Книга «Владельцы мызы Подобино»


Оппонент мирового посредника А.Н. Неведомского



страница14/17
Дата09.08.2019
Размер1.86 Mb.
#127010
ТипКнига
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17

Оппонент мирового посредника А.Н. Неведомского
День хвали вечером, а жизнь – в старости (кар.).
Одним из оппонентов мирового посредника А.Н. Неведомского выступал помещик имения Замыцкая Гора (Ульянова Гора) Новской волости Бежецкого уезда штабс-ротмистр Николай Федорович Апыхтин (1821-1875 г.г.). Сельцо Замыцкая Гора (Ульянова Гора) располагалось в 7 километрах от Бежецка по левую сторону Рыбинского тракта, в 1859 году в нем было 5 дворов, 26 жителей мужского пола и 28 жителей женского пола. Рядом с сельцом находился погост Ульянова Гора с 6 домами, 7 жителями мужского пола и 10 жителями женского пола. Кроме Замыцкой Горы Апыхтины владели сельцом ПавшиноЯковлевской волости Бежецкого уезда, которое находилось в 25 верстах от Бежецка по левую сторону Весьегонского тракта, в нем 3 дома, 16 жителей мужского пола и 30 жителей женского пола.

Усадьба Н.Ф. Апыхтина Замыцкая Гора располагалась в 5 километрах от Подобина, а одна из его владельческих деревень Петрищево – в 3 километрах от Подобина. По данным за 1859 год во владельческой деревне Петрищево было 7 дворов, 24 жителя мужского пола и 28 жителей женского пола. Эту деревню после 1861 года сначала отнесли к Бокаревской волости, а позднее – к Новской волости [169].

Николай Федорович Апыхтин родился в 1821 году, обучался в Московском кадетском корпусе, по окончании которого 19 марта 1835 года в возрасте 14 лет поступил на службу в Малороссийский гренадерский генерал-фельдмаршала Румянцева-Задунайского полк прапорщиком. Через два года был переведен в Ямбургский уланский полк. 7 июня 1839 года произведен в поручики, служил еще 10 лет, уволен со службы 7 марта 1849 года в звании штабс-ротмистра.

15 января 1851 года вступил в должность дворянского заседателя Бежецкого уездного суда, находился на службе до вступления в народное ополчение 20 ноября 1855 года. Был в ополчении до 15 марта 1856 года, с 25 октября того же года вновь вступил в должность дворянского заседателя Бежецкого уездного суда.

У Николая Федоровича Апыхтина был брат Михаил, 15 мая 1819 года рождения, он женился на дворянке Наталье Евгеньевне Суворовой. Также был брат Иван, 23 мая 1824 г.р.; сестра Елизавета, она вышла замуж за дворянина Рыкачева, сестра Мария и сестра Анна. Анна Федоровна Апыхтина вышла замуж за Ивана Федоровича Львова, у них родились дети: сыновья Федор, 28 февраля 1836 г.р.; Алексей, 4 августа 1837 г.р.; Александр, 21 января 1839 г.р.; дочери Юлия 11 мая 1840 г.р. и Людмила – 26 августа 1846 года рождения.

Это была не слепневская, а другая ветвь многочисленного рода Львовых. Владельцы деревни Слепнево Лев, Варвара и Анна родились в браке их отца Ивана Львовича и матери Юлии Яковлевны Львовых.

Николай Федорович Апыхтин женился на дочери умершего штабс-ротмистра Николая Александровича Бешенцева – Елизавете Николаевне, сестре Сергея Николаевича Бешенцева. У них родились дети: сын Александр 25 мая 1854 года, дочь Ольга 14 августа 1856 года, сын Николай 29 августа 1859 года и дочь Анна 16 июня 1860 года [170].

21 марта 1861 года Тверской губернатор П.Т. Баранов направил Н.Ф. Апыхтину письмо: «По случаю обнародования Высочайшего Императорского Величества Манифеста о даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей, и на основании, утвержденного на этот предмет Положения, открываются ныне должности мировых посредников.

Принимая во внимание особую важность и значение этих должностей, и имея в виду, что от выбора лиц в Мировые Посредники будет зависеть успех всего этого дела, я имею честь покорнейше просить Вас почтить меня уведомлением, не изъявите ли Вы согласие на принятие означенной должности в том участке Бежецкого уезда, в котором находится Ваше имение.

Уверенный, что Вы принимаете самое живое участие в деле освобождения крестьян из крепостной зависимости и, не сомневаясь во всегдашней готовности Вашей принести посильные труды на пользу общества, я надеюсь, что в настоящем случае Вы не откажетесь принять на себя звание Мирового Посредника или, по крайней мере, позволите иметь Вас в виду кандидатом на эту должность, и в таком случае прошу Вас доставить мне ныне же документ о Вашей службе. Подпись: губернатор П.Т. Баранов» [171].

Через неделю, 28 марта 1861 года Н.Ф. Апыхтин направил Тверскому губернатору П.Т. Баранову формулярный список о своей службе с сопроводительным письмом: «Милостивейший государь Павел Трофимович. Имел удовольствие получить от Вас столь лестное для меня письмо от 21 марта сего года, в котором Вы желаете узнать мое согласие на принятие должности Мирового Посредника или, по крайней мере, кандидата. Вполне постигаю, что значение этой должности сопряжено с немалым трудом и деятельностью принимающего эту обязанность, и состоит совершенно в благородном стремлении исполнить предприятие Государя Императора, даровавшего России новую жизнь в будущем. На этом убеждении я священною обязанностью ставлю себе, принять посильный труд свой в пользу общества, и вполне уверен, что как приглашение Ваше, а равно и доверие дворян, предлагавших мне, будет мною, сколько от меня только зависит, по возможности оправдано.

Формулярный список о службе моей имею честь Вам при сем предоставить. Подпись: Н.Ф. Апыхтин» [172].

Однако желание дворянина Николая Федоровича Апыхтина стать мировым посредником по своему участку не осуществилось. Мировым посредником 3-го участка Бежецкого уезда был назначен его сосед по имению А.Н. Неведомский из Подобина. 13 июля 1861 года Тверской губернатор П.Т. Баранов возвратил Апыхтину его документы с сопроводительным письмом: «За утверждением Правительствующим Сенатом мировых посредников по Бежецкому уезду и за назначением к ним кандидатов, считаю долгом возвратить доставленный мне документ о службе Вашей, впредь до могущей надобности, и прошу принять уверение моего к Вам почтения и преданности. Подпись: губернатор П.Т. Баранов» [173].

С этого времени во время своих выступлений на собраниях дворян в Бежецке, Теблешах, Рамешках и других селениях Апыхтин стал обвинять своего оппонента А.Н. Неведомского в излишней защите им крестьян. Об этом он также писал письма в разные инстанции, в том числе в Тверское губернское по крестьянским делам присутствие. Он писал: «Господин Неведомский проводит произвольные действия, вынося все дела исключительно в пользу крестьян. Этим самым он желает заслужить от народа неограниченное доверие к званию Мировых Посредников. Защита крестьян, по мнению Неведомского, необходима, так как дворяне имеют больше прав и средств для своей защиты, и могут сами себя защитить. Но у дворянства в продолжении этого года права по своей защите были отняты. Дворяне жаловались мировому съезду, а он состоит из тех же лиц, и решения оставались в пользу крестьян. Жалобы дворян оставались без последствий, либо возвращались мировым посредникам для пересмотра. Дворянство усматривает, что мировым учреждениям нельзя лишать себя справедливой законной защиты» [174].

Н.Ф. Апыхтин искал возможность обвинить Неведомского даже в том, чего он не совершал. В 1864 или 1865 году он направил статью в газету «Московские Ведомости» о пожаре в его имении Замыцкая Гора: «Поджигатель, желавший поживиться во время пожара, был свой человек из дворовых людей, которых взрослых и еще живущих в усадьбе, и отказавшихся получить увольнительные акты до срока, оставалось до 10 человек. Мое подозрение пало на дворовую девку, поведения чрезвычайно нехорошего и воровку, никогда ни в чем не сознающуюся. Года за 4 до отмены крепостного права она была застигнута в преступлении, но я от суда над ней отказался.

В этот раз загорелась кухня, мы заливали ее водой и старались спасти от пожара 29 деревенских домов, покрытых соломой. Усадьба находится в 8 верстах от города, но исправник и становой долго не приезжали разбирать дело о поджоге. Они заявили, что пожар произошел от перегрева печной трубы, поджога не было и виновницу к ответственности они не привлекли. Оба они вступили в должность по ходатайству бывшего мирового посредника Неведомского из числа его агентов» [175].

Имеются сведения о работе кузницы, принадлежащей Н.Ф. Апыхтину в сельце Замыцкая Гора, за 1863 год. Одним из основных видов работ была подковка лошадей, стоимость одной подковы вместе с работой составляла 10 копеек. За январь 1863 года было подковано 18 лошадей, из них 10 – на все четыре подковы, остальные – на две подковы. За февраль подковано 8 лошадей, за март – 4 лошади, апрель – 2 лошади.

Кроме подковки лошадей в кузнице помещика Апыхтина проводились работы по наварке сошников, наварке топоров, изготовлению гвоздей и петель, оковка дубовых колес на кареты, одры и телеги, другие кузнечные работы. Всего за 1863 год в этой кузнице произвели работ на сумму 34 рубля 36 копеек [176].

Исправляющий должность Бежецкого уездного предводителя дворянстваАбрам Егорович Нефедьев 25 июня 1862 годанаправил Н.Ф. Апыхтину письмо: «Начальник Тверской губернии просит Вас направить документы о службе для утверждения в должность кандидата Бежецкого уездного предводителя дворянства». Через два дня Н.Ф. Апыхтин доставил в Бежецк документы о своей службе вместе с сопроводительным письмом [177].

3 марта 1863 года Николай Федорович Апыхтин был определен судьей Бежецкого уездного суда. С 13 мая 1863 года по 1866 год исполнял обязанности предводителя Бежецкого уездного дворянства [178].

В марте 1871 года Тверской губернатор Афанасий Николаевич Сомов сообщил Н.Ф. Апыхтину, что указом Правительствующего Сената от 8 марта того года он утвержден кандидатом в Мировые Посредники Бежецкого уезда [179].

Умер Н.Ф. Апыхтин в 1875 году, 28 ноября того же года помещица вдова Елизавета Николаевна Апыхтина передала безземельному крестьянину Горскому в аренду всю без остатка пахотную и сенокосную землю в сельце ПавшиноЯковлевской волости Бежецкого уезда сроком на 10 лет. Вместе с землей она передала в аренду все усадебные строения, рабочий рогатый скот, хозяйственные принадлежности. По договору крестьянин Горский был обязан выплачивать Апыхтиной в первые четыре года по 300 рублей серебром в год, в последующие 6 лет – по 400 рублей серебром в годза аренду земли и всех переданных ему строений[180].



Председатель земской управы К.Н. Неведомский
Не суди о человеке по одежке, о книге – по обложке (кар.).
Константин Николаевич Неведомский был предводителем Бежецкого уездного дворянства и председателем Бежецкой уездной управы с 29 сентября 1889 года до своей смерти 4 января 1899 года, не взяв за все годы работы ни одного отпуска.

К.Н. Неведомский родился 29 сентября 1848 года, воспитывался в Московской классической гимназии и вышел из 6 класса.

В 1876 году он женился на Варваре Петровне Ушаковой, дочери подполковника Петра Степановича Ушакова – помещика сельца Окулово Романово-Борисоглебского уезда Ярославской губернии. Она была двоюродной сестрой по отцу владельцу имения в селе Беляницы Алексею Никитичу Татищеву.

Незадолго до свадьбы, 17 марта 1876 года нотариус города Ярославля совершил акт раздела и был заключен договор о разделе недвижимого имущества, оставшегося от подполковника Петра Степановича Ушакова. В числе наследников были: девица Варвара Петровна Ушакова, поручик 1-го Сумского гусарского полка Александр Петрович Ушаков и жена отставного штабс-капитана Екатерина Петровна Гальденберг, урожденная Ушакова, все наследники проживали в городе Бежецке Тверской губернии.

Варваре Петровне Ушаковой по акту раздела было передано недвижимое имущество:

- деревня Путятино Романово-Борисоглебского уезда Ярославской губернии с 9 крестьянами и их душевыми наделами, с оставшейся после наделов землей в 14 десятин;

- деревня Григорово того же уезда с 26 крестьянами и их земельными наделами;

- деревни Иксаново и Кожевниково Пошехонского уезда Ярославской губернии с 33 крестьянами и их земельными наделами, также пустошь Трупики там же;

- деревня ПаленовоМологского уезда с 17 крестьянами и их наделами.

Всего ей было передано 5 деревень с 147 крестьянскими наделами и 189 десятин свободной земли на сумму 19992 рубля [181].

После женитьбы Константина Николаевича Неведомского на Варваре Петровне Ушаковой, она, как богатая наследница, стала владелицей движимого и недвижимого имущества дворянской усадьбы Подобино до своей смерти 30 мая 1896 года. Нужно отметить, что, несмотря на богатство, жены помещиков умели многое: шить, вязать, вышивать, выбивать узоры на ткани, варить варенье и самостоятельно управлять хозяйством.

Бежецким уездным земским собранием 29 сентября 1887 года был избран членом земской управы, а 29 сентября 1889 года избран председателем Бежецкой земской управы. С 1890 года находился в должности депутата Тверского губернского собрания дворянства. Получал жалованье 300 рублей в год. Происходил из потомственных дворян Тверской губернии. Родового имения не имел, имел благоприобретенное имение 90 десятин земли, а также усадьбу в сельце Подобино и при ней 290 десятин земли.

Лесов, как таковых, на землях дворян Неведомских и его деревень, не было, кроме мелколесья и кустарников. Был небольшой участок леса возле деревни Гостиницы под названием «Семенцево», из-за которого когда-то ранее были споры помещиков Карякиных и Герасимовых с карелами деревни Бережки Карело-Кошевского прихода.

Дворянин сельца Подобино Константин Николаевич Неведомский по праздникам вместе со своей женой и детьми ездил в село Синево-Дуброво, что в 7 километрах, в гости к Хилковым, женатым на его сестрах, когда те приезжали в свое имение. Бывали они в селе Беляницы, что в 16 километрах от Подобина, проезжая через Горку, Хонеево, Синево-Дуброво, Поросятники и Рылово, навещая семью Татищева, женатого на тетке жены Неведомского. Дружил К.Н. Неведомский и с дворянином села Рыбинское Заручье П.Н. Мальковским, который служил вместе с ним в Бежецкой земской управе, а после смерти Неведомского стал опекуном его детей.

Одновременно К.Н. Неведомскийбыл предводителем Бежецкого уездного дворянства. Предводители дворянства, выполняя общегосударственные обязанности, работали бесплатно, на общественных началах, поэтому одновременно были председателями земских управ, получая жалованье 300 рублей в год. Кроме проведения дворянских собраний, предводитель дворянства:

1.Председательствовал в ежегодном уездном земском собрании, которое открывалось ежегодно в сентябре и заседало не более 10 дней. Также участвовал в работе ежегодного губернского земского собрания, которое открывалось в конце ноября и продолжалось не более 20 дней.

2.Председательствовал в уездном съезде, который с 1893 года контролировал деятельность земских участковых начальников и городских судей.

3.Председательствовал в уездном училищном совете, который координировал работу всех, находящихся на территории уезда земских начальных народных училищ, церковно-приходских школ и школ министерства народного просвещения.

4.Проверял приговоры волостных и сельских сходов о высылке в Сибирь порочных членов сельского общества, после утверждения их земским участковым начальником.

Уездная управа была обязана надлежащим образом исполнять все решения ежегодного уездного земского собрания и училищного совета.По Положению 1864 года уездные земства избирали председателя управы и до 6 ее членов, законом 1890 года число членов сократили до 4. Бежецкое земство в 1877-1879 годах имело четыре члена, в 1880-1885 годах – три члена, с 1886 по 1896 годы – два члена управы. Один член управы был из дворян, второй – из крестьян. Обязанности членов управы распределялись по отдельным отраслям хозяйства.

По Положению от 1 января 1864 года земские управы являлись органами уездных местных собраний, в обязанности земских управ входило:

1.Составление смет расходов земства.

2.Подготовка всех нужных для проведения земских собраний сведений и заключений.

3.Надзор за поступлением земских доходов и их расходование.

4.Ведение, под наблюдением земских собраний, исков по имущественным делам земства.

5.Рассмотрение жалоб на волостные правления и нижестоящие земские управы.

В связи со смертью 4 января 1899 года председателя Бежецкой земской управы Константина Николаевича Неведомского, 19 января был составлен формулярный список о его службе. Сказано, что К.Н. Неведомский, 50 лет, православный, за службу награжден орденом святой Анны 3 степени, серебряной медалью в память коронования императора Николая ΙΙ, темно-бронзовой медалью за всеобщую перепись 1897 года.Вдов, имел дочерей Анну, 21 год; Варвару 17 лет; Елену, 16 лет; сыновей Владимира, 12 лет и Николая, 9 лет [182].

За годы работы К.Н. Неведомского председателем Бежецкой земской управы земство достаточно много сделало для развития образования, медицины, помощи помещикам и крестьянам уезда. В период его работы на этой должности в 1895-1897 годах была проведена денежная реформа. До этого времени в России действовали серебряный рубль и бумажный рубль, который со временем обесценился из-за значительного выпуска. К 1895 году стоимость одного серебряного рубля равнялась полутора бумажных рублей.

Председатель правительства С.Ю. Витте предложил перейти на «золотой рубль». Всем отделениям Государственного банка было разрешено покупать золото, некоторые из них получили право производить платежи золотой монетой. Был установлен курс «золотого рубля», а именно: за пятирублевую монету – 7 рублей 40 копеек в бумажной валюте. Едиными золотыми монетами были признаны 5-рублевая и 10-рублевая монеты новой чеканки. Укрепление рубля привело к оживлению экономики, золотые рубли находились в обороте страны до 1914 года.

Во второй половине ХIХ века Бежецкий уезд был самым большим по численности населения – 311,1 тысяч человек. Следующий за ним Вышневолоцкий уезд по численности отставал в 1,43 раза. В общей сложности 72,6% земли в уезде принадлежало крестьянам, как в общинной собственности, наделов, так и личной собственности, а 8,9% - дворянам. В сравнении с 1877 годом средний размер дворянского землевладения в уезде сократился с 698,5 десятин до 258,3 десятин или в 2,7 раза.

Основной доход, а именно 82,6% Бежецкое земство получало от сбора с земельных владений, 5,1% - от сбора с фабрик, заводов и торгово-промышленных заведений, 3,5% - с городского недвижимого имущества и 8,8% - с торговых документов.

Все земли Бежецкое земство разбило на три группы: хозяйственные земли – пашни и сенокосы, земли, сдаваемые в аренду, и земли, занятые лесами и зарослями. Одна десятина хозяйственной земли оценивалась в пределах 17,7-18,9 рублей, а продажная ее цена составляла 66,5 рублей.

Деятельность земства изменило состояние образования, медицины, сельского хозяйства и статистики в уезде. Большое внимание земство уделяло статистике. Чтобы эффективно управлять уездом, надо располагать достоверными данными о нем. Бежецкие земцы проделали огромную работу для подготовки точных сведений в «Сборники материалов для статистики Тверской губернии», в «Материалы для истории Тверского губернского земства и другие труды.

При К.Н. Неведомском резко изменилась структура распределения расходов по отраслям, направляя основные средства на медицину, народное образование и общественное призрение.
Расходы Бежецкого земства 1868 год 1890 год

На правительственные учреждения 53,6% 24,6%

Содержание земской управы 9,9% 8,2%

Устройство мест заключения 13,2% 0,9%

Обустройство дорог и мостов 4,9% 5,5%

Народное образование 4,1% 20,5%

Общественное призрение 0,8% 7,2%

Медицинская часть 7,4% 27,5%

Разные расходы 6,1% 4,2%

Была введена дополнительная статья расходов «Отчисление на образование запасных сумм» - 1,4%, такой строки в 1868 году не было.


К 1870 году во всем Бежецком уезде работали 2 врача и 10 фельдшеров, из них 6 фельдшеров – на фельдшерских пунктах, остальные – дома. За год каждый врач принимал по 2200 человек. К 1890 году стали работать 6 врачей, которые принимали в год по 4500 человек, и 13 фельдшеров. Работала одна Бежецкая городская больница и 12 медицинских пунктов: Беляницкий, Горкинский, Жолобовский, Замытский, Зареченский, Заручьевский, Киверичский, Княжевский, Мелиховский, Надеждинский, Толмачевский и Трестенский. По каждому медицинскому пункту расходы составляли от 990 до 1300 рублей в год на жалованье фельдшерам, питание больных, отопление, освещение, ремонт помещений и другие расходы [183].
Развитие образования в уезде
Важнейшим направлением земства являлось народное образование, содержание школ составляло самую большую статью в его бюджете. За 9 дней до назначения К.Н. Неведомского председателем Бежецкой уездной управы, 20 сентября 1889 года его предшественник, бежецкий уездный предводитель дворянства, председатель училищного совета и председатель земской управы Алексей Никитич Татищев подготовил доклад о состоянии народного образования. Нужно отметить, что этот доклад А.Н. Татищев написал собственноручно, внеся туда многочисленные поправки.

К тому времени вБежецком уезде насчитывалось 47 начальных народных училищ и 28 церковно-приходских школы. Число школ грамотности в тот год точно не было установлено, так как они, то открывались, то закрывались. Если, например, в 1883 году насчитывалось 398 школ грамотности, то в 1887 году – всего 150. Уменьшение их числа, прежде всего, было связано с открытием церковно-приходских школ, в 1888-1889 учебном году было дополнительно открыто 3 школы.

В начальных народных училищах работали 47 законоучителей, 19 учителей, 31 учительница, 4 помощника и 31 помощница. Высший оклад учителей составлял 275 рублей, учительниц 250 рублей, помощников 120 рублей, помощниц – 150 рублей. К 1 января 1889 года в городе Бежецке обучалось 159 мальчиков и 185 девочек, в уезде обучалось 2736 мальчиков и 436 девочек.

Члены училищного совета наблюдали за работой народных училищ и предоставили отчеты: Н.Ф. Змиев по 6 училищам, Л.И. Львов по 5 училищам, К.Н. Неведомский по 5 училищам, председатель училищного совета А.Н. Татищев по 10 училищам. Кроме того, добровольно наблюдал за работой 3-х училищ и 3-х церковно-приходских школ дворянин А.С. Паскин [184].

Через четыре с небольшим года работы председателем земской управы К.Н. Неведомского, на 1 января 1894 года вБежецком уезде работали 237 школ. Из них: 53 земских народных начальных училища, как трехлетние, так и четырехлетние, 47 церковно-приходских школ и 133 школы начальной грамоты. Во всех этих начальных школах уезда обучались 8811 учеников, из них 6954 мальчика и 1857 девочек. Число учащихся мальчиков в 1894 году составляло 6,49% ко всему населению мужского пола, число учащихся девочек составляло 1,43% ко всему населению женского пола уезда.

По итогам Всеобщей переписи населения 1897 года вБежецком уезде число грамотных мужчин составляло 35,72%, грамотных женщин – 6,89%. По грамотности населения Бежецкий уезд находился на 8-ом месте из 12 уездов Тверской губернии, хуже положение с грамотностью обстояли лишь в Зубцовском, Вышневолоцком, Ржевском и Осташковском уездах. Но если грамотность дворян и чиновников в среднем по Тверской губернии составляла тогда 81,51% у мужчин и 79,85% у женщин, то у сельского населения – 35,93% у мужчин и 8,69% у женщин [185].

Во время руководства К.Н. Неведомским Бежецкой земской управой, начиная с 1894 года, в городе Бежецке стали открываться книжные магазины и книжные лавки. К 1908 году в Бежецке насчитывалось 11 книжных магазинов и лавок. На Большой улице работали 5 магазинов и лавок: Бабунова с сыновьями, Георгия Осташевского, Петра Рудакова, купца Григория Волкова и Варвары Репиной. На Торговой площади действовали 4 книжных лавки: Александра Горева, Ивана Горева, Ивана Русина и Василия Гагина. На Постоялой улице находился книжный магазин Павла Шестова и книжная лавка Александра Козлова [186].

Будучи председателем земской управы, К.Н. Неведомский добился открытия в 1895 году собственной земской типографии. Кроме Бежецка свою типографию имело только Корчевское земство, остальные земства печатали свои материалы в типографии Тверского губернского земства или в частных типографиях. Открытие типографии дало возможность Бежецкому земству сэкономить значительные суммы денег при печатании материалов для своих потребностей, и получать сверх того порядочную прибыль.


Помощь земства помещикам и крестьянам
В числе других задач на земство законом была возложена обязанность способствования местному земледелию. Для снабжения населения орудиями для обработки земли, семенами, удобрениями и машинами, Бежецкое земство в 1890 году устроило сельскохозяйственный склад. Этот сельскохозяйственный склад был устроен земством не для получения больших барышей, а для доставки крестьянам самого необходимого. Поэтому процент прибыли на товары склада лишь покрывали расходы на перевозку, страховку, хранение и порчу товаров. Если в земство поступала какая-то прибыль, то она шла на развитие склада, на устройство сельскохозяйственной школы и другие нужные цели.

Все фабрики и заводы делали Бежецкому земству большие уступки, поэтому товары на складе земства были дешевле, чем на рынке или в общей торговле. Например, плуг «Московский» стоил на фабрике 7 руб. 50 коп, а на складе в Бежецке – 6 рублей, рязанские плуги стоили на складе по 5 руб. 75 копеек. Чем больше земство выписывало товаров, тем больше скидки делали фабрики. В торговле продавались более дешевые плуги «Погорельские» и «Рижские» по 4 руб. 50 коп, но склад их не покупал, так как они требовали ежегодной смены частей. Плуги «Московский» и «Воткинский» работали от 5 до 7 лет без замены лемехов.

Семена клевера на сельскохозяйственном складе Бежецкого земства были дороже на 1 руб. 50 коп за пуд (16 кг), чем в торговле. Это объяснялось тем, что привозные семена германского или американского клевера были хороши на вид, стоили менее 8 рублей за пуд, но являлись недоброкачественными. Они очень засорены, в них много примесей сорных трав, а чистые семена плохо всходили.

При исследовании семян этого клевера было обнаружено от 30 до 50 чистых семян из 100. В семенах клевера, что продавались на складе земства, чистых семян оказывалось 85-95 из 100. Получалось, что при таких условиях за торговый клевер надо платить не 7-8 рублей за пуд, а 4-5 рублей за пуд. Крестьяне покупали семена клевера на складе земства, так как убедились, что от торговых семян клевер был низкорослым, редким, засоренным пикулей и конским клевером. Клевер из семян склада выходил на посевах чистым, густым и высоким. Клеверосеяние в конце ХΙХ века было делом новым, семена дорогие, поэтому крестьяне делали правильный выбор, покупая их на складе земства.

Нужно отметить, что мужики, привыкшие получать сено с естественных сенокосов, долго противились посевам клевера на полях по ржи, пшенице или овсу. Объяснение знающих людей, что клевер нужен не только для рациона коровам, но и повышает плодородие почвы, мужиками не сразу принимались в расчет.

В 1899 году Бежецкое земское собрание утвердило правила на отпуск машин и орудий со склада земства на льготных условиях.

1.Плуги отпускались в долг до 1-го ноября того года, в который год плуг выдан со склада.

2.Зерноочистительные машины отпускались в долг с рассрочкой платежа на 2 года: 1-го декабря того года, в который взята машина, уплачивается одна треть ее стоимости, к 1-му декабря следующего года – остальные две трети.

3.Молотилки отпускались в долг с рассрочкой платежа до 5 лет.

4.Обеспечением служила выданная в долг машина, которую управа имела право отобрать в случае несвоевременной уплаты. Кроме того, взыскать за подержание машины часть ее стоимости, если не произошло в ней повреждений.

5.Плуги отпускались отдельным крестьянам по удостоверениям их личности волостным правлением.

Для улучшения посевного зерна, кроме продажи семян и зерноочистительных машин всякому желающему разрешалось очищать свое зерно на сортировках в самом складе за небольшую плату. Как видно из правил отпуска машин и орудий, малосостоятельным лицам земство со склада отпускало плуги, сортировки, семена, удобрения в ссуду на разные сроки. На льготных условиях отпускались также травяные семена селениям, которые начинали проводить травосеяние всей общиной.

Для улучшения породы скота Бежецкое земство раздавало в некоторые селения бесплатно бычков. Для улучшения породы лошадей устраивало в Бежецке и некоторых местах уезда случные пункты с породистыми жеребцами, случки с которыми были бесплатными.

Для обучения крестьянских детей сельскому хозяйству, Бежецкое земство устроило сельскохозяйственную школу. Она размещалась в казенном имении Зыкова, что в деревне Далёки (ныне Кесовогорский район Тверской области – А.Г.). Бежецкое земство для этой школы купило в 1883 году за 500 рублей двухэтажный дом на каменном фундаменте у дьякона Образцова, проживавшего в Дьяконовом хуторе. На перевозку дома и установку его в деревне Далёки было израсходовано еще 1060 рублей. Учащиеся школы жили на втором этаже, обучались на первом этаже двухэтажного особняка. Носили форму – гимнастерки, фуражки и шинели. Сельскохозяйственная школа готовила агрономов, зоотехников и землемеров.


Исследование и обустройство дорог
Одной из задач уездного земства было обустройство и содержание дорог и мостов. Они проводили исследование дорог и составляли списки дорог, подлежащих улучшению за счет специального дорожного капитала, предусмотренного законом от 1 июня 1895 года. ВБежецком уезде насчитывалось 16 наиболее важных трактов общей протяженностью 540 верст, из них 7 трактов междууездного назначения протяженностью 232 версты, в том числе: Тверской, Максатихинский, Краснохолмский, Кашинский. Второстепенными считались Рыбинский, Угличский и Корчевской тракты. От них отходили 12 побочных ветвей грунтовых дорог протяженностью в 267 верст.

Рыбинский тракт был, хотя и коротким в 28 верст до границы с Кашинским уездом, но одним из самых заселенных, где на одну версту приходилось 14 дворов. Больше всего дворов на версту приходилось на тракт Максатиха-Трестна – 16 дворов, Лихославль-Толмачи – 15 дворов на одну версту. В то же время, на Краснохолмском тракте приходился 1 двор на одну версту, на Тверском тракте – 9 дворов на версту.

Грунтовые дороги связывали между собой деревни и погосты, выводили их жителей в города и села на торговые ярмарки. Земские управы были обязаны содержать в надлежащем состоянии, как сами дороги и тракты, так и почтовые станции, дорожные сооружения и мосты. Законом от 1 июня 1895 года земства были освобождены от некоторых обязательных расходов, с переводом их на казну, с тем, чтобы освободившиеся в земском бюджете суммы направлялись на создание специальных дорожных капиталов.

Многие бежецкие земцы неоднократно высказывались за передачу дорожного обустройства централизованно губернскому земству. Об этом, например, говорили на уездном земском собрании в городе Бежецке 4 октября 1895 года гласные Л.А. Ушаков, А.Д. Способин, А.И. Хилков и А.С. Паскин. Они заявляли, что при передаче дорожного обустройства губернскому земству дороги в губернии станут значительно лучше. В то же время бежецкие дворяне-земцы Н.А. Трубников и Л.А. Ушаков выделили собственные деньги на ремонт мостов на тракте Бежецк-Тверь через реку Молога в Бежецке, речки Сырцевка, Каменка, Шуя и Осиновец.

На практике закон от 1 июня 1895 года о дорожных капиталах работал плохо, 24 декабря 1896 года министр внутренних дел писал министру финансов, что дорожные деньги тратятся земствами на другие цели. Некоторые земства покрывали этими суммами общие недоборы по земским сметам. Разъяснение через губернаторов земским учреждениям о несоответствии их образа действий оказывались бесполезными.

Основу грузового движения по грунтовым дорогам составляли крестьянские грузы. С одной стороны крестьяне везли продукты своего хозяйства на рынки. По Бежецкому уезду на первом месте по продаже крестьянами на ярмарках было сено, в среднем по 21,5 пуду с одного двора, далее была рожь по 11 пудов, льноволокно по 8,8 пудов, картофель по 4,8 пуда, льносемена – 3,3 пуда с одного крестьянского двора.

С другой стороны, на рынках закупали товары массового потребления и домашнего обихода. ВБежецком уезде больше всего на рынках покупали соли в среднем по 4,8 пуда на один крестьянский двор, керосина по 1,3 пуда, сахару по 1,1 пуда, масла постного по 0,6 пуда, мыла – 0,4 пуда с одного двора.

По грузам, доставляемым крестьянами на рынок, можно было даже определить состоятельность населения. С каждого крестьянского двора груз в 190 пудов в год вывозили на рынок в Ржевском и Зубцовском уездах за счет льнопродукции. Меньше всего, в среднем по 100 пудов в год вывозили на рынок с крестьянских дворов Осташковского и Весьегонского уездов. По Бежецкому уезду этот показатель составлял по 140 пудов грузов с каждого крестьянского двора [187].

Нужно отметить, что к концу ХΙХ века крестьяне Бежецкого уезда на своих надельных полях в основном сеяли озимую рожь, а весной – овес, ячмень и лен, посевы которого составляли 1/3 от площади посевов озимой ржи. Ни крестьяне, ни помещики в уезде тогда не сеяли яровую пшеницу и рожь, незначительные площади занимали посевы озимой пшеницы и озимого ячменя, а также гречихи, гороха и конопли. С крестьянских надельных полей убирали в 20 раз больше льноволокна, в 12,5 раз больше льносемян, в 10 раз больше семян и волокна конопли, чем с помещичьих полей, почти при равной урожайности. Один пуд (16 килограмм – А.Г.) ржи в уезде стоил от 0,95 до 1,05 рубля в зависимости от сезона, дороже с января по август.

*****


После смерти в январе 1899 года Константина Николаевича Неведомского предводителем уездного дворянства и председателем Бежецкой земской управы был избран Никанор Арсеньевич Трубников, владелец имения Михнево, что в 7 верстах от Застолбья. Членами управыпо-прежнему оставались дворяне П.Н. Мальковский, Л.И. Ревякин и Ф.И. Андреев, бухгалтером оставался Зотов. Усадьба Федора Ивановича Андреева находилась в деревне Аникуша Княжевской волости.

Согласно отчету о работе Бежецкой земской управы за 1900 год расходы на уплату губернских повинностей по Бежецкому земству составляли 37048 рублей и дополнительно пени в сумме 1700 рублей, отчисления на дорожный капитал – 14118 рублей. В разные расходы на 1900 год, в числе прочих, Бежецкая земская управа включила 110 рублей на изготовление портрета К.Н. Неведомского и пособие на образование его детей Николая и Варвары в сумме 800 рублей в год.

В 1904 году председателем Бежецкой уездной земской управы был избран Павел Николаевич Мальковский, членами управы являлись Ф.И. Андреев и Ф.А. Гущин, который одновременно являлся заведующим земской типографией.

Через три года председателем управы был избран Леонид Елпидифорович Сысоев, при нем П.Н. Мальковский оставался членом управы до своей смерти в 1909 году. Кроме него, членами управы в 1907 году были И. Тимофеев и А. Бычков, а с 1909 года – Александр Иванович Сидорский и А.Ф. Лосев.

В 1915 году обязанности председателя Бежецкой земской управы исполнял дворянин А.Ф. Лосев, членами управы тогда были П.М. Смирнов и П.П. Соловьев.

Русские дворяне были у руководства Бежецкой земской управой более 50 лет, с 1866 по 1917 годы, крестьяне-карелы руководили ею всего 249 дней. При Временном правительстве у руководства Бежецкой земской управы в период с 14 мая 1917 года по 20 января 1918 года стояли представители крестьянства. Председателем управы был избран карел Василий Иванович Толмачевский, 1876 года рождения, уроженец села Толмачи. Заведующим отделом народного образования был карел Василий Степанович Чекеев, 1891 года рождения, родом из деревни Шуя Селищенской волости Бежецкого уезда.

В городе Бежецке уездная земская управа работала с 1866 года до 20 января 1918 года, в тот день власть в городе захватили большевики. Как это происходило, я подробно написал в книге «История Тверской Карелии».




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница