прибыль.

При империализме положение существенно меняется. Монополии, занявшие господствующие позиции в сфере производства и обращения, извлекают сверхприбыль постоянно, причем особую монопольную сверхприбыль. Она отличается от обычной сверхприбыли тем, что основывается на господстве монополий, является результатом монополистической эксплуатации не только в промышленности, но и в других сферах.

Для получения монополистической сверхприбыли используются как старые домонополистические капиталистические методы эксплуатации, так и новые. Так, монополистическая сверхприбыль не может сводиться только к прибавочной стоимости, которая производится на предприятиях монополий. В нее входят часть прибавочной стоимости немонополизированных предприятий, часть стоимости рабочей силы, значительная часть стоимости, создаваемой мелкими производителями, вынужденных играть по навязанным им монополиями правилам игры, а также покупая дешевую рабочую силу в менее развитых странах мира. Этим объясняется широкая практика эксплуатации труда гастарбайтеров и у нас, в России или производство ТНК продукции ведущих брендов мира в Китае.

Когда монополии вводят на своих предприятиях новую технику, они должны получить вроде только обычную сверхприбыль. Однако и она несет на себе печать монополий, ибо подавляющая часть патентов на новые разработки, наиболее квалифицированные ИТР и рабочая сила концентрируются в руках монополий. Конкуренты в значительной степени лишаются возможности использовать научно-технические разработки на своих предприятиях. Монополистическая сверхприбыль может быть получена за счет монопольной цены и без внедрения нового технологического оборудования, даже при торможении технического прогресса. Иными словами, если обычная сверхприбыль имеет эпизодический характер, то монополистическая обладает значительно большей устойчивостью. В целом при монополизме стоимость товара выражается формулой:



T=c+v+Pср+Pм где Рср – средняя прибыль;
T=k+Pср+Pм Рм - коэффициент монополии.

Особое значение в условиях существования монополий приобретает ценовая политика. Для того, чтобы удержать продажные цены на выгодном для монополии уровне и не допустить превышения предложения товаров над спросом, монополии стремятся так регулировать свое производство, чтобы постоянно держать рынок в напряжении. Они решительно борются с вторжением в свою отрасль новых игроков. Скупая патент на новое технологическое оборудование, монополия препятствует его широкому распространению и тем самым противодействует снижению цены. Одновременно, используя свое господствующее положение на рынке, монополии могут устанавливать монопольно низкие цены с тем, чтобы отсечь конкуренцию, привести к банкротству мелких товаропроизводителей или заставить их работать на монополию.

С помощью манипуляции ценами на рынке (система «ножниц» цен) монополии добиваются практического получения сверхприбыли и устранения конкуренции и самих конкурентов.

В условиях существования монополий значительную роль приобретают финансовые магнаты, которые диктуют свои условия в финансовой системе по аналогичной схеме воздействия на экономику промышленников. Магнаты финансового капитала облагают общество все большей и большей данью. Для монополистического капитала характерно, что он распоряжается не только чужим трудом, но и чужим капиталом, во много раз превосходящим собственный. Первостепенную роль в господстве над массами чужого капитала играет система «участий». Контроль финансовой олигархии над чужими капиталами в большой степени расширяется и за счет пенсионных фондов, которые, как правило, передают свои средства в управление крупнейшим банкам. Помимо этого финансовая монополия получает сверхприбыль за счет контроля бирж и игре на курсах акций и колебания курса валют.

В условиях господства транснациональных корпораций и финансовых олигархов государственная машина уже является придатком монополистов. Государственный бюджет превратился в социальный механизм перераспределения национального дохода в пользу монополий. Это перераспределение идет посредством государственных закупок, военных заказов, всевозможных государственных заказов и т.д. Выражая интересы монополий государство производит приватизацию доходных предприятий и, наоборот, национализацию убыточных предприятий. Да и формирование органов исполнительной и государственной ветвей власти происходит, в основном, за счет ставленников и владельцев монополий, которые лоббируют интересы своих хозяев.

Итак, основными источниками, за счет которых образуется монопольная прибыль, являются: 1) прибавочная стоимость, создаваемая трудом наемных рабочих, эксплуатируемых на собственных предприятиях монополий; 2) часть стоимости рабочей силы работников наемного труда, занятых во всех сферах капиталистической экономики, в число которых входят учителя, врачи, сотрудники различных НИИ и т.д.; 3) прибавочный и часть необходимого труда мелких и средних товаропроизводителей; 4) значительная часть стоимости, создаваемой пролетариатом экономически отсталых стран мира, являющихся поставщиком на мировом рынке дешевой рабочей силы; 5) часть прибыли немонополизированных предприятий, а иногда и часть их капитала.

Тем не менее, Ленин в начале прошлого века уже отмечал крайнее обострение всех противоречий капитализма при империализме: экономических и политических, классовых и национальных – и пришел к выводу: «Империализм есть особая историческая стадия капитализма. Особенность эта троякая: империализм есть (1) – монополистический капитализм; (2) – паразитический или загнивающий капитализм; (3) – умирающий капитализм» (В.И. Ленин.— ПСС, т. 30, c. 163).

Такое ленинское определение империализма вызывает иронический смех у приверженцев капитализма. Мы считаем, что более подробно над анализом вывода В.И. Ленина целесообразно будет остановиться при завершении разбора причин развала СССР. Нам кажется, что эти теоретические характеристики помогут нам лучше понять все процессы, приведшие реставрацию капитализма в нашей стране.

Итак, победа Великой Октябрьской революции 1917 года стала отправной точкой строительства социализма в Республике Советов. Мы в ходе анализа событий пришли к выводу, что СОЦИАЛИЗМ В СССР ЕЩЕ НЕ УСПЕЛИ ПОСТРОИТЬ ПРИ ЖИЗНИ И.В. СТАЛИНА. Наше исследование касается в основном явных, ощутимых признаков капиталистической реставрации в СССР. Эти видимые изменения не могли зайти так далеко и сразу же в Советском Союзе, как это произошло в некоторых других управляемых ревизионистами странах как в Венгрии или даже Югославии, но все же они и здесь представлены в изобилии. История экономического развития Советского Союза начиная с 1953 года — это история постепенного вытеснения экономических структурных особенностей социализма, сопровождаемого параллельным разрушением достижений социалистической революции. Ни одно из них не могло быть отменено сразу. Возможно возникновение (как в любом государственно-монополистическом государстве) серьезных противоречий между «централистскими» и «децентралистскими» силами, между государственным капитализмом и частным капитализмом. Но все эти противоречия и борьба ни на йоту не могут изменить классовый характер системы.

Именно об этом условии современные ревизионисты «забывают», говоря о «социалистическом лагере» и «социалистическом секторе» в таких странах, как Египет, где внутренняя буржуазия частично конфисковала и огосударствила часть собственности иностранных капиталистов. В своей речи на XXIV съезде КПСС Брежнев указал на тот факт, что правительства Египта и Бирмы огосударствили значительную часть промышленности, как на доказательство того, что эти страны «ориентируются на социализм» и «приняли некапиталистический путь развития». Попугаи советского ревизионизма на Западе следуют той же линии, ратуя за «государственную собственность ключевых отраслей промышленности» уже при капитализме и выдавая это за шаг к социализму. Другим примером лжи являются вопли современных идеологов о существовании якобы «шведского социализма». В действительности можно утверждать, что многие страны (восточной Европы, Китай и другие) строили и строят прежде всего социально ориентированный государственно-монополистический капитализм.

Но это игнорирование роли государства не случайно, поскольку именно в Советском Союзе, лидеры которого все еще говорили о «социализме» и «коммунизме», демократическую диктатуру пролетариата отменили и заменили на враждебную антинародную диктатуру партноменклатуры, а если вещи называть своими именами, то диктатуру новой буржуазии.

Когда мы говорим о реставрации капитализма в Советском Союзе, обычно находятся некоторые защитники ревизионизма, которые спрашивают нас: «Где в Советском Союзе капиталисты? Там все принадлежит государству!». Но этим они обходят решающий вопрос, а именно: какой класс удерживает государственную власть? Какой класс имеет контроль над государственной собственностью? Пролетариат и его союзники или продажная новая буржуазия, оторванная от народа?

С того момента, когда новая буржуазия захватывает государственную власть, социализм устранен и заменен государственно-монополистическим капитализмом. Этот новый тип капитализма отличается от государственного монополизма любой западной империалистической державы; он основан, главным образом, не на частном капитализме, а на совокупном капитализме правящей бюрократии, так как в Советском Союзе новый буржуазный государственный аппарат контролирует не просто некоторые ключевые позиции в экономике, но и почти всю экономическую жизнь. Так что нет никакого смысла искать здесь отдельных капиталистов. Государство новой буржуазии — совокупный капиталист — поддерживается бюрократической монополистической буржуазией, то есть крупной буржуазией нового типа, господствующей над всем государственным аппаратом и контролирующей все общественные богатства. В Советском Союзе стал устанавливаться монополистический капитализм групповой собственностью на средства производства.

Но нарождающаяся капиталистическая система не может управляться теми же принципами, что и социалистическая система. Жажда все большей прибыли, потребность в замене добровольной трудовой дисциплины социализма капиталистической системой принуждения, и, не самое маловажное, конкуренция между различными буржуазными индивидуумами и кликами, которая, как показал Ленин, продолжает существовать и усиливаться даже при монополистическом капитализме, — все эти движущие силы заставляют ревизионистов вводить «реформу» экономической системы, преобразовывать также и видимые экономические структуры и все более открыто прибегать к капиталистическим методам управления. Эта «реформа» все более обнажает новые капиталистические структуры.

В период правления Хрущёва была начата подготовка «косыгинских реформ» — попытки внедрения в плановую социалистическую экономику отдельных элементов рыночной экономики.

Несмотря на проводимые в СССР реформы, значительный рост экономики и ее частичный поворот в сторону потребителя, благосостояние большинства советских людей оставляло желать лучшего. А по другому быть и не может при монополистическом капитализме. Как мы убедились выше монополия в погоне за сверхприбылью заинтересована в торможении научно-технического прогресса в производстве. «Посеянные» Хрущевым зерна капитализма (сорняка) на культурном поле социализма стали давать всходы. Вот только беда для Хрущева заключалась в том, что сорняк ударил прежде всего по самому «сеятелю». Ведь поползновения мелкобуржуазной идеологии – есть установление капиталистических законов развития общества. Провал при Хрущеве в сельском хозяйстве, трудности в экономике, усиление международной напряженности, непредсказуемость действий Хрущева (скандально известный случай, когда в сентябре 1960 года Хрущев в ООН стучал ботинком по пюпитру во время выступления британского премьер-министра Макмиллана), страх партноменклатуры перед народными волнениями, на которых люди откровенно плевали на портреты «главного кукурузника Советского Союза», привели к заговору парт. иерархии во главе с М.А. Сусловым, закончившемуся Октябрьским 1964 года Пленумом ЦК КПСС, на котором Хрущев был освобожден от всех обязанностей "в связи с преклонным возрастом и ухудшением состояния здоровья". Как показал ход истории, основное идейное ядро контрреволюции в стране составили Суслов и Косыгин. Использовав в своих целях мстительность Хрущева на первом этапе, контрреволюция узаконила свою как ПАХАНов неприкасаемость. Отныне в СССР вместо диктатуры пролетариата восторжествовала диктатура партноменклатуры. Мавр сделал свое дело! Мавр должен уйти!

Заговор против Хрущева не вызвал противодействия в обществе. Этот противоречивый человек, при котором травили Б.Л. Пастернака и громили художников - "абстракционистов", но позволили напечатать "Один день Ивана Денисовича" Солженицына, развенчавший сталинизм, но не изменивший сущность режима, отправлявший в сумасшедший дом своих упорных противников, истерически вопивший о культе личности, сам выстраивавший свой собственный культ, не мог получить объективного признания в массовом сознании и поддержки среди населения СССР. Да что там! Советский народ не смог простить Хрущеву предательство дела Сталина. Ведь Сталин был не просто личностью, СТАЛИН СТАЛ В МИРЕ СИМВОЛОМ ПОБЕДЫ СОЦИАЛИЗМА! И какой-то политический карлик Хрущев посмел тягаться с наследием Сталина. Партноменклатура не смогла ему простить все эти «реформаторства» и стремление к самостоятельности, лишавшие ее устойчивости; интеллигенция - безграмотных оценок событий общественной и культурной жизни, особенно в области литературы и искусства; военные - сокращения их численности, снижения пенсий и расходов на военные нужды; рабочие и крестьяне - наступления на приусадебные участки, снижения жизненного уровня. Вот тот плачевный итог деятельности Хрущева.

Итак, среди контрреволюционеров происходит передел власти. Н.С.Хрущёв низложен в результате заговора, и его место занимает новый главарь - Л.И.Брежнев.

Что же происходит после этого? Признаём, что социализм не построен и строить коммунизм рановато? Возвращаемся на путь строительства социализма, решая проблемы на научной основе? Не тут-то было.

Сентябрьский 1965 года Пленум ЦК КПСС рассмотрел вопрос «Об улучшении управления промышленностью, совершенствовании планирования и усилении экономического стимулирования промышленного производства». Были закреплены сложившиеся в экономике капиталистические отношения и определены пути их дальнейшего развития:

«С докладом выступил А.Н. Косыгин.

Решая назревшие задачи развития промышленности (при строительстве капитализма в условиях СССР – авт.), Пленум ЦК КПСС определил три главных направления совершенствования форм планового руководства экономикой и методов хозяйствования на предприятиях: повышение научного уровня государственного планирования экономики; расширение хозяйственной самостоятельности и инициативы предприятий, укрепления хозрасчета (или дальнейшее разукрупнение промышленности до уровня отдельных предприятий); усиление экономического стимулирования производства с помощью цены, прибыли, премий, кредитов.

В целях расширения хозяйственной самостоятельности предприятий было сокращено число показателей, утверждаемых сверху. Главным показателем работы предприятия, как и всех отраслей промышленности, становится не общий объем продукции (валовая продукция), а объем реализованной продукции» (История КПСС/ Б.Н.Пономарёв, М.С.Волин, В.С.Зайцев и др. 7 изд., доп. М Политиздат, 1985, с. 584).

Как видим из приведенной выше цитаты валовая продукция – главный показатель социалистической экономики, ибо социалистическая промышленность выпускает исключительно необходимую продукцию (для ненужной продукции при социалистических порядках просто нет места), заменен объемом реализованной продукции. При этом не важно, нужна она или нет, главное - «втереть» и подороже. Разве это не капиталистический принцип?

В связи с этими изменениями, т.е. развитием капиталистических отношений до более высокого уровня «хозяйственной самостоятельности и инициативы предприятий» (более полной обособленности предприятий) и новым методом планирования на основе прибыли, необходимость в децентрализованном управлении на более крупном уровне, осуществляемом совнархозами, отпала.

«Рассматривая вопрос об улучшении организации управления промышленностью, Пленум отметил, что совнархозы сыграли известную положительную роль. Но с течением времени в управлении промышленностью, осуществляемом через совнархозы, стали выявляться крупные недостатки. Руководство отраслью промышленности, представляющей собой в производственно-техническом отношении единое целое, было раздроблено по многочисленным экономическим районам и оказалось нарушенным. Предприятиями разнородных отраслей в совнархозах нередко руководили не специализированные, многоотраслевые управления.



В целях успешного развития промышленности Пленум ЦК признал необходимым обеспечить единое руководство производством, техникой, экономикой и научными исследованиями в каждой отрасли промышленности, создать для этого построенные по отраслевому признаку промышленные министерства». (История КПСС/ Б.Н.Пономарёв, М.С.Волин, В.С.Зайцев и др. 5 изд., доп. М Политиздат, 1980, с.621-622)

Совнархозы просуществовали почти 9 лет. Если учесть очевидный вред, который они приносили весь период своего существования (Хочется спросить какую же именно «известную положительную» роль они сыграли? В чём она состоит? Кроме разрушения экономического базиса социализма ничего «положительного» более не обнаруживается.), ясно, что без злого умысла они просуществовать столько не могли.

Начался новый контрреволюционный этап реставрации капитализма. Необходимо было время, чтобы «качественные» изменения «косыгинской реформы» достигли количественных изменений, необходимых для перехода в «качество» более высокого уровня. Это время у нас в стране принято называть «эпохой застоя».

«… сентябрьский (1965 года) Пленум ЦК КПСС, рассмотревший вопрос «Об улучшении управления промышленностью, совершенствовании планирования и усилении экономического стимулирования промышленного производства». С докладом выступил А.Н.Косыгин… в последние годы в промышленности обнаружились и неблагоприятные явления. Темпы роста национального дохода оказались меньшими, чем предусматривалось планом. Произошло снижение размеров выпуска промышленной продукции на каждый рубль основных производственных фондов; замедлились темпы роста производительности труда; затягивались сроки ввода в действие новых предприятий; медленно осваивались новые мощности и внедрялись в производство научные достижения. Некоторые отрасли промышленности - лёгкая, пищевая, химическая, лесная, бумажная, строительных материалов всё ещё не удовлетворяли потребности страны. В планировании допускались ошибки, объяснявшиеся волюнтаристическим подходом к решению хозяйственных проблем. На развитии промышленности отрицательно сказывалось нарушение отраслевого принципа управления. Но эти трудности, вызвавшие замедление темпов роста экономики, отметил Пленум, носили временный характер и могли быть преодолены в короткий срок». (История КПСС/ Б.Н.Пономарёв, М.С.Волин, В.С.Зайцев и др. 5 изд., доп. М Политиздат, 1980, с.619-620)

В чем заключался смысл реформ Косыгина?

Давайте попробуем рассмотреть сущность косыгинских реформ сквозь призму задач, которые озвучивал Сталин: «Особая роль Советской власти объясняется двумя обстоятельствами: во-первых, тем, что Советская власть должна была не заменить одну форму эксплуатации другой формой, как это было в старых революциях, а ликвидировать всякую эксплуатацию; во-вторых, тем, что ввиду отсутствия в стране каких-либо готовых зачатков социалистического хозяйства, она должна была создать, так сказать, на "пустом месте" новые, социалистические формы хозяйства…



Производительные силы нашей страны, особенно в промышленности, имели общественный характер, форма же собственности была частная, капиталистическая. Опираясь на экономический закон обязательного соответствия производственных отношений характеру производительных сил, Советская власть обобществила средства производства, сделала их собственностью всего народа и тем уничтожила систему эксплуатации, создала социалистические формы хозяйства» (И.В. Сталин «Экономические проблемы социализма в СССР» М, Государственное изд. полит. лит-ры, 1952г.).

Владимир Ильич Ленин четко высказался по самому принципу строительства социализма: «Социализм немыслим без крупнокапиталистической техники, построенной по последнему слову новейшей науки, без планомерной государственной организации, подчиняющей десятки миллионов людей строжайшему соблюдению единой нормы в деле производства и распределения продуктов». (В.И.Ленин «О «левом» ребячестве и о мелкобуржуазности» п.с.с. т.36, с. 300 – 303)

Реформа представляла собой комплекс из пяти групп мероприятий:

1. Ликвидировались органы территориального хозяйственного управления и планирования — советы народного хозяйства, созданные в 1957 г., предприятия становились основной хозяйственной единицей. Восстанавливалась система отраслевого управления промышленностью, общесоюзные, союзно-республиканские и республиканские министерства и ведомства.

Вот, что говорил Владимир Ильич Ленин, когда давал характеристику социализму: «Социализм есть не что иное, как ближайший шаг вперёд от государственно- капиталистической монополии. Или иначе: социализм есть не что иное, как государственно- капиталистическая монополия, обращённая на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией…» (В.И.Ленин псс т.34, с.192).

Мы же наблюдаем, что первая группа мероприятий по существу явилась комплексом постепенного разрушения и раздробления единого централизованного механизма народного хозяйства страны. Иными словами все усилия направлены на уничтожение общественной и коллективной форм собственности и установление групповой собственности, которой владеет партноменклатура. Мы видим, что эти «преобразования» направлены также на усиление противоречия между плановыми государственными потребностями в продукции и интересами отдельного предприятия. Иначе межотраслевые интересы стали главенствовать над общенародными государственными. «Закон планомерного развития народного хозяйства возник как противовес закону конкуренции и анархии производства при капитализме. Он возник на базе обобществления средств производства после того, как закон конкуренции и анархии производства потерял силу. Он вступил в действие потому, что социалистическое народное хозяйство можно вести лишь на основе экономического закона планомерного развития народного хозяйства. Это значит, что закон планомерного развития народного хозяйства дает возможность нашим планирующим органам правильно планировать общественное производство». (И.В. Сталин «Экономические проблемы социализма в СССР» М, Государственное изд. полит. лит-ры, 1952г.).

Стали создаваться многочисленные главки, тресты, управления и т.д. Для чего понадобилось такое дробление? Для упрощения управления? Отнюдь. Эти «реформаторские» преобразования породили огромный бюрократический аппарат, который еще больше отделил от «низов» партноменклатуру. Но главное заключается в том, что эти реформы способствовали созданию новых собственников. Поэтому наряду с государственной и колхозно-кооперативной формами собственности появилась новая форма – групповая партноменклатурная форма собственности. Здесь необходимо вспомнить эпопею «огосудраствления» артелей, предпринятую Хрущевым. Этот акт перевел отдельные предприятия из разряда коллективной собственности в групповую. Неслучайно после контрреволюционного переворота в 1991 году с помощью прихватизации партноменклатура стала уже законными частными собственниками этих предприятий

Следующая группа «новаций» была призвана закрепить капиталистические элементы, которые уже были введены в экономику при хрущевской «оттепели».






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   21




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница