Книга «Владельцы мызы Подобино»


Выкупные операциив отношении крестьян



страница3/17
Дата09.08.2019
Размер1.86 Mb.
#127010
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Выкупные операциив отношении крестьян
Своя земля и в горсти мила.
Одновременно с Манифестом и «Общим положением о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости» 19 февраля 1861 года вышло «Положение о выкупе крестьянами, вышедшими из крепостной зависимости, их усадебной оседлости о содействии Правительства к приобретению сими крестьянами в собственность полевых угодий».

В Положении излагались правила:

- овыкупе в собственность вышедшими из крепостной зависимости временно-обязанными крестьянами их усадебной оседлости, а также выкупе ими полевых угодий;

- осодействии правительства к приобретению теми же крестьянами в собственность, вместе с усадебною оседлостью, всего или части полевого надела, предоставленного им от помещиков в постоянное пользование за определенные повинности.

Нужно отметить, что еще 20 февраля 1803 года император Александр Ι подписал Указ «О вольных хлебопашцах», по которому помещики получили право освобождать крепостных крестьян поодиночке или целыми селениями с выдачей им земельного участка. За свою волю, крестьяне были обязаны выплачивать помещику выкуп или исполнять в его пользу установленные повинности. Отношения между помещиком и крестьянином определялись договором, по которому помещик имел право отпускать его на волю и безвозмездно.

Указ «О вольных хлебопашцах» утвердил возможность освобождения крестьян с землей от крепостной зависимости за выкуп, если он был определен договором. Это положение 1803 года позднее было подтверждено указом императора от 2 апреля 1842 года «Об обязанных крестьянах», они легли в основу крестьянской реформы 1861 года.

По Положению от 19 февраля 1861 года крестьянам, вышедшим из крепостной зависимости, предоставлялось право выкупать в собственность усадебную их оседлость.Усадебная оседлость крестьянина включала в себя проживание в определенном сельском поселении с наличием у него усадьбы. Под крестьянскими усадьбами подразумевались: все крестьянское жилье, хозяйственные и общественные строения, а также усадебная земля, состоящая под строениями, огородами, гуменниками и конопляниками крестьян. В усадьбу не входили земли, находящиеся под строениями крестьян в полях и пустошах [9].

Усадебная оседлость определяла самостоятельность крестьянского двора и его хозяина. Приобретение в собственность крестьянами, вместе с усадебною оседлостью, полевых земель и угодий, отведенных им в постоянное пользование, допускалось не иначе как с согласия помещика.

Крестьянские общества и каждый крестьянин-домохозяин порознь, пока находился в составе сельского общества, сохраняли право выкупать предоставленную им в постоянное пользование усадебную оседлость. Если на крестьянах состояла казенная или помещичья недоимка, то они могли приступить к выкупу усадебной оседлости не ранее, как после уплаты недоимки.

Усадебная оседлость в каждом селении могла быть выкупаема или в полном ее составе одновременно целым сельским обществом, имеющим одну общую оседлость или отдельно каждым домохозяином. В некоторых случаях помещик имел право требовать переселения усадеб крестьянских хозяйств, а иногда и целой деревни на новые места, чтобы иметь свои земли вблизи имения.

Определение размера выкупа за усадебную оседлость на основании добровольного соглашения, засвидетельствованного мировым посредником в присутствии посторонних добросовестных в числе от 3-х до 6-ти, зависело от договаривающихся сторон. От этого соглашения зависели также все условия порядка и рассрочки платежей. Если же добровольных соглашений не происходило, то выкуп мог производиться по требованию помещиков.

Для исчисления выкупной суммы за усадебную оседлость с одним полевым наделом, причитающаяся с нее по уставной грамоте часть оброка, умножался на шестнадцать и две трети; таким образом, за каждый рубль ежегодного оброка, падающего на усадьбы, полагалась выкупная сумма в 16 руб. 67 копеек.Общая сумма выкупа по Тверской губернии составляла 150 рублей за один надел. Это означало, что при условии выплаты выкупной суммы в установленный срок, а не досрочно, за один надел крестьянин платил каждый год по 3 рубля 06 копеек.

Когда все домохозяева селения вместе желали выкупить свою усадебную оседлость, в таком случае они должны были внести сполна выкупную сумму, определенную за все усадьбы. Иногда сумму выкупа за усадебную оседлость вносило за себя каждое крестьянское хозяйство (как тогда писали «каждый крестьянский дым» - А.Г.).

 Крестьяне, желавшие выкупить свою усадебную оседлость, обращались с просьбою о том к своему помещику, но предварительно они обязаны были внести выкупную сумму в Уездное казначейство для хранения и выдачи впоследствии денег за выкуп помещику.Мировой посредник в течение месяца со дня предъявления крестьянами квитанции о внесении ими в казначейство выкупной ссуды, сообщал помещику или управляющему имением о желании крестьян выкупить их усадьбы.Мировым посредникам было значительно проще работать с сельским обществом, чем с каждым крестьянским хозяйством.

Если в течение трех месяцев со дня подачи сообщения мирового посредника помещик не предъявлял законных возражений против намерения крестьян выкупить усадьбы, то губернское по крестьянским делам присутствие сообщало одному из местных нотариусов или мировому посреднику о совершении и выдаче данной на выкупаемые крестьянами усадьбы.

Если помещик вместо продажи крестьянам одних усадеб брал на себя обязательство предоставить им возможность приобрести в собственность, совокупно с усадьбами, полевые земли и угодья, то он выдавал им об этомписьменное заявление. Помещику предоставлялось право, не ожидая предложений со стороны крестьян, сделать такое заявление в уставной грамоте при составлении ее через мирового посредника.

Уездный суд, при получении сообщения мирового съезда, выдавал крестьянамданнуюна выкупленные усадьбы, и сообщал в уездное казначейство о немедленной выдаче помещику выкупной суммы, внесенной крестьянами. Уездный суд обязан был выдать данную не позже, как втридня после получения сообщения от мирового съезда.

Крестьяне со дня выдачи им данной освобождались от платежа помещику той доли оброка, которая падала на выкупленные усадьбы, и получали эти усадьбы в полную свою собственность.При этом вводилось ограничение, что в продолжение первых девяти лет со времени утверждения Положения о выкупных операциях усадьбы не могли быть передаваемы или закладываемы посторонним лицам, не принадлежащим к сельскому обществу.

Через девять лет после получения данной крестьяне могли располагать выкупленными усадьбами как своею собственностью, на основании общих законов. Домохозяин, выкупивший свою усадебную оседлость, сохранял право участия в пользовании общественными участками земли и другими частями оседлости, состоящими в распоряжении всего сельского общества.

При приобретении крестьянами в собственность, вместе с усадебною оседлостью, полевого надела оказывалось содействие от правительства посредством выкупной операции (выкупа). Содействие заключалосьв том, что правительство выдавало под приобретаемые на этом основании земли определенную сумму денег, с рассрочкою крестьянам ее уплаты на продолжительный срок.Означенная сумма денег выдавалась помещику процентными кредитными бумагами, по которым правительство принимало на себя уплату процентов и капитала.

Крестьяне получали право также приобретать земли без содействия правительства, как у помещиков, так и у других лиц на основании общих законов.

Сумма, выдаваемая помещику под приобретаемые крестьянами в собственность мирские земли и угодья обеспеченными (гарантированными) правительством кредитными бумагами, именовалась выкупною ссудою.Содействие правительства к приобретению крестьянами в собственность их надела распространялась только на крестьян, состоящих на оброке, а не на барщине.

Приобретению в собственность мог подлежать весь усадебный и полевой надел, отведенный крестьянам в постоянное пользование, или часть этого надела.

Приобретение в собственность крестьянского надела производилось повзаимному между помещиком и крестьянамисоглашению, которым определялся и размер вознаграждения помещика за приобретаемые земли, независимо от выдаваемой правительством выкупной ссуды. Соглашения о приобретении земельного надела могли последовать как при составлении уставных грамот, так и впоследствии.

Выкупнойдоговоро приобретении в собственность крестьянского надела мог быть заключен;

- между помещиком и целым сельским обществом;

- между помещиком и одним или несколькими домохозяевами в тех имениях, где существовало участковое или подворное пользование землями.

На практике чаще всего подобное соглашение составлялось при оформлении уставных грамот между помещиком и целым сельским обществом, а иногда составлялась одна грамота на две деревни.

После утверждения правительством выкупной сделки, на основании которой помещик продавал, а крестьяне приобретали в собственность отведенный им в постоянное пользование усадебный и полевой надел или определенную часть его, все обязательные поземельные отношения между помещиком и крестьянами прекращались.

  Выкупная операция могла простираться только на земли и угодья, отведенные или следующие к отводу в постоянное пользование крестьян, на основании местных положений о поземельном устройстве крестьян, водворенных на помещичьих землях. Уменьшение земельного надела допускалось только по добровольному между помещиком и крестьянами соглашению.На практике уменьшение передаваемого крестьянину полевого надела допускалось сплошь и рядом.

  Помещик и крестьяне, согласившиеся между собою насчет выкупа, составляли об этом особыйдоговор, который предъявлялся ими мировому посреднику. К договору прикладывались:

- при приобретении земли целым сельским обществом —мирскойо томприговор, а при приобретении землитовариществом домохозяев—обязательство о взаимном поручительстве;

- копия с уставной грамоты.

Договор подписывалиобе договаривающиеся стороны или их уполномоченные лица, его засвидетельствовал мировой посредник в присутствии от 3-х до 6-ти добросовестных представителейиз крестьян соседних имений в том, что крестьяне, приступающие к выкупу, делают это вполне добровольно.

Мирской приговор о приобретении крестьянами угодий обязательно рассматривался на сельском сходе, по крайней мере, двумя третями крестьян, имеющих право участвовать в сходе. При этом за безграмотных крестьян могли подписать приговор те, кому они доверяли.Подписи крестьян в договоре, мирском приговоре и обязательстве товарищей свидетельствовали в волостном правлении. Подпись помещика или его уполномоченного удостоверялись полицией.

По получении выкупногодоговора с приложенными к нему документами мировой посредник рассматривал, соблюдены ли при составлении их изложенные в Положении правила. Если договор или документы оказывались неполными, неясными или написанными с отступлением от установленных правил, то мировой посредник возвращал их для исправления.

Когда земля приобреталась крестьянами не по договору, апо требованию помещика,то мировой посредник предъявлял это требование сельскому обществу, о чем составляется мирской приговор. Приговор крестьян о размере приобретаемой ими части надела, и, утвержденный мировым съездом, проект отвода части надела представлялись мировым посредником губернскому присутствию вместе с документами, полученными от помещика.

Получив от мирового посредника представление о выкупе, губернское присутствие обращалось в местную Гражданскую палату о доставлении сведений, не имеется ли по имению, в котором находятся приобретаемые земли, каких-либо споров, исков, казенных взысканий, указного ареста или запрещения, и если имеются, то какие именно.

По получении всех требованных отзывов губернское присутствие подробно рассматриваловыкупную сделку и давало по ней свое заключение. Если губернское присутствие признавало выкупную сделку правильной, то направляла копию в Главное выкупное учреждение с приложением в подлиннике полученных выкупного договора (или объявления) и других документов.

Получив окончательное разрешение Главного выкупного учреждения на выкупную ссуду, губернское присутствие немедленно объявляло обэтом волостному управлению, которое было обязано уведомить как помещика, так и крестьян, приобретающих землю. Также разрешение о выкупе публиковалось в сенатских и губернских ведомостях для извещения кредиторов помещика и вообще всех, до кого это дело относилось.

Не позжедевяти месяцев со дня выдачи им данной,крестьяне вводились местной полицией во владение приобретенною ими землею. Окончательное отделение приобретенных крестьянами угодий от помещичьей земли, если такого отделения не было сделано до совершения выкупной сделки, производилось на основании общих правил для полюбовного размежевания дач частных владельцев или по распоряжению правительства.

Крестьяне, приобретшие в собственность землю при посредстве выкупной операции, были обязаны вносить в казну ежегодно, взамен следовавшего помещику оброка, пошесть копеек на рубль с назначенной правительством выкупной ссуды впредь до ее погашения. Эти платежи именовались выкупными.

Выкупная ссуда погашалась взносом выкупных платежей в продолжениесорока девяти лет со дня выдачи ссуды. Выкупные платежи не могли быть, ни в каком случае, увеличены, но крестьянам предоставлялось право по собственному усмотрению делать особые взносы сверх годичного выкупного платежа.

Сбор выкупного платежа производился старостой или особым сборщиком податей (где он был назначен) на том же основании, как сбор казенных денежных повинностей. Собранные деньги староста или сборщик вносил в местное уездное казначейство. Каждому домохозяину, приобретшему землю отдельно от других, не воспрещалось вносить выкупной платеж за себя прямо в казначейство.

Крестьяне, приобретшие в собственность при посредстве выкупной операции, отведенный им в постоянное пользование усадебный и полевой надел или часть такового надела, поступали в разрядкрестьян-собственников.Вместе с тем прекращались все обязательные поземельные отношения их к помещику.

Каждое сельское общество, приобретшее землю у помещика, оставалось в составе той же волости и управлялось тем же порядком и под наблюдением того же волостного и сельского начальств, как и до выкупа. Равным образом один или несколько крестьянских дворов, приобретших землю в личную собственность, оставались в составе своего прежнего общества и подчинялись прежним сельским и волостным начальствам.

Крестьяне-собственники отправляли казенные и мирские повинности, как денежные, так и натуральные (в том числе и повинность рекрутскую), наравне с другими крестьянами, вышедшими из крепостной зависимости.

Когда земля была выкуплена целым сельским обществом, то она признавалась собственностью всего общества, которое пользовалось правом разверстки ее между своими членами. Как первоначальная разверстка земли, так и всякие последующие переделы ее между крестьянами допускались не иначе, как по приговору, утвержденному, по крайней мере, двумя третями общего числа всех крестьян, имеющих право голоса на сходе.

В течение первых девяти лет со времени утверждения Положения общество не могло отчуждать приобретенных им в собственность земель. По истечении девяти лет, но до уплаты выкупной ссуды, общество могло отчуждать приобретенные им земли, под которые выдана правительственная ссуда, не иначе как с разрешения губернского присутствия, и с взносом вырученных за проданные земли денег в счет остающегося по выкупной ссуде долга.

По согласию не менее, чем двух третей голосов на сходе, общество могло разделить приобретенные земли на подворные участки, но если выкупная ссуда еще не была уплачена, то приговор сельского общества о разделе должен был засвидетельствовать мировой посредник.

Участки, приобретенные не всем обществом, а отдельными домохозяевами, составляли личную собственность каждого, и переходили по наследству согласно существующим местным обычаям. До погашения выкупной ссуды подворные участки, приобретенные домохозяевами, не могли быть раздробляемы при переходе по наследству, отчуждении или другим каким бы то ни было образом.

В случае неимения у умершего крестьянина-собственника наследников, принадлежавший ему участок, как имение выморочное, обращалось в собственность того сельского общества, в пределах которого этот участок находился.

Участки, приобретенные отдельными крестьянами в личную собственность, могли быть отчуждаемы с соблюдением следующих условий:

- в течение первых девяти лет со времени утверждения Положения каждый таковой участок мог быть продан только одному из членов того же сельского общества,с тем, чтобы с покупкой участка приобретатель принимал на себя все обязательства по уплате выкупной ссуды;

- по истечении первых девяти лет приобретенный участок мог быть продан и постороннему лицу, если только тот соглашался уплатить весь числящийся на участке долг по выкупной ссуде.

До погашения выкупной ссуды приобретенная сельским обществом или отдельным крестьянским двором земля не могла быть представлена в залог ни для получения ссуды из кредитного установления, ни по обязательствам с казною или частными лицами [10].

Крестьяне еще более 20 лет оставались временно-обязанными, выплачивая помещику оброк, или несли обработку помещичьих полей – барщину. Через 22 года после издания Манифеста от 19 февраля 1861 года, к началу 1883 года 15% бывших помещичьих крестьян были временно-обязанными. В тот год все они переводились на обязательный выкуп, с этой целью тогда начал действовать Крестьянский поземельный банк, который выдавал ссуды, как отдельным домохозяевам, так и сельским обществам на выкуп земельных наделов.

*****


После объявления крестьянской реформы от 19 февраля 1861 года, выкуп земельных наделов в Тверской губернии продолжался 30 лет до 1891 года, хотя 67,7% крестьянских хозяйств вышли на выкуп к 1872 году. К тому времени 8,5% крестьян вышли на выкуп в добровольном порядке, 78% сделок были совершены по требованиям помещиков, 5,7% - по требованиям кредитных учреждений.

Крестьянин, пожелавший перейти с барщины на оброк, мог сделать это не ранее, чем через два года после издания Положения, предупредив помещика не позже, чем за год до перехода.

Оброчные повинности исчислялись в размере от 8 до 12 рублей в год за один душевой надел, в зависимости от местности. Оброк уплачивался через сельского старосту или особого сборщика. В случае несвоевременной выплаты оброка земская полиция имела право произвести опись крестьянского имущества и распорядиться его продажей.

Крестьяне, не перешедшие на оброк, за каждый надел были обязаны отработать барщину – 40 дней в году мужчины и 30 дней женщины. Отрабатывали барщину мужчины в возрасте от 18 до 55 лет и женщины – от 17 до 50 лет.

Положением помещикам предоставлялось право заключать с крестьянами соглашения о размере поземельного налога и повинностей. После заключения уставных грамот крестьяне начинали проводить выкуп земельных наделов. Как было уже сказано, сумма выкупа усадебной оседлости с одним полевымнаделом по Тверской губернии составляла 150 рублей, она исчислялась величиной годового оброка в 9 рублей, умноженной на 16,6 годовых оброков.

При добровольной сделке крестьяне вносили в казначейство 20% суммы выкупа в рассрочку. Остальную сумму крестьяне получали от государства в качестве ссуды через своего помещика. Эту ссуду крестьяне были обязаны погасить в течение 49 лет по 6 копеек с каждого рубля или 2,04% ссуды ежегодно.

Стоимость одной десятины земли в Тверской губернии до реформы 1861 года составляла 12 руб. 84 коп за десятину. К 1863 году цена одной десятины земли в губернии поднялась до 14 руб. 25 копеек. Помещики резко подняли цены на выкупаемые участки земли, по выкупной операции одна десятина земли стоила в разных уездах Тверской губернии от 30 до 37,5 рублей. В результате завышения цен на земельные наделы, передаваемые по выкупным операциям, некоторые крестьяне, вместо согласия на выкупную операцию, покупали землю на свои средства или арендовали ее по более низким ценам.

Таким образом, дав свободу многомиллионному российскому крестьянству, Манифест от 19 февраля 1861 года признал за благо не отрывать его от земли, наделив его этим правом посредством выкупа от помещиков при помощи правительства. До этого времени, барщина и оброк служили помещику средствами для его жизни и обогащения.

Для бывших помещичьих крестьян выкупные операции имели, хотя и дорогое, но большое значение. Обеспечив за ними навсегда в постоянное пользование усадебной и надельной землей, выкупная операция ограждала крестьян от потери оседлости, прикрепляя его к конкретной местности и конкретному участку земли.

В состав надела, причитающего крестьянину по Положению, включались только одни удобные земли. Не полагалось включать в крестьянский надел угодья, неспособные ни к пашне, ни к сенокошению: пески, болота, глинистые овраги, улицы, проезжие проулки, дороги и прогоны для скота [11].

*****

В газете А.И. Герцена и Н.П. Огарева «Колокол» № 122-123 от 15 февраля 1862 года опубликован «Циркуляр министра внутренних дел начальникам губерний от 2 декабря 1861 года». В нем сообщалось, что из доходящих до министерства внутренних дел сведений о Положении крестьянского дела видно, что дальнейшему успешному ходу его, особенно в составлении уставных грамот, во многих местах препятствуют распространившиеся между крестьянами превратные толки и укоренившиеся в них ложные надежды.



Крестьяне ожидают новой воли, с объявлением которой по истечении двух лет они получат, будто бы, какие-то новые льготы, не указанные в Положении. От этих льгот, будто бы, будут устранены крестьяне, заключившие добровольные сделки с помещиками и подписавшие уставные грамоты.

Для прекращения таких ложных ожиданий министр внутренних дел просил начальников губерний сообщить всем мировым посредникам, чтобы они объявили о таковых отзывах волостным правлениям и разъясняли крестьянам о ложных слухах. Циркуляр опубликовать в «Губернских ведомостях» [12].

Не исключено, что эти слухи распространялись в связи с подготовкой реформы в отношении государственных, дворцовых и удельных крестьян, по которой они миновали период временно-обязанных крестьян, и через два года становились сразу же крестьянами-собственниками.

Система сельского самоуправления
У всякой пташки свои замашки.
Система сельского самоуправления была определена во втором разделе «Общего Положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости»,которымбыли образованы волости для бывших помещичьих, удельных и государственных крестьян, дано определение «сельского общества», а также основ сельского самоуправления.

Сельское общество составлялось из крестьян, водворенных на земле одного помещика. Оно могло состоять из целого селения, села или деревни, либо из одной части селения, относящегося к разным помещикам. Оно могло состоять из нескольких мелких, по возможности смежных, и, во всяком случае, ближайших между собою деревень, выселков, починков, хуторов, застенков, или отдельных дворов. Сельское общество пользовалось всеми угодьями, или некоторыми из них сообща, или же имело другие общие хозяйственные выгоды.

На мой взгляд, понятие «сельское общество» не всегда совпадало с понятием «сельская (деревенская) община». Например, Корельско-Кошевское сельское общество Бежецкого уезда Тверской губернии состояло из 13 карельских деревень. Но все важные дела жизни конкретной деревни решались на деревенских сходах жителями этой деревни, не подключая жителей всего сельского общества. Сельская община одной деревни сама распределяла пастбища, сенокосы, неудобья, выделяла участки при семейных разделах. Деревенский староста сам собирал налоги и сборы, передавая их старосте сельского общества. Возможно, что это было исключение из общих правил, но они существовали во всех сельских обществах, образованных из нескольких деревень.

Сельский сход собирался из крестьян-домохозяев, принадлежавших к составу сельского общества, и, кроме того, из всех назначенных по выбору сельских должностных лиц. Не воспрещалось домохозяину, в случае отлучки, болезни и вообще невозможности лично явиться на сход, присылать вместо себя кого-либо из членов своего семейства. Сельский сход созывался, смотря по надобности, старостою, преимущественно в дни воскресные или праздничные. Мировой посредник, когда возникала необходимость, приказывалстаросте собрать сельский сход. Право это предоставлялось и помещику, если он признавал нужным собрать сход.

Ведению сельского схода подлежали рассмотрение вопросов:

1) выборы сельских должностных лиц и назначение выборных на волостной сход;

2) приговоры об удалении из общества вредных и порочных членов его; временное устранение крестьян от участия в сходах не долее как на три года;

3) увольнение из общества членов его и прием новых;

4) назначение опекунов и попечителей, проверка их действий;

5) разрешение семейных разделов;

6) дела, относящиеся до общинного пользования мирскою землею, как-то передел земель, накладка и скидка тягол, окончательный раздел общинных земель на постоянные участки;

7) при участковом или подворном (наследственном) пользовании землею, распоряжение участками мирской земли;

8) совещания и ходатайства об общественных нуждах, благоустройстве, призрении и обучении грамоте;

9) принесение, куда следует, жалоб и просьб, по делам общества, через особых выборных;

10) назначение сборов на мирские расходы;

11) раскладка всех лежащих на крестьянах казенных податей, земских и мирских денежных сборов, равно как земских и мирских натуральных повинностей, и порядок ведения счетов по означенным податям и сборам;

12) учет должностных лиц, сельским обществом избранных, и назначение им жалованья или иного за службу вознаграждения;

13) дела по отбыванию рекрутской повинности, в той степени, по какой они касаются сельского общества;

14) раскладка оброка и рабочей повинности по тяглам, по душам, или иным принятым способом, там, где повинности, в пользу помещика, отбываются за круговою порукою целого общества;

15) принятие мер к предупреждению и взысканию недоимок;

16) назначение ссуд из запасных сельских магазинов и всякого рода другой помощи.

Решения сельских сходов признавались законными тогда только, когда на сходах были: сельский староста, или заступающий его место, и не менее половины всех крестьян, имеющих право участвовать в сходах, и когда они относились к предметам ведения сельского схода. Все дела на сельском сходе решались или с общего согласия, или большинством голосов. За каждым крестьянином, который участвовал в сходе, считался один голос.

Дела решались на сходах по приговору тех крестьян, на стороне которых, по счету, оказывалось хотя бы одним голосом более половины всех участвовавших в сходе; если же сход разделялся на две половины, равные по числу голосов, то большинство считалось на той стороне, с которою соглашался староста.

По общественным делам сельский староста исполнял, в пределах ведомства сельского общественного управления, следующие обязанности:

1) созывал и распускал сельский сход и охранял на нем должный порядок;

2) предлагал на рассмотрение схода все дела, касающиеся нужд и польз сельского общества;

3) приводил в исполнение приговоры сельского схода, распоряжения волостного управления и мировых учреждений;

4) наблюдал за целостью меж и межевых знаков, на землях, в пользовании крестьян находящихся, или принадлежавших им в собственность;

5) наблюдал за исправным содержанием дорог, мостов, гатей, перевозов на землях, отведенных сельскому обществу в надел или приобретенных крестьянами в собственность;

6) наблюдал за исправным отбыванием крестьянами податей и всякого рода повинностей как казенных, земских и мирских, так оброка или трудовой повинности в пользу помещика, и собирал подати и оброки в тех обществах, где не было особых сборщиков;

7) понуждал к исполнению условий и договоров крестьян между собою, а равно заключенных с помещиками и посторонними лицами, когда такие договоры не оспаривались самими крестьянами;

8) надзирал за порядком в училищах, больницах, богадельнях и других общественных заведениях, если они были учреждены сельским обществом за свой собственный счет;

9) наблюдал за своевременным составлением ревизских сказок и подавал их, куда следует;

10) по просьбам крестьян о выдаче им установленных билетов и паспортов на отлучку, или об увольнении вовсе из общества, давал волостному старшине надлежащее удостоверение в том, что к увольнению означенных крестьян препятствия нет;

11) заведовал, в порядке, установленном обществом, мирским хозяйством и мирскими суммами; надзирал за целостностью запасного общественного хлеба и за правильным распоряжением им.

Сельский староста беспрекословно исполнял все законные требования мирового посредника, судебного следователя, земской полиции и всех установленных властей, по предметам их ведомства. Ему предоставлялось право, за маловажные проступки, совершенные лицами, ему подведомственными, подвергать виновных назначению на общественные работы до двух дней, или денежному, в пользу мирских сумм, взысканию до одного рубля, или аресту, не более двух дней. Кто считал себя неправильно подвергнутым взысканию, мог принести жалобу, в семидневный срок, мировому посреднику.

Волости, как низшие административно-территориальные единицы, образовывались из состоящих в одном уезде и, по возможности, смежных, сельских обществ. При соединении в волости сельские общества не раздроблялись. Для волости полагалось наименьшее число жителей — около трехсот ревизских мужеского пола душ, а наибольшее — около двух тысяч. Наибольшее расстояние отдаленнейших селений волости от средоточия управления волостью полагается около двенадцати верст.

При образовании волостей, принималось во внимание существовавшее разделение на приходы, то есть из каждого прихода образовывалась волость, если только приход соответствовал условиям положения. При малочисленности прихода, соединялись в одну волость два или несколько приходов, но при этом приходы не раздроблялись.

Сельское общественное управление составляли сельский сход и сельский староста. Кроме того, общества, которые находили необходимым, могли иметь: особых сборщиков податей; смотрителей хлебных магазинов, училищ и больниц; лесных и полевых сторожей; сельских писарей.Сельские общества являлись коллективными владельцами земель общего пользования – улиц, проездов и прогонов, выгонов, общественных лесов, сенокосов, пастбищ и неудобий.

Волостное управление составляли волостной сход, волостной старшина с волостным правлением, волостной крестьянский суд. Местом сбора волостного схода и пребывания волостного правления и суда назначалось:

- когда волость состояла из одного прихода, — преимущественно, то селение, в котором находится приходская церковь;

- в других же случаях — селение, находящееся в средине волости, либо отличающееся своею многолюдностью, или особым торговым и промышленным значением.

Волостной сход собирался из сельских и волостных должностных лиц, замещаемых по выбору, и из крестьян, избираемых от каждого селения или поселка, к волости принадлежащего, по одному от каждых десяти дворов, как пользующихся землею за повинности, так и приобретших участки в собственность. От поселка, выселка, хутора, починка, застенка, и прочих селений, где менее десяти дворов, посылали на волостной сход по одному выборному.

Ведению волостного схода подлежали:

1) выборы волостных должностных лиц и судей волостного суда;

2) постановление обо всехвопросах, относившихся к хозяйственным и общественным делам целой волости;

3) меры общественного призрения; учреждение волостных училищ; распоряжения по волостным запасным магазинам, где они были;

4) принесение, куда следует, жалоб и просьб, по делам волости, через особых выборных;

5) назначение и раскладка мирских сборов и повинностей, относившихся к целой волости;

6) проверка действий и учет должностных лиц, волостью избираемых;

7) поверка рекрутских списков и раскладка рекрутской повинности;

8) дача доверенностей на хождение по делам волости.

Решения волостного схода признавались действительными, когда на сходе были: волостной старшина, или заступающий его место, и не менее двух третей крестьян, имеющих право голоса на сходе. Все дела на волостном сходе решались по общему согласию или по большинству голосов. Законными приговоры схода признавались только тогда, когда ониотносились исключительно к предметам ведомства волостного схода. Приговоры записывались в книгу по делам особой важности и тогда, когда приговор должен действовать на долгое время, а также в том случае, когда этого требовал сход.

Волостной старшина отвечал за сохранение общего порядка, спокойствия и благочиния в волости. В этом отношении ему подчинялись сельские старосты. Ведомству волостного старшины подлежали сельские общества, относящиеся к волости, и лица, состоящие в ведении сельского управления тех обществ, а равно приписанные к волости дворовые люди.

Волостной старшина по делам общественным, был обязан в пределах ведомства волостного управления:

1) созывать и распускать волостной сход, и охранять должный на нем порядок;

2) предлагать на рассмотрение схода все дела, касающиеся нужд и пользы волостного общества;

3) приводить в исполнение приговоры волостного схода, постановленные на основании законов и установленных правил;

4) наблюдать за исправным содержанием в волости дорог, мостов, гатей, перевозов;

5) наблюдать, как за сельскими старостами, так и за другими должностными лицами, чтобы каждый из них исполнял в точности свои обязанности;

6) наблюдать за исправным отправлением обществами всякого рода казенных и земских повинностей, как денежных, так и натуральных, а равно и рекрутской повинностью;

7) заведовать волостными мирскими суммами и волостными мирскими имуществами, являясь ответственным за их целостность и правильное употребление;

8) крестьянам и дворовым людям, приписанным к волости, выдавать, с соблюдением установленного порядка, свидетельства, как для получения теми крестьянами и дворовыми паспортов и билетов на отлучки, так и для перехода их в другие общества и сословия;

9) надзирать за порядком в училищах, больницах, богадельнях и всякого рода общественных заведениях, если они были учреждены волостным обществом на свой собственный счет;

10) вести списки дворовым людям, приписанным к волости, и получать с них установленный сбор, для внесения куда следует.

Волостной старшина был обязан исполнять беспрекословно все законные требования мирового посредника, судебного следователя, земской полиции и всех установленных властей, по предметам их ведомства.

Волостное правление состояло из старшины, всех сельских старост или помощников старшины, и из сборщиков податей, там, где были особые сборщики. Волостное правление собиралось, по возможности и удобству, в воскресные дни, а в случае предписания начальства, или дел, не терпящих отлагательства, и в другие дни.

Решению правления, единогласному или по большинству голосов наличных членов, подлежали следующие дела:

1) производство, из волостных сумм, всякого рода денежных расходов, утвержденных уже волостным сходом;

2) продажа частного крестьянского имущества, по взысканиям казны, помещика, или частного лица, кроме тех случаев, которые по закону возлагались на общую полицию;

3) определение и увольнение волостных должностных лиц, служащих по найму. Старшина, по всем другим делам его ведомства, только советовался с правлением, но распоряжался по своему усмотрению, под личною своею ответственностью.

Для составления волостного суда ежегодно избирались волостным сходом (или сельским, если волость состояла из одного сельского общества) от четырех до двенадцати очередных судей. Определение числа выборных и установление между ними очереди предоставлялось сходу на следующих основаниях:

1) присутствие суда должно состоять не менее, как из трех судей;

2) судьи могли быть избраны, или для бессменного, в течение целого года, отправления своей должности, или для отправления ее по очереди, заранее определенной;

3) в последнем случае, из избранных в числе от 4-х до 12-ти судей, должны выбывать, в назначенные сроки (как например: через два, четыре, или шесть месяцев), не более половины, и затем выбывшие замещались другими избранными судьями, по очереди.

Волостной суд собирался через каждые две недели, по возможности и удобству, по воскресеньям; в случае же нужды созывался волостным старшиною в другие дни и чаще.

В должности волостного старшины, помощников его и сельских старост избиралось по два лица, с тем, что одно из них назначалось для отправления должности, а другое для временного замещения его места, в случае отсутствия, смерти, тяжкой болезни, устранения от должности и других случаях.

Избранный обществом на какую-либо должность не имел права от нее отказаться, за исключением только следующих случаев:

1) если ему более шестидесяти лет;

2) если он уже прослужил, по выбору, полный срок;

3) если он одержим сильными телесными недугами.

Волостной старшина утверждался в должности мировым посредником и приводился им к присяге на верность службы. Об утверждении его мировой посредник сообщал становому приставу.

Волостные старшины, сельские старосты и помощники старшины, в случае неисправного отправления ими должностей, или замеченных с их стороны злоупотреблений, окончательно удалялись от должности, не иначе, как по постановлению уездного мирового съезда. Постановления съезда об окончательном отрешении от должности волостных старшин представлялись на утверждение начальника губернии.

По причинам, особенно уважительным, мировой посредник мог, впредь до получения разрешения мирового съезда, временно удалять этих лиц от должности. Он мог также, своею властью, сменить старосту и назначить нового, если помещик требовал этого [13].



Волостной писарьтакже назначался мировым посредником, а позднее – земским участковым начальником, срок его полномочий был неограничен. Должность волостного писаря в сельской местности была доходной, туда стремились попасть грамотные дети духовенства, крестьян и даже малоземельных дворян. В обязанности волостного писаря входило ведение всего делопроизводства волостного управления и волостного суда. Он вел протоколы волостных сходов, давал ответы на прошения и жалобы, составлял письма, готовил отчеты и справки об урожае, скоте, численности населения, о взыскании податей и платежей, о положении хлебозапасных магазинов.

Порою, крестьяне ставили волостного писаря в положение наравне с волостным старшиной, так как он помогал им составлять прошения, жалобы, письма, купчие, закладные и другие документы. Были случаи, что в волостном правлении единственным грамотным служащим был писарь. Нередко волостному писарю давали помощника, которого называли писец.

В 1880-х годах годовое жалованье должностных лиц сельского самоуправления было следующим:

- волостной старшина – 500-600 рублей;

- помощник волостного старшины – 150-200 рублей;

- волостной судья – 60 рублей;

- волостной писарь – 400 рублей и дополнительно до 100 рублей за помощь в составлении документов крестьянам;

- помощник писаря (писец) – 100 рублей;

- гласный уездного земства – 50 рублей.

Жалованье всем этим лицам выплачивалось за счет мирских сборов с крестьян конкретной волости, у которых тогда в нашей местности одна десятина земли давала доход 5 рублей, а с надела в 10 десятин они получали доход в 50 рублей. Дополнительные деньги получали за счет продажи скота и отходничества.

*****

В 1886 году был принят закон о семейных разделах, до того времени законов о семейных разделах не было, считая их вредными для сельского общества и государства. Семейные разделы ухудшали положение крепкого большого хозяйства с несколькими работниками и лошадьми.Правительство считало семейные разделы вредными и пыталось препятствовать им, полагая, что многорабочая семья всегда более благополучна. Здесь один работник заменял другого, одна лошадь заменяла другую, дело никогда не останавливалось. Одно дело, когда в семье три брата и три лошади, и другое дело, когда они разделились. У каждого брата оставалось по одной лошади – заболеет он сам или лошадь, и помощи ждать неоткуда.

В то же время многие земские начальники писали в докладных записках, что если к нему пришли делиться отец с сыном или два брата, надо полагать, что они уже разделились, и хлеб едят порознь, каждый свой. Ни уговорами, ни административными мерами их не заставить объединиться в одну семью.

По Положению 1861 года решение вопросов о семейных разделах могли решать сельские сходы. Полагали, что сельские сходы не очень-то пойдут на семейные разделы, так как именно сельскому обществу приходилось отвечать за долги захудалых хозяйств. К 1886 году только 12,8% семейных разделов было разрешено сходами, остальные семьи делились самостоятельно без решения схода.

Согласно закону о семейных разделах, принятому 18 марта 1886 года:

1. Семейство, желающее разделиться на самостоятельные хозяйства, было обязано заявить об этом сельскому сходу.

2. При рассмотрении заявления сход проверял, получил ли крестьянин согласие родителей или старшего члена семьи, при отсутствии которого заявление не рассматривалось.

3. При рассмотрении заявления сход обсуждал;

- повод к разделению семьи;

- способность отделяющихся членов семьи к самостоятельному ведению хозяйства;

- позволяла ли площадь усадьбы произвести раздел для устройства новой усадьбы. Если не позволяла, то была ли возможность выделить участок под усадьбу отделяющихся членов семьи из мирской усадебной или полевой земли;

- будет ли исправное поступление числящихся на семье недоимок, текущих окладов по податям и сборам.

4. Сход решал вопросы о разделе только земельных наделов, он не касался купленных домохозяевами усадебных, полевых и других участков земли, а также имущества крестьян.

Закон от 8 июня 1893 года о земельных переделах ограничил их проведение не чаще, чем через 12 лет.

Другой закон от 14 декабря 1893 года «О выкупе, отчуждении и обременении кредитом крестьянской земли» запретил крестьянам закладывать надельные земли при получении кредитов и в других случаях. По этому закону продажа надельной земли целыми сельскими обществами допускалась не иначе, как на основании мирского приговора, постановленного с согласия не менее 2/3 всех крестьян, имеющих голос на сходе, и утвержденного Губернским по крестьянским делам Присутствием. Если стоимость отчуждаемого участка превышала 500 рублей, то для продажи его требовалось, кроме всего, разрешение министра внутренних дел.

Участки надельной земли, приобретенными крестьянами, могли быть отчуждены посредством дарения или проданы, как добровольно, так и с торгов за недоимки в выкупных платежах, только лицам, приписанным к сельскому обществу. Сдавать наделенную землю в аренду, по этому закону, можно было только членам своей сельской общины.

После смерти императора Александра ΙΙΙ и вступления на престол в 1894 году Николая ΙΙ начались бурные дебаты по этому закону, были запрошены мнения губернаторов. По мнению крестьян, и я полагаю, что оно было юридически обоснованным, после выплаты выкупных платежей, как усадьбы, так и полевые наделы становились их личной собственностью.

Однако некоторые губернаторы и члены правительства стали считать, что крестьянам после выплаты ими выкупных платежей в собственности принадлежит только усадебная оседлость вместе с усадебным участком земли. Все полевые наделы, луга, выгоны, участки леса и неудобья принадлежат государству и переданы в пользование сельским обществам.

Учитывая, что в 1861-1865 годах уставные грамоты были составлены, в основном, с сельскими общинами, другие губернаторы и члены правительства считали, что перечисленные участки земли являются собственностью сельских обществ после выплаты всех выкупных платежей.

Многие губернаторы поддерживали положения закона от 14 декабря 1893 года, дозволяющего выкуп общинной собственности отдельным членам общины для обращения его в личную собственность.

Другие губернаторы считали иначе, так тверской губернатор П.Д. Ахлестышев в своей записке по поводу совещания по этому вопросу писал, что его «глубокое убеждение в том, чтобы полностью отменить право крестьян выкупать надельную землю, так как это ведет к индивидуализации собственности. Это право парализует общинное начало, так как выкупленный участок уже не составляет предмета общественного распоряжения. Выкупленный участок легко может перейти в посторонние руки не членов сельской общины.

Если совещание считает общинную форму землевладения единственною, которая может спасти наше крестьянское население от пролетариата, то непоследовательно оставлять условие, которое может вести к разрушению общины. Если рассматривать этот вопрос с точки зрения государственных задач, то личной собственности крестьян на надельную землю быть не может. Хотя вначале государство и стало по отношению к крестьянам в положение заимодавца, у которого крестьяне выкупали, будто бы, свою собственность, но эти отношения уже давно видоизменились. В настоящее время выкупные платежисоставляют не более и не менее, как поземельные налоги.

Таким образом, надельная земля крестьян могла бы считаться собственностью государства, предоставляющего лишь общине право вечного пользования землею. На этом основании, в последнее время правительство в целом ряде мероприятий указало на то, что государство не отказывается от своего права собственности, и решило его сохранить за собою в интересах последующих поколений земледельческого сословия» [14].

Эти высказывания противоречили духу и букве Манифеста от 19 февраля 1861 года в отношении помещичьих крестьян, и Положения от 26 июня 1863 года в отношении государственных, удельных и дворцовых крестьян, вели к их явному обману.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17




База данных защищена авторским правом ©vossta.ru 2022
обратиться к администрации

    Главная страница