Книга седьмая дронапарва или сказание о посвящении дроны



страница5/45
Дата17.11.2018
Размер9 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   45
Глава 24
Санджая сказал:
1-6 Когда пандавы возвратились (на битву), при виде Дроны, которого они покрывали (стрелами), как облака (закрывают) солнце, великий ужас охватил нас. Густая пыль, вздымаемая ими, окутала твое войско. И когда Дрона исчез с поля зрения, мы сочли его убитым. Видя тех храбрых и могучих лучников, стремящихся совершить свое страшное дело, Дурьйодхана без промедления стал понуждать свои войска. (Он обратился к ним с такими словами): "О повелители людей, сдерживайте войско пандавов в меру ваших сил, смелости и скрытой мощи и в соответствии с обстоятельствами!" Тогда сын твой Дурмаршана, завидя Бхиму издалека, приблизился к нему и окатил его (ливнем) стрел, желая (уберечь) жизнь Дроны. Разгневанный в пылу сражения, он осыпал его стрелами, - подобного самой Смерти. Бхима тоже, в ответ, ударил в него стрелами. И страшной была тогда схватка, (которая произошла между ними).
7-17 Между тем те герои (в войске твоем), мудрые и искусно разящие, повелеваемые своими начальниками, отбросив страх перед смертью, ринулись против своих врагов в бою. Критаварман, о владыка народов, (пытался) задержать наступавшего сына Шини, (122) того героя - украшение битвы, желающего перехватить Дрону. Но сын Шини, разъяренный, остановил его, исполненного гнева, потоками своих стрел. Критаварман же, в ответ, сдерживал его, как возбужденный от течки слон противоборствует другому взбешенному слону. А властитель Синдху, (123) грозный лучник, остановил обрушившегося на него могучего лучника Кшатрадхармана, (124) исторгавшего потоки стрел, стараясь (удержать его в стороне) от Дроны. Кшатрадхарман, срезав знамя и лук властителя Синдху, ударил в ярости многочисленными лютыми стрелами во все его жизненно важные места. Тогда, взяв другой лук, правитель Синдху с большой ловкостью рук пронзил Кшатрадхармана в той битве стрелами, целиком сделанными из железа. Субаху усиленно удерживал в стороне от Дроны своего храброго брата Юютсу, могучего воина на колеснице, старавшегося (в битве) ради пандавов. Тогда Юютсу двумя острыми и хорошо закаленными стрелами отсек у Субаху обе руки, подобные железным брусьям, в то время как он одной рукой метал стрелы, а другой держал лук. Правитель мадров (125) сдерживал лучшего из пандавов - царя Юдхиштхиру, справедливого душою, как берег морской (сдерживает) взбушевавшийся океан. Царь справедливости осыпал его множеством стрел, способных пронзить жизненно важные места. А владыка мадров, в ответ пронзив сына Панду шестьюдесятью четырьмя стрелами, издал громкий рык. И когда он кричал так, лучший из пандавов двумя стрелами с бритвоподобными остриями срезал его знамя и лук, - и воины тогда приветствовали (его) громкими возгласами.
18-25 Также и царь Бахлика вместе со своим войском сдерживал стрелами царя Друпаду, напиравшего на него во главе своих войск. И та битва между двумя престарелыми (воинами), стоявшими во главе своих войск, была страшной, подобно схватке двух слонов - могучих вожаков своих стад, одержимых течкой. Винда и Анувинда (126) - оба царевича Аванти - вместе с войсками двинулись против Вираты, царя матсьев, стоявшего во главе своего войска, как некогда Индра и Агни (127) (выступили) против (демона) Бали. И та страшная, беспорядочная битва между Матсьями и кекаями, в которой кони, воины на колесницах и слоны сражались бесстрашно! напоминала сражение (некогда происходившее) между богами и асурами. Бхутакарман, он же Сабхапати, (128) отвлекал от Дроны сына Накулы Шатанику, когда тот подступал, исторгая потоки стрел. Затем наследник Накулы тремя хорошо отточенными стрелами с серповидным острием лишил его рук и головы в том сражении. А Вивиншати сдерживал отважного Сутасому, героя, когда тот подступал к Дроне, исторгая ливни стрел. Сутасома же, однако, воспаленный гневом, пронзил своего дядю по отцу (129) прямолетящими стрелами и, облаченный в доспехи, не отвратился (от битвы).
26-33 Затем Бхимаратха (брат Дурьйодханы) шестью острыми, быстролетящими железными стрелами отправил Шальву вместе с его конями и возницей в обиталище Ямы. А Шрутакармана, (130) устремившегося на конях, мастью подобных павлинам, сдерживал сын Читрасены, твой внук, о великий царь! Те оба твоих внука, оба трудноодолимые (в бою) и жаждущие убить друг друга, сражались неистово ради успеха целей своих отцов. Увидев Пративиндхью, стоящего на головном участке боя, сын Дроны (Ашваттхамай), желая охранить честь своего отца, сдерживал первого своими стрелами. Разгневанный, Пративиндхья тогда пронзил острыми стрелами Ашваттхамана, (131) носящего изображение львиного хвоста (на своем знамени) и стоявшего в битве ради своего отца. Сын же Дроны окатил (старшего) сына Драупади (132) ливнями стрел, о бык среди мужей, будто (сеятель), разбрасывающий семена (на почву) во время посева. Лакшмана (сын Дурьйодханы) сдерживал сокрушителя патаччаров, - того, о царь, кто среди обоих войск считается самым наихрабрейшим. Но тот, срезав лук и знамя Лакшманы, о потомок Бхараты, и исторгая на него потоки стрел, блистал великолепием.
34-42 Юный Викарна, (133) наделенный большой мудростью, сдерживал Шикхандина, юного сына Яджнясены, в то время как тот выступил в сражении. Сын Яджнясены затем окутал его сетью своих стрел. Отразив тот поток стрел, могучий сын твой выглядел блистательно. Ангада (134) сдерживал своими стрелами в битве храброго Уттамауджаса, когда тот ринулся на Дрону. И та схватка между теми обоими львами среди людей была свирепой и увеличивала радость их обоих и всех воинов. Могучий лучник Дурмукха, (135) наделенный большой силой, сдерживал храброго Пуруджита, (иначе именуемого) Кунтибходжей, в то время как тот устремился на Дрону. Пуруджит ударил Дурмукху между бровей железной стрелою. От этого лицо его выглядело красиво, подобно лотосу вместе со стебельком. А Карна сдерживал ливнями своих стрел пятерых братьев-кекаев, осененных красными знаменами, когда они ринулись на Дрону. Сильно разгневанные, они тоже осыпали его потоками своих стрел. Карна же, в ответ, покрывал их сетью стрел все снова и снова. Покрытые и заваленные стрелами, ни Карна, ни пятеро братьев совсем не были видны вместе с их конями, возницами, знаменами и колесницами.
43-50 Сыновья твои Дурджая, Джая и Виджая противодействовали Ниле, правителю Каши (136) и Джае, (137) - трое против трех. И битва та была страшной и увеличивала радость зрителей, подобно схватке между львом, тигром и гиеной (с одной стороны) и слоном, буйволом и быком - (с другой). Оба брата Кшемадхурти и Бриханта (138) иссекли в битве острыми стрелами (Сатьяки) из рода Сатвата, в то время как он ринулся на Дрону. И та битва между ним и теми двумя казалась крайне удивительной, подобно схватке в лесу между львом и двумя отборнейшими слонами, одержимыми течкой. Царь чедиев, сильно разгневанный, меча стрелы, отвлекал от Дроны царя Амбаштху, (139) - одного, всегда радующегося битве. Амбаштха же пронзил его длинной стрелою, способной пронзить самые кости. И тот, выпустив (из рук) свой лук со стрелами, упал тогда с колесницы на землю. Благородный Крипа, сын Шарадвана, (140) сдерживал небольшими стрелами Вардхакшеми из рода Вришни - само воплощение гнева (в битве). Те, кто взирали на Крипу и Вардхакшеми, сведущих в различных приемах ведения боя, сражающихся так друг с другом, - те были так в мыслях поглощены битвой, что не могли думать еще о других делах.
51-56 Сын Сомадатты ради возвеличения славы Дроны сдерживал царя Манимана, всегда неутомимого, когда тот выступил (на битву). Маниман же быстро срубил лук и знамя, потом опять стяг, возницу и зонт сына Сомадатты и низринул его с колесницы. Поспешно спрыгнув затем с колесницы, тот губитель недругов, с изображением жертвенного столба на своем знамени, зарубил превосходным мечом своего противника вместе с его конями, возницей, знаменем и колесницей. Затем, взойдя снова на свою колесницу и взяв другой лук, он, сам управляя конями, стал, о царь, уничтожать войско пандавов. Палицами и дубинками, дисками, короткими дротиками и секирами, пылью и ветром, огнем и водою, пеплом и комьями земли, соломой и деревьями причиняя страдания, разбивая и ломая, убивая и обращая в бегство (врагов), кидая их на (строй вражеского) войска и этим приводя его в ужас, явился тогда Гхатоткача, желая захватить Дрону.
57-61 Но с тем ракшасом столкнулся в схватке различным оружием и в различном боевом снаряжении ракшас Аламбуса, воспаленный гневом. И та битва между двумя выдающимися из вожаков ракшасов была подобна той, какая происходила некогда между Шамбарой (141) и царем бессмертных. Так, - да будет тебе благо, - происходили сотни поединков между воинами на колесницах, слонами, конями и пехотинцами в твоем и их (войсках) при общем беспорядочном смешении. (142) В самом деле, подобной битвы никогда прежде не было видано или слышано, такой, как та, которая происходила между воинами, упорно сосредоточившимися на сокрушении или защите (143) Дроны. И действительно, много было сражений, которые наблюдались там (повсюду на поле битвы). Некоторые из них были ужасные, некоторые - красивые, а некоторые - весьма свирепые, о владыка!
Так гласит глава двадцать четвертая в Дронапарве великой Махабхараты.

Глава 25
Дхритараштра сказал:
1-2 Меж тем как те (воины), вернувшись (для битвы), так выступали друг против друга по отдельным подразделениям, как сражались Партхи и мои воины, наделенные большой стремительностью? Что также делал Арджуна против войска саншаптаков? И что делали саншаптаки, в свою очередь, по отношению к Партхе, о Санджая?
Санджая сказал:
3-9 Когда те (воины), вернувшись (для битвы), так выступали друг против друга по отдельным подразделениям, твой сын (Дурьйодхана) сам ринулся тогда на Бхиму вместе со своим отрядом слонов. Как слон (сражающийся) со слоном, как матерый бык (дерущийся) с матерым быком, так и Бхима, вызванный самим царем, ринулся на отряд слонов (в войске кауравов). Искушенный в битве и наделенный огромной мощью рук, сын Притхи (144) быстро сокрушил тот отряд слонов, о достойнейший! Те слоны, видом подобные холмам, источающие течку из всех (частей тела), были железными стрелами Бхимасены приведены в замешательство и принуждены повернуть обратно. Как ветер разгоняет повсюду скопления облаков, точно так и сын Паваны (145) рассеял те отряды (вражеских слонов). И Бхима, мечущий стрелы в, тех слонов, выглядел блистательно, подобно взошедшему солнцу, рассеивающему свои лучи во все уголки мира. (146) И слоны, пронзенные стрелами Бхимы (и покрытые кровью), выглядели красиво, подобно разнообразным облакам на небосводе, проникнутым лучами солнца.
10-18 Тогда Дурьйодхана, воспаленный гневом, приблизившись к сыну Ветра, (147) причинявшему такое опустошение среди слонов, пронзил его острыми стрелами. В ответ Бхима, с налившимися кровью (от гнева) глазами, (148) желая отправить хранителя земли в обиталище Ямы, в один миг пронзил его своими острыми стрелами. Но тот, с телом, истерзанным стрелами, и распаленный гневом, пронзил, улыбаясь слегка, Бхимасену, сына Панду, железными стрелами, сверкающими как лучи солнца. В ответ Пандава двумя стрелами с серповидным острием быстро срезал его лук, а также изображение слона на его знамени, сделанное из драгоценных камней и расцвеченное жемчужинами. Видя Дурьйодхану, мучимого так Бхимой, о достойнейший, властитель Анги (149) верхом на слоне устремился туда, чтобы привести в смятение (сына Панду). Но того слона, подступавшего с ревом, подобно грохоту облаков, Бхимасена пронзил глубоко железной стрелою между двух выпуклостей на лбу. И пронзив насквозь его туловище, (стрела) погрузилась глубоко в землю. И слон тогда Рухнул, словно утес, расколотый громовой стрелою. Когда слон падал и вместе с ним - повелитель млеччхов, (150) Врикодара, быстрый в своих Действиях, отсек ему голову стрелою с серповидным острием еще до того, как он грянул оземь. И когда герой тот упал, войско его разбежалось,причем кони, слоны и воины на колесницах, охваченные смятением, давили пеших воинов (обратившихся в бегство).
19-27 Меж тем как те войска все разбежались во все стороны, властитель Прагджьйотиши тогда ринулся на слоне против Бхимы. (Подобно) слону, на котором Магхаван победил дайтьев и данавов, тот первейший из слонов стремительно обрушился на Бхиму. С ушами и обеими (передними) ногами и свернутым хоботом, с вращающимися глазами и исполненный ярости, он, казалось, сжигал Пандаву (словно пылающий огонь). И тогда, о достойнейший, громкий шум поднялся среди всего войска (и раздались возгласы) "Ай, ай, Бхима убит слоном!" Напуганное тем криком войско пандавов вдруг побежало туда, о царь, где находился Врикодара. Между тем царь Юдхиштхира, думая, что Врикодара убит, окружил Бхагадатту со всех сторон с помощью панчалов. Окружив его отовсюду (множеством) колесниц, он, превосходнейший из воинов, сражающихся на колесницах, покрыл своего противника сотнями и тысячами острых стрел. Но тот властитель

горных областей, (151) расстраивая железным стрекалом" (густой) заслон из стрел, стал крушить пандавов и панчалов при помощи своего слона. И тот подвиг, что мы увидели в сражении, свершенный престарелым Бхагадаттой вместе со своим слоном, был весьма удивительным, о владыка народов!


28-34 Тогда царь дашарнов (152) ринулся на властителя Прагджьйотиши на быстро мчащемся слоне, одержимом течкой, заходящем сбоку (для нанесения удара своему сопернику). (153) И произошла между теми двумя слонами, страшными видом, битва, как некогда между двумя крылатыми горами, покрытыми деревьями. Слон властителя Прагджьйотиши, нападая на слона повелителя дашарнов и поворачивая назад, распорол ему бок и уложил его на месте. Тогда сам Бхагадатта семью дротиками, сверкающими как лучи солнца, убил своего врага, сидевшего на слоне, как раз в то время, когда последний готов был свалиться со своего сидения. Но тут Юдхиштхира, подступив к царю Бхагадатте, окружил его со всех сторон мощным отрядом колесниц. Стоя на слоне, окруженный отовсюду воинами на колесницах, он выглядел блистательно, будто сверкающий огонь на горе посреди густого леса. А слон тот кружил среди плотно сомкнутого круга воинов на колесницах - грозных лучников, выпускающих на него ливни стрел.
35-41 Тогда царь Прагджьйотиши, нажав матерого слона своего (большим пальцем ноги), стремительно погнал его на колесницу Ююдханы. И могучий слон, схватив колесницу внука Шини, забросил ее (в сторону) с большой силой. А Ююдхана (вовремя) спасся бегством. Но его возница, подняв крупных коней (колесничных), происходящих из Синдху, и настигнув Сатьяки, остановился подле него, и затем снова вскочил на ту колесницу. Тем временем тот слон, найдя промежуток, поспешно выбрался из круга колесниц и начал опрокидывать всех царей (пытавшихся помешать ему). Цари же, те быки среди людей, устрашаемые тем единственным слоном, быстро бегущим, сочли его в сражении за сотни подобных ему. И (в самом деле), Бхагадаттой, восседающим на том слоне, были гонимы пандавы, (некогда) царем богов, восседающим на Айравате, (154) (были теснимы) данавы. И в то время как панчалы разбегались во все стороны, поднялся среди них очень громкий и ужасный шум, производимый слонами и конями.
42-49 Меж тем как (войска) пандавов были так теснимы Бхагадаттой в сражении Бхима, обуреваемый гневом, снова ринулся против властителя Прагджьйотиши. Но слон последнего
напугал коней его, когда тот устремился на него, окатив их водою, исторгнутой из хобота, и они тогда вынесли Партху (из поля битвы). Затем против Бхагадатты быстро двинулся на своей колеснице Ручипарван, (155) сын Акрити, поливая его ливнем стрел, словно это был сам Разрушитель. Но тут властитель горных областей, с красивым сложением, отправил Ручипарвана прямою стрелою в обиталище Вайвасваты. (156) Когда пал тот герой, сын Субхадры и сыновья Драупади, Чекитана, Дхриштакету и Юютсу стали изматывать слона. Желая убить его, (воины) те, издавая громкие крики, начали поливать его потоками стрел, подобно тому как облака своими ливнями (орошают землю). Тогда, подгоняемый искусным (погонщиком) при помощи пятки, стрекала и большого пальца ноги, слон быстро ринулся вперед с вытянутым хоботом, с неподвижными глазами и ушами. Растоптав коней Юютсу, он затем убил его возницу. Однако сын твой, (157) охваченный смятением, вскочил на колесницу сына Субхадры.
50-55 Между тем тот царь (158) на своем слоне, мечущий стрелы во врагов, выглядел блистательно, подобно солнцу, рассеивающему свои лучи всюду по земле. Тут сын Арджуны (159) пронзил его двенадцатью стрелами, Юютсу - десятью, сыновья Драупади (пронзили его) тремя стрелами каждый, столькими же и Дхриштакету. Тот слон, осыпанный стрелами, пущенными стараниями врагов, выглядел величаво, подобно огромному облаку, пронизанному лучами солнца. Мучимый стрелами врагов, тот слон, подгоняемый ловкостью и старанием своего возницы, стал опрокидывать вражеских воинов налево и направо. Как пастух (обходя, усмиряет) стада скота в лесу, так и Бхагадатта не раз, окружая, теснил то войско (пандавов). Словно карканье ворон, быстро улетающих от нападения ястребов, поднимался громкий шум среди войск пандавов, быстро убегающих (с поля).
56-59 Тот царь слонов, ударяемый наилучшим стрекалом, напоминал собою бывшую некогда крылатую гору, о царь, и вселял во врагов столь сильный страх, как взбушевавшееся море - в сердца купцов. Тогда от слонов, воинов на колесницах, коней и царей, убегающих в страхе, возник громкий и ужасный шум, который, о царь, наполнял землю, воздушное пространство и небо, главные и промежуточные страны света в той битве. А царь (Бхагадатта) на превосходнейшем из слонов глубоко проник в ряды войск врагов, как некогда Вирочана - в строй полчищ богов, хорошо охраняемый в сражении премудрыми. (160) Стал сильно дуть друг огня; (161) пыль непрестанно заволакивала небо, а также боевые построения войск; и люди считали того единственного слона как бы мчащимся во все стороны, будто множество слонов.
Так гласит глава двадцать пятая в Дронапарве великой Махабхараты.

Глава 26
Санджая сказал:
1-8 Ты спрашиваешь меня о подвигах Партхи (162) в сражении. Слушай же, о великий царь, о том, что совершил в битве Партха. Увидев поднявшуюся пыль и услышав рев слонов, сокрушаемых Бхагадаттой, сын Кунти сказал Кришне: "Несомненно, о Сокрушитель Мадху,(163) царь Прагджьйотиши на своем слоне ринулся с большой стремительностью (в битву). Это ведь от него исходит шум. Искусный ездить и сражаться на слюне и не уступающий самому Индре в бою, он является первым или вторым на земле (среди могучих воинов) - таково мое мнение. А тот его слон есть наилучший из всех слонов, не имеющий никогда себе соперника в битве. Равнодушный ко всякому шуму и наделенный большой ловкостью, он превозмогает усталость в сражении. Способный переносить удары (любого) оружия и (даже) прикосновение огня, о безупречный, ои один явно уничтожит сегодня войско пандавов! Кроме нас двоих, нет никого другого, способного остановить его. Поэтому отправляйся поспешно туда, где находится властитель Прагджьйотиши. Надменного (164) из-за дружбы с Шакрой, гордого силою и мощью своего слона, а также возрастом своим, я сегодня отправлю его дорогим гостем к Сокрушителю Балы!" (165)
9-15 Тогда по слову Савьясачина Кришна поехал туда, где Бхагадаттой уничтожалось войско пандавов. Когда Арджуна (имея Кришну возницею) устремлялся туда, могучие воины на колесницах - саншаптаки, исчисляющиеся четырнадцатью тысячами, составляющими десять тысяч тригартов, о повелитель людей, и четыре тысячи тех, которые обычно следовали за Васудевой, (166) возвращаясь назад (на поле брани), вызвали его на битву. При виде войска (пандавов), сокрушаемого Бхагадаттой, о достойнейший, и, с другой стороны, когда Арджуну вызывали саншаптаки, сердце его разделилось надвое. "Какой же (тут) поступок лучше будет мне совершить, - стал он размышлять, - или вернуться мне отсюда (чтобы сразиться с саншаптаками), или же отправиться к Юдхиштхире?" Когда Арджуна об этом поразмыслил умом, о продолжатель рода Куру, разум его наконец сосредоточился твердо на убийстве саншаптаков. И желая один уничтожить в битве тысячи воинов, сражающихся на колесницах, сын Васавы вдруг повернул назад.
16-22 Ведь именно таков был замысел обоих - Дурьйодханы и Карны о способе убийства Арджуны. И это побудило их подготовиться к двойной встрече (с ним). Но Пандава в своем колебании (в какую из сторон направиться) покружил вокруг, а затем на колеснице (решив выступить против) первейших воинов, сражающихся на колесницах, (167) он расстроил тот (замысел врагов). Тогда могучие воины на колесницах - саншаптаки, о царь, выпустили в Арджуну тысячи прямых стрел. Ни сын Кунти, Партха, ни Кришна, (иначе прозываемый) Джанардана, ни кони и ни колесница совсем не были видны, о царь, будучи покрыты стрелами. И когда Джанардана впал в бесчувственное состояние и покрылся испариной, Партха тогда оружием ваджра (168) уничтожил большую часть их. Сотни отрубленных рук с луками, стрелами и тетивами в сжатых ладонях, сотни знамен и коней, возниц и воинов на колесницах падали на землю. (Огромные) слоны, хорошо снаряженные, подобные выдающимся из холмов, покрытых деревьями, или (кучам) облаков, поражаемые стрелами Партхи и лишенные седоков, падали на землю.
23-29 Кони с седоками на спинах, сокрушаемые стрелами Партхи, падали безжизненные, лишенные расписных спинных уборов и уздечек и с разорванными попонами. Срезанные Носящим диадему при помощи стрел с серповидным острием, руки воинов падали там, имея копья, щиты и мечи вместо ногтей или булавы или секиры (в крепкой хватке). Также головы, красотою равные, о достойнейший, утреннему солнцу или лотосу или же месяцу, отсеченные стрелами Арджуны, падали на землю. И когда Пхальгуна в гневе убивал так врагов разновидными, хорошо украшенными и губительными стрелами, войско, казалось, тогда пылало. И (при зрелище) Дхананджайи, так уничтожающего войско, точно слон - лотосовое поле, толпы существ одобрили его возгласами "Превосходно, превосходно!" Видя тот подвиг Партхи, будто (подвиг) самого Васавы, Мадхава пришел в крайнее изумление и, хлопая в ладоши, почтил его. Убив тогда большую часть саншаптаков - тех, которые стояли в битве, Партха побудил Кришну, обратившись к нему со словами: "Отправляйся к Бхагадатте!"
Так гласит глава двадцать шестая в Дронапарве великой Махабхараты.

Глава 27
Санджая сказал:
1-8 И по желанию Партхи, куда ехать, Кришна погнал белых коней, быстрых как мысль, покрытых золотыми доспехами, к войску Дроны. Меж тем как он, превосходнейший из рода Куру, мчался туда, чтобы спасти свои войска, теснимые Дроной, Сушарман вместе со своими братьями последовал за ним с тылу, домогаясь битвы. Тогда победоносный Владелец белых коней сказал непобедимому Кришне: "Сей Сушарман вместе с братьями вызывает меня на битву, о Непреклонный! А это войско наше опять подвергается уничтожению (Дроной) севернее отсюда, о сокрушитель врагов! Под влиянием саншаптаков сердце мое колеблется сегодня относительно того, как мне следует поступить. Убить ли мне теперь саншаптаков или защитить от урона свои собственные войска, теснимые (врагом)? Ты знаешь, о чем я думаю. Так что же тут будет лучше мне сделать?" И на сказанные им слова отпрыск из рода Дашарха повернул назад колесницу и доставил Пандаву туда, где повелитель тригартов вызывал его на битву. И тогда Арджуна пронзил Сушармана семью стрелами и срезал его знамя и лук двумя стрелами с бритвообразным острием. А брата повелителя тригартов шестью железными стрелами Партха быстро отправил вместе с конями и возницей в обиталище Ямы.
9-16 Тогда Сушарман, целясь в Арджуну, метнул в него железный дротик, видом подобный змее, а в Васудеву послал пику. Рассекши тот дротик тремя стрелами и пику тоже другими тремя, Арджуна потоками стрел лишил Сушармана чувств и повернул обратно. И когда он свирепо устремлялся (на твои отряды), исторгая ливни стрел, подобно Васаве, обильно проливающему дождь, никто среди твоих войск, о царь, не посмел остановить его. Подобно тому как огонь сжигает (на своем пути) сухую траву, так и Дхананджая продвигался вперед, истребляя среди кауравов могучих воинов на колесницах своими стрелами. И как живые существа не в состоянии выносить прикосновения огня, так и твои (воины) не в состоянии выносить неотразимый натиск мудрого сына Кунти. И право же, захлестывая ливнем стрел вражеские войска, Пандава ринулся против властителя Прагджьйотиши, о царь, как Супарна (169) бросается (на свою добычу). Тот лук, который согнул Джишну, (170) лук, который в сражении был благотворен для бхаратов недолговечных и гибельным для всех врагов, тот самый лук, о царь, взял в руки Арджуна для уничтожения кшатриев, по вине твоего сына, прибегнувшего к злосчастной игре в кости!
17-23 Взволнованное так Партхой, то войско твое было затем разбито, о великий царь, как лодка, ударившись о скалу. Тогда десять тысяч лучников, отважных и неистовых, приняв решение сражаться до полной победы иль поражения, повернули против (Арджуны). С сердцем, лишенным страха, Партха, тот воин на колеснице, опытный в правилах действий даже при крайних бедствиях и способный переносить любое бремя в бою, взял на себя то тяжкое бремя. Как разъяренный шестидесятилетний слон, исходящий течкой, растаптывает заросли тростников, так и неистовый Партха крушил твое войско. Меж тем как войско то подвергалось уничтожению, повелитель людей Бхагадатта на том же своем слоне стремительно ринулся против Дхананджайи. Но тот тигр среди мужей на своей колеснице бесстрашно перехватил его. И то столкновение между колесницей и слоном (двух противников) было весьма свирепым. И оба героя Бхагадатта и Дхананджая рыскали по полю брани, один на колеснице, другой на слоне, оба снаряженные по всем правилам науки.
24-30 Затем Бхагадатта, словно владыка Индра, со своего слона, видом подобного облакам, окатил Дхананджаю ливнем стрел. Тот же доблестный сын Васавы, однако, ливнем своих стрел пресек тот поток стрел Бхагадатты еще до того, как они могли достичь его. Но тут царь Прагджьйотиши, отразив тот поток стрел, поразил своими стрелами могучерукого Партху и Кришну, о потомок Бхараты! И окутав их обоих густой сетью стрел, он побудил тогда своего слона на убийство Ачьюты (171) и Партхи. При виде того разъяренного слона, надвигающегося, словно сама смерть, Джанардана поспешно сделал поворот колесницей слева направо (от слона). (172) Хотя и представился ему удобный случай убить огромного слона вместе с седоком, но все же Дхананджая не захотел воспользоваться им, помня о правилах честного боя. Тот же слон, однако, измотав других слонов, колесницы и коней, о достойнейший, отправил их всех в царство Смерти. И тогда воспылал гневом Дхананджая. Так гласит глава двадцать седьмая в Дронапарве великой Махабхараты.


Глава 28
Дхритараштра сказал:
1 Так воспылавший гневом, что сделал Бхагадатте Пандава? И что сделал властитель Прагджьйотиши Партхе? О том расскажи мне, как следует.
Санджая сказал:
2-8 Меж тем как оба - Дашарха (173) и Партха были так заняты с царем Прагджьйотиши, все существа считали их уже оказавшимися совсем близко от самой Смерти. И в самом деле, о владыка, Бхагадатта со спины своего слона непрерывно обрушивал ливни стрел на обоих Кришн, (174) стоящих на колеснице. Тут он пронзил сына Деваки стрелами, сделанными целиком из черного железа, с золотым оперением, остро отточенными на камне и выпущенными из лука, натянутого до предела. Те острые стрелы, прикосновением своим равные огню, выпущенные Бхагадаттой, пронзив насквозь сына Деваки, вошли затем в землю. Но тут Партха, рассекши его лук и разнеся колчан, стал сражаться с царем Бхагадаттой, словно забавляясь. Тот же метнул в него четырнадцать острых пик, сверкающих как лучи солнца. Но Савьясачин рассек каждую из них на три части. Затем сын Пакашасаны (175) разнес доспехи на том слоне густою сетью своих стрел, и тот выглядел подобно царю гор, лишенному своего облачного покрова.
9-16 Тогда властитель Прагджьйотиши метнул в Васудеву дротик, сделанный целиком из железа, с позолоченным древком. Но тот дротик Арджуна рассек надвое. Затем срезав зонт и знамя царя при помощи своих стрел, Арджуна стремительно пронзил властителя горных областей десятью другими стрелами, улыбаясь при этом. Глубоко пронзенный стрелами Арджуны, хорошо оснащенными оперением цапли, Бхагадатта тогда воспылал яростью к благородному Пандаве. Он метнул в голову Владельца белых коней несколько дротиков и издал громкий рык. От тех дротиков в сражении диадема Арджуны была сдвинута. Арджуна поправил ту сдвинувшуюся диадему и сказал, обратившись к царю (Прагджьйотиши): "Хорошо гляди на мир сей!" Услышав такие слова, Бхагадатта преисполнился гнева и, взяв свой сверкающий лук, окатил Пандаву вместе с Говиндой ливнем стрел. Партха же, рассекши его лук и срезав колчаны, стремительно ударил его семьюдесятью двумя стрелами по всем жизненно важным местам. Даже будучи так пронзен, тот не был, однако, расстроен. Проникнувшись затем гневом, он освятил мантрами стрекало, обратив его в оружие вайшнава, (176) и метнул в грудь Пандавы.
17-26 И то всесокрушающее оружие, выпущенное Бхагадаттой, Кешава, прикрыв собою Партху, перехватил своею грудью. И (с тех пор) то оружие стало победной гирляндой на груди Кешавы. Тогда Арджуна, приунывший душою, промолвил Кешаве: "О Джанардана, ты (обещал мне прежде), что, не сражаясь сам, ты будешь только править моими конями! Заверив так, о Лотосоглазый, зачем же ты не сдерживаешь своего обещания? Если бы я оказался в беде или же стал неспособен отражать натиск или оружие врага, то тогда тебе следует действовать так, но не действовать тогда, когда я стою (во всеоружии)! Ведь при помощи моего лука и стрел я в состоянии победить эти три мира вместе с богами, асурами и людьми, - и это тебе хорошо известно!" Тогда Васудева сказал в ответ Арджуне важные по значению слова: "Слушай, о Партха, об этой тайной истории, как она случилась некогда, о безупречный! Я существую в четырех формах, вечно занятый охраной миров! Разделив себя самого, я предопределяю благо миров. Одна моя форма, находясь на Земле, предается занятию подвижничеством. Другая наблюдает за добрыми и дурными деяниями в мире. Еще другая, приобщившись к миру людей, вершит дела. Другая же, четвертая, моя форма лежит в глубоком сне в течение тысячи лет. Та форма моя, которая пробуждается (ото сна) в конце тысячи лет, дарует в тот час превосходнейшие дары тем, кто заслуживает их.
27-35 И вот, узнав (по одному случаю), что время такое наступило, Земля попросила у меня дар для (своего сына) Нараки. (177) Слушай же о том, (какой это был дар)! - "Обладающий оружием вайшнава, пусть сын мой будет непобедим для богов и асуров. Благоволи мне дать то оружие!" - Услышав о таком даре, я дал тогда, в незапамятные времена, сыну Земли то вернейшее оружие вайшнаву. И сказал я тогда: "Пусть это оружие будет всегда вернейшим для защиты Нараки в сражении. Никто не сможет убить его! Охраняемый тем оружием, сын твой всегда будет неодолим во всех мирах и будет крушить все вражеские войска!" Сказав "хорошо", мудрая богиня ушла, достигнув исполнения своего желания. А тот Нарака тоже стал неодолимым и всегда усмирял своих врагов. Это от него, о Партха, то оружие мое досталось властителю Прагджьйотиши. Нет ни одного во всех мирах, включая даже Индру и Рудру, кто был бы непобедим тем оружием, о достойнейший! Поэтому ради тебя оно было мною обезврежено, и пришлось для этого нарушить (свое обещание). Могучий асура теперь лишен того высочайшего оружия. Убей же теперь, о Партха, врага своего, неодолимого в бою, - Бхагадатту, того ненавистника богов, точно так, как я убил прежде ради блага (миров) (асуру) Нараку!"
36-41 И когда было сказано так благородным Кешавой, Партха внезапно осыпал Бхагадатту острыми стрелами. Затем могучерукий и великий духом Партха бесстрашно поразил слона длинной железной стрелою между двух выпуклостей на лбу. И стрела, ударив в слона, словно громовая стрела в гору, вошла в тело вплоть до самого оперения, подобно тому как змея - в муравейник. С онемевшими от столбняка членами он грянулся бивнями на землю. И издавая жалобный рев, тот огромный слон испустил дух. Тогда прямою стрелою с наконечником в виде полумесяца Пандава пронзил грудь царя Бхагадатты. И с грудью, пронзенной Носящим диадему, царь Бхагадатта, лишенный жизни, выпустил свой лук и стрелы. Свесившееся с его головы превосходнейшее стрекало упало, будто лепестки от лотоса, когда его стебель сотрясен от удара. И сам он, увешанный золотыми гирляндами, упал со слона, подобного утесу и украшенного золотыми попонами, словно распустившееся цветами дерево карникара, (178) сорванное силою ветра с вершины горы. Убив в сражении того владыку людей, отвагою напоминавшего самого Индру и приходившегося также другом Индре, сын Индры (179) затем сокрушил других твоих воинов, жаждавших победы, подобно тому как могучий ветер ломает деревья.
Так гласит глава двадцать восьмая в Дронапарве великой Махабхараты.

Глава 29
Санджая сказал:
1-6 Убив властителя Прагджьйотиши, который всегда был любимцем и другом Индры и обладал неизмеримой мощью, Партха совершил почтительный обход вокруг него слева направо. (180) Тогда оба сына царя Гандхары (181) - братья Вришака и Ачала, покорители вражеских городов, двинулись в сражении против Арджуны. И те оба доблестных лучника стали глубоко пронзать Арджуну спереди и сзади остро отточенными стрелами, наделенными большой стремительностью. Партха, однако, своими острыми стрелами разнес на мелкие части коней и возницу, лук и зонт, колесницу и знамя Вришаки, сына Субалы. Затем Арджуна потоками стрел и другим различным оружием снова привел в сильное расстройство гандхарские войска, возглавляемые сыном Субальт. Возбужденный гневом, Дхананджая отправил своими стрелами в царство Смерти пятьсот героев-гандхаров с поднятым на него оружием.
7-13 Но тот могучерукий (герой), быстро сойдя с колесницы, кони которой были убиты, взошел на колесницу брата своего и взял другой лук. И те братья - Вришака и Ачала, оба стоя на одной колеснице, принялись пронзать Бибхатсу все снова и снова ливнями стрел. И в самом деле, оба те благородных царевича, оба твоих родственника со стороны жены (182) - Вришала и Ачала разили Партху весьма жестоко, как некогда Вритра и Бала (теснили) Индру. Метко бьющие в цель, эти оба героя Гандхары стали снова изматывать Пандаву, подобно тому как два жарких летних Месяца изнуряют мир потом и дождем. Но тех царевичей, обоих тигров среди людей - Вришаку и Ачалу, стоящих бок о бок вместе на одной колеснице, о царь, Арджуна убил одною стрелою. И тогда оба те могучеруких героя, с красными глазами и напоминающие собою львов, те единоутробные братья, имеющие одинаковые черты, упали вместе безжизненные с колесницы. И их тела, милые друзьям и близким, рухнув с колесницы на землю, лежали там, распространяя священйую славу во все десять стран света. (183)
14-20 Увидев обоих своих дядей по матери, не отступающих в сражении, убитыми, сыновья твои, о владыка народов, стали проливать горькие слезы. Увидев своих братьев убитыми, Шакуни, искушенный в сотне различных приемов волшебства, применил тогда силу иллюзии, чтобы сбить с толку обоих Кришн. И вот дубинки, железные шары и камни, оружие шатагхни (184) и дротики, булавы, колья с железными остриями и мечи с извилистым лезвием, копья, деревянные молоты и пики, заостренные трезубцем, дреколья, обоюдоострые мечи и когтеобразные крючья, палицы и секиры, бритвообразные тесаки, стрелы с подковообразными остриями и налики, (185) стрелы с острием в виде телячьего зуба и состоящие из трех членений, (186) диски и стрелы с тупыми наконечниками, (187) метательное и различное другое оружие обрушилось на Арджуну со всех сторон света - главных и промежуточных. Ослы, верблюды и буйволы, львы и тигры, рогатые твари и хищные птицы, медведи, волки и стервятники, обезьяны и ползучие гады, различные ракшасы и стаи ворон - все голодные и возбужденные гневом, ринулись на Арджуну.
21-28 Тогда сын Кунти, Дхананджая, тот герой, сведущий в дивном оружии, исторгая тучи стрел, быстро ударил по ним. И убиваемые тем героем при помощи отборнейших и крепких стрел, они поднимали громкие крики и, сраженные, гибли повсюду. Затем появилась густая тьма и (окутала) колесницу Арджуны; и из того мрака резкие голоса порицали Партху. Но Арджуна мощным оружием джьйотиша (188) рассеял тот мрак. И когда он был рассеян, появились страшные водяные валы. Для иссушения тех вод Арджуна применил оружие адитья. (189) И под действием того оружия воды были почти полностью осушены. Таким образом, всевозможные иллюзии, создаваемые всякий раз сыном Субалы, Арджуна быстро разрушал тогда силою своего оружия, смеясь при этом. И когда все иллюзии были разрушены, теснимый стрелами Арджуны и охваченный страхом, Шакуни пустился в бегство на быстрых конях, словно жалкий простолюдин. Затем Арджуна, знаток всех видов оружия, показывая врагам свое превосходство (в ловкости), залил потоками стрел войско кауравов.
29-35 И то войско сына твоего, уничтожаемое Партхой, раздвоилось на два (потока), о великий царь, будто течение Ганги, столкнувшись с горою. Одни из могучих воинов, сражающихся на колесницах, направились тогда к Дроне, другие же, о царь, теснимые Носящим диадему, устремились к Дурьйодхане. Потом мы не могли видеть то войско, ибо оно было окутано густою тьмою. Только звон лука гандивы был слышен мною с южной стороны поля. Заглушая рев раковин, грохот барабанов и звуки других музыкальных инструментов, звон лука гандивы достигал самих небес. И тогда в южной части поля снова вспыхнуло сражение - жестокая битва между воинами, искушенными в различных приемах боя, (с одной стороны), и Арджуной - (с другой). Я, однако, последовал за Дроной. Различные отряды войск сыновей твоих, о потомок Бхараты, Арджуна смел совершенно, подобно тому как ветер в (летнюю) пору (рассеивает скопления) облаков на небосводе. И право, когда он обрушивался, исторгая ливни стрел, подобно Васаве, обильно проливающему дождь, никто (среди твоих войск) не посмел остановить того могучего и неистового лучника, того тигра среди людей.
36-41 Убиваемые Партхой, те воины твои были в сильном страхе. Многие из них, разбегаясь в разные стороны, убивали своих же. Стрелы, выпущенные Арджуной, оснащенные оперением цапли и способные пронзать всякое тело, падали, застилая все десять сторон света, подобно стаям саранчи. Пронзая коней, воинов на колесницах, слонов и пехотинцев, о достойнейший, как змеи - насквозь муравейники, (190) они уходили в землю. Арджуна никогда не выпускал по второй стреле в любого слона, коня или воина. Пораженные каждый одной стрелою, они падали, лишенные жизни. С убитыми повсюду людьми и конями и поверженными слонами, захлестнутыми ливнем стрел, оглашаемые воем собак и шакалов и карканьем ворон, (191) то поле брани являло тогда пестрое (и страшное) зрелище. Мучимый стрелами, отец оставлял своего сына, друг - своего лучшего друга, а сын оставлял своего отца. И право, всякий и" людей был тогда обращен помыслами только на собственную свою защиту. (192) Досаждаемые стрелами Партхи, воины покидали даже своих упряжных животных.
Так гласит глава двадцать девятая в Дронапарве великой Махабхараты.

Глава 30
Дхритараштра сказал:
1-2 Когда те войска (мои) были разбиты сыном Панду, о Санджая, и когда все вы быстро отходили с поля, каким же был образ ваших мыслей? Ведь когда войска разбиты и не видят (при бегстве) места пристанища, то сплочение их рядов представляется всегда весьма трудным. Обо всем том расскажи мне, о Санджая!
Санджая сказал:
3-9 Хотя дело обстояло так, о владыка народов, выдающиеся из героев, желая сделать приятное твоему сыну и сохранить свое доброе имя среди людей, последовали за Дроной. И в том ужасном положении, когда оружие (врагов) было поднято и Юдхиштхира был на доступном расстоянии, они бесстрашно (последовали за своим военачальником), совершая похвальные подвиги. Воспользовавшись упущением (193) Бхимасены, неизмеримого в мощи, доблестного Сатьяки и Дхриштадьюмны, о владыка, (те воины обрушились на войско пандавов). "Дрону, Дрону (следует) убить)!" - понуждали свирепые панчалы. "Не надо (допускать убиения) Дроны!" - побуждали твои сыновья всех кауравов. "Дрону, Дрону (убейте)!" - кричали одни. "Не надо (допускать убиения) Дроны!" - выкрикивали другие. Между кауравами и пандавами, казалось, разыгрывалась игра, где ставкой был Дрона. На какой бы поток колесниц панчалов ни нападал Дрона, там всюду появлялся Дхриштадьюмна, царевич Панчалы. И меж тем как происходило страшное сражение, нарушались правила, согласно которым противник мог выбирать себе достойную пару. Герои выступали против героев, трусливые шли против первейших.
10-18 Там пандавы не могли быть устрашаемы врагами. С другой стороны, помня о всех своих лишениях, они приводили в трепет ряды вражеских войск. Хотя и наделенные скромностью, но все же подпавшие под власть гнева и мщения и побуждаемые силой и мощью своей, они вступили в ту страшную битву, жертвуя жизнями, ради сокрушения Дроны. Схватка героев, неизмеримых в мощи, разыгрывающих в свирепой битве игру на собственные свои жизни, напоминала столкновение железа с камнем. Старцы не могли даже вспомнить, о великий царь, о подобном сражении, виденном или слышанном ими прежде. И в том побоище героев, Земля, отягченная бременем из-за огромного скопления войск, как бы начала дрожать. Ибо от скопления мечущихся туда и сюда войск разгневанного Аджаташатру и сына твоего стоял шум, будто приводя в оцепенение сам небосвод. Но тут Дрона, нагрянув на подразделения войск пандавов, (исчисляющихся) тысячами, рыская по полю брани, принялся сокрушать их острыми стрелами. И меж тем как они были так теснимы Дроной, вершителем необычайных подвигов, его остановил сам (Дхриштадьюмна), верховный военачальник (пандавов), подступив к нему. И та битва, что произошла между Дроной и царевичем Панчалы, была весьма необычайной. И никакого сравнения с нею не может никогда возникнуть - таково мое суждение.
19-23 Затем Нила, напоминающий собою огонь, (тот герой), чьи стрелы заменяют вспышки самого огня, а лук - его пламя, стал сжигать войско кауравов, подобно тому как огонь (сжигает) сухую траву. И когда он уничтожал ряды войск, доблестный сын Дроны, еще прежде обратившийся к нему, (чтобы сразиться с ним), в очень мягких словах сказал ему с улыбкой: "О Нила, что за польза тебе в уничтожении многочисленных простых воинов пламенем своих стрел? Сразись лучше со мною одним и, исполненный гнева, ударь в меня стрелами!" И (когда он сказал так), его, чья внешность напоминала собрание лотосов, лицо чье было подобно распустившемуся лотосу, а глаза - лепесткам лотоса, - Нила пронзил своими стрелами. Глубоко и внезапно им пронзенный, сын Дроны тремя острыми стрелами с серповидным наконечником рассек лук, знамя и зонт своего противника.
24-29 Быстро соскочив со своей колесницы, Нила, держа (в руках) щит и превосходнейший меч, захотел снести голову у отпрыска Дроны с туловища, подобно птице (уносящей добычу в своих когтях). (194) И когда он занес уже меч свой, сын Дроны с легкой улыбкой снес ему с туловища стрелою с серповидным острием голову, украшенную красивым носом и серьгами, о безупречный! И (герой тот) с лицом, напоминающим полную луну, с глазами, подобными лепесткам лотоса, высокий ростом и с лоном, подобным цветку лотоса, сраженный, упал на землю. И тут войско пандавов, сильно опечаленное, начало дрожать, когда Нила, сверкающий мощью, был убит так сыном наставника. И подумали тогда, о достойнейший, все те могучие воины пандавов, сражающиеся на колесницах: "Увы, как сможет сын Васавы спасти нас от врагов, когда он, могучий, в южной части поля битвы (195) учиняет резню среди остатков саншаптаков и в войске настухов-нараянов?"
Так гласит глава тридцатая в Дронапарве великой Махабхараты.

Глава 31
Санджая сказал:
1-7 Врикодара, однако, не мог вынести поражения своего войска. И он пронзил Бахлику шестьюдесятью, а Карну - десятью стрелами. Но тут Дрона, желая причинить конец его жизни, поразил Бхиму в жизненно важные места хорошо отточенными стрелами, сделанными целиком из железа, с острыми наконечниками. Затем Карна осыпал его двенадцатью стрелами, Ашваттхаман - семью, а царь Дурьйодхана - шестью. Могучий Бхимасена в ответ пронзил их всех. Дрону он поразил пятнадцатью, а Карну - десятью стрелами, Дурьйодхану - двенадцатью и сына Дроны - восемью стрелами. И поднимая громкий крик, он вступил в сражение с ними. И в той схватке, где (воины) пренебрегали своими жизнями и смерть была легко достижима, Аджаташатру побудил тех воинов, чтобы они спасали Бхиму. И те (герои), неизмеримые в мощи - Ююдхана и другие, оба сына Мадри и Панду направились к Бхимасене.
8-17 И соединившись вместе, те быки среди людей, сильно разгневанные, (вступили в битву), желая сокрушить войско Дроны, охраняемое лучшими из могучих лучников. В самом деле, те воины на колесницах, преисполненные великой мощи, - Бхима и другие обрушились (неистово на вражеское войско). Однако Дрона, лучший из воинов, сражающихся на колесницах, без колебаний перехватил тех выдающихся воинов на колесницах, наделенных могучей силой, тех героев, блистающих в бою. И отбросив страх перед смертью, воины твои выступили против пандавов. Всадники сшибались со всадниками, равно как и воины на колесницах - с воинами, сражающимися на колесницах. Пускались в ход дротики против дротиков, мечи против мечей; происходила и битва на секирах. Отвратительная битва на мечах тоже возникала там, достигая своей предельной остроты. (196) И от столкновений между слонами битва становилась очень страшной. Один падал со спины слона, другой - с коня, с поникшею вниз головою, а иной падал с колесницы, пронзенный стрелою, о Достойнейший! В той неистовой свалке, когда иной падал, лишенный доспехов, (можно было наблюдать, как) слон, ударив его в грудь, раздавливал ему голову. Иные же слоны убивали других людей, упавших (на поле брани). Другие, вонзаясь бивнями в землю (при падении), разрывали при этом (тела) многих воинов, сражавшихся на колесницах. Еще другие слоны с клыками, обвитыми вокруг человеческими внутренностями, бродили там сотнями, топча и раздавливая сотни людей. Иные же слоны растаптывали в прах упавших воинов, пеших и сражающихся на колесницах, коней и слонов, облаченных в бронзовые и железные доспехи, словно это были лишь густые (заросли) тростника.
18-25 Многие повелители людей, наделенные скромностью, когда час их настал, находили покой на мучительных ложах, устланных (стрелами с) оперениями стервятников. Там отец убивал сына, обрушиваясь на колеснице; также и сын, в безумии, переступая все границы дозволенного, нападал на отца. Ломалось колесо колесницы, срубалось знамя, повергался на землю зонт. Таща за собой разорванную наполовину упряжку, конь убегал прочь. Падала рука, сжимавшая меч, скатывалась голова, украшенная серьгами. Брошенная на землю могучим слоном, разбивалась вдребезги колесница. Сраженный воином на колеснице при помощи железной стрелы, падал слон бездыханный. Вместе со своим седоком падал конь, жестоко избитый слоном. Шла великая, страшная битва, не знающая границ нравственности. "О отец! О сын! Где ты, о друг? Постой! Куда ты бежишь? Бей! Неси! Убей его!" - такие и другие крики, раздававшиеся вместе с громким смехом, возгласами и ревом, слышались там. Кровь человека, коня и слона смешалась вместе. Пыль от земли улеглась. Уныние охватило робких.
26-33 Там, где не было прибежища, храбрые воины, желавшие убежища, таскали друг друга за волосы, свирепо бились на кулаках и схватывались зубами и ногтями. Там (можно было видеть), как у героя отрубалась поднятая рука, сжимающая меч. У другого же она отсекалась вместе с луком или стрелой или же со (сжатым в ней) стрекалом. Тут иной громко вызывал другого, другой же, повернувшись вспять, убегал с поля. Там иной сносил голову другому с туловища, когда тот оказывался в пределах досягаемости. Тут один с громким криком набрасывался (на врага), а другой стремглав убегал от крика. Там один убивал острыми стрелами своих, а другой - врагов. Тут слон, подобный горной вершине, поверженный железной стрелою, падал на землю (и лежал), напоминая запруду в реке во время жаркой поры. А там слон, исходящий течкой, словно гора (со стекающими по ней ручейками), растоптав своею ногою воина, сражающегося на колеснице, вместе с его конями и возницей, стоял на поле брани. При виде храбрых воинов, искусных во владении оружием и обагренных кровью, разящих друг друга, многие из робких и слабых сердцем впадали в беспамятство. Действительно, все кругом стало унылым. Ничего нельзя было больше различить. И оттого что войско было окутано пылью, возникла страшная путаница, преступающая всякие границы дозволенного.
34-40 Тогда военачальник (пандавов), (197) говоря "Теперь время", быстро повел пандавов, поторапливая их, всегда отличающихся большой стремительностью. И повинуясь его приказанию, достославные пандавы, шая (вражеское войско), устремились к колеснице Дроны, как лебеди к озеру. "Хватайте его! Бегите друг к другу! Не бойтесь! Рубите в куски!" - такие раздавались буйные крики близ колесницы неприступного (Дроны). Затем Дрона, Крипа и Карна, сын Дроны и царь Джаядратха, Винда и Анувинда - оба правителя Аванти и Шалья остаовили их. Но те неотразимые и неприступные воины-панчалы вместе с пандавами, вдохновленные благородством своего нравственного долга, хотя и были мучимы стрелами, не оставили Дроны. Тогда, охваченный сильной яростью, Дрона, меча сотнями стрелы, учинил страшное опустошение среди чедиев, панчалов и (войск) пандавов. Звон его тетивы и шлепки его ладоней были слышны во всех направлениях, о достойнейший! Подобные ударам грома, они приводили в трепет многих пандавов.
41-48 Тем временем могучий Джишну, уничтожив множество саншаптаков, примчался туда, где Дрона перемалывал войска пандавов. Переправившись через обширное озеро, где воды заменяла кровь и где сильными водоворотами служили потоки стрел, и убив саншаптаков, Пхальгуна показался там. Тогда как он был овеян (великою) славой, а скрытою мощью подобен самому Солнцу, увидели мы эмблему его - знамя с изображением обезьяны, сияющее блеском. Иссушив океан саншаптаков при помощи оружия вместо лучей своих, тот Пандава спалил также и кауравов, словно он был самим Солнцем, восходящим в конце юги! И в самом деле, Арджуна сжег всех кауравов жаром своего оружия, подобно тому как дымознаменный (огонь), (198) возникающий в конце юги, (сжигает) все существа. Поражаемые им тысячами стрел, воины, сражающиеся на слонах, верхом на конях и на колесницах, падали на землю, выпуская (из рук) оружие, мучимые теми потоками стрел. Некоторые поднимали горестные вопли, другие же громко кричали. А иные, пораженные стрелами Партхи, падали, лишенные жизни. Помня о добрых обычаях воина, Арджуна не убивал тех из нападавших воинов, которые падали или отвращались от битвы.
49-57 Большая часть кауравов, чьи колесницы, кони и слоны были сокрушены, отвратившись от битвы, поднимали громкие крики (взывая о помощи): "О Карна, о Карна! Ай, ай!" Заслышав те призывные крики жаждущих защиты, сын Адхиратхи громко пообещал им словами "не бойтесь!" и ринулся навстречу Арджуне. И он, превосходнейший из воинов бхаратийских, сражающихся на колесницах, и радующий всех бхаратов, наилучший из знатоков оружия, вызвал тогда к действию оружие агнея. (199) Однако Дхананджая ливнем своих стрел отразил (200) потоки стрел того героя, держащего сверкающий лук и исторгающего потоки пылающих стрел! Отражая оружием оружие и меча стрелы (в своего противника), он издавал громкие клики. Затем Дхриштадьюмна, Бхима и Сатьяки, могучий воин на колеснице, подступив к Карне, пронзили его каждый тремя прямыми стрелами. Сын Радхи, однако, отразив оружие Арджуны ливнями своих стрел, рассек у тех троих луки тремя стрелами с усеченным острием.
(201) С рассеченными луками, герои те выглядели подобно змеям, лишенным яда. Меча дротики со своих колесниц, они издавали громкие львиноподобные рыки. И те свирепые дротики, наделенные большой стремительностью и сверкающие подобно змеям, пущенные руками, устремились прямо в сына Адхиратхи. Но рассекши каждый из них тремя острыми стрелами и
тут же метнув стрелы в Партху, могучий Карна издал громкий клич.
58-66 Тогда Арджуна, пронзив сына Радхи семью стрелами, убил младшего брата Карны (202) тремя острыми стрелами. И убив затем Шатрунджаю (203) шестью стрелами, Партха стрелою с серповидным острием внезапно снес голову с Випаты, (204) когда тот стоял на
колеснице. Так на глазах у сыновей Дхритараштры и перед лицом сына возницы три его единоутробных брата были убиты Носящим диадему - одним без посторонней помощи. Затем Бхима, соскочив со своей колесницы, подобно сыну Винаты, (205) убил превосходным мечом пятнадцать сторонников Карны. И взойдя снова на свою колесницу и взяв другой лук, он пронзил Карну десятью стрелами, а возницу его и коней - пятью. Дхриштадьюмна тоже, взяв лучший меч и блестящий щит, сразил Чандравармана и Брихаткшатру Паураву. (206) Тогда и царевич Панчалы, стоя на своей колеснице и взяв другой лук, пронзил Карну семьюдесятью тремя стрелами и издал громкий рык в сражении. Внук Шини также, взяв другой лук, блеском подобный луку Индры, пронзил сына возницы шестьюдесятью четырьмя стрелами и издал львиноподобный рык. И рассекши лук Карны двумя искусно выпущенными стрелами с серповидным
острием, он еще раз поразил Карну в обе руки и в грудь тремя стрелами.
67-72 Тогда Дурьйодхана, Дрона и царь Джаядратха вызволили сына Радхи из океана Сатьяки, уже погружавшегося в него. Тогда и Дхриштадьюмна и Бхима, сын Субхадры и сам Арджуна, Накула и Сахадева стали охранять Сатьяки в той битве. Так именно происходила эта весьма страшная битва ради уничтожения всех лучников, как твоих, так и вражеских, сражавшихся пренебрегая жизнью. Слоны, конница, колесницы и пехотинцы были заняты пехотинцами, колесницами, слонами и конницей. Воины на колесницах были заняты слонами, пехотинцами и конницей; колесницы и пешие воины - колесницами и слонами. Наблюдались также кони, схватившиеся с конями, слоны - со слонами, воины на колесницах - с воинами, сражающимися на колесницах, а также пехотинцы - с пешими воинами. Такая происходила битва, полная страшной путаницы, радующая людоедов и плотоядных тварей, между теми могучими (людьми), бесстрашно стоящими лицом друг к другу. (207) И в самом деле, она увеличивала (число населяющих) Царство Ямы!
73-77 Множество слонов, колесниц, коней и пехотинцев были тогда уничтожены людьми, колесницами, конями и слонами. Слоны (были убиты) слонами, воины на колесницах с поднятым оружием - воинами, сражающимися на колесницах, кони - конями и пехотинцы - полчищами пеших воинов. (Были убиты также) слоны колесницами, крупные кони - отборнейшими слонами, люди - конями и кони - наилучшими воинами. С высунувшимися языками, с вывалившимися зубами и выкатившимися глазами, с раздробленными доспехами и украшениями находили существа свою гибель на земле. Иные, страшные видом, были убиты и повергнуты в прах вооруженными разного рода превосходным оружием, и под ударами ног коней и слонов были растоптаны и сильно обезображены копытами (животных) и ободами колес колесничных. Меж тем как происходило там страшное побоище, усладительное для хищных зверей и птиц и ракшасов, те могучие (воины), разгневанные и убивающие друг друга, рыскали (по полю), проявляя всю свою мощь. И будучи сильно измотаны и утопая в потоках крови, оба войска взирали тогда одно на другое Тем временем солнце зашло за гору заката, и оба те войска медленно отошли каждый в свой лагерь, о потомок Бхараты!
Так гласит глава тридцать первая в Дронапарве великой Махабхараты.
КОНЕЦ СКАЗАНИЯ ОБ УБИЕНИИ САНШАПТАКОВ


Каталог: wp-content -> uploads -> 2017
2017 -> Свод правил по безопасной работе сотрудников органов исполнительной власти Самарской области, государственных органов Самарской области
2017 -> Руководство по эксплуатации общие сведения. «Жидкий акрил»
2017 -> О восстановлении пропущенного срока на подачу апелляционной жалобы
2017 -> Решение по гражданскому делу по моему иску к Петрову А. Н о выселении. В удовлетворении исковых требований мне было отказано в полном объеме
2017 -> Ротавирусная инфекция Профилактика острой кишечной инфекции


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   45


База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница