Книга седьмая дронапарва или сказание о посвящении дроны



страница12/45
Дата17.11.2018
Размер9 Mb.
ТипКнига
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   45
Глава 69
Санджая сказал:
1-6 После того как сын Кунти, движимый желанием убить царя страны Синдху, проник (в войско бхаратов), прорвав непроницаемые ряды войск Дроны и бходжей, после того как наследник Камбоджи Судакшина, о царь, был убит, после того как и отважный Шрутаюдха тоже был убит Савьясачином, после того как отряды войск (кауравов) бежали прочь и рассеялись во все стороны, твой сын, видя свое войско разбитым, отправился к Дроне. Быстро примчавшись на своей колеснице к Дроне, он сказал ему: "Тот тигр среди людей (Арджуна), сокрушив это огромное войско, уже прошел сквозь него! Поразмысли своим здравым умом, что тут можно сразу же предпринять дальше для сокрушения Арджуны в этом страшном побоище людей! Благо тебе, прими такие меры, чтобы тот тигр среди людей Джаядратха не был убит! Ибо ты наше крайнее прибежище!
7-12 Как воспламененный огонь сжигает сухую траву, так ведь и этот огонь Дхананджайи, раздуваемый ветром его гнева, сжигает траву и солому, заменяемую моим войском. Ведь когда сын Кунти прошел сквозь это войско, воины, охраняющие Джаядратху, впали в сомнение (относительно своей способности противостоять Партхе). Существовало твердое убеждение среди владык людей, о лучший из знающих брахму, (81) что Дхананджая никогда при жизни не превзойдет Дрону. Однако сей Партха прошел (сквозь твой же строй) у тебя на глазах, о величавый, и я считаю теперь все войско свое слабым. (82) И в самом деле, (я считаю, что) у меня нет войска! Я знаю тебя, о великий своей участью, как преданного благу пандавов. И я теряю разум, о благочестивый, думая о том, что следует делать. Ведь в меру своих сил, о благочестивый, я веду себя по отношению к тебе превосходнейшим образом! И в меру своих сил я стараюсь ублаготворить тебя. Однако ты не осознаешь всего этого!
13-18 Хотя мы всегда преданы тебе, о неизмеримый в отваге, все же ты не стараешься для нашего блага! Ты постоянно угождаешь пандавам, которые всегда находят удовольствие в причинении нам зла. Хотя ты получаешь средства к существованию от нас, все же ты испытываешь удовольствие в причинении нам вреда! Я ведь не знал, что ты подобен бритве, смазанной медом! Если ты не пожалуешь нам дар как унизить и сдержать пандавов, (83) я никогда не воспрепятствую правителю Синдху в возвращении его домой! Глупый, я, надеясь на защиту с твоей стороны, заверил повелителя Синдху и по своей глупости обрек его на жертву Смерти. Ибо человек может вызволиться, даже попав в самую пасть Ямы. Но не может спастись в сражении Джаядратха, попав во власть Арджуны! Сделай же так, о Владелец гнедых коней, чтобы правитель Синдху еще мог быть защищен! И не гневайся на меня за вздорные выстраданные мои жалобы! Защити же правителя Синдху!"
Дрона сказал:
19-26 Я не сержусь на твои слова! Ты так же дорог мне, как сам Ашваттхаман. Но я скажу тебе правду. Действуй же теперь согласно моим словам, о владыка народов! Наилучший из возниц - Кришна, и быстрые его кони - превосходнейшие из всех. Воспользовавшись самым маленьким промежутком, Дхананджая может очень быстро промчаться через него. Разве ты не видишь, что потоки стрел Носящего диадему, выпущенные (из его лука), падают на расстоянии в целую крошу (84) позади его колесницы, когда он быстро мчится? Обремененный тяжестью своих лет, я же теперь не способен мчаться так быстро. А тут еще на головном участке наших сил опять сосредоточилось это войско партхов! Юдхиштхира же должен быть схвачен мною. Именно таков был обет, данный мною на глазах у всех лучников и среди всех кшатриев, о могучерукий! Оставленный Дхананджаёй, он теперь находится на переднем участке моих войск. (85) Поэтому я не буду, оставив вход в наш боевой строй, сражаться с Пхальгуной! При поддержке со стороны необходимых помощников ты сам должен выступить против своего врага, который сейчас один и равен с тобою по происхождению своему и подвигам! Сразись же с ним! Не бойся! Ты ведь владыка этого мира! Ты царь! Ты герой! Ты весьма способен и достиг своей цели, вызвав вражду с пандавами! О доблестный, быстро отправляйся сам туда, где находится Дхананджая!
Дурьйодхана сказал:
27-32 Как же возможно мне, о наставник, противостоять Дхананджае, лучшему из всех носящих оружие, превзошедшему даже тебя? Ведь возможно победить в бою даже самого Пурандару (86) с громовою стрелою в руке, но Арджуна, покоритель вражеских городов, не может быть побежден в сражении! С тем (героем), которым, благодаря мощи своего оружия, побеждены сын Хридики, правитель бходжей (87) и ты сам, подобный тридцати (богам); которым сокрушен Шрутаюс, а также убит Судакшина и еще царь Шрутаюдха; которым также убиты Шрутаюс и Ачьютаюс и сотни млеччхов, - с тем непобедимым Пандавой, сжигающим в битве многочисленных врагов, как я смогу сразиться в бою? О том скажи мне, о знаток владения оружием! Если же ты считаешь меня способным (сразиться), то дай мне наставление вступить сегодня в битву с ним. Я зависим от тебя. Как распорядитель слуги своего охрани мою славу!
Дрона сказал:
33-38 Ты говоришь правду, о Кауравья, что Дхананджая неотразим! Я все же сделаю так, что ты сможешь его перенести! Пусть все лучники в мире увидят сегодня необычайное событие, как сын Кунти будет крепко прикован к тебе на глазах у самого Васудевы. Этот золотой твой панцирь, о царь, я завяжу на тебе таким образом, что никакие стрелы или другое оружие не смогут поразить тебя в сражении! Если даже три мира вместе с асурами и бегами, с якшами, змеями и ракшасами и вместе со всеми людьми будут сражаться с тобою (сегодня), у тебя все же не будет страха! Ни Кришна, ни сын Кунти и ни кто-либо другой из носящих оружие в бою не в состоянии будут вонзить стрелы в твой панцирь! Облачившись в тот панцирь, быстро отправляйся сегодня сам, чтобы выступить против разгневанного Арджуны в битве! И он не сможет вынести тебя!
Санджая сказал:
39-40 Сказав так, Дрона, лучший из знающих брахму, прикоснувшись к воде и произнеся мантры по установленным правилам, быстро завязал (на Дурьйодхане) тот весьма необычайный и сверкающий панцирь ради победы твоего сына в том жесточайшем бою, повергая весь мир в изумление своим высоким искусством.
Дрона сказал:
41-45 Да благословит тебя Брахма! Да благословят тебя брахманы! Пусть наилучшие из пресмыкающихся послужат к благополучию тебе, о потомок Бхараты! Пусть Яяти и Нахуша, Дхундхумара и Бхагиратха (88) и все другие царственные мудрецы делают все, что благотворно для тебя! Да будет тебе благополучие от существ об одной ноге и от существ о многих ногах! И да будет тебе всегда благополучие в том великом сражении от существ вовсе безногих! Пусть Сваха и Свадха, (89) а также и Шачи (90) всегда делают то, что служит твоему счастью! Пусть Лакшми и Арундхати (91) благоприятствуют тебе, о безупречный! Пусть Асита Девала, Вишвамитра и Ангирас, Васиштха и Кашьяпа (92) способствуют твоему счастью, о царь!
46-50 Пусть Дхатри и Видхатри, (93) владыка миров (94) и страны света вместе с хранителями стран света, (95) а также шестиликий Карттикея дадут сегодня то, что благотворно для тебя! Пусть божественный Вивасван (96) содействует во всем твоему благополучию! Пусть четверо слонов стран света, (97) Земля, воздушное пространство, небеса и планеты и тот, кто всегда поддерживает снизу Землю (на своей голове), о царь, - тот Шеша, (98) лучший из змеев, даст тебе то, что служит для твоего блага! О сын Гандхари, (99) некогда дайтьей Вритрой, после того как он проявил доблесть в битве, были побеждены лучшие из богов. И с искалеченными телами, исчисляемые тысячами, небожители те во главе с Индрой, лишенные своей мощи и пыла, все прибегли тогда к защите Брахмы, преисполненные страха перед великим асурой.
Боги сказали:
51 О первейший из богов, будь прибежищем для богов, сокрушенных Вритрой, о наилучший из божеств! Избавь нас от великого страха!
Дрона сказал:
52-60 Тогда (Брахма), обратившись к Вишну, стоявшему подле, а равно и к лучшим из богов, предводительствуемых Индрой, сказал тем первейшим из богов, впавшим в уныние, такие слова, преисполненные правды: "Боги вместе с Индрой, а также с дваждырожденным

и, должны быть постоянно защищаемы мною. Непреодолима вовсе скрытая мощь Тваштри, (100) от которой был создан Вритра. Предавшись некогда аскетическому покаянию в течение миллиона лет, (101) Тваштри тогда, о боги, сотворил Вритру, получив на это дозволение от Махешвары. Благодаря именно его милости, тот могущественный враг ваш мог разбить (вас). Не явившись к местопребыванию Шанкары, (вам) невозможно увидеть божественного Хары! (102) Увидев его, вы сможете убить своего врага! Поэтому быстро отправляйтесь к горе Мандаре, где пребывает источник аскетических покаяний, тот разрушитель жертвоприношения Дакши, вооруженный палицей, тот владыка всех существ, сокрушитель глаз Бхаги! (103) И те боги, отправившись в сопровождении брахманов к Мандаре, увидели там скопище жара аскетической мощи, (того Махешвару), блеском равного десяти миллионам солнц. И он сказал: "Привет вам, о боги! Что я должен сделать для вас? Лицезрение меня не бывает напрасным. Пусть же от этого сбудется исполнение ваших желаний!" На сказанные им такие слова все те небожители промолвили ему в ответ: "Скрытая мощь наша отнята Вритрой. Будь же прибежищем для небожителей! Взгляни, о всевышний, на наши тела, израненные и искалеченные ударами! Мы прибегли к тебе, ища защиты! Будь же нашим прибежищем, о Махешвара!"


Махешвара сказал:
61-62 Мне хорошо известно, о боги, как это событие, сопряженное с весьма могучей силой, страшное и неотвратимое теми, кто необуздан душою, произошло, возникнув из могучей мощи, скрытой в Тваштри! Что до меня, то непременно мне надлежит оказать помощь всем небожителям! Возьми, о Шакра, этот сверкающий панцирь с моего тела. И надень его, мысленно произнося эти мантры, о владыка богов!
Дрона сказал:
63-67 Сказав так, податель даров (Шива) дал (Шакре) тот панцирь вместе с теми мантрами. И защищенный тем панцирем, он выступил против полчища Вритры. И хотя потоки различного оружия извергались на него в той жестокой битве, все же соединения завязок на том панцире не могли быть разрезаны. Тогда владыка богов сам убил в сражении Вритру и затем отдал тот панцирь Ангирасу вместе с креплениями, составленными из мантр. Ангирас же сообщил (те мантры) своему сыну Брихаспати, знатоку всех мантр. Брихаспати затем сообщил (знание их) Агнивешье, (104) одаренному мудростью. А Агнивешья передал его мне. И с помощью этих мантр я, для защиты твоего тела, завязываю сегодня этот панцирь на твоем теле, о наилучший из царей!
Санджая сказал:
68-75 Сказав так, Дрона, одаренный великим блеском, тот бык среди наставников, снова обратившись к твоему сыну, спокойно произнес такие слова: "Я завязываю этот панцирь на твоем теле, о царь, нитями Брахмы, (103) как был некогда завязан он самим Хираньягарбхой (106) на Вишну в сражении! Как был самим Брахмой завязан этот божественный панцирь на Шакре в сражении, вызванном (похищением) Тараки,107 так и я завязываю его на тебе!" И завязав так, при помощи мантр, панцирь на Дурьйодхане по установленным правилам, тот дваждырожденный послал царя на великую битву. И одетый в доспехи благородным наставником, он, могучерукий, в окружении тысячи боевых колесниц с тригартами, искусно разящими (врагов), тысячи возбужденных слонов, наделенных великой отвагой, и десяти тысяч коней, а также многих других могучих воинов на колесницах двинулся по направлению к колеснице Арджуны. И (царь тот выступил) так (против своего врага) под звуки различных музыкальных инструментов, как некогда - сын Вирочаны (Бали). Тогда среди войск твоих, о потомок Бхараты, поднялся громкий шум при виде царя кауравов, отправлявшегося непроницаемым, подобно океану.
Так гласит глава шестьдесят девятая в Дронапарве великой Махабхараты.

Глава 70
Санджая сказал:
1-8 После того как Партха и Варшнея (108) проникли (в строй кауравов), о великий царь, и когда Дурьйодхана, тот бык среди людей, отправился вслед за ними, пандавы вместе с сомаками (109) стремительно ринулись на Дрону с громким шумом. И тогда началась битва (между ними и войском Дроны). И та битва, которая происходила между панчалами и кауравами перед боевым строем, была ужасной и свирепой, заставляющей подниматься от содрогания волоски на теле. Она вызывала удивление (у зрителей). О царь, солнце в то время находилось в зените. Подобного сражения, какое происходило тогда, о владыка народов, никогда нами не было видано и слышано (прежде). Предводительствуемые Дхриштадьюмной, Партхи, все выстроенные, как должно, в боевые порядки и искусные наносить удары, покрыли войско Дроны ливнями стрел. Мы тоже, выдвинув Дрону, наилучшего из всех носящих оружие, впереди (наших рядов), стали поливать партхов во главе с сыном Паршаты (110) своими стрелами. Два главных войска, украшенные колесницами, красиво сверкающие, казались подобными двум могучим облакам на исходе зимы, несущимся (одно к другому) под влиянием встречных ветров. И встречаясь одно с другим, два могучих войска усиливали до пределов свою стремительность, словно реки Ганга и Ямуна, переполненные водою в период дождей.
9-16 Обладающее различными видами оружия вместо ветра, дующего впереди, окруженное слонами, конницей и колесницами, насыщенное вместо молний булавами (в руках воинов), страшно грозное и могучее облако, состоящее из боевого войска (кауравов), подгоняемое мощным ветром сына Бхарадваджи и исторгающее тысячи стрел вместо ливней дождя, пыталось залить разбушевавшийся огонь войска пандавов. Подобно тому как страшная буря на исходе летней поры волнует океан, так и (Дрона), лучший из дваждырожденных, приводил в волнение боевые ряды пандавов. А те, напрягаясь изо всех сил, обрушились прямо на Дрону, желая прорвать его строй, как могучие потоки воды устремляются на мощную плотину, чтобы снести ее. Но как неподвижный утес сдерживает стремительные потоки воды, так и Дрона удерживал в той битве разгневанных пандавов и панчалов вместе с кекаями. Тут и другие цари, отличающиеся могучей силой и храбрые в бою, окружив их со всех сторон, тоже стали сдерживать панчалов. Тогда сын Паршаты, тот тигр среди людей, соединившись в сражении с пандавами, начал многократно поражать Дрону, стремясь прорвать строй вражеского войска. И действительно, как Дрона дождил ливни стрел на сына Паршаты, так точно и Дхриштадьюмна извергал потоки своих стрел (на Дрону).
17-24 Снаряженное саблями и мечами вместо ветров, дующих впереди, снабженное дротиками, копьями и обоюдоострыми мечами, с тетивой, заменяющей молнию, и со (звоном) лука вместо громовых раскатов, облако Дхриштадьюмны во все стороны изливало потоки оружия, заменяя ими ливни из камней. Убивая лучших из воинов на колесницах и множество коней, (сын Паршаты) покрыл вражеское войско (своими стрелами). И сквозь какой бы поток колесниц пандавов не пытался пробиться Дрона, (расчищая путь) своими стрелами, отовсюду сын Паршаты отвращал (111) того героя своими стрелами. Но хотя и старался Дрона столь усердно в битве, все же войско его, столкнувшись с Дхриштадьюмной, раскололось на три части. Одни из них (воины) отошли к правителю бходжей (Критаварману), другие же - к Джаласандхе, (112) а еще другие, к тому же жестоко убиваемые пандавами, проследовали к самому Дроне. Но те войска, которые (многократно) сплачивал Дрона, лучший из воинов, сражающихся на колесницах, и те также сокрушал и рассеивал Дхриштадьюмна, могучий воин на колеснице. И действительно, войска сына Дхритараштры, разъединенные на три части, уничтожались пандавами и сринджаями, как не охраненные пастухами стада скота в лесу - многочисленными хищными зверями. "Это сама Смерть в том страшном сражении пожирает воинов, сперва приведенных в замешательство Дхриштадьюмной!" - так думали люди.
25-32 Как царство при плохом царе разрушается из-за голода, болезней и грабителей, точно так же и войско твое терпело урон от пандавов. И оттого, что оружие и панцири подвергались ударам солнечных лучей, а также от пыли, поднимаемой воинами, глаза у всех страдали от мучительной боли. Меж тем как войско (кауравов), истребляемое пандавами, было расчленено на три части, Дрона, преисполненный неистовой ярости, начал тогда уничтожать панчалов своими стрелами. И когда Дрона сокрушал те отряды войск и истреблял их стрелами; вид его стал подобен пылающему разрушительному огню в конце юги. (113) Колесницы, слонов, коней и пехотинцев, о владыка народов, тот могучий воин на колеснице пронзал в пылу битвы каждого только одною стрелой (не применяя второй). И среди воинов в стане пандавов не было никого, о потомок Бхараты, кто мог перенести в том сражении (удары) острых стрел, выпускаемых из лука Дроны. Палимое солнцем и изводимое стрелами Дроны, то войско сына Паршаты стало кружиться там и сям (по полю брани), о потомок Бхараты! Точно так же и твое войско, одинаково теснимое сыном Паршаты, казалось, пылало со всех сторон, будто сухой лес, (охваченный) пламенем огня.
33-40 Меж тем как оба войска подвергались уничтожению от стрел Дроны и сына Паршаты, воины в них, совсем пренебрегая жизнью, сражались изо всех сил. И ни в твоем войске и ни во вражеском, о бык из рода Бхараты, не было среди сражающихся никого, о великий царь, кто покинул сражение из страха. Те единоутробные братья Вивиншати, Читрасена и Викарна, могучий воин на колеснице, окружили Бхимасену, сына Кунти, (со всех сторон). Винда и Анувинда - оба царевича Аванти и Кшемадхурти, преисполненный великой доблести, все трое следовали за тремя твоими сыновьями (в поддержку им). Геройский царь Бахлика, отпрыск знатного рода, могучий воин на колеснице, вместе со своим войском и советниками сдерживал сыновей Драупади. Царь Шайбья, (иначе) Говасана, (114) вместе с десятью сотнями превосходнейших воинов сдерживал преисполненного отваги сына властителя Каши. (115) Владыка мадров - царь Шалья окружил царя Аджаташатру, сына Кунти, подобного сверкающему огню. А храбрый и гневный Духшасана, опираясь на поддержку своего собственного войска, яростно выступил в той битве против Сатьяки, лучшего из воинов, сражающихся на колесницах.
41-47 Сам я со своим войском, облаченный в панцирь и хорошо снаряженный, при поддержке четырех сотен могучих лучников сдерживал Чекитану. (116) Шакуни со своим войском, в сопровождении семи сотен гандхарских воинов, вооруженных луками, дротиками, стрелами и мечами, сдерживал сына Мадри (Сахадеву). Винда и Анувинда, царевичи Аванти, - два могучих лучника, поднявшиеся на битву ради друга своего (Дурьйодханы), пренебрегая жизнью, нападали на Вирату, царя матсьев. Царь Бахлика, усердно прилагая старания, сдерживал могучего и непобедимого Шикхандина, сына Яджнясены, - героя, способного противостоять (всем врагам). Властитель Аванти (117) вместе с саувирами и жестокими прабхадраками сдерживал гневного видом Дхриштадьюмну, царевича Панчалы. Алаюдха (118) же быстро ринулся на храброго ракшаса Гхатоткачу, жестоко сражающегося и яростно вступающего в битву. А могучий воин на колеснице, Кунтибходжа, в сопровождении большого войска сдерживал Аламбусу, гневного видом владыку ракшасов.
48-51 Что до правителя Синдху, то он находился в тылу всего войска, охраняемый, о потомок Бхараты, превосходнейшими лучниками и воинами на колесницах - Крипой и другими. И правителя Синдху сопровождали два величайших воина, охраняющих колеса его (колесницы): сын Дроны - справа от него, о царь, и сын суты (Карна) - слева. А с тылу его охраняли воины, возглавляемые сыном Сомадатты: Крипа и Вришасена, Шала и Шалья непобедимый, - все сведущие в политике, могучие лучники, искушенные в бою. Сделав такие приготовления для защиты правителя Синдху, (воины кауравов) сразились тогда (с пандавами).
Так гласит глава семидесятая в Дронапарве великой Махабхараты.

Глава 71
Санджая сказал:
1-6 Слушай меня, о царь, как я буду рассказывать тебе о необычайном сражении, о том, как происходила битва между кауравами и пандавами. Приблизившись к сыну Бхарадваджи, стоявшему впереди своего боевого строя, партхи сражались в битве усердно, стремясь прорвать войско Дроны. Также и воины Дроны, желая защитить свой боевой строй, сражались в той битве с Партхами, домогаясь великой славы. Винда и Анувинда - оба царевича Аванти, сильно воспаленные гневом и желавшие оказать добрую услугу сыну твоему, поразили Вирату десятью стрелами. И Вирата тоже, о великий царь, отважно ринувшись против обоих тех, отмеченных доблестью, воинов, стоящих в битве, сразился с ними и их последователями. Битва, которая произошла между ними, была ужасной и отличалась текущею как вода кровью. Она напоминала схватку в лесу между львом и двумя могучими слонами, одержимыми течкой.
7-13 Могучий сын Яджнясены (119) сильно ударил в той битве по царю Бахлике свирепыми, острыми стрелами, способными поразить жизненно важные места и кости. Бахлика также, сильно разгневанный, глубоко пронзил сына Яджнясены девятью прямыми стрелами, с золотыми оперениями и отточенными на камне. И та битва (между ними) стала очень страшной, наводненной (потоками) стрел и дротиков. Она вызывала ужас у робких и увеличивала радость у храбрых. И стрелами, которые там они метали, был совсем покрыт весь небосвод и все страны света, и ничего нельзя было больше различить. А Шайбья, иначе Говасана, во главе своего войска, сразился с сыном властителя Каши, могучим воином на колеснице, точно слон - с противоборствующим слоном. Царь Бахлика, охваченный яростью, сражаясь в битве с (пятью) сыновьями Драупади, могучими воинами на колесницах, выглядел подобно разуму, (состязающемуся с) пятью чувствами. И те (пятеро царевичей) тоже сражались упорно со своим противником, (поливая его) со всех сторон потоками стрел, подобно тому как объекты чувств постоянно (борются) с телом, о лучший из обладающих плотью!
14-20 Твой сын Духшасана в той битве ударил в Сатьяки из рода Вришни девятью прямыми острыми стрелами. Глубоко пронзенный тем сильным и могучим лучником, Сатьяки, исполненный истинной отваги, внезапно впал немного в бесчувственное состояние. Но скоро успокоившись, тот отпрыск рода Вришни быстро пронзил твоего сына, могучего воина на колеснице, десятью стрелами с оперениями цапли. Глубоко пронзающие друг друга и взаимно терзаемые стрелами, оба они красовались величаво, о царь, подобно двум деревьям киншука, распустившимся цветами. Так и Аламбуса, (120) мучимый стрелами Кунтибходжи и преисполненный гнева, блистал чудесно красотою, подобно дереву киншука, изобилующему цветами. Затем ракшас, пронзив множеством железных стрел Кунтибходжу, испустил страшный рев перед твоим войском. И когда те оба героя сражались друг с другом в той битве, всем существам казалось, что напоминают они Шакру и Джамбху, (сражавшихся) в отдаленные времена.
21-26 Оба сына Мадри, (121) пылая гневом, жестоко изматывали своими стрелами в битве Шакуни, проявившего сильную враждебность к ним в бою, о потомок Бхараты! То побоище людей, которое произошло, о великий царь, ведь коренится в нем. Вызванный тобою и чрезмерно увеличенный и затем раздутый твоим сыном, огонь гнева (пандавов) теперь (воспылал могучим пламенем), о царь, и готов сжечь всю эту землю! Обращенный вспять на поле битвы обоими сыновьями Панду при помощи стрел, Шакуни, не (будучи в состоянии) сколько-нибудь проявить свою доблесть, не знал, что нужно делать. И видя, что он повернул вспять, оба сына Панду, те могучие воины на колесницах, вновь окатили его ливнями стрел, подобно тому как два облака (проливают ливни дождя) на могучую гору. И теснимый множеством прямых стрел, тот сын Субалы умчался на своих быстрых конях к войску Дроны.
27-31 А тут Гхатоткача быстро ринулся на храброго ракшаса Алаюдху в той битве, выказав при этом умеренную стремительность. Битва между ними обоими, о великий царь, представляла красивое зрелище, подобное тому, какое некогда имело место при сражении между Рамой и Раваной. (122) Тогда же царь Юдхиштхира, пронзив в той битве царя мадров пятьюдесятью стрелами, снова пронзил его семью. Затем началась битва между ними обоими весьма необычайная, о царь, напоминавшая великую битву, некогда происходившую между асурой Шамбарой и царем бессмертных. Вивиншати, Читрасена и Викарна, сын твой, сражались с Бхимасеной, окруженные огромным войском.
Так гласит глава семьдесят первая в Дронапарве великой Махабхараты.

Глава 72
Санджая сказал:
1-7 Когда так началась та битва, заставляющая подниматься волоски на теле, пандавы ринулись против кауравов, разделившихся на три группы. Бхимасена могучерукий теснил Джаласандху, а Юдхиштхира во главе своего войска (сдерживал) в том сражении Критавармана. Дхриштадьюмна, сияющий как лучистое солнце, о великий царь, обрушился на Дрону, дождившего ливни стрел. Затем началась битва между всеми лучниками, стремительными в действии, у кауравов и сомаков, разгневанных друг на друга. И меж тем как происходило то ужаснейшее побоище и все воины бесстрашно сражались друг с другом попарно, (123) могучий Дрона, (сражаясь) с могучим царевичем панчалов, метал тучи стрел. И все это казалось весьма удивительным! Дрона и царевич Панчалы сносили несчетно головы у людей и усеивали ими всюду (поле брани), словно уподобляя его лотосовым полям.
8-15 Во всех подразделениях войск были (видны) разбросанные повсюду одежды, украшения и оружие героев, а также знамена, доспехи и снаряжение. Пестреющие золотом (124) тела, обагренные кровью, выглядели словно скопившиеся гряды облаков, насыщенных молнией. Могучие воины на колесницах, натягивая свои луки размером в четыре локтя, подвергали стрелами в той битве слонов, коней и людей. Там, при столкновении благородных героев, (виднелись) разбросанные повсюду мечи и щиты, головы и панцири. Неисчислимые безглавые туловища, еще встающие (сгоряча), были видны, о великий царь, повсюду в той свирепой схватке. Стервятники и цапли, вороны и коршуны, вороны и шакалы и множество других плотоядных тварей виднелись там, о достойнейший, - пожирающие мясо и пьющие кровь грудами павших людей, коней и слонов, или таскающие их за волосы, или лижущие и выклевывающие их мозг, о царь, или волокущие их тела и отдельные члены, или катящие там и сям их головы.
16-20 Лучники, обученные искусству ведения боя, опытные во владении оружием, сражались тогда неистово, домогаясь победы в бою. Твои воины рыскали по полю брани, показывая разнообразные приемы в ловкости владения мечами. Другие ратники, вступавшие на поле битвы, в пылу гнева убивали друг друга обоюдоострыми мечами, дротиками, метательными копьями и пиками, трезубцами и пиками с серпообразным острием, (125) булавами и копьями с железными шипами, и даже без оружия - одними голыми руками. Воины на колесницах (сражались) с воинами тоже на колесницах, всадники - с верховыми, слоны - с отборными слонами, пехотинцы - с пешими воинами. Иные (среди них), сильно возбужденные, точно в самом деле обезумевшие, поднимали громкий крик и убивали друг друга в той битве, будто это представляли актеры, состязаясь на аренах.
21-27 Меж тем как происходила та битва, не знающая границ дозволенного, о владыка народов, Дхриштадьюмна заставил своих коней смешаться с конями Дроны. И те кони, наделенные быстротою ветра, одинакового цвета с голубиным (126) и красные как кровь, так смешавшись вместе в сражении, выглядели, чрезвычайно красиво. И право же, кони красовались величаво, о царь, как облака, насыщенные молнией. И герой Дхриштадьюмна, сын Паршаты, тот губитель вражеских героев, увидев Дрону, подъехавшего так близко, о потомок Бхараты, бросил свой лук и взял меч и щит, намереваясь совершить трудновыполнимый подвиг. Переступив через дышло колесницы Дроны, он взошел на нее. То он стоял посредине ярма, то на связывающих его креплениях, то он бил по крупу коней. И тот его (подвиг) приветствовали войска. И когда он с мечом (быстро) перебегал по спинам рыжих коней Дроны, последний не мог усмотреть удобного случая (чтобы поразить его). И все это казалось весьма удивительным! Как стремительно бывает падение в лесах ястреба, жаждущего добычи, таким точно казалось нападение Дхриштадьюмны, желавшего сокрушить Дрону.
28-35 Тогда Дрона сотнею стрел забросал усеянный сотнею лун щит сына Друпады и меч его - десятью стрелами. Могучий, он убил затем шестьюдесятью четырьмя стрелами его коней, и двумя стрелами с серповидным острием он срезал знамя и зонт своего противника и убил обоих его возниц, погонявших пристяжных коней. Потом, с большой стремительностью натянув тетиву вплоть до самого уха, он метнул необычайную стрелу, губительную для жизни, (127) подобно тому как Громовержец (посылает во врага) громовую стрелу. Но как раз ту стрелу рассек четырнадцатью стрелами Сатьяки и освободил Дхриштадьюмну, захваченного первейшим из наставников. Так, о достойнейший, вызволил тот бык из рода Шини царевича Панчалы, захваченного Дроной, львом среди людей, подобно животной твари, схваченной львом. Увидев Сатьяки, охраняющего царевича Панчалы в той свирепой битве, Дрона стремительно поразил его двадцатью шестью стрелами. Тогда и внук Шини пронзил в ответ Дрону посередине груди двадцатью шестью острыми стрелами, в то время как тот истреблял, словно пожирая, сринджаев. Затем все воины панчалов на колесницах, домогающиеся победы, когда Дрона был тесним героем из рода Сатвата, (128) быстро вызволили Дхриштадьюмну (из битвы). Так гласит глава семьдесят вторая в Дронапарве великой Махабхараты.


Каталог: wp-content -> uploads -> 2017
2017 -> Свод правил по безопасной работе сотрудников органов исполнительной власти Самарской области, государственных органов Самарской области
2017 -> Руководство по эксплуатации общие сведения. «Жидкий акрил»
2017 -> О восстановлении пропущенного срока на подачу апелляционной жалобы
2017 -> Решение по гражданскому делу по моему иску к Петрову А. Н о выселении. В удовлетворении исковых требований мне было отказано в полном объеме
2017 -> Ротавирусная инфекция Профилактика острой кишечной инфекции


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   45


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница