Книга седьмая дронапарва или сказание о посвящении дроны



страница17/45
Дата17.11.2018
Размер9 Mb.
ТипКнига
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   45
Глава 89
Дхритараштра сказал:
1-7 Наше войско в одинаковой степени состоит из различных родов, (305) оно в равной степени рассматривается как превосходнейшее. Равным образом оно построено в боевые порядки, согласно установленным правилам, и в равной степени оно многочисленно, о Санджая! Оно постоянно чтится нами и оно всегда предано нам. Оно обширно (по величине своей) и представляет весьма необычайное зрелище, и доблесть его испытана заранее. Воины в нем не слишком стары и не слишком молоды. И они не худы и не слишком толсты. Учтивые в обхождении, склонные к долголетию и с крепким телосложением, они свободны от болезней. Они облачены в боевые доспехи и вооружены многочисленным оружием, они искусны в различных видах применения оружия. Они сведущи в искусстве взбираться на спины слонов и спускаться с них, в продвижении вперед и быстром отходе назад, (306) в ловком нанесении ударов, в выступлении в поход и отступлении. Множество раз они испытывались в управлении слонами, конями и колесницами. И будучи испытаны должным образом, они ублаготворялись жалованием, не из-за одной родовитости, не из благосклонности и не из-за родственных связей. И не было в войске моем такого, кто (пришел бы случайно), не будучи призван, (307) или же не получал бы содержания.
8-14 Мое войско состоит из людей родовитых и благородных, которые довольны, накормлены досыта и покорны. Оно пользуется заслуженными почестями и благосклонностью, овеяно славой и отмечено мудростью. Оно охраняется, о сын мой, главными из наших советников и многими другими, занятыми в главных делах, из коих все - превосходнейшие из людей, подобные самим хранителям мира! Оно охраняется также многочисленными царями земными, желающими сделать приятное для нас и примкнувшими к нам по своей воле вместе со своими войсками и приверженцами. И право же, (войско наше) подобно великому океану, наполненному водами (неисчислимых) потоков, текущих со всех сторон. Оно изобилует конями и колесницами, напоминающими, хоть и бескрылые они, крылатых тварей (парящих над гладью океана). Воины в этом (океане войска) заменяют его неистощимые воды, а верховые и упряжные животные составляют его страшные вздымающиеся волны. Бесчисленные пращи, мечи и булавы, дротики, стрелы и копья заменяют в нем рыб. Изобилующее знаменами и убранствами, оно украшено жемчугами вместо (прибрежных) галек. Быстро мчащимися верховыми и упряжными животными оно приводится в сотрясение вместо могучих порывов ветра. Дрона заменяет в нем глубочайшую бездну, а Критаварман - обширные омуты в нем; Джаласандха представляет его могучих крокодилов, а Карна - восход луны, придающий ему надменный вид!
15-22 Когда тот бык среди пандавов быстро помчался на одной-единственной колеснице, о Санджая, прорвавшись сквозь океан моего войска, и когда Ююдхана также (последовал за ним), я не предвижу там даже остатков от войска моего после вторжения Савьясачина и выдающегося из воинов, сражающихся на колесницах, того героя из рода Сатвата, о Санджая! Видя их обоих, смелых и бесстрашных, прорвавшихся там сквозь (передние ряды строя), и видя также правителя Синдху, оказавшегося в пределах досягаемости стрел лука гандивы, какие тогда меры предприняли кауравы, понуждаемые судьбой? В то страшное время, когда все были поглощены единой решимостью (сражаться), что же произошло с ними? (308) Я полагаю, о сын мой, что кауравы, собравшиеся вместе, уже поглощены самою Смертью! Ибо их доблесть в сражении не кажется сегодня уже такой, (какой она была некогда). Кришна и Пандава проникли оба через тот боевой строй невредимыми! И нет здесь никого, о Санджая, способного задержать их! Многие ратники - могучие воины на колесницах - были допущены нами после надлежащей проверки. Все они были ублаготворены содержанием по заслугам каждого, другие же - приятною речью. Нет в моем войске, о сын мой, такого, кто без всякой причины не был бы ублаготворен, ибо каждый получает назначенную плату и питание соответственно характеру его службы.
23-29 Не было в моем войске, о Санджая, ни одного воина, который получал бы меньшую плату и содержание, чем того он заслуживает, и не было, о сын мой, человека, получавшего плату неблагородным металлом. (309) Ведь воины ублажаются мною, по мере моих сил, дарами, почестями и сидениями. Точно так же чтятся они и моими сыновьями, о сын мой, и родственниками вместе с друзьями. И (теперь) они побеждены Савьясачином и оттеснены внуком Шини, едва только последние настигли их в сражении! Что же это может быть иное, кроме проявления судьбы? Тот, кто охраняется в сражении, и те, кто сами охраняют, о Санджая, - для них путь одинаковый: как для охраняемого, так и для охраняющих! Увидев в сражении Арджуну, стоящего перед правителем Синдху, какой образ действий предпринял мой крайне глупый сын? Увидев на поле брани также Сатьяки, бесстрашно проникнувшего в строй, какие же задумал Дурьйодхана принять меры, подходящие ко времени? В самом деле, увидев их обоих, превосходнейших из воинов на колесницах, избежавших (прикосновений) всех видов оружия и проникнувших в ряды моего войска, какое решение приняли мои воины в битве?
30-37 Я думаю, что при виде Кришны из рода Дашарха, а также того быка из рода Шини, решительно выступивших ради Арджуны, сыновья мои терзаются печалью! Я думаю, что при виде моего войска, прорванного героем из рода Сатвата и Арджуной, а также кауравов, убегающих прочь, сыновья мои терзаются горем! Я думаю, что при виде их воиноь на колесницах, отступающих в полной безнадежности победить врагов и принявших решение обратиться в бегство, сыновья мои терзаются печалью! Я думаю, что при виде сидений колесниц, опустошенных героем из рода Сатвата и Арджуной, а также убитых ими воинов сыновья мои терзаются горем! Я думаю, что при виде там коней, слонов и колесниц и храбрых воинов, тысячами бегущих в испуге с поля брани, сыновья мои терзаются печалью! Я думаю, что при виде там коней, лишенных своих храбрых седоков, и воинов, лишенных своих колесниц усилиями Сатьяки и Партхи, сыновья мои терзаются горем! Я думаю, что при виде целых толп пехотинцев, убегающих с поля битвы во все стороны, сыновья мои терзаются печалью! Я думаю, что при виде тех обоих героев, прорвавшихся сквозь боевой строй Дроны непобежденными даже на миг, сыновья мои терзаются горем!
38-43 Я ошеломлен ужасно, (310) о сын мой, услышав, что Кришна и Дхананджая, неувядаемые славой, проникли оба вместе с Сатьяки в мое войско! После того как тот превосходнейший воин на колеснице среди шиниев (311) проник в мое войско и прорвался сквозь строй бходжей, как же вели себя кауравы? И когда пандавы были теснимы Дроной в сражении, как тогда происходила там битва? О том расскажи мне, о Санджая! Ведь Дрона обладает сильною мощью, храбр, искушен во владении оружием и тверд в отваге! Как могли панчалы сражаться с тем могучим лучником в бою? Желающие победы царю справедливости, они питают злейшую вражду к Дроне. Также и сын Бхарадваджи, могучий воин на колеснице, проявляет жгучую враждебность по отношению к ним. И поэтому расскажи о том, что сделал Арджуна для свершения убийства правителя Синдху, - обо всем том расскажи мне. Ибо ты искусен (в умении повествовать), о Санджая!
Так гласит глава восемьдесят девятая в Дронапарве великой Махабхараты.

Глава 90
Санджая сказал:
1-9 Оказавшись в бедствии по причине своей собственной оплошности, ты не должен, о герой, так печалиться, подобно простому человеку! Зная твою непригодность (в делах) и твое пристрастие к сыновьям своим, а также твое двойственное отношение к справедливости и ревность к пандавам и слыша многочисленные горестные твои причитания, о наилучший из повелителей людей, тот могущественный учитель всех (трех) миров, знающий истинную сущность всего, что есть в этих мирах, - Васудева вызвал тогда великую войну среди всех кауравов! Из-за твоей собственной оплошности наступила эта ужасная всеобщая гибель! Ибо (в течение этих событий) никакой добродетельной заслуги твоей не видно, о потомок Бхараты, как в начале, так в середине и конце! Ведь поражение коренится полностью в тебе! Поэтому, зная о подлинной сущности этого мира, будь стоек и слушай, как происходила свирепая битва, подобная той, (что велась некогда) между богами и асурами! После того как внук Шини, воистину отважный, проник в твое войско, Партхи во главе с Бхимасеной тоже двинулись против твоей рати. И тех пандавов, стремительно и с яростным видом подступавших вместе с их приверженцами, Критаварман, могучий воин на колеснице, сдерживал один в том сражении. Как берег морской сдерживает море взволновавшихся вод, так и сын Хридики сдерживал войско пандавов в пылу сражения. И доблесть сына Хридики считали там необычайной, поскольку Партхи, объединившиеся вместе, не могли превзойти в битве его одного.
10-18 Тогда Бхима могучерукий, пронзив Критавармана тремя железными стрелами, затрубил в раковину, радуя всех пандавов. Затем Сахадева пронзил сына Хридики двадцатью стрелами, царь справедливости - пятью и Накула - сотнею стрел. Сыновья же Драупади поразили Критавармана семьюдесятью тремя стрелами, Гхатоткача - семью и Дхриштадьюмна - тремя, а Вирата, Друпада и сын Яджнясены (Шикхандин) - пятью стрелами каждый. Кроме того, Шикхандин, пронзив уже раз сына Хридики пятью быстролетными стрелами, пронзил его снова двадцатью стрелами, как бы посмеиваясь (над ним). Тогда Критаварман, о царь, пронзил всех тех могучих воинов на колесницах пятью стрелами каждого, а Бхиму - снова семью. И сражаясь старательно, он поверг на землю лук и знамя Бхимы с его колесницы. Затем тот могучий воин на колеснице, разгневанный, с большой стремительностью ударил Бхиму, чей лук был рассечен, семьюдесятью острыми стрелами в грудь. Глубоко пронзенный отличнейшими стрелами сына Хридики, могучий Бхима затрясся посреди своей колесницы, подобно горе во время землетрясения. И видя Бхимасену в таком положении, (партхи), предводительствуемые царем справедливости, стали больно тревожить Критавармана, выпуская в него жестокие стрелы. И окружив его потоком колесниц, о достойнейший, они в радостном возбуждении пронзили его своими стрелами, чтобы защитить сына Ветра в той битве.
19-25 Придя вновь в сознание, Бхимасена, наделенный могучей силой, схватил тогда в пылу сражения дротик, сделанный из стали и снабженный золотым древком, и метнул его стремительно со своей колесницы в колесницу Критавармана. И выпущенный из рук Бхимы, тот дротик, напоминающий змею, высвободившуюся из своей обветшалой кожи, страшный видом, ярко сверкал, когда он несся на Критавармана. И (видя) дротик, блеском подобный разрушительному огню в конце юги, стремительно несущийся на него, сын Хридики двумя стрелами рассек его надвое. И рассеченный так, дротик тот, украшенный золотом, упал на землю, озаряя все страны света, о царь, подобно огромному метеору, падающему с небосвода. Видя, что дротик его сбит, Бхима пришел в сильную ярость. Тогда, взяв другой лук, более тугой и издающий звон гораздо мощный Бхимасена, преисполненный гнева, остановил сына Хридики в сражении. Затем Бхима, наделенный страшною мощью, ударил его посредине груди пятью стрелами, - вследствие твоей дурной политики, (312) о царь! И правитель бходжей, с телом, всюду израненным Бхимасеной, о достойнейший, сиял блистательно на поле битвы, словно красное ашоковое дерево, (313) распустившееся цветами.
26-34 Тогда могучий лучник (Критаварман), воспаленный гневом, слегка улыбаясь, ударил сильно в Бхимасену тремя стрелами и пронзил в ответ всех тех могучих воинов на колесницах, усердно сражавшихся в битве, тремя стрелами каждого. А те в ответ пронзили его семью стрелами каждый. И затем кипящий гневом, тот могучий воин на колеснице рассек стрелою с бритвообразным наконечником лук Шикхандина, как бы смеясь в пылу сражения, о потомок Бхараты! Шикхандин же, разгневавшись при виде рассеченного своего лука, быстро схватил меч в разгаре битвы и сверкающий щит, усеянный сотнею лун. Кружа огромным щитом, украшенным золотом, он послал тот меч в колесницу Критавармана. И тот огромный меч, рассекши в сражении его лук вместе с возложенной на нем стрелою, упал на землю, о царь, подобно яркому светилу, скатившемуся с небосклона. В это самое время могучие воины на колесницах быстро и глубоко пронзили Критавармана своими стрелами в той битве. Тогда, отбросив свой рассеченный огромный лук и взяв другой лук, о лучший из рода Бхараты, сын Хридики, губитель вражеских героев, пронзил пандавов в пылу сражения тремя прямыми стрелами каждого. И Шикхандина пронзил он - сначала тремя, а затем пятью стрелами. 35-42 Но тут Шикхандин достославный, взяв другой лук, сдержал сына Хридики быстролетными стрелами с остриями в виде когтей черепахи. Тогда, о царь, сын Хридики, воспаленный гневом в том сражении, ринулся со всей стремительностью на сына Яджнясены, могучего воина на колеснице, о царь, бывшего причиной поражения благородного Бхишмы в бою. И право же, (ринулся) тот герой, проявляя свою мощь, словно тигр, нападая на слона! И оба те укротителя врагов, напоминающие двух слонов стран света или два сверкающих огня, нападали друг на друга, разя тучами стрел. Потрясая превосходнейшими луками и накладывая на них стрелы, оба они выпускали их сотнями, будто два солнца, посылающие свои лучи. И жестоко терзая друг друга острыми стрелами, те оба героя, могучих воина на колесницах, сияли блистательно, подобно двум солнцам, появляющимся в конце юги. Ту
т Критаварман пронзил неистового сына Яджнясены, могучего воина на колеснице, семьюдесятью тремя стрелами и еще раз - семью. И тот, глубоко пронзенный, в мучительном бессилии опустился на площадку колесницы и, выпустив лук со стрелами, впал в обморочное состояние.
43-50 Увидев того героя безжизненным на колеснице, твои войска, о бык из рода Бхараты, почтили сына Хридики и стали размахивать своими одеждами (в воздухе). Заметив, что Шикхандин так измучен стрелами сына Хридики, возница его поспешно вывез того могучего воина на колеснице с поля битвы. Партхи же при виде Шикхандина, лежащего в изнеможении на площадке колесницы, быстро окружили Критавармана в том сражении своими колесницами. И там Критаварман, могучий воин на колеснице, совершил весьма необычайный подвиг, так как он один сдерживал всех партхов вместе с их приверженцами. И победив так партхов, Критаварман, могучий воин на колеснице, победил также и чедиев, панчалов, сринджаев и кекаев - всех, преисполненных великой доблести. И те (войска) пандавов, так сокрушаемые в битве сыном Хридики, начали разбегаться туда и сюда, ибо не способны уже были устоять в сражении. Победив в бою сыновей Панду, предводительствуемых Бхимасеной, сын Хридики стоял в сражении, подобно бездымному (ярко сверкающему) огню. И обращенные в бегство сыном Хридики в пылу сражения, те могучие воины на колесницах совсем отвратились от него, теснимые ливнями стрел.
Так гласит глава девяностая в Дронапарве великой Махабхараты.

Глава 91
Санджая сказал:
1-8 Слушай с неослабным вниманием, о царь, о чем ты спрашиваешь меня! После того как то войско (партхов) было обращено в бегство благородным сыном Хридики, после того как оно было унижено стыдом, а твои войска охвачены радостью, тот, кто стал прибежищем (314) пандавов, искавших покровительства, (315) когда они находились в том бездонном море (бедствия), тот герой, внук Шини, услышав страшный шум твоих войск в свирепом сражении том, о царь, быстро двинулся на Критавармана. Но тут Критаварман, сын Хридики, воспаленный гневом, осыпал внука Шини острыми стрелами. Тогда разгневался и Сатьяки. И тут внук Шини в пылу сражения послал в Критавармана остро отточенную стрелу с серповидным острием и еще четыре других стрелы. И те стрелы убили (четырех) его коней, а стрелою с серповидным острием Сатьяки рассек его лук. Затем он пронзил возницу своего противника и воина, охранявшего его с тылу, множеством острых стрел. И лишив его колесницы, Сатьяки, наделенный подлинной отвагой, стал изматывать его войско прямыми стрелами. И терзаемое стрелами внука Шини, вражеское войско было полностью рассеяно. И тогда Сатьяки, воистину отважный, поспешно проследовал своим путем.
9-15 Слушай теперь, о царь, что сделал тот герой отважный войскам твоим! Переправившись, о великий царь, через великий океан, состоящий из войска Дроны, а сам преисполненный радости оттого, что одержал победу над Критаварманом в сражении, герой тот сказал своему вознице: "Поезжай медленно без опасений!" Видя, однако, то войско твое, изобилующее колесницами, конями и слонами и кишащее пешими воинами, он снова сказал вознице: "Это обширное войско, что находится левее рати Дроны и выглядит подобно черной туче, состоит из (вражеских) слонов. Рукмаратха (316) является его предводителем. Эти слоны ведь многочисленны, о возница, и трудноотразимы в сражении. Получив приказание Дурьйодханы, они (ожидают) меня, готовые положить свои жизни. Все воины - царевичи (по рождению) и могучие стрелки из лука и способны проявить свою доблесть в сражении. Среди тригартов (к коим они принадлежат) - это прославленные воины на колесницах, несущие знамена, украшенные золотом. Те герои, с лицами, обращенными ко мне, стоят, желая сразиться со мною. Туда доставь меня быстро. Гони же коней, о возница! Я сражусь с тригартами на глазах у сына Бхарадваджи".
16-23 Тогда возница, послушный воле отпрыска из рода Сатвата, поехал медленно на сверкающей колеснице, блеском подобной солнцу и осененной знаменем. Ее мчали послушные вознице превосходнейшие кони, игриво приплясывая, по быстроте равные ветру в сражении, светлой масти, словно цветок жасмина, или месяц, или же серебро. И когда тот воин на колеснице, влекомый превосходнейшими конями масти, подобной цвету раковины, примчался (к вражескому строю), его окружили тогда со всех сторон те герои отрядом слонов, сея разного рода острые стрелы, способные легко пронзать все. Отпрыск рода Сатвата тоже сразился с войском слонов, посылая острые стрелы, подобно тому как мощное облако на исходе жаркой поры исторгает на горы ливни дождя. Убиваемые стрелами, по прикосновению равносильными громовым ударам, исторгаемыми доблестнейшим из шиниев, слоны те стали убегать, покидая поле брани, с бивнями сломанными, истекающие кровью, с головами и выпуклостями на лбу размозженными, с ушами, мордами и хоботами отсеченными и лишенные своих погонщиков и знамен. Иные из них с кольчугами и колокольцами разбитыми, с высокими стягами срубленными, с седоками убитыми и с попонами сползшими разбегались, о царь, в разные стороны. Другие же, изувеченные отпрыском из рода Сатвата длинными стрелами, а также снабженными острием в виде телячьего зуба, (убегали прочь), испуская разнообразный рев, подобный раскатам (грома из) облаков.
24-31 Меж тем как то войско слонов было обращено в бегство, Джаласандха, могучий воин на колеснице, старательно прилагая усилия, повел своего слона против колесницы (Ююдханы), запряженной конями серебристой масти. С руками золотистого оттенка, украшенный золотыми браслетами ангада, в серьгах и диадеме, с раковиной (в руке), умащенный красным сандалом и носящий вокруг головы сияющий золотой венок, на груди же - золотое украшение нишку, а на шее - сверкающее ожерелье (из золота), герой тот, чистый душою, размахивая над головою слона луком, украшенным золотом, выглядел блистательно, о великий царь, подобно облаку, пронзенному молнией. И подступающего к нему с таким неистовством, Сатьяки остановил превосходнейшего слона правителя Магадхи, как берег морской сдерживает взбушевавшийся океан. Увидев, что слон его остановлен превосходнейшими стрелами внука Шини, могучий Джаласандха, о царь, воспалился гневом в сражении. И тогда разъяренный Джаласандха пронзил внуку Шини могучую грудь стрелами, способными наносить тяжкие удары. А другой острой и хорошо закаленной стрелой с серповидным острием он рассек лук героя из рода Вришни, в то время как тот натягивал его.
32-39 Затем, о потомок Бхараты, улыбаясь слегка, отважный правитель Магадхи пронзил Сатьяки, чей лук был рассечен так, пятью острыми стрелами. Но пронзенный множеством стрел Джаласандхой, тот доблестный и могучерукий герой, однако, ничуть не содрогнулся. И это казалось весьма удивительным! Затем он без всякого страха подумал о стрелах, (какие необходимо ему применить). И взяв другой лук, он, (обратившись к Джаласандхе), сказал: "Стой, остановись!" Сказав так, внук Шини глубоко пронзил Джаласандхе могучую грудь шестью стрелами, улыбаясь при этом. И другой стрелой с бритвообразным острием, хорошо закаленной, он рассек лук Джаласандхи у самой рукояти и еще тремя пронзил его самого. Джаласандха же, отбросив тот лук свой вместе с возложенной на него стрелою, быстро метнул пику в Сатьяки, о достойнейший! И та страшная пика, пронзив насквозь левую руку Мадхавы, вошла в землю, подобно огромной шипящей змее. И когда левая рука его была пронзена так, Сатьяки, воистину отважный, ударил в Джаласандху тридцатью острыми стрелами.
40-46 Тогда, взяв кривую саблю и огромный щит из воловьей кожи, украшенный сотнею лун, могучий Джаласандха, закружив той саблей, метнул ее в отпрыска рода Сатвата. И та сабля, разрубив лук внука Шини, упала на землю и сверкала блистательно, подобно огненному кругу пылающей головешки, лежащей на земле. Но вот (Ююдхана), взяв другой лук, способный поражать любое тело, подобный (по величине) ветви дерева шала и звоном напоминающий раскаты грома Индры, и натянув его, преисполненный гнева, пронзил Джаласандху одною стрелою. Затем он, первейший из рода Мадху, улыбаясь слегка, отсек двумя стрелами с бритвообразным острием обе руки Джаласандхи, покрытые украшениями и браслетами ангада. И те обе руки, похожие на две булавы, снабженные шипами, упали с превосходнейшего из слонов, подобно тому как две пятиглавые змеи падают с горы. Затем третьей стрелою с подковообразным острием Сатьяки отрубил голову своему противнику, с красивыми зубами и челюстями, с выдающимся носом и украшенную чудесными серьгами. И туловище Джаласандхи, лишенное головы и рук, страшное видом, обагрило кровью слона его.
47-54 Убив Джаласандху в сражении, отпрыск рода Сатвата стремительно сбросил погонщика-нишадца (317) со спины слона, о владыка народов! И с телом, залитым кровью, слон Джаласандхи нес укрепленное на нем дорогое сидение, свесившееся набок. И терзаемый стрелами отпрыска рода Сатвата, громадный слон, сокрушая ряды своего же войска, бежал прочь, испуская страшный мучительный рев. И громкий вопль скорби поднялся среди твоего войска, о достойнейший, при виде Джаласандхи, убитого тем быком среди вришниев. А воины твои, с лицами, отвращенными (от битвы), разбежались в разные стороны. И в самом деле, потеряв всякую уверенность в победе над врагом, они приняли решение обратиться в бегство. Между тем, о царь, Дрона, лучший из носящих оружие, примчался на быстрых конях к Ююдхане, могучему воину на колеснице. Увидев внука Шини, сильно возбужденного (от ярости и гордыни), быки среди кауравов вместе с Дроной, разгневанные, окружили Сатьяки. Затем произошла битва, о царь, на поле брани между кауравами и Дроной (с одной стороны) и отпрыском рода Сатвата (с другой), страшная, подобная той, (что происходила некогда) между богами и асурами.
Так гласит глава девяносто первая в Дронапарве великой Махабхараты.

Глава 92
Санджая сказал:
1-8 Сея тучи стрел, все те воины, искусно разящие (врагов), усердно и смело, о великий царь, сражались с Ююдханой. Дрона ударил в него семьюдесятью семью острыми стрелами, Дурмаршана - двенадцатью и Духсаха - десятью стрелами. Викарна тоже пронзил его в левый бок и промеж сосцов тридцатью острыми стрелами с оперением цапли. Дурмукха ударил его десятью стрелами, Духшасана - восемью, а Читрасена пронзил внука Шини двумя стрелами, о достойнейший! Дурьйодхана же и другие герои, о царь, могучие воины на колесницах, теснили жестоко отпрыска рода Мадху могучим ливнем стрел в той битве. Хотя и уязвляемый со всех сторон могучими воинами на колесницах - твоими сыновьями, отпрыск рода Вришни пронзил их в ответ каждого в отдельности прямолетящими стрелами. Сына Бхарадваджи он пронзил тремя стрелами, Духсаху - девятью, Викарну - двадцатью пятью и Читрасену - семью. Дурмаршану он пронзил двенадцатью стрелами и Вивиншати - четырьмя, Сатьяврату - девятью и Виджаю (318) - десятью стрелами.
9-15 Пронзив затем Рукмангаду, (319) Сатьяки, могучий воин на колеснице, размахивая своим луком, быстро двинулся против сына твоего (Дурьйодханы), могучего воина на колеснице. И на глазах у всех людей он глубоко поразил своими стрелами царя, наилучшего из всех носящих оружие. И тогда началась битва между ними обоими. Каждый из обоих могучих воинов на колесницах, меча острые стрелы, непрестанно накладывая их (на тетиву), каждый из них делал другого невидимым в сражении. И Сатьяки, пронзенный царем кауравов, выглядел весьма блистательно, ибо он истекал обильно кровью, подобно тому как красное сандаловое дерево (320) источает свои соки. Пронзенный же отпрыском рода Сатвата тучами стрел, твой сын тоже выглядел красиво, словно жертвенный столб, воздвигнутый (при священном обряде), увитый вокруг золотыми гирляндами. (321) Но вот Мадхава, о царь, в пылу сражения стремительно рассек стрелой с подковообразным острием лук царя кауравов, могучего лучника, (322) улыбаясь при этом. И затем он покрыл его, лишенного лука своего, бесчисленными стрелами. И пронзенный стрелами, (выпущенными) тем врагом, действующим с большой стремительностью, царь не мог вынести этого признака победного успеха врага своего.
16-23 Тогда (Дурьйодхана), взяв другой, непревзойденный лук с позолоченной тыльной частью, быстро пронзил Сатьяки сотнею стрел. Глубоко пронзенный твоим сыном, могучим лучником, последний подпал под власть гнева и стал мучительно беспокоить твоего сына. Видя царя, жестоко теснимого так, сыновья твои - могучие воины на колесницах немедленно покрыли отпрыска рода Сатвата сплошным ливнем стрел. Но в то время как его окутывали так могучие воины на колесницах - твои многочисленные сыновья, Ююдхана пронзил каждого из них пятью стрелами и затем снова пронзил семью. И он стремительно пронзил Дурьйодхану восемью быстролетными стрелами и, усмехаясь при этом, рассек его лук, наводящий страх на врагов. И несколькими стрелами он повалил также его знамя, украшенное слоном из драгоценных камней. И убив затем четырех коней своего противника четырьмя острыми стрелами, многославный (Сатьяки) поверг его возницу стрелою с бритвообразным острием. И в то же время он, преисполненный радости, осыпал могучего воина на колеснице - царя кауравов множеством стрел, способных проникнуть в жизненно важные места. И поражаемый так в сражении превосходнейшими стрелами внука Шини, сын твой Дурьйодхана, о царь, внезапно пустился в бегство и потом вскочил на колесницу Читрасены, вооруженного луком.
24-30 При виде царя, теснимого Сатьяки в битве, напоминающего Сому-Месяц в небесном пространстве, когда его поглощает демон Раху, вселенная наполнилась вся воплями скорби. И услышав тот громкий шум, Критаварман, могучий воин на колеснице, стремительно двинулся туда, где находился могущественный Мадхава. И он (мчался), размахивая превосходнейшим луком, понукая своих коней и строго выговаривая вознице: "Езжай быстрей, езжай быстрей!" Завидя его, устремляющегося подобно Разрушителю с широко разверстой пастью, Ююдхана, о великий царь, сказал так своему вознице: "Этот Критаварман, вооруженный стрелами, на колеснице быстро устремляется сюда! Ринься на своей колеснице против этого (воина), превосходнейшего из всех лучников!" Тогда на (колеснице), запряженной конями, погоняемыми до предельной скорости, и снаряженной должным образом, (Сатьяки) ринулся в сражении на правителя бходжей, наиболее выдающегося (323) среди лучников. И оба сильно разъяренные и оба подобные двум сверкающим огням, те тигры среди людей сразились (друг с другом), словно два тигра, отличающиеся большой стремительностью.
31-38 Тут Критаварман ударил во внука Шини двадцатью шестью острыми, хорошо отточенными стрелами и в его возницу - семью стрелами. И четырьмя мощными стрелами он пронзил четырех превосходнейших и хорошо объезженных коней отпрыска рода Сатвата, происходящих из страны Синдху. Осененный знаменем, украшенным золотом, облаченный в золотые доспехи и украшенный золотыми браслетами ангада, (Критаварман), потрясая громадным луком с позолоченной тыльной частью, осыпал его стрелами с золотым оперением. Тогда внук Шини, жаждущий видеть Дхананджаю, послал с большой стремительностью восемьдесят стрел в Критавармана. И глубоко пронзенный могучим врагом, тот усмиритель врагов (324) неодолимый стал дрожать подобно горе во время землетрясения. После этого Сатьяки быстро пронзил четырех коней Критавармана шестьюдесятью тремя острыми стрелами, а также его возницу - семью. Затем, возложив (другую) стрелу с золотым оперением, сильно блещущую пламенем и напоминающую разгневанную змею, Сатьяки метнул ее (в своего противника). И та лютая стрела, подобная жезлу самого Ямы, пронзила насквозь Критавармана и, пробив его сверкающие доспехи, расцвеченные золотом, вошла в землю, окрашенная кровью.
39-44 Мучимый стрелами Сатваты в той битве и залитый кровью, (Критаварман), шатаясь, выпустил свой лук и повалился на превосходнейшей своей колеснице. Тот львиноподобный (герой) с неизмеримой отвагой, тот бык среди людей, терзаемый Сатьяки его стрелами, упал на колени на площадке колесницы. Сдержав так Критавармана, подобного Тысячерукому (Арджуне) (325) или невозмутимому Океану, Сатьяки проследовал тогда вперед. Прорвавшись сквозь середину строя (противника), оснащенного мечами, дротиками и луками и изобилующего слонами, конями и колесницами, страшного видом из-за крови, пролитой быками среди кшатриев, исчисляемых сотнями, тот бык из рода Шини проследовал далее на глазах у всех войск, подобно тому как сокрушитель Вритры (пробился) сквозь полчища асуров. А тем временем могучий сын Хридики, совсем оправившись и взяв другой, громадный лук, остался стоять там, сдерживая в битве пандавов.
Так гласит глава девяносто вторая в Дронапарве великой Махабхараты.


Каталог: wp-content -> uploads -> 2017
2017 -> Свод правил по безопасной работе сотрудников органов исполнительной власти Самарской области, государственных органов Самарской области
2017 -> Руководство по эксплуатации общие сведения. «Жидкий акрил»
2017 -> О восстановлении пропущенного срока на подачу апелляционной жалобы
2017 -> Решение по гражданскому делу по моему иску к Петрову А. Н о выселении. В удовлетворении исковых требований мне было отказано в полном объеме
2017 -> Ротавирусная инфекция Профилактика острой кишечной инфекции


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   45


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница