Книга седьмая дронапарва или сказание о посвящении дроны



страница29/45
Дата17.11.2018
Размер9 Mb.
ТипКнига
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   45
Глава 139
Санджая сказал:
1-8 Когда мир, окутанный перед этим тьмою и пылью, был таким образом освещен, герои сошлись тогда, жаждя убить друг друга. И сражаясь в битве, о царь, те воины, вооруженные копьями, мечами и другим оружием, взирали друг на друга под влиянием взаимно испытываемых обид. С тысячами светильников, пылающих со всех сторон, поле битвы сияло тогда блистательно, подобно небосводу, усеянному звездами, о потомок Бхараты! С сотнями горящих факелов земля выглядела чрезвычайно красиво. В самом деле, земля, казалось, была охвачена пожаром, как это бывает при гибели мира. (160) Все стороны света пылали от тех светильников, расположенных кругом, и казались подобными деревьям, усеянным светлячками вечером в период дождей. Воины-герои тогда сходились один на один с такими же героями, слоны сталкивались со слонами, всадники со всадниками, (161) а воины на колесницах сходились с лучшими из таких же воинов, преисполненные радости, той страшной ночью по приказанию твоего сына. Затем Арджуна, о великий царь, с большой стремительностью начал сокрушать войско кауравов, опрокидывая всех царей.
Дхритараштра сказал:
9-15 В то время как неодолимый Арджуна, воспаленный гневом и неспособный перенести (подвигов кауравов), проник в войско сына моего, каково было тогда состояние ваших мыслей? Что подумали воины, когда тот мучитель врагов вторгся в (их ряды)? И о чем также подумал Дурьйодхана, дабы можно было предпринять в первую очередь? (162) И кто (из воинов) вступил в сражение против того героя, усмирителя врагов? Кто охранял правое колесо Дроны и кто - левое колесо его колесницы? Кто из героев находились в тылу того сражавшегося героя? И кто были те, которые следовали впереди него, когда тот сокрушал врагов в сражении? (163) Тот могучий и непобедимый лучник, который проник в ряды панчалов, тот тигр среди людей, исполненный великой отваги, который, как бы приплясывая по пути следования своей колесницы, спалил своими стрелами целые скопления колесниц панчалов, точно яростный огонь, - каким образом, увы, тот Дрона нашел свою смерть? Ведь ты всегда говоришь о врагах моих как о невозмутимых и непобедимых. Однако же о моих воинах ты сообщаешь лишь, что они убиты, удручены и обращены в бегство, а о воинах, сражающихся на колесницах, только одно: что они лишены своих колесниц во всех битвах, (где они сражаются)!
Санджая сказал:
16-19 Поняв намерение Дроны, желающего сражаться, Дурьйодхана той ночью, о великий царь, обратившись к своим послушным братьям: Викарне, Читрасене и Махабаху - Каураве, Дурдхарше и Диргхабаху, (164) и всем тем, которые следовали за ним, сказал: "О герои, преисполненные великой доблести, все вы защищайте старательно Дрону с тылу! Сын же Хридики будет охранять правое колесо, а Шалья - левое колесо его колесницы!" С этими словами твой сын побудил выступить впереди всех тех храбрых и могучих воинов на колесницах из строя тригартов, которые остались после своего поражения. И он сказал им:
20-27 "Ведь наставник весьма решителен (в сражении), пандавы тоже сражаются с большим рвением. Защищайте же его весьма старательно, в то время как он сокрушает врагов в сражении. Ведь Дрона могуч в битве; он обладает большой ловкостью рук и преисполнен великой отваги. Он может победить самих богов в сражений, - а что уж говорить о Партхах вместе с сомаками! Все вы, однако, о могучие воины на колесницах, защищайте Дрону от царевича Панчалийского - Дхриштадьюмны, могучего воина на колеснице! Среди войск пандавов я не вижу, кроме Дхриштадьюмны, такого воина, который сможет победить Дрону в сражении, о цари! Я считаю поэтому, что нам необходимо всей душою защищать того сына Бхарадваджи! Охраняемый (нами), он несомненно убьет сомаков и сринджаев вместе с их царевичами. И когда будут убиты все сринджайи во главе войска (пандавов), сын Дроны убьет без сомнения Дхриштадьюмну в сражении. Тогда и Карна, могучий воин на колеснице, победит Арджуну в бою. И сам я тоже, облаченный в доспехи, одержу победу над Бхимасеной в сражении. И совершенно очевидно, что эта победа моя будет на долгие времена. Поэтому защищайте в сражении Дрону, о могучие воины на колесницах!"
28-33 Сказав так, о лучший из рода Бхараты, сын твой Дурьйодхана дал затем приказание своему войску (выступить) в той кромешной темноте. И тогда разыгралась ночью страшная битва, о бык из рода Бхараты, между обоими войсками, жаждавшими каждое победы над другим. Арджуна начал изматывать войско кауравов, а кауравы стали жестоко мучить Арджуну, осыпая взаимно друг друга различным оружием. Сын Дроны - царя панчалов, а сам же сын Бхарадваджи (165) - сринджаев покрывали в сражении прямыми стрелами. И в то время как войска пандавов и панчалов (с одной стороны) и войска кауравов - (с другой), о достойнейший, уничтожали друг друга, поднялся страшный шум (на поле брани). И битва, которая произошла той ночью, была столь страшной и свирепой, что подобной никогда раньше не было видано ни нами и ни теми, кто предшествовал нам.
Так гласит глава сто тридцать девятая в Дронапарве великой Махабхараты.

Глава 140
Санджая сказал:
1-8 Меж тем как происходила так страшная ночная битва, о владыка народов, несущая гибель всем существам, сын Дхармы Юдхиштхира, обратившись к пандавам и панчалам вместе с сомаками, сказал: "Подступайте смелее (166) и нагряньте на самого Дрону с намерением убить его!" И по приказанию царя, о царь, панчалы и сомаки ринулись против самого только Дроны, издавая страшные крики. Охваченные неистовым гневом, и мы сами, громко крича в ответ, ринулись против них, в меру своей доблести, отваги и мощи, в сражении. Критаварман, сын Хридики, нагрянул на Юдхиштхиру, в то время как тот стремился ударить в Дрону, - подобно тому как возбужденный от течки слон бросается на возбужденного слона. Против внука Шини, сеявшего повсюду тучи стрел, двинулся, о царь, Каурава Бхури на головном участке сражения. Сахадеву, сына Панду, могучего воина на колеснице, о царь, сдерживал Карна, сын Викартаны, когда тот подступал, чтобы схватить Дрону. А против Бхимасены, нападавшего подобно всесокрушающему богу смерти с разверстой пастью, ринулся в той битве сам Дурьйодхана.
9-16 Шакуни, сын Субалы, о царь, действуя стремительно, сдерживал лучшего из воинов Накулу, искусного во всех приемах ведения боя. А Шикхандина, наилучшего из воинов, сражающихся на колесницах, когда он устремлялся на своей колеснице, сдерживал, о царь, Крипа, сын Шарадвана, в том сражении. Пративиндхью, решительно подступавшего на своих конях, мастью подобных павлинам, сдерживал, о великий царь, сражаясь усердно, Духшасана. Сына Бхимасены (Гхатоткачу), искушенного в применении сотни иллюзий, (167) когда он рвался вперед, сдерживал Ашваттхаман, проявляя уважение к своему отцу. (168) Вришасена же сдерживал в сражении могучего воина на колеснице Друпаду вместе с его войском и последователями, пытавшегося захватить Дрону. Царь мадров, сильно разгневанный, сдерживал, о потомок Бхараты, Вирату, когда тот быстро нападал с целью убийства Дроны. Шатанику же, сына Накулы, неистового в сражении, (169) сдерживал Читрасена, быстро (отражая) стрелами, в то время как тот упорно рвался вперед с намерением убить Дрону. А Арджуну, могучего и превосходнейшего из воинов на колесницах, устремлявшегося вперед, сдерживал, о великий царь, Аламбуса, владыка ракшасов.
17-22 Далее, Дхриштадьюмна, царевич Панчалы, с веселым видом сдерживал могучего лучника Дрону, так сокрушавшего врагов в сражении. Равным образом других могучих воинов, сражавшихся на колесницах на стороне сынов Панду и выступавших (против Дроны), сдерживали, о царь, с большой силой другие твои воины на колесницах. Сражающиеся со спин слонов, быстро ошибаясь с воинами же на слонах в той свирепой битве, казались сражающимися друг с другом сотнями и тысячами. Глубокой ночью, о царь, кони, стремительно наскакивая друг на друга, выглядели подобно крылатым горам. Всадники сходились со всадниками один на один, (170) о великий царь, вооруженные копьями, дротиками и мечами и издавая громкие крики. Там множество людей сражались толпами, разя друг друга булавами и палицами и другим различным оружием.
23-29 Критаварман, сын Хридики, воспаленный гневом, сдерживал сына Дхармы Юдхиштхиру, подобно тому как берег морской сдерживает вздымающийся океан. Юдхиштхира, однако, пронзив сына Хридики пятью стрелами, снова еще пронзил его двадцатью и крикнул: "Стой, остановись!" Но тут Критаварман, воспылав гневом, о достойнейший, рассек лук сына Дхармы стрелой с серповидным острием и пронзил его самого семью стрелами. Тогда, взяв другой лук, сын Дхармы Юдхиштхира поразил сына Хридики в обе руки и в грудь десятью стрелами. И тот воин из рода Мадху, пронзенный так сыном Дхармы в сражении, о достойнейший, задрожал от гнева и жестоко поразил (Юдхиштхиру) семью стрелами. Партха же, рассекши его лук, а равно и кожаный нарукавник, послал в него, о царь, пять острых стрел, (хорошо) отточенных на камне. И те свирепые стрелы, пробив драгоценный его панцирь, сверкающий золотом, вошли в землю, точно змеи - в муравейник.
30-35 В одно мгновение ока Критаварман, взяв другой лук, пронзил Пандаву шестьюдесятью стрелами и возницу его - десятью. С неизмеримой душою, Пандава, положив свой огромный лук на колеснице, о лучший из рода Бхараты, метнул в него дротик, напоминающий собою змею. И тот огромный дротик, сверкающий золотом, пущенный Пандавой, пронзив насквозь правую руку (Критавармана), вошел в землю. Но в это самое время Партха, взяв снова свой лук, покрыл сына Хридики (тучею) прямых стрел. Тогда храбрый (Критаварман), первейший воин на колеснице среди вришниев, менее чем в мгновение ока
(171) лишил в том сражении Юдхиштхиру коней, его возничего и колесницы. Вслед за тем
старший сын Панду взял меч и щит. Но тот отпрыск рода Мадху в пылу сражения раздробил их острыми стрелами.
36-41 Тогда, взяв неотразимую пику с древком, украшенным золотом, Юдхиштхира в
сражении том быстро послал ее в сына Хридики. И ту пику, пущенную из рук царя справедливости и стремительно несущуюся на него, сын Хридики, обнаруживая большую ловкость рук, рассек на две части, улыбаясь при этом. Затем он осыпал сына Дхармы сотнею стрел в том бою и, воспаленный гневом, рассек его панцирь острыми стрелами. И тот панцирь благородного (Юдхиштхиры), рассеченный стрелами сына Хридики в сражении, распался на куски, (упав с него), о царь, подобно россыпи звезд, скатившейся с небосвода. С луком рассеченным, с доспехами распавшимися, лишенный колесницы и жестоко мучимый стрелами (противника), сын Дхармы Юдхиштхира поспешно удалился с поля брани. Критаварман же, преисполненный могучей силы, победив Юдхиштхиру, сына Дхармы, снова стал охранять колесо колесницы Дроны.
Так гласит глава сто сороковая в Дронапарве великой Махабхараты.

Глава 141
Санджая сказал:
1-8 Бхури, о царь, в сражении том сдерживал внука Шини, лучшего из воинов на колесницах, упорно подступавшего к нему, подобно слону ради утоления жажды. Но вот Сатьяки, воспаленный гневом, быстро пронзил ему грудь пятью острыми стрелами. И у него потекла кровь. Точно так же и Каурава пронзил в пылу бил вы грудь внуку Шини, одержимого в бою, десятью острыми стрелами. Оба они, о великий царь, с глазами, красными от гнева, натягивая с яростью свои луки, принялись жестоко терзать друг друга стрелами. И меж тем как оба они, исполненные гнева и подобные всеразрушителю Яме, метали свои стрелы, о великий царь, ливень этих стрел был весьма ужасен. Покрывая друг друга стрелами, о царь, оба они стояли друг перед другом в том сражении. И только на самое короткое время битва та была как будто равной. Тогда, о великий царь, внук Шини, пылая гневом и улыбаясь в то же время, рассек в пылу сражения лук благородного Кауравьи. И рассекши его лук, он быстро затем пронзил ему грудь девятью острыми стрелами и крикнул: "Стой, остановись!"
9-15 Глубоко пронзенный могучим врагом своим, тот усмиритель врагов, взяв другой лук, пронзил в ответ воина из рода Сатвата. И пронзив героя из рода Сатвата тремя стрелами, о владыка народов, Бхури рассек его лук очень острой стрелою с серповидным наконечником, улыбаясь в то же время. Лишившись так своего лука, о великий царь, Сатьяки, обезумевший от гнева, (173) метнул дротик, отличающийся большой стремительностью, в грудь своему противнику. И с телом, пронзенным тем дротиком, тот упал с превосходнейшей колесницы, весь окрашенный кровью, будто ярколучистое (солнце), случайно скатившееся с небосвода. И увидев того героя убитым, могучий воин на колеснице Ашваттхаман ринулся стремительно против внука Шини в том сражении и окатил его потоком стрел, подобно тому как облако поливает ливнем (гору) Меру. И к нему, яростно устремлявшемуся к колеснице внука Шини, обратился могучий воин на колеснице Гхатоткача, о царь, испустив громкий рев: "Стой, остановись, о сын Дроны! Ты не уйдешь от меня живым! Я убью тебя сегодня, как повелитель Сканда (убил демона) Махишу! (174) Сегодня на поле брани я изгоню из тебя всякое желание битвы!"
16-22 Сказав так, тот ракшас, губитель вражеских героев, с глазами, медно-красными от гнева, обрушился в ярости на сына Дроны, подобно тому как лев бросается на царя слонов. И Гхатоткача окатил дождем стрел, размером в ось колесницы, сына Дроны, быка среди воинов на колесницах, точно облако исторгает ливни дождя. Но тот ливень стрел, обрушившийся на него, сын Дроны быстро рассеял в сражении стрелами, напоминающими ядовитых змей, усмехаясь при этом. Затем он осыпал того владыку ракшасов Гхатоткачу сотнями острых, быстролетных стрел, способных проникать в самые жизненно важные места, о усмиритель врагов! И усеянный так его стрелами, ракшас на головном участке боя выглядел красиво, о великий царь, будто дикобраз, усеянный иглами. Тогда доблестный сын Бхимасены, преисполненный ярости, принялся терзать сына Дроны лютыми стрелами, проносящимися со свистом, точно раскаты грома. Он (поражал его) стрелами с бритвообразным острием и с наконечником в виде полумесяца, и длинными, и с острием в виде лягушки, а также с наконечниками в виде кабаньего уха и копьеобразными, и острыми, и с колючкообразным острием. (175)
23-30 как ветер рассеивает могучие тучи, сын Дроны, преисполненный великой мощи, без малейшего расстройства своих чувств уничтожил в гневе своими страшными стрелами, наделенными с помощью мантр силой дивного оружия, тот невыносимый и несравнимый ливень оружия, непрестанно падающий на него и своим шумом напоминавший раскаты грома. И казалось тогда, будто в воздушном пространстве происходило другое сражение между стрелами (вместо ратников), страшное видом, о великий царь, и увеличивающее радость воинов. От искр, вспыхивающих при столкновении оружия (в воздухе), небосвод выглядел тогда красиво, словно усеянный светлячками при наступлении ночи. Покрыв все стороны света тучами своих стрел, сын Дроны затем осыпал ими ракшаса, дабы сделать приятное твоему сыну. И когда среди ночи вновь возобновилась битва, между сыном Дроны и ракшасом произошла схватка, как (некогда) - между Шакрой и Прахрадой. Тогда Гхатоткача, сильно разгневанный, ударил в пылу сражения его в грудь десятью стрелами, напоминающими разрушительный огонь в конце юги. И пронзенный ракшасом теми метко настигающими стрелами, могучий сын Дроны зашатался в сражении, подобно дереву, поколебленному ветром. И, прислонившись к древку знамени, он впал в беспамятство.
31-39 Тогда все войско твое, о повелитель людей, издало крики "Ой! Ай!". Ибо все воины твои подумали, что сын Дроны убит, о владыка народов! Напротив же, увидев Ашваттхамана в таком состоянии, панчалы и сринджайи в том сражении издали львиный клич. Обретя вновь сознание, могучий Ашваттхаман, сокрушитель врагов, сильно натянув тогда лук левой рукой вплоть до самого уха, быстро выпустил из него страшную, превосходнейшую стрелу, подобную жезлу самого Ямы, целясь в Гхатоткачу. И та превосходнейшая стрела, свирепая и хорошо оперенная, пронзив насквозь грудь ракшаса, вошла в землю, о владыка земли! Глубоко пронзенный сыном Дроны, высокомерным в битве, о великий царь, тот владыка ракшасов, наделенный могучей силой, присел на площадке колесницы. Видя сына Хидимбы лишившимся чувств, возница его, охваченный смятением, с большой поспешностью удалил его с поля боя, увозя подальше от сына Дроны. Пронзив так в сражении владыку ракшасов Гхатоткачу, могучий сын Дроны издал пронзительногромкий клич. И высокочтимый твоими сыновьями и всеми воицами, о потомок Бхараты, он сверкал телесною красою, подобно полуденному солнцу.
40-47 Что до Бхимасены, сражавшегося впереди колесницы сына Бхарадваджи, то царь Дурьйодхана сам пронзил его (множеством) острых стрел. Бхимасена тоже пронзил его в ответ девятью стрелами, о достойнейший! Дурьйодхана же в свою очередь пронзил его двадцатью стрелами. Так покрываемые взаимно стрелами на поле брани, оба они выглядели подобно солнцу и месяцу, заволоченным сетью облаков на небосводе. Тогда царь Дурьйодхана пронзил Бхиму пятью оперенными стрелами, о лучший из рода Бхараты, и крикнул: "Стой, остановись!" Но тут Бхима, рассекши лук его и знамя девятью стрелами, пронзил самого (царя), превосходнейшего из кауравов, (выпустив в него) девяносто прямых стрел. (176) Тогда Дурьйодхана, преисполненный гнева, о достойнейший, метнул в ответ в Бхимасену множество стрел, о царь, на глазах у всех воинов. Отразив те стрелы, выпущенные из лука Дурьйодханы, Бхима поразил царя кауравов двадцатью пятью короткими стрелами. Дурьйодхана, однако, сильно разгневанный, о достойнейший, рассек лук Бхимасены стрелой с бритвообразным острием и пронзил его самого в ответ десятью стрелами.
48-55 Тогда, взяв другой лук, могучий Бхимасена быстро пронзил царя семью острыми стрелами. Но даже и этот лук его мгновенно рассек (Дурьйодхана), обнаруживая большую ловкость рук. Равным образом (рассек он) и второй, и третий, и четвертый, и пятый лук (своего противника). И каждый лук, какой ни брал Бхима, о великий царь, всякий раз рассекал твой сын, неистовый от возбуждения и жаждущий победы, о высокий повелитель! (177) Меж тем как один за другим каждый лук его был рассекаем все снова и снова. Бхима метнул тогда в пылу сражения сверкающий дротик, целиком сделанный из железа. И дротик тот, прежде чем он смог достичь его, царь кауравов рассек на три части на глазах у всех воинов и самого, Бхимы благородного. Тогда Бхима, о великий царь, закружив (178) тяжелой, сильно блещущей палицей, метнул ее с большой силой в колесницу Дурьйодханы. И та тяжелая палица стремительно сокрушила коней и возницу твоего сына в сражении, о бык из рода Бхараты! Сын же твой, о царь царей, быстро вскочил со своей украшенной золотом колесницы на колесницу благородного Нандаки. (179)
56-61 Тогда Бхима, сочтя сына твоего, могучего воина на колеснице, убитым, издал громкий львиный клич, как бы устрашая кауравов. Твои воины также считали царя убитым. И все они подняли со всех сторон крики "Ой! Ай!". Услышав вопли тех перепуганных воинов всех п услышав также, о царь, клич благородного Бхимасены, царь Юдхиштхира тоже решил тогда, что Суйодхана убит, и стремительно направился туда, где был Врикодара, сын Притхи. А панчалы, кекайи, матсьи и сринджайи, о владыка народов, ринулись всей мощью своей против Дроны из желания сразиться с ним. И там произошла ужасно свирепая битва между Дроной и его врагами. И окутанные кромешною тьмою, (180) воины (с обеих сторон) разили и убивали друг друга.
Так гласит глава сто сорок первая в Дронапарве великой Махабхараты.

Глава 142
Санджая сказал:
1-8 Карна, сын Викартаны, о владыка народов, сдерживал в той битве Сахадеву, быстро подступавшего, чтобы схватить Дрону, о потомок Бхараты. Но тут Сахадева, пронзив сына Радхи девятью быстролетными стрелами, снова пронзил его десятью острыми, прямыми стрелами. В ответ Карна пронзил его сотнею прямых стрел и, обнаруживая большую ловкость рук, мгновенно рассек его натянутый лук. Тогда, взяв другой лук, доблестный сын Мадри пронзил Карну двадцатью стрелами. И (зрелище) то казалось весьма удивительным! Но тут Карна, убив коней Сахадевы прямыми стрелами, быстро отправил его возницу стрелой с серповидным острием в обиталище Ямы. И лишенный колесницы, Сахадева взял тогда меч и щит. Но даже и то оружие раздробил (181) Карна своими стрелами, улыбаясь при этом. Тогда Сахадева в пылу сражения послал в колесницу сына Викартаны огромную, увесистую палицу, сверкающую золотом. Но ту стремительно несущуюся на него палицу, пущенную Сахадевой, Карна отразил своими стрелами и заставил ее упасть на землю.
9-15 Увидев свою палицу сокрушенной, Сахадева с большой поспешностью метнул в Карну дротик. Но и тот дротик его он рассек своими стрелами. Быстро соскочив тогда с превосходнейшей своей колесницы, о великий царь, и с гневом взирая на Карну, стоящего перед ним, Сахадева схватил колесо колесницы и бросил его в колесницу сына Адхиратхи. И то колесо, стремительно несущееся на него, подобно поднятому колесу смерти, (182) сын возницы рассек многими тысячами стрел. Когда же колесо (в своем назначении) оказалось напрасным из-за действий того благородного (героя), Сахадева, сдерживаемый его стрелами, покинул поле боя. Преследовав его короткое время, сын Радхи, о бык из рода Бхараты, сказал Сахадеве, слегка улыбаясь, о владыка народов, такие слова: "Не сражайся, о герой, в битве с воинами на колесницах, превосходящими тебя! Сражайся с равными себе, о сын Мадри! Не сомневайся же в словах моих!" Затем коснувшись его концом лука, он промолвил опять: "Вон Арджуна ревностно сражается в битве с кауравами. Ступай туда, о сын Мадри, или возвращайся домой, если тебе угодно!"
16-19 Сказав ему так, Карна, лучший из воинов, сражающихся на колесницах, улыбаясь, двинулся на своей колеснице против войск панчалов и пандавов. И тот губитель врагов, могучий воин на колеснице, верный данному слову, не убил сына Мадри, хотя он уже и был обречен на смерть, помня, о царь, о словах Кунти. (183) А Сахадева тогда, упавший духом, мучимый стрелами, о царь, и терзаемый жалами слов Карны, проникнулся отвращением к жизни. (184) И в пылу сражения том могучий воин на колеснице с большой поспешностью взошел на колесницу Джанамеджайи, благородного царевича Панчалы.
20-27 (Между тем) царь мадров (185) покрывал тучами стрел Вирату, могучего лучника, вместе с его войском, быстро следовавшего, чтобы схватить Дрону. И между обоими упорными лучниками на поле брани произошла битва, о царь, подобная той, какая происходила некогда между Джамбхой и Васавой. Царь мадров, о великий царь, стремительно ударил в Вирату, повелителя войска, сотнею острых стрел. Но его пронзил в ответ царь (Вирата) восемью острыми стрелами и затем снова - семьюдесятью тремя и опять еще - сотнею стрел. Но тут повелитель мадров, убив в сражении его коней колесничных, поверг возницу и знамя его с площадки колесницы. Быстро, однако, соскочив с колесницы, кони которой были убиты, (Вирата), могучий воин на колеснице, стоял, натягивая свой лук и выпуская острые стрелы. При виде брата, лишенного своих коней, Шатаника быстро примчался к нему на колеснице на глазах у всех воинов. Но заметив Шатанику, подступающего в пылу жестокой битвы, царь мадров пронзил его множеством стрел и отправил в обиталище Ямы.
28-32 Когда же был убит тот герой (Шатаника), Вирата, первейший из воинов, сражающихся на колесницах, быстро взошел на колесницу (павшего) героя, украшенную знаменем и гирляндами. II широко раскрыв глаза, с отвагой, удвоенной от гнева, он стремительно покрыл колесницу царя мадров пернатыми стрелами. Тогда повелитель мадров, преисполненный ярости, сильно поразил в грудь Вирату, предводителя войска, сотнею прямых стрел. Глубоко пронзенный ими, о великий царь, Вирата сел на площадке колесницы н впал в беспамятство, о бык из рода Бхараты! И возница, (видя его), израненного стрелами в сражении, вывез его оттуда. Тогда обширное то войско, о потомок Бхараты, обратилось в бегство той ночью, сотнями стрел уничтожаемое Шальей - украшением битвы.
33-38 Увидев, что войско то разбегается, Васудева н Дхананджая помчались туда, о царь царей, где находился Шалья. Но тут, о царь, против тех обоих (героев) выступил владыка ракшасов Аламбуса, стоя на превосходнейшей колеснице о восьми колесах, (186) запряженной страшными на вид пишачами с лошадиными мордами, снабженной пропитанным кровью знаменем и украшенной красными гирляндами, сделанной из черного железа, (187) страшной и огромной, покрытой медвежьими шкурами, со стягом над ней, устремленным ввысь и красующимся ужасным на вид, пестрокрылым царем стервятников с широко раскрытыми глазами и неустанно кричащим. И тот ракшас, о царь, выглядел красиво, подобно массе растертой глазной мази. И он сдерживал подступавшего Арджуну, как царь гор (Меру) - ураганный ветер, сея сотнями тучи стрел, о царь, на голову Арджуны. II битва при столкновении человека с ракшасом была чрезвычайно свирепой и вызывала у всех зрителей восхищение, о бык из рода Бхараты!
39-44 Арджуна ударил в Аламбусу целой сотней пернатых стрел н затем рассек девятью острыми стрелами его высокое знамя. Тремя другими стрелами он рассек возницу его, еще другими тремя - его тройное бамбуковое дышло, (188) и еще одной стрелой - его лук, а четырьмя другими скосил четырех его коней. Наконец, когда Аламбуса был лишен колесницы, он рассек надвое поднятый меч его. Затем, о бык из рода Бхараты, Партха жестоко уязвил (189) владыку ракшасов четырьмя острыми стрелами. И пронзенный так, он убежал в страхе. Победив его, Арджуна быстро проследовал в направлении Дроны, сея тучи стрел, о царь, в людей, слонов и коней. Убиваемые, о великий царь, прославленным Пандавой, воины падали на землю как деревья, поваленные ветром. И меж тем как они уничтожались так благородным Пхальгуной, все войско сыновей твоих разбежалось, о владыка народов!
Так гласит глава сто сорок вторая в Дронапарве великой Махабхараты.



Каталог: wp-content -> uploads -> 2017
2017 -> Свод правил по безопасной работе сотрудников органов исполнительной власти Самарской области, государственных органов Самарской области
2017 -> Руководство по эксплуатации общие сведения. «Жидкий акрил»
2017 -> О восстановлении пропущенного срока на подачу апелляционной жалобы
2017 -> Решение по гражданскому делу по моему иску к Петрову А. Н о выселении. В удовлетворении исковых требований мне было отказано в полном объеме
2017 -> Ротавирусная инфекция Профилактика острой кишечной инфекции


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   45


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница