Книга «Владельцы мызы Подобино»


Земский начальник 7-го участка князь А.И. Хилков



страница15/17
Дата09.08.2019
Размер1.86 Mb.
#127010
ТипКнига
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17

Земский начальник 7-го участка князь А.И. Хилков
Виски поседеют, и человек поумнеет (кар.).
С момента введения должности земского начальника в 1889 году Бежецкий уезд был разделен на 9 участков земских начальников. Земским начальником 7-го участка Бежецкого уезда, к которому относилась Бокаревская волость, с первых дней введения должности служил князь Александр Иванович Хилков.

Александр Иванович Хилков родился 20 ноября 1833 года в семье князя Ивана Александровича (1803-1874 г.г.) и дочери помещиков села Синево-Дуброво Бежецкого уезда Луниных, Евдокии Михайловны (1804-1874 г.г.). Нужно отметить, что во второй половине ХVΙΙΙ века село Синево-Дуброво было вотчиной Савеловых, имевших более 500 душ крепостных крестьян. В первой четверти ХΙХ века Савеловы продали село вместе с землей и крепостными крестьянами помещице Луниной.

Будучи старшим сыном, Александр Иванович Хилков, носил титул «князь», как отец и младшие братья, Михаил Иванович и Николай Иванович Хилковы. Александр Иванович, находясь на службе до средины 1880-х годов, проживал в Санкт-Петербурге. Был женат на Евдокии Петровне Родзянко, дочери Петра Петровича и Марии Васильевны Родзянко. Известно, что у Александра Ивановича и Евдокии Петровны была дочь Ольга, 1877 года рождения.

Семья его отца Ивана Александровича Хилкова в начале своего становления после свадьбыпереезжала жить с места на место, так как в имении оставались проживать его братья, сестры и многочисленные родственники.Сначала они в 1827 году уехали в Санкт-Петербург, в 1829 году вернулись в свое имение, где прожили около двух лет. В 1831 году уехали жить в Москву, жили там сначала в доме отставного поручика Дмитрия Львовича Бычкова, затем, с 1836 года – в доме Григория Петровича Высоцкого, с 1839 года – в доме княжны Анны Ивановны Засекиной. В семье Ивана Александровича и Евдокии Михайловны Хилковыхбыло 10 детей, до первенца Александра Ивановича рождались одни дочери:

- Александра Ивановна (18.11. 1828-10.07.1854 г.г.), вышедшая замуж за графа Железнова, умерла в возрасте 25 лет, похоронена в селе Головское;

- Елизавета Ивановна (13.10.1829-23.11.1888 г.г.), была дважды замужем, сначала за Кукол-Яснопольским, от которого родила троих детей, затем вышла замуж за П.И. Оранского. Умерла в возрасте 59 лет, похоронена в Курской губернии;

- София Ивановна (1831-1918 г.г.), проживала в селе Синево-Дуброво, умерла в возрасте 87 лет, похоронена в селе Головское;

- Ольга Ивановна (23.06.1832-02.02.1856 г.г.), умерла в возрасте 23 года, похоронена в селе Головское.

В 1840-х годах Иван Александрович с семьей переехал жить в свое имение Синево-Дуброво Бежецкого уезда Тверской губернии, став его владельцем. Он прожил 87 лет, умер 26 ноября 1890 года.

Его старший сын Александр Иванович вместе с женой Евдокией Петровной (Родзянко) вернулся в имение из Санкт-Петербурга во второй половине 1880-х годов.

О втором сыне Ивана Александровича и Евдокии Михайловны Михаиле Ивановиче, который дослужился до Министра путей сообщения, написано достаточно много.

Их младший брат Николай Иванович Хилков (01.06.1843-1884 г.г.) до 1864 года жил в Москве. В 1864 году он приехал в имение отца, женился на Ольге Николаевне Неведомской (23.12.1845-03.02.1901 г.г.).Принял от управляющего имением 5 лошадей, хомуты рабочие, коренные и городские, дуги простые и городские, седелки простые и городские. А также – тарантас, одноколку, сани троечные и маленькие[188].

Как было сказано выше, в имении мужа Синево-Дуброво они жили непродолжительное время, в 1865 году переехали в Бежецк, где у них 26 апреля 1866 года родился сын Степан. В 1867 году они переехали в Винницкую губернию, оттуда семья перебралась в Санкт-Петербург, где Николай Иванович Хилков закончил свой жизненный путь после 1884 года.

*****


Канцелярия земского начальника 7-го участка Александра Ивановича Хилкова располагалась в своем имении Синево-Дуброво. Бокаревское волостное правление находилась в селе Глазово, в 4-х километрах от Синево-Дуброва. В 7-й участок земского начальника А.И. Хилкова были включены Бокаревская, Княжевская и Новская волости.

Самой важной проблемой государственные структуры считали обеспечение населения хлебом. Земскому начальнику 7-го участка, как и всем другим, 5 августа 1893 года из канцелярии Тверского губернатора Павла Дмитриевича Ахлестышева было направлено письмо, где сказано: «Из полученных сведений выясняется, что урожай хлебов в текущем году в Тверской губернии можно признать удовлетворительным. Это дает возможность увеличить продовольственные натуральные запасы и привести хлебозапасные магазины в достойный порядок путем настоятельных требований земства о засыпке в магазины хлеба. О ходе засыпки хлеба в магазины вверенного Вам участка и положении последних предлагаю Вам предоставлять мне сведения через каждые две недели. Губернатор, П.Д. Ахлестышев» [189].

Земский начальник 7-го участка князь А.И. Хилков дал поручение волостным старшинам, в том числе Бокаревскому волостному старшине Никите Одинцову передавать ему сведения о засыпке хлеба в хлебозапасные магазины. Волостной старшина Никита Одинцов периодически передавал сведения Хилкову, сообщая, что на 1 января 1893 года по волости было 38 хлебозапасных магазина, из них 13 – в карельских деревнях. К 1 ноября 1893 года был засыпан хлеб во все магазины, в том числе в карельских деревнях было засыпано озимого и ярового хлеба в четвертях:
Деревня ревизских душ озимого ярового

Бережки 63 63 63

Акиниха 36 36 36

Терехово 32 32 32

Гремячиха 29 29 29

Душково 63 63 63

Байки 93 93 93

Калиниха 58 58 58

Горбовец 51 51 51

Климантино 51 51 51

Поцеп 40 60 60

Петряйцево 51 51 51

Муравьево 59 59 59

Шейно 20 20 20

Итого: 646 666 666
В переводе на тонны в карельских деревнях в хлебозапасные магазины было засыпано на 1 ноября 1893 года в каждой деревне по одной четверти озимого хлеба и одной четверти ярового хлеба на каждую ревизскую душу. Это составило 140 тонн озимого хлеба и 140 тонн ярового хлеба, всего 280 тонн, по 420 килограммов на одну ревизскую душу или по 140 килограмм на одного едока. Недоимок в карельских деревнях по озимому и яровому хлебу не было, кроме 8 четвертей (1680 килограмм – А.Г) озимого хлеба в деревне Калиниха. Тогда же у крестьян Карело-Кошевского сельского общества не было недоимок и по возврату взятых во время весеннего сева семян [190].

Земский начальник 7-го участка князь Хилков 18 января 1893 года поручил волостному старшине Никите Одинцову провести дознание по факту бунта, происшедшего в церкви села Синево-Дуброво. После проведения дознания волостной старшина доложил князю Хилкову, что в тот день, 18 января в церкви села Синево-Дуброво венчался Иван Иванов с дочерью сельского старосты Осипа Николаева Дарьей Осиповой. В это время письмоводитель земского начальника 7-го участка Хилкова Иван Васильев был в церкви вместе с учителем церковно-приходской школы Александром Петровичем Вытчиковым.

К ним подошла пьяная Дарья Егорушкова и стала оскорблять письмоводителя Васильева, тот ударил ее. Это увидал Иван Премин, подошел к Васильеву, стал оскорблять его, потом ударил кулаком по губам. Васильев ушел из церкви и сообщил о случившемся земскому начальнику Хилкову. Бокаревский волостной суд 9 февраля 1893 года рассмотрел уголовное дело по заявлению письмоводителя земского начальника 7-го участка Ивана Васильева за оскорбление его действием со стороны Ивана Ивановича Премина. Премин в суд не явился, свидетельницу Дарью Егорушкову не вызывали, вызвали лишь учителя А.П. Вытчикова.

Волостной суд постановил: за оскорбление действием письмоводителя Васильева крестьянина И.И. Премина подвергнуть простому аресту на пять суток при волостном правлении, о чем ему объявить через сельского старосту [191].

Все земские начальники провели большую подготовительную работу к первой всеобщей переписи. Тверской губернатор Ахлестышев 20 марта 1896 года дал поручение всем земским начальникам губернии в связи с утверждением 5 июня 1895 года Положения о первой всеобщей переписи населения Российской империи.

Положением заведование переписными участками возлагалось, в основном, на земских начальников. Они были обязаны заблаговременно передать счетчикам по два списка населенных мест, находящихся в назначенном каждому счетчику участке, с точным обозначением границ этого участка. Первый список с поселениями участка на землях сельских обществ, второй – на владельческих усадьбах, казенных, церковных и других землях. Передать также поименные списки всех домохозяев по каждому селению отдельно, списки всех владельцев домов и дворов, не входящих в состав сельских обществ.

Списки населенных мест обязаны были составить уездные исправники и представить их в Тверской губернский статистический комитет к 1 мая 1896 года. Уездные исправники должны были оказывать содействие земским начальникам в получении извлечений из списков населенных мест по участкам [192].

В ответ на запрос многих земских начальников об оплате счетчикам за работу, Тверской губернатор Ахлестышев в письме от 13 сентября 1896 года сообщал, что согласно утвержденной смете расходов, счетчик за работу в городе получит 7 рублей, за работу в уезде – 12 рублей.

Бежецкая уездная переписная комиссия 30 октября 1896 года сообщила князю А.И. Хилкову, что на него возложена обязанность заведования 7-м переписным участком, куда входили Бокаревская, Княжевская и Новская волости. Съезд заведующих участковыми комиссиями был назначен на 21 ноября с 11 часов дня. Начало всеобщей переписи определено с 27 января 1897 года [193].

В инструкции земского отдела Министерства внутренних дел было определено, что всеобщей переписи подлежат все жители империи обоего пола, всякого возраста, состояния, вероисповедания и племени, как русские поданные, так и иностранные. В перепись о каждом лице заносились сведения:

- имя, отчество и фамилия или прозвище;

- семейное положение – холост, женат, вдов или разведен;

- отношение к хозяину дома – родственник, свойственник, приемыш, жилец или работник (свойственник – это родственник одного супруга для другого супруга – А.Г.);

- пол, возраст, вероисповедание, место рождения;

- место постоянного жительства или место прописки, а для иностранцев, сверх того, и подданство, место постоянного пребывания;

- родной язык, грамотность, занятие, ремесло, промысел;

- важнейшие физические недостатки – слепота, немота, глухонемота, душевная болезнь [194].

Волостной старшина Никита Одинцов представил земскому начальнику 7-го участка князю Хилкову именные списки крестьян деревень Бокаревской волости. Также ему были представлены именные списки крестьян по Княжевской и Новской волостям. Были представлены списки по барским усадьбам, среди них:

- Слепнево – усадьба в Новской волости, хозяин Лев Иванович Львов, семья 5 человек;

- Подобино – усадьба Константина Николаевича Неведомского, в семье 7 человек, он с женой и пятеро детей;

- Панцино – усадьба Ивана Ниловича Серова, в ней проживают 15 человек;

- Талашманы – усадьба купца Ивана Федоровича Крылова, в ней проживают 22 человека [195].

Земскому начальнику 7-го участка А.И. Хилкову приходилось рассматривать жалобы крестьян и приговоры волостного суда по многим вопросам. Одна из многочисленных категорий жалоб – попытки вернуть на родину из Санкт-Петербурга мужей, сыновей или заставить их высылать деньги семьям.

6-го октября 1899 года крестьянка деревни Сорокино Анна Алексеевна Михайлова обратилась с заявлением в Бокаревское волостное правление. Она просила помочь вернуть из Санкт-Петербурга ее мужа Василия Михайлова, который отлучился туда четыре года назад. Денег на поддержание хозяйства, уплаты податей и содержание двух малолетних детей не высылал. Она писала, что их крестьянское хозяйство приходит в крайнюю бедность. Василий Михайлов жил в Санкт-Петербурге без паспорта, старый паспорт он выслал ее для обмена на новый.

Анна Михайлова просила волостное правление не выдавать мужу новый паспорт, а его через высшее начальство вернуть на родину, она указала его адрес проживания. За неграмотную крестьянку заявление писал волостной писарь Иван Чикунов.

Земский начальник 7-го участка князь А.И. Хилков направил всю переписку вместе с заявлением Михайловой приставу 2-го участка Нарвской части Санкт-Петербурга. В ответ он получил отписку пристава от 31 октября 1899 года, что выполнить просьбу жены Михайлова не может, для этого нужно постановление земского начальника о его высылке, которое он, пристав, исполнит немедленно.

2 июня 1900 года волостной старшина Никита Сладков сообщил князю Хилкову, что паспорта Василию Михайлову не возобновлено, где он находится, никто в деревне Сорокино не знает. Его жена Анна Михайлова по-прежнему ходатайствует о высылке мужа на родину. В декабре 1900 года земский начальник 7-го участка князь Хилков возвратил всю переписку вместе с заявлением Бокаревскому волостному старшине, предписав ему объявить крестьянке Михайловой, что, не имея закона, дающего право жене требовать в высылке на родину отсутствующего мужа, ее ходатайство удовлетворено быть не может [196].

Оставались без удовлетворения многие другие жалобы и заявления, в том числе крестьянки деревни Шалагино Марии Михайловны Дудкиной о взыскании денег с ее сына, проживавшего в Санкт-Петербурге. В заявлении она писала, что сын Василий Степанов Дудкин, проживая в Санкт-Петербурге, в последнее время не высылал ей денег на уплату казенных и мирских сборов. Все хозяйство пришло в крайнюю бедность, из всего имущества имеется лишь одна жилая ветхая изба с двором, больше ничего нет. Усадьба и полевой надел, данные на две души, не обрабатываются, в аренду их никто не берет по случаю истощения земли.

М.М. Дудкина просила помочь взыскать с сына 15 рублей на уплату накопившихся недоимок по податям и сборам, а также обязать сына высылать по 5 рублей в месяц на уплату податей и ее содержание. На это заявление пристав 2-го участка Александро-Невской части Санкт-Петербурга сообщил земскому начальнику 7-го участка князю Хилкову, что, за неимением закона он без решения суда не может произвести взыскание с Дудкина в пользу матери[197].

5 декабря 1900 года крестьянин деревни Постерегишино Алексей Васильевич Сумерин обратился с заявлением к земскому начальнику князю Хилкову, указав, что его вместе с законною женой и детьми выгнал из дома отец. Заявление было направлено на рассмотрение сельского схода деревни Постерегишино, сход отказал в разделе земли между отцом и сыном, но письменного приговора не постановил. В связи с этим князь Хилков постановил заявление Сумерина оставить без удовлетворения [198].

В то же время жители этой деревни производили семейные разделы в подобных случаях. На своем сходе 15 апреля 1901 года они составили приговор на семейный раздел Латышевых. В деревне тогда числилось 88 душ и 35 домохозяев, староста деревни Степан Иванов. Согласно приговору сельского схода от отца Дмитрия Савельева (Латышева) отделялся его сын Андрей Дмитриев. До раздела семейство состояло из рабочих 3 душ мужского пола, 3 душ женского пола и 4 нерабочих душ мужского пола.

После раздела в семействе Андрея Дмитриевича Латышева стало рабочих 1 душа мужского пола, 1 душа женского пола и 2 нерабочих души мужского пола. В семействе отца Дмитрия Савельевича Латышева осталось рабочих 2 души мужского пола, 2 души женского пола и 2 нерабочих души мужского пола.

В приговоре сказано, что поводом к разделу послужило увеличение семейства и неуживчивость делящихся родственников. Сын Андрей Дмитриевич получил от отца полевой надел за усадебную землю. После смерти отца к дому ему не подступаться. В приговоре записаны крестьяне деревни, участвовавшие в сходе, приговор подписал волостной старшина Никита Сладков [199].

Земский начальник 7-го участка князь А.И. Хилков, в силу данных ему полномочий, не только рассматривал бытовые жалобы и заявления, но и на решения волостного суда.

18 июня 1900 года Бокаревский волостной суд в составе председателя Ивана Арсеньева, членов Михаила Алексеева, Федора Вихорева, Дмитрия Иванова рассмотрел дело крестьянина деревни Горбовец Василия Кузьмина о взыскании с общества крестьян деревни Гостиницы 15 рублей за потраву посевов ржи на земле, арендуемой им у господ Неведомских. Свидетели Леонтий Петров и Наталья Федорова заявили, что видели и выгоняли с поля ржи около 50 коров в мае того года.

Суд взыскал с общества крестьян деревни Гостиницы в пользу Василия Кузьмина 15 рублей. Земский начальник князь Хилков оставил жалобу виновных без удовлетворения. Нужно отметить, что согласно списку лиц, могущих быть присяжными заседателями Бокаревского волостного суда, в 1902 году включены грамотные карелы, имеющие собственность: Федор и Василий Кузьмины из деревни Акиниха, Михаил Николаев и церковный староста Михаил Алексеев из Гремячихи, Василий Федоров из Муравьева, который прослужил полный срок волостным судьей [200].

По поручению земского начальника волостному старшине Никите Сладкову приходилось составлять много актов о несостоятельности крестьян, на которых был наложен штраф в сумме 1-2 рублей за неявку в суд в качестве свидетеля.

Например, во исполнение постановления земского начальника 7-го участка князя Хилкова волостной старшина Никита Сладков с понятыми прибыл 10 января 1900 года в деревню Сараево для взыскания с крестьянина Кузьмы Никитина 1 рубля за неявку по вызову в суд в качестве свидетеля. Был составлен акт, в котором указали, что Никитин Кузьма имеет одну избу, надельную полевую и усадебную землю, лошадь, корову, носильное платье и больше ничего не имеет. В связи с тем, что Никитин Кузьма к уплате 1 рубля оказался несостоятельным, и был составлен акт, который направили земскому начальнику 7-го участка. Князь Хилков 14 января 1900 года рассмотрел этот акт и принял решение об аресте Никитина Кузьмы на одни сутки, препроводив его в каталажку при Бокаревском волостном правлении [201].

После смерти Александра Ивановича Хилкова 24 мая 1907 года, и Михаила Ивановича 8 марта 1909 года, хозяином усадьбы в селе Синево-Дуброво стал старший сын Михаила Ивановича – Михаил Михайлович Хилков.

*****


Многие представители рода Хилковых, кроме среднего сына Михаила Ивановича с его второй женой Александрой Николаевной Неведомской, похоронены на своем родовом кладбище села Синево-Дуброво.

Иван Александрович Хилков (9.06.1803-26.11.1890 г.г.) вместе с женой Евдокией Михайловной Хилковой (Луниной)(08.03.1804-11.04.1874 г.г.).

Его младшая сестра Надежда Александровна Хилкова (11.06.1810-10.09.1879 г.г.).

Их сыновья: старший сын Александр Иванович Хилков (20.11.1833-24.05.1907 г.г.) вместе с женой Евдокией Михайловной Хилковой (Родзянко) (1839-1909 г.г.).

Их дочери: Александра Ивановна Хилкова (Железнова) (08.11.1828-10.07.1854 г.г.);

Ольга Ивановна Хилкова (1832-02.02.1856 г.г.);

Евдокия Ивановна Хилкова (04.10.1840-06.04.1856 г.г.).

Дочь Александра Ивановича Хилкова Ольга Александровна (1877-1907 г.г.).

Первая жена М.И. Хилкова Анна Николаевна Неведомская (Хилкова) (02.08.1839-27.01.1892 г.г.).

Ее сын Степан Михайлович Хилков (01.09.1869-27.07.1890 г.г.).

На кладбище села Головское были похоронены: средний сын Михаил Иванович Хилков (05.12.1834-08.03.1909 г.г.) вместе со второй женой Александрой Николаевной Хилковой (Неведомской) (23.04.1847-28.11.1904 г.г.). Могилы других представителей рода Хилковых разбросаны по многим местам России и за ее границей.

Дальнейшая судьба мызы Подобино
От трудов праведных не наживешь палат каменных.
Владелица имения Подобино Анна Андреевна Неведомская при своей жизни 25 августа 1866 года взяла в долг у жительницы города Смоленска Ольги Николаевны Ивановой 4450 рублей денег серебром под залог своего имения Подобино с усадьбами в 163 десятины земли и пустоши Дельки в размере 40 десятин 760 саженей. По договору, выплата долга с процентами должны быть проведена через 9 лет до 25 августа 1875 года. А.А. Неведомская умерла в 1870 году, не выплатив этот долг.

4 сентября 1875 года нотариус города Смоленска Тимошинин у себя в кабинете оформил два документа. Первым документом была доверенность на имя Константина Николаевича Неведомского от жителя Смоленска Федора Федоровича Иванова, который, в свою очередь, имел доверенность своей матери.В доверенности были указаны обстоятельства дела, а также просьба Иванова, чтобы К.Н. Неведомский получил от своей матери занятые ею по закладной деньги в сумме 4450 рублей с процентами, и вернул его матери Ивановой Ольге Николаевне.

При невозможности выплатить платеж наличными, взыскать их с имения. Для этого Иванов по конкретному делу уполномочивал Неведомского: подавать прошения, предъявлять иски, давать объяснения, выступать его представителем в судах, приносить частные и кассационные жалобы. Что Неведомский по доверенности выполнит, Иванов спорить с ним не будет, было сказано в документе [202].

В тот же день, 4 сентября 1875 года Смоленский нотариус Тимошинин у себя в нотариате оформил расписку, данную Ф.Ф. Ивановым. В ней указано, что он получил от К.Н. Неведомского все деньги сполна, в чем и расписался [203].

После смерти в 1870 году владелицы Анны Андреевны Неведомской (Герасимовой) мызу Подобино все чаще и чаще стали называть сельцом, как и другие помещичьи усадьбы, в которых не было церкви. В 1896 году умерла владелица имения Варвара Петровна Неведомская, жена Константина Николаевича.

22 июня 1896 года К.Н. Неведомский обратился с прошением в Бежецкую дворянскую опеку, в котором указал, что после смерти жены В.П. Неведомской осталось имение при сельце Подобино и малолетние дети: Варвара 16 лет, Елена 13 лет, Владимир 10 лет и Николай 7 лет. Он просил учредить опекунское управление над имением и детьми, опекуном назначить его. В тот же день он был назначен опекуном над имением и детьми.

По требованию Бежецкой дворянской опеки, туда была представлена опись имения. Бокаревский волостной старшина Никита Одинцов вместе с понятыми крестьянами Иваном Румянцевым и Василием Михайловым из деревни Рыльково, а также сельским старостой деревни Холм Иваном Николаевым, составил опись имущества, принадлежавшего Варваре Петровне Неведомской, и передал это имущество новому хозяину – Константину Николаевичу Неведомской. Описание имущества и его передача происходила с 10 июня по 26 августа 1896 года.

В имущество имения Подобино входило:



  1. Двухэтажный господский дом на каменном фундаменте с пристройкой с одной стороны. Снаружи обит тесом, внутри оштукатуренный, покрыт гонтом (дранкой – А.Г.). В доме 8 изразцовых печей, комнат на верхнем этаже 7, на нижнем этаже – 11, из них 3 комнаты с паркетными полами. Дверей столярной работы 30, окон в обоих этажах – 44.

  2. Людская летняя изба и людская зимняя изба, обе крытые гонтом.

  3. Конюшня, скотный двор и птичий хлев, все три помещения покрыты гонтом (дранкой – А.Г.).

  4. Каретный сарай, два сенных сарая и амбар, крытые гонтом.

  5. Три погреба и подвал для хранения картофеля, все покрыты гонтом.

  6. Две риги с навесом, крытые соломой.

В имении содержались домашние животные, в том числе: 9 лошадей, 24 дойных коровы, 7 быков, 10 телят, 3 овцы и 6 ягнят. Из инвентаря и сельхозорудий при описи насчитали: 6 выездных и 12 рабочих хомутов, шарабан, коляска, долгуша, тележка для выездов и 3 рабочих телеги, 5 плугов, 4 сохи и 5 борон.

Земли по купчей от 15 октября 1879 года в пустошах Дельки. Высокуша и Подгорье – 84 десятины 2052 сажени. Земли по другой купчей от 11 декабря 1879 года – 212 десятин 410 саженей [204].



Во время первой переписи в январе 1897 года в поместье Подобино проживали 7 человек, в том числе: хозяин поместья Константин Николаевич Неведомский, его сестра Софья Николаевна и пятеро детей хозяина имения – Анна, 18 лет; Варвара, 16 лет; Елена, 13 лет; Владимир, 10 лет и Николай, 8 лет. 11 февраля 1898 года Варвара Константиновна Неведомская обратилась с прошением в Бежецкую дворянскую опеку о прекращении опеки над ней, так как она родилась 18 сентября 1879 года и достигла совершеннолетия.

Константин Николаевич Неведомский умер 4 января 1899 года в возрасте 50 лет. Бежецкая дворянская опека назначила опекунами над имением и несовершеннолетними детьми старшую дочь Константина Николаевича Неведомского Анну Константиновну Иванову, дворянина князя Михаила Ивановича Хилкова и дворянина Павла Николаевича Мальковского.

Уже после смерти отца Тверская губернская дворянская опека на прошение Варвары Неведомской сообщала ей, что может прекратить опеку над ней после погашения опекунами долга Волжско-Камскому коммерческому банку в сумме 2880 рублей и Государственному дворянскому земельному банку 10 тысяч рублей.

Государственный дворянский земельный банк, открытый в 1885 году, выдавал ссуды для поддержания землевладения потомственных дворян. Ссуды выдавались помещикам под залог их земельных владений на срок сначала свыше 48 лет, позднее до 66,5 лет, под проценты, которые с 1897 года составляли 3,5%. Ссуды выдавались помещикам под залог их земельных владений в размере до 75% от стоимости земли.

На это сообщение 14 августа 1899 года Варвара Неведомская сообщала в Бежецкую дворянскую опеку, что она согласна вместе с другими опекунами на продажу всех акций пассажирского пароходного общества «Самолет» и на оплату долга Волжско-Камскому коммерческому банку и Государственному дворянскому земельному банку [205].

Устав пассажирского пароходного общества на Волге «Самолет», чьи 20 акций приобрела В.П. Неведомская за счет кредита Волжско-Камского коммерческого банка, был утвержден в конце 1853 года. Первые регулярные пассажирские перевозки это общество начало осуществлять в сезон 1854 года пароходами «Рыбинск», «Тверь», «Ярославль». Позднее на деньги акционеров общества и государственной помощи были построены принадлежавшие обществу «Самолет» пароходы: «Князь Владимир святой», «Гончаров» и «Геннадий Ратков Рожнов».

21 июня 1899 года управляющий Рыбинским отделением Волжско-Камского коммерческого банка обратился с письмом к опекуну П.Н. Мальковскому. Он писал, что для продажи заложенных бумаг – 2-х билетов 1-го займа и 20 акций пассажирского пароходного общества «Самолет», принадлежащих наследникам дворянки В.П. Неведомской, должно быть получено разрешение от Бежецкого предводителя дворянства. Тогда билеты и акции будут проданы на Санкт-Петербургской бирже по курсу дня, вырученными деньгами будет погашен долг, а оставшаяся сумма будет направлена в Бежецкую дворянскую опеку.

Нужно отметить, что только по истечении полутора лет, 23 января 1901 года, Волжско-Камский коммерческий банк направил оставшиеся после погашения долга билеты и акции в Бежецкую дворянскую опеку. После этого долг по имению Подобино, согласно отчету по опекунству за 1900 год, оставался в сумме 10100 рублей Государственному дворянскому земельному банку.

Кроме того, 14 сентября 1901 года пристав 3-го участка Бежецкого уезда сообщал в уездную дворянскую опеку, что за умершей дворянкой В.П. Неведомской числятся недоимки земского сбора за 2 года в сумме 262 руб. 86 коп, а также пени на 1 января 1901 года 15 руб. 48 коп, и после 1 января – по 2 руб.63 коп.за каждый месяц. Также имеется недоимка по государственному поземельному налогу в сумме 497 руб. 23 коп. [206].

25 февраля 1903 года опекуны над имением и несовершеннолетними детьми Неведомских М.И. Хилков, А.К. Иванова-Неведомская и П.Н. Мальковский обратились в Бежецкую дворянскую опеку с рапортом. В нем они указали, что по сообщению жены инженера Анны Дормидонтовны Максимович, ее муж Сергей Павлович Максимович при своей жизни передал Константину Николаевичу Неведомскому безвозмездно временное свидетельство на 100 акций общества Санкт-Петербургских портовых складов на сумму 21 тысяча рублей.

К.Н. Неведомский вернул эти акции Максимовичу, который взамен взял на себя обязательство выплачивать на воспитание детей Неведомского по 2400 рублей в год до достижения младшим из них совершеннолетия. Жена умершего Максимовича просила опекунов взять обратно у нее эти акции, освободив ее от уплаты детям Неведомского по 2400 рублей в год.

Таким образом, сообщали опекуны, у наследников Неведомских имеются 100 акций на номинальную сумму 25 тысяч рублей. Опекуны после смерти К.Н. Неведомского потратили на разные нужды личные средства в сумме 2020 руб. 84 коп, которые наследники обязаны им вернуть. Кроме того, наследники имеют долг 4800 рублей перед А.Д. Максимович, которая выдавала им по 200 рублей в месяц, а всего долга – 6820 руб. 84 копейки. Принадлежащие наследникам 100 акций Санкт-Петербургских портовых складов подлежат распределению между наследниками, из которых трое уже совершеннолетние.

9 октября 1903 года Анна Дормидонтовна Чижова, по первому мужу Максимович дала расписку опекуну Неведомских князю М.И. Хилкову, что получила от него акции Санкт-Петербургских портовых складов на сумму 4750 рублей и 50 рублей наличными вместо выданных ею денег 4800 рублей на воспитание детей К.Н. Неведомского.

Нужно отметить, что Сергей Павлович Максимович был сыном Павла Павловича Максимовича – основателя женской учительской школы в городе Твери, где сейчас находится основное здание Тверского государственного университета. Сергей Павлович работал инженером путей сообщения, принимал активное участие в строительстве Морского канала в Петербурге, занимался благотворительностью.

Был в добрых отношениях с К.Н. Неведомским, коль после смерти его жены Варвары Петровны в 1896 году, безвозмездно передал ему акции общества Санкт-Петербургских портовых складов на 21 тысячу рублей, а при возврате акций до своей смерти выплачивал детям Неведомского по 2400 рублей в год. Я не исключаю, что Сергей Павлович был хорошо знаком с инженером путей сообщения Дмитрием Николаевичем Ивановым, ставшим мужем старшей дочери К.Н. Неведомского – Анны, которая после смерти отца была опекуншей над младшими братьями и сестрами.

6 июля 1906 года Николай Константинович Неведомский обратился с прошением в Бежецкую дворянскую опеку, в котором просил прекратить над ним опекунское управление и до совершеннолетия назначить опекуном Павла Николаевича Мальковского.

К тому времени Елена Константиновна Неведомская вышла замуж за Бентковского, она была слушательницей Санкт-Петербургских высших женских курсов. Ее брат Владимир учился в Санкт-Петербургском технологическом институте. Все 5 наследников 7 августа 1906 года просили Бежецкую дворянскую опеку выдать принадлежащие им акции товарищества «Самолет» на сумму 5 тысяч рублей [207].

Последним владельцем имения Подобино до революции 1917 года был Владимир Константинович Неведомский, расстрелянный большевиками в Феодосии 10 декабря 1920 года.

*****

На кладбище села Головское похоронены многие из рода Неведомских.

Николай Васильевич Неведомский (14.03.1796-20.10.1853 г.г.) вместе с женой Анной Андреевной Неведомской (Герасимовой) (06.02.1809-10.07.1870 г.г.).

Их сыновья: Дмитрий Николаевич (25.10.1832 г. - ?) и Константин Николаевич (29.09.1848-04.01.1899 г.г.).

Их дочери: девица Мария Николаевна Неведомская (05.10.1826-09.10.1875 г.г.);

Прасковья Николаевна Неведомская (Дмитриева-Мамонова) (11.01.1829-08.04.1860 г.г.);

Софья Николаевна Неведомская (15.05.1836-после 1912 года);

Авдотья Николаевна Неведомская (Красова) (26.02.1851-22-11.1907 г.г.).

Дочь Константина Николаевича Неведомского Анна Константиновна Неведомская (Иванова) (04.03.1878-10.04.1909 г.г.).

Могилы других представителей рода Неведомских разбросаны по многим местам России и за ее границей.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница