Как отпускалась сталь, или причины развала СССР



страница5/21
Дата09.08.2019
Размер0.56 Mb.
#127772
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Ранее, на сентябрьском Пленуме ЦК КПСС 1953 года была изменена научно обоснованная политика в области товарообмена между городом и деревней, под предлогом устранения причин отставания сельского хозяйства.

«В его решениях дана критическая оценка состояния сельского хозяйства. Сказался прежде всего значительный ущерб, причинённый сельскому хозяйству войной…



Причины отставания сельского хозяйства коренились также в недостатках руководства. Принимаемые ранее меры зачастую шли не в том направлении, какое было действительно необходимо». (История КПСС/ Б.Н.Пономарёв, М.С.Волин, В.С.Зайцев и др. 5 изд., доп. М Политиздат, 1980, с.559)

Видимо, вот эти меры шли не в том направлении: «Ещё в ходе войны партия предвидела те трудности, с которыми ей придётся встретиться в сельском хозяйстве после её окончания, и готовилась к их разрешению…



Тракторный парк за годы войны сильно износился; поголовье лошадей уменьшилось более чем наполовину… В условиях войны были построены три тракторных завода: Алтайский, Владимирский и Липецкий. Были восстановлены Сталинградский и Харьковский тракторные заводы.

Возобновил выпуск тракторов Челябинский тракторный завод. В годы 4-й пятилетки построен Минский тракторный завод. В результате вместо трёх тракторных заводов, действовавших до войны, к 1950 году их стало семь. В 1945 – 1950 годах они дали сельскому хозяйству 536 тысяч тракторов (в пересчёте на 15-сильные), т.е. почти столько, сколько получило их сельское хозяйство за две первые пятилетки. Сельскохозяйственное машиностроение поставило МТС и совхозам 93 тысячи комбайнов, более 250 тысяч тракторных сеялок и сотни тысяч других машин и орудий. Материально – техническая база сельского хозяйства в значительной мере обновилась и укрепилась. Опираясь на эту базу, труженики сельского хозяйства при меньшем количестве трудоспособного населения, чем до войны, сумели к концу четвёртой пятилетки восстановить в основном довоенный уровень сельскохозяйственного производства.Большая заслуга в этом принадлежала трактористам и комбайнёрам...

Тракторов и других машин в сельском хозяйстве стало больше, чем до войны. Развернулась электрификация колхозов, совхозов и МТС. На очередь дня встала задача укрупнения колхозов. В стране имелось много мелких колхозов по 10 – 30 дворов с небольшими площадями земли. Техника в них использовалась плохо, административно-управленческие расходы были велики. Такие колхозы тормозили развитие продуктивности сельского хозяйства.

По инициативе коммунистов в 1950 году началось широкое движение колхозников за объединение мелких колхозов в крупные. Укрупнение проводилось на основе добровольности и взаимного согласия объединявшихся колхозов. (Внимание! Вот тот реальный шаг, который должен был перевести значительную часть коллективной собственности в общенародную. Что явилось бы ударом по существующим тогда товарно-денежным отношениям. – авт.) До объединения в стране насчитывалось 254 тысячи колхозов, к концу 1953 года их стало 93 тысячи. Укрупнение колхозов имело важное значение для развития сельскохозяйственного производства. В крупных колхозах полнее используется техника, у них больше возможностей для получения высоких урожаев и повышения продуктивности животноводства». (История КПСС/ Б.Н.Пономарёв, М.С.Волин, В.С.Зайцев и др. 5 изд., доп. М Политиздат, 1980, с.529)

В одном и том же учебнике, выпущенном уже при руководстве партократии, мы наглядно видим нестыковку оценок эффективности деятельности руководства страны при Сталине и после него. Далее сентябрьский Пленум 1953 года «вскрыл» и другие «причины» отставания сельского хозяйства.

«Не уделялось должного внимания материальной заинтересованности колхозов и колхозников в увеличении производства. Заготовительные и закупочные цены на многие сельскохозяйственные продукты не стимулировали их производство. Нарушался принцип погектарного исчисления заготовок. На передовые колхозы перекладывалась та часть государственных обязательств, которая не выполнялась отстававшими колхозами. Доходы колхозников во многих колхозах были низкими. В постановлении Пленума ЦК партии обращалось внимание на усиление материальной заинтересованности колхозов и колхозников. Пленум избрал Первым секретарём ЦК КПСС Н.С.Хрущёва. В соответствии с решениями сентябрьского Пленума ЦК КПСС были повышены заготовительные цены на важнейшие продукты сельского хозяйства. Снижены размеры поставок колхозами зерна, овощей, картофеля, семян масличных культур. а колхозникам – продуктов животноводства. Вводились новые, прогрессивные формы стимулирования труда, способствовавшие повышению его производительности и укреплению дисциплины». (История КПСС/ Б.Н.Пономарёв, М.С.Волин, В.С.Зайцев и др. 5 изд., доп. М Политиздат, 1980, с.560)

Таким образом, ссылаясь на следствия, вызванные объективными причинами, тормозящими развитие производительных сил, а это, прежде всего, групповая – колхозная собственность и товарное обращение, контрреволюционеры проводили мероприятия, способствующие развитию товарного обращения и созданию новых субъектов групповой собственности, чем усиливали негативные экономические явления, делая очередной шаг к капитализму. В частности, снижая размеры обязательных поставок продукции, они увеличивали объём излишков продукции, которая поступала на рынок, т.е. увеличивали объём товарного обращения, а следовательно, увеличивалось «количество», которое должно перейти в «качество». Фактически увеличивались средства производства (оборотные средства), находящиеся в групповой собственности. Но этого контрреволюционерам «показалось» недостаточно. Вопреки предостережениям, выдвинутым Сталиным о вредности продажи колхозам основных средств производства и не только: «Что же в таком случае нужно предпринять, чтобы поднять колхозную собственность до уровня общенародной собственности?



В качестве основного мероприятия для такого повышения колхозной собственности т.т. Санина и Венжер предлагают: продать в собственность колхозам основные орудия производства, сосредоточенные в машинно-тракторных станциях, разгрузить таким образом государство от капитальных вложений в сельское хозяйство и добиться того, чтобы сами колхозы несли на себе ответственность за поддержание и развитие машинно-тракторных станций. Они говорят:

«Было бы неправильно полагать, что колхозные вложения должны будут главным образом направляться на нужды культуры колхозной деревни, а на нужды сельскохозяйственного производства по-прежнему основную массу вложений должно будет производить государство. А не верней ли будет освободить государство от этого бремени, ввиду полной способности колхозов принять это бремя всецело на себя. У государства найдётся немало дел для вложения своих средств в целях создания в стране изобилия предметов потребления».

Для обоснования этого предложения авторы предложения выдвигают несколько доводов.

Во-первых. Ссылаясь на слова Сталина о том, что средства производства не продаются даже колхозам, авторы предложения подвергают сомнению это положение Сталина, заявляя, что государство всё же продаёт средства производства колхозам, такие как мелкий инвентарь, вроде кос и серпов, мелких двигателей и т.д. Они считают, что если государство продаёт колхозам эти средства производства, то оно могло бы продать им и все другие средства производства вроде машин МТС.

Этот довод несостоятелен. Конечно, государство продаёт колхозам мелкий инвентарь, как это полагается по Уставу сельскохозяйственной артели и по Конституции. Но можно ли ставить на одну доску мелкий инвентарь и такие основные средства производства в сельском хозяйстве, как машины МТС, или, скажем, земля, которая тоже ведь является одним из основных средств производства в сельском хозяйстве. Ясно, что нельзя. Нельзя, так как мелкий инвентарь ни в какой степени не решает судьбу колхозного производства, тогда как такие средства производства, как машины МТС и земля, всецело решают судьбу сельского хозяйства в наших современных условиях.

Нетрудно понять, что когда Сталин говорил о том, что средства производства не продаются колхозам, он имел в виду не мелкий инвентарь, а основные средства сельскохозяйственного производства: машины МТС, землю. Авторы играют словами «средства производства» и смешивают две различные вещи, не замечая, что они попадают впросак.

Во-вторых. Т.т. Санина и Венжер ссылаются далее на то, что в период начала массового колхозного движения – в конце 1929 и в начале 1930 годов ЦК ВКП(б) сам стоял за то, чтобы передать в собственность колхозам машинно-тракторные станции, требуя от колхозов погасить стоимость машинно-тракторных станций в течение трёх лет. Они считают, что хотя тогда это дело и провалилось «ввиду бедности» колхозов, но теперь, когда колхозы стали богатыми, можно было бы вернуться к этой политике – продаже колхозам МТС. (Даже этот довод о разном состоянии колхозов, тем более, на общем фоне недовостановления всего хозяйства Советского Союза после Великой Отечественной войны не был услышан Хрущевым и К*. – авт.)

Этот довод также несостоятелен. В ЦК ВКП(б) действительно было принято решение о продаже МТС колхозам в начале 1930 года. Решение это было принято по предложению группы ударников – колхозников в виде опыта, в виде пробы, с тем, чтобы в ближайшее время вернуться к этому вопросу и вновь его рассмотреть. Однако первая же проверка показала нецелесообразность этого решения, и через несколько месяцев, а именно в конце 1930 года решение было отменено. (Обратите внимание на то, как аккуратно, опытным путем Сталин проверял на практике любое новое начинание. Только по результатам, полученным в ходе эксперимента, принималось решение о применении или нет этого опыта в масштабе всей страны. А тут сразу – поднятие целины! – авт.)

Дальнейший рост колхозного движения и развитие колхозного строительства окончательно убедили как колхозников, так и руководящих работников, что сосредоточение основных орудий сельскохозяйственного производства в руках машинно-тракторных станций является единственным средством обеспечения высоких темпов роста колхозного производства .

Мы все радуемся колоссальному росту сельскохозяйственного производства нашей страны, росту зернового производства, производства хлопка, льна, свёклы и т.д. Где источник этого роста? Источник этого роста в современной технике, в многочисленных современных машинах, обслуживающих все эти отрасли производства. Дело тут не только в технике вообще, а в том, что техника не может стоять на одном месте, она должна всё время совершенствоваться, что старая техника должна выводиться из строя и заменяться новой, а новая – новейшей. Без этого немыслим поступательный ход нашего социалистического земледелия, немыслимы ни большие урожаи, ни изобилие сельскохозяйственных продуктов. Но что значит вывести из строя сотни тысяч колёсных тракторов и заменить их гусеничными, заменить десятки тысяч устаревших комбайнов новыми, создать новые машины, скажем, для технических культур? Это значит нести миллиардные расходы, которые могут окупиться лишь через 6 – 8 лет. Могут ли поднять эти расходы наши колхозы, если даже они являются миллионерами? Нет, не могут, так как они не в состоянии принять на себя миллиардные расходы, которые могут окупиться лишь через 6 – 8 лет. Эти расходы может взять на себя только государство, ибо оно и только оно в состоянии принять на себя убытки от вывода из строя старых машин и замены их новыми, ибо оно и только оно в состоянии терпеть эти убытки в течение 6 – 8 лет с тем, чтобы по истечении этого срока возместить произведённые расходы.

Что значит после этого требовать продажи МТС в собственность колхозам? Это значит вогнать в большие убытки и разорить колхозы, подорвать механизацию сельского хозяйства, снизить темпы колхозного производства.

Отсюда вывод: предлагая продажу МТС в собственность колхозам, т.т.Санина и Венжер делают шаг назад в сторону отсталости и пытаются повернуть назад колесо истории.

Допустим на минутку, что мы приняли предложение т.т. Саниной и Венжера и стали продавать в собственность колхозам основные орудия производства, машинно-тракторные станции. Что из этого получилось бы?

Из этого получилось бы, во-первых, что колхозы стали бы собственниками основных орудий производства, т.е. они попали бы в исключительное положение, какого не имеет ни одно предприятие, ибо, как известно, даже национализированные предприятия не являются у нас собственниками орудий производства. Чем можно обосновать это исключительное положение колхозов, какими соображениями прогресса, продвижения вперёд? Можно ли сказать, что такое положение способствовало бы повышению колхозной собственности до уровня общенародной собственности , что оно ускорило бы переход нашего общества от социализма к коммунизму ? Не вернее ли будет сказать, что такое положение могло бы лишь отдалить колхозную собственность от общенародной собственности и привело бы не к приближению к коммунизму, а наоборот, к удалению от него? (Что в принципе и произошло после смерти Сталина. – авт.)

Из этого получилось бы, во-вторых, расширение сферы действия товарного обращения, ибо колоссальное количество орудий сельскохозяйственного производства попало бы в орбиту товарного обращения… может ли способствовать расширение сферы товарного обращения нашему продвижению к коммунизму? Не вернее ли будет сказать, что оно может лишь затормозить наше продвижение к коммунизму?

Основная ошибка т.т. Саниной и Венжерасостоит в том, что они не понимают роли и значения товарного обращения при социализме, не понимают, что товарное обращение несовместимо с перспективой перехода от с оциализма к коммунизму. Они, видимо, думают, что можно и при товарном обращении перейти от социализма к коммунизму, что товарное обращение не может помешать этому делу. Это глубокое заблуждение, возникшее на базе непонимания марксизма.

Критикуя «хозяйственную коммуну» Дюринга, действующую в условиях товарного обращения, Энгельс в своём «Анти-Дюринге» убедительно доказал, что наличие товарного обращения неминуемо должно привести так называемые «хозяйственные коммуны» Дюринга к возрождению капитализма… Ну, а мы, марксисты, исходим из известного марксистского положения о том, что переход от социализма к коммунизму и коммунистический принцип распределения продуктов по потребностям исключает всякий товарный обмен, следовательно и превращение продуктов в товары, а вместе с тем и превращение их в стоимость...

Что же в конце концов следует предпринять, чтобы повысить колхозную собственность до уровня общенародной собственности?

Колхоз есть предприятие необычное. Колхоз работает на земле и обрабатывает землю, которая давно уже является не колхозной, а общенародной собственностью. Следовательно, колхоз не является собственником обрабатываемой земли.

Далее. Колхоз работает при помощи основных орудий производства, представляющих не колхозную, а общенародную собственность. Следовательно, колхоз не является собственником основных орудий производства.

Дальше. Колхоз – предприятие кооперативное, он пользуется трудом своих членов и распределяет доходы среди членов по трудодням, причём у колхоза есть свои семена, которые ежегодно возобновляются и идут в производство.

Спрашивается: чем же собственно владеет колхоз, где та колхозная собственность, которой он может распоряжаться вполне свободно, по собственному усмотрению? Такой собственностью является продукция колхоза, продукция колхозного производства: зерно, мясо, масло, овощи, хлопок, свёкла, лён и т.д., не считая построек и личного хозяйства колхозников на усадьбе. Дело в том, что значительная часть этой продукции, излишки колхозного производства поступают на рынок и включаются таким образом в систему товарного обращения. Это именно обстоятельство и мешает сейчас поднять колхозную собственность до уровня общенародной собственности. Поэтому именно с этого конца и нужно развернуть работу по повышению колхозной собственности до уровня общенародной.

Чтобы поднять колхозную собственность до уровня общенародной собственности, нужно выключить излишки колхозного производства из системы товарного обращения и включить их в систему продуктообмена между государственной промышленностью и колхозами. В этом суть.

У нас нет ещё развитой системы продуктообмена, но есть зачатки продуктообмена в виде «отоваривания» сельскохозяйственных продуктов. Как известно, продукция хлопководческих, льноводческих, свекловичных и других колхозов уже давно «отоваривается», правда, «отоваривается» не полностью, частично, но всё же «отоваривается». Заметим мимоходом, что слово «отоваривание» неудачное слово, его следовало бы заменить продуктообменом. Задача состоит в том, чтобы эти зачатки продуктообмена организовать во всех отраслях сельского хозяйства и развить их в широкую систему продуктообмена с тем, чтобы колхозы получали за свою продукцию не только деньги, а главным образом необходимые изделия. Такая система потребует громадного увеличения продукции, отпускаемой городом деревне, поэтому её придётся вводить без особой торопливости, по мере накопления городских изделий. Но вводить её нужно неуклонно, без колебаний, шаг за шагом сокращая сферу товарного обращения и расширяя сферу действия продуктообмена.

Такая система, сокращая сферу действия товарного обращения, облегчит переход от социализма к коммунизму. Кроме того, она даст возможность включить основную собственность колхозов, продукцию колхозного производства в общую систему общенародного планирования.

Это и будет реальным и решающим средством для повышения колхозной собственности до уровня общенародной собственности при наших современных условиях.

Выгодна ли такая система для колхозного крестьянства? Безусловно выгодна. Выгодна, так как колхозное крестьянство будет получать от государства гораздо больше продукции и по более дешёвым ценам, чем при товарном обращении. Всем известно, что колхозы, имеющие с правительством договора о продуктообмене («отоваривание»), получают несравненно больше выгод, чем колхозы, не имеющие таких договоров. Если систему продуктообмена распространить на все колхозы в стране, то эти выгоды станут достоянием всего нашего колхозного крестьянства». (И.В.Сталин «Экономические проблемы социализма в СССР» Политиздат, 1952, с.87 – 94)

Небывалой утопией явилась суперпрограмма Хрущева - программа подъема животноводства. 21 мая 1957 года в Ленинграде состоялось совещание работников сельского хозяйства северо-западных районов РСФСР. В своём выступлении Хрущёв поставил задачу - догнать США по производству мяса, масла и молока на душу населения в ближайшие годы (3-4 года). Население же страны в вечном ожидании божественного чуда, вполне серьезно отнеслось к возможному пришествию аграрного Иоргена. Заметим, что речь шла не об общем производстве заявленной продукции, Хрущев вел разговор о продовольственной конкуренции на душу населения. Результат оказался ужасающим для страны – около 60%!!! поголовья КРС, причем молочного, пошло под нож.

Вот партократия и взялась, засучив рукава, гробить социалистические принципы развития экономики и сельского хозяйства. Так, в конце 1958г. по инициативе Хрущева принимается решение о продаже сельскохозяйственной техники, находящейся в ведении машинно-тракторных станций (МТС), колхозам: «После 20-го съезда партия осуществила ряд новых мер в области сельского хозяйства. Она учитывала изменения в деревне. Колхозы стали более крупными и экономически окрепли. Их денежные доходы в 1957 году были почти втрое больше, чем в 1950 году, а неделимые фонды за это время возросли более чем вдвое. Состоявшийся в феврале 1958 года Пленум ЦК КПСС признал целесообразным реорганизовать машинно-тракторные станции, продать колхозам находившуюся в МТС технику.

Предложения ЦК КПСС о реорганизации МТС, после всенародного их обсуждения, одобрила в марте 1958 года сессия Верховного Совета СССР. На этой сессии Председателем Совета Министров СССР был назначен Н.С.Хрущёв.

Партия развернула работу по реорганизации МТС. К концу 1958 года более 80% колхозов приобрели тракторы и другие машины на сумму 21 миллиард рублей. Из МТС в колхозы перешло около 137 тысяч коммунистов - механизаторов». (История КПСС/ Б.Н.Пономарёв, М.С.Волин, В.С.Зайцев и др. 5 изд., доп. М Политиздат, 1980, с.575)

Антисоветчики решили этим передать в групповую (колхозную) собственность часть основных средств производства, чтобы таким образом ликвидировать «отставание» сельхозпредприятий от промышленных, ставших с недавних пор также собственниками основных средств производства. Всё это означало, что колхозы лишились основной массы оборотных средств, потраченных на приобретение основных средств, а это, разумеется, отразилось худшим образом на производстве сельхозпродукции. Не понятен и правовой статус 137 тысяч коммунистов-механизаторов. Как они могли стать колхозниками, не внеся имущественного пая, как бывшие единоличники, вступавшие в колхоз (а теперь ещё и возросшего, в процессе деятельности колхоза), а если этот пай вносился деньгами, то откуда у «коммунистов-механизаторов» единомоментно появилась довольно крупная сумма для внесения такого пая, или его заплатило государство, а может быть, они просто стали наёмными работниками? Увы, учебник «История КПСС» об этом умалчивает. Другим отрицательным последствием продажи МТС колхозам явилась потеря кадров механизаторов и ремонтников, т.к. при переходе в колхозы они значительно теряли в зарплате. Отношение к технике ухудшилось, что влекло за собой дополнительные затраты. В совокупности все свои усилия контрреволюция направила на изменение экономического базиса социалистической системы.

Следующий, 1959 год, принес еще одну беду для сельского хозяйства СССР. Приказав засеять 28 миллионов гектаров кукурузой, Хрущев не подумал о том, что для ее выращивания нужны определенные климатические условия. Выросли очень высокие стебли кукурузы, но. . бесплодные. В народе осталось емкое прозвище для Хрущева – главный кукурузник СССР.

Более того, своими постоянными импровизациями Хрущев создал в сельском хозяйстве хаос, и ни в одной пятилетке план легкой и сельскохозяйственной промышленности не был выполнен. Так, при составлении плана 6-ой пятилетки не были приняты во внимание реальные возможности хозяйства, ее выполнение было прекращено. Взамен ее был создан семилетний план - семилетка (1959-1965). Но вскоре стало ясно, что и она в области сельского хозяйства невыполнима.

Самым главным «достижением» в развитии сельского хозяйства в постсталинский период стал факт, что в 1964 году возник ощутимый недостаток хлеба и руководство СССР впервые в истории страны решилось на закупку зерна за границей.
Атака на социалистическую надстройку.
Если в промышленности контрреволюционные преобразования носили скрытый характер и не были очевидны для подавляющего большинства коммунистов и обыкновенных членов общества, то контрреволюционность преобразований на селе была бы очевидна многим из-за широкой известности работы И.В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР» и проводить их было пока нельзя . Сначала необходимо было подорвать огромный авторитет товарища Сталина. Партократия направила свой удар не против личности Джугашвили, а против Сталина – символа процветания и побед страны Советов. Контрреволюционеры использовали коварный прием для своих целей. Они стали противопоставлять две великие личности ХХ века Владимира Ильича Ленина и Иосифа Виссарионовича Сталина.

Но давайте поговорим обо всем по порядку…

Партократия свою «эпопею антисталинианы» начала с подготовки общественного мнения - внедрения в сознание, что Сталин был кровожадным тираном. Для придания весомости и значимости своим действиям, а на самом деле для сокрытия своих же собственных «грехов», банда перерожденцев и скрытых врагов Советской власти с партбилетами в карманах начали в стране «эпопею» реабилитаций. Мы выше уже останавливались на страшной странице истории СССР – «холодном лете 53-го года».

«Вскрывая и устраняя грубые нарушения социалистической законности, ЦК проверил так называемое «ленинградское дело» и установил, что его сфабриковали карьеристы с целью ослабить ленинградскую партийную организацию, опорочить её руководящие кадры. Партия реабилитировала в связи с «ленинградским делом» секретаря ЦК КПСС А.А.Кузнецова; члена Политбюро ЦК, заместителя председателя Совета Министров СССР, председателя Госплана СССР Н.А.Вознесенского; Председателя Совета Министров РСФСР М.И.Родионова и других. Были проверены все сомнительные судебные дела 1937-1938 годов. Тысячи честных партийных, советских, хозяйственных, комсомольских и военных работников, объявленных врагами народа и несправедливо осуждённых, были реабилитированы. Среди них видные деятели партии: А.С.Бубнов, С.В.Косиор, Н.В.Крыленко, П.П.Постышев, Я.Э.Рудзутак, В.Я.Чубарь, Р.И.Эйхе, Я.А.Яковлев; руководители комсомола: А.В.Косарев, Н.П.Чаплин; военноначальники: В.К.Блюхер, А.И.Егоров, М.Н.Тухачевский, И.П.Уборевич, И.Э.Якир». (История КПСС/ Б.Н.Пономарёв, М.С.Волин, В.С.Зайцев и др. 5 изд., доп. М Политиздат, 1980, с.558)

Вообще-то вырисовывается парадоксальная ситуация с приведенным выше отрывком. Одни и те же лица ставили свои подписи за расстрел в 37-м году, а в 53-м – за реабилитацию тех, которых сами и отправили на эшафот. Выходит, что в одном случае эти люди бессовестно лгали. Вот что заявил Серго Берия: «Судьбу Кузнецова, Вознесенского, да и всего так называемого «Ленинградского дела» решала комиссия ЦК, что вполне понятно, учитывая положение обвиняемых. В её состав входили Маленков, Хрущев и Шкирятов. Смерть ленинградских руководителей в первую очередь на их совести. Лишь одна деталь, на которую в течение многих лет предпочитают закрывать глаза отечественные историки: все допросы обвиняемых, проходивших по этому «делу», вели не следователи МГБ, а члены партийной комиссии».

Пикантность ситуации заключается в том, что незабвенный Никита Сергеевич был фигурантом «дела», по которому его подельника Эйхе приговорили к высшей мере наказания за составление «расстрельных списков». Не случайно Хрущев так старательно в своих многочисленных выступлениях всячески избегал темы «репрессий 37 года». А другой «выдающийся реформатор» Косыгин проходил фигурантом уже по «ленинградскому делу». Но обоим по причинам, канувшим в Лету, удалось выйти сухими из воды. И вот эта шайка ненавидевших Советскую власть оказалась у руля той самой власти…

Вся эта возня с амнистией, с реабилитацией в 1953 году преследовала одну цель – отвести общественное внимание в сторону от действий, направленных на подготовку свершения контрреволюции. Вполне возможно, что мелкобуржуазное ядро партии на первых порах использовало в своих целях недалекого ума одиозную личность Хрущева. Но над предателями дела Ленина как дамоклов меч, даже после своей смерти, завис образ Сталина, с именем которого связаны ВСЕ победы СССР, Дело Берия конечно же косвенно бросило тень на авторитет вождя, но этого было недостаточно. Лишь спустя 3 года после его смерти контрреволюционеры осмелились начать кампанию по дискредитации Сталина.

«В постановлении ЦК КПСС от 30 июня 1956 года «О преодолении культа личности и его последствиях» партия дала ясный ответ на вопросы о причинах возникновения, характере проявления и сущности культа личности, его последствиях.



Культ личности Сталина возник в определённых конкретно-исторических условиях*. Строительство социализма в относительно отсталой аграрной стране, разорённой империалистической и гражданской войнами и окружённой враждебными капиталистическими государствами, засылавшими в страну шпионов и диверсантов, в обстановке постоянной угрозы нападения извне было связано с преодолением неимоверных трудностей. Генеральная линия партии подвергалась яростным нападкам со стороны фракционеров, оппортунистов слева и справа. Сложная международная и внутренняя обстановка требовала железной дисциплины, неустанного повышения бдительности, строжайшей централизации руководства. В условиях ожесточённых атак империалистических государств советскому обществу приходилось идти на некоторые временные ограничения демократии, которые устранялись по мере укрепления Советского государства и развития сил демократии и социализма во всём мире. Преодолевая колоссальные трудности, советский народ твёрдо шёл по ленинскому пути, строил социализм. Победа социализма в СССР явилась всемирно-историческим подвигом, совершённым советским народом во главе с партией.

В эти годы И.В.Сталин, находясь на посту генерального секретаря ЦК партии, вместе с другими руководящими деятелями партии и Советского государства активно боролся за осуществление социалистических преобразований в СССР. Как теоретик и крупный организатор он возглавлял борьбу против троцкистов, правых оппортунистов, буржуазных националистов, против происков капиталистического окружения. У И.В.Сталина были крупные заслуги не только в обеспечении победы социализма в СССР, но и в развитии мирового коммунистического и освободительного движения. Это, естественно, создало ему большой авторитет и популярность. Однако с течением времени ему стали приписываться все победы, достигнутые Советской страной под руководством партии. Постепенно стал складываться культ его личности.

Развитию культа личности способствовали некоторые отрицательные личные качества И.В.Сталина, на которые в своё время указывал В.И.Ленин**. Непомерно переоценивая свою роль и заслуги, Сталин уверовал в собственную непогрешимость, стал злоупотреблять доверием партии, нарушать ленинские принципы и нормы партийной жизни, допускать беззакония.

Культ личности Сталина, особенно в последние годы его жизни, нанёс серьёзный ущерб делу партийного и государственного руководства, строительству социализма.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница