Книга седьмая дронапарва или сказание о посвящении дроны



страница36/45
Дата17.11.2018
Размер9 Mb.
ТипКнига
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   ...   45
Глава 169
Дхритараштра сказал:
1-5 Когда тот благородный Дрона, которым были должным образом изучены веды вместе с их вспомогательными частями, (30) в ком полностью воплощена была военная наука и которым отвергалось чувство робости, а равно по милости кого (герои), быки среди людей, все еще способны совершать нечеловеческие подвиги в сражении, нелегко выполнимые даже богами, (31) увы, когда тот Дрона, сын великого мудреца, был оскорблен на глазах у всех злодушным, низменным и жестоким (Дхриштадьюмной), убийцей своего наставника, неужели, когда был оскорблен тот Дрона, не нашлись там (кшатрии), которые выразили свое негодование тому вершителю греховных дел? Позор касте кшатриев! Позор и самому гневу! Что сказали партхи и все другие царственные лучники на земле, услышав (об убийстве Дроны), царевичу Панчалы? О том поведай мне, о Санджая!
Санджая сказал:
6-12 Услышав те слова сына Друпады, вершителя жестоких дел, цари все, о владыка народов, оставались совершенно безмолвными. Арджуна, однако, поглядывая косо боковым взглядом на сына Паршаты и вздыхая со слезами, говорил ему: "Позор, позор!" А Юдхиштхира и Бхима, оба близнеца и Кришна, а также другие стояли сильно пристыженные. И тут Сатьяки, о царь, сказал такие слова: "Нет ли здесь какого-нибудь человека, который убил бы без промедления этого нечестивца, низменного среди людей, говорящего такие неблагопристойные слова? Почему язык твой и голова не разорвались на сто частей, когда ты, о презренный, громко поносил своего наставника? И почему ты не был повержен тем нечестивым поступком? А так как, совершив столь непристойный поступок, ты к тому же восхваляешь себя в собрании людей, то ты подлежишь осуждению Партхами и всеми андхаками и вришни! Совершив такой недостойнейший поступок, ты снова поносишь своего наставника. За это ты заслуживаешь смерти (от нас). Нет пользы оставаться тебе в живых хотя бы на мгновение!
13-19 Какой же благородный (человек) решился бы на это? Кто же другой, кроме тебя, более низкий из людей, осмелился бы на убийство добродетельного и справедливого душою наставника, схватив его за волосы? Обретя тебя, позорящего свой род, твои предки до семи предшествующих поколений (32) и твои родственники (тоже до семи поколений), лишенные славы, низринулись в ад. Ты ведь даже обвинил Партху, быка среди людей, в том, что он (убил) Бхишму! Однако же тем благородным (героем) именно самим был осуществлен свой гибельный конец. Все же, (говоря по правде), причиной его гибели был твой единоутробный брат (Шикхандин), отъявленнейший из грешников. Нет другого на земле более грешного, нежели сыновья царя Панчалы! Ведь он же был рожден твоим отцом для сокрушения Бхишмы. А что (до Арджуны), то им был охраняем Шикхандин, в то время как тот стал причиной смерти благородного (Бхишмы)! Обретя тебя вместе с твоими братьями, позорно осужденного всеми добродетельными людьми, панчалы отступились от справедливости и, отмеченные низостью, стали ненавистниками друзей и наставников! И если ты снова будешь в моем присутствии говорить подобные речи, то я размозжу твою голову своею булавою, (по силе) равною громовой стреле!"
20-26 Выслушав такое порицание от героя из рода Сатвата, сын Паршаты, преисполненный гнева, промолвил Сатьяки в сильном раздражении, обратившись к нему в грубых словах и улыбаясь при этом: "Слышал, слышал я (слова твои) и прощаю тебя, о отпрыск рода Мадху! Но ты, о неблагородный, не смеешь поносить человека добродетельного и честного! Прощение одобряется в мире. Однако же грех не заслуживает прощения. Ведь тот, кто с грешной душою, - считает прощающего, что он покорен (ему). Ты жалок в своем поведении! Ты низок душою! Ты склонен к греховным умыслам! Ты заслуживаешь порицания (во всех отношениях) - от ногтя твоего пальца (на ноге) до самых кончиков твоих волос! Желаешь ли ты все еще говорить (дурно о других)? Что же может быть более греховнее того поступка, когда тобою был убит Бхуришравас с рукою отсеченной, уже приготовившийся умереть согласно обету прая, хотя ты и был постоянно отвращаем? Построив свое войско в боевые порядки, Дрона сражался в битве при помощи дивного оружия. И когда он сложил свое оружие, он был убит мною. Что же тут, о жестокосердный, есть преступного? Как же может тот, о Сатьяки, быть (хулителем других), кто сам мог убить (врага), не сражавшегося на поле битвы и занятого исполнением обета прая, подобно отшельнику, (врага), чья рука отсечена была другими?
27-33 Когда тот доблестный (враг твой) проявил свою отвагу, ударив тебя оземь, почему ты не убил его тогда, будучи превосходнейшим из мужей? И все же, однако, когда он был уже побежден Партхой, тот храбрый и доблестный сын Сомадатты (33) был затем убит тобою, действовавшим столь недостойно. Где бы Дрона ни старался обратить в бегство войско пандавов, туда всюду устремлялся я, сея тысячи стрел. Совершив сам такого рода поступок, словно чандал, и сам заслуживая осуждения, почему осмеливаешься ты говорить мне такие грубые слова? Ты - вершитель жестоких дел, но не я, о низкий из рода Вришни! Ты - вместилище всех греховных деяний! Не порицай меня снова! Пребудь в молчании! И благоволи не говорить мне ничего после этого! Ибо это ответ, (данный тебе) из губ моих. Не смей мне говорить ничего больше! А если ты по глупости скажешь мне еще подобные грубости, я тогда в пылу битвы отправлю тебя своими стрелами в обиталище Вайвасваты!
34-39 Одной лишь справедливостью, о глупый, невозможно (победить своих врагов). Слушай теперь о действиях кауравов, какие также (применялись ими) несправедливым путем! Сын Панду, Юдхиштхира был еще раньше несправедливо обманут (ими)! И Драупади тоже претерпела от них лишения совсем несправедливо, о Сатьяки! Также и пандавы все вместе с Кришною (Драупади) были удалены в лес в изгнание, и все их владения были отняты несправедливым путем, о глупец! Также несправедливым способом был отвлечен от нас врагами царь мадров (вместе со своим войском)! (34) Было также несправедливостью с нашей стороны, что был убит Бхишма, дед кауравов! Ведь и Бхуришравас тоже убит несправедливо тобою, столь сведущим в вопросах справедливости! Именно так действовали враги, а также пандавы в сражении! Отличающиеся отвагой и даже искушенные в нравственном законе, все они (поступали так), домогаясь победы, о Сатвата! Высочайший закон нравственности труднопостижим. Точно так же и безнравственность может быть постижима с большим трудом. Сразись же теперь с кауравами и не возвращайся (до этого) в жилище своих отцов!"
40-46 Выслушав эти и подобные жестокие и грубые слова (из уст Дхриштадьюмны), величавый Сатьяки начал сильно дрожать. Когда он услышал это, глаза у него стали медно-красными от гнева. И положив свой лук на колесницу, Сатьяки схватил свою булаву, тяжело дыша, словно змей. И ринувшись на царевича Панчалы, он в сильном гневе промолвил ему так: "Я не стану говорить тебе грубостей, но я убью тебя, заслуживающего смерти!" И в то время как он стал нападать на царевича Панчалы, подобно тому как Разрушитель на себе подобного, (35) могучий Бхимасена, побуждаемый Васудевой, быстро соскочив со своей колесницы, удержал его обеими руками. Когда же наделенный огромной силой Сатьяки, устремлявшийся так в неистовой ярости, продвинулся (немного) вперед, могучий Бхима, стараясь удержать его, сам проследовал за ним (несколько шагов, влекомый его) силою. Твердо ставя ноги, Бхима тогда, остановившись на шестом шаге, насильно удержал того быка из рода Шини, наилучшего из сильных.
47-53 Но тут Сахадева, соскочив со своей колесницы, о владыка народов, обратился к Сатьяки, крепко сдерживаемому более сильным (Бхимою), с мягкою речью: "Нет у нас других друзей, более близких, о тигр среди людей, нежели андхаки и вришни, а также панчалы, о отпрыск рода Мадху! Точно так же и у андхаков (36) и вришниев, и особенно у тебя и Кришны не может быть других друзей, (более близких), чем мы. Также и у панчалов, о отпрыск рода Вришни, если даже они будут искать вплоть до границ океана, не найдется других более близких друзей, чем пандавы и вришни. Он такой же друг (тебе), каким считаешься для него ты. И какими вы являетесь для нас, такими же и мы приходимся вам! Сведущий таким образом во всех обязанностях и помня теперь о долге перед своими друзьями, смири свой гнев, (отвратив его) от царевича Панчалы! Умирись же, о бык из рода Шини! Прости ты сына Паршаты, и пусть сын Паршаты также простит тебя! Мы тоже со своей стороны проявим прощение. Что может быть другое (более похвальное), чем прощение?"
54-59 Меж тем как внук Шини был умиротворяем так Сахадевой, о достойнейший, сын царя Панчалы, улыбаясь слегка, промолвил такие слова: "Отпусти, отпусти же внука Шини, о Бхима, столь преисполненного гордости в битве! Пусть он нагрянет на меня, как ветер обрушивается на гору, пока я своими острыми стрелами не усмирю его гнев и не изгоню, о Каунтея, всякое желание битвы и (жажду) жизни в сражении! Что, в самом деле! Я в состоянии (после сокрушения Сатьяки) выполнить это великое дело сыновей Панду, которое представилось теперь! Ибо это приближаются кауравы! Или же пусть Пхальгуна сдерживает всех (врагов) в сражении! Что же до меня, то я снесу этому голову своими стрелами. Он принимает меня за Бхуришраваса с отрубленной рукой в сражении. Отпусти его. Или я убью его, или же он убьет меня!"
60-62 Слыша эти слова царевича Панчалы, могучий Сатьяки, крепко зажатый между обеих рук Бхимы, дыша подобно змею, стал дрожать беспрерывно. Тогда поспешно Васудева и царь справедливости, о достойнейший, с великим усилием обуздали обоих героев. И смирив обоих великих лучников, чьи глаза сделались кроваво-красными от гнева, все воины, быки среди кшатриев (в стане пандавов), выступили на битву, чтобы сразиться с вражескими воинами.
Так гласит глава сто шестьдесят девятая в Дронапарве великой Махабхараты.

Глава 170
Санджая сказал:
1-7 Тем временем отпрыск Дроны стал учинять великое побоище среди своих врагов, будто сам Разрушитель, посланный Временем, (сеял гибель) среди всех существ в конце юги. Убивая своих врагов стрелами с серповидным острием, Ашваттхаман образовал там целую гору из тел. Знамена (колесниц) служили для нее деревьями, а оружие - ее остроконечными вершинами. Убитые слоны заменяли ее огромные скалы, рассеянные всюду кони заменяли ей кимпурушей,37 а устилавшие ее луки составляли ее лианы и ползучие растения. Она оглашалась свистом копий вместо воя плотоядных существ и кишела сонмами злых духов вместо якшей. Потом, закричав громко и сильно, тот бык среди людей снова заставил твоего сына (38) выслушать клятвенное свое обещание: "Так как сын Кунти, Юдхиштхира, приняв лишь внешний наряд добродетели, сказал наставнику, (справедливо) сражавшемуся в битве, "Оставь оружие!", я на его глазах сокрушу его войско! Отбросив добродетель, я убью затем зловредного царевича Панчалы. И право же, я убью всех их, если они будут сражаться со мною в битве. Клятвенно заверяю тебя, что это правда. Поэтому поверни обратно свое войско!"
8-14 Услышав те слова (Ашваттхамана), сын твой повернул свое войско, рассеяв в нем великий страх громким львиным кличем. И тогда сражение, о царь, вновь разыгравшееся между войсками кауравов и пандавов, было столь свирепым, будто (столкновение) двух океанов в час полного прилива. Ибо возбужденные кауравы были успокоены и ободрены сыном Дроны. А пандавы и панчалы стали свирепыми из-за убийства Дроны. Великая обнаружилась сила (от столкновения) на поле битвы между теми (воинами), весьма обрадованными и преисполненными гнева, одинаково тешившими себя надеждой на победу. (39) Как скала столкнулась бы со скалой или как океан с океаном, о царь царей, таким было (столкновение) между кауравами и пандавами. Тогда преисполненные радости воины кауравов и пандавов затрубили в тысячи раковин и ударили в десятки тысяч барабанов. И страшно громкий и невероятный гул, поднявшийся от того войска, казалось, напоминал шум самого океана во время пахтания его (богами и асурами). (40)
15-23 Тогда, нацеливаясь в войско пандавов и панчалов, сын Дроны вызвал к действию оружие Нараяна. И вот показались тысячами в воздухе стрелы со сверкающими остриями, будто змеи с пылающей пастью, собираясь поглотить пандавов. И в той страшной битве, о царь, (стрелы те), подобно лучам солнца, в один миг покрыли все страны света, небосвод (41) и войско Также и (неисчислимые) железные шары, (42) о хранитель земли, показались затем, подобно сияющим светилам на ясном небосклоне. Также появились со всех сторон и различные шатагхни, извергающие огонь, ц диски с бритвообразными остриями, подобные сверкающим дискам солнца. Видя небосвод, густо покрытый теми видами оружия, о бык из рода Бхараты, пандавы, панчалы и сринджайи сильно обеспокоились. Всякий раз, как только могучие воины пандавов на колесницах пытались сражаться, -. всякий раз то оружие усиливалось в своей мощи, о повелитель людей! И убиваемые оружием Нараяна, словно сжигаемые огнем, они были жестоко теснимы повсюду в том сражении. И в самом деле, как огонь сжигает сухую траву на исходе холодной поры, так и оружие то сжигало войско пандавов, о владыка!
24-29 Меж тем как все вокруг заполнялось тем оружием и при этом войско его уничтожалось, о владыка, сын Дхармы, Юдхиштхира проникнулся великим страхом. Увидев же свое войско бегущим и упавшим духом и видя также безразличие Партхи, сын Дхармы сказал так: "О Дхриштадьюмна, беги вместе с войском панчалов! О Сатьяки, и ты тоже беги домой, окруженный всеми вришни и андхаками! Справедливый же душою Васудева сам найдет подходящее средство, чтобы исполнить свое предназначение! (43) Он способен давать наставления всему миру. Так зачем же нам (давать их) ему самому? Не следует больше продолжать сражение! Я говорю это вам, всем воинам! Что до меня, то я вместе с моими единоутробными братьями войду в пылающий огонь. Переправившись через океан сражений Бхишмы и Дроны, совсем непроходимый для робких, погружусь ли я вместе со своею свитой в лишенный воды след от копыта коровы, представленный сыном Дроны? (44)
30-36 Пусть желание Бибхатсу в отношении меня быстро осу ветвится, ибо мною повержен в битве наставник, всегда питавший добрые чувства к нам, (45) - тот наставник, которым было допущено убийство сына Субхадры, (46) еще мальчика, неискушенного в битвах и совсем беззащитного, - многочисленными сильнейшими и свирепыми воинами, - тот наставник, который вместе с сыном своим оставил в пренебрежении Кришну, (47) не отвечая на поставленный ею вопрос (сказать правду), когда она в столь (бедственном положении) была приведена в собрание и сопротивлялась (насилию поставить ее) в положение рабыни, - тот наставник, которым, когда утомились кони, сын Дхритараштры (Дурьйодхана), жаждавший убить Пхальгуну, был облачен в (неуязвимый) панцирь и назначен для защиты правителя Синдху, (48) - тот наставник, которым, коль скоро он был сведущ в оружии Брахмы, были уничтожены в корне панчалы, возглавляемые Сатьяджитом и прилагавшие усилия ради моей победы, - тот наставник, которым, когда мы несправедливо изгонялись из царства, было одобрено, чтобы мы отправились (в лес), хотя он и был удерживаем (в своем дозволении) нашими друзьями. (49) Увы, тот, кто поддерживал с нами великую дружбу, убит! Ради него я вместе со всеми друзьями пойду на смерть!"
37-43 Когда говорил так сын Кунти (Юдхиштхира), герой из рода Дашарха (Кешава), поспешно сдержав войско мановением рук своих, промолвил такие слова: "Быстро положите свое оружие и сойдите с колесниц! Именно это есть сейчас средство, предписанное благородным (Нараяной) для отвращения (этого оружия)! Спуститесь на землю все вы со своих слонов, коней и колесниц! Только так, если вы будете стоять безоружными на земле, это оружие не убьет вас! Ибо в любом месте, где бы ни сражались воины, чтобы предотвратить силу этого оружия, там всюду эти кауравы становятся еще более сильными, (чем вы)! Тех людей, однако же, которые бросят свое оружие и сойдут с колесниц, тех не убьет в сражении это оружие! Но тех из них, которые будут, даже в воображении, сражаться против него, всех их убьет оно, даже если они (в поисках прибежища) спустятся в саму преисподнюю!" И все те (воины), услышав такие слова Васудевы, о потомок Бхараты, изъявили желание оставить свое оружие как в мыслях своих, так и действием.
44-51 Увидев тогда их, собравшихся бросить оружие, сын Панду, Бхимасена, сказал, о царь, такие слова, радуя всех: "Никто вовсе не должен бросать здесь свое оружие! Я отражу оружие сына Дроны своими быстролетными стрелами! Или же этой увесистой палицей, (50) украшенной золотом, я буду рыскать в сражении, подобно самому Разрушителю, сокрушая это оружие сына Дроны! Ибо нет здесь ни одного человека, равного мне в отваге, точно так же как нет другого светила (на небосводе), равного солнцу. Посмотрите на обе мои сильные руки, подобные хоботам двух могучих слонов, способные сокрушить даже Снежную гору! (51) Ведь я единственный здесь среди людей, кто обладает силой, равной десяти тысячам слонов! Я не имею себе соперника, как и Шакра, прославленный на небесах среди богов! Посмотрите сегодня на силу рук моих в бою, огромных в плечах, когда они будут отражать сверкающзе и пылающее оружие сына Дроны! Если нет (другого), способного противостоять оружию нараяна, то сегодня я буду сражаться против него на глазах у всех кауравов и пандавов!"
52-56 Сказав так, Бхима, усмиритель врагов, на своей колеснице, блеском подобной солнцу и издающий грохот, точно раскаты (грома) из-за туч, ринулся против сына Дроны. Наделенный большой стремительностью и отвагой, сын Кунти, благодаря высокой ловкости рук, в одно мгновение ока, нагрянув (на врага), осыпал его густой сетью стрел. Тогда сын Дроны, улыбаясь ему и сказав нечто несущественное, покрыл его своими стрелами, вызванными с помощью мантр, с пылающими остриями. И покрытый в пылу битвы стрелами, изрыгающими огонь, подобно змеям с пылающей пастью, Партха, (52) казалось, был усеян золотыми искрами. И весь облик Бхимасены, о царь, в сражении том выглядел подобно горе на исходе дня, окруженной светлячками.
57-61 То оружие сына Дроны, которое направлялось против Бхимы, усиливалось в своей мощи, о великий царь, как огонь, раздуваемый ветром. При виде того оружия, страшного по своей мощи, возрастающего в силе панический страх охватил войско пандавов, кроме Бхимы. Тогда все они, побросав свое оружие на землю, сошли повсюду с колесниц, со слонов и коней. И после того как они бросили свое оружие и сошли с колесниц, необъятная мощь того оружия обрушилась на голову Бхимы. Тогда все существа и особенно пандавы издали горестные восклицания "Ай! Ой!" увидев Бхимасену, подавленного мощью (того оружия). Так гласит глава сто семидесятая в Дронапарве великой Махабхараты.

Глава 171
Санджая сказал:
1-7 Увидев Бхимасену, усеянного тем оружием, Дхананджая для отражения его мощи покрыл Бхиму оружием варуна. И благодаря высокой ловкости рук Арджуны, а также той огненной мощи, окутавшей (Бхиму), никто не мог видеть, что он покрыт оружием варуна. Окутанный оружием сына Дроны, Бхима вместе с конями, возницей своим и колесницей оставался недоступным для взора, словно огонь, окаймленный пламенем, посредине другого огня. Подобно тому как на исходе ночи, о царь, все светила движутся к горе заката, так и стрелы (Ашваттхамана) устремлялись к колеснице Бхимасены. Ибо сам Бхима, его колесница, кони и возница, о достойнейший, покрытые так сыном Дроны, казалось, находились посредине огня. Как разрушительный огонь (в конце юги), сжигая всю вселенную, когда приходит урочный час, вместе со всем, что в ней движется и неподвижно, входит (наконец) в уста Всевышнего, (53) точно так же и оружие то стало проникать (54) в Бхиму. Как невозможно постичь, если бы огонь проник в солнце или же солнце проникло в огонь, так совсем невозможно было постичь ту пылающую мощь, проникнувшую (в Бхиму).
8-13 Видя то оружие, сыплющееся так на колесницу Бхимы, и видя сына Дроны, возрастающего (в мощи и силе) и не имеющего себе соперника в сражении, заметя также, что все воины пандавов положили оружие и. что те упавшие духом могучие воины на колесницах, возглавляемые Юдхиштхирой, все отвратились от битвы, Арджуна и Васудева, те оба героя, сияющие ослепительным блеском, поспешно сойдя со своей колесницы, подбежали тогда к Бхиме. И погрузившись в тот мощный жар, возникший от силы оружия сына Дроны, оба они, чрезвычайно могучие, прибегли затем к помощи иллюзии. (55) И тогда огонь, возникший из того оружия, не сжег их, так как они положили свое оружие, а также вследствие силы примененного ими оружия варуна и благодаря также собственной мощи обоих Кришн. (56) Затем Нара и Нараяна (57) ради успокоения оружия Нараяна начали с силой тащить оттуда Бхиму и все его оружие.
14-19 Вытаскиваемый так, сын Кунти, могучий воин на колеснице, стал издавать громкий рев. И сразу же то страшное и неодолимое оружие сына Дроны начало возрастать (в силе и мощи). Тогда Васудева, обратившись к Бхиме, сказал: "Как же это так, о потомок Панду: хотя и удерживаемый нами, ты, о Каунтея, все же не отвращаешься от битвы? Если эти потомки рода Куру не смогут быть теперь побеждены в битве, то мы должны будем здесь продолжать сражаться, а также и эти быки среди людей. Ведь все эти воины твои сошли со своих колесниц! Поэтому, о Каунтея, ты тоже быстро сойди со своей колесницы!" Сказав так, Кришна тогда спустил Бхиму с его колесницы, в то время как тот с глазами, кроваво-красными от гнева, тяжело дышал, точно змей. Когда же он был спущен с колесницы, о царь, и был принужден положить свое оружие на землю, тогда то оружие Нараяна, сокрушающее врагов, совсем успокоилось.
20-25 Меж тем как с помощью этого средства невыносимая мощь того оружия была успокоена, все страны света, главные и промежуточные, сделались совсем ясными. Начали дуть приятные ветры и успокоились все животные и птицы. Возрадовались верховые и упряжные животные, а также все воины, о владыка людей! В самом деле, когда страшная мощь того оружия унялась совсем, о потомок Бхараты, Бхима, одаренный большим умом, казался подобным восходящему на исходе ночи солнцу. Остатки войска пандавов, обрадованные успокоением оружия (нараяна), снова стояли там (готовыми), горя желанием сокрушить твоего сына. И когда, уже после того как оружие то было таким образом отражено, войско (пандавов) расположилось боевым строем, Дурьйодхана, о великий царь, сказал тогда, обратившись к сыну Дроны: "О Ашваттхаман, вновь примени немедля это оружие, ибо панчалы снова уже выстроились в боевые порядки, жаждая победы!"
26-29 После таких слов, сказанных ему твоим сыном, о достойнейший, Ашваттхаман, печально вздохнув, промолвил так царю: "Это оружие, о царь, не положено вызывать обратно! (58) Оно не может быть применено дважды! Если же оно будет вызвано снова, (59) оно без сомнения убьет того, кто собирается применить его! Сей Васудева применением (увиденных тобою) средств добился, чтобы оружие то было отражено! Поэтому иначе предписывается уничтожение врага в сражении, о повелитель людей! Поражение или же смерть - (одинаковы). Лучше, однако, смерть, но не поражение! Ведь эти враги, побежденные оттого что вынуждены были оставить свое оружие, выглядят словно мертвые!"
Дурьйодхана сказал:
30-31 О сын наставника, если это оружие не может быть применено дважды, пусть тогда убийцы своего наставника будут убиты другим оружием, о лучший из знатоков оружия! Ведь у тебя могут найтись все виды дивного оружия, точно так же, как и у Трехглазого (Шивы)! Ведь если ты, преисполненный гнева, сам не пожелаешь этого, даже Пурандара не сможет вызволиться от тебя!
Дхритараштра сказал:
32-33 После того как Дрона был убит при помощи обмана и оружие Нараяна отражено, что же делал потом сын Дроны, так побуждаемый Дурьйодханой, увидев партхов в сражении, вновь приготовившихся для битвы, всех избавленными от влияния оружия Нараяна и рыскающими во главе своих боевых отрядов?
Санджая сказал:
34-40 Помня об убийстве своего отца, (сын Дроны), носящий изображение львиного хвоста на своем знамени, в сильном гневе, отбросив всякий страх, ринулся против сына Паршаты. И ринувшись на него, тот бык среди людей с большой стремительностью пронзил (своего противника), быка среди мужей, двадцатью и пятью короткими стрелами. В ответ Дхриштадьюмна, о царь, пронзил сына Дроны, напоминавшего сверкающий огонь, о повелитель, шестьюдесятью тремя стрелами. И также возницу его он пронзил двадцатью стрелами, остро отточенными на камне и снабженными золотым оперением, и затем четырех его коней - четырьмя острыми стрелами. И пронзая всякий раз (противника своего), сын Дроны издавал воинственный клич, заставляя сотрясаться землю, словно, казалось, он отнимал жизни у всех существ мира сего в страшном сражении. А могучий сын Паршаты, о царь, искушенный во владении оружием и ловко действующий, избрав смерть вместо отступления, (60) ринулся тогда на одного лишь сына Дроны. И с душою неизмеримой, царевич Панчалы, лучший из воинов на колесницах, обрушил на голову Ашваттхамана сплошной ливень из стрел.
41-48 Тогда сын Дроны в сражении том, пылая гневом, покрыл царевича пернатыми стрелами и снова пронзил его десятью стрелами, вспоминая убийство отца своего. Рассекши затем знамя и лук царевича Панчалы двумя искусно выпущенными стрелами с бритвообразным наконечником, сын Дроны принялся жестоко мучить его другими стрелами. И в той свирепой битве Ашваттхаман (61) лишил своего противника коней, возницы его и колесницы, и сильно разгневанный, покрыл также всех его приверженцев своими стрелами. И тогда войско панчалов, о владыка народов, истерзанное ливнями стрел, пустилось в бегство в великом смятении и мучительном горе. И увидев воинов, отвратившихся от битвы, и Дхриштадьюмну, жестоко мучимого, внук Шини поспешно принудил свою колесницу двинуться (62) против колесницы сына Дроны. И он больно потревожил Ашваттхамана восемью острыми стрелами. Поразив снова неистового своего противника двадцатью различного вида стрелами, он пронзил его возницу и затем четырех его коней четырьмя стрелами. И глубоко пронзенный теми разного вида стрелами Ююдханой, тот могучий лучник, негодующий сын Дроны, обратившись к нему с улыбкой, сказал такое слово: "О внук Шини, я знаю твою приверженность к (Дхриштадьюмне), убийце своего наставника, но ты не сможешь вызволить его или же самого себя, когда (вы) настигнуты мною!"
49-54 Сказав так, сын Дроны выпустил в Сатвату превосходнейшую прямую стрелу, сиянием подобную лучам солнца, как (некогда) Хари (63) (пустил) громовую стрелу во Вритру. И выпущенная так Ашваттхаманом, стрела та, пронзив его насквозь вместе с панцирем, вошла в землю, как шипящая змея входит в свою нору, вырыв ее. С панцирем, насквозь пронзенным, тот герой, подобно слону, мучительно терзаемому стрекалом, выпустил лук с возложенной на него стрелой, обливаясь кровью, обильно текущей из раны. И в изнеможении, истекающий кровью, он опустился на площадку колесницы. Тут своим возницей он был поспешно отвезен от сына Дроны в кузове колесницы. Тогда другой стрелою, совершенно прямою л с хорошим оперением, тот усмиритель врагов (64) поразил Дхриштадьюмну между бровей. Перед этим глубоко (не раз) пронзенный, а затем жестоко раненный (той стрелою), царевич Панчалы совсем изнемог в бою и прислонился к древку своего знамени.
55-60 И когда он был сильно так измучен (своим противником), о царь, точно возбужденный от течки слон (65) - львом, к нему быстро устремились (на помощь) от пандавов пятеро храбрейших воинов на колесницах: Носящий диадему и Бхимасена, Вриддхакшатра из рода Пуру, (66) наследник престола чедиев ц предводитель малавов - Сударшана. И все они ударили одновременно (в Ашваттхамана) каждый пятью стрелами. Сын же Дроны, однако, двадцатью и еще пятью стрелами, напоминающими сильно ядовитых змей, рассек в одно и то же время те двадцать пять стрел, (посланных в него). Затем он жестоко поразил царевича из рода Пуру семью острыми стрелами, предводителя малавов - тремя, Партху - одной и Врикодару - шестью стрелами. Тогда в ответ все те могучие воины на колесницах, о царь, пронзили сына Дроны совместно и отдельно множеством стрел, остро отточенных на камне и с золотым оперением. Наследник престола (чедиев) пронзил сына Дроны двадцатью стрелами, а Партха - снова восемью, все же другие - тремя стрелами каждый.
61-65 Но тут отпрыск Дроны ударил в Васудеву десятью стрелами, в Бхиму пятью и в наследника престола - четырьмя, рассекши двумя стрелами его лук и древко знамени. И затем, снова пронзив Партху ливнем стрел, сын Дроны издал потрясающий (67) львиный клич. Меж тем как сын Дроны метал остро отточенные стрелы с хорошо закаленными остриями, земля, небо и воздушное пространство, страны света, главные и промежуточные, - все было покрыто спереди и сзади него теми страшного вида стрелами. Обладающий неистовой мощью и в доблести равный самому Индре, он тремя стрелами отсек одновременно обе руки, подобные шестам Индры, (68) и голову Сударшаны, в то время как тот сидел на своей колеснице. Затем пронзив царевича-паураву (69) особым дротиком (70) и разнеся его колесницу на мелкие части своими стрелами, Ашваттхаман отрубил обе его руки, умащенные сандалом, и потом голову от туловища стрелою с серповидным наконечником. Наделенный большой стремительностью, он, улыбаясь при этом, пронзил своими стрелами, подобными пылающему огню, юного и любимого наследника престола чедиев, с внешностью, напоминающей цвет связанных в пучок синих лотосов, и отправил его во (владения) бога смерти вместе с его возницей и конями.
66-69 Уничтожив их в бою, храбрый и непобедимый сын Дроны, повелитель воинов, радостно затрубил в огромную раковину. И тогда все панчалы и Бхимасена, сын Панду, перепуганные, покинув колесницу Дхриштадьюмны, бросились бежать в разные стороны. А сын Дроны, осыпая их, потерпевших такое поражение, своими стрелами с тылу, преследовал с большой стремительностью войско пандавов, словно это был всесокрущающий бог смерти. И убиваемые так в сражении сыном Дроны, те кшатрии из страха, о царь, считали того героя (71) как бы появляющимся во все направлениях.
Так гласит глава сто семьдесят первая в Дронапарве великой Махабхараты.


Каталог: wp-content -> uploads -> 2017
2017 -> Свод правил по безопасной работе сотрудников органов исполнительной власти Самарской области, государственных органов Самарской области
2017 -> Руководство по эксплуатации общие сведения. «Жидкий акрил»
2017 -> О восстановлении пропущенного срока на подачу апелляционной жалобы
2017 -> Решение по гражданскому делу по моему иску к Петрову А. Н о выселении. В удовлетворении исковых требований мне было отказано в полном объеме
2017 -> Ротавирусная инфекция Профилактика острой кишечной инфекции


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   ...   45


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница