Книга 1 Ирина Медведева tайhoе учение даосских воинов



страница5/13
Дата09.08.2019
Размер2.6 Mb.
#128063
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
на что-то, но только не на себя. Именно поэтому он упускает возможность дать восторжествовать спра­ведливости.

Воин жизни не может позволить себе роскоши быть слабым и подчиняться бессмысленным установкам. Он следует зако­нам общества, в котором живет, если ему позволяют обстоя­тельства. и нарушает законы, когда обстоятельства к этому вынуждают... например, спасая собственную жизнь.

Мы почти дошли до моего дома, когда Ли сказал:

— В субботу мы поедем на перевал, и ты увидишь, как тре­нируются ученики одного из моих братьев.

—У тебя здесь есть братья?—спросил я.

— Братьями я называю тех. кто следует по тому же пути, что и я, —сказал Ли.

На следующее утро я вышел из дома и направился к авто­бусной остановке, чтобы доехать до института. Мельком я за­метил какого-то человека, который показался мне странным, и у меня возникло подозрение, что он следит за мной.

—Продолжаются вчерашние игры.—подумал я и решил получше разглядеть своего преследователя и убедиться, что не ошибаюсь. Я ускорил шаг, потом побежал. Обернувшись, я уви­дел, что человек бежит за мной. Я резко свернул на боковую улицу, по которой почти никто не ходит, кроме тех, кто живет на ней, и пошел медленным шагом. На середине улицы я сделал вид, что уронил ключи, и. поднимая их, незаметно посмотрел назад.

Мой преследователь стоял на углу, прикуривая сигарету и нарочито не смотря в мою сторону. В этот раз мне удалось его хорошо разглядеть, и я сразу понял, что к Ли он не имеет ника­кого отношения. Во-первых, я сомневался, что ученики Ли или его братья стали бы курить, во-вторых, он был европейцем, но главное, что меня убедило. —это выражение его лица. У него было лицо типичного уголовника. Оно было немного туповатое и злобное. Одет он был обычно и довольно неряшливо—в курт­ку неприятного коричневатого цвета.

Я медленно проследовал по улице до поворота, повернул направо и бросился бежать, сворачивая в переулки и пересекая

дворы. В одном из двориков я затаился и. выглянув, увидел, как мой преследователь мечется по улице, разыскивая меня. По­дождав некоторое время и убедившись, что он окончательно потерял надежду отыскать меня. я пошел в институт.

Поскольку до субботы я не должен был встретиться с Ли, на ночь я решил остаться в общежитии института. Я был в своей комнате, когда дверь резко распахнулась, и в комнату вошли двое. В одном из них я узнал человека, следившего за мной утром. Второй был выше ростом и более массивным, с угрю­мым неприятным лицом.

— Что вам нужно?—спросил я.

— Мы принадлежим к обществу Черного дракона, —торже­ственно сказал тот, кто следил за мной. —Говорят, в Крыму ты один из лучших специалистов по рукопашному бою. Наше об­щество выбрало тебя, чтобы ты тренировал нас.

—А чем занимается общество Черного дракона?—поинте­ресовался я.

— Об этом ты узнаешь в свое время, —отрезал он.

— Мы бьем ментов, —с нехорошей усмешкой произнес вы­сокий.

В его устах «бьем» прозвучало как «убиваем».

—Не думаю, что смогу тренировать вас.—сказал я.—Я слишком сильно загружен и не смогу выбрать время.

—ТЫ сможешь выбрать время, —жестко произнес первый. —Общество Черного дракона жестоко мстит тем. кто проти­вится ему. Вначале мы проверим, достоин ли ты тренировать нас, и для этого ты должен будешь выдержать схватку с наши­ми лучшими бойцами. Назначь время и место поединка.

Мне стало не по себе. Перспектива вступить в конфликт с бандой психопатов, сдвинутых на боевых искусствах, основа­тельно меня напугала. Чтобы прояснить ситуацию, я предло­жил:

— Может быть, подеремся прямо здесь?

—Нет, это может привлечь внимание,—сказал первый.— Мы не хотим рисковать. Назначай место и время, но не позднее завтрашнего дня.

Я предложил встретиться завтра вечером около могилы Болгарева, расположенной в парке сельхозинститута.

Как я жалел, что до субботы не смогу встретиться с Ли и спросить у него совета! Найти его я не мог, поэтому отправился к своим друзьям, чтобы разузнать что-нибудь об обществе Чер­ного дракона и подготовиться к завтрашнему поединку.

Никто из моих знакомых никогда не слышал о Черных дра­конах. На следующий день я с двумя своими друзьями, которые тренировались у Эльюнси Мухаммеда, пришел к могиле Болга­рева примерно за час до назначенного времени. Мы подготови­лись к драке, на всякий случай спрятали в траве пруты желез­ной арматуры и вырвали из земли несколько табличек с назва­ниями деревьев, произрастающих в парке. Эти таблички были изготовлены в виде металлического стержня с приваренной к нему железной пластиной и могли служить своеобразными то­пориками. Таблички мы разложили в укромных местах, друзья спрятались в засаде, а я стал ждать появления Черных драко­нов. но они так и не пришли.

Я поехал домой и в автобусе встретил своего приятеля-ху­дожника, который брал у меня уроки рукопашного боя. Он предложил проводить меня до дома.

Под аркой моего дома курили двое.

—Мы из общества Черного дракона,—сказали они.—Мы ждем тебя. Пойдешь с нами. Если сделаешь хоть один шаг впе­ред, начнем бой прямо здесь.

Мне не хотелось драться в своем дворе, где меня могла уви­деть мама и соседи, и я согласился пойти с ними.

Мы с приятелем пошли вперед, и, когда нам удалось немно­го оторваться, он тихо спросил меня:

— Что мне делать, убегать?

— Лучше останься. Когда я начну драться, если дела пойдут плохо, побежишь и позовешь кого-нибудь на помощь.

Тут Черные драконы нас догнали. Мы вошли в переулок с булыжной мостовой около татарских дувалов.

Черные драконы сказали, что драться будем здесь.

— Почему вы не пришли к могиле Болгарева, как мы дого­ворились?—спросил я.

— Мы же не дураки и прекрасно понимали, что там ты под­готовишь какой-нибудь сюрприз. А здесь мы будем драться че­стно,—сказал один из них.

— Я буду драться с одним из вас или с обоими?—спросил я.

— Достаточно одного меня, —ответил самый рослый из них и сделал шаг вперед. Он подвигался на месте, словно размина­ясь. Его движения были легкими и быстрыми. Затем он резко прыгнул ко мне в манере каратистов. Я отскочил. Мы повтори­ли это пару раз, и в какой-то момент, когда он шагнул ко мне, я, вместо того, чтобы отскочить, сделал шаг к нему и ребром сто-

пы ударил его в шею с такой силой, что он упал, да так и остал­ся лежать.

Мой приятель, изрядно напуганный, смотрел на нас с отва­лившейся челюстью.

Второй Черный дракон гордо посмотрел на меня и сказал:

—Ты нам подходишь.

Затем он просто повернулся и ушел, оставив товарища ле­жать на мостовой.

— Наверно нужно вызвать врача.—сказал я.

—Ты что, с ума сошел,—ответил мой приятель. —Хочешь, чтобы нас забрали в милицию? Давай лучше сматываться.

— Пожалуй, ты прав, —ответил я.

Я приложил пальцы к шее моего противника. Пульс прощу­пывался, но он по-прежнему был в глубоком обмороке.

Мой друг побежал домой, а я все-таки не выдержал и позво­нил из автомата в «Скорую помощь», сказав, что какой-то чело­век лежит на улице без сознания.

Долгое время Черные драконы меня не беспокоили, но по­том мне вновь пришлось столкнуться с ними.

В субботу днем я встретился с Ли, и мы на троллейбусе поехали на перевал. По дороге я рассказал ему о столкновении с Черными драконами. Ли сказал, что я, в общем, действовал правильно, и обещал в случае необходимости свою помощь. На перевале мы вышли из троллейбуса, и Ли по тропинке повел меня в горы. Минут через пятнадцать мы увидели молодого корейца, который сидел под скалой на стволе дерева, уложен­ного на камни. Кореец встал, молча поклонился Ли и обменял­ся с ним какими-то, тогда мне еще непонятными, жестами.

Потом он сказал:

— Нас уже ждут. Учитель Учителя.

На меня он даже не взглянул.

Довольно долго мы поднимались в горы по почти незамет­ным тропинкам в полном молчании. Наконец мы вышли на поляну, расположенную на крутом склоне. Выше уже начина­лась яйла*.

На поляне тренировались несколько групп корейцев. Наш сопровождающий, снова обменявшись жестами с Ли, присое­динился к ним. На нас никто не обратил внимания, ритм тре­нировки не изменился.

Яйлаплоская, безлесная поверхность крымских гор.

От одной из групп отделился человек более пожилого возра­ста, чем остальные. Я понял, что это Учитель. Он подошел к Ли. жестами выразил ему свое почтение и вернулся обратно. Ли движением руки приказал мне сесть под дерево и опустился на землю рядом со мной.

Подобной тренировки мне никогда раньше видеть не при­ходилось. Я впервые по-настоящему осознал, что такое «пото­гонная система». Корейцы тренировались, разбившись на груп­пы по три-четыре человека, отрабатывая различные элементы боя в лесу, хождения и бега специальными способами вверх и вниз по склону, прыжки с опорой и без опоры, лазанье по дере­вьям.

Они наносили удары руками и ногами по деревьям, переме­щаясь по склону вокруг дерева сверху вниз и снизу вверх, что значительно усложняло тренировку, так как склон был доста­точно крутой. Очень много времени уделялось отработке тех­ники прыжков с использованием преимуществ местности. Уче­ники совершали сверху вниз по склону очень длинные прыжки, успевая в полете выполнить большее количество ударов и тех­нических элементов, чем это удалось бы им в спортзале на го­ризонтальной поверхности. Они учились приземляться с боль­шой высоты на кучи листьев, на землю, совершая кувырки и перекаты с переходами в стойки.

Мы наблюдали, сидя поддеревом, около четырех часов. Тре­нировка не прекращалась ни на минуту. Затем Ли сделал мне знак уходить, и мы тихо ушли. ни с кем не попрощавшись.

—Ты видел достаточно, —сказал Ли. На перевале мы сели на троллейбус, и я тут же задал воп­рос, который давно вертелся у меня на языке.

— Кто эти люди?

—Это люди, идущие по пути воина,—ответил Ли.—Пока еще они находятся в состоянии, которое не делает их настоя­щими последователями воинов жизни, но их тело и дух подго­товлены достаточно для того, чтобы постепенно начать разви­вать их мозг.

Потом Ли спросил мое мнение о технических элементах, которые они выполняли. Я увидел многое из техники прыжков, о которых он мне раньше рассказывал. Урок оказался очень полезным, так как теперь я смог более глубоко уяснить основ­ные механизмы прыжков, кувырков и перекатов, выполняемых с помощью рук, и понять многие принципы техники этого сти­ля, особенно в условиях гористой местности.

Через некоторое время мне снова довелось увидеть, как тре­нировались эти ребята, но это была тренировка совсем другого типа.

Был праздничный день. Утром мы с Ли выехали в лес, что­бы потренироваться, а ближе к вечеру вернулись в город и выш­ли на улицу Пушкина, гуляя и разговаривая среди празднично одетой толпы. Вдруг Ли сказал:

— Взгляни на толпу. Ты не замечаешь ничего необычного?

Я вспомнил, как Ли учил меня оценивать ситуацию в лю­бом ее проявлении. Он говорил, что нужно уметь абстрагиро­ваться. отстраниться от ситуации и увидеть ее целиком, а не только отдельные ее составляющие.

Я постарался остановить мысли и оценки, окидывая толпу скользящим рассеянным взглядом, чтобы даже не увидеть, а почувствовать в ней какие-то отклонения от нормы. Но все было естественно и спокойно, не было никаких группировок или течений в толпе, выделяющихся чем-то необычным. Неко­торое время я сканировал толпу взглядом и вдруг почувствовал что-то особенное и в то же время знакомое в двух людях, кото­рые шли на некотором расстоянии от нас по противоположно­му тротуару. Они шли спиной к нам, не оглядываясь, и я не мог видеть их лица, но от них исходило странное ощущение опре­деленного очарования. Они показались мне тенями, отстра­ненными от всего мира. Я подумал, что такой человек смог бы пройти мимо разбушевавшейся компании хулиганов, выбира­ющих себе жертву, и не привлечь их внимания, потому что он был настолько замкнут на себе. сосредоточен, захвачен каким-то делом и так целенаправленно следовал по своему никому не ведомому пути. что создавалось впечатление, что, присутствуя здесь, он не присутствует вообще.

Я указал на них Ли и сказал:

— Эти двое не похожи на всех остальных, мне кажется, что они выделяются из толпы, но в то же время они настолько смешаны с ней, что, выделяясь, они остаются незаметными.

— Надо же, ты заговорил почти как настоящий Спокойный, —удивился Ли. —Ты почувствовал, что они выделяются, не вы­деляясь. но твоей интуиции не хватило на то, чтобы понять, что ты уже встречался с ними раньше.

— Когда?

—Ты наблюдал их тренировку на Чатырдаге. Сейчас они снова тренируются, и на этот раз их задание — быть незамет­ными в толпе.

— Но они же заметны. Я ведь заметил, что они не такие, как все.

—Для тебя—да, они заметны. Но только потому, что ты похож на них и следуешь по тому же пути. Но для того, кого они преследуют, они незаметны, потому что умеют растворяться в толпе.

— Они следят за кем-то?

—Да.


Ли указал мне на человека далеко впереди.

— Этот человек тоже идет по пути воина, но двоих, которые следят за ним, он не знает. Ему дали задание пройти в опреде­ленное время по определенным улицам, но он не знает, что за ним должны будут следить. Конечно, иногда преследователи совершают ошибки, и тогда их можно заметить. Я знаю их мар­шрут. Мы пойдем за ними, и ты сможешь увидеть, как они работают.

На Пушкинской было много народу, и корейцы могли дви­гаться почти открыто. Иногда они разделялись, я увидел, как один из них совершенно естественным образом подошел к ком­пании незнакомых ему людей и присоединился к ней так. что со стороны казалось, что он принимает участие в беседе, и в то же время компания не обращала на него никакого внимания. Потом он незаметно шагнул в сторону и снова устремился за кем-то.

Мы свернули на боковую улицу, снова свернули. Улицы ста­новились все более безлюдными. Я поразился, насколько ис­кусно ребята пользуются элементами местности, скрываясь в подворотнях, за всевозможными укрытиями, как они ловко, отстраненно и профессионально следят издали, как сокращают расстояние, как. следуя по параллельной улице, ведут наблюде­ние из-за домов, как незаметно опережают объект слежки, под­жидая его в каких-то пунктах, как обмениваются знаками.

Впоследствии мне удалось освоить некоторые современные способы слежки, и тем большее восхищение вызвало у меня после этого средневековое шпионское искусство. Корейцы то как молнии проносились бегом по какому-то участку, застывая в удобном для наблюдения месте, то сближались и изображали мирно беседующую пару. При этом они периодически менялись одеждой, то снимали, то надевали куртки, иногда выворачива­ли их наизнанку, снимали и одевали разные головные уборы. Мы смогли проследить за всем этим только потому, что Ли знал маршрут их передвижения, и, периодически сокращая путь

или выбирая удобное для наблюдения место, демонстрировал мне их виртуозную работу.

— Умение быть невидимым—одно из упражнений воина, — сказал Ли. — Эти упражнения достаточно трудны, но тот, кто следует по пути воина, должен уметь выслеживать и мас­кироваться.

Скоро задание у этих двоих поменяется, и они начнут сле­дить за чужими. Наблюдение за чужими людьми выполняется обычно каждый день в течение месяца, после чего тренировки по следованию за объектом прекращаются и проводятся для поддержания навыка один раз в месяц. Конечно, основные при­емы передвижений и уловок отрабатываются заранее среди других похожих упражнений, но уже не связанных со слежкой. Это и упражнения по маскировке, и различные боевые техни­ки. но база технических элементов у слежки и смежных упраж­нений одна и та же.

Ли указал мне на мужчину, который подошел к двум корей­цам. за которыми мы наблюдали, и сказал, что этот человек сейчас дает им новое задание.

Некоторое время они следили за нарядом милиции, курси­рующим по городу. Это было очень просто, так как мили­ционеры. занятые своими разговорами, казалось, ни на что не обращали внимания.

Я разочарованно заметил, что это—задание для детей.

Ли усмехнулся.

—Дальше будет гораздо интереснее.—сказал он.—Скоро задание снова поменяется.

— Что они будут делать?

— Увидишь.

Двое прекратили слежку за милицией и спокойно пошли по улице, направляясь к велотреку. Они притаились за домом не­далеко от входа на велотрек. На улице почти никого не было. Вероятно, ребята знали расписание движения патрульных ма­шин милиции, потому что вскоре одна из милицейских машин подъехала и остановилась. Милиционеры вышли из машины, один из них пошел на велотрек, а другой остановился у ограды, вероятно, поджидая товарища.

Мы с Ли стояли за деревьями на противоположной стороне улицы.

— А теперь смотри внимательно, — сказал Ли. — Одному из учеников дано задание подобраться сзади к милиционеру, вы­тащить у него из кобуры пистолет, а потом положить пистолет на место и уйти так, чтобы милиционер ничего не заметил.

Я подумал, что это похоже на фантастику.

Милиционер, который стоял у ворот, сначала следил за пе­редвижениями своего напарника, а потом уставился на ограду велотрека, словно увидел там что-то интересное. Я заметил, как от угла дома, где притаились корейцы, оторвался один из них и, с невероятной скоростью преодолев на полусогнутых но­гах расстояние до милицейской машины, присел за ней. Он бежал совершенно бесшумно, сохраняя положения центра тя­жести на одном уровне и перекатываясь с пятки на носок, и милиционер ничего не услышал. Переждав несколько мгнове­ний за машиной и. видимо, почувствовав, что в ближайшее время милиционер не собирается поворачиваться, кореец встал и направился к нему мягкими неслышными шагами. Казалось, он парил над землей, от него веяло спокойствием и безмятеж­ностью. Когда до милиционера оставалось два-три метра, он присел и перешел в низкую стойку на две головы ниже своего роста. Тут я впервые увидел знаменитое упражнение тени, ко­торым так гордятся ниндзя. Парень скользнул, буквально сте­лясь по земле, и мне показалось, что он. как тень, прилип к ногам милиционера со стороны спины. Милиционер оглянулся и повернулся в сторону, сменив положение. Кореец беззвучно перемещался за его спиной синхронно с движениями его голо­вы и туловища так, чтобы все время находиться вне поля зре­ния. Выждав момент, когда милиционер перестал двигаться, кореец осторожно вынул из его кобуры какой-то предмет и, подержав его в руках, положил обратно. Потом, пробежав нес­колько метров в низкой стойке, выпрямился и медленно враз­валочку пошел вдоль ограды. Милиционер до сих пор так и не взглянул на него. Одним прыжком парень перемахнул через решетку велотрека и исчез. Я подумал, что он, наверно, сразу залег за ней, чтобы не привлекать внимание.

— Больше ничего интересного мы не увидим, —сказал Ли, и мы направились к центру города.

Через несколько дней Ли, посмеиваясь, рассказал мне. что ученику, который должен был вынуть пистолет из кобуры ми­лиционера, засчитали выполнение упражнения, несмотря на то, что вместо табельного оружия он вынул и положил обратно в кобуру... соленый огурец в полиэтиленовом пакете.

— Это было похоже на чудо, —сказал я. —Если бы я не уви­дел своими глазами, я бы просто не поверил, что такое возмож­но.

—Тут нет ничего сложного,—возразил Ли. —Все решает только хорошая техника. В этом упражнении главное—это кон­троль за дыханием, за звуками, производимыми твоим телом и одеждой, и, самое главное—контроль за настроением и органа­ми чувств человека, к которому ты приближаешься вплотную. От тебя не должно исходить никаких запахов, ты должен уметь дышать глубоко и бесшумно. Для этого существует специаль­ный вид дыхания. Так как упражнение выполняется в очень низкой стойке, ты испытываешь большую физическую нагруз­ку, и если ты будешь дышать только через нос или только через рот, шум дыхания будет слышен. Секрет в том. чтобы широко раскрыть горло, напрягая особым образом внутренние мышцы горла, щек и носа.

Кроме того, ты должен в своих ощущениях как бы слиться в одно целое с объектом, чтобы чувствовать каждое его движение и поворачиваться вместе с ним в ту или другую сторону. Твое тело должно плавно перетекать, как тень, повторяя его движе­ния, нога должна ставиться определенным образом в зависи­мости от вида почвы, но самое главное—ты всегда должен на­блюдать за положением внешних уголков его глаз, не видя, но чувствуя их. Ты должен быть вне поля его зрения, даже если он повернет голову и посмотрит назад. Если он посмотрит назад, твоя задача—присесть так низко и прижаться к нему так близ­ко, чтобы ни одна из частей твоего тела не попала в поле его зрения.

Для тебя будет почти невозможно выполнять это упражне­ние с людьми среднего и ниже среднего роста, потому что ты слишком большой, но с людьми твоей комплекции ты сможешь проделывать его без труда. Имей в виду—если ты долго не выполнял это упражнение, хотя умел выполнять его раньше. требуется около полугода для того, чтобы восстановить навык.

— Если полгода требуется только для восстановления на­выка, сколько же времени нужно для освоения упражнения?— спросил я.

— Это упражнение изучают не отдельно, а в комплексе бое­вого искусства. Все зависит, конечно, от конституции и физи­ческого состояния обучаемого. Технику «катящийся камушек» ты изучаешь уже сейчас, низкие позиции у тебя получаются достаточно хорошо, ты умеешь застывать в неподвижности. Твой недостаток—это относительно слабые ноги, впоследствии это может оказаться препятствием в твоем дальнейшем совер­шенствовании, и освоение некоторых техник отнимет у тебя больше времени.

Ли начал обучать меня необходимым навыкам слежки— бесшумному дыханию, чиханию, кашлянию и даже отправ­лению естественных надобностей. Он щекотал перышком глу­боко у меня в носу. заставляя меня подавлять желание чихнуть. Для этого нужно было при первом позыве к чиханию сосредото­читься на глубоком выдохе, после чего задержать дыхание, чуть напрягая мышцы шеи и отводя уголки рта в стороны и вниз. Желательно было прикрыть лицо скомканной материей, ни в коем случае не зажимая нос, если же материи не было под ру­кой. просто поднести сложенную лодочкой ладонь к носу и ко рту и, широко разинув рот, позволить спазму чихания разря­диться. Отсутствие воздуха под ладонью делало чихание прак­тически беззвучным.

Та же самая техника годилась и для кашля, но Ли дополни­тельно обучил меня специфическому способу отрыжки, приме­няемой в случае, когда, например, першило в горле или когда нужно было выкашлять мокроту из горла или отрыгнуть что-либо, а потом проглотить. Ли показал мне, как бесшумно испус­кают газы, раздвигая руками ягодицы и одновременно разны­ми способами уничтожая неприятный залах. Он научил меня уловкам, убирающим запах тела и амуниции. Я узнал, как из­бавляться от желания откашляться или чихнуть одновремен­ным нажатием на ряд точек, а также другими способами.

Долгие часы я посвящал бесшумным передвижениям и осо­бой тренировке стопы, когда различные ее части должны были в определенной последовательности ставиться на почву или опору.

Я учился держаться и перемещаться так, чтобы мое тело казалось то большим и внушительным, то маленьким и неза­метным. Ли сказал, что то, как я выгляжу, оказывает большое психологическое воздействие на противника или окружающих людей. Когда в человеке чувствуется определенный тонус, его плечи расправлены и расслаблены, грудь держится высоко, это создает впечатление превосходства и подавляет противника, если же нужно казаться незаметным в толпе, лучше не демон­стрировать свой тонус, рост, силу и агрессивность и двигаться

со слегка опущенными плечами, как бы уходя вниз в землю. Проходя мимо. не следовало встречаться взглядом с людьми из толпы или с объектом слежки, а также пристально смотреть на них. потому что многие люди чувствуют посторонний взгляд и отрицательно на него реагируют.

Ли научил меня присоединяться к компаниям на улице, сливаясь с ними так. как будто я к ним принадлежал, а потом незаметно исчезать. Для того. чтобы войти в контакт, я должен был заранее выбрать образ, в котором я собирался предстать, и в зависимости от образа определенным образом переместить энергию организма. Если мне нужно было в разговоре настоять на своем и выглядеть уверенным в себе, я вызывал ощущение легкости плеч и перемещал ци в энергетический центр, кото­рый я ощущал в виде продолговатого диска, слегка смещенного к спине, нижняя часть которого захватывала солнечное сплете­ние. а верхняя часть кончалась у межключичной ямки.


Каталог: books
books -> А. А. Пономаренко в настоящем пособии изложены методы оказания первой доврачебной помощи на месте происшествия. Приведены основы и принципы базовых реанимационных мероприятий. Приведены алгоритмы действий на месте прои
books -> Информатизации и телекоммуникационных технологий республики узбекистан
books -> Во имя аллаха, всемилостивого и всемилосердного
books -> Удальцовой Розалии Владимировны студентки 401 группы отделения славянской (русской) филологии факультета иностранных языков на соискание академической степени бакалавра данное выпускное квалификационное исследование
books -> Эволюция сексуального влечения: Стратегии поиска партнеров
books -> Уйгуры: сквозь тернии веков
books -> Об абортах


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница