Календарь



страница9/11
Дата17.11.2018
Размер2.05 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

ТОВАРИЩ АРТЕМ

Н.А.Ульянкина,

научный сотрудник ОКУ

«ГАОПИ Курской области»

19 марта 2013 года исполняется 130 лет со дня рождения Федора Андреевича Сергеева (Артема) – революционера, соратника В.И. Ленина. Федор Андреевич Сергеев родился в селе Глебово Фатежского уезда Курской губернии в семье богатого крестьянина. Вместе с родителями Сергеев переезжает на Украину в город Екатеринославль, где поступает в подготовительную частную школу, затем реальное училище, которое успешно заканчивает в 1900 году. В том же году он осенью поступает в высшую техническую школу в г. Москва и на первом же курсе подвергается аресту за участие в демонстрации, пересылается в тюрьму г. Воронежа, где находится около 4-х месяцев.

На этом и заканчивается учеба Сергеева в России. После выхода из тюрьмы Федор Андреевич в 1901 году уезжает в Париж и поступает в школу профессора Ковалевского. Он живет в Париже, продолжая учиться, до 1903 года, после чего возвращается в Россию, где и посвящает себя целиком партийной работе.

В 1904 году работает в Екатеринославской губернии, переходя с завода на завод в качестве рабочего, будучи кочегаром паровоза, он ведет партийную работу. В 1905 году Артем направлен в г. Харьков, где за короткое время становится во главе организации большевиков. Сергеев избирается делегатом IV и V съездов РСДРП. Одна из его черт профессионального революционера – неуловимость для полиции. Его называли «шапкой-неведимкой».

В 1906 году Сергеева сажают в тюрьму, откуда он вскоре бежит и получает новое задание от ЦК партии большевиков – направиться для работы на Урал, в г. Пермь. Здесь его снова арестовывают и отправляют в ссылку. Из ссылки он бежит, долгое время бродит по Сибирской тайге, пока не заболевает и не заходит в ближайший поселок, откуда его отправляют на каторгу.

В 1910 году Федор Андреевич снова бежит. После побега он попадает в Корею. Из Кореи вместе с тремя товарищами, направляется в Японию и, наконец, в 1911 году попадает в Австралию, где живет до 1917 года, работая грузчиком, чернорабочим и т.д. Здесь он принимает активное участие в революционном движении Австралии, организует издание газеты «Австралийское эхо», пишет и публикует статьи.

Великая Октябрьская Социалистическая революция дает возможность Сергееву вернуться на родину. В июне 1917 года он попадает в Харьков, где сразу же активно включается в революционную борьбу. После освобождения Харькова от германских войск Федор Андреевич осенью 1918 года приезжает в Курск. Будучи членом Украинского Реввоенсовета, заместителем председателя Временного правительства Украины участвует в переговорах с представителями германского военного командования.

В эти дни Артем публикует ряд статей в газете «Курская беднота», обращается с письмом в губернский военный комиссариат, призывая большевиков, трудящихся Курска оказать помощь Украине в освобождении от интервентов. 23 ноября 1918 года Артем телеграфировал в Москву, Совнаркому: «… Рыльске, Глухове, Судже наши сменили немцев. Власть Советов восстанавливается». Вскоре Временное правительство Украины, размещавшееся в специальном поезде на станционных путях в Курске, переезжает в Суджу. В декабре 1917 года, на 1-м Всеукраинском съезде Советов избран членом ЦИК Советов Украины, а последним избран народным секретарём по делам торговли и промышленности. В 1918 г. Ф.А. Сергеев – председатель СНК и комиссар народного хозяйства Советской Донецко-Криворожской республики; член ЦК КП (б) Украины.

Друг и жена Артема, прошедшая вместе с ним через многие испытания, Е.Л. Сергеева-Артем вспоминала: «Не помню Артема унылого, растерянного, в панике. Никогда его таким не видела и даже представить себе не могу. В труднейшие минуты борьбы не терял он бодрости духа, оптимизма, уверенности в победе рабочего класса. С оружием в руках исходил Артем горящие степи Украины, командовал отрядами под Харьковом, эвакуировал ценности из Донбасса, отстаивал Царицын, налаживал помощь голодающим башкирам, - всего не перечислишь».

В июле 1921 года Артем принимает активное участие в работе III конгресса Коминтерна и I конгресса Профинтерна. Вместе с группой делегатов выезжает в Подмосковный угольный бассейн. 24 июля 1921 года на обратном пути в Москву аэровагон, в котором находилась делегация, сошел с рельсов на 105 километре Московско-Курской железной дороги. Погибли многие, в их числе и Артем.

Жизнь и деятельность Федора Андреевича Сергеева-Артема – пример беззаветного служения народу, Родине. Его именем названы города, поселки, учебные заведения, колхозы, совхозы, улицы, проспекты. На Украине это – города Артемовск и Артемово Донецкой области. В Донецке есть памятник Артему, театр, центральная улица имени Артема. В Артемовске – улица и стекольный завод имени Артема. В Славяногорске – памятник Артему и санаторий, носящий его имя. Помнят о Сергееве и в Курске. Его именем названа улица в Железнодорожном округе.
Источники:

ГАОПИ КО. Ф. П-3532. Оп.2. Д.338. Л.1-18

ЕВРЕИНОВ Б.А.: ИСТОРИК, АРХИВИСТ, ПОЭТ
В.В. Раков,

зам. директора

ОКУ «Госархив

Курской области», к.и.н.
Борис Александрович Евреинов родился 21 ноября (3 декабря) 1888 года в старой дворянской семье в селе Борщень Суджанского уезда Курской губернии. Евреиновы - русский дворянский род. Первый из них происходит от выходца из Польши Матвея Григорьевича Евреинова, бывшего в начале XVIII века первостатейным купцом в Москве и Петербурге. Его сын, Яков Матвеевич (умер в 1772 г.), был при Петре Великом консулом в Кадиксе, при Елизавете Петровне – дипломатическим агентом в Голландии и с 1753 г. президентом коммерц-коллегии. Из его потомков Александр Григорьевич (умер в 1885 г.) был обер-прокурором и сенатором, а сын последнего, Григорий Александрович - обер-прокурором 1-го департамента Сената и товарищем министра путей сообщения, сенатором. Этот род внесен в VI часть родословных книг губерний Московской, Курской, Новгородской и Витебской.1

Весной 1907 года Борис Евреинов окончил 3-ю классическую гимназию в Санкт-Петербурге, а осенью того же года поступил на историко-филологический факультет Императорского Санкт-Петербургского университета. В течение трёх лет работал в семинаре по русской истории у приват-доцента М.А. Полиевктова, два года в семинаре по истории славян у профессора Н.В. Ястребова, два года у профессора Э.Д. Гримма, а также в семинаре по истории русского искусства у профессора Д.В. Айналова.

Весной 1911 года он получил выпускное свидетельство и поступил в качестве вольноопределяющегося в лейб-гвардии кирасирский Ея Величества полк. Осенью 1912 года Б.А. Евреинов был произведён в прапорщики и уволен в запас армейской кавалерии. По окончании военной службы он выдержал государственные экзамены при Санкт-Петербургском университете (осенью 1912 г.) и получил диплом I-й степени. Дипломное сочинение выпускника было написано на тему «Преобразовательный план М.М. Сперанского 1809 года».

Приват-доцент М.А. Полиевктов предложил оставить его на кафедре по русской истории для подготовки к профессорскому званию. Но молодой историк предпочёл выбрать дорогу практической работы на курской земле. В это время реализовывалась важнейшая реформа местного суда, предполагавшая уничтожение судебной власти земских начальников и введение института мировых судей вместе с полным преобразованием бывших волостных судов. Осенью 1913 года Б.А. Евреинов, при введении института мировых судей в Курской губернии, был избран мировым судьёй 4-го участка Льговского судебно-мирового округа.2 Это должность он занимал до февральской революции 1917 года. Некоторое время в 1917 году он являлся уездным комиссаром Временного правительства.3

К слову сказать, его брат – Владимир Алексеевич, выпускник физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета (1913 г.). В течение последующих четырёх лет состоял на службе в Курском уездном и губернском земствах, исполнял обязанности мирового судьи и предводителя суджанского уездного дворянства.4 После февральской революции 1917 г. он был избран членом губернской земской управы5 и назначен губернским комиссаром Временного правительства. События октября 1917 г. прервали его политическую деятельность, и Владимир Алексеевич решил посвятить себя научной работе. В 1919 г. он защитил диссертацию на соискание степени магистра естественных наук. С 1920 г. и до конца жизни (он умер во Франции в 1967г.) Владимир Алексеевич находился в эмиграции.

Летом 1918 года в поисках работы Б.А. Евреинов уехал на гетманскую Украину, где с июня 1918 по февраль 1919 гг. состоял в должности секретаря ученого комитета при министерстве исповеданий в Киеве. В государственном аппарате гетмана Скоропадского работало много русских дворян и офицеров. В 1919 году Б.А. Евреинов вступил в ряды Добровольческой Армии, сражавшейся с большевиками, корнетом в 17-й гусарский Черниговский полк. В феврале 1920 г. в боях под Ростовом-на-Дону был тяжело ранен (раздробление плечевой кости) и эвакуирован в Салоники (Греция).6

Затем, после кратковременного пребывания в Югославии, он перебрался в Польшу. В Польше Б.А. Евреинов состоял начальником канцелярии управления интернированных русских войск (с декабря 1920 по апрель 1921 гг.). Но служба, приносящая минимальный, но стабильный доход, была кратковременной (с декабря 1920 по апрель 1921 гг.). Затем наступил период работы в русских эмигрантских общественных организациях: председателем культурно-просветительной комиссии и управляющим делами Русского Комитета в Варшаве, управляющим делами и членом правления Русского попечительского комитета в Польше.

В 1921 году с большими трудностями в Польшу из Советской России перебралась семья Б.А. Евреинова (жена – Наталья Сергеевна Евреинова). После двухлетнего проживания семья перебралась из Польши в соседнюю Чехословакию, где затем до конца жизненного пути и протекала научная, преподавательская и общественная работа Б.А. Евреинова. Их сын – Алексей окончил английскую гимназию в Праге и проживал в Канаде.

По прибытии в Прагу Борис Алексеевич был зачислен в члены Русской учебной коллегии по III-й категории (т.е. в число лиц, оставленных при университете для подготовки к профессорскому званию), что давало ему право на получение стипендии от чешского правительства. Готовился он к магистерским экзаменам по кафедре русской истории под научным руководством профессора А.А. Кизеветтера, который, кстати, и рекомендовал его для обучения. Б.А. Евреинов отличался трудолюбием и высокой требовательностью к себе: планка его научных исследований была всегда высока. В 1927 г. он успешно выдержал магистерские испытания (об этом с гордостью сообщает профессор И.И. Лаппо) при Русской Академической группе в ЧСР и, по прочтении пробных открытых лекций, получил в 1928 г. звание приват-доцента по кафедре русской истории.

Начался период плодотворной научной работы по русской истории и по истории русско-чешских отношений. Б.А. Евреинов использует не только доступную научную литературу и изданные исторические памятники, но и документальные материалы, хранящиеся в различных архивах Чехословакии. Он работал в Архиве МИДа ЧСР, в пражских полицейском и городском архивах, в архивах князей Шварценбергов в Тржебони и Чешском Крумлове, в архиве графов Черниных в ИндржиховомГрадце. Результатом его архивных поисков стали очерки и статьи, а также доклады, сделанные Б.А. Евреиновым на заседаниях научных обществ и научных съездов.

Особо отметим выступление Б.А. Евреинова на Варшавской конференции историков Восточной Европы и славянского мира в 1927 г. и V съезде Русских Академических организаций заграницей в Софии в 1930 г. Свои научные труды он опубликовал в ряде специальных изданий, а также в различных сборниках, журналах и газетах многих европейских стран.

Помимо успешной работы в области научной разработки русской истории, Борис Алексеевич много времени и сил отдал пражским научным, общественным и культурным организациям. С 1929 г. он являлся членом Славянского института в Праге, одним из основателей и деятельных работников созданного в 1924 г. Русского исторического общества, секретарём которого являлся. Б.А. Евреинов был членом редакционного комитета, подготовившего издание сборника статей, посвященных П.Н. Милюкову, в Праге в 1929 году, а также составителем библиографии печатных работ П.Н. Милюкова за период с 1886 до 1930 гг., помещенной в парижском милюковском сборнике.7 Борис Алексеевич являлся активным членом, а в последние годы своей жизни и секретарём Русской Академической группы в Чехословакии. Он был также членом Совета и Ученой комиссии Русского Заграничного Исторического Архива при МИД правительства Чехословакии.

Главной областью научных интересов Б.А. Милюкова была русская история XIXвека: события эпохи Александра I, история русского крестьянства, личность и деятельность М.А. Бакунина, тема русско-славянских, в частности, русско-чешских отношений. Особняком от указанных циклов работ Б.А. Евреинова стоят его труды по истории Московского государства XVI – XVIIвв., и несколько статей и заметок, посвящённых поздним чешским летописцам и архивариусам тех архивов, в которых работал Борис Александрович. Общий же список научных работ Б.А. Евреинова, вышедших в эмиграции в период с 1923 по 1935 гг., составляет 82 публикации.

Давая общую оценку научных работ Б.А. Евреинова, приведём мнение двух известных историков русского зарубежья. Профессор А.В. Флоровский писал: «Судьбе неугодно было дать Б.А. Евреинову возможность осуществить во всём объёме его научные замыслы и планы. Его литературное наследие поэтому носит характер незаконченности и отрывочности. Рядом с несколькими специальными очерками здесь немало фрагментов или предварительных этюдов к более широким и органически задуманным работам, не получившим уже, однако, своего завершения».8

Автор статьи, посвященный памяти Б.А. Евреинова, также уроженец Курской губернии, историк С.Г. Пушкарёв писал: «В подходе его к разработке отдельных вопросов русского исторического прошлого всегда сказывалась его серьёзность и объективность. Он не старался стричь наше историческое прошлое под гребёнку каких-либо предвзятых схем или концепций, старался воздать каждому «поделом его», не гнался за хлёсткой публицистической фразой, чтобы опорочить и осмеять бывших носителей власти. При своей всегдашней сдержанности и скромности Б.А. не брался за систематическое изложение своих историко-теоретических взглядов, и потому мы можем находить лишь отдельные отражения этих взглядов в его специальных работах. […] Б.А. был последователем своих идейных учителей – Ключевского, Милюкова, Кизеветтера – но и эти его взгляды высказывались в его сочинениях не в виде предвзятой и проповедуемой системы, а лишь в виде отдельных, к случаю сделанных замечаний. […]Зато в частных вопросах, подвергавшихся его изучению, он всегда обстоятельно формулировал свои выводы и заключения, опираясь на объективные данные и свидетельства исторических источников».9

Талант Б.А. Евреинова многогранен. Знаток и любитель русской литературы, он сам писал стихи, новеллы и рассказы, сотрудничая со многими эмигрантскими русскоязычными изданиями. Он участник варшавской поэтического объединения «Таверна поэтов», публиковался в альманахе «Шестеро» (Варшава, 1923), «Антологии русской поэзии в Польше» (Варшава, 1937). Борис Алексеевич сотрудничал с журналами и газетами, издаваемыми в Польше, Чехословакии, Германии, Франции («Вестник эмигранта», «Виленское утро», «Звено», «Живое слово», «Голос минувшего на чужой стороне», «Центральная Европа», «Последние новости», «Свобода», «За Свободу!», «Руль»).10

Хорошо понимая и любя музыку, Борис Алексеевич был одним из основателей и главным вдохновителем Русского музыкального общества в Праге. Обладая сам тонким музыкальным слухом (играл на рояле и скрипке) и прекрасным голосом (tenordiforza), он неоднократно выступал на закрытых концертах в Варшаве и Праге, а в последние годы жизни , получая огромное нравственное удовлетворение, был певчим в русском церковном хоре Свято-Николаевской церкви в Праге.

Заваленный и перегруженный разного рода работой, Борис Алексеевич не хотел сидеть «сложа руки», не хотел отдыхать, даже тогда, когда тяжелая болезнь уже физически и нравственно подорвала его силы. Ещё на 27 октября 1933 г. было назначено два его доклада: один на утро – на заседании Ученой комиссии Русского Заграничного Исторического Архива, другой – на вечер, на заседании Русского исторического общества. Но 29 октября 1933 г. на 45-ом году жизни, в полном расцвете духовных сил и творческих возможностей, Борис Алексеевич скончался в Виноградской больнице Праги.

Непредвиденным ударом слепой судьбы назовёт смерть своего «молодого единомышленника и помощника» Б.А. Евреинова П.Н. Милюков: «Он, несомненно, шёл по пути, намеченном московскими историками. […] Если бы обстоятельства сложились более благоприятно, развернулся в прекрасного исследователя. […] Вот почему хочется сделать возможно больше, чтобы удержать безвинно побледневшее имя Б.А. Евреинова в памяти наших преемников».11
Источники:

1 Энциклопедический словарь / Изд. Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. Т. XI А. Евреиновы – Жилон. – СПб, 1894. – С. 467

2 Курский адрес-календарь: 1916-й год. – Курск, 1916. – С. 220

3 ГАКО. Ф. Р. – 322. Оп. 1 Д. 8. Л. 39

4 Курский адрес-календарь: 1916-й год. – Курск, 1916. – С. 74, 220

5 Журналы заседаний обновленного Курского губернского экстренного земского собрания с 19 –21 апреля 1917 года. – Курск, 1917. – С. 24

6 О последних неделях службы в Добровольческой Армии Б.А. Евреинов опишет в очерке «Последние судороги деникинского фронта» // На чужой стороне. Кн. 10. – Прага, 1925. – С. 145-155

7 Евреинов Б.А. Библиография печатных трудов П.Н. Милюкова // П. Н. Милюков: Сб. материалов по чествованию его семидесятилетия, 1859 – 1929 / Под ред. С.А. Смирнова и др. – Париж, [1929]. – С. 307 – 358

8 Краткая, но обстоятельная и содержательная статья на русском языке, дающая характеристику личности и научному творчеству Б.А. Евреинова, была помещена прoф. А.В. Флоровским в издании: RočenkaSlovanskéhu ústavu, sv, V – VII, vPraze, 1932. – S. 321

9 Пушкарёв С. Биографический очерк // Записки Русского исторического общества в Праге. Кн. 3. – Прага, 1937. – С. 302 – 303

10 Русское зарубежье. Золотая книга эмиграции. Первая треть ХХ века. Энциклопедический биографический словарь. – М., 1997. – С. 230 – 231

11 Милюков П.Н. Три поколения // Записки Русского исторического общества в Праге. Кн. 3. – Прага, 1937. – С. 16

О СТРОИТЕЛЬСТВЕ ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГИ

СТАРЫЙ ОСКОЛ – РЖАВА
Н.А. Ульянкина,

научный сотрудник

ОКУ « ГАОПИ

Курской области»

Учитывая крайнюю необходимость строительства самостоятельной железнодорожной коммуникации, которая обеспечивала бы перевозки военных грузов, Военный Совет Воронежского фронта 6 июня 1943 г. направил председателю Государственного Комитета Обороны И.В. Сталину телеграмму с просьбой разрешить постройку новой железнодорожной магистрали Старый Оскол – Ржава.

14 июня Курский обком партии и облисполком специальным постановлением определили конкретные задачи, стоящие перед парторганизациями, советскими и хозяйственными органами в связи со строительством дороги. В течение трех дней (14-17 июня) в области были созданы 32 строительные колонны, по числу районов, участвовавших в строительстве. Большую роль в сплочении многотысячного коллектива сыграла политико-воспитательная работа, которую развернули на стройке обком, райкомы партии и партийно-комсомольские группы, созданные в колоннах.

В соответствии с решением бюро обкома была организована выездная редакция «Курской правды», которая начала регулярно издавать на строительстве малотиражную газету «Курская правда на стройке». Газета повела активную агитацию за развертывание социалистического соревнования. В газете была введена рубрика «Лучшие люди стройки». 27 июня лучшими были названы командир отряда комсомолка Нина Тютюнова, колхозники Семен Жигулин и Ксения Романова, выполнявшие нормы по перекидке земли более чем на 276 %. Газета систематически помещала материалы о недостатках на стройке, ориентируя трудящихся на их исправление.

Значительную работу среди строителей вели и районные газеты. Некоторые райкомы организовали даже специальные выпуски газет для строителей. Так, например, Касторенский райком партии издавал газету «Путь колхоза на стройке».

Широкое распространение получили стенные газеты и боевые листки. Всего на стройке было выпущено 10 050 боевых листков и стенных газет. Часто последние сообщения записывались мелом на обычной классной доске.

Широко поставленная политико-воспитательная и культурно-массовая работа среди строителей железнодорожной линии позволила уже в первые дни развернуть социалистическое соревнование за досрочное завершение стройки. Инициатором этого движения выступили колхозники Пристенского района. В колонне строителей-пристенцев все колхозники выполняли и перевыполняли нормы выработки: 17 июня колонна выполнила дневное задание на 209 %, 18 июня – на 216 %. К 25 июня 1943 года выработка была доведена до 256 %. Особенно высоких показателей добились молодые колхозницы Ольга Ильина, Анна Пигорева, Мария Козлова, Александра Грекова, Екатерина Русанова, Серафима Кузнецова, Пелагея Пигарева, Екатерина Пигарева, Пелагея Шаталова, Анастасия Бакулина, Нина Пичикова. Курский обком партии и облисполком, высоко оценив достижения пристенцев, вручили им переходящее Красное знамя.

Учитывая тот факт, что на стройку было мобилизовано 25 тыс. трудящихся области вместо 20 тыс., а также то, что большинство рабочих значительно перевыполняло нормы выработки, Государственный Комитет Обороны сократил сроки строительства линии на 15 дней, установив срок завершения его 1 августа 1943 года.

Еще самоотверженнее стали работать строители, узнав о начале наступления немецко-фашистских войск под Курском. 6 июля секретарь Курского обкома партии С.И. Черников провел совещание коммунистов, на котором было решено объявить на стройке фронтовую пятидневку. В дни фронтовой пятидневки наиболее высоких показателей добились строители колонны Тимского района (начальник колонны Артюшин), выполнявшие сменное задание в среднем на 180 % каждый. 6 июля было вручено переходящее Красное знамя Курского обкома партии и облисполкома, а также переходящее Красное знамя военного командования.

За трудовой героизм, проявленный на строительстве железнодорожной линии Старый Оскол – Ржава, многие рабочие колонны Тимского района были награждены правительственными наградами и почетными грамотами, В числе награжденных были колхозницы М. Тутова, Н. Татаренко, А. Зябликова, Т. Прусакова, М. Бутова и другие.

Обстановка, сложившаяся на фронте в дни битвы под Курском, и успешное завершение земляных работ еще в начале июля послужили основанием для принятия Государственным Комитетом Обороны решения о дальнейшем сокращении сроков строительства. Новой директивой Государственного Комитета Обороны был установлен срок ввода в эксплуатацию железнодорожной линии Старый Оскол – Ржава - 20 июля 1943 года.

Работы по завершению строительства этой линии протекали в особенно сложных условиях. Строители знали, что на территории их районов идут ожесточенные бои, и хотя у многих дома остались семьи, никто не покинул стройку. Борясь за скорейшее завершение строительства, многие строители в дни июльских боев перешли на двухсменную работу, работая в общей сложности по 20 часов в сутки.

Большой вклад в строительство железнодорожной линии Старый Оскол – Ржава внесли курские комсомольцы. Курский обком ВЛКСМ направил на стройку 3 868 комсомольцев. В строительных колоннах и отрядах было создано 50 комсомольско-молодежных строительных бригад и 113 звеньев. Высоких показателей в работе добилась комсомольско-молодежная бригада Марии Крименевой из Ивнянского района, регулярно выполнявшая нормы на 180 % и более. Свыше 180 процентов нормы давало молодежное звено Марии Брусенцовой из Черемисиновского района. Примером высокой организованности и дисциплины были также два комсомольско-молодежных отряда Обоянского района, в которых насчитывалось около 80 комсомольцев. За высокие показатели в труде этим отрядам и бригадам командование Воронежского фронта неоднократно объявляло благодарность. С неменьшим напряжением трудились и другие комсомольско-молодежные отряды, бригады и звенья. В эти дни 800 юношей и девушек были приняты в ряды ВЛКСМ.

В результате самоотверженных усилий трудящихся Курской области и воинов железнодорожных частей основные работы по строительству дороги были закончены к 15 июля 1943 г., а 17 июля по ней уже открылось движение. Таким образом, железнодорожная линия Старый Оскол – Ржава, протяженностью около 100 км, была построена за 32 дня, или на 28 дней раньше срока, установленного Государственным Комитетом Обороны СССР. Особо следует отметить, что все работы на строительстве дороги производились вручную. Это был беспримерный случай в практике железнодорожного строительства. Но, несмотря на все трудности, строительство шло точно по графику.

В связи с досрочным завершением строительства железной дороги Военный Совет Воронежского фронта 19 июля 1943 г. обратился к строителям с приветственным письмом, в котором писал:

«…Военный Совет выражает твердую уверенность, что бойцы, командиры железнодорожных частей и спецформирований, колхозники и колхозницы Курской области и впредь приложат все усилия на окончательный разгром немецко-фашистских захватчиков».

Ввод в эксплуатацию железнодорожной линии Старый Оскол – Ржава дал Воронежскому фронту самостоятельную железнодорожную коммуникацию, благодаря которой грузопотоки вышли на линию Курск-Ржава-Белгород, а также на восстановленный тупиковый участок Ржава – Обоянь.
Источники:

ГАОПИ КО. Ф. П-1. Оп.1. Д.3066. Лл.1-50; Д.3067. Лл.1-60; Д. 3067а. Лл.1-6.


ПАРТИЗАНСКИЙ КОМИССАР
И.П. Ковалевская,

научный сотрудник ОКУ
«ГАОПИ Курской области»

В суровую осень 1941 года немецко-фашистские войска, сея разрушение и смерть, ворвались на курскую землю. Именно в это время было положено начало партизанской борьбе. Уходили в лес не только партийные и советские работники, коммунисты и комсомольцы, но и все те, кто по зову своего сердца не мог оставаться в стороне от борьбы с жестоким и коварным врагом. В условиях тяжелого оккупационного режима формировались партизанские отряды, начинали свои боевые действия партизаны, проявляя стойкость, выдержку и самопожертвование. Из искры, брошенной осенью 1941 года, разгорелось пламя борьбы народных мстителей. На курской земле в партизанских отрядах, подпольных организациях и группах боролись с оккупантами более 10 тысяч патриотов.

Сейчас, спустя десятилетия, мало осталось ветеранов партизанского движения, живых свидетелей этой кровопролитной борьбы. 65-летняя дата – рубеж и очень серьезный. Но он не является завершающим в смысле того круга внимания, которое должно уделяться всеми доступными средствами (печать, радио, телевидение, книги) партизанской войне и людям войны, не искажая эту историческую память.

Неопровержимое свидетельство ушедшего времени, не позволяющее переписывать историю – документы, вечно хранящиеся в архивах. В государственном архиве общественно-политической истории Курской области находится партизанский фонд, созданный из документов штабов партизанских бригад и отрядов, действующих на территории Курской области в 1941-1943 годы. Эти документы передал в 1951 году секретарь Курского обкома ВКП (б) Павел Иванович Доронин. Он же получил их от руководителей партизанских бригад и отрядов.

Недавно эта архивная партизанская документалистика пополнилась документами личностного характера. В архив был передан личный архив бывшего командира Дмитровского партизанского отряда, комиссара Первой Курской партизанской бригады, председателя Курской секции Советского комитета ветеранов войны, почетного гражданина г. Курска Андрея Дмитриевича Федосюткина, который бережно хранился в семье его вдовы Веры Алексеевны.

Документы Андрея Дмитриевича Федосюткина представляют несомненную историческую ценность, так как позволяют проследить не только удивительно яркий жизненный путь человека, воина, общественного деятеля, но и те исторические события, происходившие на территории Курской области в 40-е – 90-е годы ХХ столетия, в которых он принимал самое активное участие. Его документы – результат многолетнего кропотливого труда, поиска, вдохновения, воплощенных в воспоминаниях, статьях, неизданной книге, в блокнотных и тетрадных записях, переписке с многочисленными корреспондентами. Есть и документ исключительный – партизанский дневник Федосюткина, который он вел в течение 1941-1943 годов. Это лаконичные карандашные строки, порой плохо читаемые, записанные по горячим следам партизанской действительности.

Сын лесника, сам лесник (закончил лесотехникум), Андрей Дмитриевич отлично знал окрестные леса в Дмитровском, Дмитриевском, Михайловском районах, которые исходил и изъездил вдоль и поперек задолго до войны. Человек деловой, характера беспокойного, творческого, он быстро снискал себе популярность в среде комсомольского и партийного актива в Дмитровском районе. Его избрали секретарем районного комитета комсомола, а через два года – председателем районного исполкома. В первый месяц войны 28-летний Федосюткин избирается первым секретарем Дмитровского райкома партии, а затем становится командиром партизанского отряда. Читаем его запись, сделанную 16 ноября 1990 года: «В октябре 1991 года исполняется 50 лет, когда я ушел в лес для организации партизанской борьбы против немецко-фашистских оккупантов. 525 дней и ночей я находился в партизанах. С октября 1941 года по август 1942 года командовал Дмитровским партизанским отрядом. С августа 1942 года по март 1943 года был комиссаром 1-й Курской партизанской бригады. После освобождения нашей области работал на разных работах». О храбрости и мужестве этого человека слагали легенды, его имя гремело по всей округе. Он ходил на самые опасные боевые операции, не раз выводил партизан из трудного положения. За его голову немецкое командование обещало немалое вознаграждение.

С протокольной точностью Андрей Дмитриевич в своих воспоминаниях воссоздает становление и боевые действия Дмитровского партизанского отряда, Первой Курской партизанской бригады. Он требовал от партизан овладевать партизанской тактикой и мудростью, умением бить врага в засаде и во время ночных налетов, сохранять свои силы, не допускать бессмысленных потерь. Поэтому он с такой горечью вспоминает о больших потерях партизан, принявших 19 февраля 1943 года свой последний бой с противником в с. Лубошево и не поддержанных артиллерией 132-й дивизии, с которой накануне бригада соединилась.

Его память сохранила порой самые мельчайшие подробности о партизанской жизни в тяжелых условиях вражеского тыла: как обустраивали свое жилье партизаны, как они одевались, что ели, как спасались сами и спасали свои семьи от карателей. По его мнению, труднее всего партизаны «переносили строительство новых землянок в зимних условиях, а зоны деятельности приходилось часто менять».

Тяжелые воспоминания Федосюткина связаны с предательством местных жителей. Это было. И партизаны предателей уничтожали. В партизанском отряде, которым он командовал, было даже такое выражение, как «предателей Родины на поводок», т.е. карать через повешение.

Командно-политическим составом бригады и отрядов, вспоминает комиссар Федосюткин, уделялось много внимания вопросам укрепления, воспитания сознательной дисциплины, верности долгу, преданности Родине. Беспощадно наказывались мародеры, трусы. За малейшее мародерство привлекали к строгой ответственности вплоть до расстрела. В практике партизан за такие проступки как пьянка, сон на посту, проявление недисциплинированности, была и такая мера наказания, когда виновный подвергался аресту «под дубок» на 2-3 сутокНаказанный сам садился в установленное место без охраны, но с режимом питания и снимался оттуда командованием, которое наложило взыскание. Часто можно было слышать: «Нет, больше не хочу «под дубок».

С большой теплотой Андрей Дмитриевич Федосюткин отзывался о своих товарищах по оружию. Читаем его запись: «У меня не прерывалась связь с партизанами и связными. Эта связь была не только эмоциональной, а была существенной, практической, а порой со слезами». У него была обширная переписка с бывшими командирами и подчиненными: секретарем Курского подпольного обкома ВКП(б) А. И. Легасовым, зам. начальника 4-го отдела УНКВ по Курской области В.Ф. Кремлевым, командиром Первой Курской партизанской бригады И.К. Панченко, помощником начальника оперотдела Брянского штаба партизанского движения И.Г. Хорошавиным, комиссаром Дмитровского партизанского отряда Ф.Р. Рудых, начальником штаба Дмитриевского партизанского отряда И.С. Банных, организаторами Дмитровского партизанского отряда И.С. Сидоровым («Скворцом») и Н.К. Симачевым, воспитанником Дмитровского партизанского отряда, связным – разведчиком В.В. Баранчиковым и многими другими.

Письма партизан – однополчан – уникальные документы в личном архиве А.Д. Федосюткина. Их много. В них воспоминания о героическом партизанском былом, скупые строки о голодной и холодной жизни в первые послевоенные годы в разоренных селах и деликатные просьбы о помощи. И в последующие годы шли в его адрес письма, но с каждым годом всё меньше от самих партизан и больше от их детей. Писали ветераны Великой Отечественной войны и участники боевых действий в горячих точках, ветераны труда. «На мои плечи, - пишет Андрей Дмитриевич, - легла наибольшая тяжесть, многие партизаны и партизанки от души говорили и писали: подольше поживи, ты нам нужен, без тебя нам не к кому обратиться». Будучи уже председателем Курской секции Советского комитета ветеранов войны, он пишет характеристики партизан, подтверждения об их участии в партизанской борьбе, ведет обширную переписку, связанную с рассмотрением присланных ему жалоб.

Партийную работу, работу депутата Верховного Совета СССР второго созыва (1946-1950гг.), местных Советов (1960 – 1980-е гг.) А.Д. Федосюткин всегда рассматривал прежде всего как работу с людьми. Возглавляя райкомы партии, он постоянно бывал среди сельских жителей, присматривался и прислушивался к активистам и рядовым труженикам, внимательно относился к просьбам селян, испытывающим нужду в жилье, питании, одежде, лечении. Его записные книжки с записями о встречах с населением, о решениях поставленных вопросов свидетельствуют о том, что люди тянулись к своему руководителю, верили в него.

После избрания депутатом Верховного Совета СССР Андрей Дмитриевич получил многочисленные поздравления. 27 февраля 1946 года партизан Кобелев Иван Михайлович («Борода») писал ему: «Все мы (кто уцелел) из бывших дмитровских партизан с чувством законной гордости встретили это радостное сообщение об избрании Вас в наше Советское правительство… Я, проявляя упрямство, хочу присоединиться к общему потоку всего того, что о Вас уже сказано, свое слово и заявить: достоин, правдив, наш. Вы можете подумать, что я говорю эти слова в порядке заискивания и подхалимства, но этими качествами я не обладал с детства и с правдой до сих пор живу в ладу». Кроме поздравительных писем и телеграмм, А.Д. Федосюткин сохранил переписку по рассмотрению писем, заявлений и жалоб, присланных ему, депутату Верховного Совета СССР первых послевоенных лет.

После знакомства с документами, отражающими общественную деятельность А.Д.Федосюткина, которой он отдавал все свое свободное время, поражаешься тому, как много он делал. Систематически выступал с лекциями, воспоминаниями в рабочих коллективах и перед учащейся молодежью. После выступлений на научно-практических конференциях и совещаниях остались тезисы его докладов. Особенно бережно он относился к организации встреч со своими боевыми соратниками, их семьями, с земляками – дмитровцами. До мельчайших подробностей Андрей Дмитриевич расписал план мероприятий по организации и проведению встречи партизан и подпольщиков в октябре 1991 года, посвященной 50-летию начала партизанского движения в Курской области, чтобы никто и ничто не было забыто.

Боевые и трудовые подвиги нашего замечательного земляка отмечены тремя орденами Ленина, орденами Отечественной войны I и II степеней, многими медалями, в том числе «Партизану Отечественной войны» I степени и «За трудовую доблесть». «Остаюсь до конца жизни комиссаром партизанской бригады», – записывает Андрей Дмитриевич. Это звание он носил с достоинством и честью.

Комиссар Федосюткин запомнился многим, кто его знал, прежде всего молодым, улыбающимся, каким он изображен на фотографии, сделанной 7 марта 1943 года в Курске после расформирования партизанской бригады. Андрей Дмитриевич очень ценил эту фотографию как «память о партизанских отрядах». Посылая ее своей жене и маленькому сыну, он написал на обороте: «День радости и великого счастья. Мы соединились с родной Красной Армией и свободно вздохнули. Этот день мы ожидали и своей борьбой приближали с 1 октября 1941г. Моим любимым и дорогим Верочке и Борику».

Андрей Дмитриевич был прекрасным семьянином, гордился своей женой. Летом 1991 года пишет: «2 сентября 1990 года мы отпраздновали с Верой Алексеевной золотую свадьбу. У нас трое детей, пять внуков и внучек, есть уже и правнук». И дети не подвели своего отца – комиссара. Старший сын Борис живет в Москве, полковник милиции в отставке, кандидат медицинских наук, специалист по медицинской криминалистике. Дочь Галина – подполковник медицинской службы ФСБ, живет и работает в Москве. Сын Сергей 30 лет проработал хирургом. В настоящее время – заведующий хирургическим кабинетом Курской городской поликлиники №1.


Источники:

ГАОПИ КО. Ф. П-5570. Оп.1. Д.1-54, 56

Военно-исторический музей «Юные защитники

Родины» – центр хранения документальной истории о юных участниках Курской битвы
Холтобина Лариса Семеновна,

к.и.н., зав. военно-историческим музеем

«Юные защитники Родины»
Воспитание современной молодежи на примерах истории, приобщение их к опыту многих поколений предшественников является гарантией того, что патриотизм всегда будет нормой нашего общества, что традиционные понятия чести, долга, достоинства вновь возобладают у большинства россиян. Этому благородному предназначению призван служить военно-исторический музей «Юные защитники Родины», как центр патриотического воспитания1.

Организатором и бессменным директором музея до конца своей жизни была Клара Александровна Рябова (1915–1990 гг.) - участница Великой Отечественной войны, подвижник народной педагогики. Хрупкая, маленькая, но удивительно энергичная и мужественная женщина. Сыновья и дочери полков называли ее ласково: «Мама Клара». Она развернула в Курске с 1963 г. общественную деятельность по патриотическому воспитанию детей в таких масштабах, что эхо разнеслось по всей стране и за рубежом.

Сегодня Курский музей является единственным российским государственным музеем подобного рода и главным центром по сохранению и научному исследованию культурно-исторического наследия военной поры и судеб воевавших детей и подростков на фронтах и флотах Великой Отечественной войны. Музей – большая Книга памяти о юных защитниках Родины в 1941-1945 гг. и о тех, кто с оружием в руках защищали свое Отечество от фашизма, участвовал в Курской битве. В музее представлены удивительные, порой потрясающие судьбы подростков военной поры, редкие документы, боевые награды, фотографии юных участников Курской битвы, оружие периода войны, предметы быта, найденные в полях под Понырями и Прохоровкой.

Гигантская битва на Курской дуге летом 1943 года сломала хребет гитлеровской Германии и испепелила ее ударные бронетанковые войска. Всему миру стало ясным превосходство нашей армии в боевом мастерстве, в вооружении, в стратегическом руководстве. 65 лет прошло со времени этого великого сражения, но память о нем жива и поныне: ведь это была одна из самых решающих битв Великой Отечественной войны. Осмысление битвы, ее итогов, ее героических и трагических страниц еще далеко не закончено. В военно-исторической науке, благодаря архивным материалам открываются новые величественные страницы подвигов рядового солдата, офицера, командира. «Было это страшно. Танки фашистские шли тяжело и «устало». Я, получив приказ, открыла огонь. Вот один вздрогнул, попятился назад и застыл на месте. Бросило в жар, не верила, что попала, да и некогда было думать. Кто-то крикнул: «Наводчик Букреева танк подбила, молодчина!». Сержант Яшин ползком со связкой гранат пополз вперед. Бросил связку. Так закружился волчком, артиллеристы поддержали огнем. Бой закончился. Почувствовала страшную усталость. От шума, воя и грохота голова разрывалась, ловило все тело», – вспоминает 16-летняя наводчица противотанкового орудия Нина Букреева из с. Букреевка Курской области.

На фронтовых дорогах часто встречались ребятишки, детство у которых отняла война. Сердце сжималось от боли. А некоторые вызывали изумление и восхищение: мальчишки и девчонки становились солдатами. Смешные и трогательные солдатики – воспитанники воинских частей и подразделений, сыновья и дочери полков, юные партизаны, подпольщики, юные танкисты и юные связисты, юные минеры и юные кавалеристы, сынки и пасынки, юнги, Гавроши Великой Отечественной.

В тематическом комплексе, посвященном Курской битве, представленные фотодокументальные материалы, раскрывают величие подвигов юных участников сражений на Курской дуге, на фоне художественного панно с изображением фрагмента боя на Прохоровском поле, с макетами танков, самолетов, на подиуме показанных фрагментов вооружения, создают для школьника эффект присутствия в самом центре развивающегося события. Мужество юных героев заставило одного из гитлеровских солдат записать в дневнике: «Мы никогда не победим русских, потому что даже дети у них сражаются и погибают как герои».

Героическую страницу в летопись Курской битвы вписала Мария Щербак, известная под именем Володька. 17-летней ушла добровольцем на фронт под именем своего погибшего старшего брата Володи. Слава Володьки стала расти после того, как Мария Щербак спасла пушкарей. А случилось следующее: пулеметный расчет готовил своего «Максима» к бою. В это время группа фашистских разведчиков, сопровождаемая ротой автоматчиков, напала на штаб артиллерийского дивизиона. Командиров поблизости не оказалось. Тогда Мария, не раздумывая, вскочила на тачанку и, крикнув: «За мной! Вперед!» - ринулась на помощь товарищам, которые были окружены фашистами. Безжалостный пулеметный огонь заставил фашистов обратиться в бегство. За этот бой отважная пулеметчица 148 СД 60-й Армии Мария Щербак была награждена знаком «Отличный пулеметчик». Для Пети Филоненко - 13-летнего разведчика 17 гв. танковой бригады, участника Курской битвы, первая схватка с врагом началась в 1943 году, на курской земле. Самым юным военным летчиком в годы войны был Аркадий Каманин – воспитанник 16 воздушной дивизии 5-го авиакорпуса. Помогая рабочим в авиационных мастерских, Аркадий постигал азбуку летчика, изучая характеристики боевых машин. Всего 14 лет было Аркадию Каманину, когда он впервые поднялся в небо на боевом самолете во время битвы на Курской дуге. На Курской дуге с полевого аэродрома взлетал связной самолет ПО-2, ведомый Аркадием, передавая всегда в срок донесения в штаб армии. В 16-ом танковом корпусе разведчиком был 11-летний Саша Эйхман. При штабе военно-полевых госпиталей служили воспитанниками, связными Володя Загребельный, Вадим Любченко, Григорий Беленький.

Сам по себе прием детей в части и соединения не был законом или штатным предписанием. То была стихия, вызванная войной и военно-патриотическим духом советских людей. И основывалась только на собственном желании каждого. Право принимать в части воспитанников – всецело зависело от командиров полков. Высшее командование и власти этому не препятствовали, а скорее поощряли. У прославленного военачальника дважды Героя Советского Союза Александра Ильича Родимцева в 13-й гвардейской армии их было 16. Звезду Героя Советского Союза в 17 лет получила Маша Боровиченко – отважная сандружинница 13 гв. СД. Погибла на Курской дуге в 1943 году, когда оказывала медицинскую помощь тяжелораненому офицеру. Сама не убереглась – осколок попал ей прямо в грудь. За несколько минут до гибели она совершила два подвига – уничтожила фашистский танк и спасла советского воина. Наши земляки с благодарностью хранят память о героине в музеях: Курской битвы, «ЮЗР», курской ср. шк. № 53. Командир 13 гв. СД, в составе которой воевала Маша Боровиченко, посвятил отважной девушке книгу «Машенька из Мышеловки». Другим маленьким солдатом у А.И. Родимцева был Алеша Воднев, воспитанник 16-го С.П. Первое боевое крещение подростка произошло у дер. Крюково Черемисиновского р-на во время освобождения территории Курской обл. Алешу послали в разведку в этот населенный пункт. Под видом нищего он стал проходить по улицам, запоминая расположение вражеских огневых точек. Во время выполнения боевого задания он был схвачен фашистами и после издевательств гитлеровцев брошен в холодный сарай. В разгар ожесточенной перестрелки мальчик выбрался через земляной проем, добрался до своей части и рассказал об увиденном. Его разведданные очень пригодились при освобождении этого села.

В годы суровых военных испытаний находился наш земляк Сережа Анненков. В 1943 г. 15 лет он оказался на Огненной дуге в артиллерийской батарее истребителей танков. Сереже приходилось подносить тяжелые снаряды, заряжать орудия. На третий день боев на одном из участков северного фаса Курской дуги кончились снаряды, на счету было 8 подбитых танков. В живых остались двое – лейтенант и Сергей и на двоих – одна связка гранат. На батарею двигался 9-й танк. Сережа бросил последнюю связку гранат на наползавший танк – танк загорелся. От взрыва Сергея отбросило на несколько метров в сторону, потерял сознание, очнулся в медсанбате2...

Коля Букин, пионер из г. Курска. В 13 лет он стал сыном полка, солдатом знаменитой 65-й армии генерала П.И. Батова. В годы войны Коля был разведчиком. В одном из боев на Прохоровском направлении, метко бросив в дзот две гранаты, он заставил замолчать вражеский пулемет – тем самым обеспечил продвижение пехоты, в которой находились боевые танки, вперед, к намеченной цели с криками: «Ура!», «Да здравствует Победа!». За время пребывания на фронте юный патриот перенес восемь ранений, он награжден медалью «За отвагу» и орденом Красного Знамени.

А сколько было выносливости у девчушек, работавших по направлениям Советского Красного Креста. Несмотря на бомбежку, ни минуты не отдыхали «сестры милосердия3. Более 4000 девушек Курской области работало в госпиталях сандружинницами. Под огнем вражеских самолетов во время бомбежек принимали раненых из эшелонов и доставляли их в госпитали. Ежедневно на станции дежурило по 100 сандружинниц, помогавших эвакуировать раненых4.

В Центральном Архиве Министерства Обороны России хранятся документы на санинструктора Пономареву Валентину, которая с поля боя вынесла 164 раненых воина, за что была награждена орденом Красной Звезды, который ей вручили за участие в Курской битве в октябре 1943 г. Девочке из села Платова Курской области было в ту пору 14 лет. Валя за время войны была пять раз ранена, но ее сила духа, целеустремленность, находчивость помогли выжить и выстоять5. Подвиги юных защитников Родины не перечесть.

Только соприкоснувшись с ратным подвигом наших земляков на Курской дуге, изучая историю, человеческие судьбы героев сражений под Курском через документальные источники можно понять величие духа защитников Отечества, юных тружеников тыла и осознать необходимость сохранять традиции, увековечивать подвиги старшего поколения.

Работники музея создают подлинно реалистичную летопись истории войны 1941-1945 гг., включающую в себя участие подростков в боевых действиях, работая в тесном контакте со многими Российскими государственными архивами. Замечательному русскому мыслителю Николаю Федоровичу Федорову принадлежат слова: «Хранение должно быть дополнено исследованием, а исследование перейти в действие»6. Музей проводит активную научно-просветительную работу. Благодаря исследовательской работе, кропотливому труду научных сотрудников музея, архивов, творческому поиску новых форм работы, сотрудничеству с ВУЗами тема «Дети и война» сегодня актуальна, востребована и интересна для ученых7.


Источники:
1 Хромова К.И. Тысяча сыновей. Воронеж, 1985. 159 с.; Левченко В.В. Музеи и памятники Курской Области. Курск, 1996. С. 35; Бугров Ю.А. Краеведческий словарь-справочник. Курск, 1996. С. 35; Холтобина Л. История музея «Юные защитники Родины» // Непобедимые сыны Отечества. Курск, 2000. С. 154–156; Суслина С.П., Перминова Л.М. О Музее «Юные защитники Родины» // Методические рекомендации по организации героико-патриотического воспитания учащихся. Курск, 1997. С. 3; Холтобина Л.С. Дети войны – за мир на земле // Дети Отечества. Ставрополь, 2001. С. 256–258; Холтобина Л.С. Факел памяти народной. Курск, 2001. 240 с.; Холтобина Л.С. Региональные музеи юных защитников Родины в контексте государственной политики: 1970–2001 гг. // Правда истории. Сборник научных статей / Под редакцией Ю.Ф. Мелихова. Курск:, 2003. С. 220–230; Война и дети: им память высшая награда. Материалы Международной научно-практической конференции 16 апреля 2005 г. в г. Курске / Отв. ред. и сост. Л.С. Холтобина. Курск: ООО «Глория-Сервис», 2005; Холтобина Л.С. Музей юных защитников Родины – центр документальной истории// Детство опаленное войной (под ред. А.Ю. Друговской). Т.III. Курск, 2005; Холтобина Л.С. Опыт организации патриотического воспитания молодежи в СССР-России: 1960–2005 гг. (На примере деятельности музеев юных защитников Родины). Монография. Курск. 2006. 110 с. и др.

2 Хромова. Роща памяти // Природа и человек. 1989. № 5.

3 ГАОПИ КО. Ф. 1. Оп. 1.Д. 244. Л. 83.

4 ГАОПИ КО. Ф. 131. Оп. 2. Д. 2584. Л. 92.

5 Хромова К. Девочка из фронтовой песни // Красный крест России. 1989. № 5.

6 Материалы международной научно-практической конференции «Военный музей ХХI века: проблемы, поиски, перспективы». М., 1999. С. 12.

7Детство опаленное войной (под ред. А.Ю. Друговской). Материалы межрегиональной научно-практической конференции (апрель-ноябрь 2005 г., Курск) Т.III. Курск, 2005. С.484. Молодежь и дети в войнах и военных конфликтах ХХ века: итоги, проблемы и перспективы отечественной историографии. Сб. науч. тр. Международной научно-практической конференции, посвященной 65-летию Курской битвы в 2 т. / Под ред. Л.С. Холтобиной. Курск: Пресс-Факт, 2008.

Поисковые работы на местах боев

на северном фасе Курской дуги
И.П. Цуканов,

к.и.н., председатель Совета

КОМПОО Центр «Поиск»
Уже в первые месяцы после освобождения Курской области в школах начала разворачиваться краеведческая работа, связанная с событиями недавнего времени. Школьники начали сбор материалов о воинах, погибших при освобождении их городов и сел, о героизме учеников своей школы на фронте, о событиях периода оккупации, о борьбе населения с захватчиками.

К концу 1940-х годов широкое распространение в области получили походы и экскурсионные поездки школьников по местам сражений на Курской дуге и районам боевых действий партизан: в Дмитриев, Льгов, Поныри, Михайловку. Работа юных и краеведов имела не только познавательную, но и нередко – социально полезную направленность: школьники ухаживали за могилами павших в годы Великой Отечественной войны, оказывали посильную помощь инвалидам, вдовам и детям погибших.

Весной 1948 г. в Свободинском специальном ремесленном училище №16, по согласованию с областным краеведческим музеем, был создан кружок краеведения (руководитель преподаватель истории И. Каменецкий). Юными краеведами была сделана схема расположения Командного пункта Центрального фронта, собраны экспонаты, материалы и воспоминания о Великой Отечественной войне1.

Один из первых туристских кружков Курского Дома пионеров в 1952 г. возглавил Роман Васильевич Богачев – известный в городе краевед, учитель географии школы №4. Под его руководством ребята совершали походы по местам боев на Огненной дуге, встречались с фронтовиками, записывали их воспоминания. На полях былых сражений их нередко подстерегали немые свидетели той войны: неразорвавшиеся снаряды, мины и осколки, еще долго представлявшие опасность для туристов2.

С 1953 года водил в походы по местам боев на Курской дуге школьников Нижнесмородинской школы Поныровского района участник Великой Отечественной войны, учитель географии Николай Ильич Калужских. При изучении программного материала в 7-х – 8-х классах он знакомил учащихся с событиями, которые происходили на тер­ритории Курской области в годы войны, рассказывал о героических подви­гах земляков. Беседы проходили у карты родных мест, воспитывая у ребят чувство любви и своему краю. Юные краеведы собирали материал об истории местной партийной организации, о первых комсомольцах, писали «Летопись славы» и гордились тем, что два Героя Советского Союза – Николай Вя­лых и Иван Шитиков — были выпускниками их школы. Н.И. Калужских организовал в школе краеведческий музей, в 1990-е гг. он участвовал в создании Книги Памяти Курской области3.

5 августа 1963 года во время празднования 20-летия победы на Курской дуге ветеранами Центрального фронта была высказана идея создать в Поныровской школе музей боевой славы. Идею поддержали Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский и писатель С.С. Смирнов.

Силами учителей и учащихся школы, а также комсомольцев и молодежи района было собрано более 2000 экспонатов, выявлены имена свыше 300 ранее не известных воинов, погибших в боях, в том числе туркмена Баираммата Джанмамедова, останки которого с документами были найдены поныровцами.

Музей открыли 5 августа 1964 года. За следующий год его посетило 12000 человек, в том числе мать Героя Советского Союза Григория Кагамлыка, погибшего на поныровской земле. Директором музея стала Клавдия Семеновна Тарасова. Директор школы Иван Васильевич Бобынцев, ветеран войны, один из организаторов музея, неоднократно делился опытом военно-патриотического воспитания учащихся на Пленуме ЦК ВЛКСМ и на ряде Всероссийских научно-практических конференций4.

За активное участие в проведении Всесоюзного похода комсомольцев и молодежи по местам революционной, боевой и трудовой славы советского народа в 1966 г. И.В. Бобынцев и К.С. Тарасова были награждены Почетными грамотами ЦК ВЛКСМ5.

В 1969 году сту­денты Курского сельхозин­ститута построили новое здание музея6, в 1974 году этот музей стал государственным, и теперь он известен во всем мире.

Еще будучи, преподавателем в школе №7 г. Железногорска, Александр Степанович Ревякин создал клуб «Поиск» и стал с учениками собирать материалы о 65-й армии. А когда он был назначен директором школы №9, то и здесь много сил и времени отдавал военно-патриотическому воспитанию учащихся. Ор­ганизовал в 1976 году работу поискового клуба «Следопыт», неодно­кратно сам возил ребят в экспедиции с целью изучения боевого пути армий и дивизий Центрального фронта, прово­дил в Железногорске встречи с ветеранами войны. Создан­ный им 29 октября 1978 года школьный музей стал центром патриотического вос­питания учащихся всех школ и технических училищ города.

Среди экспонатов – личные вещи и военная форма вид­ных военачальников, стрелко­вое и другое оружие, оскол­ки снарядов и пробитые кас­ки бойцов, множество фото­графий, наград, писем воен­ных лет. Экспонатов насчитывается в му­зее свыше 10 тысяч, на материалах музея издано 5 книг.

У музея много наград. Но в феврале 1996 года в школе состоялся праздник, по­священный большому собы­тию – приказом Министерства куль­туры РФ за многолетнюю ра­боту по воспитанию молодежи и школьников, значительный вклад в развитие краеведче­ского движения музею боевой славы Центрального фронта присвоено звание «Народного музея». За свою работу руководитель музея Александр Степанович Ревякин удостоен звания Почетный работник культуры и искусства Курской области.7

Сегодня невозможно сказать, кто и когда первым понял, что в обнару­женных у погибшего воина документах хранится его солдатская судьба, не­известная родным и близким. Но, наверняка, первыми, кто старался обнару­жить документы и медальоны у погибших в годы Великой Отечественной войны, были местные жители, собиравшие и хоронившие трупы воинов, павших на полях сражений.

В 1961 г. в местах, где проходила Курская битва, около с. Молотычи Фатежского района комсомольцы прицепщик тракторной бригады колхоза имени Тельмана Женя Конаныхин и пастух Толя Суровцев нашли блиндаж, в котором были обнаружены останки 9 советских воинов. Были установлены трое: Георгий Курносов, 1916 г.р., Василий Иосифович Копнин, 1920 г.р., Петр Сазонович Гладких, 1913 г.р. Героев похоронили в братской могиле с.Молотычи8.

Останки погибших солдат находили в Фатежском районе в 1962 году, в Тимском – в 1966, в Горшеченском и Черемисиновском – в 1967, в Курске – в 1961 и 1984 гг.

Во второй половине 1980-х годов советское общество вступает в период кардинальных социально-экономических и политических преобразований. Работа по патриотическому воспитанию молодежи также претерпевает се­рьезные изменения.

По инициативе поисковиков, поддержанной ЦК ВЛКСМ, 11–15 марта 1988 г. в Калуге был созван Всесоюзный сбор поисковых отрядов, работав­ших на местах боев Великой Отечественной войны.

Начало организованному на новых подходах поиску и перезахоронению останков солдат Великой Отечественной на территории Курской области положил созданный в марте 1988 года при Курчатовском горкоме ВЛКСМ по­исковый отряд «Поверка» (руководитель Олег Иванович Неверов).

При непосредственном участии отряда «Поверка» в 1989 году были про­ведены «Вахты памяти» и созданы поисковые отряды «Память» в Солнцев­ском и «Поиск» в Поныровском районах (руководители Александр Георгиевич Конченко и Юрий Иванович Казначеев).

С 5 по 15 июля 1989 г. была проведена экспедиция в д. Подсоборовка Поныровского района Курской области и д. Соборовка Троснянского района Ор­ловской области. Были обнаружены останки 22 солдат, установлено 1 имя. С трепетом читали ребята хорошо сохранившийся вкладыш медальона: «Сапрыкин Алексей Тимофеевич, 1918 года рождения. Адрес родителей: Орловская область Долгоруковский район, Дубовецкий сельсовет, колхоз «13-й Красный Октябрь», призван Касторенским РВК».

И вот уже полетели запросы в Касторное, Орел, Курск. Через сутки были установлены родственники погибшего. В Липецкой области проживал его брат, тоже участник войны. К сожалению, весть о брате застала его в тяжелом состоянии в больнице, приехать проститься с ним ветеран не смог. Захоронение бойцов состоялось 15 июля 1989 г. в д. Соборовка9.

В дальнейшем эпицентром поисковой работы стал областной Центр «По­иск», созданный 15 декабря 1989 года Курским обкомом ВЛКСМ. Именно благо­даря его деятельности в конце 1980-х – начале 1990-х годов в области возникали и работали поисковые отряды, объединяющие учащихся школ, ПТУ, студентов, работающую молодежь.

В июле 1990 года на территории Поныровского района состоялась первая областная «Вахта памяти», в которой участвовали поисковики из Курской и Тюменской областей, г. Харькова и Узбекистана. Были найдены останки 109 воинов, сражавшихся на Курской дуге. Установлено 3 имени. Солдаты были захоронены 22 июля в с. Ольховатка около больницы10.

Областные поисковые экспедиции проходили на поныровской земле в 1993, 1998, 2003 и 2010 годах.

Много времени архивным и поисковым работам по Поныровскому району уделяют командир поисковой группы «Курган» Алексей Васильевич Сотников, который стал соавтором документального фильма «Неизвестная дуга» (авторы Е. Донец, В.И. Давыдков, А.Н. Макарский, А.В. Сотников), командир отряда «Обелиск», аспирант Курского государственного университета Игорь Леонидович Иванов, ведущий розыск документов в Центральном архиве Министерства обороны РФ и командир ВПК «Пограничник» Владимир Федорович Королев, изучающий судьбы пограничников 70-й армии, погибших на Курской дуге.

Поисковый отряд «Рубеж» г. Железногорска (командир Олег Африканович Петров) с 1999 года работает на территории Дмитровского района Орловской области. За этот период отрядом найдены останки 298 советских солдат, по медальонам установлены имена 18 из них. В июне 2004 года в лесу около д. Трофимово Дмитровского района было найдено место падения двухмоторного бомбардировщика и обнаружены останки экипажа, фрагменты шлемофона и парашюта. Кости были мелко раздроблены и разбросаны среди металлических обломков. Глубина вхождения отдельных частей самолета была до трех метров.

Фамилии погибших воздушных стрелков поисковики установили: это сержант Д.Е. Павловский и старшина А.С. Трушников из 4-го дальнебомбардировочного авиаполка). Останки героев похоронили 23 августа 2004 г. у памятника на территории школы в п. Тепличный Железногорского района11.

Курские поисковики внесли немалый вклад в дело восстановления из не­бытия имен павших в Курской битве воинов, сохранения и увековечения па­мяти о них. В 1989 - 2010 гг. поисковиками на местах боев на северном фасе Курской дуги на территории Поныровского и Фатежского районов Курской области, Глазуновского, Дмитровского и Троснянского районов Орловской области были найдены останки 705 советских солдат и офицеров, установле­на 37 фамилий погибших12. Поиск пропавших без вести солдат продолжается.
Источники:

1 ГАКО. Ф. Р-3139. Оп.8. Д.153. Л.3-14.

2 ГАОПИ КО. Ф.П-131. Оп.1. Д.492. Л.31; Девянина Л. Традиции остаются // Курский край. 2003. №7(39). С.4

3 Калужских Н. Спустя 10 лет // Молодая гвардия. 1953. 19 августа; Он же, 15 лет спустя // Молодая гвардия. 1958. 26 августа.

4 ГАОПИ КО. Ф. П -131. Оп.3. Д.22. Л.68-80; Д.32. Л.23

5 Там же. Д.32. Л. 23.

6 Шитиков Н. Музей Курской битвы в Понырях // Курская правда. 1969. 11 мая.

7 См.: ГАКО. Ф. Р-4006. Оп.2. Д.1654. Л.2-11; Аверин А. На примерах героев // Военные знания. 1983. №11. С.42; Бессарабов В. Стал музей народным // Курская правда. 1996. 29 марта; Милостная Р. Пусть помнит мир спасенный // Курск. 2000. 23 мая.

8 Их имена бессмертны // Молодая гвардия. 1961. 24 июня; Сергеев М. Экспедиция по следам героев началась // Курская правда. 1963. 30 июня.

9 Стещенко Н. Последние почести // Знамя победы (Поныри). 1989. 20 июля.

10 ГАОПИ КО. Ф.131. Оп.22. Д.3. Л.93-94, Д.5. Л.64,119.

11http://rubezh.fecity. ru. Дата обращения 31.10.2010г.

12 Посчитано автором.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница