Книга седьмая дронапарва или сказание о посвящении дроны



страница25/45
Дата17.11.2018
Размер9 Mb.
ТипКнига
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   45
Глава 125
Санджая сказал:
1-9 После того как был убит повелитель Синдху, о царь, твой сын Суйодхана, с лицом, орошенным слезами, опечаленный и потерявший уверенность в победе над своими врагами, пришел к мысли, что нет на земле воина, равного Арджуне. Ни Дрона, ни сын Радхи, ни Ашваттхаман и ни Крипа не способны устоять перед ним, когда он воспален гневом, о достойнейший! (И Суйодхана сказал себе): "Ведь победив в сражении всех моих могучих воинов на колесницах, Партха убил правителя Синдху в бою. И никто не мог остановить его. Это мое обширное войско почти все уничтожено (пандавами). И нет ведь никого, кто мог бы защитить его, не (смог бы) даже сам Пурандара! (34) Тот, на кого полагаясь, всегда происходила (у меня) схватка в бою, увы, тот Карна побежден в сражении, а Джаядратха и вовсе убит! Тот Карна, который говорил среди собрания оскорбительные слова пандавам, увы, тот Карна побежден в сражении, а правитель Синдху повержен! Тот Карна, на чью опираясь мощь, я счел Ачьюту (35) за солому, когда он прибыл (ко мне) просить о мире, увы, тот Карна побежден в бою!" Так сокрушаясь в душе, о царь, тот обидчик всего мира, сын твой отправился к Дроне, чтобы увидеть его, о бык из рода Бхараты! И тогда он поведал о том поголовном страшном истреблении кауравов, а также о победе врагов и об (ужасном бедствии), в которое погрузились сыны Дхритараштры.
Дурьйодхана сказал:
10-17 Посмотри, о наставник, какое учинено кровавое опустошение среди помазанных царей! (Я ведь вступил в битву), поставив во главе всех нас доблестного Бхишму, деда моего! Убив его, сей Шикхандин, с душою удовлетворенной, осиливает вместе со всеми панчалами головной участок войска, жаждя алчно (нового победного успеха). Другой же ученик твой, неодолимый царь Джаядратха убит Савьясачином, после того как он сокрушил семь акшаухини (наших) войск! Каким образом я стану свободным от долга перед союзниками моими, желавшими нам победы и всегда оказывавшими помощь, а (ныне) отправившимися в обиталище Ямы. Те властители земли, которые желали дать мне всю землю, лежат теперь на земле, сами лишившись обладания землею! Действительно, я трус! Причинив такую гибель друзьям, я не смею думать, что смогу очиститься (36) даже совершением тысячи жертвоприношений коня! Оттого что я алчен и греховен и совершаю прегрешения против справедливости, (эти владыки земли), прилагавшие усилия в своем желании победы, попали в обиталище Вайвасваты. (37) Почему в присутствии тех царей земля не смогла предоставить отверстия и для меня, коль я так пал в своем поведении и замышляю распри среди друзей!
18-25 Увы, с телом, орошенным кровью, лежащего среди царей, я не смог спасти деда моего, Бхишму, сраженного на поле брани! И коль я человек неблагородный, подстрекающий друзей к раздору и нечестивый, что же скажет мне он, неодолимый, покоривший другой мир, когда встретит там меня? Смотри, тот могучий лучник Джаласандха убит (доблестным) Сатьяки! Тот герой, могучий воин на колеснице ревностно выступил ради меня, решившись положить свою жизнь! При виде правителя Камбоджи убитого, а также Аламбусы и многих других союзников моих, (я думаю), какая может быть теперь цель у меня сохранить жизнь? (38) Не обращающиеся вспять герои те, которые сражались ради меня и прилагали старания до крайних своих сил, чтобы победить (врагов моих), лежат (теперь) убитые из-за моей пагубной (политики). Сегодня, постаравшись изо всех своих сил, о усмиритель врагов, я освобожу себя от долга перед ними и ублажу их всех возлиянием водою у берегов Ямуны! Я верно обещаю тебе, о лучший из всех носящих оружие, и клянусь благочестивыми делами, мною совершенными, и всею моей доблестью, а также сыновьями моими, что, убив в сражении всех панчалов вместе с пандавами, я обрету спокойствие духа или же, (убитый) ими в бою, я отправлюсь в те же самые миры, куда уже переселились те (соратники мои)!
26-33 Ведь теперь союзники мои, не пользуясь достаточной поддержкой (с нашей стороны), не желают больше (находиться с нами)! Ибо они считают более предпочтительными для себя пандавов, но отнюдь не нас, о могучерукий! Ведь самим тобою, верным своей цели, предопределена наша смерть в сражении, ибо ты поступаешь снисходительно по отношению к Дхананджае, оттого что он твой любимый ученик! Поэтому все они убиты, - все те, кто стремились добыть нам победу! Только лишь Карну одного я вижу теперь, жаждущего нам победы! Ведь у того человека, недалекого умом, который, не распознав должным образом другого, привлекает его как друга своего, - у того дело гибнет. Именно такого рода дело мое совершено людьми, притязающими быть моими друзьями и действующими изворотливыми приемами так и сяк, тогда как сам я в ослеплении жаден и греховен! Увы, убит Джаядратха, а также сын Сомадатты могучий, (39) равным образом абхишахи, шурасены, шиби и васати. И сам я отправлюсь сегодня туда, куда (уже переселились) те быки среди людей, убитые Носящим диадему, когда ради меня сражались в битве! Ведь без тех быков среди людей нет для меня смысла в жизни! Ты - наставник сыновей Панду, дай нам на это свое дозволение!
Так гласит глава сто двадцать пятая в Дронапарве великой Махабхараты.

Глава 126
Дхритараштра сказал:
1-2 После того как правитель Синдху был убит в сражении Савьясачином, о сын мой, и после того как пал также Бхуришравас, каким было тогда состояние ваших мыслей? Также и Дрона после таких слов, сказанных ему Дурьйодханой в присутствии кауравов, что сказал он ему вслед за этим? О том расскажи мне, о Санджая!
Санджая сказал:
3-9 Громкий, прискорбный вопль поднялся среди твоих войск, о потомок Бхараты, при виде убитых правителя Синдху, а также Бхуришраваса. Они пренебрегли всеми советами твоего сына, советами, благодаря которым были убиты сотнями быки среди кшатриев. Что же касается Дроны, то он, услышав те слова сына твоего, встревожился душою. Но, подумав с минуту, он промолвил, сильно удрученный: "О Дурьйодхана, зачем ты так уязвляешь меня стрелами своих слов? Я ведь постоянно говорил тебе, что Савьясачин не может быть побежден в бою! Вполне достаточно, о Каурава, узнать о (доблести) Арджуны в сражении по тому именно подвигу, когда охраняемый Носящим диадему Шикхандин убил Бхишму! Увидев (Бхишму), непобедимого людьми и богами, убитым в сражении, я уже тогда узнал, что это войско бхаратийское не существует более. (40) После того как был сражен тот герой, которого среди мужей в трех мирах мы считали самым выдающимся из всех героев, на кого же из оставшихся здесь мы должны опереться?
10-17 Те кости, о сын мой, которыми прежде играл Шакуни в собрании кауравов, не были игральные кости, а то были острые стрелы, способные убивать врагов! Именно те стрелы, о сын мой, посылаемые Джаей, теперь убивают нас! Хотя Видурой были они уже тогда определены такими, ты все еще не понимаешь (этого)! Также и те слова, когда их говорил мудрый и благородный Видура с плачем в голосе, тех слов благих, ведущих к миру, ты не слушал тогда! И то страшное бедствие, (о котором предрекал он), теперь наступило! То лютое побоище происходит из-за тебя, вследствие твоего пренебрежения теми словами Видуры! И это великое зло, что овладело тобою, о сын Гандхари, есть результат того греховного поступка твоего, когда ты на наших глазах привел в собрание (кауравов) Кришну, (41) не заслуживавшую такого обращения, рожденную в высоком роду и соблюдающую все нравственные свои обязанности! Если же нет здесь (по-твоему) особого греха, то в другом мире ты обретешь гораздо более страшные его последствия! (42) Победив пандавов в игре в кости нечестным путем, ты отправил их тогда в лес в изгнание, облаченных в антилоповые шкуры! (43) Кто же в таком случае другой из людей, кроме меня, называющий себя брахманом, пытался бы вредить им, всегда соблюдающим свой нравственный долг и близким мне, как родные сыновья?
18-25 Этот гнев пандавов был вызван в собрании кауравов тобою вместе с Шакуни, с одобрения Дхритараштры! И подогреваемый Духшасаной, тот гнев был затем сильно раздут Карной. Пренебрегая словами Кшаттри, ты снова и снова раздувал его сам! Преодолев (сопротивление) отовсюду, все вы окружили сына Арджуны, опираясь на царя страны Синдху! Но каким же образом он мог быть убит среди вас? Каким образом, когда здравствуешь ты и Карна, Крипа и Шалья, и Ашваттхаман, о Кауравья, пришел к своей гибели правитель Синдху? Все цари со стороны вашей проявляли неистовую свою мощь, чтобы защитить царя Синдху. Так почему же тогда он был убит среди вас? Ведь полагаясь на меня особенно и на тебя, о Дурьйодхана, тот властитель земли надеялся на избавление от Арджуны! Однако раз он не получил возможности избавиться от Пхальгуны, я не вижу никакого средства для сохранения своей собственной жизни! Пока я не убил панчалов вместе с тем Шикхандином, я чувствую себя словно погружающимся в (трясину) обид, (перенесенных) от Дхриштадьюмны! (44)
26-32 Не оказавшись в состоянии вызволить царя страны Синдху, о потомок Бхараты, так зачем же ты уязвляешь меня стрелами своих слов, когда я сам тоже терзаюсь печалью? Не видя более в сражении золотого знамени Бхишмы, верного своей цели и неутомимого в своих деяниях, как ты можешь надеяться на победу? Когда убит среди могучих воинов на колесницах правитель Синдху, а равно убит и Бхуришравас, какой, ты думаешь, будет тогда конец? Крипа тоже ведь трудноодолим, если здравствует еще, о царь! Он не последовал по пути царя страны Синдху. Я высоко чту его за это! Когда я увидел самого Бхишму, совершавшего трудновыполнимые подвиги (в бою), того воина, которого не в состоянии были победить в сражении даже сами боги с Васавой во главе, сраженного на глазах у тебя, о Кауравья, а также младшего твоего брата Духшасаны, я подумал тогда, о царь, что Земля покинула тебя! Вот войска пандавов и сринджаев, о потомок Бхараты, объединившись вместе, теперь обрушиваются против меня, о достойнейший! Не убив всех панчалов, я не сниму своих доспехов. Я совершу для тебя, о сын Дхритараштры, благое дело в сражении!
33-39 О царь, (отправляйся) и скажи моему сыну Ашваттхаману, пребывающему в сражении, что он не должен допустить сомакам вызволиться, даже рискуя своей жизнью! (45) (Ты должен также сказать ему): "Соблюдай все наставления, которые ты получил от своего отца! Будь стоек в милосердии, самообуздании, правде и чистосердечии! Искушенный в вопросах закона, пользы и любви, ты должен, не нарушая закона и пользы, постоянно исполнять такие дела, где главным выступает закон! (46) Брахманы должны быть всегда ублажаемы на глазах у всех и мысленно и должны, в меру сил твоих, чтиться тобою. И не должен ты никогда делать им ничего неприятного! Ибо они подобны пламени огня! А что до меня, то я проникну во вражеские ряды, о сокрушитель врагов, ради великой битвы, о царь, уязвленный стрелами твоих слов! Если можешь, о Дурьйодхана, (отправляйся) и поддержи то войско (наше)! Ведь кауравы и сринджайи разгневаны и будут сражаться даже ночью!" Сказав так, Дрона тогда двинулся против пандавов и сринджаев, затмевая (своей мощью) блистательную мощь кшатриев, подобно тому как солнце затмевает свет звезд.
Так гласит глава сто двадцать шестая в Дронапарве великой Махабхараты.

Глава 127
Санджая сказал:
1-6 Так побуждаемый Дроной, царь Дурьйодхана, подпав под власть гнева, обратил тогда свои мысли к битве. И сказал твой сын Дурьйодхана затем Карне: "Смотри, носящим диадему Пандавой, имеющим своим единственным спутником Кришну, прорван боевой строй, установленный наставником, строй, не проницаемый даже богами, и на глазах у тебя, усердно сражавшегося, и благородного Дроны, а также (многих других) главнейших воинов повержен правитель Синдху! Смотри, о сын Радхи, многие выдающиеся цари лежат на земле, убитые Партхой, как мелкие животные, убитые львом! В то время как сам я с рвением прилагал усилия в сражении, сыном Шакры мое войско было низведено до незначительного остатка. Каким же образом, в самом деле, смог бы Пхальгуна, вопреки желанию Дроны, занятого в битве, прорвать непроницаемый боевой строй, хотя бы даже прилагая большие усилия в сражении?
7-11 Ведь правда, Пхальгуна неизменно мил благородному наставнику! Поэтому-то Дрона и предоставил ему доступ (в свой строй), не вступив с ним в битву, о усмиритель врагов! Посмотри на мое злосчастие! (47) Дав сначала обещание безопасности в сражении правителю Синдху, Дрона, усмиритель врагов, предоставил затем Носящему диадему доступ (в свой боевой строй)! Если бы я еще раньше дал дозволение царю Синдху возвратиться домой, то не случилось бы никогда в сражении такого (страшного) побоища людей! Увы, Джаядратха ради сохранения своей жизни намеревался возвратиться домой! Получив от Дроны обещание безопасности в сражении, он был, однако, удержан мною, недостойным! Увы, сегодня братья мои - Читрасена и другие погибли в бою, столкнувшись с Бхимасеной, на глазах у нас, злонравных!"
Карна сказал:
12-17 Не порицай наставника! Тот дваждырожденный сражается в меру своих сил! Я считаю, что пандавы не могут быть побеждены в бою Дроной, хотя он и хорошо сведущ во владении оружием! Ибо превозмогши его таким образом, (Арджуна), мчащийся на белых конях, проник (в наш боевой строй). То, что предопределено судьбою, я полагаю, никогда не бывает иначе. И потому, о Дурьйодхана, что хотя мы и сражались из крайних наших сил, а правитель Синдху все же был убит, о царь, судьба тут представляется наивысшей! (48) Меж тем как вместе с тобою мы все прилагаем крайние старания на поле брани, судьба, однако, расстраивая наши мужественные усилия, обходит нас! И при этом мы всегда старались (действовать против пандавов) обманом и отвагой! Всякое дело, которое где бы ни делал человек, обиженный судьбой, - оно всякий раз, будучи исполнено, расстраивается у него судьбою. То, однако, что должно быть сделано человеком добродетельным, проявляющим упорство, то должно быть сделано без колебаний. Успех же зависит от судьбы!
18-24 Посредством обмана партхи были крайне унижены, а также и применением яда, о потемок Бхараты! Были они также сожжены в смоляном доме, (49) были они побеждены и в игре в кости. И в соответствии с предписаниями государственной политики, они были затем изгнаны в леса. И все это, что было совершено тобою с применением усилий, опрокинуто судьбою! Сражайся с предельным усилием, избрав смерть вместо отступления! Меж тем как ты и они прилагаете крайние старания, даже судьба может благоприятствовать одной из сторон, (превосходящей другую). (60) Никогда не замечалось у пандавов, чтобы (какое-нибудь) благое дело было предпринято благодаря рассудительному уму. Ни также у тебя, о герой, (мы не наблюдаем) что-либо дурное, сделанное из-за отсутствия ума, о продолжатель рода Куру! Судьба является мерилом всего, что сделано благого или иного! (51) Ибо судьба, неизменно устремленная к своей собственной цели, бодрствует, когда все еще спят! Обширны твои войска и многочисленны также воины твои. Но совсем не так (обстоит дело) у сынов Панду. Именно при таких (неравных) условиях началась битва. Их небольшими силами вы, более многочисленные и способные сильнее разить воины, приведены в состояние значительного истощения (своих рядов). Я опасаюсь, что это дело судьбы, которою расстроены наши мужественные усилия!
Санджая сказал:
25-26 Меж тем как они так беседовали много о том и о сем, о повелитель людей, войска пандавов показались в сражении. И тогда разыгралась (свирепая) битва между твоими и их воинами, в которой колесницы и слоны сталкивались вместе друг с другом, - и все это, о царь, благодаря твоей пагубной политике!
Так гласит глава сто двадцать седьмая в Дронапарве великой Махабхараты.

Глава 128
Санджая сказал:
1-8 То войско твое, состоящее из множества возбужденных слонов и коней, о повелитель людей, ринувшись против войска пандавов, сражалось повсюду. Приготовившиеся отправиться в иной мир, панчалы и кауравы сражались друг с другом ради доступа в обширные области Ямы. Герои, сшибаясь с героями в сражении, пронзали друг друга стрелами, пиками и дротиками и быстро отправляли один другого в обиталище Ямы. Страшной и кровопролитной была великая битва, которая происходила между воинами, сражающимися на колесницах, и воинами же на колесницах, жестоко разившими друг друга. Неистовые от возбуждения и разъяренные слоны, о великий царь, сталкиваясь друг с другом, рвали один другого своими клыками. Всадники, домогающиеся великой славы, пронзали и рубили всадников в той яростной схватке копьями, дротиками и секирами. Пехотинцы тоже, о могучерукий, сотнями, с оружием в руках жестоко разили друг друга, о царь, неустанно ревностные в своей отваге. И (все настолько смешалось), что мы могли различать панчалов и кауравов друг от друга, только когда слышали, как их называли по их происхождению, роду и собственным именем, о достойнейший!
9-16 Воины при помощи стрел, дротиков и секир отправляли друг друга в иной мир, бесстрашно рыская в сражении. И от их стрел, выпущенных тысячами, о царь, десять стран света не озарялись более, как раньше после захода солнца, И в то время как пандавы сражались так, Дурьйодхана, о великий царь, бесстрашно проник в их войско. Преисполненный сильным горем из-за убийства правителя Синдху, решив "пусть погибну", он проник во вражеское войско. Оглашая землю грохотом колесниц, как бы сотрясая ее, сыновья твои подступили к войску пандавов. Ужасным было то столкновение между ним и последними, о потомок Бхараты, обратившееся в сокрушительное великое побоище воинов. Как полуденное солнце (52) опаляет все своими лучами, так и сын твой среди (вражеского войска) опалял всех потоками своих стрел. И не в состоянии были пандавы в пылу битвы даже взглянуть на того отпрыска из рода Бхараты! Отчаявшиеся в победе над врагами, они приняли решение обратиться в бегство (с поля боя).
17-25 Убиваемые твоим сыном благородным, вооруженным луком, при помощи стрел с золотым оперением и сверкающими остриями, панчалы разбежались во все стороны. Терзаемые стрелами, воины пандавов стали быстро падать (на землю). И в самом деле, твои воины никогда не совершали такого подвига в сражении, какой совершил тогда твой царственный сын, о владыка народов! То войско пандавов было измотано и побито твоим сыном в сражении, как лотосовое поле с распустившимися цветами вытаптывается со всех сторон слоном. Как лотосовый пруд теряет свою красоту, когда вода в нем иссушена ветром иль солнцем, таким точно стало войско пандавов от сокрушительной мощи твоего сына. Увидев войско пандавов, сокрушенное твоим сыном, о потомок Бхараты, панчалы, предводительствуемые Бхимасеной, ринулись на него. Пронзив тогда Бхимасену десятью стрелами и сыновей Мадри тремя стрелами каждого, Вирату и Друпаду - каждого шестью, а сотнею - Шикхандина, Дхриштадьюмну - семьюдесятью и сына Дхармы (53) - семью, а кекаев и чедиев - многочисленными острыми стрелами, пронзив затем Сатвату пятью стрелами и (пятерых) сынов Драупади тремя стрелами каждого, пронзив также и Гхатоткачу в пылу сражения (несколько раз), он издал львиноподобный клич. Сотнями он иссекал и других воинов вместе со слонами, конями и колесницами в той битве своими лютыми стрелами, будто это сам Разрушитель истреблял в гневе существа.
26-34 Меж тем как Дурьйодхана сокрушал так своих врагов, его могучий лук с золотой тыльной частью старший сын Панду (54) рассек на три части двумя стрелами с серповидным острием, о достойнейший! И он пронзил его самого десятью острыми стрелами, пущенными с большой силой. (55) И пронзив насквозь жизненно важные места (в теле его), все они, рассеявшись (в разные стороны), вошли в землю. Тогда воины (пандавов), обрадованные, окружили Юдхиштхиру, подобно тому как (некогда) боги окружили Пурандару ради убиения Вритры. Тут царь Юдхиштхира, о достойнейший, послал в твоего сына в пылу сражения ничем не отразимую стрелу. И глубоко пронзенный ею, тот присел на превосходнейшей своей колеснице. И тогда среди ликующих войск панчалов поднялся, о царь царей, громкий, пронзительный крик со всех сторон: "Убит царь!" Грозные возгласы, сливающиеся со свистом стрел, также были слышны там, о достойнейший! Затем быстро показался там Дрона в сражении том. Тем временем и Дурьйодхана тоже, воспрянувший, (56) крепко схватил свой лук. И выкрикивая царю "Стой, остановись!", он ринулся на Пандаву. Тогда и панчалы, жаждущие схватить царя, тоже поспешно двинулись против него. Однако, желая вызволить его, лучшего из рода Куру, Дрона перехватил их и стал уничтожать всех, подобно тому как ярколучистое солнце рассеивает облака, поднимаемые сильнопорывистым ветром. И затем, о царь, произошла лютая, безмерно истребительная (57) битва между твоими и вражескими (воинами), сошедшимися (друг с другом) с желанием сразиться.
Так гласит глава сто двадцать восьмая в Дронапарве великой Махабхараты.

Глава 129
Дхритараштра сказал:
1-4 Когда преисполненный огромной силы, наставник Дрона, сказав достойно моему сыну Дурьйодхане, всегда пренебрегающему моими приказаниями, (58) проник, разгневанный, в ряды пандавов и когда герой тот, проникнув туда, упорно рыскал по полю брани, каким образом пандавы остановили того могучего лучника? Кто охранял правое колесо колесницы благородного наставника? И кто охранял его левое колесо, когда он сокрушал врагов в той битве? Каким образом он, лучший из всех носящих оружие, приплясывая во время движения колесницы, словно яростный огонь, нашел свою смерть?
Санджая сказал:
5-11 Убив вечером правителя Синдху, Партха, встретившись затем с царем (Юдхиштхирой), и могучий лучник Сатьяки двинулись оба навстречу Дроне. Затем и Юдхиштхира и Бхимасена, сын Панду, каждый с отдельным подразделением войска, тоже двинулись против Дроны. Также и мудрый Накула и Сахадева неодолимый, Дхриштадьюмна и Шатаника, (59) и Вирата с кекаями, а также и матсьи с войском щальвеев выступили против Дроны в битве. Равным образом и царь Друпада, отец Дхриштадьюмны, охраняемый панчалами, выступил, о царь, против Дроны. Также и сыновья Драупади, могучие лучники, и ракшас Гхатоткача в сопровождении своих войск двинулись против Дроны, сияющего ослепительным блеском. Также прабхадраки и панчалы - шесть тысяч искусно разящих ратников выступили против Дроны, выставив впереди себя Шикхандина. Также и другие мужи-тигры и могучие воины на колесницах среди (войск) пандавов, объединившись вместе, выступили против Дроны, того быка среди дваждырожденных.
12-20 Когда герои те отправились на битву, о бык из рода Бхараты, ночь наступила страшная, увеличивающая ужас у робких. И та грозная, ужасная ночь, о царь, привела тогда к гибели многих воинов, а также причинила гибельный конец (множеству) слонов, коней и пехотинцев. В ту страшную ночь воющие со всех сторон шакалы внушали великий страх своей сверкающей разверстой пастью. Показывались также совы, особенно над войском кауравов, предвещая своим криком великую и самую грозную опасность. Потом, о царь царей, среди войск поднялся громкий шум. От сильного грохота и треска барабанов - больших и малых, от рева слонов и ржания коней, от резкого стука копыт тот неистовый гул распространился повсюду. Тогда, в тот вечерний час, весьма ужасной была битва, которая произошла между Дроной, о великий царь, и всеми сринджаями. В то время как мир был окутан темнотою, ничего нельзя было различить. И при этом небосвод был покрыт пылью, поднятой со всех сторон войском. Кровь человека, коня и слона смешалась вместе. Мы уже не видели больше пыли, поднимавшейся от земли, все мы были охвачены мрачным унынием.
21-27 В течение ночи, словно шум от горящего тростникового леса на горе, раздавался страшный гул от обрушивающихся ударов, наносимых оружием. Когда поле битвы было окутано мраком, свои и чужие, о царь, не различались друг от друга. Все вокруг было словно одержимо в ту ночь. (60) Пыль, поднявшаяся с земли, о царь царей, была вскоре успокоена потоками крови. И из-за золотых панцирей и сверкающих украшений мрак был рассеян. (61) И тогда войско бхаратийское, украшенное драгоценными камнями и золотом, выглядело подобно небосводу в ночи, усеянному звездами, о бык из рода Бхараты! Грозное, изобилующее дротиками и знаменами, оно оглашалось воем шакалов и карканьем ворон, боевыми кликами и возгласами (воинов), а также их криками ужаса. От этого возник страшный, неистовый шум, заставляющий подниматься от содроганья волоски на теле. Он наполнил собою все страны света, как раскаты грома могучего Индры. Глубокой ночью, о великий царь, то войско бхаратов казалось озаряемым браслетами ангада, серьгами, украшениями из золотых монет и оружием воинов.
28-35 Там слоны и колесницы, украшенные золотом, выглядели ночью подобно облакам, пронизанным молнией. Мечи, дротики и булавы, стрелы и палицы, копья и пики с серповидным острием, падая, выглядели точно ослепительные вспышки огня. В том (буреподобном войске) Дурьйодхана был порывом ветра, дующим спереди. Колесницы и слоны составляли там облака. Громкий шум (барабанов и других) музыкальных инструментов заменял в нем раскаты грома. А луки в нем, осененном знаменами, служили вспышками молний. Дрона и Пандава заменяли там дождевые облака. Мечи, дротики и булавы служили там громовыми стрелами. Стрелы же в нем составляли ливни, а оружие (другого рода) - непрестанные порывы ветра. И ветры, дующие там, были и очень жаркими и очень холодными. Страшное, поразительное и свирепое, (войско) то было губительным для жизни. И не было никакого убежища от него. И в то весьма грозное войско проникли воины, жаждущие битвы, проникли той страшной ночью, оглашаемой ужасным шумом, вызывающей страх у робких и увеличивающей радость героев. И тогда как происходила та свирепая и ужаснейшая ночная битва, пандавы и сринджайи, объединившись вместе, ринулись в гневе против Дроны. Однако тех, о царь, кто двинулся пряма против благородного (Дроны), он заставил обратиться вспять, а некото рых отправил в обиталище Ямы.
Так гласит глава сто двадцать девятая в Дронапарве великой Махабхараты.


Каталог: wp-content -> uploads -> 2017
2017 -> Свод правил по безопасной работе сотрудников органов исполнительной власти Самарской области, государственных органов Самарской области
2017 -> Руководство по эксплуатации общие сведения. «Жидкий акрил»
2017 -> О восстановлении пропущенного срока на подачу апелляционной жалобы
2017 -> Решение по гражданскому делу по моему иску к Петрову А. Н о выселении. В удовлетворении исковых требований мне было отказано в полном объеме
2017 -> Ротавирусная инфекция Профилактика острой кишечной инфекции


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   21   22   23   24   25   26   27   28   ...   45


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница